Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Да здравствует самое теплое, светлое и уютное время года - Лето! Некоторые адаптации дизайна еще могут вызывать неровности на мобильных устройствах - работы по их устранению ведутся.

Завершено голосование по конкурсу Легенды об Артефактах. Поздравляем победителей!

Теперь вы можете в теме Пожелания квестоводам оставить заявку на участие в общем глобальном сюжете или же попросить вести себя по персональной линии сюжета.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Ледяная Пустошь » Альзуровы гроты


Альзуровы гроты

Сообщений 61 страница 68 из 68

1

http://s5.uploads.ru/R2Fk0.jpg

Описание будет добавлено в ходе приключения "Сказание о Северном ветре" или при его окончании.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-12-28 04:12:41)

61

Бегать Йирту было не впервой. Настолько не в первой, что он больше моментов своей жизни помнил в которые он бежал от чего-то страшного, чем не бежал. У Хвостатого был опыт. Поэтому вифрэй просто был обречен если не на спасение, то хотя бы на то, чтобы достичь не такого уж и безопасного места. При этом он успел не заметить всякие нюансы готового вот-вот разразиться шторма, так что обернувшись Двухрукий обомлел от страха. Что удивительное для Хвостатого самым неприятным оказался не удар молнии, что расколол дерево и отбросил его прочь, а бросившийся ему на встречу песок, который Йирт начал откровенно ненавидеть. Но ситуация совершенно не способствовала тому чтобы выражать свои чувства. Двухрукий стал стремительно в него закапываться в надежде что белые небесные лезвия не станут вспахивать столь нелюбимую ими землю. Да, та была уже мокрой от лившейся с небес влаги, но даже так, она давала единственную возможность спрятаться от бури.
Вот только вифрэи не землеройки, так что, грязного и перепачканного, вскоре подняло и утащило в гремящую ввысь.

***

Клубящиеся кучи тяжелых воздушных потоков закручивали комья черного воздуха в пушистые воздушные бугры. Их прорезали бело-синие кривые трубочки лохматых, изломанных молний что на краткий миг прорезали собой пространство, а потом снова растворялись во мраке.
- ААААААААААААААААААААААА-а
- АААААААААаааааааааа-а
- Ааааааааааааааа-а!

А потом Йирт устал кричать. Да и как он мог тратить силы на это бесполезное действо, когда вокруг творилась дикая, донельзя смертельная красота.
Он расслабился. С ним всё уже было решено - после такого не выживают - по крайней мере без магии. И так как Йирт при свей своей странности по прежнему был вифрэем, а любой из них знает что если судьба швыряет тебя в смертельно опасную ситуацию, раз уж ничего с этим поделать не можешь, расслабься и получай удовольствие.
Что Бесхвостый и делал - он наблюдал, в то время пока его безостановочно тошнило. Удовольствие для ума, удовольствие для тела.

***
Бесхвостый уже некоторое время чувствовал ощущение, что рождается у каждого в кого насильно что-то запихивают - еду ли, знания ли или нечто другое. И имя этому чувству было - отвращение.
Целую вечность его пичкали информацией.  Духи не были его любимым предметом для изучения, а тут ему скормили не один том об одном и том же создании. Спасало наличие других объектов, на которых можно было сосредоточить свое внимание - природы, что-то пытающихся забрать у духа магов - каждого вифрэй пытался запомнить - имена, способы которыми они пытались справиться с псевдо-драконом, каждому факту найти место в своей черепной коробке. А потом, когда Бесхвостый думал что не сможет больше смотреть на фигуру дракона без злости - ведь методы нейтрализации приходящих не отличались миролюбием - все прекратилось. Порченный облегченно выдохнул и тяжело опустился на пол пещеры.
Йирт осмотрелся и издал торжествующий всхлип - рядом не было видно Архео.
Но радовался вифрэй рано - у него не было руки, не было хвоста, не было магии. Зато было что-то другое.
- Агерон! - восклицание вырвалось вопреки желанию вифрэя. Бесхвостый сжался и задрожал. И было это из-за двух борющихся в нем эмоций - страха и жажды знаний. Хаос был рядом и до него можно было дотянуться рукой, почувствовать эту изломанную, бурлящую силу столь далёкую и столь похожую на стихию жизни. Но был еще и Уррур...
- Нет! - храбро дрожащим голосом ответил ему лишённый каких-либо магических сил Бесхвостый. Йирт вспомнил этот факт и быстро поправился - То есть да! Но...если ты расскажешь что такое Слеза Альзуров.
На самом деле Бесхвостый тянул время. Ему нужно было...

действие

62

Едва-едва отошедший от пережитого вифрей не успел перевести дух, плюхнувшись на пол пещеры, как уже увидел перед собой нечто ужасное! Разумеется, Йирт узнал Агерона - разве такое можно забыть? Чувства и эмоции нахлынули на него сначала все скопом, а затем среди них выделились два основных. В первую очередь, разумеется, страх, а во вторую - желание если и не коснуться чего-то запретного, то хотя бы узнать об этом больше. И все же страх был сильнее, как и инстинктивное желание просто выжить. Но как? Вифрей лишен магии, а без нее он вообще ничего не мог противопоставить Агерону. Йирт нашел в себе силы проблеять что-то, просто чтобы потянуть время. Он пятился назад, к дереву. Интуитивно, сам толком не зная, зачем. Однако в какой-то момент его вдруг посетило странное чувство, которое, кажется, ему раньше испытывать не доводилось.
Дело в том, что Бесхвостый вдруг обнаружил себя внутри призрачного тела... Архео. Пятясь назад, Йирт, оказывается, вошел прямо в него, ибо тот как раз находился около дерева, позади Порченнного, и только сейчас вифрей это понял. О-о-очень странное чувство - будто оказался внутри непроницаемого магического барьера, внутри которого можно свободно перемещаться. И еще одна мысль не давала покоя: только что Йирт оказался внутри духа. Даже не так! Он вошел в дракона! Поразительно! А уже следующая мысль подсказала Бесхвостому, что обращался Агерон, собственно, не к Йирту, ведь его слова так никто и не услышал. Его по-прежнему не видели, а значит, он все еще внутри воспоминаний. Так ведь?
http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/522/636710.jpg
Архео: Ничего ты не получишь! - послышался твердый голос духа-дракона. - Слеза хранится здесь тысячи лет, здесь она и останется! Думаешь, ты первый, кто на нее позарился? Мечтай! Да таких как ты тут было сотни, и никто, слышишь, никто не смог получить то, что не принадлежит ему по праву! - уверенно заявил Архео.
http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/522/758092.jpg
Агерон: Не смог получить, потому что ты мешаешь, - отрезал хаосит. - Таких как я, говоришь?.. Таких как я больше нет! - произнес он раздраженно и с хорошо различимыми нотками гнева. Его щупальца нервно трепетали, а руки уже вскинулись в угрожающих жестах какого-то заклинания. И именно в этот момент Йирт, наконец, коснулся дерева, выбравшись из духа-дракона по ту сторону.
Стоило лишь коснуться коры дерева, как Йирт ощутил исходящую от него силу, что буквально бурлила внутри. Эта энергия была прекрасно знакома вифрею - сама Жизнь! И сейчас эта жизнь бурным потоком перетекала к Порченному. Как совсем недавно. Только тогда Йирт делился своей магией с увядающим деревом, а теперь наоборот - оно делилось с ним. Бесхвостый чувствовал, как внутри него растекается сила, а уже в следующий момент к нему вернулось такое привычное чувство жизни, позволяя почувствовать вокруг множество живых существ. Магия к нему вернулась! И тем не менее, Йирт понимал, что все еще находится внутри воспоминания. Как раз именно из-за множества солярных точек повсюду. Эти пещеры еще не были прокляты, и жизнь отсюда не ушла, что, кстати, не могло оставить Хранителя жизни равнодушным. Уж слишком силен был контраст с тем, что он чувствовал недавно - некую опустошенность что ли от того, что все вокруг мертво, а он бродит по этим безжизненным гротам.

63

Прикосновение к коре даровало Йирту то, что недоставало ему чтобы стать, наконец, самим собой...
Бесхвостый полагал что окажись у него хвост и рука - тогда и только тогда он станет полноценным. И, как показала практика, он оказался прав. Но проблема была в том что Йирт никогда не был таковым. Он с рождения был не полноценным - у него отсутствовал хвост. И это состояние по мере лет только усугублялось, накапливалось будто не выводимый яд. Потеря руки, проклятье бабушки, схождение с ума, окончательное отделение от клана, утрата единственно подходящей для мага жизни работы. Но именно такой и была жизнь.
Она клокотала и бурлила, словно несущийся сквозь черноту небытия могучий поток. Она не ждала никого, не терпела ни отлагательств, ни оправданий. Она, состоящая из миллиардов одновременно питающихся и питаемых ею созданий, неслась вперёд, прочь. Куда? Зачем? Искать ответы на эти вопросы попросту не было времени, иначе можно было оказаться на отшибе и выпасть из пёстрого, сумбурного потока. Холодная спокойная тьма смерти же всегда была рядом - будто хищник, степенно перебирающий бесконечно огромные кольца своего всеобъемлющего хвоста. Он олицетворял собой неизбежный порядок, во власти которого оказывалось всё, что за ненадобностью исторгал из себя бесконтрольно беснующийся хаос жизни.
Сколь бы это не было противоречиво, Бесхвостый стремился к этой ужасной, мерзкой силе. Он видел в ней отражение того, что у него уже имелось. Как боль была частью жизни, так же и сама жизнь была частью хаоса. Она была способна порождать изменения не менее чудовищные, чем мутации хаоса - пусть не такие видные как, например, щупальца вместо рта, но оттого при их обнаружении еще более жуткие. Бурная, кровожадная, бесконтрольная, жестокая и кажущаяся бесконечной череда нескончаемых изменений - в лучшую ли, в худшую сторону. Вот что такое жизнь.
Бесхвостому не нравились духи. Они не были живыми. Они не страдали. Они не изменялись. Их нельзя было излечить. И, что удивительно, именно это примиряло Бесхвостого с ними. По крайней мере до сегодняшнего дня, когда он исцелил питомца Дартны. Значило ли это, что духи заслуживали спасения наравне с живыми существами?
- А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!
Йирт был не слишком умным.
Да, он находился в воспоминании.
Но...

действие

64

Напитываясь энергией жизни, Йирт размышлял о своем бытие. И не только о своем - он думал и про духов, и про всяких хаоситов. Думал, сравнивал, приходил к каким-то выводам - в принципе ничего нового, вифрей так то любил пофилософствовать. Особенно когда никто не слышит. Особенно когда все это внутри собственного мозга. Однако предаваться долгим размышлениям не позволили происходящие вокруг события. Увидев, как вскинул руки хаосит, Бесхвостый снова заверещал, но при этом сосредоточился на магии. Выбранное заклинание было далеко не из быстрых, однако Йирту едва ли могло что-то помешать, учитывая, где он находился.
А пока Порченный творил свою волшбу, из рук хаосита вырвался разноцветный поток эфира, устремившийся к дереву, однако не долетел, буквально разбившись о бушующую стены воды, что по велению Архео вырвалась из озера. Магия хаосита была остановлена, но, смешавшись с водой, вызвала в последней необратимые последствия: местами вода твердела до состояния камня, местами обращалась в пар, кое-где бурлила и даже вспыхивала! Все эти метаморфозы длились недолго, в конце концов превратив чистую воду в мутную вязкую жижу, которая, падая на землю, стекала обратно в озеро. А следом в озере начинали появляться микроскопические "жгутики", которые, вырастая, превращались в знакомые Бесхвостому "злапельки". Продолжая читать заклинание, Йирт ощутил, как дерево перенаправляет свою жизненную силу в озеро, стремясь избавиться от инородных тел, и вроде бы "злапелек" даже начало становиться меньше, однако и хаосит останавливаться не собирался. Он повторил свою атаку, и на этот раз Архео воспользовался землей, задерживая разноцветный поток уже стеной из камня и рыхлой почвы. И вновь та была подвергнута самым разнообразным метаморфозам. Правда, в этот раз в конце концов земля не обратилась мутной жидкостью, а распалась на множество потемневших песчинок. И они тоже устремились в озеро, порождая все те же "злапельки" и вынуждая дерево снова с ними бороться.
Наконец, Йирт завершил свое колдовство, и лечение души широким потоком устремилось к хаоситу, а потом... ничего. Энергия жизни словно бы прошла сквозь него, устремляясь дальше, долетая до самых стен пещеры, в которых и потонула безвозвратно. Похоже, будучи в чужих воспоминаниях Йирт был бессилен что-либо изменить. Он не мог ни навредить хаоситу, ни помочь ему. Но почему? С деревом ведь удалось взаимодействовать! Или это тоже было лишь совпадением? Как бы то ни было, а поразмыслить над этой загадкой Бесхвостому не удалось. Потому что земля под ногами вдруг затряслась. Сначала едва ощутимо, а затем все сильнее и сильнее, пока не начала покрываться трещинами. С потолка начали обильно падать сталактиты, а удерживать равновесие стало практически невозможно. А затем своды пещеры и вовсе рухнули, погребая под собой как Йирта, так и хаосита. Последнее, что успел различить вифрей, прежде чем провалиться в беспамятство, слова хаосита, произнесенные с обидой и ненавистью: "Я еще вернусь, Архео! Слеза все равно будет моей!".

***

Йирт чувствовал давление. Настолько тяжелое, что даже вздохнуть не удавалось. Кажется, он находился под грудой многотонных камней. И почему-то был при этом не то что жив - даже ни капельки не ранен. Еще бы сделать хоть один вдох... и через несколько секунд ему это удалось, ибо лежащий на груди огромный плоский камень чуть съехал в сторону. А затем и вовсе послышались характерные скрежещущие звуки, будто кто-то завал разгребает. И как выяснилось чуть позже, это был не кто-то, а что-то. Магия. Вифрею это было очевидно. Ибо огромные многотонные камни сами по себе разлетались по воздуху, впечатываясь в стены и сливаясь с ними. Хоть и не сразу, но вифрей начал узнавать это место. Та самая зала, в которой он совсем недавно бился с темными барсами. Ну да - вон выходы, а неподалеку протекает лавовая река, окружающая островок, на котором возвышалась отвратительная пугающая стела. Правда, сейчас Йирт не ощущал страха. Ну, магического, который исходил от этого монумента ранее. Наверное потому, что его ощущения и вовсе не изменились с тех пор, как он столкнулся с хаоситом. Очевидно, все еще воспоминание. А раз воспоминание, значит... Йирт бегло осмотрелся и, разумеется, увидел Архео. Дух торчал за большим сталагмитом, поэтому Бесхвостый не сразу его приметил. И этот дух явно пытался разрушить стелу, судя по направленному воздействию эфира воды и земли. И у него ничего не получалось. А затем события в пещере начали разворачиваться с невероятностью скоростью. Йирт же словно наблюдал за этим со стороны.
Раз за разом он замечал Архео, безуспешно пытающегося избавиться от стелы. А когда духа поблизости не было, к этой стеле стекались такие знакомые Йирту потоки энергии жизни. Этот монумент поглощал их безвозвратно, и похоже именно он в конце концов стал причиной безжизненности гротов. В сменяющейся череде событий Йирт так же видел, как к стеле временами подходят животные: ирбисы, волки, песцы, зверушки поменьше, даже порой птицы и насекомые. И всех постигала одна и та же участь - стела буквально высасывала из них жизненные силы. Большинство из них прямо на месте обращались грудой костей, будто бы после утраты жизненных сил происходило ускоренное разложение плоти. И лишь немногие из крупных животных не погибали, а обращались в тех самых темных созданий, с которыми недавно бился Порченный.
Череда событий продолжалась до неприличия долго - Йирт даже со счета сбился, сколько попыток сделал Архео, чтобы избавиться от злополучной стелы, наверняка сооруженной Агероном. А уж сколько живых существ тут погибло и вовсе не сосчитать. Тем не менее, все когда-то заканчивается. Закончилась и бесконечная череда событий. Теперь Йирт был один посреди этой пещеры. Только он и стела. И ни единой живой души во всем радиусе, куда дотягивалось "чувство жизни".

65

Заклинание было длинным, так что кричать пришлось долго. Он где-то слышал что это помогает делать магию еще сильнее. Йирт, конечно, подозревал что это не совсем правда, но проверить всё же стоило. Тем более что другую версию про усиление путём выкрикивания названия заклинаний вифрэй уже обкатал значительно раньше. Вот только результатом эксперимента Порченному так и не было дано - колдовство благополучно ушло в стену. Йирт мог бы утешить себя глуповатой мыслью-шуткой о том что та стала чуточку добрее, но происходящее отвесило ему отрезвляющий подзатыльник. Правда, тряску земли таковым можно было назвать разве что очень условно.
- Не-е-е-е-е-т! - закричал он, все сильнее подрагивая не только из-за внешних обстоятельств, но и планомерно нарастающего внутреннего сожаления - Я д-до-лж-ж-ен б-б-ыл исп-п-пользз-з-з-овать маг-гию на д-д-д-реа-а-а-е-э-э-э!
В итоге Порченный плюхнулся наземь. Так было куда проще, чем пытаться сопротивляться землятресению. Он только решил что это решение было правильным, как ему на голову обрушились все гроты.

***

- Бел....п...бр...и...э...ту...сл...з - прохрипел он, лежа в позе раздавленной лягушки. А потом понял что самым что ни на есть глупым образом потратил последние крохи воздуха.
Он должен был кричать, но у него не было воздуха.
- Ммммммммммммммм! - взвопил вифрэй о спасении.
Но его не было.
Как тогда...в подземельях Лафайета...
- Но сейчас у тебя есть мы.
- Мы поможем.
- Мы спасём!

И, о чудо, камни начали сдвигаться.
- Ты знал что так будет?
- Нет.
- А я знал! Это всё сила дружбы!
- Врёшь.

Тонкая струйка воздуха просочилась и наполнила собой лёгкие Порченного. Он с наслаждением вздохнул. Донельзя приятно было вновь дышать.
Бесхвостого не слишком интересовало что и как его спасло - в конце концов это были проблемы того, чьи это были воспоминания. Он же приковал своё внимание к смерти. Она обрела форму и выглядела как та самая магическая конструкция. Стела.
Единственная рука Бесхвостого сжалась в кулак. Время вновь ускорило бег.
Он своими глазами наблюдал за смертью множества живых существ - как те увядают и либо умирают, либо изменяются. Наверное редкий маг жизни не воспылал бы гневом жизни. Он не собирался бездействовать. Да, это были воспоминания, но стоять и просто смотреть как гибнут многие и многие было выше его сил.

Действие

Рано или поздно она должна была быть разрушена.
Бесхвостый отказывался верить в то что стелу воздвиг хаосит. По мнению Йирта это было слишком очевидно и вместе с тем - нет. Было слишком много странных нюансов вроде отсутствия у Агерона стихий смерти и тьмы, по мнению Однорукого необходимых для построения подобной конструкции. Бесхвостый не видел ни процесс перемещения, ни создания проклятой колонны, а это значило что сделать это мог кто угодно - начиная от Министерства Магии, Бирюзового Анклава и заканчивая самой Мудрой Валкой. Дартна была более-менее вне подозрений из-за того что вифрэй считал её для этого не достаточно умной. Ну и, наконец, несмотря на всё увиденное, он просто больше сочувствовал хаоситу, видя в нем родственную душу. А вот сидящий на сокровищах и никому не дающий ими воспользоваться дух, который кроме всего еще и похитил чужой облик, вызывал разве что немного уважения своим упорством и тем что мог прихлопнуть Йирта одной левой.

Отредактировано Йирт С’Апть (2020-07-22 21:34:33)

66

Вифрей гневался! Вот прямо по-настоящему! Это было не обыденное ощущение Йирта, проявляющееся достаточно редко, но от этого чувство было лишь сильнее. Правда, Бесхвостый не мог с уверенностью сказать, вызвано ли это чувство магией, как у большинства магов жизни, или это больше его собственная ярость. Так или иначе, но сейчас это практически не имело значения, ибо погибающие на глазах Порченного существа в таких количествах попросту не могли оставить его равнодушным. Да, это всего лишь воспоминание, и он в принципе не может ничего изменить, но разве подобные мелочи его остановят? Нет, Йирту хотелось уничтожить эту стелу, кем бы она там не была возведена, и он выбрал для этого весьма сильное заклинание! Но... видимо, правду говорят, что гнев плохой советчик. Ведь каким бы сильным не было заклинание, оно бесполезно, если воздействует не на то, против чего предназначено.
Звезда жизни высвободилась сияющим потоком энергии, распространяясь как на стелу, так и вокруг нее, но толку от этого не было вообще. Стела не была живым существом и не была нежитью, а потому не могла быть разрушена подобным способом. Зато Порченный мог наблюдать другое - высвобожденная энергия жизни недолго озаряла окрестности, спустя буквально пару секунд она начала с поразительной скоростью втягиваться в стелу, пока не иссякла вовсе. Этот процесс чем-то напоминал то, что в ускоренном темпе видел Йирт. Только там стела поглощала жизненные силы живых существ, обращая самых стойких из них в нечто ужасное, а остальных горсткой останков. Сейчас же, разумеется, не осталось вообще ничего. Это что получается, Порченный только что стелу... "покормил"?!
Стоило потерпеть неудачу в своих начинаниях, как мир перед глазами вновь начал постепенно меркнуть, и вифрей быстро понял, что сейчас его снова куда-то перенесет. Однако, прежде чем это произошло, Йирта посетила закономерная мысль о том, что ничего бесконечного или безразмерного не существует. Во всяком случае в рамках мира, в котором он живет. А это значит, что стела едва ли может впитывать жизненные силы из каких-либо источников бесконечно, у нее должен быть какой-то предел. Наверное. Развить эту мысль до конца Порченный не успел. Во-первых, мешали голоса в голове, запутывая, а во-вторых, мир перед глазами окончательно померк.

***

Йирт открыл глаза и ощутил легкую слабость. Эта слабость была ему вполне знакома - упадок магических сил из-за чрезмерного использования маны. Сколько там у него осталось? Дай боги восьмая часть от общего запаса. Чуть приподняв голову и опасливо осмотревшись, вифрей на этот раз не обнаружил каких-то невероятных картин перед глазами: ни пустынь, ни садов, ни даже зала со злополучной стелой. Нет, он находился на знакомом островке с деревом, которое уже не выглядело таким увядшим, но и цветущим его назвать было сложно. Вода в озере стала чуть прозрачнее, но не более того. Здесь не было Агерона и приходящих на смерть зверушек, а "чувство жизни" выдавало вполне себе знакомую картину - всего три солярные точки на всю область, куда доставало чутье. А перед островком, на котором находился Йирт, обнаружилась Шантири и, разумеется, уже успевший надоесть за время "сна" Архео. Духи не приближались к вифрею и пока ничего не говорили ему, только смотрели в ожидании. Похоже на этот раз Йирт все же вернулся в реальность.

Цели миссии обновлены!

67

Йирт привык проигрывать. Ну или хотя бы не выигрывать. Он довольствовался малым. Одна рука осталась - уже хорошо. Дышишь - славно. Есть что поесть - ЭТО ПРОСТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНО! Наверное именно поэтому Бесхвостый не слишком огорчился тому что погружение в воспоминания оборвалось столь неопределённым образом. Но было горько из-за того что столько живых существ погибло буквально не из-за чего. Да, была какая-то там Слеза, но рассудок Йирта просто не справлялся с тем чтобы вообразить нечто такое, ради чего можно было поступиться столькими жизнями. Наверное именно потому что он бы сразу отдал эту штуку Агерону его никто никогда не просил ничего охранять.
Но было еще кое-что, что не давало Однорукому покоя.
Он открыл глаза и...
- Бвэуэвиуэвфллллл!
Восьмая часть имеющихся магических сил по прежнему была в нём, а это значило что он всё еще был способен что-то совершить. Но для начала надо было подняться.
Потом...самое сложно. Удержаться на ногах и...сделать шаг.
Затем еще один.
Шаг.
И еще.
Шаг. Шаг.
Прочь от дерева.
Шаг. Шаг. Шаг. Шаг.
Не упасть в воду тоже было важно.
Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг.
Разгоняться.
Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг.
Мимо духов. Прочь из пещеры.
Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг.Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг. Шаг.
В принципе вполне сошло бы и упереться в то место, что должно быть выходом - если тот был закрыт.
Пару раз стукнуть по камню кулаком и крюком.
Стук. Звяк.
Набрать в лёгкие побольше воздуха. И...
- ОТОЙДИТЕ-Е-Е-Е-Е ОТ СТЕЛ-ЛЫ-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы!
Начать кричать так, словно от этого зависит жизнь. Даже, судя по ощущениям, три жизни. Надо было предупредить заранее - до того как стела начала жатву. Если в её силах было сожрать столько разных живых существ и не поперхнуться, то Бесхвостый не был уверен - сможет ли он когда-либо перенасытить эту штуку своей магией. А уж три жизни для неё будет так - на закуску.
- ОНА ВАС СОЖРЁ-О-О-О-О-О-Т!
Он собирался сообщить об этом Фрягло, Ширре, да даже Дартне об этом во что бы то ни стало. Даже ценой новых трат магических сил вроде кровавого копья - чтобы оно разъело стену.
Если же препятствий не было, Бесхвостый собирался топать на пределе своих сил.

68

Недостаток магических сил на удивление сказывался на Йирте не так сильно, как это происходит обычно. Бесхвостый не раз доводил себя до истощения и прекрасно изучил особенности своего состояния, когда магическая энергия достигает того или иного порога. А сейчас он не мог понять, почему чувствует себя лучше, чем должно быть. Впрочем, сейчас ему это было и не так важно, ибо последнее воспоминание, в котором побывал Бесхвостый, было еще свежо в памяти. А особенно запоминающимся был яркий образ того, как гибнут живые существа, подходящие к стеле. И все же первые шаги дались вифрею не без усилий, но потом... потом он лишь наращивал темп, бросаясь к единственному выходу из пещеры мимо духов, которые вряд ли понимали, что происходит в голове Йирта. Тем не менее, никто не стал ему препятствовать или причинять вред. Даже наоборот, вифрей ощутил на себе воздействие ускорения, когда бежал по каменному коридору. Судя по всему заклинание - дело рук Шантири. Точнее лап. Или что там у нее магию накладывает?
Порченный бежал и кричал. Громко! Отчаянно! Так, словно от этого зависела жизнь всего мира. Откровенно говоря, так и было. Ну, почти. Сейчас в опасности были жизни тех, кто остался у стелы. Бесхвостый даже не обращал внимания на неразборчивое ворчание позади. Кажется это был Архео, недовольный шумом. Сам Йирт заметил это далеко не сразу, но своды гротов сотрясались, а местами падали сталактиты. В голове на мгновение всплыло предупреждение Шантири о том, что от громких звуков пещеры могут обвалиться, но это предупреждение бесцеремонно было вытеснено мыслью о куда более жестокой смерти, которая может постичь живых близ стелы.
Ворвавшийся в нужную залу вифрей, кричащий не своим голосом, разумеется, сразу же привлек внимание присутствующих. Фрягло находился неподалеку от огненной реки и бдительно смотрел по сторонам, наблюдая за выходами из залы - вдруг появятся еще оскверненные животные? Рядом с одним из большим валунов вальяжно расположилась кошка Дартны, вокруг которой пританцовывал уже явно восстановивший силы (а может только их часть) Большой Ух. А вот Ширру Бесхвостый обнаружил не сразу, ибо песец крутилась чуть позади вифрея. И вот она-то как раз нервничала! Говорят, животные чуют настрой хозяев, а по словам Уха, Ширра выбрала себе хозяином Йирта. Или дух говорил, что она окрестила вифрея своим самцом? Неважно. Сейчас во всяком случае.
http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/522/810261.jpg
Дартна: Что случилось? - встревоженно обратилась к вифрею шаманка, когда тот ворвался в залу со своими криками.
Девушка как раз находилась около стелы и явно что-то там делала, пока Йирта не было. Сейчас же она развернулась к прибывшему, переключаясь на него. Дартна стояла спиной к стеле, и не замечала, как позади начала едва-едва проявляться тьма. Не видели этого и Фрягло с Ухом, и даже Гли'ацесс, ведь внимание присутствующих было приковано к ворвавшемуся Йирту. А последний как раз отчетливо видел, как по краям стелы из тьмы формируется нечто похоже на когтистые руки, а на самой вершине стелы проявляются едва различимые очертания лица. И даже этих смутных очертаний Йирту было достаточно, чтобы дорисовать его мысленно и найти общие черты с Агероном.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Ледяная Пустошь » Альзуровы гроты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC