http://forumuploads.ru/uploads/0001/52/10/3018/52394.jpg

Торговая Лига была удивительным местом. Единственный во всём мире город настолько крупный, что назывался городом лишь по какой-то шутке богов, являясь же на деле много, много большим. Разносторонний, разнонациональный, разнорасовый муравейник, кипящий и бурлящий, как готовый к извержению вулкан, каждый день своей жизни. Лига принимала всех и вся - если, разумеется, они могли заплатить, считаясь лишь с одной-единственной действительно важной вещью. Золотом. Золото здесь было превыше всего, и даже жизнь оставалась где-то далеко позади, как намного менее ценный товар. Покупалось и продавалось всё - даже то, чего, казалось, не существовало на этом свете и то, что нельзя было передать из рук в руки.

Тара была в восторге от этого города. Шумный, людный, переполненный людьми и нелюдьми он походил и одновременно очень отличался от Пурпурного Архипелага. В первую очередь отличался, разумеется, богатством. А оно бросалось в глаза на каждом шагу - глазурью, позолотой, мрамором и дорогим деревом, искусной работой множества ремесленников, чудесами архитектурной мысли. Она глазела по сторонам с восторгом и жадностью как до впечатлений, так до добычи, оценивая всё, что видела, не столько с эстетической точки зрения, сколько с материальной. Грубо говоря - прикидывала, за сколько всё это можно продать. Конечно, это было не целью, но такова была натура пиратки, везде ищущей прибыль и добычу. Круговерть жизни, не замирающей даже ночью, тоже пришлась ей по нраву - в тавернах можно было встретить кого угодно, от светлого эльфа до гостя из подземелий, от барда до ассасина, от бездельника до владельца крупной гильдии. Бесконечное количество обладателей самых разных талантов давало настолько широкий выбор, что Тара выбирала и расспрашивала даже более придирчиво, чем собиралась изначально. Ведь она прибыла сюда с целью найти учителя новой воинской техники, которая станет подспорьем в бою и билетом на капитанский пост - какой, она пока не знала, но уже была точно уверена, что подберёт для себя что-то очень и очень хорошее. Так что она ходила по тавернам и рынкам, пила, общалась, впитывала информацию и впечатления, заводила знакомства и искала. Не знала что, но была уверена, что поймёт, когда столкнётся.

Вот и сегодня она шла по улице, грызя какой-то местный фрукт, название которому забыла сразу после покупки, и просто глазела по сторонам, в ожидании, когда предчувствие потянет куда-то. Здесь было прохладнее, чем она привыкла, потому женщина не снимала камзола, надетого поверх белоснежной рубахи и поясного корсета - скорее дополнительной защиты торса, чем декоративного элемента, потому что она никогда не шнуровала его так, как делали то барышни, падающие в обморок от нехватки кислорода. Треугольная шляпа прикрывала болотно-зелёные глаза от солнца, что, чуть прищурившись, цепко изучали мир, короткие жёсткие волосы отливали чернотой. Сабля привычно похлопывала по левому бедру, а справа висели в специальном креплении три чакры. Тара шла спокойной, уверенной походкой, по которой можно было сразу узнать бывалого моряка - чуть расставив ноги, готовая в каждый момент скомпенсировать крен поверхности, - никуда не торопясь и выискивая что-нибудь любопытное.