FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 11 декабря 17082 года - Поллиана, Кронос


11 декабря 17082 года - Поллиана, Кронос

Сообщений 1 страница 30 из 76

1

Дурной лес… о нем ходит немало баек, страшилок и просто… всякого и разного. Знатоков и ценителей природы лес всегда завораживает своей непостоянностью – то он таинственный и непредсказуемый, то ясный и солнечный, а иногда – пугающий и опасный. Но там, где он граничит с жилыми поселениями, Дурной лес относительно спокоен. Хотя и кажется порой, что вековые деревья вздыхают во след каждому путнику, печально смотрят ему в спину и все ждут… ждут, когда кто-то их поймет.

Следопыты, охотники и лесничие всегда следят за популяцией хищников и не допускают ее чрезмерного скачка, как, впрочем, и остальной дичи, которой здесь в изобилии – приходится в сезонные дни распугивать неопытных браконьеров, для их же безопасности, между прочим. Мало кто в последние годы забредал в самые заросли, в чащу… и мало кто оттуда возвращался.
11 декабря 17082 года выдалось снежным. С самого утра шел легкий пушистый снежок, тучи заволокли все небо и последние, опаздывающие птицы спешили покинуть окрестности Иридиума и отправиться в Вечный лес, а то и в сторону Каталии.

Неделю назад по окрестностям прошелся сильный снегопад, и поэтому в лесу множество нетронутых сугробов, которые коварно скрывают под собой мелкие овражки, ямы и просто коряги. Елочки, покрытые белыми шапками, похожи на сказочных существ, заполонивших весь лес. Некоторые тонкие, гибкие деревья согнулись под тяжестью снега до самой земли, превратившись в кружевные арки невероятной красоты. В воздухе, пронизанном солнечными лучами, висит звенящая тишина. На искрящимся на солнце снегу нет ничьих следов, что довольно странно для такого живого леса, каким является Дурной.     
Смеркается. Зимой это вообще случается очень быстро, что уж говорить о том времени, когда близко зимнее солнцестояние?

Вся местность выглядит так, словно пришла целиком из сказки – заснеженные ветки деревьев, таинственные тени на снегу, на самом западе уже догорает закат… но зимней ночью в лесу одному делать нечего. Зимней ночью, когда мороз крепчает, снег пугающе хрустит под ногами, а деревья кажутся немыслимыми, страшными существами.

Здесь – небольшая полянка, вдали от Затерии, но не так уж и далеко, чтобы заблудиться тому, кто странствовал здесь несколько раз. Тишина… ни птиц, ни, тем более, зверей. Все словно замерло в предвкушении и ожидании чего-то… а может, Лес просто засыпал, убаюканный тихой зимней колыбелью…

2

Полина уверено пробиралась по сугробам к поляне, про которую ей рассказала Эванджелина. Время, которого Полли ждала несколько месяцев, неумолимо приближалось, но девочка, как не спешила, боялась не успеть. Полина с раннего утра была на ногах - сначала выбиралась из города, потом добиралась до Эванджелины и только потом подошла к самой цели - отправиться в Дурной лес. На самом деле, идея шататься по лесу ночью не обрадовала ни Поллиного отца, ни ее тетю, и Полине стоило немало усилий уговорить их отпустить ее.
Давай, давай, осталось немного... нет, все, больше не могу. Поль, кутаясь в красный свитер, под которым было еще с десяток кофт, остановилась и прислонилась к снежному стволу большого дерева. Силы были на исходе. Полли натянула шапку на уши и обхватила себя руками. Попрыгала, чтобы согреться. Может, здесь остаться? - пришла в голову вполне логичная идея. Постояв некоторое время по колено в снегу и поразмышляв над этим вопросом, Полли все-таки решила дойти до конца. До полного захода солнца еще... ну, не очень далеко, но какое-то время у меня есть. Если не успею доползти до той полянки, придется собирать на деревьях поблизости. Если они на них будут. Эванджелина сказала, что эти деревья растут на это поляне, но ничего не говорила на счет того, где еще они могут произрастать. И я тоже хороша, не спросила ничего... эх, вот из-за своей глупости буду мучиться. Но я смогу и дойду.
Стараясь не думать о холоде и о времени, Полли продолжила прокладывать тропинку. Заблудиться, пока солнце не зашло, было сложно - по словам тети к нужной Полине полянке вел "коридор" из деревьев. Ну, коридор-то был не идеально ровным, все-таки в лесу, но ориентироваться было довольно легко. А вот идти - не очень. Думая об ужине, который ее ждет после возвращения, Полли бесстрашно шагала вперед.
Тем временем лес погрузился в сумерки. Начали появляться пугающие тени, а деревья стали походить на нелюдей - больших, объемных, с корявыми пальцами и безликие. Полина старалась на них не смотреть, но если не выдерживала и кидала на них взгляд - сердце замирало от ужаса. Именно тогда Полли первый раз задумалась: "А действительно ли я правильно поступила, решив идти в лес?".
Через несколько минут, когда совсем стемнело и Полина почти отчаялась, она, наконец, вышла на полянку, которую искала. Деревья обступили ее неплотным кольцом, а чернота леса между ними пугала. Снег был более-менее утоптан, и Поль, наконец, вздохнула с облегчением. Расчистив снег у корней одного дерева, девушка нашла несколько сучьев, которые можно было поджечь.
Взяв один из них в руку, Полина сосредоточилась и, не мигая, устремила взгляд на него. Спустя несколько секунд на палке затлела искра, но в тот же миг погасла. Поль снова сосредоточила свое внимание на поджигаемом предмете. Вторая попытка оказалась удачной - один конец палочки загорелся. Получилось нечто на подобии факела. Безумно гордая собой, Полли встала в предполагаемый центр поляны, чтобы вокруг нее было пустое пространство. Чтобы никто не напал со спины.
Полина не боялась, что импровизированного факела надолго не хватит - к этому времени она уже могла спокойно брать в руки небольшие огоньки, не боясь обжечься. Вздохнув, девушка начала свое ожидание.

Отредактировано Поллиана (2011-02-11 21:31:21)

3

Как хорошо быть птицей… уметь парить, подстраиваясь под могучие потоки ветра – восхитительное ощущение. Быть свободным… от всего и сразу. Хотя бы иногда.

Перевертыш уже и не помнил каково оно было – до того момента, когда он впервые взмыл в воздух. Неуклюжее, неопытное тело сапсана взмыло ввысь… для того, чтобы рухнуть на беспощадную землю. Рожденный ползать – летать не может? Как бы не так!..

На тренировки ушли недели, месяцы… но теперь Кронос мог наслаждаться своей новой формой сполна. Чувствовать клекот души, упивающейся новыми, дурманящими ощущениями. Пике, перевороты, он ежедневно оттачивал свое мастерство, теперь еще и в воздушных охотах и схватках. Теперь, казалось, перед ним открывался весь мир… лети – куда пожелаешь, с умопомрачительной скоростью перелетай там, где раньше шел несколько дней… ново, необычно, волнующе.

Но силам тоже отмерен свой предел, и теперь перевертыш устал. Охота всегда его поддерживала, но ровно до того момента, как добыча была достигнута… пролетая навстречу закату, сапсан лениво осматривал местность. Лес был красив, бесспорно. Не похожий на леса Рутуса, но в нем была своя какая-то особая прелесть. Никогда перевертыш не боялся его ночного влияния, наверное, сказывалось то, что одним из самых сильных хищников в нем был сам Лютоволк, который на равных мог поспорить и с теми, кто крупнее его.

Внизу, среди деревьев мелькнула темная тень. Соколиные глаза зафиксировали ее, а тело уже было рванулось вниз, к добыче. Стряхнув оцепенение, Кронос присмотрелся.

Человек… совсем крохотный… ребенок? Что ребенок делает один в лесу, скажите на милость?

Цепкий взгляд окинул местность, но иных существ не обнаружил. Бесшумно спикировав вниз, перевертыш легко опустился на верхнюю ветку одного из соседних деревьев. Человечек остановился, показав мордашку.

Девочка, маленькая девочка… но следов паники я не вижу… шагает себе уверенно так, словно у себя дома. Кто она?

Фигурка остановилась, осматриваясь, а зоркий соколиный взгляд наблюдал за ней издалека. Он не заметил у нее в руках ни огнива, ни чего-то подобного, вот только ветка у нее в руке вспыхнула, хоть и не сразу. Перевертыш с интересом склонил птичью голову набок.

Маг огня? Забавно… и зачем же ты сюда пришла, малышка?

Не шелохнувшись, Кронос продолжал сидеть почти на верхушке дерева, наблюдая за ее дальнейшими манипуляциями.

4

Импровизированный факел догорел, но огонек завис в нескольких миллиметрах над ладонью девушки. По телу сразу разлилось живительное тепло. Полли улыбнулась, смотря на пламя и стараясь не переводить взгляд на темные силуэты деревьев. Где-то в подсознании негромкий голос заявлял, что, как ребенку, Полине нужно бояться, но вся душа девушки была занята благоговейным ожиданием, и страху места просто не было. Нет, мысли о возможной опасности были, а вот страха не было. Размышляя, как скоро зацветут Эуалии, Полина подняла голову и посмотрела на небо. Темное, невообразимо высокое, усыпанное сетью ярких звезд. Звезды яркие и пляшут - зимой к морозу, а летом - к суше, - вспомнила Поль одну из поговорок о звездах, которые часто употребляет ее отец. О, знакомые созвездия! Вот это Демон. Ой, нет, это Дракон... и Вепрь рядом. Демон зимой не появляется. Над самым горизонтом, вроде, должна быть еще Этерийская Лилия, но ее отсюда не видно.
Полина вздрогнула, когда услышала глухой стук позади себя. Она резко обернулась и начала внимательно всматриваться в черноту леса, ожидая нападения или чего еще похуже. Подняв ладонь с огнем повыше, чтобы освещаемое пространство было больше, Полина поняла, что случилось. С немалым облегчением она увидела небольшой сугроб, несколько секунд назад упавший с веток высокой сосны. Девушка окинула взглядом всю поляну. Ничего подозрительного.
По коже побежали мурашки, но Полли изо всех сил старалась сохранять спокойствие. Возбуждение все нарастало и нарастало, ибо ночь уже наступила, и Эуалии должны вот-вот зацвести. Если верить травнику.
Поляна наполнилась голубоватым светом. Определить источник этого света труда не составило. На стволах деревьев, окружавших поляну, сначала появились, разбросанные в хаотичном порядке, маленькие синие точки, излучавшие неяркий свет. Эти точки медленно начали расти, приобретая более-менее четкую форму. Полли прикрыла глаза, и сквозь ресницы смотрела на это волшебное зрелище. Вот это да! - восхищенно подумала она, бездвижно стоя в самом центре этого великолепия. Конечно, я ожидала чего-то подобного, но... вживую все выглядит гораздо, во много раз волшебнее! Теперь осталось подождать, пока они полностью распустятся, а потом можно собирать.

Отредактировано Поллиана (2011-02-12 10:12:33)

5

Усталый сапсан уже успел было задремать, пока странная девочка ждала неведомо чего на заснеженной лесной поляне. Подразумевая, что ничего интересного он тут не дождется, а она сможет выбраться и сама, сапсан подготовился к взлету. И в этот самый миг сугроб, упавший с ветки соседнего дерева, заставил ее оглянуться. Услышав странный звук в ночном лесу, она чуть ли не присела.
Боится, хоть пытается этого и не показывать – хмыкнул в душе перевертыш. Вздохнул, проклиная все на свете, и остался сидеть на ветке.

На крайний случай, дождусь того, как она обратно будет дорогу искать… если не получится, покажу направление. А там – спать… до утра. Послезавтрашнего.

Стоило ему принять это решение, началось самое интересное. Поляна осветилась потусторонним призрачным светом. Крылатый охотник широко раскрыл усталые глаза. Лес сиял – маленькие голубоватые огоньки засверкали таинственно на стволах деревьев. Пробежавшись глазами по стволу того дерева, на котором он сидел, Кронос поразился.

Цветы?..

Он кое-что понимал в растениях, но такое чудо видел впервые. Что же, в конце концов, в Мистериуме он был всего лишь год, а на Рутусе подобного не водилось, это точно. Девочка в восхищении застыла, глядя на это чудо природы и все еще чего-то ожидая.

Допустим, она хотела посмотреть на… это. Отлично, иди домой. Ночью здесь особенно опасно…

Девочка продолжала стоять на месте, и перевертыша впервые за этот вечер посетило легкое раздражение. Сапсан бесшумно и медленно спустился пониже, на дерево, перед которым она стояла. Она просто не могла не заметить в призрачном свете хищную птицу, хотя и вряд ли смогла бы разглядеть какую именно. А потом, Кронос совершил такое, что немало бы удивило всех без исключения знатоков птиц. Сапсан, сидя на ветке, кувыркнулся, повиснув вниз головой и впившись мощными когтями в широкую ветвь.

- Ктоооо тыыы? – разнесся по поляне потусторонний голос, созданный магией Разума. – Зачееем треееевожиишь леееесныххх духоооввв?

Кронос издевался, пытаясь представить, как все это выглядело со стороны. Поперхнувшись, сапсан чуть не свалился в далекий сугроб, однако, перебрав когтями, все же сумел удержаться. Он надеялся, что это заставит эту малявку отправляться восвояси, в уютное родительское гнездышко, из которого она и выпорхнула.

6

Глаза уже привыкли к яркому свету, излучаемому цветами, и Полли широко распахнула глаза. Сердце быстро колотилось от возбуждения, а морозный воздух, попадавший в легкие, казалось, был пропитан волшебством и голубым светом. Полина сжала в кулак ладонь, над которой завис огонёк, и тот погас. Девочка сразу почувствовала, как за щеки и нос начал покусывать холод, и натянула шапку на глаза. Поведя затекшими плечами из стороны в сторону, Полли немного потопталась на месте, а потом подошла к ближайшему дереву и села перед ним на корточки. Осторожно протянув руку к стволу, она пальцем коснулась цветка Эуалии. Таинственный голубоватый свет оплел ее палец, а потом и всю кисть, неощутимыми магическими лентами. Полли отняла руку, и ленты исчезли. Девушка немного оттянула ворот свитера и вытащила из-под него зеленый шелковый мешочек, висящий на ее шее. Полли осторожно сняла его через голову и развязала завязки.
Холодно... потеплее надо было одеться, тетеря я этакая. Поскорее бы собрать то, что надо, и домой. Полина вытащила из мешочка складной ножик с серебряным лезвием и раскрыла его. Не так я представляла себе Эуалию, конечно. Какой раз уже убеждаюсь - заранее что-либо загадывая, рискуешь ошибиться в своих ожиданиях. Думала, будет что-нибудь поэффектней. Ну, световые фонтаны или цветы на полдерева... а на самом деле? Немногим больше серебряника, и всего лишь это свечение. Но если верить травнику, то Эуалия обладает превосходными целебными свойствами, а в больших количествах может стать и ядом. Иногда у людей после принятия разбавленного сока этих цветов появляются провидческие способности. А аромат... в некоторую парфюмерию добавляется пыльца Эуалии.
Поль, взяв в левую руку мешочек, поднесла его к цветку так, чтобы, если он упал, то попал бы точно в него. Правой же рукой, взяв ею ножик, девушка осторожно отделила цветок от коры дерева. Тот упал точно в мешочек, а в том месте, где прошелся нож, остались слабо светящиеся белесые корешки. Они, спустя некоторое время, втянулись в кору. Жаль, что самые большие цветки растут гораздо выше, чем я способна достать. Полина уже потянулась ко второй Эуалии, чтобы и ее отправить в мешочек, но тут...
- Ктоооо тыыы? - проревел мистический голос. - Зачееем треееевожиишь леееесныххх духоооввв?
Девушка от неожиданности вздрогнула, и нож разрезал цветок пополам. Тот скукожился, потемнел и угрюмо повис на коре дерева. По коже пробежали мурашки. В голове лихорадочно вертелись мысли на темы, связанные с бегством и самозащитой. В душе боролись две сущности - страх и любопытство. Полина встала и выпрямилась, задрав голову вверх, ища источник голоса. Источник отыскался сразу. Темный силуэт, явственно выделяющийся своей чернотой на фоне темных ветвей. Это птица или огромная летучая мышь, - определила Поль. Так, если бы меня хотели убить, это сделали бы быстро и незаметно, чтобы не привлекать лишнего внимания. Я могла быть не одна, да и на вид хрупкое существо может быть гораздо сильнее, чем кажется. Не так все, конечно, но могло быть. Так или иначе, если существо решило поговорить, то есть шанс унести ноги живой. А Эванджелина предупреждала! Почему все в этом мире, если не хотят тебя убить, рвутся поболтать?!
Борясь с ужасом и стараясь игнорировать взгляд Неизвестного, который Полли ощущала на себе, девушка дрожащим голосом крикнула в ответ:
- Прошу прощения, если вас потревожила! Мне необходимо собрать несколько цветков Эуалии.
Поль опустила взгляд и оглядела поляну. Та была пуста, и сомневаться не приходилось, что ее собеседник - птица на дереве.

Отредактировано Поллиана (2011-02-12 17:36:42)

7

Собирающая светящиеся цвета девочка была удивлена. Мягко говоря. Еще бы – раздавшийся посреди лесной тишины голос, резкий, странный – всем бы выдержку этой крохи. Ни криков, ни суеты, ни комбинации первых двух вариантов. Она просто стояла и озиралась в поисках источника голоса, пока не обнаружила перевертыша, висящего перед ней в странной позе. Темные глазенки сверкнули, прищурились, вглядываясь в подозрительное создание.

В ступоре она, что ли?

Внезапно перевертышу стало стыдно. Пугает ребенка, да еще и девочку, ночью, в опасном лесу… а она пришла сюда посмотреть на распускающиеся волшебные зимние цветы. Да и собирала она их не просто так, а складывала в сумку с явным намерением потом их где-то использовать.

Услышав ее дрожащий то ли от волнения, но скорее от страха, голосок, ему стало еще хуже.

- Духи прощают тебя, дитя, - смиренно ответил потусторонний голос. Сапсан вернулся в нормальное положение на ветке. Затем Полли могла рассмотреть как пару мгновений спустя на высоте происходили метаморфозы – тело изменялось, вытягивалось, увеличивалось в габаритах. Сидящий на ветке Кронос поежился и повел плечами – одет он был не совсем по погоде, скорее для поздней осени. Подпер подбородок, опираясь локтями  на колени.

- Ну а теперь серьезно, - донесся до Полли задорный мужской голос, уже вполне обычный. – Кроха, ты зачем одна по ночам бродишь? Здесь не место для игр.

Земля под ногами Полли едва ощутимо вздрогнула, что она вполне могла заметить. Кронос же этого, само собой, не почувствовал, продолжая смотреть на нее с высоты.

8

Полина удивленным взглядом смотрела на... птицу?! Тут возможно два варианта - либо у меня что-то с воображением, либо проблемы со зрением и со слухом, - думала она, не отрывая взгляда от собеседника. "Неизвестного", как про себя она его называла.
- Духи прощают тебя, дитя.
От этого голоса по спине Полли опять пробежали мурашки (Какой раз за этот день?). Глаза уже слезились из-за голубоватого света, излучаемого Эуалиями. Девушка зажмурила глаза и протерла их пальцами. Но Неизвестный не исчез, он продолжал сидеть на ветке. Простили, и хорошо, - подумала Полина, возвращаясь к своему делу. Пора было завязывать с ночной прогулкой, она и так слишком долго здесь проторчала. Размяв затекшую шею, девушка нагнулась и подставила под очередную Эуалию мешочек. Отрезая цветок серебряным ножом, она старалась не думать о "лесном духе", но ощущать на затылке пронизывающий взгляд было неприятно. Слабый страх сменялся подозрением и желанием поскорее отсюда убраться. Полина уже собиралась полностью игнорировать Неизвестного, но незнакомый голос заставил ее снова поднять голову.
- Ну а теперь серьезно. Кроха, ты зачем одна по ночам бродишь? Здесь не место для игр.
На ветке теперь сидел статный юноша. Он сидел, поставив локти на колени и подперев ладонями подбородок. Лицо было скрыто в тени, но голос, приятный и сильный, выдавал участие и даже некоторое любопытство. Светлые волосы в голубоватом свете Эуалий отливали бледным серебром. В Полли загорелось острое подозрение - захотелось грубо ответить, мол, что он-то здесь делает? Сдержав себя, девушка опустила взгляд и срезала третий цветок, над которым уже занесла ножик. Отвечать или не отвечать? - размышляла она. Еще пару цветков срезать или нет?.. Решение пришло внезапно.
- Я не играю, - твердо заявила она, не поднимая головы. Полли отошла в сторону, к соседнему дереву, чтобы собрать цветы с него. Уже наклонившись над очередной Эуалией, Полли показалось, что земля немного... вздрогнула. Мне уже землетрясения мерещатся.

9

Теперь пришел черед перевертыша удивляться. Девчонка не только полностью игнорировала странного незнакомца в лесу, но вообще никак не реагировала, продолжая заниматься сбором светящихся растений. Ловкие ручонки плавно скользили по стволу, легко срезая ножиком цветы под корень. Даже превращение Кроноса в человека заставило ее остановиться лишь на пару секунд, не более.

Она, похоже, немного… того. Либо просто сумасшедшая, либо начисто лишена инстинктов самосохранения и страха.

Казалось, она даже не собиралась отвечать на его вопрос, словно – раз уж человек, то и бояться его следует меньше, чем каких-то таинственных и пугающих лесных духов. Перевертыш тихо фыркнул, вновь поежившись и поведя усталыми плечами. Тут же небольшой комок снега свалился ему за шиворот и он довольно громко фыркнул, чуть не свалившись с ветки. Усталость за последние дни накопилась нешуточная, организм и тело работали на износ, требуя немедленного отдыха и восстановления. А еще очень хотелось спать… Кронос задумчиво повертел клык на шее, всматриваясь вглубь леса. Там мелькнула темная тень, но перевертыш, не доверяя уже сонным глазам, не обратил на это внимания.

- Я не играю, - донесся вдруг до него уверенный и твердый голос. Малявка все так же ползала внизу, старательно и упорно продолжая свое дело.

Точно, сумасшедшая – обреченно подумал перевертыш, едва заметно вздыхая.

- Ну да, не играешь. Занимаешься цветочным браконьерством, - хмыкнул он в ответ. – Ты вообще как, в курсе, что собирать магические растения в Дурном лесу строго запрещено тем, кто не состоит в Гильдии травников Иридиума?

Это была правда. Знала Полли это или нет, но монополия существовала, и нарушать ее строго не рекомендовалось обычным гражданам. Штраф или наказание могли быть весьма серьезными.

Пока Полли занималась сбором, земля вновь дрогнула, пока она мелко семенила по поляне. Вдобавок, хоть она этого не видела, но чуть в отдалении мелькнули в кустах желтые хищные глаза.
Зато сей факт не укрылся от перевертыша. Правая рука вцепилась в ветку, он попытался не выдать раньше времени своего местоположения.

- А теперь… э-э-э… как там тебя зовут? – взволнованно и тихо заговорил он, но Полли могла его услышать. – Медленно и без резких движений дуй сюда. И не задавай лучше лишних вопросов, девочка.

10

Правда что ли? Я как-то... - Полли заметно занервничала, услышав от Неизвестного слова про незаконный сбор волшебных растений в Дурном лесу. Она рассеянно заглянула в шелковый мешочек и, решив, что собранных цветов будет достаточно, потянула за завязки. Хотя Поль и не боялась совершить что-нибудь безумное, с законом ей связываться совершенно не хотелось. А вдруг, он... так, если сопоставить все его слова, то получается, что Неизвестный хочет меня выпроводить из леса. Из благих намерений или... нет, думаю, если бы он хотел меня прикончить, он бы уже давно это сделал. Глубоко вздохнув чтобы успокоиться, Полина повесила мешочек на шею и спрятала его под свитер.
Шорохи наверху заставили любопытство побороть твердое убеждение игнорировать собеседника, и Поль задрала голову. Уголки рта дрогнули. Все-таки в нем есть что-то... что-то доброе? Или, нет, скорее притягивающее. Если бы встретились в других обстоятельствах... - но тут Поль себя одернула и опустила голову. Какой-то подозрительный тип сидит на ветке у тебя над головой и заявляет, что ты занимаешься цветочным браконьерством! Валить отсюда надо, причем срочно...
Девушка переложила ножик, не складывая его, в левую руку. На всякий случай. Полина уже повернулась спиной к дереву, на котором сидел Неизвестный, и направилась к приметной березе, причудливо склонившейся до самой земли, чтобы вернуться в Затерию, когда ее настиг взволнованный голос:
- А теперь… э-э-э… как там тебя зовут? Медленно и без резких движений дуй сюда. И не задавай лучше лишних вопросов, девочка.
Девушка остановилась и обернулась на юношу.
- Но... - начала было она, но, отметив наблюдательным взглядом настороженную позу и встревоженное выражение лица Неизвестного, замолчала. Стало страшно. В один момент, вроде бесстрашная, каковой себя считала Поль, она струсила перед опасностью, которой даже не было в поле ее зрения. Стараясь унять сердцебиение и поражаясь, как она умудрилась поверить этому странному типу, Полина, пятясь, медленными длинными шагами вернулась к дереву, на котором сидел Неизвестный. В сознании кто-то вопил: "Беги!", но в глубине души Поль отчаянно верила юноше. Хотела верить. Да, возможно, все это было лишь умелой игрой и притворством, но Полина с первого взгляда на Неизвестного прониклась к нему приязнью. Если бы ее спросили: "Почему?", она и сама бы не ответила. Это как на подсознательном уровне ты чувствуешь разницу между пьяницей и профессором, старухой и ребенком. Вот и сейчас интуиция негромко уговаривала Полину, чтобы та поверила. Не задавая вопросов и не делая резких движений.

11

Услышав о незаконном сборе, девчонка замерла. Перевертыш выдохнул уже с явным облегчением. Все же она, оказывается, вполне способна здраво мыслить. Быстро подобравшись и сворачивая свое собирательство, она мгновенно упрятала собранные растения куда-то под одежду. Очевидно, что возня на дереве привлекла ее внимание, также отвлекая от того, что творилось вне поляны. Послушалась она, к слову, тоже благоразумно. Если, разумеется, не брать в расчет то, что указания ей давал подозрительный незнакомец с привычками к эффектным представлениям и насмешливым высказываниям. Четко выполняя инструкцию, девушка пошла прямиком к дереву. Кронос молчал, напрягшись всем телом и отчаянно всматриваясь вглубь леса. Увы, звериное зрение из такой позиции ему было недоступно.

Дойти до дерева, на котором перевертыш и сидел, она не успела. К сожалению, хищник из леса был слишком нетерпелив, и с рыком вырвался из темноты на освещенное пространство, оскаливая белоснежную зубастую пасть и бросаясь в погоню за добычей. Кронос вздохнул с явным облегчением – обычный волк. Серо-зеленые глаза впились в ночного хищника, тело само, рефлекторно спрыгнуло вниз, мягко пружиня при приземлении. Уже видя расширившиеся глаза девочки, он шагал мимо нее, прямо навстречу дикому зверю. Ухмылка с его лица исчезла, на место ее пришла сосредоточенность и стальной блеск во взоре.

- Брысь, - спокойно заявил он, словно увидев перед собой бродячую собаку и все так же уверенно шагая навстречу. – Брысь, кому говорят.

Голодные глаза хищника переключились на новую цель. Оскал стал еще шире. В несколько прыжков волк преодолел оставшееся расстояние и прыгнул опять, на этот раз надеясь вцепиться в цель.

- Сам напросился, - проворчал перевертыш, делая едва заметный шаг в сторону и сближаясь со зверем. Когда, казалось бы, волк уже был готов вцепиться человеку в плечо, Кронос сделал резкий кульбит через него, вцепляясь ладонью ему в загривок и в следующий миг перекидываясь. Еще секунда, и огромный, молчаливый черный зверь скалой стоял над лесным хищником. Казалось, что это – матерый волк и щенок, из самонадеянности бросивший вызов вожаку стаи. Перевертыш демонстративно оскалился и боднул противника в голову, демонстрируя свое превосходство. Серый тоже оскалился, не желая отступать. Кронос не пытался его добить, у него не было злобы на это существо. Зато в следующее мгновение из лесной тьмы вынырнули еще четыре матерые серые тени, с ходу налетая на усталого Лютоволка…

12

Темный волчий силуэт в голубоватом свете Эуалий смотрелась гораздо пугающе и, одновременно, завораживающе. Полина скользнула взглядом вокруг себя, ища какой-нибудь поддержки, однако таковой не оказалось, и Полли подняла взгляд на волка. Девушка перекинула серебряный складной ножик в правую руку и рефлекторно встала в боевую стойку. От этого толку было мало, но все же лучше, чем ничего. Громкий стук сердца отдавался в ушах, по лицу тек пот, а шапка съехала на глаза. Что делать?! - лихорадочно думала Полли, не отрывая зеленых глаз от волка. Душа ушла в пятки, а желудок делал сальто, но не от возвышенного чувства, как обычно бывает, а от страха. Жуткого, животного страха перед более сильным и опасным существом, чем сам являешься.
Как только левая, свободная от ножа, рука взметнулась вверх, чтобы поправить шапку, Поль услышала скрип снега справа от себя. Вдруг это еще волк? - подумала девушка, дрожащей рукой подтягивая шапку со лба. Она чуть не зажмурилась, страшась увидеть еще одного серого. Но это был не волк. И не кто-нибудь похуже. Присев на корточки и упершись руками в снег, перед Полли оказался тот странноватый юноша. Тот выпрямился, и девушка почувствовала на себе мимолетный взгляд серых глаз. Озадаченно смотря незнакомцу в спину, который бесстрашно направился прямо навстречу волку, Поль только крепче сжала нож. Остается надеяться, что он все-таки на мо... решит мне помочь. И вообще, довольно странно - сначала птица, потом человек. Может, он и вправду какой-нибудь лесной дух? Малознакомая с миром магии и ее различными премудростями, Полина даже представить не могла, что кто-то может спокойно менять обличия, летать и говорить с непринужденностью и легкой надменностью в обоих своих формах. Если их у него две, - поправила себя девушка.

Тем временем грязно-серый волк, злобно скалясь на Неизвестного, не последовал "совету" юноши. Волчара сделал небольшой шаг назад, и Полли даже показалось, что он уходит, но тот в следующее мгновения припал к земле и в несколько прыжков покрыл расстояние, разделявшее его и противника. Дальше события развивались с головокружительной скоростью. Когда волк прыгнул в непосредственном намерении атаковать противника, парень в последнюю секунду сделал шаг в сторону и, схватившись за волчий загривок, прыгнул. Прыжок был невероятным - точные движения без малейшего изъяна, кошачья грация.
Полинины глаза поползли на лоб от удивления, а левая рука прикрыла рот. В слух удивляться тому, что происходило на поляне, было бы довольно глупо, ибо волк мог обратить свое внимание на Поль, которой этого внимания как раз не было нужно. Молча поражаясь тому, куда она попала, Полина попятилась назад. Зрелище было, мягко говоря, необычным. Огромный черный волк, с белым оскалом и горящими глазами стоял над серым волком, который, как показалось девушке, сжался и даже стал меньше. Поставив черную лапу на спину поверженному противнику, черный волк красноречиво показал ему, кто тут главный. Ох, зря, мне кажется, он его отпустил, - участливо подумала Полли, не без любопытства наблюдая за происходящим. В истории можно проследить несколько эпизодов, когда из-за душевной слабости или милосердия одного человека гибли целые цивилизации и стра...
- Сзади! - закричала Поль, указывая рукой в сторону леса, откуда появился первый волк. Из темноты на озаренную синим светом поляну вышло еще четыре представителя семейства собачьих.
И тут в один миг поляна погрузилась в темноту. Почувствовав опасность или раздражившись на громкий голос Полли, Эуалии на глазах начали потухать и закрываться, втягиваясь в кору деревьев. Теперь на поляне, как и во всем лесу, источником света была лишь луна. Волки, возможно, оценили эту перемену в свою пользу. Рычание стало громче и многообещающе.

Полина, раскрыв глаза от ужаса, вжалась в дерево. Отступать было некуда. Она задавят его количеством. А потом закусят мной. И я ничего не могу сделать, - мысли стучали в висках в такт быстрому биению сердца. Тут под ногой девушки послушался хруст, и от этого, вроде безобидного, звука Поль вздрогнула. Наклонившись, она увидела несколько палок, которые достала из-под снега тогда, когда только-только пришла на поляну. То время казалось таким далеким и почти забывшимся, что Поллиана даже не сразу сообразила, откуда они здесь взялись. Но, вспомнив, она нашла выход из ситуации. Сложив нож и спрятав его за пояс брюк, девушка нагнулась и подняла со снега "оружие". Взяв в каждую руку по три палки, Полли закрыла глаза и сосредоточилась. Через несколько секунд палки загорелись. Почувствовав рядом присутствие огня, Полина сразу почувствовала себя во стократ храбрее, чем обычно. Глубоко вздохнув, девушка, вытянув руки вперед, поспешила на выручку черному волку. В тот момент Поль не думала о том, насколько опасна, безрассудна и глупа эта затея. Она чувствовала себя виноватой перед Неизвестным, ибо именно из-за нее ему пришлось вступать в драку с волком. Волками, если быть точнее.

Отредактировано Поллиана (2011-02-14 21:56:11)

13

Стоя поверх голодного хищника, перевертыш поневоле задумался над ситуацией, разом вспоминая Рутус и то, как перевертыша приходилось бороться и с себе подобными, и с обычными, привычными хищниками. С этим напуганным, сжавшимся комком злобы и голода Лютоволк, пожалуй, мог справиться еще и лет десять назад, когда только-только научился правильно двигаться в иной форме. Первые шрамы могут напомнить это с лихвой, когда неопытный, но превосходящий по мощи и габаритам перевертыш боролся с лесными хищниками. Схватки со смертельным исходом случались редко, победитель бывал милосерден. Вдобавок, волки – славные звери, если уж на то пошло. У них отлично развит семейный инстинкт, они никогда не бросят свою стаю в беде и все вместе будут защищать товарища. Поэтому Кронос хотел лишь его проучить, чтобы не повадно было, а затем преспокойно  с достоинством ретироваться, отправив юную ночную нарушительницу спокойствия домой и пойти отсыпаться самому…

Как всегда, судьба поворачивалась к нему другой стороной. Новые тени скользнули из лесной тишины, устремляясь к Лютоволку.

- Сзади! – услышал Кронос отчаянный крик неподалеку. И правда, увлекшись “воспитанием”, он не заметил, как новые хищники появились с разных сторон, от усталости совсем позабыв о том, что волки, в отличии от него самого, в одиночку не охотятся… к счастью, перевертыш успел среагировать. Прижимая лапой первого к земле, он спокойно и уверенно принял бросок следующего на грудь, цапнув его для острастки. А вот остальные бросились на него мгновенно, повалив на землю и впиваясь со всех сторон в разные участки тела. Зубы-то у них неслабые…

Усталость. Боль. Оба чувства смешивались и придавали происходящему какую-то особенность. Давненько уже перевертышу не приходилось бороться вот так, за свою жизнь. Из пасти Лютоволка вырвался грозный устрашающий рык. Резким рывком он опрокинулся на спину, придавливая к земле повисшего у него на спине хищника. Визг, хруст костей. Остальные на мгновение замерли, осознавая произошедшее, затем бросились мстить. Зубы клацнули где-то в области шеи, но Кронос был искушен именно в таких вот, звериных схватках. Клыки Лютоволка крушили все на своем пути, нанося рваные раны и принимая чужие укусы как данность. На поляне стало темно, хищники словно обрели второе дыхание, вновь рванувшись все вместе. Кружение теней в узком кругу, рык от ярости и боли разносились, казалось, по всему лесу.

Мышцы уже разрывались от усталости, от перенапряжения, в этой короткой отчаянной схватке. А затем, внезапно, на поляне вновь стало светло. Все сражающиеся замерли, оглядываясь на источник. От удивления Лютоволк даже выпустил из пасти загривок очередного хищника, наблюдая за приближающейся девочкой. Тот волк обмяк, опускаясь на снег.

Сумасшедшая! Нет, серьезно, у нее не все в порядке с головой! Да ее ведь даже могут ненароком подмять под себя, один бросок и все…

Пара волков, находящихся в чуть отдалении, следили на приближением факелов. Отчего-то их, в отличии от большинства зверья, не пугал огонь. Слыша потрескивание и видя ее напуганное, но, тем не менее, решительное лицо, перевертыш стоял так еще пару мгновений.

Стояли и волки, но затем, отчаянно взвыв, словно увидев злейшего врага, бросились девчонке наперерез. На Кроносе вновь повис мохнатый соперник, который уже залил слюнями всю его черную шкуру, а вот Лютоволк, не обращая толком на него внимания, рванулся вперед, в два прыжка, из последних сил преодолевая дистанцию и подминая их под себя, взглянул ей в глаза.

Насмешливо, устало, обреченно. Серо-зеленые глаза, явно не волчьи, уставились на юную нарушительницу, словно пытаясь заглянуть в ее душу.

- Чего застыла? – донеслось до девушки. – А ну-ка, марш обратно! Лучше всего на дерево заберись… - договорить он не успел, вновь вступая в схватку. Теперь победа Лютоволка была уже очевидна – двое нападающих лежали без движения, а остальные, казалось, находились не в лучшем состоянии.

Земля вновь дрогнула, на этот раз еще явственнее… Перевертыш, занятый схваткой, не обратил на это должного внимания…

14

Когда Полли увидела, что два относительно непострадавших волка, рыча и воя, бросились в ее сторону, ее страх ушел, оставляя после себя ледяную уверенность в своих силах. Рядом, на палках в руках, потрескивал огонь. Ощущение рядом с собой такого источника света и тепла любому придаст мужественности и спокойствия, что и говорить об огненной волшебнице. Отлично! Не уважают должным образом огонь - по морде получат. Моментально зауважают! Тряхнув головой, чтобы отогнать посторонние мысли, Полина немного развела руки в стороны, принимая, как ей казалось, боевую позицию. Сейчас бы еще ловко крутить факелы в руках, смотрелось бы эффектнее...
Неожиданно перед Полли возник черный волк. Настолько неожиданно, что девушка едва успела опустить горящие палки вниз что бы, не приведи Люммин, мохнатый союзник сам не напоролся на пламя. Поль открыла рот, чтобы что-то возразить, но слова так и не слетели с губ. Серо-зеленые, большие и выразительные, глаза волка смотрели... нет, всматривались в Поллины, беря девушку за душу. Во взгляде Неизвестного было что-то совершенно непостижимое - Поль казалось, что в нем сейчас борются два противоположных чувства. Чувствуя пустоту в груди, Полли судорожно вздохнула, стараясь восполнить ее морозным ночным воздухом. Где-то в кронах деревьях ухнула сова, но ее ух заглушил усталый голос волка:
- Чего застыла? А ну-ка, марш обратно! Лучше всего на дерево заберись…
Второй раз за ночь девушке захотелось нагрубить в ответ, и второй раз взяла себя в руки. Моргнув, она крепче сжала самодельные факелы.
- Нет, - твердо заявила Полина. Я тоже хочу помочь. В глубине сознания мудрый голос, растягивая слова, негромко говорил: "Доверься ему. Не лезь на рожон". Но в силу непокладистого и веселого характера, а так же при тяге к приключениям, Поль отступать не собиралась. И все-таки что-то ее удержало.
Поллиана всегда, по мере возможностей, смотрит на ситуацию с разных точек зрения. Наблюдая за схваткой своими глазами, она страстно желала принять участие и помочь Неизвестному. Но, поставив себя на место парня, сразу поняла, почему нельзя лезть сражаться. Это битва между двумя животными... ну, то, что один из них - лесной дух, брать в расчет не будем. Битва между животными, в которой человеку делать нечего. Я же буду попросту путаться под ногами! Буду мешать атаковать в полную силу, делать разные приемы и много еще чему буду мешать. Главное, я сейчас могу за себя постоять - огреть палкой по морде... что-то мне это словосочетание очень нравится. Огреть палкой по морде... забавно.
Не поворачиваясь спиной к сражающимся, Поль отошла на несколько шагов назад, к тому самому дереву, с которого все и началось. Тут Полли почувствовала подземный толчок, и, не удержав равновесие, рухнула в снег. Огонь погас, и на поляне опять стало темно. Быстро поднявшись, девушка огляделась по сторонам.
- Что происходит? - бросила она в ночь.

Отредактировано Поллиана (2011-02-15 20:12:34)

15

Продолжая сражаться, перевертыш боковым звериным зрением заметил, что девочка проявила благоразумие и отошла в сторонку, вернувшись к дереву.

Вот и хорошо. Вот и славно. Поверь, малышка, если бы мне пришлось одновременно отбиваться от них и следить за тем, чтобы не бросились к тебе, пришлось бы в разы сложнее…

Перехватывая в полете последнего из волков и буквально вбивая его в снежный покров, перевертыш услышал скрежет,  доносящийся из под земли.  Ледяная корка трещала по швам, расползаясь. Кроносу не было известно, что за местность покоилась под огромным слоем снега, да и не горел желанием узнать.

- Что происходит? – вскрикнула девочка. Перевертышу показалась в ее тонком голоске изрядная доля паники. Новый толчок пошатнул землю, скрежет для Лютоволка, с его усиленным слухом, стал еще более явным. Как мог, перебирая усталыми конечностями и оставляя на жестком снегу окровавленные следы, он плелся обратно к дереву, постепенно ощущая, как начинает уже затухать затуманенное болью сознание. Рваные раны саднили немилосердно, боевой угар еще не успел схлынуть и вид у зверя был поистине жутковатый. Прихрамывая, он направлялся в сторону девочки, прижавшейся к древесному стволу. Серо-зеленые глаза перевертыша встретились с ее зелеными, большими и яркими, а вот других подробностей ему в темноте разглядеть не удалось.

Позади в этот самый момент раздался грохот, который бывает после обвала. Лютоволк обернулся, весь подобравшись и вытянувшись, в поисках новой угрозы. Из образовавшегося в снегу провала высунулась мощная, покрытая перьями костистая лапа. Услышав характерное уханье, перевертыш едва слышно зарычал от разочарования.

Твою же… крикливый совух, отличное завершение карьеры, перевертыш. Всем спасибо, всем до свидания…

Треск раздался и в другом конце поляны, являя ночной тьме аналогичное создание. Ну и напоследок, третья яма образовалась как раз рядом с Полли, мохнатая лапа на ощупь пыталась найти нарушителей спокойствия и была уже неподалеку от ее ноги…

http://s005.radikal.ru/i211/1009/1f/7ff5e4a77614.jpg

16

Скрежет, грохот, треск... пугающее уханье и зловещий скрип снега. Чувствуя, как внутри все сжимается от неописуемого страха, Поль поискала глазами черного волка, надеясь, что и в этот раз он ей поможет. Но тот, нетвердо стоя на ногах, медленно шагал к девушке. На снегу, повторяя путь волка, оставался темный след. Кровь?! Держите меня... Полли стало дурно. Голова закружилась, ноги стали ватными. Хотелось сесть, опершись спиной о кору дерева, обнять колени руками и так и сидеть, ожидая, пока этот кошмар закончится.
- Ааааа! - от неожиданности завопила девушка, когда почувствовала, как вокруг ее лодыжки сомкнулась когтистая лапа. Тут же Полли с огромной силой дернуло вниз. Она грохнулась на спину. Хорошо, что копчик не отбила... Теперь девушка могла разглядеть картину, воцарившуюся на поляне. На дальних концах поляны из огромных черных зевов ям вылезала пара огромных существ. В свете луны они казались призраками - огромными, опасными, но мистическими и нереальными. Огромные клювы, горящие злобой белые глаза и перья, поблескивающие под луной стальным блеском. Поллиана оказалась рядом с третьей ямой, не менее черной и глубокой. И именно туда тянула ее когтистая лапа.
Отчаянно стараясь за что-нибудь ухватиться, чтобы не кануть во тьму, Поль снова струхнула. Все, это конец. Так бесславно закончилась жизнь пятнадцатилетней несостоявшейся писательницы...
Но когда до края ямы оставалось совсем чуть-чуть, Полина, дрожа всем телом, перевернулась на живот и уперлась руками в землю. Вытянув стопу ноги, за которую ее схватил монстр, девушка высвободила ногу из сапога. Расширившимися от страха глазами она смотрела, как ее бежевый сапожек исчез вместе с лапой. Сил подняться на ноги уже не было, и Поль, не отрывая взгляда от зловещей ямы, отползла назад. Шапка опять сползла на глаза, и Полина вообще ее сняла. Растрепанная, красная, с широко открытыми глазами и в одном сапоге - прелестное зрелище. Но заморачиваться на тот счет, как она выглядит, у Полли времени не было.
Пятилась она не долго - через несколько метров ткнулась спиной в чей-то бок. Жесткая, влажная и липкая шерсть неприятно щекотала шею. Поль резко повернула голову и столкнулась нос к носу с лесным духом. Ее обуял благоговейный страх, к которому примешивались благодарность и нотка восхищения. Полина, отвернувшись от серо-зеленых глаз, резко рванулась вперед и встала. Правая нога, оставшаяся лишь в шерстяном носке, остро почувствовала все земные неровности. Боясь оглянуться и увидеть укоряющий взгляд, Поллиана, подавляя искушение, окинула оценивающим взглядом поляну. Два первых монстра на дальнем конце поляны затеяли "перепалку". Ухая и вереща на высоких нотах, они то и дело пихали друг друга когтистыми лапами. Не думаю, что им до нас есть дело, но меня беспокоит эта яма... Поль, снова посмотрев на ближайшую дырку в земле, почувствовала, как внутри все сжимается от недавно пережитого ужаса. Из ямы доносились чавкающие звуки и клацанье, и Полину передернуло. А ведь я могла быть там. Вместе с сапогом.

17

Прихрамывая, перевертыш направлялся в сторону девочки, уже видя в ее глазах разрастающуюся панику. Казалось, после всего пережитого она просто упадет и потеряет сознание. Вот уж тогда возни было бы…

В голове бил набат, кровь кипела, сознание затуманивалось. Лишь тренированное тело и сила воли все еще гнали его вперед. Увидев совухов, Лютоволк обреченно вздохнул – в таком состоянии у него не было шансов справиться даже с одним, что уж говорить о двоих разом? Новые звуки заставили его отвлечься от тех двоих, что стояли позади. Пытаясь выровнять дыхание, Лютоволк щурился в ту сторону, прогоняя прочь застилавшую сознание пелену.

- Ааааа! – крик девчонки, наконец-таки, вернул его к реальности. Когтистая лапа, вцепившись ей в лодыжку, стремительно пыталась затащить жертву к себе, для дальнейшего анализа и тонкого опознания. Перевертыш рванулся было вперед, видя, как она медленно ползет по снегу к черной яме подо льдом. Готовый откусить эту конечность целиком, Лютоволк прыгнул, но девочка ловко высвободилась из мертвой хватки, пожертвовав для сей великой миссии сапожком. Затем мелко-мелко, ползком, отодвигалась машинально назад, до тех пор, пока не уперлась в тело Лютоволка.

Медленно подняв взгляд, она, наконец-таки, вплотную встретилась с его глазами. Страх, усталость смешивались в ней с каким-то неведомым выражением в глазах, боялась она явно не могучего хищника, а вообще, ситуации.

Яркие, большие зеленые глаза девочки-подростка притягивали внимание сразу. Короткие черные волосы, немного нескладная – она не показалась Кроносу красавицей, которые обычно гордятся своей внешностью, но была милой и даже в такой ситуации в ее глазах мелькали озорные искры, что весьма импонировало. Девочка первой прекратила игру в гляделки, поднявшись на ноги и деловито осматривая поляну. Перевертыш также предпочел в данный момент не отвлекаться.

То, что Полли показалось, что стоящие поодаль два совуха не обращали на них внимания, было ложным. Выбравшись из укрытия, они словно были рады видеть товарища и теперь словно обсуждали, как лучше будет закусить нарушителями их спокойствия. Затем медленно и не спеша двинулись на девочку и крупного волка. В глазах их начинало разрастаться подлинное безумие.

Перевертыш быстро прикинул ситуацию, борясь с дрожью во всем теле. Те двое двигались сюда, а третий, как он заметил, уже начинал выбираться из темной ямы, своего укрытия. Совухи неповоротливы, но очень сильны и выносливы… решение пришло мгновенно. Быстро, по возможности аккуратно, но без особых церемоний Лютоволк подбил девочку мордой под ноги, закидывая ее себе на спину.

- Держись крепче. Только уши не трогай, - донесся до нее усталый, но все же насмешливый голос.

Совухи приближались, словно почуяв, что добыча ускользает. Вскоре они уже бросились вперед, размахивая могучими лапами. Жест, другой жест лап Лютоволка.
- Развейся! - Удар мысли. Снежная пыль  от сугроба взметнулась вверх, залепив им глаза. Ослепнув, хищники принялись махать конечностями еще более остервенело, попадая при этом по друг другу и крича от ярости и желания добить цель.

Лютоволк прыгнул, едва не сбросив девочку с себя, но вовремя вспомнив про то, что на нем “наездница”. Он приземлился как раз на выползающего третьего совуха, и с силой надавил, вынуждая того свалиться вниз. Разочарованный ух вырвался оттуда напоследок. Мощная тень рывками двигалась среди деревьев, оставляя злополучную поляну позади…

18

- Держись крепче. Только уши не трогай, - заявил волк с ноткой насмешки в голосе, как только Полли оказалась на его спине. За этот тон девушка была готова в ту же секунду хорошенько надрать ему его любимые уши, так, для профилактики, чтобы повадно не было. Но, какой раз за эту ночь сдержав себя, Полина задумалась над вопросом, более существенным в этой ситуации. За что же держаться, если не за уши?! Пытаясь одновременно придумать, за что ухватиться, и наблюдать за чудовищами, Поль не могла преуспеть ни в одном из занятий. В итоге пришлось переключиться на созерцание монстров, ибо те переключили свое внимание на Полли и ее... защитника?!
Напряженно смотря на приближающихся совоподобных тварей, Полина не могла не заметить, что этот самый "защитник" под ней дрожит всем телом. Раздражение, вызванное его насмешливым тоном, сменилось беспокойством. Которое, конечно, соседствовало со страхом. Но страх притупился, загнулся, перестал сжимать грудь стальной хваткой, и Поль стало немного легче. Она положила руки волку на холку. Шерсть была липкая от крови, как догадалась Полина, и прикасаться к ней было более чем неприятно. Голова опять пошла кругом, но девушка постаралась взять себя в руки и не обращать внимания на этот фактор.
Он же едва-едва на ногах держится, - думала Полли, становясь чернее тучи. Может, слезть с него? А то, не допусти Войлар, совсем ему плохо станет. Но, с другой стороны, за сегодня... или даже и за вчера, и за сегодня, он не сделал ничего такого, что могло бы мне навредить. Думаю, он знает, что делает. И если...
- Развейся! - негромкое волшебное слово прервало цепочку Полининых размышлений. Тут волк резко развернулся и прыгнул. Поль, не ожидавшая такого поворота событий, чуть не слетела со спины лесного духа, но догадалась нагнуться к волчьей шее и обхватить ее руками.
Следующие минуты показались Полли покрытыми туманом или какой-то непонятной дымкой. То и дело оглядываясь назад, на поляну, стремительно остающуюся вдали, она пыталась прикинуть, как скоро до монстров дойдет, как их одурачили, и захочется ли им догонять удравших жертв. Некоторое время волк двигался плавно, хотя Полина чувствовала, как он дрожит. Еще через несколько минут дыхание лесного духа стало прерывистым и хриплым, скорость бега уменьшилась.
- Слушай, - негромко сказала она в самое ухо волку. - Тебе нужно отдохнуть. Мне кажется, мы... ты и так далеко от поляны забрался, поэтому...

19

Со всех сторон мимо перевертыша мелькали заснеженные просторы Дурного леса, ставшие за этот год уже почти родными. Местность он знал более чем хорошо и галопом несся куда-то вдаль, зигзагами метаясь по проблемным участкам пути. Стирая и без того истерзанные конечности, на бешеной скорости загоняя себя, он спешил удалиться подальше от того места, где произошла стычка, явственно ощущая беспокойствие прильнувшей к его шее девочки. Совухи медлительны, а в лесу, без ложной скромности, с Лютоволком потягаться мало кто мог в стремительных забегах, перевертыш был отличным стайером. Монстры остались позади, ухая от возмущения и не осознавая до сих пор, как добыче удалось уйти. Разумом эти существа не блистали.

Чувствуя, как девочка изредка, пусть и нечаянно, касается ран, перевертыш каждый раз вздрагивал, покрываясь испариной. В памяти тела все еще присутствовали чужие клыки, впивающиеся ему в плоть.

Поделом… буду теперь знать, что так изматывать себя день за днем не стоит…

Девочка молчала, похоже, полностью доверяясь могучему зверю, который попросту увлек ее за собой. Вот только Кронос в оптимальной форме и в том положении, что было сейчас – большая разница. Лютоволк вынослив и могуч, но даже его силам отмерен предел. Постепенно затухающее сознание давало о себе знать, пытаясь подмять под себя контроль над телом и дыхательными путями – теперь перевертыш начинал задыхаться и заодно спотыкаться о разные коряги и кочки, словно не замечая их на своем пути. Вот-вот уже придется идти шагом…

- Тебе нужно отдохнуть. Мне кажется, мы... ты и так далеко от поляны забрался, поэтому... – раздался у него под ухом настойчивый тихий голосок. Было в нем что-то такое…

Перевертыш не ответил, дабы не тратить остаток сил еще и на это. Он упрямо продолжал двигаться еще минут пять, пока все же не остановился у густого дерева, пушистые ветки которого опускались до самой земли – приют-сосна. Чудное растение, создающее естественный навес, в котором часто останавливаются опытные путешественники. Если удается разыскать, конечно. Перевертыш устало опустился, давая понять девушке, что пора спускаться. Зверь завалился набок, тяжело дыша и морщась от того, что крупные шишки упирались ему прямо в ранения на боку. Он тяжело дышал, каждые несколько секунд болезненно вздрагивая. Раны от укуса волков долго не заживают – такова уж у них слюна. Лютоволк картинно вздохнул.

- Ну, вот и все, - заговорил зверь могильным тоном. – Вот я и умер… что же, передам привет своим предкам, хотя бы так…

Он тяжело закашлялся, закрывая глаза. Грудь все реже вздымалась, до тех пор, пока не застыла вовсе. Играл Кронос очень натурально, для данной ситуации. Ему было очень больно, но он с трудом сдерживал смех, вспоминая прошлые раны и отчетливо осознавая, что каких-то обычных укусов явно не хватит, чтобы окончательно завалить его…

20

Чувствуя, что вот-вот обидится на него из-за полного игнорирования ее просьбы, Поль поджала губы. Эта ночка надолго оставит след в ее памяти не только из-за насыщенности событиями, но и, быть может, из-за этого странного лесного духа.
С людьми такого характера Полина не встречалась никогда. Прошло буквально пара часов, но у нее сложилось двоякое впечатление о светловолосом парне. Началось все, конечно, с того, что он решил подшутить над девушкой, притворившись лесным духом в образе пернатого хищника. Уже проникнувшаяся к тому времени, когда она сидела на черной мохнатой спине волка, к юноше доверием, Поль никак не могла взять в толк, как у нее получилось его испугаться. Ну да, птица говорящая, чего только не видели в Дурном лесу, но девушка твердо помнила, как у нее задрожали тогда руки и екнуло сердце. Потом он стал привлекательным юношей с копной светлых волос, и в его веселом, особом голосе начали сквозить легкая насмешка и заинтересованность происходящим. Тогда ей первый раз захотелось ему нагрубить. А что делать? Ведет себя так, провокаторски.
Полли с холодком, пробегающим по спине, помнила ту интонацию, с которой Неизвестный приказал ей вернуться к дереву, когда почувствовал первого волка. Тихий, взволнованный, напряженный голос. Насмешка и беззаботность испарились, будто их не было; им на смену пришла угрюмая целеустремленность. "Брысь", сказанное с ледяным спокойствием... Полина помнила, что немало удивилась тогда, ибо не знала, кто на самом деле тот юноша и что кому-кому, а ему точно нечего бояться.

Через несколько минут волк и его всадница все-таки остановились. Здесь, в этой части леса, было гораздо темнее, чем на поляне. Тут кроны высоких деревьев почти переплетались друг с другом, закрывая путь лунным лучам. Но свет он на то и свет, что находит лазейки даже там, где их, на первый взгляд, и нет. В тусклом серебристом свете укрытие, которое выбрал лесной дух, показалось Полине чем-то, что ни коем образом не принадлежит этому миру. То была сосна, ставшая жертвой несмешной шутки природы. Но в неярком освещении Поль не могла более точно разглядеть этот шалашик, да и все ее внимание в ту минуту приковывал волк.
Когда Неизвестный, едва держась на ногах, скользнул под защиту сосновых веток, Полли снова пришлось нагнуться и прижаться к волчьей спине. Зато внутри оказалось довольно просторно, но не слишком светло. Волк устало припал на передние лапы, и девушка сообразила, что нужно слезать. Осторожно, чтобы не задеть какую-нибудь из многочисленных ран на его боках, Полина встала на снег. На глаза упала черная прядь, и девушка, не думая, откинула ее назад. Ох ты ж, шапку забыла... не возвращаться же, в конце концов! И без сапога... что-то я начала потихоньку избавляться от теплой одежды. Пора с этим заканчивать, а то совсем замерзну.
Вот я и умер… что же, передам привет своим предкам, хотя бы так… - хрипло заявил волк, заваливаясь на бок и вытягивая лапы. Он закашлялся, закрыл глаза. Полли с ужасом уставилась на него.
- Помирать собрался? А еще дух лесной... - вырвалось у нее помимо собственной воли. Одернув себя, девушка взъерошила волосы и прикрыла ими уши. Поджав под себя ноги, она села на снег рядом с черным зверем.
- Могу чем-то помочь? - осторожно спросила Поль. Как ни странно, она смотрела на волка без страха, даже без подозрения или опасения. Чувствуя уколы совести и огромную благодарность по отношению к нему, Полина искренне желала как-нибудь помочь. Но вот произнести слова благодарности у нее не хватало мужества.

21

- Помирать собрался? А еще дух лесной... – в ее голосе звучала наглость, но при этом и страх, страх за него, за Кроноса. Сейчас она просто боялась остаться одна. Небрежно поправив прическу, как это частенько делала Рикка, девушка присела рядом, внимательно осматривая Лютоволка. Перевертыш только сейчас заметил, что она тоже понесла потери. Нога была без сапожка, оставшись в одном носке, а на коротких темных волосах не хватало шапки. И лишь пронзительные зеленые глаза с интересом разглядывали Кроноса, едва заметно выдавая волнение. В ответ на ее замечание он еле слышно хмыкнул, замаскировав это под новый приступ кашля.

- Можешь помочь,
- неожиданно легко согласился перевертыш, приоткрывая глаза. – В том углу – рюкзак, в переднем кармане небольшая баночка с мазью и бинты. Принеси их. Хотя… лучше тащи весь рюкзак, целиком.

Ветви приют-сосны обычно опускались низко, почти как у плакучей ивы. Самые нижние опускались до самой земли, иголки их расли лишь на кончиках ветвей, а ближе к стволу хвои не было. Из за этой особенности под деревом образовывался маленький, но уютный шатер. Ближе к вершине дерева иглы росли так густо, что даже в проливной дождь сюда не проникало ни капли воды. Древесина же сего чуда природы горела плохо, в холодную погоду здесь всегда можно было погреться у костра, не опасаясь спалить и шатер, и себя. Кронос не впервые пользовался подобными убежищами в лесу. Вот и сейчас – здесь был его походный рюкзак, оставленный еще вчера, небольшая стопка дров и маленький очаг.

Дождавшись, пока девочка отправится в указанную сторону, Лютоволк поднялся, перекидываясь обратно. Пока она возилась с рюкзаком, Кронос моментально скинул и куртку, и рубашку. Раны еще не успели проецироваться на человеческое тело, но несколько секунд промедления – и одежда насквозь пропитается кровью из открывшихся ранений. Кронос стоял обнаженным по пояс, осматривая себя со всех сторон. Дополнительной боли появление ран не принесло, лишь зуд и неприятное покалывание.  Несмотря на раны, выглядел он живее всех живых. Перевертыш недовольно цокнул языком, явно не задумываясь о том, что подумает девушка, когда повернется обратно.

22

- Можешь помочь, - заявил волк неожиданно бодрым и здоровым голосом, открывая глаза и приподнимая голову. – В том углу – рюкзак, в переднем кармане небольшая баночка с мазью и бинты. Принеси их. Хотя… лучше тащи весь рюкзак, целиком.
Слава всем богам, он не собирается умирать! Полина облегченно вздохнула, не отрывая взгляда от волка. Закатив глаза, она слабо улыбнулась своим мыслям и поднялась на ноги. В одном сапоге было исключительно неудобно, и девушка стащила его с ноги. Поставив его к стволу сосны-укрытия, Поль покосилась на "умирающего". Мазь, бинты, рюкзак... интересно, а кто же он такой? Если все, что я о нем знаю, смешать, то получится преинтересная личность. "Чего только не встретишь в Дурном лесу", - говорила Эванджелина. Или кого... Полли повернулась спиной к Неизвестному, расплылась в улыбке и поспешила исполнять поручение.
Рюкзак, о котором говорил волк, нашелся быстро. Более того, Полина всего лишь обошла дерево вокруг, и рюкзак сам попался ей на глаза. Он был небольшим, но довольно объемным и вместительным. И, вдобавок ко всему, не таким уж легким, как хотелось бы Полине. Взвалив его себе на плечо, Полли вернулась к тому месту, где оставила Неизвестного в виде волка. Но огромного черного зверя и след простыл, а вместо него в игру вошел этот же игрок, но в совершенно другом обличье.
Перед Полли стоял тот самый юноша, который сразу ей запомнился, как только она увидела его в первый раз. Разве что со значительными отличиями... Парень был обнажен по пояс, и на его голой груди темными пятнами зияли раны, ссадины и царапины, полученные в сегодняшних схватках с волками. Выглядело это безобразие на худощавом торсе Полининого хранителя более чем ужасно. Девушка нахмурилась, разглядывая парня, а потом внезапно покраснела и опустила взгляд. Рюкзак она сняла с плеча и бросила на снег.
- Кошмарно выглядишь, - сообщила Поль, старательно изучая свои серые шерстяные носки, изрядно облепленные снегом.

23

Кронос усмехнулся, увидев реакцию девушки на внезапное обнажение – она была вполне предсказуема. Хрупкое создание потупилось, подбрасывая рюкзак к его ногам.

- Кошмарно выглядишь, - заметила она, сосредотачиваясь на своих ногах. Кронос всмотрелся в ее личико, которое в темноте казалось призрачным и белоснежным.

- Мне повезло, - пожал он плечами, скривившись от боли. – Это всего лишь волки. Бывало и похуже.

Поморщившись, перевертыш осторожно присел рядом с рюкзаком, развязывая узелок на верхушке. Оттуда он выудил плащ, теплое одеяло, пару шерстяных носков и зимние перчатки. Отложив плащ в сторонку, все остальное он подоткнул к девочке.

- Носки одень новые, - деловито заметил Кронос, осматривая ее хрупкую фигурку. – А свои поверх них, хоть немного компенсируют потерянную обувь. Перчатки тоже смени, ну а в одеяле просто теплее будет. Зимние ночи в Мистериуме очень холодные, – последнюю фразу он произнес несколько отстраненно, даже не поведя плечами, словно холода и вовсе не чувствовал. На самом же деле тело просто пылало, все еще кипел адреналин и кровь пульсировала в раненых точках, не давая замерзнуть. Кронос задумчиво смотрел куда-то вверх, словно заметил нечто в черно-синем звездном небосводе. Затем опомнился, доставая из рюкзака мазь и бинты. Открутил крышку тюбика, удостоверившись в правильности содержимого. Нос как всегда защипало от легкого аромата полевых цветов. Удовлетворенно хмыкнув, перевертыш выдавил немного мази, начиная осторожно покрывать ею первую рану. Разодранную кожу защипало, но он не показывал этого внешне. Проведя полоску темной смеси над рваными укусами, он принялся за другие. Мазь не была целебной в полном смысле этого слова, она лишь закупоривала раны, останавливая кровотечение и препятствуя проникновению инфекции. Позже, уже в убежище Кронос вплотную ими займется, сейчас же просто нет времени. Тело остывало, и только сейчас он начинал чувствовать пощипывание на щеках и вообще, по всему обнаженному телу.

Просто волки… и такие ранения. Теряешь хватку, Ша’рок. С схватках Меняющими шкуры ты, порой, выходил вообще без царапины.

Сосредоточившись на своему теле, Кронос вздрогнул, вспоминая о сидевшей совсем рядом девочке. Он повернулся к ней, встречаясь глазами, легкая улыбка тронула его лицо.

- Пожалуй, пора, наконец, представиться. Я – Кронос Ассер, перевертыш, или, как предпочитают называть иные маги, зооморф. А еще в свободное время я бываю лесными духами, пугая милых девушек в лесах. Хобби у меня такое.

Он помолчал, давая время ей ответить и осмыслить его фразу.

- Мне надо немного отдохнуть, а затем я провожу тебя домой. Родители-то, с ума уже сходят, верно? – устало отметил он, легким и точным движением проведя последнюю черту по шее. Завел руку за спину, и с трудом сдержал болезненный стон.

- Будь умницей, помоги. На спине ран немного, но мне не дотянуться. Вдобавок… больно руку выворачивать, сама понимаешь.

24

Ему повезло! Это были только волки! Бывало и похуже! Поль скрестила руки на груди и хмуро посмотрела в глаза юноши. Она не могла его понять. Не то, чтобы он говорил загадками или делал непонятные ей движения, просто... Полина сама не могла объяснить себе, что именно ее смущает в парне. Он человек. Сомнения на этот счет туманны и расплывчаты, поэтому твердо могу себя уверить - он человек. Да, в большей или меньшей степени, но человек. Меня поражает, как быстро у него меняется ко мне отношение - то пугает, то защищает, то рискует жизнью, то заботится, как о... волчонке маленьком, то еще что. Или мне только кажется? Ой, не могу на него смотреть...
Когда юноша присел, чтобы открыть рюкзак, на его лице появилось болезненное выражение. Ухмылка стала несчастной, глаза немного прищурились. Полли инстинктивно прижала ладошку ко рту. Переминаясь с ноги на ногу, она, не отрывая взгляда, смотрела на Неизвестного. Тот тем временем покопался в рюкзаке и выудил оттуда некоторые вещи, большинство которых, в итоге, были даны девушке на временное пользование.
- Спасибо, - пробормотала она, вновь отводя взгляд и переключаясь на созерцание заснеженных сосновых ветвей, которые были повсюду - над головой и вокруг, а хвоя даже под ногами. Чувствуя себя немного неловко, Полина привалилась спиной к стволу дерева и закинула правую ногу к себе на левую коленку. Сняв с нее наполовину мокрый серый носок, девушка пошевелила пальцами. Разогнав немного кровь по ступне, Полли натянула на ногу сначала носок, который ей дал Неизвестный, а потом свой. Та же операция повторилась с левой ногой и другой парой непарных носков. Кстати говоря, полученные носки были гораздо больше маленькой Полиной ножки, и девушке пришлось постараться, чтобы на них сверху натянуть свои, маленькие. Выпрямившись, Поль придирчиво осмотрела самодельные "валенки". Как ступни выглядят... огромно выглядят! Ужас какой-то, но тепло, а это не может не радовать. А перчатки тоже большие, печаль. Полина повертела в руках черные мужские перчатки, но решила их не одевать. Рукам было не холодно, да и в своих, непромокших, она чувствовала себя уверенней. Поль взяла в руки одеяло. А его куда?! Не на снег же класть, в конце концов...
Полина опять подняла взгляд на парня. Тот сосредоточенно покрывал слоем какой-то мази свои ранения, и на Поль, как показалось той, внимания не обращал. Девушка вздохнула, обреченно покосилась на одеяло, а потом поймала на себе взгляд серо-зеленых глаз.
- Пожалуй, пора, наконец, представиться. Я – Кронос Ассер, перевертыш, или, как предпочитают называть иные маги, зооморф. А еще в свободное время я бываю лесными духами, пугая милых девушек в лесах. Хобби у меня такое.
- Я Поллиана. Поллиана Аттэнши, но обычно зовут Полли, - ответила она, улыбаясь в ответ на легкую улыбку Кроноса. Поль была не в состоянии оторвать взгляд от глаз юноши, но в голове роилась куча вопросов.
Отвечать на следующие слова парня Поль не стала, но про себя и для себя сделала некоторые выводы. Уже начиная размышлять, чем сейчас занята тетушка, Полина вздрогнула от приглушенного стона Кроноса.
- Будь умницей, помоги. На спине ран немного, но мне не дотянуться. Вдобавок… больно руку выворачивать, сама понимаешь.
Удивленно воззрясь на перевертыша снизу вверх, девушка едва сдержала ехидную улыбку.
- Конечно, - кивнула она. В глазах заплясали озорные зеленые искорки. - Хорошо.
Полина подошла к Кроносу вплотную и взяла из его рук тюбик с мазью.
- Ты бы сел, - посоветовала она, кивком головы указывая на одеяло, которое держала в руке.

25

-Поллиана Аттэнши , - медленно, растянуто и, словно бы смакуя, повторил Кронос. Ехидная ухмылка, расплывшаяся по молодому лицу выдавала в лунном свете его усмешку. – Нарушительница спокойствия лесных духов, законов и отважная собирательница растений в ночном лесу. Да, такое я запомню.

Даже будучи в таком состоянии, перевертыш не мог не заметить того, что девочка уклонилась от ответа о своих близких. Практически любая на ее месте подскочила бы, разволновалась и потребовала отвести ее домой. Полли была не из таких. Кронос немного напряженно всматривался в ее лицо, вопрос все же заставил ее призадуматься.

Неужели сирота? Да нет, слишком хорошо для этого одета. Или просто сбежала из дома и не хочет возвращаться?  Ладно, не желает говорить – пусть не говорит. Но и с собой взять я ее тоже ведь не могу…

Услышав просьбу о помощи, девушка встрепенулась, вновь посмотрев ему в глаза. Наверное, против ее воли едкая улыбка расплылась по ее лицу, словно он захотела мелко, но точечно отомстить за пережитые по виде перевертыша тревоги. Кронос еле слышно хмыкнул, заприметив, как сверкнули ее изумрудные глаза. Сложив одеяло вдвое, чтобы было не так холодно, перевертыш осторожно присел, скрестив усталые до невозможности ноги. Мазь согревала тело, оно сейчас просто горело, и внутри, и снаружи. Не было холодно, возможно, даже начиналась легкая лихорадка. Выдохнув, он выпрямил спину, обеспечивая ей доступ. Не считая синяков и ушибов, по его подсчетам там были три раны, в разных плоскостях – одна почти у поясницы, вторая выше, и третья почти у самой шеи, едва не задевая такой дорогой ему шнурок с клыком Меняющего шкуры. Кронос машинально схватился за него, поправляя амулет. Помимо свежих порезов взгляду Полли открывались и старые шрамы, тонкие, аккуратные, пусть и немногочисленные. Перевертыш сидел смирно, дожидаясь начала лечения. Молчание становилось неловким.

-Надеюсь, добытые тобой растения того стоили, - полу утвердительно начал он, без иронии и насмешки. Просто констатация факта. – Ты ведь понимаешь, что это не шутки, начинающая магесса Огня?

Кронос чувствовал, что у нее тоже есть вопросы, но она никак не решалась их задать, то ли стесняясь, то ли побаиваясь своего защитника. Он ждал, не торопя ее. Когда перевертыш этого хотел, он умел быть терпеливым.

26

- Надеюсь, добытые тобой растения того стоили. Ты ведь понимаешь, что это не шутки, начинающая магесса Огня?
Полина присела на корточки и выдавила на ладонь немного мази.
- Стоили, - ответила она. - И я не магесса, даже не начинающая.
Лечение Полли решила начать "снизу". Секунду помедлив, размышляя, под каким углом поставить ладонь, Полина поднесла руку к пояснице юноши. На корточках сидеть оказалось неудобно, и девушка встала на колени. Сгорбившись в три погибели, она наконец нашла удобное положение и осторожно провела ладонью по первой ране. Полли была уверена, что эта мазь, пахнущая полевыми цветами, при соприкосновении с ранением не доставляет Кроносу радостных ощущений, а даже наоборот. А рана на пояснице была рваной, и представляла собой отвратительное зрелище. Чуть выше поясницы кожи просто не было, благо, не было на небольшом участке спины. Судорожно вздохнув, Полли еще насколько раз провела ладошкой по этому месту. Ну ничего себе волки!
- А какие у тебя еще хобби? Кроме притворства лесными духами и пуганья маленьких девочек? - спросила с иронией в голосе Поль, надеясь разговором отвлечь Кроноса от, как ей казалось, болезненного лечения.
Вторая рана располагалась чуть ниже правой лопатки. Она была не глубокой, но довольно длинной. Полли выдавила еще мази на руку и положила ладонь на спину Кроноса. Кожа парня казалась горячей, если не пылающей. Полина даже сначала отдернула руку, но потом снова положила ее на спину юноши и осторожно покрыла мазью всю рану. Утерев тыльной стороной ладони пот, выступивший на лбу, Полли приступила к третьей ране, около шеи. Та рана оказалась самой болезненной. Кровотечения почти не было, но кожа в том месте потемнела и стала неприятного бурого оттенка. Как догадалась Поль, это было что-то сродни тем ушибам, которые довольно часто она себе набивала на коленках. Сосредоточенно поджав губы, Полина бережно нанесла мазь на всю рану.
- Вроде, все, - произнесла она, оглядывая обнаженную спину Кроноса. Как ни странно, все смущение, возникшее несколько минут назад, полностью испарилось, когда нужно было помочь юноше, уступив место сосредоточенности и желанию помочь. Полина улыбнулась.

27

Перевертыш едва заметно вздрогнул лишь один раз – когда прохладные руки девушки коснулись его спины, принося некое умиротворение и успокаивая боль. Она неплохо справлялась со своей задачей, мягко нанося лекарственную мазь на ранения. Первое смущение прошло, и теперь она уже делала это без особого проявления эмоций.  Кронос недоверчиво хмыкнул, услышав ее ответ.

Не магичка она, ага… обычный человек, владеющий магией огня. Хотя, если подумать, то и я себя к магам никогда не относил… в общем – без разницы.

Поллиана Аттэнши отвечала односложно, словно он задевал какие-то болезненные темы или же те, на которые ей просто не хотелось говорить. А может, просто была слишком увлечена “помощью ближнему своему”.  Следующий вопрос достиг его ушей не сразу, и перевертыш какое-то время вдумывался в то, что она только что сказала.

- А потом обычно приходится их спасать, - в тон Полли съехидничал он. – Но иногда, когда попадаются особо недоверчивые и не хотят уходить, роль волка приходится играть уже мне.

Пальцы девушки мягко скользили у него по спине, и Кронос вслушивался в эти ощущения. В голове был туман, и ему дико хотелось спать. Укутаться в шкуры, в утепленном убежище, растопить печь…

Непринужденным жестом откинув волосы назад, он наконец-таки понял, что лечение, собственно, уже прекратилось. Услышав голос Полли, Кронос осторожно повел плечами, чувствуя свинцовую тяжесть и пощипывание практически во всех точках тела.

- Отлично,  - благодарно улыбнулся он девушке. – Ты блестяще справилась. Хорошая выдержка. Не каждый человек сможет с таким спокойствием воспринимать происходящее.

Она то ли еще не пришла в себя, то ли… нет, вообще никаких вопросов. Ни обо мне, ни о том, что же все-таки произошло на поляне… пожалуй, так будет даже лучше.

Вновь устало наклонившись, Кронос медленно размотал бинт, точными движениями фиксируя ранения. Убедившись, что мазь везде впиталась, он одел наконец-таки рубашку, затем пришел черед кожаной куртки. Деловито отряхивая одеяло, он с веселым выражением на лице протянул его Полли. Серо-зеленые глаза сейчас были затуманены усталостью и болью, но все же была в них та самая легкая смешинка.

- Укутайся, скоро холод усилится, - посоветовал он, облачаясь одновременно с этим в походный плащ защитного цвета. – Мне нужны полчаса, чтобы прийти в себя и тогда я провожу тебя домой. Договорились?

28

Полли хотела на тех же веселых нотах поинтересоваться у Кроноса, как же часто попадаются "недоверчивые" и ему приходится исполнять роль волка, но промолчала. Много говорить желания не было, хотя настроение у Полины было приподнятое, да и в обществе перевертыша она чувствовала себя не только безопасно, но и очень уютно. Поль поднялась на ноги и отряхнула снег с брюк. Кронос тем временем повернул голову к ней и произнес:
– Ты блестяще справилась. Хорошая выдержка. Не каждый человек сможет с таким спокойствием воспринимать происходящее.
Полина наигранно вздохнула, а потом, обхватив себя левой рукой за талию и подперев правой рукой, сжатой в кулак, щеку, задумчиво посмотрела на перевертыша.
- А что такого в происходящем? - серьезно спросила она. Если он про то, что происходило на поляне - я точно могу сказать, что жутко струхнула. И никакого спокойствия во мне не было! Страшно было до помутнения рассудка! Потом... ну, может, только когда те совы появились, ведь Кронос был рядом, и мне было не так страшно. На самом деле я - всего лишь источник неприятностей для него, в то время как он сам спас меня несколько раз. Тут Полли потупилась. Чувствуя себя самым неблагодарным человеком в Мистериуме, девушка не могла себя заставить сказать "Спасибо". Несомненно, в свете ночных событий Кронос заслужил, как минимум, десять слов благодарности, и Поль это понимала. Не понимала только, почему не может их произнести, как будто что-то мешает...
- Укутайся, скоро холод усилится. Мне нужны полчаса, чтобы прийти в себя и тогда я провожу тебя домой. Договорились?
Полина взяла протянутое одеяло и, склонив голову набок, улыбнулась Кроносу. Рядом с ним настроение у Полли сразу подскакивало и зашкаливало, рядом с ним ей хотелось безудержно улыбаться.
- Да не холодно мне! Если же все-таки замерзну, что маловероятно, - согреюсь, - фыркнула она в ответ. - Да, конечно, договорились. Отдыхай.
Помолчав, Полина все-таки обратилась к Кроносу с вопросом, который занимал ее уже давно. Она привалилась к стволу дерева и скрестила руки на груди.
- А ты в лесу живешь? Или в городе?

Отредактировано Поллиана (2011-02-20 16:42:21)

29

- Мое дело – предложить, -  криво усмехнулся Кронос, в ответ на ее обаятельную озорную улыбку. Кто-то умеет улыбаться соблазнительно, призывно, кто-то наивно и обезоруживающе. А вот Полли – обаятельно.

И впрямь… что это я с ней, как с маленькой? Словно гостеприимный хозяин сюсюкаюсь.

Он потер ладони друг о друга, разгоняя застывшую кровь. Даже легкие, практически невесомые движения вызывали сейчас боль. Полчаса на морозе, без движения – это много. Достаточно для того, чтобы основательно промерзнуть, и этого перевертышу категорически не хотелось. Он склонился к очагу, подтягивая к себе пару поленьев и доставая из рюкзака огниво.

- Что такого в происходящем? – наконец-таки медленно, по слогам переспросил он, стальной взгляд обратился к лицу Полли, но через пару секунд уже принял прежнее, насмешливо-благодушное настроение. Взгляд ее был задумчив, она словно оценивала Кроноса в ожидании ответа.

- Действительно… - он театральным жестом начал загибать пальцы, улыбка стала чуть шире. – Лесные духи, знакомство с волками, поглядела на совухов, гонка в лесу… а на десерт – лечение ран. Неплохой набор для одной ночи.

Очаг был прикрыт от ветра, дрова достаточно сухими, так что разжечь костерок было делом несложным. Через пару минут поленья весело вспыхнули и затрещали, подаваясь навстречу неутомимой стихии. Живительной. Разрушительной. Кронос зябко укутался в плащ. Потеря крови ослабило и без того уставшее тело, и теперь, после того, как эффект мази спал, его начинал бить озноб, перевертыш жадно протянул руки к костру, лицо его приняло здоровый оттенок, а лицо умиротворенное выражение.

- А ты в лесу живешь? Или в городе? – донесся до него вопрос девочки, он не поднял на нее глаза, как обычно. В ее голосе наконец-таки прозвучало любопытство, а сама трактовка была вполне обоснована. Пламя манило его взгляд, а рука сама собой нашла белый клык на шее, вытягивая его из под рубашки. Кронос задумчиво всмотрелся в резные грани амулета. Призраки прошлого промелькнули в его глазах, и он вздрогнул, вспомнив про ответ.

- Как придется, - достаточно честно ответил он. Убежище было еще не готово и назвать его полноценным домом он пока не решился. – Жизнь по-разному распоряжается. А ты из Затерии или из Иридиума?

30

Поль лишь плечами пожала на перечисленные Кроносом события этой ночи. Их, событий, было больше. И смысл в них был глубже, чем кажется на первый взгляд. Нет, но он прав! Наборчик неплохой, согласна... Полина молча наблюдала за тем, как юноша, ударяя кремень о кресало, высекает искры. Дрова загорелись не сразу, но огниво исправно выполнило свою зажигательную миссию. Маленький огонек вспыхнул на одном полене, перекинулся на другое, огонь набирал силу. Потихоньку, медленно, но верно, разгорался костер. Как только пламя стало достаточно жарким, Кронос протянул к нему руки. Парень сидел лицом к огню и спиной к Полли, прислонившейся к стволу.
А ведь костер разжечь могла я... да и быстрее, гораздо быстрее! Судорожно вздохнув, Полина подняла взгляд к небу, закрытому сосновыми ветвями. Да чего же я такая беспомощная-то? Ни того, ни этого, ничего без посторонней помощи сделать не могу! Обхватив себя руками, девушка еще внимательней начала всматриваться в ветки. По спине, плечам и рукам пробежал озноб, но не от холода, а от сознания свое беспомощности и ненужности. Поль поджала губы, стараясь приободрить себя, поднять недавно высокое настроение на прежнюю планку... но оно уже безвозвратно скатилось куда-то глубоко вниз. Всей душой желая остаться наедине со своими мыслями, но одновременно боясь остаться одной, Полина чувствовала себя ужасно.
- Как придется. Жизнь по-разному распоряжается. А ты из Затерии или из Иридиума?
После тишины, изредка прерываемой треском горящего дерева, приятный голос Кроноса звучал таинственно.
- Из Иридиума, - дрожащим голосом ответила Поль. Больше держать в себе отвратительное настроение, неожиданно резко сменившее веселость, она не могла. Опустившись на снег, девушка обхватила руками ноги и спрятала лицо в коленях. Слезы душили, дышать было нечем, а всхлипывать вслух было боязно... Полли не хотела привлекать внимание Кроноса, тот и так натерпелся из-за нее.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 11 декабря 17082 года - Поллиана, Кронос


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно