FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

Соскучились по словесным эвентам? На нашем канале Discord намечается игра в стилистике "Искателей страниц". Добро пожаловать на Дорогу из страниц, спешите, срок регистрации ограничен!
Поздравляем игроков и гостей форума с первой теплотой настоящего лета! Со сменой сезона приходит и сезонное обновление Магазинчика чудес, спешите опробовать новинки и летние товары!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив неактуальных анкет » Анкета старика Шэма (Вайзаремицмир Иннозаре)


Анкета старика Шэма (Вайзаремицмир Иннозаре)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Анкета старика Шэм'а
1)Имя Фамилия: Шэминстрарэ, Вайзаремицмир Иннозаре
   Прозвище:
Шэм.
   Полное имя: Вайзаремицмир Иннозаре Шэминстрарэ макерирон Эйдреверсмир Эрелярэ ле Раанигразельия Алесия

2)Ученик/учитель/Свободный персонаж: Свободный (в прошлом и сейчас) / Учитель (после квеста)

3)Раса и религия: Архон. Фанатично Люммину (богу света). Правда, иногда воздает коротенькие молитвы Амунису (богу мудрости), когда по много месяцев не может составить сложное рунное заклятие или Инносу (богу инквизиции) перед боем с адептами тьмы.

4)Дата рождения и возраст: 26 февраля 16998 года. 85 ♓
На сколько выглядит по человеческим меркам:
80

5)Характер(не менее 8 полных строк):
Старый лис. Понять когда и что он задумал, бывает крайне сложно даже для, видящей его на сквозь, внучки Марилии. На торговом (людском) говорит невероятно коряво. Выражения вида «что твой моя хотела?» - это повседневно и нормально. Специально он это делает или же просто шутки ради, сказать сложно. На других языках говорит более чем сносно, так что причина таких кривляний неясна. Натура он двойственная — покупает еду и одежду нищим, дает ночлег, а так же жертвует немало золота Иридиуму. Желает получить разрешение на строительство храма Люммину в городе. В то же время во время сделок проявляет себя жутким скупердяем. Подобная биполярность прослеживается практически во всей его нынешней жизни. Весьма любвеобильный, до свадьбы успел нагулять целый полк отпрысков. И сейчас тянется к молодым красоткам, правда его нынешняя внешность сводит на нет все попытки сблизиться. Приходиться довольствоваться шлепком по попке «невзначай». Следует путем магии жизни и фанатично служит Люммину, так что неживым ему на глаза лучше не попадаться — однозначно кинется в бой с именем Люммина на устах. Против последователей темных сил, но являющихся живыми, упрямо идет в рукопашную, даже если его противник вооружен. И даже, если это не противник вовсе, а покупатель. Не может долго жить без путешествий и новых познаний. Находиться в вечном поиске приключений на свою золотоволосую голову. Может, охваченный внезапным порывом, собрать вещи среди ночи и отправится бог весть куда за очередной информацией о редкой руне или артефактом. Весьма яро защищает свою веру, и если с ним долго и упорно пререкаться, можно словить кулаком в нос или ногой в живот. Постоянно притворствует, что стар, хотя по архонским меркам, он еще очень молод.

6)Внешность(не менее 9 полных строк):
Лицо овальное, худое. Черты резкие, агрессивные, нос походит на птичий клюв. Но даже множество морщин не способно скрыть добродушную улыбку, что вечно гуляет на его лице. Вот только с зубами проблема, все пока на месте, но вид их не очень. Коричневые, с черными следами разрушения. Глаза темно-желтые, как старое золото. Волосы цвета меда, вечно упрямо торчат вверх, имеется седина. Борода чуть темнее волос, обычно оформленная в небольшой аккуратный треугольник. Крепкого телосложения, 175 см ростом и 85 килограмм весом. Татуировок и видимых шрамов не имеет.
Одевается обычно в жуткое рванье, причем непонятно какой выкройки. Так как выглядит он, словно ходячая копна старых тряпок. Легко сходит за нищего. Правда его отличает запах. Шэм не из тех, кто не любит следить за собой. Только в путешествии он позволяет себе зарасти грязью и не столь тщательно следит за волосами и ногтями. Всегда носит с собой дорогую нагинату (небесное золото немного светится желтым светом, в лезвие инкрустирован алмаз), задрапированную тряпьем и стянутую тесемками. Она исполняет роль посоха гораздо чаще, чем оружия.
Под этой несуразной массой тряпок, что архон зовет одеждой, у него всегда находится другой наряд, а то и не один. В городе под своей «шубой» Шэм обычно носит дорогую, расшитую золотыми рунами белую мантию и легкие сандалии или меховые сапоги.
Будучи в поездке за товаром или походе, под тряпьем сокрыты легкие кожаные доспехи, укрепленные стальными пластинами и украшенные золотым орнаментом и многочисленными рунами.

7)Биография (не менее 12 строк):
Ранним утром 26 февраля 16998 года в покоях храма Люммину, что находится за неприступными стенами Ордене Паладинов, появился на свет Шэминстрарэ. Рождением своим он обязан двум высокородным архонам, что всю свою жизнь посвятили войне и изничтожению тьмы и нечестивцев  во всем мире. Его мать никто иная, как Раанигразельия Алесия — жрица-архимаг Люммина и Инноса, чьей воле всецело повиновались стихии света, огня, пустоты, воздуха и эфира. Со дня вступления в Святое Войско, еще в 16 лет, всецело отдала себя борьбе с тьмой. Её познания в области света были колоссальны, а вера в Люммина и Инноса - абсолютна. Путь Праведного Гнева провел её не через один мир, подарил массу сражений и бесценных знаний, пока не закончился в Мистериуме. Придя сюда в 16931 году, ведомая праведным гневом и непоколебимой верой, встала плечом к плечу со своими братьями-архонами в бесконечной войне с последователями Безымянного в западных землях. Оказываясь не один раз в ситуации, когда её жизнь могла оборваться в любую секунду решила оставить после себя потомство, дабы послужить Инносу и его целям. Её архонская кровь древнего рода и накопленная в ней сила не должна была пропасть в случае её смерти. Хотя Алесия и шла дорогой целомудрия, в возрасте 472 лет она дала клятву Инносу подарить миру святого воина - паладина. Несколько лет она вела поиски подходящей кандидатуры на роль отца будущего ребенка. Он должен был  быть чистокровным архоном и принадлежать к одному из древних родов ангельской расы. А так же быть сильным воином и лидером. В 16997 году попала в отряд, которым командовал Эйдреверсмир Эрелярэ — паладин Серебряного Рассвета. Он то и стал отцом Шэминстрарэ. Каких-либо любовных чувств друг к другу Эрелярэ и Алесия не испытывали никогда. Скорее это был обряд служения богу. Сам Эйдреверсмир Эрелярэ был рожден на землях Мистериума, но его семья пришла сюда вместе с переселенцами из Альверана и продолжает жить на Сайн-Альдоре и по сей день. После военной школы он несколько лет воевал на флоте, но быстро осознал, что борьба с пиратами — не его стихия. Неживые и приверженцы темных сил, вот кто истинные враги архонов, по его мнению. Подростком перевелся в крепость Орден Паладинов и возглавил небольшой отряд в Священной войне. Его качества как командира и решимость в бою довольно быстро возвели его в ряды старшего командования. Мирная жизнь была совершенно не для Эрелярэя и даже после смерти родителей он отказался взять на себя заботу о личном поместье, пожертвовав его военной школе. Этим вызвал недоумение у своих братьев и сестер, вынужденных остаться в родовом поместье в менее престижной части Сайн-Альдора. В 16951 году был возведен в ранг паладина воинствующего ордена Серебряного Рассвета, находиться в этой должности и по сей день, отказываясь от дальнейшего повышения, так как не желает покидать передовой на западе Мистериума.
Будучи беременной, мать Шэминстрарэ покинула отряд и отказалась от активных боевых действий только тогда, когда ни один комплект доспехов нельзя было подогнать под неё. Своему ребенку Алесия посвятила менее двух лет своей жизни, проведя их в стенах храма Люммину в Ордене Паладинов. Здесь она произвела на свет и вскормила своего сына, но уже в ноябре 16999 года вновь вернулась на пусть Священной войны и заняла свое место в рядах войска западного направления. Больше детей не заводила. 27 августа 17030 погибла в бою на Плато Рубиус.

* * *
Дальнейшим уходом за Шэминстрарэ и его воспитанием занимались жрецы Люммина. Благодаря им религиозность мальчика была даже выше, чем у простых архонов, в его вере в Люммина стала очевидна нотка фанатичности. Врожденные способности к магии света проявились уже в четыре года, чему никто не был удивлен, зная кто была мать ребенка. В середине 17003 года в возрасте пяти лет был отправлен в военную школу в Ладиндриле на Сайн-Альдора. Здесь ему предстояло пройти общее обучение и познать мастерство войны. Мечта стать таким же паладином, как и его отец  Эйдреверсмир Эрелярэ, которого он никогда не видел, занимала почти все место в сердце мальчика. Им двигало желание поскорее занять место подле своих родителей на передовой и Шэминстрарэ прикладывал невероятные силы, чтобы приблизить этот момент.
В военной школе обучали далеко ни одним боевым искусствам, уделяя внимание общему развитию будущих солдат, хотя и куда меньше, чем в простых школах. Науки давались Шэминстрарэ невероятно легко. Здесь он получил неплохое общее образование, познав основы истории, литературы, дипломатии, религии и математики. Но этим наукам, разумеется, придавалось лишь второстепенное значение в военной школе. На первом же месте было изучение потенциальных противников, география, картография и умение не потеряться на местности. На более позднем этапе давались уроки лидерского мастерства и тактики. Учителя часто ставили усидчивость и умение схватывать на лету Шэминстрарэ в пример другим, что нельзя сказать о боевых мастерах. Те ругали мальчишку на чем свет стоит. Первые же уроки фехтования показали, что способности отца ему не передались совершенно — владение мечом — основа основ боевой системы архонов, так легко усваиваемая другими учениками, ему не давалась абсолютно. За четыре года обучения он переместился с позиции передового бойца сначала на прикрывающего второго ряда, затем на место копейщика в третьем ряду, потом лучника. Хотя из лука он стрелять нормально не мог, мастера решили, что там от него будет меньше вреда. Когда Шэминстрарэ практиковался в искусстве обращения с оружием его боевые мастера закрывали глаза ладонью и обращали мольбы к Люммину, неспособные  хладнокровно смотреть на такое позорище. Его сверстники уже во всю орудовали мечом и щитом, отлично держались верхом. Некоторые даже начали практиковаться в ведении воздушного боя верхом на пегасах, совершая головокружительные трюки над плацом школы. Шэминстрарэ же в седле был как «гнилой зомби» по словам конюха. А после того, как он ночью оседлал пегаса в порыве доказать остальным ученикам, что и он не лыком шит, был чуть не исключен из военной школы. Он упал на первом же вираже и чудом остался в живых, хоть и получил серьезные увечья. Его отцу Эйдреверсмиру Эрелярэ, принадлежащему к влиятельному роду, пришлось оказать давление на руководство школы, чтобы замять разбирательство над этим происшествием. Тогда, в Ладиндриле, Шэминстрарэ впервые и встретился со своим отцом. Правда после полученных травм он был отпоен сильными эликсирами и находился под воздействием исцеляющих заклинаний. Так что эту встречу он помнит крайне смутно, но образ могучего воина в доспехах из небесного золота, от которого исходило ангельское свечение и Праведная мощь оставили глубокий отпечаток в его сердце.

После полного выздоровления он с утроенной силой стал практиковаться во владении оружием. На одном из учений, когда он с горем пополам исполнял роль копейщика, ему разрубили древко надвое. Тогда и появилось, наконец-то то, в чем Шэминстрарэ хоть как-то проявил себя. Орудуя небольшим обрубком дверка он довольно неплохо выстоял часть боя. Посохи были оружием жрецов и магов, а никак не солдат, но не желая очередной раз вызывать споры с родственниками по линии отца Шэминстрарэ ему позволили обращаться с этим оружием. Он был страшно рад, что наконец-то его признали бойцом, хотя и не знал, что этим он уже списал себя со счетов как солдата. Хоть каких-либо высот в фехтовании он и не достиг, десять лет в военной школе не оказались напрасными. В пятнадцать лет он закончил обучение, обладая прекрасными физическими данными и ценными познаниями. Увы, но рекомендацию на определение в офицерскую школу он не получил — его направили в ученики к жрецам Люммина, чтобы познавать основы магии и света Люммина.
Его желание стать паладином потеряло былую силу, когда осознание того, что этот путь будет куда дольше, чем он надеялся, пришло к молодому архону. Зато это позволило ему сосредоточиться на обучении магии света и воздаянию молитв Люммину в храме. Могущественная кровь матери отозвалась в Шэминстрарэ и эфирные потоки света он считал чем-то само собой разумеющимся, как воздух, которым он дышит. Познать свет Люммина практически не требовало от него каких-либо усилий. Но желание стать священным воином — паладином, ранило его сердце. В свободное время он старался хоть как-то овладеть мечом и щитом, но все эти попытки не привели абсолютно ни к какому положительному результату. Видимо молитвы Люммину и Инносу оставались без ответа. Четыре года он провел постигая основы магического искусства и прислуживая в храме, постоянно отсылая письма с запросами отправить его на передовую солдатом. Его непоколебимая вера в Люммина стала носить фанатичный характер, схожий с тем, что встречается у ярых поклонниками Инноса. В апреле 17016 года он получил назначение на западные рубежи, к чему давно стремился. Увы, в приказе было обозначено, что его боевые способности вызывали недоверие у командования и поэтому на передовой ему не место. Его приписали к одному из отрядов зачистки брошенных подземелий в звании жреца-адепта (аколита). О существовании таких отрядов Шэминстрарэ до сих пор вообще ничего не слышал и такое назначение чуть не повергло его в отчаяние. Но приказ - есть приказ!

* * *
Отрядами зачистки брошенных подземелий называли небольшие группы из двадцать воинов и жрецов. Помимо архонов, в них иногда входили и, принявшие архонский уклад жизни, представители других рас. Основная задача таких отрядов - это укрепление тылов основных архонских сил на западе. Они исследовали пройденные войсками земли на наличие мест, где еще могли скрываться последователи темной магии и нежить. При обнаружении противников таким отрядам надлежало вступать в бой только тогда, когда был шанс, что противник их уже обнаружил и может скрыться, еще до того, как подойдет подмога. Или когда обнаруженные противники не представляли серьезной угрозы. Для желающих продвинуться по службе отряды зачистки подземелий были гиблым местом. Здесь, в основном, преобладали малоопытные бойцы, чей уровень военного мастерства не вызывал доверия у старшего командования, или те, кто не особо рвался в бой, желая поскорее закончить службу и вернуться к мирной жизни. Роль жреца-адепта, коим являлся Шэминстрарэ, тут сводилась к праздным беседам у походного костра или разгульному времяпрепровождению в поселениях и городах, когда никаких приказов свыше не поступало, а основные силы отбрасывались назад. Потом Святое Войско, перегруппировавшись и пополнив ряды, вновь шло в наступление и однообразная работа отрядов зачистки подземелий возобновлялась. Каждые полгода Шэминстрарэ отправлял запрос о переводе в солдаты и отправку на передовую. Все ответы на них были примерно одного содержания - «Да защитит и сохранит Люммин! Ваше прошение рассмотрено и отклонено в связи с тем, что ваши боевые способности вызывают сомнения. Путь жреца почетен и священен, идя по нему Вы служите воле Люммина и Инноса в Священой Войне!».
Проверяя развалены древних крепостей, пещеры, покинутые укрепления и выработанные шахты отряд редко встречал то, что искал — нежить и адептов тьмы. Зато не редко им попадались разного рода магические штуковины, будь то оружие, украшения или иные, непонятного назначения, предметы. Солдат они совершенно не интересовали — врагов нет, воевать не с кем, чего торчать в этих дырах и изучать письмена и всякие безделушки? А вот Шэминстрарэ думал иначе и не упускал возможности применить свои скромные познания. Чаще всего их не хватало, чтобы разобраться во многих вещах и письменах, тем более особо много времени на это ему никогда не давали. Но и тех слабых артефактах, что он смог определить, он докладывал командованию. То, в свою очередь, не проявляло абсолютно никакого интереса к ним, поэтому Шэминстрарэ раздавал такие вещи тому, кому они могли быть полезны. Сослуживцам, другим солдатам или мирным жителям.
Так как нередко приходилось обследовать новые территории, отряды зачистки подземелий активно контактировали с местным населением для получения информации. Светлыми эльфами на востоке и юге, орками на северо-западе и несколько раз даже с немногочисленными дроу Черного Леса, избравшими иной путь, отличный от тьмы. Падкий до новых знаний Шэминстрарэ старался изучать их повадки, культуру и язык. Это позволяло вести переговоры более продуктивно, нежели на общем для всех людском.
Зимой 17022 года, на южной границе Вечного и Черного лесов их отряд в своих поисках наткнулся на старые развалины крепости, некогда гордо возвышающейся между размывших берега рек. Там окопался довольно сильный некромант, а основные силы были в нескольких днях пути заняты затянувшимся ожесточенным боем. Тогда командир принял решение обратиться за помощью к светлым эльфам. Вовсе не страх перед некромантом привел к этому решению. Умереть в бою с подобным противником, да еще и такой силы — великая честь для архона. Но некромант мог скрыться, если первая атака пройдет неудачно. Эльфийское подкрепление прибыло быстро и через несколько дней, объединив силы, они ударили. В тот день Шэминстрарэ, будучи аколитом, был на задних рядах оказывая светлой магией поддержку. Рядом с ним схожие функции поддержки выполняли несколько жриц Этерии. Тогда то юный архон и увидел всю силу магии жизни. Его сердце трепетало от восторга. Магия жизни была куда эффективнее в плане помощи своим собратьям, нежели магия света. Его мечта стать паладином Инноса померкла в тот день, ибо он познал истинную силу служителей света и добра. В том бою они не потеряли ни одного бойца и это была всецело заслуга эльфийских магов.
После этого боя желание подчинить эту силу Люммину и Инносу разъедала мозг Шэминстрарэ словно кислота. Перед ним стоял тяжелой выбор, какой путь выбрать. Изучение магии жизни вместо боевых навыков могло с легкостью поставить крест на мечте о звании паладина. Несколько месяцев мучился Шэминстрарэ, терзаемый сомнениями и раздираемый на части сложностью выбора. Но в конечном итоге, на стол командира легло прошение об временном отстранении от службы, чтобы получить магическое образование. Золотая печать легла на пергамент и в середине 17022 года двадцатипятилетний Шэминстрарэ приехал в Иридиум и поступил на первый курс Аклории.

* * *
Постигать науки для Шэминстрарэ было делом интересным и не особо утруждающим. Общие сведения о магии и звездах не сильно заинтересовали его, так как он не видел смысла в более глубоком их изучении. Чего нельзя сказать о эфирологии, учебники и трактаты этой науки Шэминстрарэ старался штудировать как следует, так как знал, что после окончания обучения вновь придется лазить по всяким дырам и развалинам, где могут попасться весьма интересные находки.. Если умеешь искать, конечно. Так же он уделял немного времени языкам, так как на людском разговаривал отродясь очень скверно, а именно на нём и преподавали почти все науки и школы магии.
Если с науками и магией света у Шэминстрарэ никаких проблем не было, то в изучении магии жизни он столкнулся с кромешной пропастью. Его рвущееся в бой и жаждущий крови неверных разум был неспособен открыть то, за чем он пришел в Аклорию - дар к магии жизни. Спасла положения одна эльфийка-преподаватель, к которой каждый вечер вынужден был ходить Шэминстрарэ на дополнительные занятия. Она смогла достучаться до него и убедить, что вся проблема вовсе не в том, что у него нет способностей к магии жизни, а в его нраве. Трудно изменить себя. Долго архон пытался постичь путь адепта жизни. Это завело его не совсем в то направление, куда предполагала эльфийка. Шэминстрарэ стал страшным бабником. Он и раньше, еще в отряде, полюбил проводить время в компании прекрасного пола. Но тогда, в 17024 это стало носить хаотичный характер. Столько необычный подход к пути любви, что проповедует магия жизни, все же дал нужный результат. Эфир стихии жизни покорился воле Шэминстрарэ. Его знание наречия синдарин (языка светлых эльфов) тоже положительно сказалось на дальнейшем освоении магии жизни, большинство заклинаний в которой уходит корнями в этот мелодичный язык.
Все больше и больше постигая магии света и жизни Шэминстрарэ прикладывал массу сил и времени, чтобы научиться их комбинировать. Но это считалось высшей магией и постигнуть на тех этапах обучения он её никак не мог, хотя и достиг кое-каких успехов в этом направлении. Именно одержимость идеей комбинировать заклинания и не позволила Шэминстрарэ покинуть стен академии в 17029 году, когда он её закончил. Он хотел продолжить своё обучение и поступить в магистратуру, но стечение обстоятельств изменило все его планы на будущее. В конце двадцать девятого года в Иридиум приехал гном, известный в узких кругах мастер рун. Что за дело привело его тогда в город, не известно. Но этот гном, прочитал лекцию в Аклории по рунной комбинаторике. Причем всего одну. У Шэминстрарэ во время этой лекции назрел вопрос, который он и задал гному после: «Если можно комбинировать руны даже разных стихий, можно же аналогично переплести потоки эфира при чтении заклинаний и высвободить их через рунную проекцию. Или я неправ?». Ответом было короткое и ошеломительное «собирайся». Немало мастеров бегало за этим гномом, имя которого не разглашается, умоляя взять их в ученики, а эта честь выпала Шэминстрарэ, который рунами вообще не интересовался. Собрав свои вещи он все же последовал за мастером гномом, желая постичь не сколько руны, сколько комбинаторику и считая, что отказом он оскорбит бога мудрости Анимуса, которого стал почитать во время учебы в Аклории, хоть и не так сильно, как Люммина.

* * *
В начале 17030 года Шэминстрарэ прибыл с мастером-гномов в Мал'Ферос. Там они пробыли меньше месяца , закупая огромное количество походного провианта, алхимических красок, книг и материалов для рунного ремесла. Когда все приготовления были завершены, гном повел Шэминстрарэ в глубь горного хребта, в самые глубокие и отдаленные от мира пещеры. Здесь архон познал всю силу страха темноты. Ему пришлось долго бороться с гнетущим чувством пустоты окружающей темноты, духотой и иллюзией постоянно напирающих со всех сторон стен пещеры. Они забрались так далеко, что оставалось загадкой как вообще воздух поступал сюда. Раскаленные недра Мистериума были здесь совсем близко, за стенами пещеры слышалось биение сердца самой планеты. Эфирные потоки здесь не отзывались на зов Шэминстрарэ, даже простейшие заклинания света и жизни в таком месте обречены были на провал. Его келья была маленьким каменным мешком с парой тряпок, исполняющих роль настила. Со временем чувства страха было побеждено, а глаза привыкли к скудному свету от кристаллов в  пещерах, тогда то гном и взялся всерьез за его обучение таинству ремесла рун. Рунный мастер часто любил повторять - «в мантии ходить да руками махать, заклинанищки свои читая — дело бабское!». Поэтому первое, что он сделал — насадил на посох мага Шэминстрарэ навершие от топорища. Смотрелось это, мягко сказать, комично. Но, не находивший в себе силы перечить своему учителю, Шэминстрарэ был вынужден всегда ходить по пещерам с таким вот «посохом».
В глубине пещер изучению рун было посещено все время, что было в их распоряжении. Собственно, это было единственно чем тут можно было заняться в дали от всего мира. Магия не отзывалась, тренироваться боевому мастерству — было негде из-за ограниченности пространства, да и спертый воздух, скудный на кислород, выматывал даже просто от ходьбы из одной пещеры в другую — «жилище» гнома и архона находились в часе ходьбы друг от друга. За этот час накатывала такая усталость, как будто пришлось совершить многодневный переход.
Методы обучения гнома были весьма жестоки, если ты что-то плохо усвоил и допустил ошибку — будь добр поймать затрещину, а иной раз и удар кулаком. Постепенно ударов стало меньше и, либо гном перестал бить во всю силу, либо Шэминстрарэ просто настолько привык, что даже не удосуживался потереть ушибленное место, просто сконцентрировавшись на том, чтобы исправить ошибку. Для разговоров по душам гном тоже был не пригоден. Так что тому, что Шэминстрарэ не свихнулся в пещерах он был благодарен невероятной сложности изучения глубин рунного мастерства. Оно требовало отдать всего себя в обучение, чтобы достигнуть поистине высоких результатов.
Как бы не были жестоки методы гнома — они работали. За четыре года его ученик постиг таких глубин мастерства рун, что вернись он в Аклорию и скажи пару фраз о рунах любому из учителей этого мастерства и они схватились бы за голову, осознав «я все делаю не так». Но, к счастью для всех, такие выходки были Шэминстрарэ запрещены. В конце 17034 он в высшей степени освоил все то, чему его учил гном и вернувшись в Мал'Фером гном заставил его прокричать во все горло клятву -   «Клянусь больше не быть бабой и найти свои руны». Может для кого-то это и показалось глупостью, но Шэминстрарэ прекрасно знал, что скрывается за этой клятвой. Гном обучил его всему, чему мог  — дальше он должен был найти свой путь самостоятельно. Причем руны любили тех, кто полностью владеет своим телом, каждой мышцей, каждой клеточкой — и это были воины, а маги. Да и чего скрывать — сильные руны требовали магического обряда, который мог продолжаться несколько дней, а то и недель. Неподготовленный телом мог бы просто скончаться от истощения прежде, чем закончил бы зачарование сильной руны, даже если на это у него и хватило бы знаний и магических сил.

* * *
В ноябре 17034 года, прямиком из Мал'Фероса в Орден Паладинов пришел Шэминстрарэ. Первая новость, которую он узнал, заставила его сердце сжаться от горя — ему сообщили, что его мать, Раанигразельия Алесия, погибла в бою еще три года назад. Её тело так и не было найдено, так что даже её могилу посетить он не смог, из-за отсутствие таковой. 
Собравшись душевными силами Шэминстрарэ занялся главным делом для него - доложить командованию о своей готовности продолжить службу в Священной войне. Через неделю его вызвали на совет, где он и смог изложить суть своего прошения и продемонстрировать свои способности. Именно тогда, 21 ноября 17034 его окрестили Вайзаремицмир Иннозаре, что переводиться как Свет Жизни и означало это, что его ждет повышение. Увы, должность жреца ему пришлось отклонить, так как путь рун разрешал ему идти только дорогой боевого мага. Командование пошло на уступки и с 17035 года Шэминстрарэ вновь продолжил свою службу рядовым солдатом в отряде по зачистке брошенных подземелий.
Положение солдата обязывало его активно участвовать в бою в первых рядах. Хоть стычки с врагом и были редкостью для его отряда, подвести своих товарищей в ответственный момент Шэминстрарэ не мог себе позволить и поэтому очень много времени уделял тренировкам с древковым оружием. От мысли освоить в должной степени что-то отличное по виду от посоха мага, он сразу отказался — опыт прошлых неудачных попыток прекрасно показывал всю безрезультатность такой затеи. За пару лет он опробовал почти все многообразие  древкового оружия. Каждый раз когда их отряд приходил в поселениях чтобы пополнить припасы, Шэминстрарэ скупал у оружейников все не опробованные еще виды оружия. Благо его знание магических свойств большинства находок помогало их выгодно продать, если срочно нужно было «свободное» золото. Таким вот способом Шэминстрарэ и нашел то оружие, с которым ему было обращаться проще и эффективнее действовать в бою. Им оказалась нагината (легкая алебарда) и все последующие года архон оттачивал мастерство владения именно этим оружием, хотя оно и не стояло на вооружении Священного войска. Так же он продолжил исследования рунной магии и не оставлял попыток найти что-то новое в этом искусстве. Часто ему приходилось применять свои знания на практике, так как прознав, что в отряде завелся рунных дел мастер, желающих воспользоваться его мастерством нашлось не мало. На изучение его любимой комбинаторику практически не оставалось времени, что несколько огорчало Шэминстрарэ.

Теперь его обязанности сильно расширились — он больше времени уделял магическим находкам и письменам, не переставая удивляться многообразию видов магии даже в рамках одного лишь Мистериума. Зачаровывал оружие и броню своих сослуживцев несложными рунами. Активно выведывал информацию. Так же его вскоре назначили помощником  командира, повесив на него всю почту и разведданные. Свободного времени во время походов у него практически не было. Наукой в те года он занимался практически только в городах, когда отряд находился на отдыхе. Так как в обязанности Шэминстрарэ входило и написание докладов и их отсылка, то ему часто приходилось иметь дело с гонцом — очаровательной архонкой Евантрэмирей Варвадереей. Не без оснований слывший бабником Шэмиснтрарэ не упустил возможности приударить за этой особой, даже и не представляя во что это может вылиться. А их вроде бы мимолетные отношения, сводящиеся к редким встречам, привели к свадьбе в 17039 и рождению сына Архенирэ в тот же год. Их служение Священному войску было превыше всего и не позволяло создать оседлую семью. Их встречи даже после свадьбы носили периодичный характер вплоть до 17058 года, когда оба получили повышение и попали в один отряд.
Причиной повышения Шэминстрарэ послужил один случай в самом конце 17057 года. Отряд проверил старинный склеп и ничего не обнаружил. Шэминстрарэ же увлекся рунными письменам в усыпальнице и остался их изучать. В тайной нише, которую архоны не обнаружили, скрывался молодой адепт тьмы, решивший, что отряд покинул стены его убежища он вылез из своего укрытия и лицом к лицу оказался с боевым магом, вооруженным нагинатой. Сам адепт был безоружен и когда попытки использовать магию тьмы против Шэминстрарэ не увенчались успехом он кинулся в рукопашную. Опешивший от такой смелости Иннозарэ так же откинул свое оружие, так как применять его против столь молодого пацана, просто сбившегося с пути не посмел. В ходе схватки, пусть и не совсем честно из-за используемой магии, Шэминстрарэ одержал верх. Его сослуживцы пришли на подмогу как раз в последние секунды схватки и были в восторге от увиденного — архон голыми руками побеждает призренного некроманта. Конечно, додумав больше половины и приукрасив вторую  солдаты распустили эту историю по всему Священному войску. Доклад об истинном ходе событий, написанный Шэминстрарэ был похоронен в архивах, а ему самому было запрещено разрушать столь удачную историю рассказом о реальных событиях. Сделано это было по одной простой причине — эта, пусть и далекая от реальности, история очень сильно повышала боевой дух бойцов, которым последние месяцы приходилось не сладко. Войска вновь оттеснили от западных пределов, поисковые и зачистные отряды сидели без дела и изнывали от безделья.

* * *
Инцидент с мордобоем в склепе и огромное количество артефактов, найденных за последние годы, в купе с его познаниями изменили мнение командования об Шэминстрарэ. Некоторые его находки оказались весьма полезны и ему было приказано в начале 17058 года возглавить небольшой отряд, чьей задачей будет именно поиск сильных магических предметов. Отказаться от этого повышения значило оскорбить командование и только поэтому Шэминстрарэ согласился. Ему не нравилась мысль о том, что своим постом командира отряда он обязан сильно приукрашенным россказням солдат. Но были в этом повышении и свои плюсы. Во-первых, его жена Евантрэмирея Варвадерея была переведена в его отряд стрелком и они могла проводить все время вместе, впервые за много лет. Во-вторых, он мог всецело заняться любимым делом — наукой. Изучение древних книг и поиск возможного местонахождения какого-нибудь значительного артефакта были Шэминстрарэ интересны. Это было для него как вызов. Хотя, помимо науки, приходилось посвящаться время и интенсивным тренировкам из-за того, что Шэминстрарэ решил овладеть навыками рукопашного боя. После инцидента в склепе с адептом тьмы он пришел к мысли, что никогда не сможет поднять оружие на кого-то, кроме неживых. Понять, почему тот случай так повлиял на него он так и не смог. В рукопашной он быстро делал успехи, так как движения очень напоминали начертание многих боевых рун, которым его обучал мастер-гном. Так же он продолжил практиковать в зачаровании вещей своих подчиненных рунами. Малоинтересные для командования магические предметы он по прежнему раздавать тому, кому они были нужны. В редких случаях Шэминстрарэ выменивал эти предметы на что-нибудь полезное для своих солдат. Так его небольшой отряд из двадцати архонов вскоре стал оснащен на ровне с элитными.
В августе 17063 к отряду Шэминстрарэ, в котором уже было тридцать архонов присоединился новый боец — Архенирэ, его сын. В свой двадцать один год он уже успел пройти обучение в военной школе и академии, жениться и завести детей. Он пошел на службу в Священное войско скорее, чтобы побыть ближе к отцу, впитать его знания и опыт. На Сайн-Альдоре осталась его беременная жена и сын, покидать их на долго Архенирэ не приходилось, из-за того что отряд часто останавливался подолгу в городах, пока Шэминстрарэ выискивал следующую цель для проверки на артефакты. В это время он не удерживал подчиненных, приказывая только вернуться к определенной дате и быть в полной готовности. За восемь лет в качестве командира отряда Шэминстрарэ обошел добрую половину Мистериума, посетил самые разные города и такие «дыры», о существовании которых вообще мало кто даже догадывается. Одним из таких месть и стало святилище Цветущей Луны на материке Каталия, за пределами Ардэнии — владения вифреев.
Приплыв на Катилию в мае 17066 года Шэминстрарэ вообще не рассчитывал найти хоть что-то здесь, так как по тем вифрейским письменам, что он изучал, это святилище было построено в память о ужасной трагедии — уничтожении луны Мистрериума, на которой и жила раньше эта раса, пятнадцать тысяч лет назад. С учетом архитектурных изысков вифреев, святилище уже давным давно поглотили джунгли и оно стало их неотъемлемой частью, но Шэминстрарэ бы не был собой, если не решил проверить все лично. В этих он нашел совсем не то, что искал — 16 мая 17066 года недалеко от Зеленых Топей часть его отряда в своих поисках наткнулась на крупный лагерь последователей Безымянного. Невозможно сдержать архонов, что увидели ненавистных адептов тьмы или нежить. Часть отряда Шэминстрарэ занималась лагерем в это время, но движимые Праведным Гневом и своим командиром двадцать бойцов ввязались в бой. Большая часть их противников были из плоти и крови, лишь несколько уже прошли свое омерзительное превращение в реведентов. Из-за этого Шэминстрарэ не стал использовать свою нагинату в бою, а сосредоточился на командовании и использовании очень сложных комбинированных боевых рун. Их сила была колоссальна, но при этом требовала нечеловеческой концентрации и вызывала такое мощное волнение эфирных потоков, что  боевой маг не был способен их контролировать хотя бы в большей степени — всё таки его магические силы и познания еще не достигли необходимых высот для такого колдовства. Шэминстрарэ впал в эфирное безумие в самый разгар битвы и бросился в рукопашную на врагов, не отдавая себе отчета в своих действиях и оставляя отряд без командования. Его бойцы ликовали, чувствуя присутствие самого Люммина в этом безумии. Шэминстрарэ голыми руками сворачивал шей, вырывал глотки, ломал кости адептов тьмы при этом успевая выкрикивать заклинания света и использовать визуализацию боевых рун. В себя он пришел только через несколько минут и только тогда обратил внимание, что весь лагерь — одна гигантская пентаграмма, от линий которой в воздух начали подниматься сгустки крови. Кто-то из реведантов успел активировать пентаграмму, а пролитая кровь  сражающихся напитывала её силой. Для чего была предназначена эта пентаграмма времени разбираться уже не было, так как то, что она не сработала сразу говорило лишь о невероятной мощи заключенного в ней заклинания, которое могло высвободить всю эту силу в любой момент. Шэминстрарэ осознал, что выйти живыми из этого лагеря ему и его подчиненным уже не суждено, если он не сможет дезактивировать действие магии крови пентаграммы. Приказав прикрыть себя он начал стремительный танец, рисуя руками рунную защиту светящимися линиями прямо в воздухе. Это требовало полной концентрации и огромных затрат эфира света и жизни, которых в Шэминстрарэ почти не осталось. Отряд сосредоточился возле своего командира, своими телами закрывая его от вражеской стали и заклинаний. Рунная защита не успела зарядиться достаточно, когда сила пентаграммы высвободилась, обрушивая без разбора на всех в лагере свою магию. Кровь в жилах адептов тьмы и нескольких архонов сначала вскипела, а затем обратилась в плотные кристаллы, лишая их жизни в страшных муках. Шэмистрарэ, полностью исчерпавший свои магические силы,  и желающий любой ценой защитить своих братьев по оружию вплел в защиту единственное, что у него осталось — свою жизнь. Когда пентаграмма исчерпала свои силы, подошла остальная часть отряда и добила тех немногих последователей Безымянного, кто еще уцелел. В тот день погибло семь членов отряда Шэминстрарэ, одним из которых был его сын Архенирэ. 

* * *
После этого боя Евантрэмирея Варвадерея, жена Шэминстрарэ, швырнула амулет, являющийся символом их любви, в лицо мужа. Она не без основания обвинила его в смерти сына и других архонов, ведь именно из-за его действий и произошла трагедия. Если бы не его эфирное безумие, то воины при поддержки заклинаний жрецов могли бы вообще обойтись без потерь, в лучшем случае. Но все случилось иначе и этого было уже не изменить. Сразу после похорон сына, Евантрэмирея покинула отряд и вернулась в Орден Паладинов. Больше о её судьбе Шэминстрарэ ничего не знал, так как никогда не отважился искать любимую, считая, что смерть сына, которую он допустил никогда не будет прощена.
Использование рунной защиты и вплетение в неё своих жизненных сил не прошли бесследно для боевого мага. В его шестьдесят восемь лет, кожа стала дряблой, словно у шестисотлетнего архона, в золотых волосах появились следы седины. Физически он тоже сильно ослаб, но это было больше обусловлено полным истощением магических сил. Когда, через пару недель, эфирные потоки вновь переполняли его тело, то и чувствовать себя Шэминстрарэ стал на свой, довольно молодой, возраст.
Сразу после инцидента на Каталии он с остатками отряда отправился на Сайн-Альдор и там доложил командованию о своей непростительной ошибке, требуя применить к нему самые жесткие санкции, которые он всецело заслужил. Хоть командование и не видело особой тяжести в его действиях — нет на свете командиров, которые никогда не допускают ошибок. Но Шэминстрарэ был непреклонен и командование решило позволить ему оставить службу. Боевого мага лишили всех регалий и запретили принимать участие в Священной Войне на срок в десять лет. Собственно на этом и закончилась его служба, так как возвращаться назад он уже не собирался, утратив верю в свои навыки командира. Хоть его никуда не изгоняли и даже с радостью готовы были принять обратно в ряды воинов Священного войска по истечению срока запрета, Шэминстрарэ собрал все вещи и на первом же корабле отплыл в Торговую Лигу. Часть вещей была ничем иным — как незначительными артефактами, которые он еще не успел раздать. Это и стало его начальным капиталом.
В конце 17066 года Шэминстрарэ обосновался в Торговой Лиге и даже открыл там свою небольшую лавку. Все время он посвящал изучению рунной комбинаторике и магиям света и жизни, желая вытеснить из головы мучащие его воспоминания. Он продавал накопленные артефакты и зачаровывал рунами за хорошую плату предметы, на вырученные деньги покупая редкие книги и жертвовал излишки бедным или выкупал рабов, чтобы дать им свободу. Торговую Лигу Шэминстрарэ не любил — она казалась ему отвратительной и не справедливой, но считая это место своим наказанием он хотел провести тут всю оставшуюся жизнь. Но пересилить врожденную тягу к новым знаниям и путешествиям он не смог и уже через пять лет собрал экспедицию в один из заброшенных городов орков в пустыне Нуар. Ничего интересного он из неё не почерпнул, но стена отречения была сломана.
Движимый жаждой знаний в 17072 перебрался в Иридиум, где его услугами рунного мастера быстро заинтересовались не обделенные золотом горожане. Так уже через год Шэминстрарэ окончательно обосновался в верхнем кольце, открыв там свою лавку сразу у ворот в нижнее кольцо «Магические шалости. Рунная комбинаторика». Довольно быстро накопив прилично состояние он смог обзавестись собственной библиотекой довольно редких книг по магии и рунам. Хотя зажиточным его назвать было невозможно, так как на заднем дворе он организовал небольшую ночлежку для бедных. Покупал им одежду и еду. Никогда не скупился на подаяния и стремился построить в Иридиуме на собственные средства храм Люммину. С 17075 года по несколько раз в году приглашался на должность учителя в Аклорию, но каждый раз отказывался, не находя в себе силы обучать молодых магов. В конце семидесятых загорелся желанием познать тайные руны света, но для этого его знаний было недостаточно и Шэминстрарэ в тайне стал изучать магию пустоты, желая постичь эту сложную стихию и самостоятельно открыть портал в Альверан. Впрочем, времени на это было у него не много  - комбинаторика, руны, другие науки, поддержание лавки в порядке, организация ночлежки, периодичные экспедиции в разные части Мистириума — все это не позволяло уделять новой стихии должного внимания. Да еще в 17080 году к нему приехала его внучка Марилия иратабрамир Архенирэ, чтобы учиться в Аклории. Пусть она и взяла на себя все заботы о лавке и ночлежке, но за ней самой Шэминстарэ приходилось тоже следить в оба глаза.

8)Мирные умения:
Руническое дело
Эфирология
Мистика

Грамотность
География
Археология
Анатомия
Картография
Религия
История
Литература
Торговля
Верховая езда
Язык:
Архонов
вифреев
Гномов
Орков
наречие синдарин
наречие ману

9)Боевые способности персонажа:
Сочетает заклинания света и жизни для более эффективного их использование в плане поддержки себя или союзников, в крайне редких случаях сплетая их вместе, словно работает с рунами. Собственно и сами руны, тоже не редко использует в бою. Вооружен и неплохо владеет нагинатой (облегченная алебарда), хотя в ход как оружие её пускает исключительно против неживых (или немертвых, кому как больше нравиться). Главным образом она исполняет роль магического посоха из-за конструктивных особенностей. С живыми предпочитает биться в открытую и голыми руками, иногда дополняя удары силой пустоты, маскируя эту стихию магией света. Старается обезоружить и повалить на землю, так как путь адепта жизни запрещает ему наносить излишние травмы даже врагам. Хотя, если этот враг поклоняется темным богам или изучает темную магию — в живых его Шэм не оставит все равно.

10)Тип распределения опыта: вручную

11)Ваше состояние:
Лавка «Магические шалости. Рунная комбинаторика» в верхнем кольце Иридиума с жилыми помещениями на втором этаже и рабочим кабинетом в подвале.
Кучка мелких артефактов на продажу в лавке. Там же принадлежности для рунного письма и любимая    библиотека весьма ценных книг. На заднем дворе — небольшая постройка для ночлега бедствующих.  Финансы: в лавке сколько-то золота. Сколько точно, Шэм даже сам не знает, так как следит за ней в последнее время его внучка Марилия. В личном распоряжении — 50 золотых. С собой не менее тридцати (а вдруг интересность какая-нибудь повстречается) .
Снаряжение: кожаный доспехи украшенные золотым орнаментом и рунами. Укреплены стальными пластинами. Нагината из небесного золота с инкрустированным алмазом в лезвии. Сочетает в себе посох и алебарду. Лезвие — 40 см, древко — 135 см.
Спутник: видоизмененное заклинание светоч — призывает маленькое существо света, именуемое Имаго. Разумом его наделила руна, специально созданная Шэмом, соединившая их сознания на ментальном уровне, связь односторонняя (Шэм->Имаго). Имеет вид, схожий со стрекозой, длинна тела 15 сантиметров, размах крыльев — 18. Излучает легкое золотистое свечение и способно при желании оставлять в воздухе магические след. Основным назначение Имаго является рисование рун в воздухе, для дальнейшего их применения. В призванном состоянии постоянно вытягивает немного эфира света из Шема.

Анкета игрока

Второй персонаж. Первый Ханну Дир.

Отредактировано Шэм (2011-08-27 22:01:42)

2

Характеристики
Сила: 5
Ловкость: 3
Выносливость: 4
Одаренность: 6
Мирные умения
Руническое дело - Мастер - 3
Эфирология - Ученый - 4
Мистика - Ученый - 4

Грамотность - Ученый
Математика - Ученый
География - Ученый
Археология - Знаток
Анатомия - Ученик
Картография - Знаток
Религия - Знаток
История - Знаток
Литература - Знаток
Торговля - Ученик
Верховая езда - Ученик
Блеф - Низкий уровень
Добродушие - Низкий уровень
Концентрация внимания - Ниже среднего

Язык Архонов - Превосходный уровень
Язык Вифреев - Низкий уровень
Язык Гномов - Выше среднего
Язык Орков - Ниже среднего
Наречие синдарин - Средний уровень
Наречие ману - Ниже среднего
Боевые умения
Особые классы: Боевой маг - 2 уровень

Владение нагинатой (копьем\алебардой) — опытный
Магия света  - 6 порядка
Магия жизни  - 7 порядка
Магия пустоты — 8 порядка

Солдат
Боевой дух — 2 уровень
Боевая реакция — 3 уровень
Безоружный рукопашный бой — 3 уровень

Адепт
Управление потоками — 4 уровень

Маг
Удержание заклинания — 2 уровень
Всплеск дара — 2 уровень

Воин
Боевая выносливость — 1 уровень
Рывок — 1 уровень
Стойкость — 1 уровень

Уникальные способности


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив неактуальных анкет » Анкета старика Шэма (Вайзаремицмир Иннозаре)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно