Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Ежегодная лотерея Великий Золотой Ящик в самом разгаре!

Поболейте за своего фаворита в Великом Золотом Тотализаторе!

По конкурсу Мистериум - это творчество! - Завершен сбор работ и начато голосование. Поддержите наших творцов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Март 17087. Ярнхейм. Элси, Фламель


№4. Март 17087. Ярнхейм. Элси, Фламель

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

По прихоти судьбы или стечению обстоятельств, но в Ярнхейме Элизабет приходилось бывать куда реже чем в других крупных городах империи. И дело вовсе не в том, что город находился далеко на северо-западе, ее средств вполне хватило бы на пару свитков портала — а в этот раз на телепортацию так и вовсе расщедрился состоятельный клиент, что позволило ей сэкономить несколько дней пути. Просто некому было ждать ее в Ярнхейме, да и сама она старалась о городе не вспоминать, а когда вспоминала, видела в первую очередь опустошенные, холодные улицы и людей, похожих на тени с голодными глазами.
Сейчас не слышалось гнетущей тишины, не ощущалось всеобщей подавленности, страха и подспудного ожидания эпидемии. Дети на улицах не провожали ее настороженными светлыми глазами. На брусчатке не лежал снег. И под стенами не выжидала нежить, гадающая когда же нехватка припасов и подкрепления бросит людей в отчаянную смертоубийственную атаку…
Этот Ярнхейм остался тем же городом. Она узнавала основные улицы, церкви, ратушу и больницу, даже очертания гор на горизонте, но не людей. Люди, казалось, пришли сюда из другого места, где войны не было вовсе, и прошлое города мало их заботило. Ее тоже не узнавали, но то было ожидаемо. Она не провела здесь и двух месяцев и выглядела тогда как тень себя самой. Тень в потертом волчьем полушубке с покрасневшей от мороза кожей и кое-как собранными в узел волосами.

http://sd.uploads.ru/br257.jpg

Сегодня… В выбранной ею гостинице, хорошей по местным меркам, что означало возможность принять горячую ванну за небольшую доплату, подавали неплохое вино и кофе с незнакомыми терпкими специями. Не иначе использовали что-то из местных растений. Обеденный зал, куда она спустилась позавтракать, был невелик, и стоило хоть кому-то заказать кофе, как его ароматом тут же пропитывалось все вокруг от подавальщиц в одинаковых красных юбках до группы мужчин за большим столом в центре зала. Одеты последние были слишком легко для начала марта, но то на взгляд Элси, привыкшей к более мягкому климату Иридиума и его ласковому ветру.

2

Как вскоре выяснилось, её представлениям о том, как следует одеваться в начале марта, предстояло ещё одно испытание. Негромко скрипнула дверь, запуская внутрь очередного посетителя. Сей молодой человек, или, наверно, даже парень, лет 15-16 на вид, был одет вовсе уж возмутительно легко, будто на улице не было ветра, а он сам вовсе никогда не слышал о такой вещи, как простуда.
Забегая вперёд, в каком-то смысле, в общем, так оно и было. Почти демонстративное игнорирование погодных условий объяснялось не только беспечностью, так и сквозившей в облике нового действующего лица. Эмильен Фламель, так звали нашего героя, был волшебником. Ну, вернее, волшебником он только собирался стать, но даже нынешней связи со стихиями было достаточно, чтобы не бояться ветра, а при нужде и обогреть себя. Воздух и Огонь - комбинация столь же интересная, сколь и опасная. Но вовсе не это занимало сейчас его мысли.
- Добрый день. - не дойдя до стойки хозяина заведения каких-нибудь пять шагов, парень уверенно перехватил одну из служанок, быстро перемещавшихся по залу. Когда был выбор, с кем завести разговор, Эмильен обыкновенно выбирал симпатичную девчонку. Что, в общем-то, было вполне объяснимо, в его-то возрасте. Куда интересней была следующая фраза. - Случаем, не подскажешь, в какой комнате поселилась Элизабет Гринграсс?
Девушка заметно замешкалась с ответом. Оно и немудрено - не видеть помянутую особу, находившуюся не так далеко, разве что не на расстоянии вытянутой руки, гость явно не мог. Но и демонстративно показывать пальцем, пожалуй, было бы глупо и довольно невежливо. Кроме того, что важней, у служанки всё равно были заняты руки. Поднос с грязной посудой, как известно, сам себя, куда надо, не донесёт.

3

Кофе пах восхитительно, но согревал недостаточно даже в сочетании со сдобной булкой, щедро присыпанной сахаром. Тем более, если честно признаться, выпечка местная не шла ни в какое сравнение со столичной, должно быть, делалась из совсем иной муки, была плотнее, тяжелее да и заметно темнее на вид. Скрашивал ситуацию горный травяной мед, но огонь камина сработал бы лучше. Даже маленький огонек в камине, или если бы мартовский ветер перестал так яростно завывать за окном — или ей с непривычки казалось, что ветер воет, а на самом деле это воображение разыгралось? Стоило ей прислушаться внимательнее, как свист воздуха стал громче и резко оборвался тяжелым скрипом и стуком закрывающейся двери — и звуком ее имени. Она обернулась, но из обеденного зала, естественно, никого и ничего не увидела, и даже из сидящих внутри никто на нее не смотрел. Послышалось. Могло быть и другое объяснение, кто-то назвал ее имя, пытаясь передать мысль-вестник, но самого сообщения она не уловила. Такое было возможно, если бы кто-то только-только начинал постигать мысленный разговор и расстояние оказывалось слишком велико, но ей на ум не приходил никто знакомый, сейчас тренирующийся в магии разума. Кроме того она давно уже не преподавала даже как приглашенный лектор и знакомых студентов оттого у нее было крайне мало, и уж точно никто из них не выбрал бы ее в качестве первого получателя сообщения.
Из собравшихся по возрасту в студенты подходил только парень, стоящий у входа и видимо, флиртующий со служанкой. Элси не знала, отчего вдруг мысленно зачислила его в студенты, наверное, оттого что по возрасту подошел, да и она как раз отчего-то подумала об адептах, вот и сложилась ассоциация. Хотя судя по внешнему виду, ни до какой школы человек, ранней весной в предгорьях одевающийся как летом на западном архипелаге или Сайн-Алдоре просто бы не дожил. Она чуть нахмурилась, проверяя его чувством жизни и уже готовясь обнаружить простуду если не начинающееся воспаление легких, но не нашла ровным счетом ничего. Вышел из соседнего дома и не успел замерзнуть? Или спустился из комнаты наверху.
Она вновь перевела взгляд на кофе, примерилась к надкусанной булочке, что была не так хороша, но и не так плоха, чтобы совсем ее не есть. Тем более что при холодной погоде тело требовало больше еды и как целительница она даже могла объяснить почему, а значит тем более не имела права не соблюдать рекомендации, которые сама бы дала и недавно прибывшим, и давно здесь живущим. Добавить в рацион больше жирного и мясного. Булочка подходила разве что под категорию мучного, но и она годилась.

4

- Булки Марагора. Так их здесь называют. Ну, злые языки. - зал, в общем, был не такой большой. А потому, упустив гостя из вида, казалось, лишь на мгновенье, Элизабет обнаружила его уже рядом с собственным столом. Да ещё и пытающегося неловко шутить. Ну, не со столом, конечно. - В общем, они сладкие и даже мягкие - но только когда свежие. Забудешь на пару дней - и их вполне можно использовать для дуэли... Но я, собственно, не за этим. Вы - Элизабет Гринграсс, верно?
Особой уверенности в голосе, впрочем, не чувствовалось. Оно и понятно - несмотря на то, что внешне эльфы меняются намного медленнее людей, Эмильен с большим трудом мог соотнести то, что он видел сейчас перед собой, с той строгой целительницей, которую видел в далёком детстве. Тем не менее, отступать так легко он, конечно, не собирался. Да и вообще не привык, в общем-то.
- Вы не поверите, но я довольно долго искал возможность вновь увидеть Вас. - что-что, а возможность немного склонить отношение представительницы прекрасного пола в свою пользу, сделать комплимент, парень, пусть и был он довольно юным, никогда не упускал. Ну, наверно, в каком-то смысле, это было именно так - сия особа действительно фигурировала в его планах, больше, конечно, далёких. Но то, что она сама взяла и объявилась в Ярнхейме, выглядело редкой удачей, которой грех было не воспользоваться. - Могу я присесть? Разговор, если Вы, конечно, позволите, может быть долгим.

Отредактировано Фламель (2019-03-24 21:31:04)

5

- Булки Марагора. Так их здесь называют…
Неясно было, что заставило человека подойти ближе и начать разговор, ведь не задумчивое же выражение лица Элизабет, с тоской примеряющейся к булочке.
- Эм, что? - растерялась она. Во-первых, целительница никак не ожидала, что с ней здесь кто-нибудь заговорит. Кто-нибудь за исключением официантки или иных работников постоялого двора. Во-вторых, неожиданная откровенность на миг ввела ее в ступор. По-хорошему ей даже не полагалось знать, что выражение «булки Марагора» можно трактовать по-разному. Но она, увы, знала, и это говорило о том, что тщательное и сложное воспитание высшего общества укуталось со временем в плащ реалий настоящей жизни, протекающей за пределами Верхнего кольца, и отчаянно старалось в этом плаще не утонуть. Она пыталась понять, что конкретно подразумевают под сбивающим с толку названием жители Ярнхейма, и что говорит тот факт, что она вообще о этом задумалась, о ней самой.
- … они сладкие и даже мягкие - но только когда свежие. Забудешь на пару дней - и их вполне можно использовать для дуэли.
- Пожалуй, приберегу их для дуэли, - продолжила шутку Элизабет, испытывая стыд за недавние размышления, о которых, к счастью, никто не узнал. - Да, я Элизабет Гринграсс. А вы?..
При первой встрече надо было бы сказать «с кем имею честь?..» но ни обстановка в таверне, ни сумбурное и неожиданное начало беседы к официальности не располагали. Она жестом предложила парню присесть за столик и внимательно вгляделась в его лицо. Пусть он и упомянул, что видит ее не впервые, сама она вовсе не была уверена, что встречалась с этим человеком раньше. Поражало то, что даже вблизи она не видела никаких признаков лютующего — ну, по ее личным меркам лютующего — холода снаружи. Ни обветренной сухой кожи, ни покраснений на носу или ушах, ни побледневших губ, не говоря уже о полном отсутствии дрожи, что неизбежно возникала при резком перепаде температур от уличного холода до нагретого зала таверны. Как будто он не с улицы пришел, а телепортировался из не менее теплого места. Учитывая практически всеобщую доступность магии пустоты, она не удивилась бы, окажись ее предположение верным.

6

Элизабет была не совсем права. Эмильен был таким человеком, что вполне мог подойти и заговорить с кем-нибудь незнакомым даже без всякого умысла, просто потому, что захотелось пообщаться. Необязательно о деле - предмет разговора мог оказаться абсолютно любым, при условии, что потенциальный собеседник заинтересуется. Но в данном случае... Впрочем, не будем забегать вперёд.
- Я - Эмильен. Эмильен Фламель. - сказал он с таким видом, будто это должно было о чём-то говорить. Вообще, некоторые основания для этого были. С другой стороны, сам наш герой не особенно морочился с запоминанием всяких там знатных и полузнатных родов, а потому, наверно, был не в праве требовать такового знания от других. Да и, в общем, дело было слегка не в этом.
- Наверно, вы меня не помните? Оно и понятно. Ведь в последний раз встречались мы лет шесть назад. - с некоторой грустью в голосе заметил он, подсаживаясь к столу. Вообще, строго говоря, в обычном случае Эмильен предпочёл бы постоять - так он чувствовал себя немного выше, чем был на самом деле, а следовательно, комфортней. Но в ногах, как известно, правды нет, а разговор предстоял долгий. И, разместившись поудобней, парнишка перешёл к делу. Ну, как перешёл. Как мог и умел. - Тогда именно вы мне очень помогли.
Не то, чтобы Эмильен не мог просто взять и сходу вывалить всё то, что его действительно интересует. Просто найти сначала подход к собеседнику, нащупать, так сказать, общий язык, казалось куда интересней.

7

Имя Фламелей было ей знакомо, в память смутно возникали важные для империи исторические события, с которыми они были связаны, и отдельные имена. И если в истории и политике Элизабет могла бы назвать от силы с полдюжины имен, то известных магов вспомнила бы на порядок больше. В большинстве своем Фламели были огневиками, что сразу направило поток ее мыслей в иное направление — юноша не переместился сюда пустотным порталом, ему не было холодно на улице из-за внутреннего огня.
Она могла сказать, что знала нескольких его родственников, но увы, лет сто назад, а с некоторыми даже училась в Аклории в еще более давнюю пору. Да и потом не раз имела с ними дело уже как практикующая целительница, и не вся ее работа была связана с последствиями потери контроля над огнем, как можно было бы предположить. В последний раз она лечила ребенка лет восемь или десять назад, и с тех пор все общение ограничивалось взаимными обменами поклонами и любезностями на редких, очень редких раутах.
Она недоумевала, что вызвало к ней внезапный интерес Эмильена. Сейчас она гостила в Ярнхейме по приглашению другого семейства и на незапланированную встречу не рассчитывала. Не говоря уже о том, что ей очень хотелось бы знать, откуда вообще тот узнал об ее прибытии в город — она здесь со вчерашнего вечера, прошло даже меньше суток. Совпадение ли появление здесь, в гостинице, Фламеля? Нет, если только он не имеет привычки гулять по постоялым дворам, рассматривая посетителей.
- Шесть лет назад? - воспоминания на мгновение мелькнули перед глазами. Да, очень возможно, что именно шесть лет назад, а не восемь и даже не десять как ей казалось. - Ах да, конечно, - просияла она, - очень рада вас встретить. Как ваши дела?
Соотнести смутный, почти забытый образ ребенка с сидящим перед ней юношей ей никак не удавалось, и Элизабет не могла не завидовать целителям, помнящим мельчайшие подробности о каждом из своих пациентов. Она бы скорее всего не заметила разницы, если бы перед ней посадили другого светловолосого парня и сказали, что это в него превратился виденный ею несколько лет назад мальчик. Поверила бы на слово. И сейчас тоже поверила на слово, удивившись, что он-то ее помнит до сих пор.

8

- А уж я-то как рад. Довольно приятная неожиданность, что у Вас вдруг нашлись дела в Ярнхейме. Причём не когда-нибудь, а именно сейчас. - тут же отреагировал парень, всё ещё старательно соотносивший нынешний облик собеседницы с тем, что он помнил из времён детства. Потом сообразил, наконец, что Элизабет как раз вряд ли особенно изменилась. Просто сам он стал старше. И выше. - Иначе так и пришлось бы ждать поездки в столицу. Наверно, мне было бы сложно терпеть столько времени.
Эмильен, конечно, слегка приукрашивал действительность. Вполне мог бы и потерпеть - благо, если бы не произошло ничего чрезвычайного, так и так собирался в Иридиум уже к сентябрю. Полгода, в общем, не такой уж и большой срок, да и главным была всё же Академия, предполагаемая встреча с целительницей была скорее приятным дополнением к поступлению. Но парень никогда не упускал возможность сделать парочку комплиментов - конечно, если считал, что девушка того заслуживала.
- По поводу дел. Как бы сказать - они не так хороши, как я полагал ещё совсем недавно. - сокрушённо признался он. - Слух, как Вы и обещали, со временем действительно в основном восстановился. Пусть и не так быстро, как мне хотелось. Однако.
Он замолчал, тщательно подбирая слова, чтобы сказанное не выглядело как упрёк, или, Иннос упаси, претензия. Потом, решившись, продолжил. - Недавно, совершенно случайно, выяснилось, что некоторые звуки я всё-таки не слышу.

9

В ее кругах услышать слова «приятная неожиданность» можно было куда чаще чем хотелось бы, но означали они немного не то, что могли бы подумать несведущие люди. Приятная она, может и была, но неожиданностью — точно нет. Неизвестно откуда Эмильен Фламель узнал, что она прибудет в город, но сумел найти в первый же вечер. Не сказать, чтобы Элси это беспокоило, у нее не было привычки хранить в тайне свои перемещения или планы, и узнать о них он мог как от кого-то близкого к коллегии в Иридиуме, так и от ярнхеймских клиентов. Последнее даже казалось более вероятным, люди одного круга как правило поддерживали связь и постоянно обменивались информацией.
Она не предполагала, что юноша обратится за советом целительницы, выглядел он совершенно здоровым что на невооруженный взгляд, что для магического чувства жизни. Поэтому она скорее готовилась к беседе и попыткам собрать воедино совместные воспоминания восьмилетней давности.
- … так и пришлось бы ждать поездки в столицу. Наверно, мне было бы сложно терпеть столько времени.
- Вы так хотели меня увидеть? - это было как-то странно. Искать незнакомую, полузабытую целительницу, когда деньги и положение семьи позволяют обратится к почти любому мастеру в империи? Бессмысленно. Но даже если и так, ничто ведь не мешало найти ее гораздо раньше, а не ждать пока Элси соизволит явиться в Ярнхейм. Она с таким же успехом могла бы остаться в столице.
- М-м-м, - протянула она, пытаясь вспомнить события тех лет, а именно одного конкретного пациента, сейчас сильно изменившегося и сидящего перед ней. Хотела бы она быть из тех лекарей, что сейчас могли бы закивать головой и перейти к уточнению деталей, но нет, она помнила Эмильена очень и очень смутно и так же смутно помнила от чего и как его лечила. Так как он был из знатной семьи, где-то в архивах ярнхеймской больницы, а то и в семейных, все было подробно изложено на бумаге. Да только доступа к бумагам у Элизабет в данный момент не было. Записями обычно занимались ассистенты, да и фиксировали они далеко не каждый случай. Но Эмильен был из Фламелей. О его болезни наверняка где-то да написали, чтобы и другие целители могли ознакомиться с делом в случае чего.
- Прошу прощения, боюсь, мне сложно вспомнить ваш случай во всех необходимых подробностях, а они могут быть очень важны, - вид у нее и вправду был очень сожалеющий, но сожалеющий неизвестно о чем — то ли о возникшей неловкости, то ли о свободном вечере, неожиданно превратившемся в рабочий. - Начните с самого начала, пожалуйста.
Надо сказать, от кого-нибудь другого она постаралась бы избавиться. Прийти к целителю после восьми лет и заявить, что его тогда недолечили, хорошей идеей никогда не являлось. В первую очередь возникали вопросы, почему за восемь лет никто ничего не заметил, потом появлялись подозрения, что за восемь лет могло случится вообще что угодно, и текущее состояние пациента тоже связано с чем угодно, но не с событиями восьмилетней давности. Пока что она сомневалась, что сам Эмильен сможет ответить на все интересующие его вопросы без присутствия семейного лекаря, с которым она никаких контактов не поддерживала, а потому не могла знать, что он думает.

10

Ну да, довольно странно держать в голове случай многолетней давности. По крайней мере, не отправила за семейным лекарем, и на том спасибо. Вышло бы неловко, право слово.
Неловкость заключалась даже не в том, что парень не предупредил о своей вылазке к столичной целительнице. Просто старый лекарь, как это случалось, и не только в Ярнхейме, до конца войны не дожил, кончился, как говорили знавшие его люди, где-то в середине. А нового толком так и не появилось. Родители, вроде как, должны были заниматься этим вопросом, но, судя по тому, что за прошедший год ситуация не изменилась, делали это не особенно активно. Эмильен, в общем, не сильно беспокоился на сей счёт, ведь, в крайнем случае, должны были остаться и какие-то записи. Впрочем, по молодости лет, он вообще не имел привычки - беспокоиться.
- Начать с самого начала? Давайте лучше покажу. - незваный гость достал откуда-то из глубины кармана небольшую флейту. И, недолго думая, дунул в неё. - Вы что-нибудь слышали? Я - нет.
Парень сидел спиной к залу, и потому, в отличие от девушки, не видел, что компания молодых людей в дальней части помещения будто бы заинтересовалась происходящим. И, оторвавшись от беседы с одной из служанок, направилась, похоже, в их сторону.
- Обнаружилось это, в общем, случайно, совсем недавно. До этого как-то не пытался заниматься музыкой, и думал, что всё в порядке. - не умолкал Эмильен. Ему, в общем, всегда было трудно остановиться, найдя подходящие уши. Особенно если ушки - ещё и противоположного пола. Тем более, Элизабет пока и не позиционировала себя как Большая Эльфийская Целительница, и он был, в общем, этому рад. - Причём, это касается именно этого звука. Если попробовать какой-нибудь ещё, результат будет другим.

11

Не утруждая себя долгими и пространными объяснениями, парень достал из кармана маленькую флейту с обещанием что-то ей показать. Элси была заинтригована, ей за всю практику еще никто даже не пытался рассказать о протекающей болезни в музыке или о самочувствии в нотах. Она готовилась к тому, что услышит длинную печальную мелодию, бодрую в начале и постепенно теряющую краски к концу, но Эмильен дунул во флейту всего один раз. Что это должно было мне сказать?
- Вы что-нибудь слышали? Я — нет.
На самом деле она тоже ничего не слышала, но большой проблемы в том не наблюдала. Флейта вообще не тот инструмент, который можно было использовать в таверне во время ужина и всеобщих громких разговоров, скрипа отодвигаемой мебели, звяканья приборов, стука с каким кубки опускались на столы, даже скрипа ступеней и треска огня в большом очаге. Флейта инструмент тихий и деликатный, она предпочитает петь в тишине. У Элси создалось впечатление, что человек пришел пожаловаться на слух, для его расы вполне нормальный, здоровый. Ему могло показаться, что должно быть по-другому, что он непременно должен был услышать флейту здесь и сейчас, только если Фламель сравнивал себя с эльфами и желал для себя остроты их органов чувств.
- Обнаружилось это, в общем, случайно, совсем недавно. До этого как-то не пытался заниматься музыкой, и думал, что всё в порядке.
До того не пытался заниматься музыкой, а тут обнаружил, что в переполненных помещениях не может слышать ее? Но, помилуй Этерия, зачем ему музыка именно в таких обстоятельствах, почему не заниматься ею в спокойной обстановке?
- Я хотела бы уточнить, что именно вы не слышите — флейту в общем или отдельные ноты? Что будет, если сменить инструмент? - настроена она была несколько скептически, так как восемь лет не знать о такой причуде организма мог лишь человек, в принципе нигде и никогда не сталкивающийся с музыкой. Не только ею не занимающийся, но и неспособный случайно услышать ее на улице, что было маловероятно в любом месте где обитали люди. Пение было единственным развлечением, одинаково доступным как богатым, так и бедным. Неудивительно, что его можно было слышать с раннего утра до собственно следующего раннего утра, но уже в нетрезвом исполнении. Да и флейта, пусть даже свирель или камышовая дудочка, редким инструментом не была, тоже стоило постараться, чтобы не заметить в ее переливах провалов и пятен тишины.

12

Неужели не верит? Я бы, наверно, тоже не поверил бы. Проблемы со слухом, причём такие избирательные - не отсутствие руки или там ноги, где видно сразу и наглядно.
- Со флейтой в общем всё хорошо. Речь об отдельной ноте. Или нотах, быть может. - сдаваться так легко Эмильен, впрочем, не собирался. Уж это всегда успеется. Ненадолго замолчал, ещё раз прокручивая всё в голове и пытаясь воспроизвести возможный ход мыслей собеседницы, потом добавил. - Здесь так шумно, что вы тоже ничего не слышите? Может, продолжим в каком-нибудь более спокойном, уединённом месте?
В качестве другого варианта парень собирался предложить попытаться усилить звук, с помощью магии - всё-таки, его основной стихией был Воздух. Но, поскольку наш герой, в общем-то, только начал свой путь волшебника, и даже толком не практиковался в этом направлении, предпринимать такое было довольно рискованно. Ведь, если флейту на сей раз услышат действительно все - наверно, выйдет не очень хорошо. До отъезда в столицу оставались долгие месяцы, а подобного рода заведений в Ярнхейме было не так много, чтобы так легко отказаться от одного из них.
И, что важнее - договорить парню просто не дали. Как порой бывает, вмешался неожиданный фактор. В лице той самой компании молодых ребят.
- О, Эмиль уже эльфу клеит. - когда группа почти поравнялась со столиком, не особенно и тихо заметил тот, кто оказался ближе всех. На таком расстоянии было довольно хорошо видно, что ребята, скорей всего, были примерно того же возраста, что и сам Фламель. Кроме того, лицо одного из них показалось целительнице немного знакомым. Скорей всего, мельком уже видела, в доме последнего клиента. Что немного приближало к раскрытию тайны появления нынешнего гостя - если, конечно, она вообще кого-то интересовала. Справедливости ради, говорившим был всё-таки другой парень. - Брось ты это. Может, ей сто лет в обед. И когда-то с твоим прадедом мутила.
- Тебе-то какое дело? Вы, кажется, шли куда-то? Вот и шагайте себе. - как легко догадаться, не особенно дружелюбно бросил Эмильен, на лице его явственно читалось что-то вроде "завидуй молча". И, уже обращаясь к Элизабет. - Здесь ещё более шумно, чем я надеялся. Наверно, в самом деле, стоит сменить место, а не инструмент.
Вообще, строго говоря, непосредственная угроза, если её можно было так назвать, миновала, или же собиралась вскоре это сделать. Нежданно появившиеся новые лица, как и полагалось нормальным знакомым, спорить не стали, и, вроде бы, всё же направились куда-то по своим делам. Дела, впрочем, пока влекли их не к выходу, а, похоже, куда-то в сторону здешних комнат.

Отредактировано Фламель (2019-05-06 23:26:33)

13

Эмильен немедленно и даже доверительно сообщил, что с флейтой у него проблем нет, но отдельную ноту — или даже ноты, - он все таки не слышит. Это заставило Элси немного серьезнее отнестись к его словам. Да, пациент был явно ее. Неважно, не слышал ли он ноты на самом деле или просто думал, что не слышал, важным было то, что раньше он об этом не знал (что невероятно, ведь должен же он был обращать внимание на провалы в музыке) или оно началось совсем недавно. Или он придумал себе интересную болезнь, чтобы выделиться из толпы. В любом из этих случаев она была бы полезна скорее как маг разума и целитель сознания, чем как лекарь. Потому как причину такого избирательного слуха она видела в разуме Эмильена.
Вот только…
Она покачала головой, с извиняющейся улыбкой заметив:
- Сожалею, но сейчас я не способна вам помочь. Боюсь, дело займет некоторое время и немало изысканий с моей стороны, а потому маловероятно, что вашу проблему можно решить за день или два. Мы можем договориться о встрече в Иридиуме или я посоветую к кому можно обратиться в Ярнхейме… чтобы он помог вашему семейному лекарю, - она попыталась намекнуть, что это прежде всего дело семейного лекаря, которому априори известно о Фламелях куда больше чем ей. Неизвестно по какой вообще причине Эмильен выбрал ее, когда целителей хватало и на севере империи.
Но на самом деле для переноса встречи в другое время и место была еще одна, намного более важная причина. Ее согласие сейчас могло ударить по рабочей репутации целительницы. В конце концов она прибыла в город по конкретному заказу, и заказчик оплатил не только дорогу в обе стороны, но и гостиницу, хотя последнее было вовсе необязательно. В таких обстоятельствах соглашаться на нечаянно подвернувшуюся халтуру было бы не очень-то красиво хотя бы по этическим соображениям. Особенно если болезнь не грозила убить Эмильена или оставить его инвалидом. Она ведь не началась внезапно и не прогрессировала с пугающей скоростью, да и Гринграсс вряд ли была единственной доступной хранительницей жизни.
И вообще, в каких отношениях находятся семьи Фламелей и пригласивших ее людей? Она не знала. И потому все это грозило вылиться в крайне неприятную историю.
Другое дело, когда она будет свободна от текущего контракта и не придется учитывать десяток разных мелочей и неписанных правил.
Их прервала компания молодых людей, до того весело проводивших время за одним из больших столов.
- О, Эмиль уже эльфу клеит. Брось ты это. Может, ей сто лет в обед…
Элизабет чуть склонила голову, безуспешно пытаясь спрятать улыбку. Это было так мило и непосредственно, так по-детски, что даже почти смешно. Только люди в свои пятнадцать могут считать представителей своей же расы на два десятка лет старше глубокими стариками, что уж об эльфах говорить. Если их так пугал возраст в сотню лет, сущее детство по эльфийским меркам, что они сказали бы о тысячелетних старожилах? Впечатлились бы, узнав, что сто лет ей исполнилось примерно сотню лет назад? Нет, все-таки они были так по-детски милы…
Эмильен встал на ее защиту как благородный рыцарь. Вернее, как благородный маг, учитывая его происхождение и способности. Элизабет посчитала неуместным обрывать его порыв загадочными улыбками, а потому вид попыталась сохранить самый серьезный.

14

Ну же, побыстрее. Шевелите булками! У меня тут серьёзный, деловой разговор - а не то, что вы подумали.
Вслух Эмильен, разумеется, это говорить не стал. Всё равно ведь не поверят. Да и, если быть честным хотя бы с самим собой - так ли уж много серьёзного в этом его визите? Сам-то, внезапно обнаружив проблему, помнится, не особенно обеспокоился. Неудивительно, что и целительница, как оказалось, придерживалась того же мнения, явно не горя желанием бросать всё и бросаться немедленно спасать своего бывшего пациента.
- Ну, я, в общем, и не настаиваю, чтобы всё решилось сейчас. - поразмыслив, парень всё-таки предпочёл дать заднюю. Да и, по большому счёту - что бы он делал, если бы Элизабет взяла бы и начала лечение? Всерьёз и прямо здесь, что называется, не сходя с места? Наверно, к такому он и сам не был готов. - Может, какие-нибудь советы, рекомендации. Ну, до нашей встречи в Иридиуме. И ещё...
Он как-то смущённо замолчал. Даже покраснел. Ну, совсем так немножко. Потом, убедившись, что давешняя компания уже скрылась из поля зрения, и сейчас, скорей всего, уже поднимается по лестнице, добавил.
- Вы, это... Случаем, не были когда-нибудь знакомы с Фредериком Фламелем? Моим... родственником?
Вопрос, вообще-то, был несколько праздным, но Эмиль не мог его не задать. Разве что над самой формой, конечно, пришлось подумать.
Даже если перед тобой сидит представительница расы эльфов, известной своим долгожительством - спрашивать даму про её возраст, вроде как, нехорошо. Зато с прадедом, глядишь, и прокатит.

15

Компания удалилась, посвистывая, перемигиваясь и пихая друг друга локтями. На лестнице на второй этаж гостиницы к топоту сапогов добавился смех. Хоть Элси и не могла этого видеть, но чувствовала, что за ними продолжают наблюдать краем глаза, поглядывают как продвигаются дела у Эмильена. Скоро начнут спускаться в обеденный зал по одному по надуманным поводам, чтобы лучше видеть, а если повезет, то и слышать.
- Ну, я, в общем, и не настаиваю, чтобы всё решилось сейчас. Может, какие-нибудь советы, рекомендации. Ну, до нашей встречи в Иридиуме. И ещё…
Он замолчал, но прервать паузу рекомендациями, которых у нее было не так много, Элизабет не решилась. Молодой Фламель будто хотел задать волнующий его вопрос, куда более важный чем проблемы со слухом, и она не хотела сбивать его с толку. Может ведь не решится спросить или потерять мысль, или передумать. Вдруг он подсел к ней лишь ради этого вопроса, а проблемы со слухом на самом деле наспех придуманный повод завязать беседу с целительницей.
- Вы, это... Случаем, не были когда-нибудь знакомы с Фредериком Фламелем? Моим... родственником?
Признаться, это было не то, чего она могла бы ожидать. Пауза предполагала, что ее спросят о чем-то серьезном, но сам вопрос прозвучал как нечто тривиальное и даже приевшееся. Редкая встреча обходилась без уточнений чужих социальных кругов, знакомств и связей, а поиск общих знакомых нередко служил отправной точкой для многих бесед или завязывания отношений. Элизабет виделось вполне нормальным попытаться разузнать нечто подобное, а потому недолгая нерешительность Эмильена наводила на размышления.
Спроси он о Себастьяне Фламеле, она мигом ответила бы утвердительно, кто же не знал Дракона Ярнхейма или хотя бы не слышал о нем. Но имя Фредерик было довольно распространенным, и она вполне допускала, что в семье Фламелей Фредериков может быть больше одного. Но она и одного-то не знала! Нет, вполне допускала, что они могли где-то встречаться или ей приходилось с ним работать, но постоянный клиентом он точно не был, а имена случайных пациентов она не запоминала. Как правило. Фламеля я бы запомнила… Но врать себе не получалось, запомнила бы она его только в исключительных и необычных обстоятельствах, Эмильена ведь тоже не сразу вспомнила, а прошло меньше десяти лет.
- Сожалею, имя Фредерика Фламеля мне ни о чем не говорит, и я не имею чести быть с ним знакома, - покаялась она, опуская ресницы. - Надеюсь, в будущем мне предоставится случай исправить это упущение, - ей полагалось сказать что-то такое, чтобы не показаться грубой, но Эмильен и сам должен был понимать, что никаких дополнительных смыслов в ее словах не скрывается.
- Что же касается рекомендаций, боюсь, у меня их для вас нет. Сейчас нет. Рада, что ваше заболевание не прогрессирует, это значит, что вам не нужно ничего менять в своей жизни хотя бы до тех пор, пока мы не найдем корень проблемы. Вы упомянули о встрече в Иридиуме, значит ли это, что вы планируете поездку в столицу?
Если так, и юноша действительно хотел показаться столичному целителю, то она не собиралась набивать себе цену намекая, что Элизабет Гринграсс особа крайне востребованная, но так и быть сумеет выкроить час или два в своем расписании. Но с другой стороны, ей казалось, что Эмильен еще и сам не до конца определился, хочет ли он заняться своей проблемой вплотную или она не настолько мешает ему жить, чтобы тратить на поиски решения время недолгой человеческой молодости. Не буду настаивать.

16

Надеюсь, в будущем мне предоставится случай исправить это упущение
Вот уж в чём сильно сомневаюсь. Прадед, вроде как, давненько нас покинул. Но, наверно, ни к чему говорить это ей. Пусть даже и опытный целитель - вдруг хоть немного, да огорчится.
Наспех придуманный вопрос, как, в общем, и следовало ожидать с самого начала, дал столь же скромные результаты.  Элизабет Гринграсс вполне определённо не помнила Фредерика Фламеля - и не более того. Эмильен, наверно, и сам бы не смог назвать сходу иных своих родственников, особенно тех, кого видел давно, но это точно также мало что говорило о его возрасте. Но парень не особенно огорчался. Быть может, найдутся другие зацепки - да и сама тема прожитых лет сейчас, наверно, не самая важная.
- Ну, в общем, да. Поездку планирую. - он предпочёл ответить на самый простой, последний вопрос. Тем более остальное, строго говоря, вообще таковыми не являлось. И, возможно, не предполагало ответов. - И, если всё пройдёт хорошо, она будет долгой, на годы. В этом году я поступаю в Аклорию.
Младший в семействе Фламелей, строго говоря, немного лукавил. Отрицательный результат в данном случае, судя по полному отсутствию упоминания во внутрисемейных обсуждениях, похоже, даже не предусматривался. Ну, если только теоретически, на уровне непреодолимых обстоятельств. Вроде внезапной опасной болезни, похищения разбойниками, или чего-то не менее серьёзного.
Зато даже просто упоминание Академии выглядело как прекрасная возможность найти новую тему для разговора. А, если повезёт, и выяснить о ней что-нибудь полезное.
В конце концов - многие известные чародеи, если не все, учились именно в Аклории. И иные эльфийские целители, надеюсь, здесь не исключение.

17

Со стороны очага снова потянуло ароматом кофе со специями. Запах причудливо мешался  с едва уловимым дымком от потрескивающих поленьев и заставлял забыть о холоде снаружи. Вечер понемногу переходил в раннюю ночь, в зале стало тише. Полдюжины человек удалились в комнаты, оставшиеся тихо переговаривались или дремали за столами. Музыкант еще играл на лютне, но уже не пел, а перебирал струны, оперевшись спиной на большую бочку с пивом. Служанки уже не торопились менять догорающие свечи,   но заметно темнее в зале не стало — основным источником света все еще служил огонь в камине.
Элси было интересно, чувствует ли его Фламель так же как она чувствует соляр. Не кожей, как ощущается тепло, а чем-то глубинным.
- Ну, в общем, да. Поездку планирую. И, если всё пройдёт хорошо, она будет долгой, на годы. В этом году я поступаю в Аклорию.
Конечно, присутствие Фламеля в академии было делом решенным, такие семьи всегда старались обеспечить потомкам лучшее образование. А Аклория, что ни говори, была лучшей академией магии во всей империи. Неизбежная веха, еще один показатель статуса. Но как-то слишком уж спокойно Эмильен говорил о поступлении. Хотел ли он сам получить диплом мага или ему было все равно?
- Аклория прекрасное место, и не только как школа магии, - кто знает, будет ли интересна юноше учеба и корпение над толстенными томами в библиотеке. Может, его больше привлекает Иридиум и возможность вырваться из-под опеки старших родственников и жить наконец своей жизнью. - Кого там только ни встретишь и чего только ни найдешь. Мне бы на вашем месте просто не терпелось бы уехать.
Она заказала еще чашку кофе, не выдержав манящего запаха. Служанка попыталась было предложить ей сдобу к напитку, но Элси не чувствовала в себе сил и готовности снова вступить в бой с «булками Марагора».

18

- Не будете? А я всё-таки возьму одну. - Эмильен, как и подобает настоящему мужчине, от боя отказываться не стал. Заказал себе чаю, и, взяв ту самую булку, с задумчивым видом подкинул на ладони, будто прикидывая, как её лучше применить. Затем, вспомнив, что он уже не ребёнок, а уже практически взрослый, да и компания явно неподходящая, предпочёл всё же употребить традиционным способом. И, надкусив, положил рядом с собой.
- Конечно, мне не терпится уехать! Здесь, в общем, довольно уютно - но настоящие знания я смогу получить только там, в Академии. - определившись с булкой, тут же заявил он, глаза при этом азартно блестели. - Ну и... Иридиум великолепен, правда? Такой огромный!
Эмильен пару раз уже бывал в столице, пусть и ненадолго, проездом. И город произвёл на него неизгладимое впечатление. Это не Ярнхейм, который при желании можно без проблем пересечь хоть из конца в конец, от Южных ворот к Западным - наверно, за пару часов, просто пешком, не торопясь. Нет, то, что в скором времени ждало его, было поистине масштабно - и по-настоящему красиво.
Жаль, вряд ли получится убедить её провести экскурсию. Целители, тем более такого класса - народ занятой, да и знакомы мы, в общем, не столь уж долго. Но это, в любом случае, может подождать. До того момента, как я туда приеду.

19

Уловив ее полный сомнений взгляд, устремленный на булочку так словно это было не мучное изделие, а важная жизненная проблема, Эмильен храбро протянул руку.
- Не будете? А я всё-таки возьму одну.
Тем самым избавив ее от мук выбора — булочка на блюде была последняя, новой партии  можно был ждать только утром, и Элси не была уверена, что хочет ее ждать. Разве что с целью проверки, выходят ли они из печи такими плотными и безвкусными или превращаются в «булки Марагора» уже к вечеру.
- Конечно, мне не терпится уехать! Здесь, в общем, довольно уютно - но настоящие знания я смогу получить только там, в Академии. Ну и... Иридиум великолепен, правда? Такой огромный!
- Да, - она не смогла сдержать улыбку, - Иридиум великолепен. Он огромный и очень разный, академия лишь малая его часть, хотя для вас сейчас самая важная, - тут люди обычно начинали говорить о важности образования, о выпавшем на долю будущего студента уникальном шансе, блестящих перспективах и необходимости стараться в учебе. О скучных и избитых вещах, которые люди говорят детям, когда им больше нечего сказать. Элизабет считала, что подобных наставлений Эмильен как и всякий поступающий наслушался уже достаточно. - Говорят, больше и пестрее нашей столицы только Торговая Лига, а Аклория так и вовсе напоминает собой отдельное государство с собственными законами. Когда приезжаешь в Иридиум, кажется, попадаешь не в одно место, а в сотню сразу.
Она подозревала, что в первую очередь Эмильен познакомится с Верхним кольцом, где студенты из знати снимали комнаты, этажи или целые дома на время учебы, если не удавалось жить в семейных столичных особняках. Вряд ли Фламеля определили бы в общежитие со студентами попроще.
Им принесли чай и кофе, аромантый и чуть более горячий чем ей хотелось бы. Элизабет бросила взгляд на светлую коричневатую пенку, собравшуюся в центре. На вид корица, но запах не сладкий, а острый, как красный перец с востока, но все же не совсем он.

20

Когда приезжаешь в Иридиум, кажется, попадаешь не в одно место, а в сотню сразу.
- Не, в сотню сразу мне совершенно не надо. - Эмилю почему-то первым делом вспомнилась история про мага Пустоты, захотевшего оказаться везде и одновременно. Но эта сказка даже в детстве показалась ему чересчур наивной, кроме того, была явно не к столу. Поэтому юный чародей решил сначала уделить внимание чаю. Для начала - попытался убедить того в необходимости сотрудничать, подув на него. Потом осторожно сделал небольшой глоток, и, решив, что к полноценному общению тот ещё не готов, отставил в сторону, накрыв той самой булкой. Для большей надёжности, ну и чтобы та не превратилась во что-то зловещее.
- Вот кстати. - заметив, что собеседница тоже не торопится приступить к кофейку, он решил воспользоваться вынужденной паузой в своих целях. - Вы сами живёте в столице, я правильно понял? Раз так - не напишете адрес, где вас искать, если что? Бегать по всему Иридиуму, думаю, будет хоть и увлекательно, но долго.
Сказав так, он достал лист бумаги и карандаш, после чего протянул всё это Элизабет.
Слышал, что у эльфов обычно хороший почерк. Надеюсь, это окажется правдой, а не пустой байкой.

21

Маг, казалось, смутился, вообразив себя в сотне мест сразу. Элизабет запоздало подумала, что такая резкая смена обстановки, перспектива оказаться в шумной и многообразной столице после привычного, простого и сурового Ярнхейма, может отчасти показаться пугающей. Она не знала, чем была продиктована просьба дать ее адрес — необходимостью обследования и лечения или скорее желанием иметь в столице хоть одного знакомого человека. Вряд ли последним, не стоило думать, будто у Фламелей в Иридиуме совсем уж никого не найдется, да и кроме того Эмильен выглядел как человек легко заводящий новых друзей.
Она кивнула, принимая листок бумаги — и мимоходом немного удивляясь тому, зачем маг вообще носит с собой бумагу и карандаш, неужели имеет привычку что-то записывать в самые неожиданные моменты?
- Проще всего будет прийти сюда, - адреса ложились на лист ровным списком, и к каждому одним-двумя словами Элизабет дописывала название или обозначение, - это отделение Коллегии в Иридиуме, даже если когда вы придете меня там не будет, секретари подскажут, где искать.
Расписание у Элси было более или менее постоянное, а потому в коллегии его знали и вряд ли пришлось бы долго вспоминать, где она должна была быть в определенный день и час. Еще она добавила адрес городской больницы и даже частной клиники, где работали с болезнями разума, подумав не отметить ли ее особо галочкой, но отбросив идею. Пусть она и считала, что Эмильену стоит в первую очередь зайти именно туда, предложение это могло его обидеть. Естественно, среди строк, написанных мелким, не каллиграфическим, но разборчивым почерком человека, которому по природе занятий приходятся очень много писать, не оказалось ее домашнего адреса. Не то чтобы разузнать его было так уж невозможно, но сама Элизабет предпочитала не давать потенциальным и даже текущим пациентам доступ в свой дом, разделяя работу и частную жизнь.
- Найдите меня в городе. Или другого целителя, которого вам посоветуют. Желательно до того как начнется учеба в академии, случай у вас на первый взгляд не опасный, но во время занятий у вас может уже не остаться времени на обследование, - она подозревала, что обследование понадобится не одно. - И успехов вам в Аклории, Эмильен Фламель. Уверена, вы быстро освоитесь, и надеюсь, академия и столица вам понравятся.
Фраза, естественно, содержала в себе прощание, и не такое уж завуалированное, а почти прямолинейное. Но время было уже позднее, она устала и засиживаться до поздней ночи не слишком хотелось.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Март 17087. Ярнхейм. Элси, Фламель