Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Личные комнаты » Комната: Ливетта ван Мириам (Евангелина)


Комната: Ливетта ван Мириам (Евангелина)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Гостиная:
Просторная светлая комната нежно-фиалкового оттенка, стены которой украшены маленькими зарисовками путешествий. Пол устлан незамысловатым узором из паркетных березовых плашек. Напротив входа в помещение в полутора метрах базируется недлинный "отросток" стены, вдоль которого расположился простой шкаф с большим зеркалом посередине. Тут же справа стойка для плащей и полка для обуви. Заканчивается своеобразная перегородка кадкой с пушистой гавицеей. В правом углу гостиной комнаты находится широкий угловой диван сиреневого цвета с ворсистой фактурой, на который небрежно брошена белая овечья шкура и несколько декоративных подушек зеленого и шоколадного цвета. К дивану приставлен кофейный столик из вишни на резных ножках и с цветным стеклом поверх деревянной поверхности стола. В углу напротив возвышается массивный книжный шкаф с прикрепленной к нему ажурной парой магических светильников, источающих приятный желтый свет. У шкафа стоит мягкое глубокое кресло в тон дивану, и маленький круглый стол, заваленный книгами по истории со множеством цветных закладок. По центру комнаты удачно лег пушистый бежевый ковер. Заворачивая налево, за искусственную перегородку, встречаешься нос к носу с импровизированным кабинетом. Массивный рабочий стол, удобных два стула, один из которых служит хозяйке комнаты, второй - возможному гостю. С правого краю от стола высокий застекленный стеллаж, в котором хранятся различные документы. Вопреки общей обстановке творческого беспорядка, на столе идеально чисто. В две разных стопки разложены листы пергамента и бумаги, придавленные фигуркой кошки в "лежачей" позе, из розового дерева, до сих пор источающего тонкий аромат. Рядом расположены дорогие и довольное редкие механические часы гномьей работы, в деревянном корпусе и с золочеными металлическими элементами. В ящике связка гусиных перьев вместе с промокательной бумагой. В рабочем использовании перо лишь одно, что аккуратно лежит рядом с серебряной чернильницей, записывающим кристаллом, растворителем, копирующим листом и секретарем-невидимкой - волшебным пером, записывающим самостоятельно под диктовку слова владельца. Довершает картину еще один магический светильник на краю стола, увенчанный фигурным абажуром для менее яркого света, и на котором на разной длины шнурках свисает три маленьких пузыречка с сухими травами и ягодами. Позади стола на стене изображено дерево, к ветвям которых прикреплены зарисовки людей и их именами.
Напротив стола стоит деревянный комод, в целом особо не примечательный, если бы не красивые механические часы, стоящие на нем и размеренно отсчитывающие время. Комод находится вровень с подоконником, на котором во всю длину стоит белое кашпо с растущей в нем шикшей, или по-другому, "хранительницей души", плодоносящим лекарственным растением, чьи ягоды славно лечат бессонницу. Полупрозрачная тюль скрывает широкое окно, выводящее во двор Аклории.
Спальня:
Комната средних размеров. Голубой оттенок стен напоминает если не небесную лазурь, то уж точно чистую водную гладь. У правой стены стоит кровать, покрытая бежевым постельным бельем, сделанный из мягкого материала, приятного на ощупь. На кровати вдоль стены лежат  три мягкие подушечки из такого же бежевого материала. Окно, располагающиеся напротив кровати, на ночь закрывается плотными шторами темно-синего цвета. Рядом, стоит деревянная резная тумбочка со свечой в металлическом подсвечнике и графином с водой. В тумбочке есть выдвижной ящичек для разных мелочей. У противоположной стены стоит шкаф, кресло и туалетный столик с бежевым пуфом. На столике, как и в импровизированном кабинете в гостиной, все мелочи разложены аккуратно. На подоконнике растет цветок, носящий имя "кровь дракона", который вносит в общую картину комнаты яркое контрастное пятно.
Ванная комната:
Просторное помещение собрало в себе комфорт, уют, изящность и нежность. Ванная выполнена в мягких бежевых тонах. Белоснежные махровые полотенца так и манят прикоснуться к себе. Душистое мыло наполняет ванную свежестью и ароматом цветов. Овальное зеркало в черной ажурной металлической оправе висит над раковиной, врезанной в каменную столешницу. К зеркалу крепятся магические светильники. Рядом шкафчик для различных мелочей и крючки для халата и полотенец. Ящик для грязного белья и санузел. Сама ванна овальной формы, с серебристыми краниками, подставка рядом с которой уставлена различными средствами по уходу за телом.

2

Волчий лес. Чаща и путь на Затерию >>> Скачок времени >>>

Прошло чуть больше полугода с последнего задания Серкэ. За это время многое изменилось, и эти изменения коснулись каждого. В том числе и тенелова. Пусть Министерство Магии старательно делало вид, будто они не при делах, будто никакой войны с нежитью и вовсе нет, подразделение Трибунала функционировало, и все работали вдвое больше обычного. Каждое успешно выполненное задание простые служащие воспринимали как песчинку на чаше весов страшной войны. Но даже самый безграмотный пьянчужка знает, что одна крошечная песчинка способна склонить чашу весов на одну из сторон.
После того, как Евангелина более-менее оправилась от потери важных для нее людей, первое, что она сделала - это попросила координатора Кевина отослать ее подальше от академии. К сожалению, или к счастью, окрестности Затерии, где некоторое время заклинательница жила, стали не менее опасны, чем линия фронта, поскольку обезумевшие от происходящего жители постепенно начинали кидаться на людей, не говоря уж о нежити, что свободно бродила по окрестностям, наводя ужас на местных. По этой причине, по иронии судьбы, Аклория стала для Евы неплохим убежищем, где она могла наблюдать за своим "заданием" в лице сварливого серого мистика, хоть это и оставалось по-прежнему опасным для нее самой. Однако, после громкого завершения дела у нее было временное преимущество, и она могла не опасаться нападений в любую минуту.
Так, по собственному желанию и безвыходной ситуации Евангелина надела форму аклорийского клерка, став младшим архивистом в Аклории, ассистентом и доверенным лицом архивариуса Хонхеля Брамса, добродушного старика, обожающего свою работу. Новая работа открывала неплохие информационные источники, которыми заклинательница не брезговала пользоваться.
Пришлось переехать в выделенную в академии комнату, которая представляла собой своеобразный маленький дом, разве что без полноценной кухни. Но Ева все равно толком не умела готовить, потому особо не страдала от этого недостатка жилого помещения, которое со временем она обставила на свой вкус.
Подобные перестановки подстегнули заклинательницу к небольшому изменению и в собственной внешности: где в конечном итоге она решила состричь несколько золотистых локонов, образовав их укороченную версию в рваную челку. Таким образом на некоторое время для себя она создала иллюзию внутренних перемен. Впрочем, одна перемена точно была - девушку напрочь отвернуло от церкви, и теперь она испытывала к служителям храмов если не презрение, то жалость и сочувствие. Любимый кулон с красивым фиолетовым камнем с желтыми прожилками, одна из немногих вещей, оставшихся от дорогой семьи, превратился в одну крупную сережку с серебряной оправе. Удалось исполнить давнюю мечту и заполучить в свое распоряжение столь редкие карманные часы гномьей работы. Пришлось выложить неплохую сумму в честь такого события, но результат стоит тех денег.
Зеленый кристалл, который достался в качестве минимальной компенсации за весь причиненный личом ущерб, хранился у Евы. Как и памятные вещи следопыта, и многие другие мелочи, дорогие сердцу.
Завершенное задание Ева не считала победой. Она продолжала себя винить в слабости и беспомощности, которые, как она считала, и послужили главной причиной смерти стольких людей и нелюдей, с которыми она пересекалась так или иначе. И Ева стала долго, нудно и упорно изучать азы магии Земли. Когда-то давно ей говорили, что у нее неплохие способности и есть потенциал в данной области. Как показала практика - действительно, спустя почти полгода дело сдвинулось с мертвой точки, и затем изучение пошло довольно легко, словно прорвало незримую плотину. До совершенства эту стихию необходимо было оттачивать еще долго, но определенные успехи не могли не радовать. Ну а на радостях Ева выучила и несколько приемов рукопашного боя у учителей с военной кафедры. Кто знает, когда оно может пригодиться на очередной опасном задании?

3

Письмо не могло не привлекать внимание - сиреневый оттенок конверта не самой дешевой бумаги, достаточно ощутимый запах фиалок и массивный герб на алой восковой печати, который даже при самом пристальном рассмотрении невозможно было идентифицировать. Оно было далеко не первым. Некоторое время назад Евангелину стал допекать тайный воздыхатель. Вернее, этот человек в строчках письма позиционировал себя именно таковым, в то время как истинную его личность не знал, пожалуй, никто. Достаточно не умелые верши, присылаемые в конвертах, подобно тому что сейчас находился в руках у девушки, могли вызвать мало-мальски сильные эмоции разве что у восторженных пятнадцатилетних дам. Текст содержал множество велеречивых слов, от которых в буквальном смысле сводило челюсти и возникало желание немедленно сжечь это творение, не говоря о том чтобы лишний раз читать это издевательство над нормальным литературным языком. Неприятный дождь за окном мерно барабанил по подоконнику, навевая дрему - учитывая серую густоту туч, скрывающую последние отблески садящегося солнца, можно было предположить что сейчас уже достаточно глубокий вечер, в то время как на самом деле предвестник ночи лишь готовился вступить в свои права. Евангелина была вольна распоряжаться своим временем - отсутствие первостепенной важности заданий и острой необходимости заниматься учениками отдавало этот вечер в её собственные руки.
Не эта ли возможность - выбирать собственный путь являлась бледной тенью истинной свободы?

4

Не единожды вышагивая по острию длинного ножа, мечтаешь поскорей вернуться к тихой, спокойной и размеренной жизни. Кажется, будто этого не хватает, словно воздуха. Устаешь рисковать собой, привыкаешь к боли потерь. Даже порой перестаешь себя чувствовать человеком, словно эмоции атрофируются и превращаешься в этакое моральное бревно. Но сколько в действительности без встрясок может прожить тот, кто привык ставить на карту все? Сколько такой человек может прожить без риска и как быстро скука начнет жалить его больней любых врагов? Вероятность утратить не только собственную жизнь, но и чью-то еще вынуждает использовать весь свой потенциал, выжимая силы до последней капли. Каждый раз кажется, что вот он - твой предел. Но оказывается, что ты не так уж и паршиво играешь в кости, и судьба, ухмыляясь, дарит возможность вновь показать себя. Ведь ты это заслужил. И "потолок" возможностей становится иллюзией, открывается второе дыхание и ощущаешь, что только сейчас начинаешь жить по-настоящему. И ценишь каждый миг, каждый вздох, каждую секунду, что с таким трудом вырвал из цепких лап Костлявой стервы.
И вот он, долгожданный приз: заслуженный отдых - возможность пожить мирной жизнью. Почитать любимую книгу, полюбоваться дождем, погреться в лучах заходящего солнца, выпить ароматного чаю, улыбнуться знакомым, понежиться в теплой ванне и вдоволь выспаться... Ведь это и называется обыденной жизнью? Казалось бы, такие простые радости могут столько счастья приносить ежедневно. Но на самом деле начинаешь ценить простоту лишь тогда, когда висит угроза всего лишиться. А потом...
Потом проходит неделя. За ней другая. Может месяц. Может, полгода. Однако, рано или поздно, у любого авантюриста наступает момент, когда один день становится похож на другой, и начинает казаться, будто окружающий мир теряет краски. Самая вкусная еда - пресная, запахи настолько приелись, что уже их и не чувствуешь. Детский смех раздражает, как серый дождь за окном. Сама жизнь начинает надоедать своим мирным однообразием. Скучаешь по опасностям, что так щекочут нервы и заставляют кровь бежать по венам быстрее. От безделья начинает болеть голова, что в итоге выливается в вечное недовольство.

Скука давно накрыла Евангелину с головой. Она не хотела признавать, но без опасных тайн тенелов готова была себе локти грызть и выть раненой волчицей. Как назло, ее вмешательство все еще нигде не требовалось, потому она продолжала влачить "жалкое существование" в качестве помощницы архивариуса. Даже объект наблюдений, беловолосый профессор-зануда, последнее время выглядел слишком скучным и обычным. К всеобщему раздражению с недавнего времени прибавился еще и тайный воздыхатель, который отличался удивительным скудоумием и бездарностью. Поначалу это выглядело как невинная шутка. Мало ли - она ведь все-таки нынче живет в академии. Кто-то проспорил и вот теперь отбывает свое "наказание". Может, это и просто чья-то шутка. И все бы ничего - да только письма в лиловых конвертах Ева стала получать регулярно. Запах фиалок она уже начинала тихо ненавидеть. И была совершенно уверена в том, что мокрого места не оставит и поклонника, если тот по глупости посмеет попасться ей под руку.
Вечер обычного скучного дня заклинательница проводила в своей комнате. Она сидела за рабочим столом и, поджав губы, вдумчиво смотрела на лиловый конверт, не желая тот раскрывать. За окном по-весеннему обычно лил холодный дождь, барабаня по стеклам. Ева вот уже полчаса переводила взгляд со стрелок мерно тикающих часов на конверт, и обратно. От этого бессмысленного занятия потихоньку начинала болеть голова.
- Надоело, - довольно резко и громко выпалила девушка, скинув небрежным жестом письмо на пол. "Если в ближайшее время я не найду, чем себя занять, то проще будет перегрызть себе вены, черт возьми." Отвратительный запах фиалок все еще легко витал в воздухе. - Если бы только найти этого маленького гаденыша!
И вот тут полагалось прогреметь грому или хотя бы сверкнуть молнии за окном, но увы, ничего такого специфичного не произошло. Однако, идея для развлечения все же нашлась сама собой. Ева расплылась в хищной улыбке и вскочила из-за стола, метнувшись к вешалке в прихожей. Беспощадно сорвав с крючка пальто, заклинательница нацепила крепкие кожаные сапоги, доставшиеся с последнего приключения, вернулась за письмом, наплевав на засохшую грязь, что мелкими ошметками отмечала ее маршрут. Затем, предвкушая возможную городскую "охоту", стала поочередно вытаскивать из шкафа свое давнишнее снаряжение. "Почему я раньше об этом не подумала?! Могла бы заняться этим давно! Но нет же, надо было себя помучить... Уверена, что герб-печать, даже хотя бы его элементы, должны быть в архиве. Это же основа основ! Мхом тут поросла, бездействуя. Еще немного, и вовсе нюх потеряю!"
Привычные кинжалы, которыми тенелов пользовалась редко. Она всегда брала их с собой, даже в академии, поскольку те придавали ей уверенность и некую иллюзию безопасности. Кожаные крепления привычно обтянули бедра под расклешенной темно-серой юбкой длиной чуть выше колен, фиксируя сталь. Маги часто разрешали себе различные вольности во внешнем виде, так что тенелов и не думала отказываться от подобных привилегий. Изящное эльфийское нижнее белье было тому неплохим доказательством. Да и пользы от него было побольше, чем от старомодных панталон, в которых и ноги у неопытного "пользователя" могли запросто запутаться. Скромные же, но утепленные черные чулочки и выглядели опрятно, и неплохо согревали, позволяя заклинательнице сохранять статус загадочной фигуры.
Ладонью Ева проверила наличие карманных часов, что покоились в левом кармане жилета, пошитого в тон юбке. Во внутреннем кармане Ева по-прежнему носила письмо от Звезды Запада и перстень-печатку, доказывающую полномочия заклинательницы и подтверждающие ее особое задание. Пояс украсил специальный футляр со свитками. Потайной кармашек в этом поясе был сделан на заказ специально для зеленого кристалла, который Евангелина опасалась оставлять без присмотра даже в своей комнате. На строгую бежевую блузу бесцеремонно были натянуты наручи, единственная память о следопыте. Эта вещь с тех пор всегда напоминала лишь об одном "сражаться до конца, не щадя себя". Пожалуй, Ева верила, что только таким образом можно было искупить свой долг перед Венумом, раз не получилось вернуть его к жизни. Браслет из голубого малахита, как и всегда, блестел на правом запястье. Осталось дело за малым - пальто насыщенного синего цвета с золотистыми оборками и черным воротником, которое Ева застегивала всегда лишь на три верхних пуговицы, оставляя полы пальто развиваться подобно дорожному плащу. В левом верхнем кармане пальто, застегивающемся на позолоченную пуговицу, всегда хранились документы, без которых нынче в городе было тяжко. Оставался последний штрих - компактная, но довольно крепкая сумка с креплениями под зелья, в которой также хранились хирургические иглы, нитки, бинты, ножницы и скальпель; качественные отмычки, "огоньки", эльфийская веревка-паутинка, огниво.
Покрутившись перед зеркалом, Евангелина еще раз взглянула на нераспечатанное письмо. "Ключи от архива у меня есть, как и прямой допуск. Хотя там запросто может оказаться Хонхель. Он мастер своего дела и просто обожает все эти пыльные документы. Не важно. Не думаю, что он будет мешать моему маленькому вечернему развлечению."
- Я тебя достану из-под земли, юное дарование. И отправлю на факультативные занятия по литературе. - улыбнувшись, с этими словами девушка покинула комнату, закрыв ту на ключ.

Аклория. Архивохранилище >>>

5

Угольные склады. Нижнее кольцо <<<

Кто же мог знать, что "вечернее развлечение" в виде поиска автора таинственных любовных посланий приведет к череде смертей, да еще и нелегкому выбору. Евангелина всю дорогу до своего прибежища размышляла о том, что судьба вновь подкидывает не только шанс, но и причину для избавления оков, в которых тенелов себя держала добровольно. "Возможно, он тогда был прав. Ради чего я здесь? Всю жизнь послушно верила, будто наказана богами запретным даром и потому пытаюсь всячески искупить свою вину. Затем просто свыклась с мыслью, что иначе нельзя. А теперь... Теперь в самом деле иначе не могу."

Свет магических светильников отчего-то казался совершенно неуютным, потому девушка зажгла пару свечей, усевшись за свой рабочий стол. Перед ней лежал в раскрытом виде конверт, поверх которого был приказ о задержании Грейсона. "Они собираются его обвинить в убийстве целого отряда инквизиторов. Добавим к этому, что Рубиус особо дружен в инквизицией, со слов того констебля... И получаем смертную казнь официально. Медным тазом накрывается все, начиная с моего прикрытия и заканчивая преподаванием Грейсона в Аклории. Конечно, быстро они его не поймают, но будут очень стараться, и рано или поздно, у них это получится, если не найти доказательства, что все было подстроено. Сомневаюсь, что те люди в самом деле были инквизиторы. Но сам Грейсон... Ох, это самая больная, пожалуй, проблема. Даже если он сделал себе прикрытие, в чем я сильно сомневаюсь, он не будет прятаться. Или еще хуже - просто не поверит мне, и получит задержание прямо в стенах академии, что скажется на его профессорской репутации. Отсюда - при лучшем стечении обстоятельств он скроется из виду, но опять же, тогда теряется и мое прикрытие. Снова мимо... Что же делать?.."
Все рассуждения сводились в конечном итоге к необходимости предупредить мистика о грядущей опасности. Но вот беда: он слишком упрям и совершенно не доверяет Еве, чтоб что-либо предпринять адекватное. Заклинательница еще раз взглянула на приказ, и тут занятная мысль все же посетила ее.

Письмо было отправлено обратно в конверт, а тот аккуратно запечатан, как ни странно, серебристой булавкой.
На самом конверте Евангелина вывела короткую фразу:

Опасные мысли — это мысли, заставляющие шевелить мозгами. М.

Шестого апреля семнадцать тысяч восемьдесят пятого года в академии волшебства Аклории
надлежит любыми способами задержать старшего преподавателя Зика Грейсона.

Дотошный Грейсон мог бы сравнить почерки и понять, что писали два разных человека. Добавлять что-то еще смысла не было - все-таки он был не глупым человеком. В ящике стола нашлась совершенно безвкусного ярко-розового оттенка лента, которую как-то присылал тайный поклонник, перематывая ей конверт. И теперь заклинательница привязывала конверт к своему кинжалу. Пусть Зик и не заострял внимание на ее оружии, но с прошедшего вечера он его точно помнил, а значит, перепутать одного "автора" уже однозначно не мог.
Оставалось придумать, где именно оставить такую посылку-предупреждение, чтоб ее нашел именно тот, кому полагается. И вот эта загадка оказалась заклинательнице практически не по зубам. Прошел час, а она все не могла придумать выход. Ева успела перекусить, помыться, даже думала уже лечь спать. И лишь в минуту подступившего отчаяния, будто бы само собой разумеющееся, в памяти всплыл сундук, куда по обыкновению складывал свое оружие и доспехи Грейсон. С досады девушка стукнула себя ладонью по лбу. "Надо же быть такой бестолковой и не догадаться сразу!" Подхватив "посылку", она тот час же открыла портал в учительскую.

***

"Главное, чтоб он не пересекался со мной. По крайней мере, пока за мной следят." Думала заклинательница, освещая себе путь к сундуку свечой. Пользоваться магией света было сейчас крайне неразумно. К счастью, в ночное время он был незаперт, потому оставалось надеяться, что мистик заметит послание как можно раньше, и у него будет время уйти.
Вернулась Евангелина через незакрытый портал назад в свою комнату. Дабы не вызывать лишних подозрений, эту ночь она все-таки провела в стенах академии. А ранним утром следовало решить, куда отправиться дальше.

Отредактировано Евангелина (2015-02-09 23:37:06)

6

Лишь под утро Евангелине удалось уснуть - волнение за дальнейшую свою судьбу пересиливало усталость. Но в конечном итоге мягкая подушка и теплое одеяло создавали иллюзию безопасности, и тяжелый, но необходимый сон забрал в свое царство заклинательницу. Будильник на часах рабочего стола прозвенел вовремя. За окном еще было темно, когда Ева вовсю собирала свои вещи в походный рюкзак. Ценные записи, немного сменной одежды и, разумеется, артефакты с зельями. За время небольшого перерыва у Евы все же созрел не самый гениальный, но все-таки план действий. И первым пунктом в нем значилось избавление от слежки. Каким образом этого можно было добиться? Конечно, амулет будет подсказывать примерное местоположение наблюдателям, однако точно определить они в любом случае ничего не смогут, если только не успели установить своего рода магический маяк на амулет, как это в свое время сделал Кевин для более быстрой связи. Но тому на это потребовалось время и касание "Эха Тени". Ничего подобного за прошедший день Ева припомнить не могла, следовательно, хоть в чем-то у нее было небольшое преимущество. Далее - необходимо было временно изменить привычный образ. И в этом ей мог помочь один давний знакомый, с которого причитался должок. Бродячим артистам трудно найти местечко в городе, но Ева пару лет назад похлопотала за полуэльфа, и теперь актер имел крышу над головой и свой кусок хлеба, пусть и без масла.
Проверив все, заклинательница взвалила на плечи рюкзак, накрыла голову капюшоном и открыла портал в трущобы Нижнего кольца Иридиума.

Иридиум. Трущобы >>>


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Личные комнаты » Комната: Ливетта ван Мириам (Евангелина)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC