Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Пасмурный туманный день. Холодно. Слабый ветер. Сыплет снежок.

Магазинчик чудес празднует открытие нового осеннего сезона! Добро пожаловать и приятных покупок!

Мистериум 3.0 грядет! Приглашаем вас в очередной опрос!

На форуме проходит голосование по теме о снятии запрета на кросспол! Поспешите принять участие: Кросспол. Великий гендерный опрос!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив завершенных боев » Подлунное кладбище.


Подлунное кладбище.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Не слишком большое кладбище во владение одного жадного аристократа. Заброшенное и окружённое смешанным лесом оно занимает площадь в 300 квадратных метров и обнесено металлическим забором. С высоты птичьего полёта можно хорошо разглядеть его почти идеально квадратную форму. Четыре равноудалённых входа с каменной треснувшей кладкой ведущей к центру и собственно центральный, но давно высохший фонтан со статуей неизвестной личности в балахоне возносящей руки к небесам.
Многие могилы из-за не ухода заросли и были оплетены цветущим колючим кустарником с приятным ароматом. Надгробия же выполнены в западном стиле: каменные, украшенные изображениями, надписями и что более важно в нашу безоблачную лунную ночь они давали обширную тень.
Кладбище, являясь тайным никогда не посещалось некромантами, грабителями могил или некрофилами.

•••
Айт в своей обычной одежде, но с топором наперевес пробирался к любопытнейшему по его мнению месту. О нём ему нашептал один эльф, который даже открыл портал к ближайшему ориентиру от Кладбища. Почему Айт решил пойти туда ночью? Лично для меня загадка. Но именно это его решение привело к тому, к чему собственно привело.
•••
Наш старый друг Лестерос в одиночестве, тишине и окружённый настоящим искусством со спокойным лицом изучал древний гримуар, сидя на краю высохшего фонтана. Из-за тайности места он похоже даже не предполагал, что сюда может пожаловать не званный гость.

• Информация о бое:

Сложность: -
Распорядитель: Дьяхо Лурье
Противники: Айт Рокслей vs Лестерос

Отредактировано Мистическая Арена (2012-08-26 23:29:27)

2

Ночь... ночь на кладбище... а в самом деле, почему бы не сходить на кладбище ночью? На незнакомое, таинственное, страшное кладбище? Романтика же: таинственно звенят комары в воздухе, могильные плиты обещают результативный отдых (неважно, приляжешь ты на них отдохнуть от трудов праведных, или же они станут твоим последним одеялом), оградки могил обрисовывают чёткую форму дорог, которыми тебе предстоит пройти, прежде чем обойдёшь всё кладбище. Лишь сторожка - твоя крепость: прячься ото всех, сколько душеньке угодно, главное, про обходы не забывай. Айт, конечно, знал обо всех этих аспектах ночёвок на погостах, всё-таки восемь лет стажа работы не пропьёшь, непьющим будучи. Нагрянуть сюда среди ночи хитрый полуэльф изволил лишь потому, что по ночам оно было как-то привычней. Сунуться на таинственно-тайное кладбище днём? Что за глупость? Неуютно же.
Хорошо, что я тому эльфу этого не высказал. Вряд ли эта холёная рожа поняла бы, в чём суть неуютности кладбищенского дня. Суть неуютности заключалась в том, что днём нет мрака, окутывающий тебя плащом ночной мрак становится не просто защитником - второй кожей, куда более крепкой, чем естественная. Иными словами - в привычке. В некоей даже любви к ночным кладбищам, и к особой, холодно-отчуждённой атмосфере, в которую погружается мёртвое пространство.
Но не из-за атмосферы же было лезть? Атмосферы и в родном Некрополе сторожу хватало по самые не в меру длинные уши. Рокслей и сам с трудом мог объяснить, какого храмовника лысого он тут забыл, и почему сейчас пробирается меж покосившихся оградок, цепляясь штанами за колючие ветки разросшегося кустарника и чуток отсвечивая огненным шаром, удерживаемым на ладони для освещения пространства вокруг. Да ещё и совсем не подстраховавшись, хоть бы тем же духом тьмы. Можно сказать, Рокслей сам, сознательно решил, что не хочет заговаривать себя "на шестое чувство".
Праздное ли любопытство завело сюда Айта? Ковыряться в чужих могилах он не был намерен. В гости пришёл, к чужим родственникам? А, что там врать-то: любопытство взяло, и всё. Хотелось посмотреть, все ли кладбища такие, как Некрополь Иридиума. Как оказалось - не все, бывает и похуже. Брошенные. Тоскливые. Пустые. Неприсмотренные. Запечатать бы тут всё сразу, а то как бы некроманты не сунулись... замаются же местные упокаивать-ловить-освящать.
Проклиная собственную затею, Айт всё пробирался и пробирался вперёд, цеплялся штанами и тёплым свитером за торчащие колючки ароматных кустов (наверное, шиповник...), вяло прикидывая, что может случиться дальше.

3

Кладбище. Никому не известное, никем не охраняемое, ни от чего не защищенное – очень уж скупой и глупый у этих земель хозяин. Многие некроманты хотели бы наткнуться на такое. Да и некоторым живым здесь бы понравилось - пасмурное небо, тучи комарья и приятно холодящая зад могильная плита, хотя без завываний сторожа картина была неполной. Лестерос же нашел это место в очередном походе за новым. Из всех достопримечательностей этого места его интересовала только безлюдность. Он не собирался и вообще не умел поднимать кого-либо – кому нужны эти прогнившие, ни на что не способные трупы? Нет, он решительно никогда не понимал некромантов. Хотя и среди них встречались интересовавшиеся больше теорией, магия смерти все же влияла на них.
Волшебник читал очередную старую книгу. Ее добыча была непростым делом, но реведант уже не одно десятилетие занимался поиском гримуаров, рукописей, свитков и скрижалей. Изучение законов магии и эфира уже давно было его единственным постоянным занятием, иногда прерываемым бесцельными путешествиями и помощью кому-либо (не просто так, разумеется). Большая часть знаний, сокрытых в этих сборниках легенд, стихов и тайн, уже была пустой породой для волшебника, прочитавшего сотни таких книг. Но именно среди художественных записей и их расшифровок прятались крупицы еще не открытого и не понятого им. И сейчас Лестерос утюжил взглядом древний фолиант, отбрасывая лишнее и запоминая то, чего он еще не встречал. Так ему приходилось добывать информацию уже давно – доступа к новым книгам и новым знаниям у него не было, поэтому о некоторых вещах ему приходилось лишь догадываться. Впрочем, имея талант, время для рассуждений и возможность экспериментировать, в понимании некоторых вещей он уже превосходил многих других.
Реведант закрыл прочитанную книгу и закрыл глаза, перечисляя и оценивая все новое, что он нашел. Ему определенно повезло. Если каждый раз буду натыкаться на такое…ну да, размечтался. Оставалось сравнить ворох данных с уже известным и отобрать неверные суждения, после чего можно было пополнить свой разум новыми тайнами и поправками. И, возможно, проверить кое-что на практике.
Неподвижно сидя у старого фонтана (и кто его тут поставил? не нынешний же хозяин?) с закрытыми глазами, Лестерос полностью ушел в себя. Дух тьмы он отключил, как только вошел на кладбище – его занятие требовало полной концентрации. Но Теневой щит он не снимал никогда, так как от этого заклинания уже давно зависело его существование.

4

Приближался момент, когда было поздно что-либо менять. Полуэльф, добравшись до северного входа, встретил короткий, но резкий поток холодного ветра. Тот будто предостерёг случайного путника и довольный собой утих. Впереди же всего в нескольких шагах, находилась примитивно запертая на прогнивший засов двойная калитка, а дальше, куда дальше, да ещё и по другую сторону статуи замеревший на месте маг тени, о присутствие которого Айт мог догадаться разве что по шёпоту тьмы, настолько сильные были наложенные чары. Это свойство давало рядом стоящему с Ластеросом памятнику в эту лунную ночь ещё более зловещий вид.
Встретятся ли наши герои, будут ли играть в прятки или же беспечно выдадут себя, зависело сейчас только от них самих.

5

Тихое ночное кладбище - та ещё идиллия. Особенно закрытое, особенно никем не посещаемое. Все могилы здесь уже давным-давно заросли, вряд ли кто-то их навещает. Здесь же, похоже, лет сто назад в последний раз прощались с ушедшим. Никто никого не навещал. Никто никуда не лазил. Если тут и были ещё какие-то живые (или условно живые...), то они тщательно прятались, и тишина стояла в прямом смысле гробовая. Среди этой тишины каждый неосторожный шаг отдавался сумасшедшим треском.
Так Рокслей и шёл, наслаждаясь непривычной тишиной, пока не добрался до металлической калитки, за ажурным плетением которой хорошо было видно. Калитка его обеспокоила. Во-первых, тем, что была закрыта, во-вторых, тем, что вообще была. Ведь за ней просто должно что-то скрываться!
Если что-то запрещают, значит, запрещают что-то интересное. Рокслей это отлично понимал подсознанием, и не раз наблюдал в жизни. Хорошо ещё - не на своём примере. Сволочному и скандальному адепту огня никогда в жизни ничего не запрещали, в некотором смысле адепт был даже избалован вседозволенностью, а потом, когда Рокслей изволил обратить внимание на проблемы своего характера (уж очень жить мешали) , выяснилось, что уже просто поздно что-то менять в самом себе. Казалось бы, вот зачем же лезть за калитку, от шага к которой удерживает и интуиция, и насущная необходимость? Может быть, и вовсе ни к чему?
Нет, надо было. Потому что на калитке висел засов, потому что кладбище само по себе тайное, потому что оттуда веяло интригой и опасностью. Уж сейчас-то, наедине с собой, Айт мог себе признаться в том, что ему нравится ощущение того, что он не будет наказан за то, что сделает. Более того... ему важно испытывать это ощущение, и абсолютно не хочется продолжать жить так, как он живёт сейчас. Сердце требует свободного графика работы, а не маршрута из дома на кладбище, и обратно. Но для этого нужна одинокая жизнь, в полной мере холостяцкая и бессемейная... так что оставалось довольствоваться редкими моментами, когда желание сбежать из Иридиума становилось настолько сильным, что перебороть его не представляется возможным.
Сейчас же Айт, выбив засов, почти решительно приоткрыл скрипнувшую калитку. Открыть полностью не пускали гибкие колючие ветки, обвившие ажурный металл. Но для того, чтобы пролезть, промежутка вполне хватает, а больше и не надо. Уж очень хотелось посмотреть, откуда исходит запрет, бьющий по интуиции и заставляющий вольно или невольно опасаться того, что скрывается там...
Судя по всему, кладбище тут в своё время было не только кладбищем, но и своего рода парком. Конечно, то, что было за калиткой, тоже непроходимо заросло, и вообще свободного пространства было , но Рокслей и не собирался лезть в кусты в поисках несуществующих сокровищ. Просто... зайти, посмотреть. Любопытство, как известно, сгубило кошку, а за кошкой последовала не одна сотня идиотов, не попавших в поговорку. Рокслей, загасив свой магический светильник, осторожно пробрался за калитку. Если что, он всегда успеет отстреляться всё теми же огненными шарами.

Офф

Лестерос, извини, что долго с постом, но я временно не могу с персонажем справиться.

6

Кладбище было неплохим местом - никого нету. Вот совсем - ни сторожей, ни некромантов (что само по себе странно - либо те, либо другие просто должны здесь быть), ничто не мешает усесться где хочешь и почитать старинный фолиант. Постоянно слышался треск, но он не мешал. И даже когда он участился, волшебник не придал этому значения.
Книга закончилась. На этот раз интересных фактов было больше, чем обычно, но и их обдумывание заняло не так уж много времени. Проанализировав и сравнив с уже известными и проверенными материалами, реведант отбросил как ложные около половины из них (ох уж эти древние исследователи..). А вот это.. хм. Надо бы проверить. Ладно, подождет, убивать кого попало не будем. Но если опять кто придет с вилами и топорами – все на благо мне. Вообще, суеверные крестьяне были достаточно важной частью научно-исследовательской работы Лестероса. Как и изредка встречаемые инквизиторы, архоны и прочие глупые существа, не только испытывающие неприязнь к нежити, но и имеющие наглость полагать себя способными с ней справляться. Нет, гонять зомби легко, но это не нежить, а просто пыль. В отличие от магов, превратившихся по своей (или не совсем) воле. А вот опытом и силой обладали немногие из путешествующих по этим землям, так что большая их часть состояла из хороших тренировочных манекенов. И как вообще в таком мире можно путешествовать, не умея защитить себя? Хотя жить в деревне тоже небезопасно.
С такими мыслями волшебник встал и осмотрелся, пытаясь вспомнить, откуда он пришел. А и какая разница? Леса, деревни, поля, болота… везде одно и то же. На самом деле это было неточно: иногда деревенские слухи приводили к чему-то. Если удастся их послушать, что для мертвого было большой проблемой. За последние сорок лет так случилось трижды, и Лестерос предполагал, что это очень много. Так зачем уточнять?
Реведант накинул на себя Дух тьмы – без него не путешествуют – и замер как вкопанный. Как по заказу… Где-то рядом был темный. Некромант? Призрак? Волшебник просто отправился в противоположном направлении, постоянно оглядываясь. И споткнулся. На ровном месте, рухнув на землю. Это не было необычно - мертвое тело было неуклюжим даже ночью, и не глядеть себе под ноги во время ходьбы не стоило. Вставая, он еще надеялся, что его не услышат, но уже был готов к худшему. Да и обязательно ли будет бой, если темный? Хотя многие из них не знали слова "свои", встречались и исключения. А были и те, кто не смотрел на принадлежность, и их было как минимум не меньше, чем среди светлых. Вот Лестерос, например. Опять же, есть что проверять. Так что избранным решением оказалось стоять и ждать. В крайнем случае, убежать можно всегда - одно из маленьких преимуществ магии тьмы.

7

Судьба бывает, странна, но без случайностей она ничто. Так уж вышло, что для прихода в это тайное кладбище наши герои выбрали совершенно противоположные направления и до сих пор не видели друг друга обычным зрением. Но вот о месте присутствия друг друга уже прекрасно знали или хотя бы догадывались об этом.
Внезапное падение Лестероса отозвалось глухим ударом, как будто кто то невиданной силой ударил о каменную кладку возле высохшего фонтана, таким был эффект в ночной тишине. Айт же словно зачарованный окружением и возможно сам того не понимая  пробирался всё ближе и ближе к центру кладбища, где его уже ждал в полной боеготовности незнакомый ему тёмный маг. Тот, проявляя гибкость своего мышления ожидал либо первого удара со стороны предполагаемого противника либо подходящего момента для дальнейших действий.

8

То ли почудилось (тишина была настолько звонкой, что вкупе с богатым воображением вполне могла родить слуховые галлюцинации), то ли в самом деле прозвучало где-то подальше, и отдалось тихим "бумс" здесь - но не в меру длинноухий полуэльф услышал звук, с которым обычно гроб опускается в землю.
Поморщившись от нахлынувших неприятных ассоциаций, Айт остановился и прислушался. Теперь уже не только интуиция, но и сравнительно объективный факт - где-то кто-то рухнул - говорил о том, что любопытный адепт здесь не один. Рокслей, ты балбес. Здесь как минимум два любопытных адепта! А как максимум? Даже не рискну предполагать. Проверим эмпирическим путём.
Эмпирический путь в случае Рокслея сейчас был только один: остановиться, наконец, и прислушаться к тому, что имеет сказать дух тьмы. Адепт давно уже привык прислушиваться к голосу своей магии, и если вдруг чего, не стеснялся обращаться к ней за советом "куда идти, чтобы не напороться на неприятности". Его единственной проблемой в этом случае оказывалось то, что "если вдруг чего", которое адепт мог распознать, слишком часто не сходилось с реально существуеющим "если вдруг чего".
Впрочем, сейчас Айт точно понял, что это тот случай, когда шестое чувство пятой точки Рокслея и объективная реальность единогласно сошлись во мнениях. Сильнейшая из когда-либо виденных адептом тёмная энергия исходила из определённой точки пространства впереди. Где-то там, на заросшей колючками площадки у старого фонтана кто-то был. Тёмный маг. Сильный тёмный маг! Опасно, интересно, снова опасно... интерес перевешивает опасения. Когда ещё доведётся поговорить с магом тьмы, который значительно сильнее, и при этом не бояться, что могут вспомнить о том, что ты стоишь на учёте? Не, разумеется, ещё далеко не факт, что маг захочет разговаривать, но тем не менее - надо попытаться, шансы испробовать.
Скорее всего, он меня атакует первым. Ну... - на всякий случай подготовив теневой удар, Айт направился прямиком на звук. -...его ударит не просто его собственная тень. Его ударит тень всего, с чем он будет соприкасаться своей тенью. А может, мы вообще не будем драться? Кабы знать ещё. Курить трубку мира, держа в руках топор войны как-то глупо, но всё же лучше, чем ничего. И всё же, гражданин-товарищ, давай-ка мы будем надеяться и верить в светлое будущее. А то так вообще никакой веры не останется. Ну, Иннос и Белиар!..
Ай медленно шёл вперёд, не торопясь бить, но и не кидаясь с объятиями и воплем "о, брат мой!". Уверен, у него тоже наготове какой-нибудь неприятный сюрприз.

Отредактировано Айт Рокслей (2012-09-09 01:05:18)

9

Неизвестный приближался медленно, что само по себе было не слишком осмысленно – от одиночного снаряда увернуться как минимум не проще, от взрыва, возможно, и легче, тишина ничего не значила, а оценивать обстановку надо стоя. Вот и сейчас реведант стоял и смотрел в сторону незваного гостя. Стоило бы изучить его, но магия не давала возможности рассмотреть что-либо кроме местоположения. Идти назад было бессмысленно – там не было калитки, а перелезать через ограду получалось плохо. Наконец увидев это нечто, Лестерос серьезно задумался о том, какие странники встречаются в мире. Призраком оно точно не было. На некроманта тоже не походило - нет ни одного зомби рядом. Какое-то истощенное тело не было отличительной чертой среди магов тьмы, но длинные уши, подобных которым волшебник не встречал никогда, даром что жил среди эльфов, удивляли и даже заставили потрогать свои собственные и осознать, что перед ним стоит кто-то чересчур ушастый. Вообще, своих собратьев он не любил – за долгую жизнь и нередко богатый опыт, сравнимый с его собственным, являвшимся одним из главных преимуществ реведанта.
Но раздумывать о происхождении отличного от себя любимого посетителя кладбища не было времени, ибо реальность жестоко наказывает тех, кто о ней забывает. И сейчас перед Лестеросом стояла задача: остаться в одиночестве. Способов решения было много, и самый надежный и очевидный не был любимым вариантом. К тому же, неизвестный не представлял интереса, кроме разве что ненужного никогда не владевшему оружием топора. Но в голове маячила мысль о том, что найти партнера по практике непросто. По итогам недолгого размышления реведант решил предоставить выбор неосведомленному. Пара секунд в концентрации, что на взгляд не отличалось от ожидания, и тихий голос нарушает тишину. Простое Омрачение для отвлечения и Теневой переход к приоткрытой калитке, лицом от нее. Волшебник ожидал ответа, намереваясь все же подтвердить или опровергнуть свежеподобранную гипотезу на месте, и думал, зачем он все это делает. Нападение без причины все же было не в его духе, но если у него нет причины, то и провоцировать тоже не надо. Хотя такие действия можно назвать безопасным перемещением к выходу. Право первого хода многое значит, но только когда соперник не видит его, так что опасности в этом было немного, разве что когда одного заклинания достаточно для окончания. Вообще, к чему предоставлять выбор, да еще и негласно, когда можно просто прибить и идти себе дальше?

10

Пробираясь к центру кладбища полуэльф похоже не ожидал, что его оппонент будет стоять к нему лицом и загодя наблюдать за ним, но к неожиданной атаке Айт был готов. Хотя вероятно, он тоже бы поддавшись моменту, стал бы с интересом разглядывать под светом луны такой "подарок судьбы" если бы не одно "но". Сигналом к использованию подготовленного им Теневого удара послужило одно единственное слово Лестероса. Окажись слово не единственным или знакомым Айту на вроде "Привет!" кто знает, как бы всё обернулось.
Оба мага одновременно использовали завершающий указующий жест для заклинаний.
В момент, когда Айта облепляла чёрная пелена, закрывая его взор от всех источников света, наделённая разумом тень ударила Лестероса. Точнее должна была ударить. Что-то было не так.
Объявись внезапно тут Магистр Марагор, что когда то объединил школы тьмы и тени в одну, он быть может и объяснил бы, что сейчас произошло. К счастью или нет, магистра тут не оказалось.
Тень с единственным данным ей приказом "Атаковать" вошла в контакт с Теневым щитом Лестероса и собиралась уже нанести удар, когда маг на секунду открыл прямой портал в теневой план. Реведант как и задумывал, переместился к приоткрытой калитке, наблюдая за своим уже видимо противником и решая что же делать дальше. Сейчас их разделяло порядка ста метров могил, кустарников, каменной кладки и одной ещё небольшой теневой аномалии на том самом месте, где совсем недавно стоял Лестерос. Она подобно Теневому щиту, но куда эффективней собирала энергию из окружающих её теней постепенно наращивая объём и силу. Будет ли это вызов существа или появление нового источника сейчас можно было только догадываться.

• Комментарий.

• Аномалия пока только заметна в виде разрастающийся тени и своим влиянием уже ослабила силу проклятия "Омрачения" на Айте.
• Помним про «мирные» навыки персонажей и их негласные возможности.

11

Айт успел увидеть мужчину в куртке с капюшоном, который был выше хитрого полуэльфа как минимум на голову, и, как ни странно, стоял лицом к нему, словно приветствуя внезапного вторженца... как обычно противники приветствуют друг друга перед поединком. Ещё чего не хватало!
Ну странный же человек... поздоровался бы хоть... - подумал Рокслей, с некой обидой ощущая, что в глазах основательно потемнело, и отпустил на волю тень. В тот же момент дух тьмы подсказал, что противник уже переместился подальше отсюда. Вот тут-то адепт и испугался, замер на месте, чувствуя временную недосягаемость противника, а потом и собственную неспособность что-либо сделать. На деле, тут было чего бояться - внезапная слепота, сначала показавшаяся родной и уютной ночной тьмой, теперь выглядела такой, какая она и есть: враждебным неестественным явлением. Аж мороз продрал по коже, а дышать стало тяжело. Укрывшись за ближайшим надгробием (жалкое подобие защиты, конечно, но был шанс, что неведомый и очень нахальный противник его не видит и не чувствует), Рокслей живенько запустил соображалку. Он вовсе не был уверен, что справится с этим товарищем, который совсем не товарищ, используя только магию тьмы. А "светить" (в прямом и переносном смысле слова) магией огня не хотелось. Родная стихия всегда была хороша с более близкого расстояния. Что обидчиков во дворе огнешаром гонять, что сейчас адовы стрелы швырять в умелого противника - одинаково бессмысленно.
Ослепший Рокслей решил подождать, не сходя с места. Ждать он собирался как минимум до той поры, пока зрение не вернётся. Если тёмный маг решит напасть (в чём лично Рокслей сомневался, иначе на кой чёрт ему было уходить так далеко?), вполне можно успеть воспользоваться "клише" - всё тем же огненным шаром. Стрелу тьмы против Тёмного мага адепт не рискнул бы использовать.
И я ещё драться не хотел. Тоже мне, трубка мира. Нет, конечно, можно сейчас смирить гордость, за ним сейчас как минимум не стоит мчаться. Если решится нападать, то приблизится сам, если нет - скатертью по шее, пусть валит туда, откуда пришёл. Может быть, он просто защищался? Пытался уйти спокойно? Как бы то ни было, время покажет, а беготня по кладбищу ни к чему хорошему не приведёт. Действительно, Айт не знал кладбища, примерно представлял себе возможности противника и ничего не видел. Ну куда при таком раскладе соваться в открытое столконовение?

12

Изначальная идея сработала, но результат оказался весьма неожиданный. Когда волшебник шагнул в свою тень, она напала на него. Если Лестерос и был удивлен, он не осознал этого – темной магии следовало ожидать, и опыт научил его не удивляться ничему. Однако, результатом совмещения удара тени, щита из теней и портала в тени (или двух из них? или есть еще какие-то условия?) стало нечто неизвестное ему, что само по себе было странно. Это что-то поглощало силу теней, которые часто использовались магией тьмы как ресурс, но также поглощалась и сила заклинаний – волшебник чувствовал ослабление его проклятия. Энергия собиралась без видимого физического вместилища. Интересно, что из этого выйдет? Источник, существо, большой бабах или какое-нибудь страшно опасное облако? Нельзя пропускать такое!
На самом деле, у реведанта уже была причина не оставлять незнакомца в живых, и он мог бы не искать лишних, да и за возможность изучить такую аномалию не обязательно драться, а уж тем более сражаться. Но эта последняя капля окончательно убедила его в том, что если он хочет поэкспериментировать здесь и сейчас, то он может сделать это. Сила неизвестного явно не была бесконечна (по крайней мере, в магии тьмы), найти жертву не всегда просто, и к тому же не стоит откладывать занятие, если предоставляется такая прекрасная возможность – все эти мысли, пронесшиеся в голове Лестероса, были не оправданиями, а голосом опыта, да и не имел он привычки оправдываться перед самим собой.
Отбросив сомнения и подозревая самого себя в излишней моральности (непростительная оплошность для истинного ученого), волшебник приступил к делу. Для начала, он нацелил Черную молнию в каменное надгробие, отделявшее его от теперь уже точно противника. Следующим действием было бы поглощение тенью, но реведант опасался воздействия непонятной тени, поэтому он использовал Теневой луч. Это заклинание тратило много времени на сотворение, но было лучшим в его арсенале способом пробивания магической защиты, а в наличии таковой Лестерос практически не сомневался - даже не самые умные адепты не зашли бы на кладбище без нее.

13

Заряд чёрной молнии, выпущенный с расстояния более ста метров, коротко сплясал свой танец. Хаотично уничтожил каменную кладку, пару могил и кое-где даже прошёлся по ограде на другом конце кладбища. Как нож сквозь масло, надо заметить. Несмотря на отсутствие какой либо меткости, а может именно благодаря этому эльфа всё-таки задело этим страшным, воистину страшным заклинанием. Доказательством чего на его спине от  левой лопатки до плеча "красовался" магический ожог, который помимо основного эффекта оставил на своём владельце след "ослабления".
Жить, и бегать будет, сказал бы деревенский лекарь, перед тем как отправить записку в ближайший город о факте применения тёмной магии. Конечно всё это сбило планы Айта об ответной атаке, хоть он и получил некий заряд бодрости и сам того не понимая интуитивно рывком укрылся за следующим надгробием, упав правда при этом плашмя. Видимо его собственная память и осязание работали сейчас куда лучше, чем его зрение.
Вторая же атака Лестероса в форме луча прошла, проста таки с издевательской погрешностью, порядка десяти метров от цели влево. Ни о каком точном попадание и говорить не стоит. Виной чему могло послужить как его магическое зрение, так и дрожь в мёртвых руках, а может, сказывается привычка, творить заклинания не особо концентрируясь на выпущенном "снаряде". Хотя, пожалуй, это не тот случай.

14

Сидеть за камнем вечно всё равно не получилось бы. Только этим и оставалось себя утешать. Впрочем, адепт - подсознательно ли, или уже на уровне логического мышления - ожидал подлянки. Он по себе знал: займёшься магией тьмы - поневоле научишься мыслить хитро и порой бесчестно, да, собственно, и без всякой магии научишься. Не мы плохие, что называется, а жизнь плохая.
Вот только даже плохая жизнь значительно лучше хорошей погибели.
-Гххх...
Вместо того, чтобы сгруппироваться, Айт одной рукой схватился за обожжённое плечо, а второй попытался прикрыть голову. Откатился как-то криво, косо; под что-то не попал, пропустил атаку над собой (или откатился, что равнозначно) - ну и слава Инносу с Белиаром!
Одновременно с ударом молнии по телу расползлась не только боль, но и слабость. Задрожали руки, опускаясь, как будто обременённые непомерной тяжестью. И без того неспособные видеть глаза запульсировали, пришлось их закрыть...
...по бескрайней темноте перед зрением запрыгали светлые точки, откуда-то издалека надвигалась тошнотворно синего цвета волна. "Сгинь, зараза", - буркнул Айт, кое-как отмахиваясь, жмурясь, и с ощущением полной неизбежности понимая, что где-то на другом краю этой темноты оставил костёр, который вот-вот погаснет. Секундный бред прошёл, словно его не было. Зрение, правда, не вернулось, ну так его и не ждали.
Смертная слабость не давала подняться на ноги, даже цепляясь за надгробие, да и "светить" не в меру длинными ушами полуэльф не хотел. Куда интереснее было оными же ушами финты делать. Интереснее, но не возможнее, к сожалению. Во-первых, местное хамло было вне досягаемости, а во-вторых, ноги объявили забастовку: отказались нести владельца в драку, и вообще, наверное, именно так ощущались бы сапоги, набитые ватой.
Полуэльф окончательно впал в панику, и этих нескольких секунд хватило, чтобы попытаться прикрыть ближайшее к всё ёщё ощущаемому на магическом уровне противнику надгробие дымовой завесой. Вместе с заклинанием стряхнулись и излишки эмоций, и хитрый полуэльф попытался соображать дальше.
"Вот и верь после этого всяким эльфам", - угрюмо подумал Айт, соображая, не исчез ли противник с того места, на котором только что находился. "Найду поганца - вручную прокляну... да у него зубы на ушах расти будут до скончания дней..."
Рокслей, печёнкой чуя, что его вот-вот пришибут, не принимал варианта с тем, чтобы быть побеждённым. Сознание не печёнка, сознание жизнью управляет, в конечном-то итоге, поэтому и слушать надо в первую очередь голос разума. Разум говорил, что надо делать огненную оболочку, чем адепт и занялся, стараясь, как советовала мамина знакомая, "не обращать внимания на обидчика".

15

Первое же атакующее заклинание учинило жуткие разрушения и даже задело противника, несмотря на то, что изначальной целью был не он – такое уж было это колдовство, связанное со свободной и несколько случайной силой воздуха. При этом Лестерос не заметил никакой вспышки от щита, что далеко не значило отсутствие последнего. Несчастная жертва ничего не ответила и покатилась к следующему надгробию. Вторая атака серьезно промазала, так как за время сотворения заклинания противник успел куда-то исчезнуть, вдобавок волшебник тратил слишком много своего внимания на не проявляющуюся активно тень. И в этом не было ничего хорошего, поскольку других хороших средств пробивания защиты у него не было. Тем не менее, спускать глаз с тени реведант не собирался.
Его накрыло явно магического происхождения облаком дыма или пыли – Лестерос не стал разбираться. Он направился прямиком к противнику, намереваясь сократить расстояние для большей точности. Не только своей, к сожалению, но сейчас его жертва все еще плохо видела и в этом плане ей мало что поможет. А что до не требующих точного наведения заклинаний – так у реведанта тоже было одно такое, и он собирался применить его. Несколько секунд он быстро продвигался вперед, не стараясь прятаться или пригибаться, осознавая собственную неспособность избежать хорошо нацеленной атаки. Затем, не дождавшись активных действий от противника, волшебник решил ускорить действие, пока тот не сотворил нечто ненужное. Взглядом найдя путь сквозь кладбище, одним Теневым рывком он оказался на близком расстоянии, обойдя надгробие, за которым прятался другой посетитель того кладбища, и подошел еще ближе за пару секунд, используя остаточное ускорение.
- Nigrum melius concremat, – этими словами с рук реведанта сорвались первые потоки Темного пламени, направленные в сторону лопоухого…существа. Вскоре после начала Лестерос осознал свою ошибку. Так что это было? Дым? Ну да, точно, как я мог не обратить внимания…если он владеет огнем, то может и поглотить эту силу, у них там под это дело даже щит есть. Так, рассуждаем. Сила поглощения зависит от разницы сил, а огнем я не владею никак, вместо этого используя тень. Но и огня в заклинании не так много. Между прочим, я ведь никогда не оказывался в такой ситуации. Потому что маги огня редко скрывают свою школу? Но раз уж случилось, надо пользоваться. Волшебник все же не стал прекращать заклинание прежде чем не сможет держать его дальше или цель выйдет из зоны, но обратил особое внимание на взаимодействие смеси огня и тьмы с щитом, который все-таки был. Изучение превыше всего. Но все же использовать заклинание с настолько ослабленным эффектом - далеко не самая лучшая тактика.

16

Тучи закрыли луну на небосводе, и всё погрузилось во мрак, когда через дымовую завесу на невообразимой скорости пронёсся Лестерос, оставляя за собой магический шлейф, в купе с неожиданностью и внешностью мага вероятного наблюдателя со стороны мог хватить удар или посетить стойкое желание убраться подальше и как можно скорее.
Айт Рокслей не обладающий магическим или на худой конец ночным зрением не заметил, в какой именно момент спала пелена. И встретился глаза в глаза с рядом стоящим противником только после сотворения огненной оболочки. Некая ирония была в том, что спустя секунду его зрение снова застелила тьма, но на этот раз жгущая и всепроникающая. Только что наложенный щит просто снесло под напором тёмного огня, слишком велика была разница в магической силе. Полуэльф проявляя невиданное прежде мастерство, и не обращая внимания на невообразимую боль, постепенно отвёл поток пламени в сторону, чему удивился даже Лестерос прекративший своё заклинание. Возможно из-за того, что это не имело ровным счётом никакого значения.
Тело, в живую сплавленное с одеждой, магией и покрытое чёрным пеплом было уже не спасти.
Рокслей лёжа и истошно хрипя, набрал в грудь воздуха, и что-то резко на выдохе произнеся, поник, в последний раз. Тьма сожгла эту душу.

Победа:
Лестерос +1 уровень
Поражение:
Айт Рокслей

• Комментарий

• Спасибо ребята за красивую игру!


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив завершенных боев » Подлунное кладбище.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно