Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Первое свидание


Первое свидание

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Множество битв и сражений пережил наш форум за те долгие годы его жизни. И вот было решено отойти от обыденности, и окунуться не на долго в столь редкий но столь заманчивый мир романтики. Поэтому случаю и создан данный конкурс под названием "Первое свидание".  В общем учавствуют все. Итак, вашей задачей, дорогие участники, будет написание первого свидания в котором зарождается великое чувство любви. Время, место, участники - любое, не противоречащее правилам. Ждем от вас великих чувств и великих побед на любовном фронте. Но не забывайте про рейтинг. Тех кто нарушит это главное правило ждет суровое наказание.

Правила
1) Участвовать могут только те, кто зарегистрирован в ролевой, и чья анкета принята. Все посты других лиц будут удаляться а лица получат предупреждение.
2) Рассказ не должен противоречить всем уже отыгранным событиям ролевой игры, а также библиотечным материалам и законам мира. В случае нарушения этого пункта - ваш рассказ либо удаляется либо переносится в раздел творчество/архив на усмотрение модераторов.
3) Рассказ не должен быть меньше чем 20 полных строк. В случае появления тут слишком маленького рассказа, он будет удален или перемещен в творчество/архив на усмотрение модераторов и в конкурсе рассматриваться не будет.
4) Написание нескольких рассказов для конкурса запрещено - максимум один. В случае появления тут второго рассказа он будет перемещен в творчество, на усмотрение модераторов.
5) Редактировать свой рассказ после отправки строго запрещается. События отслеживаются в логах. Кто нарушит этот запрет будет исключен из конкурса.
6) Запрещен плагиат в любом виде, в том числе и в отредактированном. Рассказ должен быть ваш до последней буквы. В случае обнаружения плагиата - ваш рассказ будет удален.
7) В теме запрещены комментарии к своим и чужим работам, а так-же к правилам конкурса. Так-же запрещен флуд. Тема ТОЛЬКО для конкурсных работ. Для обсуждения работ вы можете создать тему в разделе флуд. В случае Нарушения этого правила, вы рискуете получить формальное или неформальное предупреждение, а ваши посты будут удалены.
8) Вы пишете не ролевой пост, а рассказ, правила оформления текста вам следует опустить и писать как в книгах. Если текст будет оформлен по-ролевому, в вашем сообщении появится пометка о некорректности рассказа и вы будете обязаны исправить оформление в кратчайшие сроки(1-3 дня на усмотрение модератора), если в указанный срок рассказ не был исправлен он либо удаляется либо переносится в раздел творчество на усмотрение модераторов
9) Рассказ должен быть о вселенной Мистериума.

Информация
1) Конкурс стартует с этого момента(27.08.2012), открывается прием заявлений.
2) Прием работ закрывается(15.09.2012) вечером. Не советую вам тянуть до конца, можете не успеть.
3) Победитель конкурса выбирается общим голосованием всех жителей форума. Голосование будет открытым.
4) Голосование за победителя открывается (16.09.2012) и проходит до (25.09.2012). В этот промежуток времени вы можете проголосовать за любую понравившуюся вам работу.
5) Победителем объявляется тот, кто набрал больше всего баллов. Остальные места распределяются так-же в зависимости от количества баллов.

Правила голосования:
1) Голосовать может любой житель форума уже с зарегестрированной анкетой.
2) Недопустимы договорные голосования. Принуждения к голосованию посредством обещания каких-либо благ. Нарушение этого пункта повлечет за собой разбирательство, в котором все нарушители будут наказаны на усмотрение следователя))).
3) Запрещено голосовать более одного раза путем многочисленной регистрации персонажей. Нарушителя этого пункта ждет бан, может даже по IP.
4) Участники конкурса имеют право проголосовать за кого угодно, в том числе ЗА СЕБЯ.
5) Голосующий выбирает три понравившиеся ему работы в порядке убывания (от Отличной, замечательной к хорошей).
6) Первое место одно. Оно не делиться между игроками. В случае двух претендентов на первое место, будет проведен дополнительный тур.

Плюшки, то есть награды:

1 место:
65 баллов почета и умение для воинов/заклинание для магов разработанное специально для победителя от администрации.

2 место:
50 баллов почета

3 место:
35 баллов почета

Утешительный приз за участие:
7 баллов почета

Отредактировано Венум (2012-08-27 14:28:28)

2

В очередной раз Заркис Брейк решил заглянуть в Иридиум - Столицу Мистерии. Зачем? Только одному ему известна причина столь частого посещения столь людного города. Стоит поразмыслить. Почему искатель приключений, проведший практически всю свою жизнь в странствиях, вдруг решил, в очередной раз в столь короткий промежуток времени, этот город? Запасы на очередное путешествие полны, отдохнуть он успел и в прошлый раз, так почему же? Понаблюдаем за ним некоторое время.
Время близилось к вечеру, облака застилали небосвод, прохладный ветерок заставлял мурашкам бегать по коже. На улице не было столь людно, как в солнечный день. В такое время семьи обычно проводят дома, собираясь вместе за столом во время ужина, по улице же бродят лишь проходящие мимо искатели приключений, различные тёмные личности и...влюблённые. Одноглазый адепт принадлежал как минимум к двум из этих групп. Только вот к каким? Искатель приключений? Правильно мыслите. Им он был всегда. Но тогда какая вторая группа? Может быть тёмные личности? Нет. Брейк к ним не принадлежал. Остаётся только одно. Неужели влюблённый? "Каким образом этот самовлюблённый человек может принадлежать к этой группе" - спросите себя вы. Увы, ответа на этот вопрос я тоже не знаю. Ну да ладно, мы слишком далеко отошли от темы.
Заркис брёл по улице, не обращая внимания ни на что, ни на прохожих, с которыми иногда сталкивался, ни на погоду. Всё это было ему безразлично. Его взгляд был устремлён лишь вперёд, но он не выражал ничего. Складывалось впечатление, будто бы он ослеп, но это мнение было бы полностью ошибочным. Так он брёл некоторое время, пока наконец не дошёл до того места, которое он искал. Книжный магазин. Благо, он пришёл как раз вовремя, ибо магазин должен был закрываться через десять минут. Зайдя внутрь, он увидел лишь продавщицу и лишь парочку покупателей в лице восьмидесятилетней бабушки и мужчины лет тридцати. Но ему не было до них дела. Его взгляд сразу остановился на продавщице. Длинные золотистые волосы, спускавшиеся до плеч, словно водопад. Столь милое лицо, что эльфийские красавицы просто воспылали бы от зависти. Стройное тело, облачённое в жёлтое платье. Её звали Лисанна. При виде всей этой красоты взгляд Брейка просто воспылал. Именно за ней он шёл в столь пасмурный вечер. Спустя пять минут оставшиеся покупатели вышли из магазина. Только тогда девушка могла полностью обратить на него внимание.
- Я долго ждал этого вечера...- немного робко произнёс Заркис столь несвойственно для себя самого.
- Я весь день могла только и думать об этом...- смущённо сказала девушка и покраснела. Слова явно давались ей с трудом. Как только её взгляд падал на адепта, можно было подметить, как сильно учащалось её дыхание.
Спустя нескольких минут затруднённого разговора, пара вышла на улицу. Девушка впопыхах заперла магазин, и вместе они направились в ресторан. Стоило отметить, что погода явно не подходила для свидания, при взгляде на небе можно было понять, что скоро будет дождь.
Наконец они дошли до ресторана под названием "Эльфийская песнь". Зайдя внутрь, в глаза сразу бросалось то, что название было правильно подобрано. Всё в ресторане было сделано в эльфийском стиле, да и парочка официантов были эльфами. Интересно только одно, как такой народец вообще может работать официантами? Ну да ладно, сейчас не стоит обращать внимание на такие мелочи.
К паре сразу подошёл один из официантов, дабы поинтересоваться, заказан ли у них столик. Сразу стоит сказать, что этот ресторан довольно дорогое заведение, все столики буквально расписаны на месяц вперёд. Тут появляется ещё один вопрос. Как искатель приключений смог попасть в это заведение? Неужто он обладает даром предвидения, раз заказал столик за месяц? Увы, этого нам никогда не узнать.
Так пару проводили к столику, находящемуся у окна. На нём уже стояли две зажжённые свечи и два бокала с отменным вином. Заркис и Лисанна заняли места друг напротив друга и начали разговаривать. Он пересказывал истории из своей жизни, она удивлялась, он шутил, она смеялась. Всё это время официанты успевали пополнять бокалы, не прерывая всю идилию их общения. За окном же начался дождь. Трудно описать бурю в душе обоих. Лисанна просто не могла ни мимикой ни словами выразить всё те чувства, что она чувствует. Будто огонь полыхал в её груди, вгоняя её в жар. У Брейка же полное противоречие в душе. Всю жизнь он был один, и его это устраивало. Большего ему и не нужно было. Другая же часть явно твердила ему, что этого недостаточно. Что ему нужно большего. Любви и ласки. И вот сидит та, что может подарить ему всё это. Одновременная эйфория в душе и ломка. Его будто разрывало на части. Так их идилия продолжалась до поздней ночи. За окном уже шёл ливень.
И вот, решающий момент этой ночи, когда пара могла даже не говорить друг с другом, без слов понимая мысли партнёра. Самый романтический момент свидания. Всё окружение будто затаило дыхание, в ожидании самого настоящего чуда. Официанты замерли на своих местах, кто неся подносы, кто возвращаясь на кухню. Даже другие посетители прервали своё общение, дабы понаблюдать за этой завораживающей картиной. Идеальный момент мироздания.
Но кто его просил?! Одноглазый просто лишился рассудка, ляпнув что-то невразумительное. Крик, плач. Звон разбитого бокала. Топот ног, в беге стучащих по полу. Лисанна в слезах выбежала наружу. Заркис бросился за ней. Под ливнем он нагнал её на середине улицы, затем крикнул, что она нужна ему. Она остановилась и обернулась. Даже ливень не мог скрыть слёз, что лились из её глаз. Без лишних слов он обнял её, прекрасно понимая, что и говорить уже нечего. Она прижалась к нему, будто впуская его в своё сердце, посмотрев в его глаза. В них она увидела лишь тепло и безмятежность. И вот он, этот прерванный идеальный момент. Их губы слились в страстном поцелуе, которым и завершилось их первое свидание...

3

Широкая, хоженая тропинка вилась под ногами двоих. Две пары бронированных сапог вышагивали по сырой земле, отмеряя километр за километром. Непомерных размеров силач-верзила - против стройного, поджарого и очень, очень быстрого тела. Тяжелые латы - против среднего пластинчатого доспеха. Огромный двуручник, покачивающийся за спиной, способный разрубить доспех - против пары длинных мечей, висящих на перевязи на поясе, смертоносных своей скоростью и точностью. Снятые шлема. Один - полностью закрытый, с только лишь парой щелок-глазниц и несколькими  высверленными отверстиями перед ртом. Второй - полуоткрытый, с нащечниками и наносником, но все же оставляющий больше простора для обзора и дыхания. Деревья, уходящие назад и появляющиеся спереди раз за разом, сколько бы не петляла тропинка. Небольшой медальон, крутящийся за цепочку на пальце. До лагеря, где можно будет снять латы и переодеться во что полегче было еще далеко.
Щелк-щелк. Медальон открылся и закрылся, на секунду явив миру милое личико и локон волос. Снова сделал несколько оборотов, щелкнул раз и остановился. Верзила-командир посмотрел на искусный рисунок-миниатюру и хмыкнул, смерив взглядом фигуру в средних доспехах.
- Даже отсюда вижу, что вы совершенно разные.
- Есть немного.
Медальон вернулся на палец и сделал еще несколько оборотов. Носить его стоило бы на шее, но сейчас он был снят - делать было уж очень нечего.  Разве что слушать шаги. Одни - глухо бухающие по земле, выдающие опытному бойцу звуком то, что их обладатель велик и тяжело бронирован. Вторые - чуть слышные. При необходимости - не слышные вовсе.
- Явно тебе не родня. Тогда кто это? - Глухой бас.
- Это? - Рука с медальоном поднялась, поиграв безделушкой в лучах солнца. - Это любовь моя. - Второй голос был мелодичным, текучим. Эльфийским. Впрочем, длинные уши выдавали эльфийскую кровь ничуть не хуже. Да вроде никто и не скрывался особо.
- О!
Командир даже опешил немного. Снова посмотрел сбоку на личико в медальоне и локон вьющихся светлых волос, вложенных в него. Скользнул взглядом выше, на лицо, обрамленное вытянутыми ушами. Острое, обветренное, суровое... Два лица - живое и на медальоне - были словно из разных миров. Эльфийская кровь и людская, обветренное, жесткое лицо напротив плавных, аккуратных черточек человека, никогда не выходившего дальше городских стен. Холодность послед предательств и смерти - против домашнего тепла и доброй, детской наивности. Магистр клинков, убийца - и домашнее существо, которое невозможно представить в бою даже если выкурить воз травы позабористей и запить бочонком эля покрепче.
- А я-то думал... - Начал командир басовито.
- Что ты думал? - Усмешка. Холодная, жесткая.
- А я-то все думал, как так получается, что на тебе гроздьями виснут - а ты все нос воротишь и ничем тебя не пробрать. А тут на те - занято, оказыыитца. Да еще кем...
- А чем меня пытались пробрать? - Усмешка стала шире. - Пылкие признания? Это не любовь, это страсть. Страсть глупа. Барахло все. Подарки, обещания... Идолопоклонничество. Мне не нужны люди, которые влюблены в мой образ, а не в меня. Это все фальшивка. Потому что образ они заполнят чем хотят вместо того, что бы увидеть за ним меня. Сегодня - страсть, завтра - скандалы.
- Ну да. Убийца с двумя мечами - тот еще образ для влюбенности, хехе. Как тебя угораздило-то? - Басовитый командир с двуручником кивнул головой в сторону медальона с миниатюрой внутри.
- Да все как-то прозаично. Дождь пошел, нужно было укрыться, а до таверны далеко. В первую попавшуюся дверь кулаком бу-бух - открыли, приняли. И, знаешь, очень так...
Мелодичный, с едва заметно проскальзывающей сипотцой эльфийский голос прервался на несколько секунд.
- Так дружелюбно и просто. И искренне. Никаких заискиваний и лести. Не люблю лесть. Точнее лесть-то люблю, а вот льстецов - нет. А тут... Ты же знаешь, я люблю себе пожрать сообразить чего самостоятельно. А тут только на скамью усесться и получилось - а по кухне уже запахи. Я не знаю, маги такого волшебства сотворить не могут, какое там творилось. Кажется, что и не делает ничего, а котлеты уже пожарились, похлебка уже сварилась - и все будто бы само. Только слюнки и глотай. За ужином разговорились. Мило.
Здоровяк ушам не поверил.
- Ты - и "мило"?!
- Ага. Что, нежданчик? Век живи, век учись. Мне тоже не чуждо милое и красивое. - Медальон еще несколько раз обернулся на пальце и губы снова шевельнулись, продолжая мелодичную речь. - А тут... Первый раз человека вижу - и будто всю жизнь знаю. Говорю "а" - заканчивает "б". Не могу слова в мысль подобрать - так за меня вставляет. А через минуту я - в обратку. Вроде домашнее существо-то, наивное, честное, справедливости ищет, а слушаю, что говорит - и в душе молоточек такой по струнам - треньк, треньк, треньк. По самым нужным струнам... Ничего ведь и не обсудили. Так, погоду, одежду, градоначальника в Иридиуме. Домик был на южной его окраине. Говоришь, ведешь беседу - вроде и не ты, а все как будто сам с собой общаешься. Будто тебя двое. Уже спать пора, укладываемся. Забавно, было смущение. Я-то с кем только в палатке не сплю, уже привычно, а тут смущение, хех. Это мне-то только в привычку. Я и говорю - что мы друг у друга не видели? Ложись да спи. Ложусь - а сон не идет. Смотрю на звезды, любуюсь, думаю, что там закимарили уже. Оборачиваюсь посмотреть и взглядом встречаюсь - пара глаз на меня смотрят и поблескивают в темноте.
"- Не спишь?
- Не спится".
Встает, подходит, садится рядом и начинает про звезды рассказывать. Про ту, про эту... Десятка два перебрали. Обычно-то я все болтаю, а тут лежи и слушай, а речь все льется, льется... Мягкая, чистая внутри... Не знаю как передать. Как если бы ты всю жизнь на хлебе и воде сидел, а тут королевским ужином накормили. Ведь лежу и вижу - не звезды тут интерес, а я. Причем интерес... Чистый. Как у ребенка. У меня же привычка уже - кто ко мне обращается - думаю, зачем могло потребоваться. Как меня могут использовать. Цену ли хотят сбить или мозги запудрить да на тот свет послать. А тут лежу и понимаю - человек просто хочет сделать мне приятно. Ни для чего. Для самого факта, что б сон пришел. Ушам не верю и дальше слушаю, а голос ласкающий, любящий. Да и вообще приятный, мягкий очень. Не то, что мой. Хоть и эльфийский, а чуть расслабься - так как когтями по стеклу. Особенности, демоны меня задери, нашей охоты...
Ладонь легла на шею - туда, где был шрам, из-за которого в эльфийском голосе проскальзывала сиплость изредка.
- И что же, под звезды сон пришел?
- Почти. - Улыбка. Неожиданно - не холодная, злая усмешка хищника, привыкшего скалиться, а простая и теплая улыбка от приятных воспоминаний. - Не получилось у меня отпустить. За шею цап - и к себе, губами в губы. Не знаю, что на меня нашло. Просто отродясь такой искренней любви и заботы в людях не видано было, а тут как молния вдарила. Захотелось и все тут - чувствую же, второго раза может и не быть. Вот оно - действуй. А то прошляпишь - и привет, не будет больше. А через секунду - уже не двигаюсь, ничего - а губы опять сомкнулись вместе... И чувствую - так правильно. Так и должно быть. Потому что отдашь это чудо в чьи-то интригантские ручки - и испортят человека. Доведут до общего уровня сию красоту и будет просто очередная тварь, думающая только о себе - какие шмотки, какие серьги... Тьфу.
Уста снова тронула улыбка. Хищник был сыт и доволен, и вспоминал о приятном. О том очень немногом приятном, что выпадает в жизни человеку или эльфу, посвятившему себя боям и убийствам - неважно, как и где именно. Человеческая ли ты девушка, бьющая в глаз из лука за пятьдесят шагов или эльфийский мечник - все равно быть наемником трудно.
- Ну, повезло, повезло. Где еще такое второе чудо найдешь, ага. Только чего ты к любви-то своей не заглядываешь-то, коль вторая половинка так хорошо нашлась? - Командир бесцеремонно пихнул бронированным локтем чуть менее бронированный бок. - Я ж весь отряд как на ладони вижу, ты никуда не отлучаешься.
Легкие шаги остановились.
- Помнишь, три года назад мы шли мимо Иридиума? Там разбойничья шайка была. Южнее города, в паре миль. Мелкая, молодая, стража еще не успела отловить и вычистить. Ты отказался свернуть, сказал, дела важнее. Мне пришлось вырезать их в одиночку.
- Ну да, помню. В одно жало целую шайку задавить - злости много было, наверное...
- Было. Из-за них мне так и не представился второй раз.
Тяжелые шаги тоже остановились, командир обернулся и посмотрел глаза в глаза. Невыразимое в словах озарение уже пришло в его ум, оставалось лишь что бы бесплотная мысль, ощущение даже, из бесформенной и бестелесной формы голого, не отягченного словами смысла остановилась, поостепенилась и нашла свое выражение в понятных терминах и простых словах.
Улыбка на эльфиском лице перестала блуждать по губам и сбежала куда-то. Лицо снова стало холодным и жестким, как у хищной птицы. Наконец, до здоровяка дошло окончательно. Он потупил взгляд.
- А... Прости. Не хотел.
Здоровяк развернулся и зашагал дальше. Позади сухо щелкнул медальон, закрывая изображение молодого парня с глазами ребенка. Эльфийка повесила медальон на шею и, поправив мечи на поясе, пошагала следом.
- Ничего. Больше трех лет прошло. Уже... Не так сильно болит.

4

Ектора фон Анхальт задумчиво смотрела в окно. Безмятежные облака проплывали по синему весеннему небу. «Такие же безмятежные, как он. Такое же синее, как его глаза. Он часто обращал свое взор к небу, будто видел что-то недоступное другим.  Он был загадкой, непонятной, далекой, но такой завораживающей». Уже полгода ее мысли крутились о нем. Странно, чем забивала свою голову ученица второго курса Аклории, вместо учебы.
- Княгиня фон Анхальт! – прервал ее мысли сердитый голос. Ектора поспешила встать, пока окончательно не разозлила учителя, - может, потрудитесь мне объяснить, чем происходящее за окном интереснее моей лекции? Или вы считаете, что на улице вы быстрее освоите эфирологию?
В аудитории раздалось несколько смешков, которые тут же смолкли под суровым взором преподавателя. Удостоверившись, что порядок восстановлен, учитель разрешил сесть пунцовой от стыда Екторе и продолжил лекцию.
Девушка принадлежала древнему роду имперских магов, своим трудолюбием и усердием заслуживших княжеский титул, что говорило о благоволении императорской семьи к их роду. Князь – это не просто высокий аристократический титул, это означало вхождение в императорскую семью, хоть и без прав на трон. Семейство Анхальт славились своим терпением и усердием, более того их герб украшала цапля, стойко стоящая на одной ноге в ожидании добычи. Теперь был черед Екторы нести девиз и герб семьи.
***
Лекция закончилась. Гомон и шум практически тут же заполнили аудиторию. Занятия на сегодня окончились, и адепты активно начали обсуждение планов на грядущие каникулы, слухи и конечно же сегодняшнею церемонию выпуска. Последнее заставило сжаться сердце Екторы. Последний день, когда она сможет еще что-нибудь узнать о нем. Девушка быстро убрала вещи в сумку и пошла на выход. Прошло полгода, когда она увидела его. Он сидел в фойе общежития и спокойно выслушивал гневные крики одного из аристократов. На полу лежали шахматные фигуры и шахматная доска. Как выяснила позже Ектора, аристократ три раза подряд проиграл в шахматы. Он происходил из династии превосходных командиров, и их род уделял много времени обучению тактике, а что если не шахматы являются отличным показателем тактического умения?
Последовавшая за ссорой дуэль стала последним толчком. Сердце Екторы затрепетало и сдалось на милость победителя. То благородство, что скользило во всех его действиях, его гордое молчание перед оппонентом, не способным себя сдерживать, отнюдь не говорило о трусости, ведь вызов на дуэль был принят незамедлительно. Аристократ был талантлив в магии, но всего его атаки оказались тщетными, а защита бесполезной. А похититель сердца Екторы? Он был прекрасен в этом бою. Ни единой ошибки, четкие магические пассы, отличная концентрация, и главное –  спокойствие на лице. Он был уверен в своих силах, не боялся, но и не задирал нос. Для Екторы он был как бог.
***
- Куда вы так спешите? – остановил Ектору насмешливый голос. Девушка слегка смутившись повернулась на его источник.
- Доброго вам дня, Великий Князь, - проговорила княгиня, делая глубокий книксен. Перед ней стоял Великий Князь. Что означает этот титул? В отличие от ее просто князя, связанного с императорской семьей на правах бедного родственника, Великие князья имели близкую  родословную, и даже обладали право на императорский трон, если вдруг погибнет вся правящая семья. Хотя Императоры Лайонхарт не давали повода кому бы то ни было засматриваться на их трон.
Сейчас же перед ней стоял Август Цербст, представитель семьи, теснее всех связанных с Лайонхартами. Так, мать нынешнего Императора была урожденной Цербст. Об этом помнили и всегда учитывали при общении.Сам Август был наследником династии Цербст, что позволяло ему вытворять многие вещи, оставаясь абсолютно безнаказанным. Он брал лишь во внимание мнение родственников фамилий Цербст и Лайонхарт.  Сейчас он стоял перед Екторой в мантии выпускника. Видимо он рассчитывал, что девушка подаст ему руку для поцелуя, заодно выспрашивая его благоволения. Но княгиня  предпочла ограничиться простым поклоном, соблюдая этикет.
- Неужели, вы снова вынюхиваете об этом безродном выскочке? – заговорил слегка разочарованный Август. Тут он попал в точку. Ектора почти все время с первой встречи пыталась выяснить, кто же был тем таинственным незнакомцем, победившим на дуэли. И столкнулась с почти полным отсутствием информации. И почти каждый говорил о нем плохо.  Аристократы либо ругали его на чем свет стоит, либо эта тема была у них под запретом, учителя при его упоминании начинали злобно сверкать глазами, хоть Ектора и не общалась с простолюдинами, но пара совершенно случайно услышанных разговоров, так же не были глубоко положительными. Более того слухи и сплетни были настолько противоречивы, что девушка терялась в догадках, кто это был. Благородного происхождения или чернь? Талантливый студиозус или бездарный ученик? Человек или демон? И, разумеется, эти расспросы не могли остаться не замеченными.
- Что ж, я сегодня в прекрасном расположении духа в связи с выпуском, и я помогу вам, княгиня, - заговорил Август, внимательно смотря на красную Ектору. Да, девушка была молода и плохо умела скрывать свои чувства.  Так, и после фразы, брошенной Великим князем, ее глаза заблестели, выдавая ее заинтересованность.
- Каждые вечер после десяти часов он приходит понаблюдать за звездами. Это ваш шанс поговорить с ним, прежде чем он уйдет, - сказал Август. Он даже воздержался от привычного оскорбления в адрес возлюбленного Екторы, хотя и оставил  маленькую поддевку, намекая, что тот уйдет пешком как крестьянин, а не уедет как подобает человеку благородного происхождения или даже уважающему себя магу, выпускнику Аклории.
Быстро поблагодарив Августа, Ектора побежала в свою комнату в общежитии, где с разбегу прыгнула на кровать. Девушка обняла подушку и задумчиво уставилась в потолок. Что ей делать? Идти к нему? Что она ему скажет? И что более важно скажет он ей в ответ? – Тысячи вопросов роились у княгини в голове. А ответа не было ни на один…
***
Часы отбили десять. Их отчетливо было слышно здесь, у фонтана. Статуи трех магов спокойно смотрели на мнущуюся у фонтана девушку. Сумерки уже окутывали землю, а на западе давно исчезли огоньки последних лучиков заката. Ектора нервно теребила платок. Все-таки она пришла, ждала его. Сейчас ее окружала тишина. Часть студентов уехала по домам, хотя большинство отправилось гулять в город, ведь завтра начинались каникулы и можно было спокойно отдохнуть. Окружающую тишину нарушало лишь тихонькое журчание воды у фонтана. Если раньше Екторе казалось, что ее голова была забита мыслями, то теперь она буквально лопалась от их потока. Но прошло 10 минут, 20, 30… а его все не было. И все мысли стали сменяться одним вопросом: придет ли он? Вдруг сзади послышались шаги. Совсем с другой стороны ожидала Ектора увидеть его. Девушка обернулась. В сумраке можно было различить три силуэта. Они уверенно приближались к девушке.
- Ну и дура же ты! – весело возвестил Август. Похоже, он не плохо выпил в честь выпуска из академии и теперь с него слетели остатки этикета,- Где твоя гордость? Как тупой цыпленок бегаешь за выходцем из навоза?
Ектора вся сжалась, но не от оскорблений Августа, а от осознания: Он не придет. Ее обманули. Все эти думы, все ожидание – все зря. Он уедет из Аклории, и она больше никогда его не увидит. На глазах девушки стали наворачиваться слезы.
- Но ты должна быть мне благодарна, - с хохотом продолжал Цербст, в чем его поддерживали товарищи, - не дал стать тебе жертвой этого грязного негодяя, что грязь на конюшне чище и благороднее  него.
Что-то просто взорвалось внутри Екторы, сначала обман, потом осознание потери и теперь оскорбление ее любви, это стало последней каплей.
- Не смей так о нем говорить! – крикнула княгиня, завершая магические пасы. С ее руки ударил лучик света, обжигая левую щеку Августа. Великий князь взревел от боли, а через секунду Ектору уронил наземь мощный поток ветра.
- Ах, ты деревенская подстилка! – в бешенстве кричал Август.  Девушка попыталась подняться, но ее прижали к земле приятели Цербста, прочно зафиксировав ей руки, не давая сотворить заклинания. Да и много-то Ектора не могла сделать, ее единственной стихией был свет. А, как известно, это не самая боевая магия. Над ней возникло разъяренное лицо Августа с большим ожогом на щеке. Брызгая слюной, он закричал: - Раз ты хочешь жить с деревенщиной, то я и поступлю с тобой как с деревенской девкой!
Великий князь стал задирать юбку девушке, яростно ругаясь. Ектора пыталась сопротивляться, но куда справиться хрупкой девушке против трех парней. Ей заткнули рот для большей надежности. Тем временем Август добрался до искомого и теперь спешно расстёгивал штаны… как вдруг мощный поток ветра подхватил его и утащил наверх. Цербст громко кричал  пару секунд, после чего крик прекратился громким всплеском воды в фонтане.  Два его товарища вскочили, оставив Ектору на земле.
- Там, - крикнул один из них указывая пальцем на фигуру возле фонтана. С его руки сорвался сноп адских стрел, одних из основных атакующих заклинаний магии огня.  С яростным шипением стрелы устремились к своей цели и вонзились в нее, на секунду осветив. Фигура полностью состояла из воды, а потом просто растеклась лужей.
Тем временем, над головой Екторы сверкнула вспышка – молния белой змеей вцепилась в мага огня, от чего тот упал на землю с тихим воем. Третий маг мгновенно среагировал на источник молнии и ответил своей. Но она как будто отскочила в землю. Через мгновение упал и третий маг, в его ноге торчала здоровенная сосулька.
Рядом с собой девушка почувствовала чье-то присутствие. Она повернула голову и увидела своего спасителя. Это был он.  В своем темном плаще, который он одевал в любую погоду, с посохом с навершением в виде дракона. С тем же спокойным выражением лица. Он быстро прошел к сраженному молнией и мощным ударом посоха отправил мага в нокаут. После чего пошел к фонтану что-то шепча, где плескался Август, негромко ругаясь, в попытке понять что произошло. Когда спаситель оказался у самого фонтана, Цербст рассмотрел его лицо.
- Снова ты! Клянусь богами, ты мне за все ответишь. За все мои унижения. Чертов деревенский червь, я сокрушу тебя!  - закричал он, когда хозяин сердца княгини закончил свое заклинание. Вода в фонтане перестала шуметь, превращаясь в лед, вмораживая Августа по горло, от чего тот прекратил кричать, но продолжал грозно сверкать глазами. 
Он тем временем развернулся и пошел к Екторе. Девушка уже успела исправить упущение в виде задранной юбки, но вот подняться все не могла, по причине предательски дрожащих ног.  Он нагнулся и протянул свою руку, предлагая помощь. Стоит ли говорить, что княгиня фон Анхальт в эту руку практически вцепилась?
Как только девушка приняла горизонтальное положение, он развернулся и пошел куда-то в сторону сада, так и не сказав ни слова. Ектора обомлела. Она только, что смогла быть с ним так близко, только, что могла сказать ему слова благодарности. Но ее рыцарь не требовал благодарности, сейчас он был святее всех паладинов в ее глазах. Но во время проснувшийся разум, напомнил ей, что он выпускник, и завтра утром  покинет Аклорию в неизвестном направлении. Девушка протянула вперед руку и робко заговорила:
- П-п-постой… дозволь…дозвольте пройтись с вами…? - Ектора благодарила богов, что ночь укрывает ее до предела красное лицо.  Но что же спаситель? Он остановился, повернулся к княгине, секунду смотрел на нее и согласно кивнул, приглашая идти за ним.
***
Минут десять они уже шли по саду академии, не проронив ни слова. Еще с первого курса ночной сад пугал Ектору. Ночные тени, зловещие стволы деревьев, хлопанье крыльев ночных птиц над головой, все это было страшно. Но сейчас она была с ним, и темный сад был не страшнее дневного. Тем временем их путь вывел к старейшему дереву Аклории. Согласно истории его посадили первые ученики. Сейчас оно олицетворяло мудрость и могущество Академии. Спаситель резко остановился и повернулся к княгине. Это было так неожиданно, что девушка, шедшая за молодым человеком, почти налетела на него. Но что еще более неожиданно, он вдруг обнял ее. Ектора не успела ничего понять, как перед глазами мелькнули ветки, а потом под ней, распростерся пейзаж сада. Спаситель крепко прижал ее к себе и взлетал к вершине дерева, где, как оказалось, был сооружен маленький помост. Ектору аккуратно поместили на него, а затем ее спаситель приземлился рядом.  Во все стороны над ней простиралось звездное небо, огромное и прекрасное.
Так они просидели всю ночь на помосте, любуясь небом и звездами. Изредка Ектора поднимала руку и спрашивала про ту или иную звезду, а он рассказывал своим мягким спокойным голосом. Девушке нравилось так просто сидеть рядом с ним и смотреть на мерцание звезд, изредка звездочка быстро пролетала по небу, оставляя за собой красивый белый след. Спаситель укрыл ее своим плащом, ведь ночью становилось холодно, сам он будто не ощущал прохлады, но девушке нравился запах, идущий от плаща. От него пахло ясным бодрящим зимним днем.  Это был запах ее спасителя. Как Княгине хотелось, чтобы эта ночь никогда не заканчивалась. Но время пролетело не заметно, и скоро восток окрасился красками, а звезды стали блекнуть. Лишь луна не хотела долго уходить с небосклона. Наконец запели птицы, возвещая начало нового дня, а значит и печальную пору расставания.
Он снова аккуратно прижал Ектору к себе и медленно стал спускаться. Но когда они приземлились, в него вцепилась уже сама девушка. Она сама слабо понимала, что творила.
- Не уходи… Будь со мной… Пожалуйста не уходи… - шептала она уткнувшись ему головой в грудь, а слезы почему-то текли из глаз. Она не понимала своих действий, но ей казалось, что если сейчас она расцепит руки, то он уйдет. Уйдет навсегда.
Его рука пробежалась по ее волосам.
- Ты ничего не знаешь обо мне. Ты строишь иллюзии на мой счет, - говорил он.
- Но я хочу быть с тобой… Я уже не могу без тебя… - говорила Ектора, сильнее прижимаясь к нему.
- Со мной тебе будет невыносимо трудно, - продолжал он.
- Мне все равно…
Он провел рукой по ее щеке и, коснувшись ее подбородка, поднял ее лицо, чтобы взглянуть ей в глаза. Его темно-синие глаза казались такими глубокими и недостижимыми, как небо. Он заговорил неотрывно глядя ей в глаза.
- Тебе не место рядом со мной.
Ее руки опустились сами собой. Его слова были жестокими, но они шли в разрез его поступкам. Зачем было ее спасать, что бы так отвергнуть ее чувства. Ектора, не веря своим ушам, смотрела в его глаза. Эти глаза были загадочны, но в них не было жестокости или злорадства.
Он тихонько вздохнул, развернулся и пошел в сторону врат Аклории. А она смотрела ему в след и ничего не могла сказать или сделать. Ее сердце было в смятении. Но тут в ее мыслях блеснул ответ, от которого она затрепетала.
- Постой, - раздался голос позади него. Он обернулся и его тут же поцеловали.
- Это мой ответ,  - ликуя, сказала она и побежала со всех ног в академию. Все его слова были справедливы. В ее глазах он был великим и станет великим для всех. А у великих людей Великие противники. Сама же Ектора еще слаба и неопытна, что бы помочь. Более того она станет легкой мишенью для мести. Отвергая ее, он хочет уберечь ее. Тогда, что бы быть с ним она должна стать сильной и полезной для него, и тогда она найдет его. Чего бы это ей не стоило. Она так ничего не узнала о нем, ни куда он пойдет, но она его обязательно найдет. Ектора бежала по дорожке, задыхаясь от счастья, у нее была цель и любовь. Она навсегда запомнит его запах морозного дня, а так же его улыбку, пробившуюся сквозь стальную маску спокойствия после поцелуя.
Он смотрел в след убегающей девушке.
- Вот геморрой. Кажется, меня снова не так поняли, - но на устах играла глупая улыбка.

5

Вар-рис Голдман
Охота на любовь

Шел 17053 год Эры Раскаяния. Прошло три года с тех пор, как молодой охотник по имени Вар-рис покинул родительский дом для того чтобы найти собственную дорогу в жизни. И вот уже два года как он работает одним из егерей графа Волко, владельца больших территорий к западу от Заросшего Ручья. Надо сказать, служба у Вар-риса проходила довольно хорошо: собственный охотничьи домик в удалении от особняка графа, много свободного времени и огромный лес полный дичи. Своего хозяина Вар-рис видел разве что во время дворянских охот, когда граф приглашал своих влиятельных гостей развлечься охотой на того или иного зверя. У графа Волко было много связей и много слуг, в особенности служанок, которые очень хорошо относились к новому егерю, и постоянно ждали его на ужин. У них то и пропадал Вар-рис когда заканчивал свою работу в качестве загонщика для зверей. Жизнь охотника текла медленно и томно, без непредвиденных поворотов и падений от судьбы.
Однажды, во владениях графа завелся особо кровожадный хищник, который истреблял хозяйскую дичь в огромных размерах, и уже подбирался к скотному двору рядом с особняком хозяина. Егерь получил приказ изловить зверя, убить и сделать из него чучело для украшения приемного зала, как трофей который будет славить графа Волко как великого охотника. Как бы скептически не смотрел на все это Вар-рис, но приказ есть приказ. Все было сделано как по книгам: расставлены капканы, удавки, сетки и ямы. Вар-рис был готов встретить любого хищника, но то кого он встретил изменило его жизнь навсегда.
В ту ночь, егерь сидел на ветке размашистого дуба в ожидании хищника, приготовив свой старый охотничий арбалет. Небо было чистым и спокойным, поэтому на темном покрывале которым ночь укрыла Мистериум высыпались миллионы маленьких, ярких голубых огоньков, которые одаривали землю мягким и тусклым светом. Полная луна блистающая на небосводе сегодня казалась на редко большой, как будто бы любопытство заставило её приблизиться к земле. Но то же такого интересного должно сегодня произойти? Внимание охотника привлек тихий шелест в высокой траве, который медленно но верно приближался к месту засады. Вар-рис приготовил свой арбалет. Тихо и медленно он прицелился ради одного выстрела, палец лег на спусковой крючок. Еще секунда и стрела запоет разрезая воздух, обрывая жизнь животного, и окрашивая эту темную ночь в багряные цвета.
Из за высокой травы треснула ветка, и лунный свет неожиданно осветил яркие, светлые длинные и красивые волосы девушки. Её голубые глаза были похожи на два бездонных горных озера, миленький, слегка подернутый носик и нежные, тонкие губы. Её слегка бледноватая кожа сейчас, под светом луны казалась мертвенной, принять такую за вампира было бы сейчас самым верным решением. Девушка не замечая ничего, продолжала любоваться только-что сорванным голубым цветком и идти вперед по едва заметной тропинки. Вар-рис обомлел от этого зрелища. Охотник забыл обо всем, красота девушки, её движение и легкая поступь, от которых сердце егеря забилось чаще, кровь подлила к лицу, а руки задрожали. Но всё великолепие момента исчезло, когда егерь вспомнил о приготовленной ловушке, в которую через мгновение попадет это милое, невинное и прелестное создание. Чувства затмили разум и Вар-рис спрыгнув с дерева побежал навстречу девушке, чтобы оградить её от собственной ловушки и не дать ей беспомощной стать очередной добычей зверя. Щелчок груза, свист веревки, петля затянулась и вот уже сам Вар-рис висит вверх тормашками на собственной веревке в собственной петле, подвешенный за ноги.
- Вы не поранились? - Полюбопытствовала девушка, перекинув кожаную сумку с травами она подошла к охотнику, и любопытно разглядывала висящего Вар-риса.
Её милая улыбка и прекрасные голубые глаза заставили охотника раскраснеться еще больше.
- Нет, я в порядке... Не волнуйтесь. Сейчас выберусь. - Неуверенно и тихо ответил Вар-рис, отводя застенчивый взгляд от столь милого и красивого лица.
- Не думаю что вам это удастся, - Продолжила девушка. - Этот узел вязал лучший егерь этих земель, поэтому его не развязать, а будете резать веревку упадете на настил под которым яма кольями.
- Но... но... но откуда вы это знаете? - Удивленно воскликнул егерь. Конечно он то знал что там под тонкой настилкой которая выдержит человека но если что-то упадет или тяжелое наступит то проломиться. Но он не понимал, откуда это милое создание знало про эту хитрую ловушку.
- Это очень просто, я же говорила что это ловушка лучшего егеря этих земель. Он самый хитрый, самый быстрый и самый сильный. Его мало кто видел, про него мало кто знает, но слухи говорят что он не просто егерь, а что он хозяин этих лесов, и все звери и даже духи его слушаются. Но он маскируется под молодого юношу, и защищает это лес от всех бед.
Вар-рис слушал про фантастический рассказ в котором ему отводилась главная роль и с каждым словом все больше и больше удивлялся слухам про себя самого. Но висеть вверх головой слушая такие сказки было тяжело.
- Не хочу развивать такие красивые легенды, которые поражают воображение. - Улыбнувшись, ответил егерь. Он дотянулся до узла, легким движением распутал себе ноги и медленно спустился с веревки. - Но ловушка эта меня удержать не в силах, потому как эта ловушка моя.
Теперь уже на миленьком личике девушки появилось недоумение перемешанное со страхом. Она отступила на шаг назад, её руки сжали ремешок кожаной сумки, да так сильно что её тонкие пальчики побелели от напряжения.
- Вы... Вы... Кто вы такой? - Дрожащим голосом спросила она.
- Егерь здешних земель, зовут меня Вар-рис, и с духами я не разговариваю. - Ответил охотник. - А что же вы молодая госпожа делаете ночью, в лесу, одна?
- Я... Я всего лишь собираю здесь цветы...
Было видно что страх не отпускает девушку. Оказавшись один на один с незнакомцем в темном и глухом лесу не мудрено что она начала бояться, панически бояться.
- Не волнуйтесь, вас я не трону. Я боюсь что хищник, которого мне поручено изловить шныряет где-то поблизости.
- Вы про того зверя что убил половину лесной живности?
- Именно. И я не мог допустить чтобы вы остались висеть тут на всю ночь.
- С-Спасибо вам... Меня зовут Аниала.
- Очень приятно Аниала, разреши я провожу тебя до дома? Не хочу отпускать тебя одну в этом лесу. Сейчас здесь очень опасно. - Сказал Вар-рис. Парень и сам не заметил на перешел на "ты".
Получив согласие Аниалы они отправились в путь. Ухабистая и запутанная дорога казалась для них ровной и короткой. Они не замечали темноту, не испытывала Аниала более страха, казалось что не было никого в этом мире кроме них. Полная луна освещала им дорогу, а они разговаривали. О чем? Обо все и одновременно ни о чем. Так легко и так сладко лились разговоры что и время пробежало незаметно, и многочасовая дорога превратилась в секундное путешествие.
- Ну вот мы и пришли. - Неожиданно сказала Аниала, после чего разочарованно опустила глаза. Эти слова заставили Вар-риса очнуться от красоты момента. Перед ними были ворота особняка графа Волко. - Я дома...
- Аниала? Это ведь особняк моего хозяина графа Волко. - Пораженный уведенным, прошептал Вар-рис.
- Знаю... Это особняк моего отца. - Грустно, и так же шепотом сказала девушка. - Я не должна была убегать из дома, но если бы я не сбежала, я бы не встретила тебя... Эта дорога так быстро закончилась Вар-рис, я хочу снова пройти по ней.
Она прижалась к груди охотника. Такая хрупкая и такая женственная, милая, прекрасная и невинная, её сердечко так часто билось, своими тонкими пальчиками она ухватилась за рубашку парня. Подняв глаза, она встретилась со взглядом Вар-риса. Его глаза были полны чувств, противоречивых но искренних. Аниала приподнялась на цыпочки, и их губы слились в легком но долгом поцелуе. Такой поцелуй никогда не будет означать дружбу, такой поцелуй может означать только любовь.

6

17077 год. Спустя три месяца после того, как Кепео удочерил её приёмный отец, Демион.
Ночь. Тёмная, безлунная. Тишину разрушил крик...
Крик... Плачь... Опять.  Это ведь произошло пол года назад, почему воспоминания не дают покоя?
                                                         ***Пол года назад***
Юная вифрэйка с волосами цвета неба и черноволосый юноша шли по лесу, держась за руки. Это была очень крепкая дружба, которая перерастала в любовь. Юноша был на лицо старше девушки, но... Как говорят, любви все возрасты покорны. Полянка, вся в цветах... Её любимое место. Здесь всегда было очень много ягод. И не меньше мелких животных. А вокруг - деревья, посвистывает ветер... Покой и тишина. Они сидела на бревне, и разговаривали, делились новостями. Сложно было представить прирождённого воина и хрупкую вифрэйку вместе. Просто они разные люди. Но им нравиться проводить время вместе. Уж не судить ли их за это?
Ушки Кепео дрогнули, но она не обратила внимание на это извещение о чужом присутствии. Это может быть всего - лишь очередная белка... Это было большой ошибкой. Роковой ошибкой.
Матёрый волк, притаившись, выпрыгнул со спины. Кепеа не успела ничего сделать, волк повалил наземь юношу и нанёс ему много царапин и укусов, прежде чем Кепеа смогла его ранить ледяной стрелой... "Свидание" было испорчено. Юноша погиб в лазарете от горячки спустя несколько дней...
                                                                   ***
К заплаканной вифрэйке подходит её отец.
- Опять тот же кошмар?
- Угу... - произносит Кепеа, прижимаясь к приёмному отцу
- Не вини себя, Амалия... То есть, я хотел сказать, Кепеа. Ты не могла ничего поделать. Твоя магия Жизни работает не всегда...
- Если бы не было меня, он бы был жив...
- Не говори так. У всех своя судьба. Любое существо рано или поздно умрёт.Это лишь вопрос времени. А теперь, - Демион поцеловал приёмную дочь в лоб, - спи. Завтра, а вернее уже сегодня, будет трудный день.
                                                             *** Спустя 6 - 7 часов***
Юная вифрэйка сидит возле своего лучшего друга, Дерека. Ей просто было необходимо выговориться, а он был самой подходящей кандидатурой. Кепеа рассказывала, рассказывала всё совершенно в других красках, и её глаза то и дело наливались слезами. Как же ей не идёт плакать... Она становилась ещё более маленькой, когда плакала. Будто перед юношей не четырнадцатилетняя девушка, а восьми - летняя девочка. Дерек её внимательно выслушал, ни разу не перебив. Потом присел перед ней на корточки, оказавшись на одном уровне с её глазами, прошептал "Это мелочь, просто забудь." и поцеловал, прижав к себе...
                                                                       ***
Как жаль, что уже спустя два с половиной года их пути разошлись...

...

Знаю, получилось не очень... Захотелось просто написать.

7

Я не первый день не находил себе места. А ночи… Ночи были полны беспокойными короткими снами, что заканчивались одинаково. Всегда одинаково – я теряю её.
Туман стелился от земли, поднимаясь выше моей головы. Влажный воздух так причудливо играл звуками, что мне казалось, будто я не совсем один иду по дороге. Хотелось обернуться и спросить: Кто здесь?
Но я шёл и не останавливался, потому что с каждой минутой моя любимая уходила всё дальше и дальше. Я мечтал успеть остановить её, взять за руку, поговорить и наконец, сказать то, что чувствовал, признаться вслух в том, чего не понимал, пока она была рядом со мной.
В голове крутились разные варианты, как начать разговор, но не один меня не устраивал. Я начинал снова и снова, но у меня не получалось пойти дальше фразы: Привет, я хочу тебе сказать, что…
Дальше я терял все слова. Мне хватало смелости и решительности, но не хватало веры в себя.
Мы были знакомы с ней больше тридцати лет. И всё это время я считал её сначала ребёнком, потом подростком, потом… Потом она как-то незаметно для меня стала с каждым днём значить всё больше. Мы много времени проводили рядом. Время, что было свободным от её учёбы и моей работы.
Я дурак. Ну зачем я сказал ей, что она для меня просто глупый подросток? Не промолчал, не обернул всё в шутку? Не догнал, когда она подавленно и молча развернулась и бросилась бежать в сторону своего дома? Почему? В тот момент я подумал, что она уже завтра придет ко мне поздно утром и скажет с улыбкой, что раз она глупый подросток, то я для неё старый пень, и отношения станут прежними.
Не стали.
Она не пришла ни утром, ни днем, ни вечером за общий стол в честь праздника. И только там я узнал, что ещё накануне вечером она покинула Вечный Лес.
Сани… Бесёнок, не знающий покоя сам и не дающий его другим.
От мыслей меня отвлёк едва различимый, быстрый шаг лошади за моей спиной. Нет, это была не лошадь… Белый единорог догнал меня почти на окраине леса у болота. Покосившись на меня своими чудными глазами, он легко меня обогнал и скрылся в тумане. Я повернул и пошёл дальше, ступая осторожно и глядя себе под ноги.
«Угораздило же его так не вовремя спрятаться!» - раздражённо подумал я.
- О чём задумался? – окликнул меня знакомый голос мага пустоты спустя полчаса.
Маг никогда со мной не прощался и не здоровался, такой уж он есть, словно и не расставался.
- Да так, об упущенных возможностях и потерянном времени, - приветственно кивнув головой, я ответил уклончиво. – Скажи, ты ведь можешь открыть портал не только куда, но и к кому угодно?
Маг прищурил глаза, заподозрив что-то неладное.
И я поспешил его успокоить: - Понимаешь, она ушла, забыв со мной попрощаться. Хочу казать ей «До свидания!»
Маг немного изменил позу, давая понять, что знает о ком речь.
- И только ради этого ты припёрся ко мне на болото? – он спрашивал, не потеряв подозрений.
- Ты ведь знаешь, что порой мне снятся пророческие сны?
Маг кивнул.
- Мне снилось, что она стоит на скале и плачет, потому что я не сказал ей правду, а потом… камни под ней обваливаются и она падает с криком в непроглядную и какую-то живую Тьму, а я не успеваю её поймать. Не могу спасти! Я опаздываю всего лишь на короткий миг!  – голос мой хотел кричать, но из-за влажного воздуха осип и я звучал как старый скрипучий стул.
Я взглянул на мага, что под тенью камыша сидел в клубах тумана.
- Расскажи мне, что между вами произошло и тогда я скажу тебе, сможешь ли ты ещё что-то изменить, - попросил маг, похлопывая по сухой кочке рукой, приглашая присесть рядом.
Выхода у меня не было, да и хотелось, чтобы старый друг просто меня выслушал.
И я начал рассказ.
- Не так давно, лет тридцать назад я встречался с Нимтиэль. Это было наше первое свидание, которого я добился потратив на ухаживания больше десяти лет. Первое свидание, на котором мы сидели под деревом на берегу шустрого ручья и держались за руки. Все слова между нами уже были сказаны и я решил её поцеловать. Девушка была не то чтобы против, но и не испытывала ко мне пламенных чувств. Наши губы почти встретились, когда нас просто расстреляли мелкие речные камешки.
На той стороне ручья бежала Сандра.
Забыв обо всём на свете, я бросился за ней следом и нагнал в два больших прыжка. Ни сколько не церемонясь, я от всей души отлупил её по мягкому месту. Девчонка вырывалась и кричала, чтоб я отпустил её, но я не верил в её невиновность и мстил ей за испорченное свидание.
Нимтиэль, поглядев на мою вспышку, сказала, что никогда больше не желает меня видеть, так как я недостаточно хорош, чтобы стать не то что её мужем, но хотя бы другом.
А Сандра затаив на меня обиду, стала портить мне жизнь.
Я немного помолчал, припоминая первые её фокусы.
Невольно улыбка сама вползла на моё лицо, выгоняя из души беспокойство.
- Ну, ты помнишь, как появилась привычка сначала солить ладонь, а потом уже пищу в тарелке… - сказал я, вспомнив, как на столе стала в солонках появляться смесь из кварцевого песка и соли, такая, что не отличишь с первого взгляда от простой соли, пока не заскрипит на зубах.
- Помню, - ответил маг.
- А помнишь, как в подковы забивались мелкие острые камни, чтобы наши скакуны могли только идти шагом, да так, словно идут по иголкам? Подобно балеринам, вышагивающим на кончиках копыт…
- Помню…
- А помнишь, как она подменила шоколадный торт на ком грязи? Весьма правдоподобный шедевр, достойный со всех сторон, пока не подойдёшь ближе…
Маг теперь только кивал, он тоже улыбался, вспомнив, как Д`Орсвиту пришлось выкручиваться, рассказывая гостям, что это заранее придуманный сюрприз, в ожидании настоящего торта…
Маг и следопыт вспоминали ещё почти час разные проделки Сани, вытирая слёзы смеха с глаз и устав хохотать в голос. Животы уже у обоих болели от столь весёлого смеха.
- Да, она малость шалила, пока за неё не взялся ты, - напомнил мне маг. – А точнее не начал помогать ей в шалостях.
- Нет, всё было совсем не так. Поняв, что разбирательствами с ней или её отцом я ничего не добьюсь, а получал я только извинения в ответ и заверения, что такое больше не повторится, и она ни разу не повторилась в проделках по отношению ко мне, я стал действовать на Сани её же приёмами - ставил ей всевозможные ловушки.
- В одну из которых и угодил вместе с ней – напомнил мне маг, подмигнув.
Улыбка растянула мои губы, когда я вспомнил, как мы висели в моей сетке над её ямой. С торчащими из ячеек руками и ногами, раскачиваясь из стороны в сторону.
- Да, тогда мы и помирились, - ответил я, вытаскивая из памяти нашу перепалку с Сани, закончившуюся потасовкой в тесном пространстве, а потом - мировой договор.
- Если мне не изменяет моя голова, то вы были «не разлей вода»… - маг хитро посмотрел на меня. - Так что же произошло? – спросил он.
- Произошло то, что я назвал её глупым подростком, - ответил я честно. Здесь, в окружении болота, сидя на сухой кочке посреди тумана, я откровенно мог признаться своему другу, что было у меня на душе.
- Я понял, что она для меня значит, только когда она не пришла. Какая-то пустота захватила часть меня и теперь мучает, требуя, чтобы я вернул Сани в свою жизнь.
- Так чего ты хочешь? – уточнил маг, сунув в рот шарик из листьев жевательного табака. – Попрощаться или вернуть?
Я припомнил свои слова о том, что хочу сказать ей «До свидания».
- Я хочу… - и снова слова кончились, словно их отрезали как нитку острыми ножницами.
В голове всплыл наш последний вечер…
…Тёплое солнце последними лучами пробивается сквозь листву, рисуя на её светлых волосах причудливые узоры золотом. Она в белом платье, сидит, теребя в руке кисть своей серой шали. У наших ног стоит корзинка с вином, а на салфетке разложены на маленьких тарелках сыр и фрукты. Пустые бокалы лежали, соприкасаясь горлышками, объединённые в поцелуе последней каплей белого вина.
Голова Сани лежит на моём плече, поэтому я не вижу её глаз. Если бы кто-то увидел нас со стороны, то решил бы, что у парочки свидание.
- Ты помнишь нашу встречу? – загадочно спрашивает она, чуть приподняв голову с моего камзола.
И сама продолжает, потому что я молча улыбаюсь. И молчу, даже когда она снова кладёт голову мне на плечо. Конечно я помню, но молчу.
- Ты сидел на этом самом месте с той красивой эльфийкой, когда я убегала от мальчишек. Они бросили в меня горсть камней. Я пригнулась, и камни угодили прямо в тебя.
Это было для меня новостью. Я столько лет считал, что это Сани бросила в нас камешки.
- Я кричала тебе, что я не виновата, но ты меня не слушал…
Сейчас я слушал очень внимательно, но когда она спросила, то просто не понял, о чём она спрашивает: - Кто я для тебя?
- Просто глупый подросток, - отвечаю я и целую её в макушку.
Сани встает, смотрит на меня и уходит. Убегает так, словно за ней гонится толпа демонов.
Воспоминания помогают мне продолжить: - Я хочу сказать ей – До свидания, до нашего настоящего первого свидания, на котором я скажу тебе, как сильно я тебя люблю и как много ты для меня значишь.
Маг кивает головой, он вынимает кристалл и открывает переход портала. Сердце во мне начинает стучать так, словно вот-вот вырвется из груди.
- Измени свои сны. Иди к ней! – говорит маг, видя как сверкают мои глаза.
А внутри у меня такое чувство, будто я иду не в портал, а на своё Первое Свидание. Первое в жизни.

8

Костер уже почти прогорел, но ало-красные угли, все еще щедро делились своим теплом. То и дело на углях вспыхивали языки пламени поднимая в воздух несколько ярких искр которые в ту же секунду устремлялись в ночное небо. Одинокие облака то и дело прикрывали луну окрашивая ее то в алый то в оранжевый цвет. такое можно часто увидеть сразу после заката, но кому есть дело до ученых и из трактовке "обычных явлений".
Прохладный ночной ветер, доносил с озера всплески воды и шелест тростника. Какие-то насекомые, исполняли ночную серенаду не давая ночной тишине окутать берег. Иногда шумели листья деревьев, что находились в отдалении, потрескивали угли костра... Все эти звуки сливались в одну непрерывную симфонию, и когда они затихали, какая-то ночная птица заливалась пронзительной трелью, и в тот же момент, ей начинали вторить сверчки и шум листьев.
"Так спокойно." - тихо сказала девушка.
"Да." - согласился парень.
Он сидел оперевшись спиной на ствол поваленного дерева. Оно упало пару лет назад и за это время успело обрасти густым и мягким мхом. Девушка, укутавшись в теплый плед сидела лядом положив голову на его плече. Они молчали уже несколько минут, да и нужны ли были слова сейчас? Не лучше ли насладиться это прекрасной мглой, пока она не принесла ночной холод и тишину.
"Хорошо что так все сложилось." - сказала она. А для него, ее голос был подобен музыке - нежным переборами гитары или флейты. Он даже не сразу понял что услышал, он просто хотел быть с ней рядом, слышать ее голос, ощущать тепло ее тела, нежность прикосновений, видеть ее, ощущать ее запах. Ему казалось что все в ней было идеально, хотя разум и говорил другое, сердце не слушало его.
"Может быть это судьба?" - спросил он. Он говорил тихо, как будто боялся нарушить эту идеальную гармонию.
"Не знаю. Но поверь, мне пришлось пройти через многое... ради этого момента." - ответила она все так же мелодично и немного смущенно.
"Через что это?" - интересом и улыбкой спросил он.
"Ну знаешь... это не легко мне далось. Я так нервничала что не сомкнула глаз всю ночь. И весь день была сама не своя... но не думай, не в тебе дело... вернее в тебе... но во мне..." - она замолчала и залилась краской. У нее не вышло правильно выразить мысль и теперь она переживала что он может ее не верно понять. Она сильнее прижалась к нему, как будто боясь того, что произойдет в следующую секунду.
"Ты об этом..." - улыбнулся он. "У меня руки так тряслись, что я боялся что ты примешь меня за старика. Знаешь, даже обуться получилось не с первого раза... и не со второго..."
"А я из-за волнения два раза возвращалась домой, только потому что замечала что платье надето наизнанку..." - с улыбкой сообщила она. И теперь, она волновалась от того что сказала лишнее, что покажется не серьезной или рассеянной.
"Такие мелочи, да?" - обняв ее спросил он. В ответ она просто кивнула.
Слова, такие важные, такие необходимые, больше не звучали у того костра. Ночь окутала то место своим безмолвием успокоив и ночных птиц, и насекомых, и даже ветер. Пара просидела у прогоревшего костра еще около часа, а затем он вмести отправились в город. По пути они много говорили и смеялись. Но у того костра они лишь молчали наслаждаясь каждой секундой вмести. Их силуэты в тусклом свете гаснущего огня слились в один, и на долгие годы их души существовали бок о бок. Так и начался их союз, свидетелями которому были редкие облака, луна, ветер, угли костра, и неугомонная ночная птица.

9

Очень неудачный день. Из-за случайно подвернувшегося заказа, вифрэйке пришлось устраивать марафон практически через весь Иридиум. И к тому же гильдия начала охоту на нее. Наемники к счастью у гильдии были не из лучших. Еще один положительный момент... Хотя какие тут могут быть вообще положительные моменты? Представлял из себя то что целью наемников было не ликвидировать нашу героиню, а лишь преподать урок, заставить работать на ненавистную ей гильдию. Тут стоит пояснить что Везунчик прославилась на весь "темный" Иридиум своей неуловимостью для городской стражи и всегда предпочитала работать одна, без покровительства гильдии.
  Когда статуэтка, за которую так щедро платил заказчик, была почти в руках у Рифул, в комнату ввалились эти громилы. Следствием их вандализма в адрес мебели, и громогласных выкриков в адрес непосредственно вифрэйки, смысл коих заключался в примерно следующем - "стоять на месте", если опустить все недостойные глаз читателя выражения, стал переполох среди разбуженной прислуги и поднятая по тревоге охрана богача. Так и началась эта беготня...
  "Прямо, прямо, направо, потом налево, через улицу Сонной кошки..." - мелькали мысли в голове Риф. "Хех, а ребятки-то настойчивые." - отметила вифрэйка, острый слух которой улавливал крики преследователей. "Главное, чтобы эти неудачники не догадались разделиться на две группы и не попытались меня окружить... Какая там у нас параллельная улица? Ах, проклятье... Еще и стража может из-за любого угла вынырнуть... Притаиться не получится." Что хорошо получалось делать у легенды Столицы, вора-"везунчика", так это бегать. Если бы не гильдия, быть может, все вышло бы куда лучше сегодняшней ночью. Близился перекресток. Вифрэйка ненавидела именно перекрестки - на них всегда случалось больше всего неприятностей. Этот раз тоже не был исключением. Из-за правого поворота, ведущего на улицу Ремесленников, показался городской патруль. Завидев девушку, воины с алебардами остановились, вполне логично решив выяснить ситуацию. В целом, все неплохо складывалось, если смотреть с позитивной позиции. Рифул вихрем пронеслась мимо патруля, помчавшись дальше по прямой улице, надеясь скрыться от преследователей в ночи. А вот наемников гильдии и охрану огорченного богача ждут большие неприятности, в городе ведь запрещено носить оружие, за исключением непосредственно городской стражи и получивших разрешение...
  Казалось бы - обычная ночь, обычное дежурство. Единственное, что не давало заскучать, способ патрулирования, а именно - полет. Да, маг всегда старался получить максимум свободы, а что может быть свободнее полета, когда весь город словно на твоей ладони, когда встречный ветер нежно треплет волосы и ласкает кожу, луна подмигивает с небосвода. Здесь, на высоте птичьего полета тихо, лишь свист ветра аккомпанировал Повелителю Грома. А внизу спящая столица империи, покой которой хранит Сайрус, наравне со множеством других патрулей. Нет, эльф не произвел революцию, сместив горизонт патрулирования, совместив приятное с полезным, к тому же значительно расширив угол обзора. Просто Ветер Жизни свободен даже в рамках должности. Кто-то может сравнить с орлом, парящим в поисках добычи, учитывая превосходное эльфийское зрение. Крыши домов, редкие имперцы и гости Иридиума, спешащие или же просто прогуливающиеся - ничего не требовало вмешательств. 
  Но умиротворенность этой картинки разбилась вдребезги, словно росчерком осколков быстро движущихся фигурок, замеченных краем глаза, на одной из освещенных улиц. Естественно прямые обязанности совместно с любопытством взыгравшим в эльфе, подтолкнули к незамедлительным действиям. Снижение к своим коллегам, несколько слов описательно-указательного характера. Форма фантома и словно ветер в ночи, ускорившись в порыве к субъектам интереса. Какое-то время он незримо наблюдал с высоты метров двадцати, за убегающей судя по всему от двух групп, девушкой. О, с какой грациозностью она бежала, воплощение легкости и стремительности! Длинные, стройные ноги словно несли над землей.
  Ритмично виляющий, пышный, лисий хвостик выдавал в ней представительницу расы вифрэев. Эльф был восхищен таким сочетанием красоты, здоровья. Слегка обогнав, получил ракурс спереди - правильные, милые черты лица - даже с такого отдаления это было заметно, соблазнительно колышушаеся на бегу груди... Не будь маг слившимся со стихией, наверняка можно было бы заметить как залился краской, эта вифрэйка заставила лишь одним своим видом сердце биться часто-часто, будь оно у мага в форме ветра, будоража желания... И лишь молниеносная реакция спасла его фантомный затылок от столкновения с вывеской какой-то лавки. Волевым усилием заставив себя вернуться из некоторых грез в реальный мир, и оглядеться, заметил, что одна из преследующих групп исчезла с виду, это не могло не насторожить - ведь прекрасная бегунья не могла знать об этом вероятнее всего. Решение спасти пришло словно что-то само собой разумеющееся.
  Взор скользнул по окружающим переулкам, обнаружить отделившуюся погоню было не сложно - они заходили коротким путем, решив обхитрить, видимо знали эти места. "Снять опознавательные знаки. Перекресток, переулок, перехват в той точке. Притянуть, прижать к стене, лишить возможности вскрикнуть" - мысли молнией пронеслись в разуме мага. Порыв ветра, сброс формы - маг оказался уже без характерной Арбитрам униформы, которая заняла свое место в сумке. Секунды концентрации притяжения, отбиваемые барабанной дробью сердца. Протянутая рука, словно бы ею схватил, но все сделала магия, затягивая в глубокую тень. Приобнял, прижимая всем телом к стене, левая рука послужила амортизатором, чтобы арбалет девушки не лязгнул о стену. Другая зажала рот красавицы.
- Тсссс! Я друг.
  Тела так близко, даже через одежду ощутил - она такая разгоряченная погоней, почувствовал на лице дыхание девушки. Но не сбитое - диафрагма опускалась и поднималась размеренно. Грудь даже не видная в тени, плотно прижималась... Сильно засмущавшемуся эльфу можно было или позавидовать или посочувствовать, смотря с какой точки зрения смотреть. Маг конечно намеревался это сделать, но в теории все казалось просто, а на практике - мужское возбуждение, сложно скрыть в такой близости. Упругость тренированного тела, напряжение мышц возникшее от неожиданности. Маленькие отблески луны играли в ее глазах. Он даже не знал ее имени, а уже был покорен красотой земной девушки. Что это - подарок или шутка Вайлара, встреча с вифрэйкой?..
  Тем временем преследователи шумно пронеслись мимо, нагоняемые окликами патрульной стражи...
  Бег давался по-прежнему легко. Вифрэйка могла бы еще долго не меняя скорости бежать, без каких-либо затруднений отрываясь от преследователей, словно на крыльях ветра. На губах девушки появилась мимолетная улыбка. "Если повезет, сегодня будет маленький праздник. Этих олухов ждет неприятный сюрприз в виде отряда стражи." Новый переулок был таким же пустым. Размеренный стук каблучков по мощеной мостовой отдавался гулким эхом от стен. Риф на миг почувствовала, будто за ней наблюдают. Это безусловно неприятное, почти параноидальное чувство зачастую преследовало вифрэйку. Но она редко ошибалась. Чуть пригнув лисьи ушки, она старалась вслушаться в ночную тишину. И тут внезапный, резкий порыв ветра из соседнего переулка оказался настолько сильным, что буквально затянул туда девушку, укутав мраком от преследователей. Риф уже успела испугаться, как в ту же секунду почувствовала чью-то теплую руку у себя на запястье, утягивающую вглубь переулка. Уже перепугавшись не на шутку, вифрэйка хотела вскрикнуть, но ее прижали к стене, а чья-то заботливая рука ладонью накрыла рот. Сердце девушки бешено застучало. Она совершенно не ожидала, что кто-то может ее нагнать столь быстро. Девушка пыталась вырываться, защищаться, но ее ловко скрутили и... даже приобняли? На теле проступил холодный пот. Ровно вздымающаяся грудь не выдавала дрожи и страха вифрэйки. Хотя за эти пару секунд она уже успела попрощаться с жизнью. Уже обреченно, с осколками страха в изумрудных глазах, девушка попыталась приподнять голову, чтобы хотя бы узнать, кем оказалась поймана, и столкнулась взглядом со светло-карими глазами.
"- Тссс! Я друг" - тихо, шепотом, сказал незнакомец. "Друг?!" - эта мысль словно поток холодной воды, окатила ее. У нее не было никогда друзей в полном смысле этого слова, разве что только "доброжелатели", кто спал и видел у себя в коллекции дивный мех Везунчика. От удивления и страха, накрывшего вновь девушку, она вновь дернулась, попытавшись вырваться из пленительных объятий. Хвост нервно подрагивал, лисьи ушки прижались к голове. Она не могла оторвать затравленного взгляда от светло-карих очей. "Кто этот незнакомец и что ему от нее нужно?" Везунчик не верила в то, что кто-то намеренно пришел спасти ее от погони. Такое вообще с ее точки зрения было невозможно. Но в то же время он почему-то так был нежен с ней. Это совершенно не укладывалось в голове девушки.
  Послышались шаги и крики преследователей. "Ну вот и все..." - отчаянно подумала девушка, провожая взглядом мимо пробегающих. Сама того не понимая, она сильнее прижималась к незнакомцу, словно моля его о пощаде или защите. Ей было неизвестно, что точно могут сделать наемники, как только доберутся до воришки. Но однозначно - ничего хорошего. Она чувствовала его горячее дыхание на своей коже. Тепло, несомненно, мужского, тела, что начинало возбуждать паникующую девушку.
  Быть может, это какие-то животные инстинкты, а может, очарование таинственного рыцаря, что в самом деле решил спасти из беды девушку? Она не знала. Но краем сознания страстно желала, чтобы это мгновение не заканчивалось как можно дольше. Страх и риск, смешанные с желанием... Вот наемники ушли. И что же дальше собирается делать этот "друг"? Но на этот вопрос снова нет ответа. Вифрэйка, практически не мигая, продолжала смотреть на спасителя, а дыхание все учащалось. Сковывающий страх начинал отступать. Осознала это девушка тогда, когда сумела пошевелить пальцами. Руки ее осторожно коснулись бедер спасителя, обжигая своим теплом даже через одежду. "Черт... Ну почему же он так близко?" Девушка лишь чуть слышно вздохнула, ощутив, как внизу живота родилась волна сладкой истомы, от которой ослабели колени и нежная кожа покрылась мурашками. Риф осознала, что растеряна, и даже в смятении. Она ощущала, каким жаром начинал пылать таинственный рыцарь. И прекрасно его понимала. Молодые разгоряченные тела, в такой опасной близости, кругом мрак. Они не знают друг друга, и никогда прежде не видели. Но оттого желание становилось все сильнее, в условиях, полных неожиданностей.
  Секунды бежали не угоняясь за ускоренным ритмом сердцебиения, но для Риф время текло незаметно, словно бы проходило мимо нее, оставив наедине со спасителем. Кто он такой? Зачем и почему вмешался? Риф не была настолько мечтательной и романтичной натурой, чтобы просто насладиться моментом неизвестности на краю временного обрыва. Въедливое любопытство начинало портить все очарование ситуации. Когда страх, притупивший всю наглость, все же окончательно отступил, вифрэйка принялась оценивать ситуацию с более смелого ракурса. Если незнакомец до сих пор молчал, значит, шанс того, что он в самом деле посторонний, просто решивший помочь, увеличивается. Отсюда вывод, что можно его тоже шокировать. Зрачки "лисы" расширились, придав взгляду поразительную загадочность с оттенком смешинки. Если не считать красивой груди, которой вифрэйка свела с ума не одного мужчину, ее достоинством были выразительные глаза. Они умели лгать, скрывая свою настоящую суть и защищая душу владелицы, но они умели и покорять своей искренностью. Вифрэйка попыталась максимально отстраниться от незнакомца, все же, чтобы он старался думать о глазах, а не о том, что ниже.  Кончик лисьего хвоста начинал подрагивать, выдавая разбушевавшийся азарт хозяйки. Ее ладонь мягко соскользнула с бедра неизвестного мужчины, медленно начав пониматься выше. Риф не останавливалась, удерживая многозначительным взглядом разум спасителя. Вот ее ладонь уже добралась и до руки незнакомца, что так осмотрительно зажал ей рот, дабы не выдать их присутствие случайным, испуганным вскриком. Плавным и осторожным движением она заставила незнакомца освободить ее. "Так гораздо лучше".
  Дышать стало заметно легче, да и пленницей "лиса" себя более не ощущала. В ночной тиши помимо их дыхания послышались новые шаги. Запах выдавал их с головой - это были те самые громилы из дома богача. "Выходит, они разбились на две группы." Незнакомец откуда-то об этом узнал, и уберег ее от возможной беды. Лисьи манеры снова проявились в виде прижатых настороженных ушек, да нервно подрагивающего пышного хвоста. Идея пришла в голову молниеносно, как нечто само собой разумеющееся. Вдруг вифрэйка вцепилась руками в рубашку спасителя, притянув его к себе как можно ближе. В порыве натренированное тело соблазнительно изогнулось, словно под напором нахлынувшей страсти. И тут же глубоким поцелуем накрыла его губы. Вышло опьяняюще, даже слишком. Вкус его губ начинал понемногу затуманивать собственный рассудок. А это было опасно. В вифрэйке были сильны звериные инстинкты и зачастую именно они выручали девушку из многих неприятностей. Но это... С ней еще ни разу подобного не случалось. Жгучее желание начинало разрастаться настоящим ураганом, начав с низа живота. Правым бедром вифрэйка прошлась вверх по ноге незнакомца, в конечном итоге еще сильнее прижимая его к ней. Вновь поддавшись порыву, от нескрываемого удовольствия Риф слегка прикусила его губу, показывая, что так легко этот парень не выпутается. Оказалось, это далеко неоднозначный вопрос - кто из них двоих "жертва". Кто будет обращать внимание на целующуюся в подворотне пару, если их, конечно, вообще найдут. К тому же, это отличный способ отблагодарить его за спасение. Охранники ограбленного дома уже давно пробежали. Их шаги стихли, а ночь вновь стыдливо умолкла, не смея посторонними звуками отвлекать случайных встречных от наслаждения друг другом.
  Риф отстранилась так же неожиданно, как и "напала". Ее рука ласково скользнула вверх по щеке эльфа, постепенно зарываясь в мягкие волосы. Теперь уже она это знала: заостренные ушки и запах рассказывали о многом. Изумрудные глаза испытующе глядели на свою добычу, а сама вифрэйка довольно улыбалась. "Какая чудная вышла игра."
- И как же мне величать своего спасителя? - тихо, почти шепотом произнесла девушка, словами буквально разрывая в клочья все то безумие, которое только что сама натворила, так страстно поцеловав незнакомца. С одной стороны, останавливаться совершенно не хотелось, но с другой же, возможно она сочла, что место не слишком подходящее. А может, ей хотелось продолжить игру. Ведь как это захватывающе - балансировать на тонкой грани лезвия беспамятства и страсти, оставаясь при том верной себе, но не сорвавшись в неведомую пропасть.

10

ПЕРВОЕ И ПОСЛЕДНЕЕ СВИДАНИЕ

Поздняя весна 17065 года Эры раскаянья.
Отряд наёмников, с которым Окси прошла уже не меньше сотни деревень и убила ни один десяток монстров, уже пару дней стоял лагерем на окраине леса. Главарь отряда, по другому его было трудно назвать, обучал парочку новичков тому, как правильно держать оружие и наиболее эффективно его использовать. А всем остальным надо было немного отдохнуть от вечных переходов и охоты на монстров.
Окси, как всегда, лишь только начало светать, направилась в лес за новыми ветками для костра. Она обходила кругами деревья, собирая наломанные зимними ветрами ветки. Охапка дров постепенно росла и реведантка наконец направилась назад, решив, что их уже будет достаточно на этот день, а завтра если понадобится, то она наберёт ещё.

Мирт проснулся с первыми лучами солнца и пошёл к реке, чтобы умыться и окончательно проснуться. Ледяная вода освежила заспанное лицо, и он решил немного прогуляться по лесу, чтобы осмотреть окрестности и набрать ещё не опавших ягод шипун травы. Он прошел по лесу не так уж и много, когда встретился с Окси. Девушка осторожно ступала по ещё только недавно начавшей зеленеть траве, потому что из-за охапки веток практически ничего не видела перед собой.
- Может помочь? – Парнишка положил руку на плечё реведантки, и та от неожиданности выронила всю охапку, которая с шумом разлетелась, упав на землю.
- Зачем так подкрадываться? – Окси расстроено взмахнула руками и бросила пару веток, оставшихся в руке, в кучу остальных.
- Я сейчас соберу. – Мирт наклонился, чтобы собрать ветки.
- Я лучше сама. – Окси наклонилась одновременно с парнем, и они стукнулись лбами.
- Я уже говорил Вам, что Вы сногсшибательная девушка. – Мирт, лёжа на куче веток, потёр рукой ушибленный лоб.
- Ты только руки мне лобызать не начинай. – Реведантка подала Мирту руку, и тот начал было подниматься, но поскользнувшись на ветках, вновь упал на них, потянув Окси за собой. Девушка не устояла и упала прямо на него.
- Дурной пример заразителен. – Окси начала подниматься. – Ещё раз меня уронишь, и я тебя волоком в лагерь потащу. Так, на всякий случай. – Девушка звонко засмеялась, уже стоя рядом с ещё лежащим Миртом. Парень встал с земли, не без помощи реведантки, и отряхнулся.
- Хочешь прогуляться по лесу? – Парнишка с надеждой, сверкавшей в его глазах, смотрел на Окси.
- Хорг собирается остаться здесь ещё на несколько дней, поэтому рано всё равно никто рано не встанет. – Окси рассуждала вслух. - Только ты ранняя пташка, которой не спиться.
- Я и хочу поискать ягоды шипун травы, а то и спать хочется, и заснуть не могу.
- Давай поищем. – Реведантка согласилась, немного прогуляться, а то ей уже безмерно наскучило постоянно сидеть у костра, только и делая, что следя за тем, чтобы он не потух.
Мирт взял девушку за руку и потянул её вслед за собой, направившись в противоположную от лагеря сторону.

Мирт без умолку говорил то про новичков, то про свои спутанные сны, то про лес, который их сейчас окружал. Он остановился только у каменистого берега реки, которая неожиданно преградила им путь. Они оба подняли глаза на спутанную сеть облаков, раскрашенных рассветными лучами в розово-сиреневых тонах.
Парень заворожёно смотрел вместе с реведанткой за игрой красок, и сейчас решился на то, о чем так долго мечтал. Окси, поняв порыв парня, потянулась к нему навстречу, так как и она не раз ловила себя на подобных мыслях.
Они обняли друг друга, теперь объясняясь между собой только на языке губ. Слова теперь были лишними, а чувства переполнявшие их сейчас ураганом сметали мысли, оставляя только наслаждение единством.

Реведантка крепче прижалась к Мирту. Сейчас она чувствовала себя живой, совсем настоящей. Ни воспоминаний прошлого, не проблем будущего. Всё стёрлось перед мигом настоящего.

Мягкие губы реведантки были совсем холодные, но это нисколько не пугало и не смущало его. Это не породило ни одной мрачной мысли в его голове. Сейчас и только сейчас Мирт был счастливее, чем когда бы то ни было.

Через полчаса они уже возвращались назад, совсем позабыв про шипун траву, ягод которой так и не набрали. Парочка остановились под раскидистой кроной старого дерева, повидавшего не одно столетие. Мирт не удержался и снова припал к губам реведантки, сердце которой не билось, но душа ликовала, а мир кружился вокруг, смазываясь разноцветными полосами, среди которых она чётко видела только счастливое лицо Мирта, когда заглядывала в его карие глаза.

- Нам не стоит возвращаться вместе. – Окси осторожно подтолкнула парня в сторону лагеря. Это утро уже кончается, и будет трудно объяснить остальным, что именно происходит между ней и Миртом.
Парнишка сделал пару шагов спиной вперёд и улыбнулся Окси, а потом развернулся и быстрым шагом пошёл в лагерь. Если бы он задержался хотя бы на миг, то уже не смог бы покинуть её.

Мирту хотелось бежать и кричать от счастья, которое переполняло его сердце и которым хотелось поделиться с другими, но только не стоило, потому что последствия могли быть непредсказуемыми.
- Надеюсь, наигрался? – Неожиданный вопрос, сказанный совсем рядом, напугал Мирта.
- Это не твоё дело. – Ответил он, увидев Хорга, который стоял в паре шагов от него.
- Ошибаешься. - Хорг рывком повалил Мирта на землю и прижал его своей ногой. - Или ты будешь относиться к ней как к нежити…
- Или ты убьёшь меня?! – Мирт хотел приподняться, но нога Хорга и его секира, упёртая в горло, не позволили этого сделать.
- Тебя? – Хорг откровенно засмеялся. – Я убью её! Точнее добью, а ты мне нужен живой.
Мирт начал думать о том, как бы извернуться и уговорить Хорга, чтобы тот передумал. Мысль о побеге вместе с Окси тоже мелькнула среди прочих, и Хорг, будто прочитав её, сказал:
- И не стоит тебе даже думать о побеге. Я, да и другие тоже, будем следить за тобой, чтобы ты глупостей не наделал. – Хорг поднял взгляд на одно из деревьев. Мирт проследил за ним и увидел Эла, который стоял на ветке дерева, в нескольких метрах над землёй. Эльф только лишь неодобрительно покачал головой и исчез среди зелёных листьев дерева.
Хорг рывком поднял парнишку, и, поставив на ноги, парой лёгких ударов рукой стряхнул сор с его спины.
- Учти. Теперь ты отвечаешь за её жизнь, или не жизнь. Тут уж, как тебе больше нравится. - Хорг повернулся спиной к Мирту и спокойно пошёл в направлении лагеря, ведь он точно знал, что не оставляет парнишке выбора.

Когда Мирт оставил Окси одну, то почти что над её головой зашелестела листва, но она не придала этому значения, а прижалась к стволу дерева спиной и закрыла глаза, прокручивая события сегодняшнего утра вновь и вновь. Так она простояла не меньше часа, и, открыв глаза, тоже пошла в направлении лагеря, собрав по пути разбросанную охапку веток.

11

Прим.автора

Для удобства и чтобы никого не пугать объемом, работа разбита на части и рассована под спойлеры. Приятного чтения ^,,,,,^

Приглашенный Смерть

Летнее утро. Эльфийка нежилась в постели, не спеша вставать и приниматься за повседневные дела. Рядом фривольно развалившись, дрых Дэмире, грамкин Гробовщика. Энмико сладко потянулась, думая над тем, что нужно успеть за сегодня, и вдруг в ее беловолосой, немножко рогатой голове родилась, как ей показалась, чудная идея.
- Котик, как считаешь… - обратилась девушка к Дэму. Тот с выражением «ну, что еще?» лениво открыл один глаз и посмотрел на полудемонессу – Да, и тебе утро доброе, но я вот что хочу спросить…
Далее Энмико изложила свою мысль, а кот, слушая, постепенно разлепил второй глаз, и вскоре грамкин сменил выражение с «что тебе» на «ничего не знаю», затем на «продолжай, я заинтересовался», и следом «девка, ты с ума сошла, ничего не выйдет».
- Посмотрим – усмехнулась эльфийка. Задумка зарядила ее энтузиазмом. Грамкин посмотрел на нее так: «делай что хочешь, а я буду спать. Учти, предупредил».
- А вот спорим! – протянула ладошку девушка. Кот подумал и тоже дал лапу.

- Опера? – улыбка отчего-то сползла с лица Вестника, но лишь на пару секунд – Это то место, где собираются все отбр.. Сливки общества?
- Нет, это то место, где красиво поют и можно послушать прекрасную музыку. – помахала двумя билетами перед его носом Мико, сияя. – К тому же, в тавернах собираются далеко не ангелочки, а местные барды, такие барды что… Но это же не мешает тебе туда приходить?
Скальпель в руке Гробовщика сделал точный разрез на трупе.
- … Сыграй мне на флейте – ухмыльнулся Гроба – и я послушаю прекрасную музыку.
Комплимент был почти явен, как и отказ, но Энма не сдавалась.
- Ну пожалуйста… Пошли… Ты же знаешь, что без тебя не пойду… - Энма бросила быстрый взгляд на грамкина, который следил за этой сценкой с крайне ехидным видом - Я же…
Гробовщик молчал, орудуя скальпелем. Могло показаться, что ему абсолютно все равно не только на две бумажки, но и на девушку тоже.
- Значит так. – вспыхнула раздосадованная Энмико – Я приглашаю тебя на свидание! – щеки девушки залились краской, инструмент в руке Гробы слегка закосил, Дэмире сделал лапой жест «рукалицо»… Или «лапоморда»?
Все в лавке замерло, только паучок с деловым видом спускался по паутинке с потолка вниз.
- Эээ… Что? – первым отмер Гроба, растягивая губы в улыбке а-ля «прости-прости, мне послышалось?»
- Я приглашаю тебя на свидание. В оперу. Завтра. Вечером. – твердо и четко проговорила девушка каждое слово.
Мужчина уткнулся в работу. Эльфийка, наблюдая это, ощутила крайнюю досаду, а кот разве что на весь дом не ржал.
- Это значит, нет? – спросила Мико, пытаясь подавить першение в горле.
Молчание.
- Мне просто хотелось провести с тобой время… - прошептала она - Ты любишь музыку, я решила… Что тебе понравится - вздохнув, Энма положила билеты на стул возле Рихарта.
- Если передумаешь, скажешь – севшим голосом произнесла воительница, уже наверняка зная, что никуда они не пойдут. Грамкин ликовал – в этом споре он победил. Эн вышла из комнаты, нарочно оставив два пропускных билетика. Без Гробы они ей все равно совершенно не нужны, а тот…
Тот продолжал выполнять заказ. Сначала, все было как обычно, но через пять минут Вестник понял, что ненароком поглядывает на стул. Сконцентрироваться на работе не получалось, и Ри ощутил легкое раздражение – он не любил, когда процессу что либо мешало, а особенно... Особенно всего лишь какие-то злополучные бумажки!
-  Прости, голубчик, придется подожда-ать – протянул Гробовщик, откладывая инструмент в сторону. Встав, подошел к тазику с водой, помыл руки, затем вернулся к тому самому стулу и нагнулся к нему, задумчиво уперевшись пальцем в подбородок.
- Свидание, значит… - пробормотал мужчина, ногтями осторожно взял билетики, будто те были некой несусветной дрянью – Опера… - будто попробовав слово на вкус, Рихарт повертел их, рассматривая на просвет.
Вестник задумался. «Высшее общество»  ему определенно не очень нравилось. От них много проблем, среди них много идиотов, получивших власть и богатство лишь по наследству. Лицемерие, большая привязанность к материальным благам, скудное духовное развитие. Хотя как сказать? И там люди разные, как и везде. Да и потом, перед лицом Смерти все равны - и король, и нищий. И тот и другой – потенциальный клиент, которого нужно помыть, подготовить, переодеть и вообще, оказать ритуальные услуги как подобает.
Встретится с ними?.. Возможно, это не так уж и плохо. Может, Энмико и права – в тавернах и впрямь сидят не ангелочки, да и байки их пьяные, при всей забавности, успели поднадоесть - за столько лет то. А менестрели, насилующие несчастные инструменты и рвущие глотки? О, право, его грамкин по весне горланил мелодичнее… Итак, хорошая музыка, хорошие сплетни. Что еще?
Энма…При воспоминании о девушке уголки губ сами собой поползли вверх. Выражение ее лица, в тот момент, когда она пригласила Вестника на свидание…Рихарт прокрутил в голове этот момент еще раз и еще.
- Ну… А почему бы и нет? А? – спросил  Гробовщик у трупа. В ответ ему была тишина.
- Молчание – знак согласия, хе-хе…

Собирающийся Смерть

Эльфийка сидела на траве в саду с книжкой в руках. Чтение не клеилось – Энмико поймала себя на мысли о том, что перечитывает одну и ту же строку несколько раз. Смысл ускользал, потому что беловолосая совершенно не вникала в суть написанного, думая отнюдь не о значении текста.
- Мя-яу… Хрипло донеслось сбоку. Дэмире, шевельнув крыльями, уселся на лысый задик и вперился громадными глазищами в лицо девушки.
- А… Дэм…- отложила Эн книгу в сторону и рассеяно погладила грамкина по голове – Ты был прав, это… Дурацкая идея. Более чем, да. Чувствую себя ужасно глупо.
Волшебный кот видимо, ждал чего-то большего, потому что вцепился в рукав всеми доступными ему зубами. В первое время эльфийка реагировала на такую выходку вполне ожидаемым образом – попытками отцепить от себя зверька, делая себе же только хуже, потому что к зубам добавлялись когти всех четырех лапок. Но теперь, привыкнув, знала что делать – рано или поздно Дэмире надоест держать челюсти сомкнутыми, и он разожмет их сам. 
- Поздравляю с победой в споре. – буркнула Эн – С меня что нибудь вкусненькое… Но и вредина же ты! Знаешь ведь, что я только хотела как лучше - и злорадствуешь.
Кот перестал грызть рукав и внезапно замурлыкал. В этом странном урчании слышалось «знаю-мр-р…» От мрачного взгляда полудемонессы могло стать не по себе, но грамкин, похоже, без всякой шерсти был просто непробиваем – довольное выражение морды проступало все отчетливей.
На этом моменте их и застал Гробовщик.

Мужчина помахал билетами перед носом девушки, как недавно она сама – перед ним.
- Ну что-о, еще не передумала?.. протянул Гроба, демонстрируя арсенал безупречных зубов. И эльфийка, и грамкин смотрели на посланника Жнеца с крайним изумлением.
- Да… Тоесть, нет! – первой опомнилась Энма -  Конечно, я не передумала и все еще хочу пойти!.. Эм…. С тобой, разумеется… – Девушка почувствовала, что кончики острых ушек вместе с щеками становятся пунцовыми от смущения. Гробовщик, заметив, как нежная кожа наливается краской, хмыкнул и заправил выбившуюся прядь волос Энмико за покрасневшее ухо. Единственный, кто мог заставить смешаться полудемонессу без комплексов, так это Рихарт собственной персоной, чем тот либо любил, либо пользовался случайно, частенько понуждая личико Энмико пылать от стыда.
- Значит, идем…- Мягко проговорил Вестник, чувствуя живое тепло на кончиках пальцев. Смысл сказанного несколько секунд доходил до Мико, а когда, наконец, до воительницы дошло… Та вскочила с земли с громким воплем восторга.
- Во! Видал?! – скрутила она фигу ошалевшему коту, а затем, смеясь, подхватила Дэмире и закружила грамкина, подняв над головой. Для Дэма это было уже слишком, и глазки его собрались в кучку – Слышишь, животное ты бессовестное? Мы идем на свидание!
- Даа, даа… - хихикая, пробормотал Гробовщик, заражаясь искренней радостью эльфийки. – но, знаешь, с одним маленьким условием…

Пожалел Вестник уже потом.
На следующий день, закончив работу с клиентом специально пораньше, Гроба с чувством выполненного долга, пребывая в достаточно хорошем настроении от вида счастливой Энмико, зашел в кухоньку. До представления оставалось довольно много времени, сама девушка возилась в спальне, заперев дверь. Так что он решил скоротать эти часы, попивая чаек и хрустя вкусным имбирным печеньем собственного производства.
Достав с полки урночку для праха, в какой хранились печенюшки, Гроба поставил ее на стол, а затем взялся за заваривание травяного чая, что было своего рода маленьким ритуалом. Мурлыкая себе под нос песенку, весёленькую, как братская могила во время чумы, мужчина быстро закончил все приготовления к чаепитию и уселся на стул, с удовольствием грызя рассыпчатую сладость в форме косточки.
Одна, вторая, десятая успешно  съедены… Немного подумав, Рихарт плеснул в чашку еще ароматного горячего напитка с чайничка, как вдруг…
- О! Чай! – весело провозгласила эльфийка, впорхнув на кухню. – Я тоже хочу-у….
- Ты кто такая?! – поперхнулся Гробовщик, затем взвизгнул, опрокинул чай, откидываясь на стуле назад, взбрыкнул ногами и вообще, выразил крайнюю степень испуга и удивления. Такая бывает у чувствительных дам при виде чего-то вроде мыши или таракана. Энмико замерла, хлопая глазами, и к своему ужасу, краснея как вареный рак.
- Что… Что такое? – залепетала девушка, машинально ощупывая себя одной рукой за лицо, второй за грудь и затем, холеную пятую… Конечно, ей было не понять, что случилось – на ней было шелковое эльфийское платье приятного жемчужного оттенка, фасона «рыбка», с чашечками-лепестками и открытой спинкой, в облипку. На руках перчатки из той же ткани. Правда, никогда прежде Рихарт не видел ее в платье, но Эн решила, что по такому поводу стоит его одеть. Да и в театр в любимых штанах и рубашке не явишься. Обоюдный ступор длился некоторое время – если бы не вошедший в комнату грамкин, которому приспичило пожрать, оба бы так, наверное, и зависали в несуразных  позах. Кот входил с видом принца династии Лионхарт, помахивая хвостом, а увидав такую картину сам малость обалдел и вопросительно мяукнул.
В тот же момент Гробовщик разразился хохотом. Хотя, как сказать, хохотом? Медленно сползая со стула, попискивая и хрипя от смеха, вестник чуть ли не ползком стал приближаться к эльфийке. У той в свою очередь начал дергаться глаз. Естественно, она поняла, что это была шутка, результату которой сий юморист несказанно радовался. Но неприятное ощущение того, что на тебя вывернули ведро чего-то холодного и липкого, данный факт не умолял. Энмико расстроилась.
- Кто такая, значит?.. – укоризненно-возмущенным тоном произнесла она, а Дэм не понимал, почему хозяин ржет и почему эти бессовестные личности не положат ему в миску заслуженной еды? Кот тоже обиделся.
- Да я… Я… - кипятилась девушка, глядя на смеющегося и подметающего своим сюртуком пол Гробу. Эн не выдержала, цепко ухватила его за шиворот обеими руками и легонько тряхнула – Отвечай, бессовестный! Короткая же у тебя память!
- Эээээнма… – протянул Гробовщик, и, не переставая хихикать, загреб Энмико в крепкие объятия.
- Ааа, узнал, да? – Злорадно пропыхтела Энми, не слишком усердно отпихивая от себя Гробу, так, больше для профилактики. Ответом было нечленораздельное  веселое мычание и еще больший «обнимательный» натиск. Ясное дело, что под таким напором эльфийка растаяла и сдалась.
- Уф… Да что не так?.. прижавшись, робко поинтересовалась Энма, - Не понимаю…
- Все так. Все очень хорошо. – легонько чмокнув девушку в кончик носа, заверил Рихарт – Ты собралась? Тогда идем.
- Да, я готова… - успокоилась Эн, чувствуя возвращение хорошего настроения, но тут же осеклась. Погоди… Ты что, так и собираешься идти?
- Ну… Да.-  Спокойно подтвердил Гроба.
- Ты кто такой?! – вскрикнула Энмико, вскакивая, отшатываясь назад, и вообще, выразила крайнюю степень испуга и удивления… Что-то это напоминало. Грамкин, требуя еды, зашипел.

Вот тут Гробовщик и пожалел.
Он замер, вид его внезапно стал несколько жалобным, даже улыбка сползла с его лица на несколько секунд. Но, лишь на несколько секунд, а затем губы снова растянулись в привычное положение.
- Что же ты тогда предлагаешь?.. – спросил он, вставая с пола и держа на вытянутой руке повиснувшего на рукаве грамкина, вконец озверевшего от кратковременного голода.
- Предлагаю одеть что-то выходное, парадное, конечно же…- произнесла девушка, вдруг поражаемая неприятной догадкой.
Она, конечно, была в курсе непритязательности Рихарта в одежде, да и не пыталась навязывать ему что-то, считая, что тот вправе ходить так, как ему удобно, и в вещи его не лезла. В данном случае это были белая рубашка, черные сюртук, плащ, сапоги, шляпа. При чем, все довольно не новое. Энмико и не думала, что такой наряд может повторяться изо дня в день не только из-за любви к нему, но и из-за банального отсутствия чего-то другого!..
Эльфийка как во сне, присела на стул, наблюдая за тем, как Ри накладывает в мисочку корма.
- Ри... - загробным голосом произнесла девушка, - У тебя же есть что-то парадное?.. - До спектакля оставалось пару часов, немыслимо, чтобы портной успел что-то сшить. Да черт с ним, с парадным шмотьем! Энмико была в ужасе оттого, что мужчине либо настолько наплевать, либо он просто по какой либо другой причине не имеет в своем гардеробе ничего, кроме этих стареньких  одежек…
Гробовщик молчал. Наконец, поставив миску на пол, удовлетворяя таким образом, Дэмире, посланник смерти повернулся к эльфийке с задумчивым видом.
- Есть… Камзол, в шкафу… - отрешенно произнес тот, и Энмико вздохнула, думая о том, что с этого дня возьмет в свои руки полный контроль над гардеробом мужчины, основательно его дополнив и лично следя за внешним видом содержимого.
- Очень хорошо… - кивнула Эн, подходя к нему шелестя юбкой и ласково взяв за руку, - в таком случае, сударь…

Культурный Смерть

С подножки кареты легко спрыгнул молодой мужчина, похожий на аристократа, или человека благородного. Его не портил даже иногда проглядывающий сквозь челку шрам на лице. Пепельные волосы подобраны в хвост и подвязаны лентой, одет же в черный камзол строгого, красивого покроя. Мужчина подал руку своей спутнице – маленькая ладонь, облаченная в тугую белую перчатку, легла в его, украшенную «когтями» длинных черных ногтей. Миловидная белокурая эльфийка вышла следом, кутаясь в шелковую накидку. Выглядела пара контрастно: он несколько мрачный, элегантный и эффектный, она светлое, воздушное очарование. 
Уже на подходе к театру и толпе, ожидающей, когда можно будет войти в здание, Энмико
потеребила Гробу за мизинец.
- Ммм? – вопросительно протянул он, глядя на нее. Мужчина преобразился – выглядел гораздо ухоженней, и теперь ни капли не смахивал на городского сумасшедшего, каким его привыкли видеть.
Ему в ладонь лег маленький стеклянный флакон.
- Что это? Яд? – с иронией, посмеиваясь, спросил тот, - Предлагаешь отравиться, если мне станет невыносимо, чтоб не мучится? 
- Да нет же!.. – махнула рукой эльфийка - Одолжи мне свое ушко, я объясню – прищурилась Эн. Подождав, пока к ней наклонятся, она шепотом изложила свой маленький коварный план. Ри выслушал, и, удивленно приподняв бровь, стал всматриваться в лицо Энми, пытаясь понять, серьезно ли та намерена пойти на такую выходку.
- А ты думал, это будет просто скучный, чинный культурный поход? – захихикала та, и в ее глазах запрыгали чертята.
- Там видно будет…- пробормотал Гроба, не ожидавшей подобной идеи с ее стороны.

Дальше все, как и заведено в театре…Проверка входных билетиков, вход в зал, поиск своих мест, ожидание начала, поднятие занавеса… Энмико была возбуждена от предвкушения, Гроба же вел себя с невозмутимостью памятника. Отношение к собравшимся здесь придало его улыбке шарма жизнерадостности маньяка-садиста..
Когда же началось представление, все зааплодировали, в том числе и Энми, Вестник же так, слегка постучал кончиками пальцев по ладони. Для вида.  Гроба приготовился скучать. Потом все смолкло, и полились первые звуки музыки - увертюра…
К приятному удивлению среброволосого, заиграли на органе. Идя в театр, не слишком заботился о том, что покажут, а тут, выясняется, что вероятно, будет трагедия в мрачном стиле. Появилась лёгкая заинтересованность в происходящем. Он покосился на Эн, сидящую рядом, и увидел, как она лукаво улыбается и тоже смотрит на него боковым зрением, не поворачивая головы. Поймав его взгляд, та слегка коснулась его локтя – да, она знала, что на сцене будет это, ведь, ей хотелось, чтобы Рихарт не сидел, как истукан, а потому  учла его вкусы. Выразив это, девушка снова переключила свое внимание на действо, разворачивающееся на сцене. Ри последовал ее примеру.
На сцене действительно разворачивалась трагедия. Сначала, впрочем, все было мило и невинно: влюбленная пара под луной поклялась друг другу в вечной любви и обручилась, как то ни странно, на заброшенном кладбище. Ну вот не смогла парочка найти места романтичнее и пейзажа получше, видимо. Девушка пела лирическим сопрано, парень – контртенором.  Далее повествовалось, как над головами обрученных трижды прокричал ворон, таким образом, Боги как бы дали им знак, предупреждая о беде. Оба успешно проигнорировали примету, слишком увлеченные друг другом.
Потом  девушка возвращалась домой одна, счастливая и окрыленная, но, к несчастью, на дороге ее встретил некий мужчина, который уже давно положил на нее глаз и не мог простить, что та выбрала другого. После запальчивого разговора, сопровождаемого партией скрипки, игравшей очень тревожно, мужчина нападает на девушку и закалывает ее, попав ножом в сердце.
Под утро труп находит жених. Парень рыдает над умершей и обещает отомстить убийце. Юноша даже не подозревает, что душа невесты осталась бродить по земле в виде призрака, желающей навсегда остаться с ним - душу удерживает клятва и жажда мести.
Энмико откровенно распереживалась – это было видно по тому, как она замерла и еле дыша, вытянулась, напряженно следя за происходящим. Пальчики теребили накидку. Музыка всегда была тем, что затрагивало ее за самое сокровенное…Внезапно жесткая воительница и железная леди превратилась в мягкосердечную романтичную особу, наивную и ранимую как дитя.
Сказать, что же испытывал Вестник, было сложно. Музыка и пение производили хорошее впечатление, но сюжет казался милой глупостью. Уперевшись щекой в ладонь, а локтем в подлокотник, Гробовщик с легкой улыбкой неотрывно наблюдал…
Далее душа умершей сделала все, чтобы изобличить убийцу, его казнят, но дух по-прежнему не может успокоиться. Несостоявшийся жених глубоко скорбит и мучается, даже не подозревая о том, что любимая бродит рядом, не имея возможности отправится на покой.
Конец первого акта, антракт, занавес. 
Гробовщик отмер, встал с кресла и посмотрел на Энми. Что же он увидел? Щеки и ушки эльфийки покраснели, глаза влажно блестели, будто та вот-вот заплачет, губы дрожали. Одна бровь мужчины поползла вверх.
- Тебя это так тронуло? – привлекая к себе, с широкой ухмылкой спросил он. Девушка вздрогнула.
- А?.. Да… - Потупившись пролепетала Энмико – Тоесть…Нет. - Она фыркнула, мотнув челкой, и образ расчувствовавшегося ребенка ушел  –  Вот еще… Такие сопли. Пфф…
Гробовщик тихо рассмеялся, воительница же на это насупилась и направилась к выходу.
- Пойдем отсюда, тут душно и ноги затекли…
- Угу, ноги, да… Хе-хе-хе…

Оказавшись в фойе, Энма завела Рихарта в более-менее неприметный уголок, а затем резко обернулась.
- После такого угнетающего зрелища следует встряхнуться, ты так не думаешь?
- Угнетающего? По-моему это было забавно… - Вестник прищурился и, уперев согнутый указательный палец в подбородок, посмотрел ей в глаза, вкрадчиво продолжив мысль. - Хочешь внести частичку хаоса в это чинно-приторное безобразие?
- Сию унылому месту это не помешает… Составишь мне компанию? – Эн легонько коснулась кончика носа Рихарта – Или ты предпочитаешь руководствоваться принципом «дамы вперед»?
- Предпочитаю… - Говоря это, Гробовщик растянул губы в усмешке до ушей.
- Вот зануда… - Шутливо-разочарованно протянула девушка, затем быстро показала язык и отвернулась, осушая флакончик… Через минуту эльфийка уже была полностью невидима, зелье, а это было именно оно, действовало идеально, ну а Гроба…Стал выжидать, предвкушая веселье, и глядя теперь по сторонам гораздо внимательнее, чтобы не пустить выходку Эн из поля зрения.
Минута, другая, а все было по-прежнему, не считая того, что белокурая эльфийка будто испарилась вовсе. Ри вздохнул и решил побродить по фойе, пытаясь отыскать невидимку и ее жертву, хотя, был почти уверен, что та не начнет баловство, не убедившись что он смотрит. А пока… Что же он видел? Конечно же, сборище «высшего общества», разномастных влиятельных и богатых особ. Шелк, парча, жемчуга и золото в том или ином количестве почти на всех… Гробовщик подумал, сколько же гробов можно было бы обить, скажем, тем количеством ткани, какое ушло на платье во-он той толстушки. За годы стажа Вестник насмотрелся всяких, но эта мадам просто била рекорды среди полных женщин. Впрочем, по количеству украшений тоже… «Даа, стандартный гроб ей не подошел бы, тут уж нужен индивидуальный подход и яма куда шире…»
Гроба задумчиво стал разглядывать дородную мадмуазель, привычно прикидывая размеры «ящика». На его среброволосую голову, та это заметила и кокетливо подмигнула, сотрясаясь при этом всеми своими телесами и огромной пышной юбкой. Рихарт мило улыбнулся ей в ответ – так улыбаются счастливые хирурги-маньяки. В этот момент он пришел к выводу, что такого клиента ему все же не хотелось бы. На стол не поместится… А если бы и поместилась, то точно б сломала, а его потом чинить… А потом таскать эту тушу на себе, обмывать, одевать...
Такие мысли разогнал знакомый смешок под боком. Ри понял, что сейчас что-то будет.
И действительно. Та женщина, колыхаясь всей массой, грузно направилась к нему, видимо решив, что пристальный взгляд Вестника обусловлен чем-то вроде «любовью с первого взгляда». Правый уголок губ Гробы стремился растянуться вверх к уху еще больше, а левый старательно начал кривиться вниз.
- Дьебрий ветчер – прокортавила дама, и ее грудь закачалась во все стороны. Учитывая то, что дама попыталась запихать себя в корсет да еще и теперь как-то странно шамкала густо накрашенными губами, выглядело это неимоверно сексуально с точностью до наоборот.
- Добрый вечер – поприветствовал Гробовщик на гномьем, в надежде, что та не знает этот язык.
- О, какой обьрязеванний мелотой селовек… - восторженно ответила дама на языке  маленького горного народца,  – Ви навеняка отсень юбите тьятл? Ето так… - Дальше на Гробу вылилась вылилась целая корявая, липкая и мягкая, как жир, речь. Вестник молчал, сохраняя на лице гримасу напуганной вежливости.
- Я опясана педнакомит вас со своимь бьятом…- вещала женщина, схватив его под руку – Он неимовелний тсенитель иськусьтва. Ви найтете с ним обсий ясик! – Гроба почти «увяз» в теле дамы, и теперь его лыба была, как у великомученика. Самым неприятным было наверное то, что он четко слышал под не утопленным боком старательно сдерживаемый смех невидимой Энмико…
Наконец его почти доволокли до «неимерного ценителя искусства». Брат женщины оказался не менее колоритным, чем и его сестра, являясь ее копией в мужском варианте. Близнецы, чтоли?..
- Этьуартик! Пасмотьи, каво я пьивиа!
Эдуард тяжело обернулся.
- Жянна! – засюсюкал он – Это тьвой дрюг?
- Та, та! Он осяеваселен!.. И такь.. Обьясован!
- О-о-о, мне так пиятно! – Эдуард довольно резво для своих размеров подскочил к Гробовщику и принялся трясти его за свободную руку, но получилось, что тряс почти всего Вестника целиком. – Моя Жянна тяк янима и несна, я пьеснателен вям за… - Далее толстун принялся нахваливать свою, как он выразился, «маленькую сестренку», которая «ужасно болезненна, но широта ее души изумительная». Потом Гробу таки отпустили и, близнецы принялись жаловаться на многочисленные болячки их обоих, попутно осыпая комплиментами друг друга, Рихарта, всех «добрых людей вокруг и чудесный, милый театр». Толстяки разошлись до такой степени, что уже забыли о «прекрасном друге», обнялись и прослезились.
Гробовщик уже хотел было, слинять куда подальше от этого светопреставления, но вдруг почуял запах паленого. Кругом вроде ничего не горело, но…
- Пампусиська, твой осяявасельный попик! – Вдруг взвизгнул Эдуард, - он гаит!!!
Дама отлипла от брата и с непониманием посмотрела на него
- Ну и суски у тьебя, блат! – возмущенно проговорила она, видимо обиженная на то что Эд посягнул на наверное, святую традицию взаимолобзания и жалоб. Тут она наконец и сама почуяла запашок. – Мамаськи! Я гаююююю…. – она завопила и удивительно быстро замахала руками, начав кружится. Близнец «плясал» кругом, вереща тоньше, чем сестра.
Рихарт поспешно сделал несколько шагов назад, стремясь поскорее убраться куда подальше от этих двоих.
Отбежав на безопасное расстояние, он наблюдал за тем, как Жанну тушили – консьержи с ведрами пытались прицельно плеснуть водой на пылающий зад, но та вертелась как юла и визжала, посылая проклятия на головы несчастных работников театра попутно одаривая Эдуарда меткими оплеухами. И куда делась ее любвеобильность, «изумительность души»?..
В конце концов, один из посетителей, будучи видимо, магом воды, попросту не выдержал и вылил на Жанну целый поток. Та резко заткнулась, постояла, хлопая ресницами с потекшей тушью, а затем всем весом шлепнулась в лужу и закатила истерику, молотя конечностями по паркету…
- Ви бутете иметь пьяблемы!!! – орала, рыдая, мадама.
Тут раздался звонкий девичий смех, хорошо известный Гробовщику. Следом за этим смехом начали хихикать и другие, и вскоре волна хохота накрыла фойе. Опозоренную мадам с трудом вывели,  ее брат волочился следом, как побитая собака.
- Ах, негоже так смеяться над несчастной женщиной! – вперед выскочил молодой человек, одетый по последнему писку моды Мидленда.
-  Маркиз Александр…- томно выдохнула какая-то девушка, и среди женской половины присутствующих пробежал шепоток.  Маркиз пользовался огромной популярностью у дам, этот страстный любитель романов, распутный дурень с славой благородного рыцаря был сладким сном всех глупеньких молоденьких девочек Иридиума. Сейчас Маркиз ораторствовал, рассыпаясь в громких пафосных фразах и призывая всех к порядку и благочестию, народ даже прислушался, и могло показаться, пристыдился. Александр пообещал найти хулигана и наказать его лично, но тут… Тут он замер и заерзал. Публика с непониманием взирала на его дерганья…А Гроба заинтересовался – что ж это вдруг франтик так поник?..
- Мышь! У меня за шиворотом мышь! – Маркиз по-бабьи взвизгнул, попытался картинно упасть в обморок, но у него ничего не получилось. Пища, парень упал на карачки и пополз, вытаращив глаза от ужаса. Юные барышни испуганно смотрели на перемену поведения своего кумира…
- Пошли… - Маленькая ладонь скользнула по поясу Рихарта, затем потянула его за рукав, увлекая отсюда, от этой сумасшедшей толпы… Действие зелья, вероятно, истекло, постольку поскольку белокурую эльфийку с крайне довольным выражением мордочки теперь было снова прекрасно видно. Девушка завела мужчину в укромный уголок фойе, благо остальные посетители сейчас околачивалась «в центре событий», и теперь Энмико и Рихарт были наедине.
- Ну, что скажешь? – хитро поинтересовалась Эн.
- Милая девушка еще не вышла из возраста озорного мальчишки? – Прищурившись, ответил вопросом на вопрос с  вкрадчивой, и чуть мурлыкающей интонацией пепельноволосый.
- Пф… Ну и ладно… Вредина – Мико насупилась, на ее лице было буквально написано, что ожидала она другого. Эльфийка развернулась, намереваясь уйти.
- Да, кстати… Почему именно этих? – поинтересовался Ри.
- Почему?.. – Энма остановилась. –  Ты же знаешь, что я пишу портреты. Маркиз и баронесса – мои бывшие заказчики. Не знала, что встречу их тут, сегодня… На самом деле, я действительно ничего не планировала, но... Не могла упустить возможность для маленькой мести. Александр во время сеанса бессовестно приставал, а эта Жанна… Она меня так замучила, видите ли, я полнила ее на картине! – эльфийка фыркнула. – К тому же, она... Клеилась к тебе.
- Маааленькая месть? – переспросил Гроба, «зависнув», будто внутри переспрашивая себя на предмет оного, - Клеилась ко мне? – тут он искренне громко расхохотался, выплескивая все накопившиеся за это время эмоции.
- О... Ну наконец.- Выдохнула Энмико, нахмурившись глядя на Вестника, но не утерпела и рассмеялась сама. Ри подгреб Эн к себе, крепко зажав в обьятиях.
- Это...Антракт заканчивается – хихикая с ним на пару, напомнила девушка.

Романтичный Смерть

Они успели обратно на свои места как раз к поднятию занавеса. Плюхнувшись в кресла, оба снова погрузились в происходящее на сцене…
Прекрасная музыка и пение артистов просто не могли не тронуть за живое. Энмико снова разнюнилась. Сюжет становился все трагичней и трагичней. Закончилось все тем, что парень нашел новую любовь, а за несчастной душой пришел Жнец, утешивший ее и проводивший в Земли Мертвых. Всему венцом была печальная мораль, после какой актеры вышли на поклон.
По щеке Энмы сползла слеза… Девушка сама не ожидала, что настолько размякнет, обычно всевозможные грустные любовные истории вызывали у нее немного детскую реакцию «фу, какая гадость», а тут… Прониклась. Внезапно… И аплодировала стоя.
Гробовщик же досматривал постановку расслабившись, не без удовольствия, в той же позе «подпирания-опирания», на руку, на овации же поднялся вместе с другими. И в ладоши хлопал в этот раз полноценно, а не делая вид, что якобы выражает этот общепринятый жест одобрения. Взглянув на в конец растроганную Энми, заулыбался особенно мягко…

Выходя с театра, эльфийка поначалу пребывала в некой прострации, будучи под впечатлением, но через несколько минут уже восторженно щебетала о мастерстве исполнения оркестра и превосходном пении выступающих.
- Ну, разве это не чудесно? Та партия скрипки и флейты просто виртуозна… А тот момент с… - искренне восхищалась девушка, но бросив взгляд на молчаливого Рихарта, осеклась. – Тебе... Понравилось?
Кивок. Что ж, ей не привыкать к тому, что Гробовщик обычно держит переживания и мысли при себе, и реагирует улыбкой, той или иной…
- Ну что ж, теперь можно отправиться домой, нас Дэм заждался…
- Ничего, ещё подождёт. Помнишь я говорил об одном маааленьком условии?
- Помню конечно… - пожала плечиками Эн, - Так… Что ты хочешь?
- Прогулку в безоблачную ночь – губы Ри как всегда, растянуты почти до ушей, но сейчас в этой «растяжке» было еще что-то плутоватое.
- Сейчас?..- Маленькая ладонь Энмико выскользнула из положения «под руку», аккуратно перекочевав в положение «за руку», ласково сжав когтистые пальцы Гробовщика.
- Конечно…

Пара нырнула в темную подворотню. Крепко прижав девушку к себе, пряча ее лицо на своей груди, мужчина уткнулся щекой в мягкие белые волосы, так вкусно пахнущие. Эльфийка доверительно прильнула к нему, обвивая руками за пояс… 
В свободной длани Гробовщика явилась, вспыхнув зеленым пламенем, астральная коса, переливающаяся мистическим свечением. Несколько отточенных, правильных взмахов ею – и обыкновенная подворотня превратилась в жуткие Врата Смерти. Шаг вперед – и все исчезло: и пара, и кошмарный проход.
Зато тоже самое появилось далеко от Иридиума… Совсем древнее, почти не охраняемое, заброшенное место. Стертые и разрушенные надгробия и памятники, поросшие мхом, еле угадывающиеся могилы, кусты сирени, старые деревья… Вот где оказались Вестник и полудемонесса.
Первой нарушила молчание Энмико.
- Кладбище? – оглядываясь, спросила она. Да, специфичности Гробе не занимать. – Так впечатлило начало постановки? – Эн осторожно освободилась.
- В следующий раз, будет сад цветущей вишни… - Коса пропала, и теперь Рихарт таинственно уставился в небо, на полную луну.
- Жду не дождусь. – Эн присела на толстый ствол упавшего дерева, совершенно не заботясь о сохранности чистоты белоснежного платья – Знаешь, а действительно похоже на ту сценку…Только музыки не хватает.
Мико выудила из компактной дамской сумочки, какая все это время была при ней, кожаный футляр. В ней же она пронесла и атрибуты для своих шуток в оперном, но сейчас… Сейчас она достала маленькую флейту, сделанную некогда мастером ее расы. Приложив инструмент к губам, Энма заиграла мелодию, очень похожую на ту, что сопровождала действие первое в спектакле. Ри закрыл глаза, не меняя позы. Легкий ветер потрепал серебряные пряди, и Гробовщик, проведя пятерней, стянул черную ленту, какой были повязана его шевелюра в хвост. Пепельная грива снова свободно рассыпалась по спине, несколько легких движений вернули ее в привычную небрежную прическу.
Некоторое время Эн переигрывала мелодии из постановки, но ей это надоело, и она стала перебирать собственный репертуар. Она выбирала самые лучшие мотивы, что знала…
Минута бежала за минутой. Наконец, эльфийка плавно оборвала игру, аккуратно сложила инструмент обратно и задумчиво стала накручивать белые прядки на пальчик. Стало совершенно тихо, даже ночная птица или сверчок не нарушали наступившее безмолвствие.
Рихарт еще немного потоптался на месте, и тоже сел на поваленный ствол. Энмико повернула голову, не спеша обводя взглядом анфас посланника Жнеца, освещенный лунным светом. «Прогулялась» по линии подбородка, приятному изгибу губ, точеного носа, на который упала прядь… Росчерк шрама, от косточки челюсти, идущий через щеку и переносицу, до левого глаза, скрытый не только этим углом обзора, но и челкой… Словно почувствовав ее взор, Ри повернулся к девушке. Эн протянула руку, осторожно касаясь лица Вестника, скользнула вверх, откидывая волосы назад. Отчего то очень захотелось заглянуть в эти необыкновенные глаза… Энма замерла, глядя в них, и по спине пробежали мурашки…
Живое тепло нежных пальчиков хорошо ощущалось через тонкую ткань перчаток. Гробовщик поймал Мико за хрупкое запястье, совершенно не увязывающееся с таким родом занятий, как воин, который машет тяжелой косой. Привлек Энми к себе поближе, притянув за талию, чувствуя под ладонью тренированные мышцы спины – так близко, что горячее дыхание девушки погладило его по бледной коже. Мужчина встал, поднимая ее следом за собой, прижал к себе.
- Потанцуем?.. – То ли спросил, то ли утвердил он, и, не дожидаясь согласия, сделал па вальса. А молчаливое согласие было – Эн положила на его крепкое, сильное плечо свою маленькую ладошку, так же исполнив танцевальное движение, повинуясь.
Странная картина – старинное кладбище, никогда не видавшее ни радости, ни плясок, теперь же тут легко вальсировала под луной пара: мужчина и женщина, белое и черное, Смерть и Жизнь, Вестник и полудемонесса. Они кружились под музыку, которую рождал ветер, играя на струнах веток деревьев и шелестя листвой, травами, цветами… Кто бы мог подумать?..
Одежды совершенно не мешали Вестнику чувствовать жар тела Энмико, это привлекало его, как манит свет фонаря бабочку в ночи. Он провел ногтем по позвоночнику Эн, та вздрогнула и выгнулась, прижимаясь плотнее, грудью к его груди. Ри провел еще раз, не больно уколов кожу Мико. Та выдохнула, снова изгибаясь, как кошка, уходя от уколов, ерзая. Эн обвила шею Гробовщика, ее начала бить легкая дрожь, но отнюдь не от холода – наоборот, ушки и щеки пылали, выдавая ее. Ри улыбнулся, ведя своим черным коготком по пояснице, затем ниже, и наконец, замерев на бедре.
Они уже не вальсировали, только медленно переступали в обнимку вокруг своей оси. Рихарт продолжал свою игру дальше – уже две когтистые «лапки» гуляли по тельцу Энмико, заводя полудемонессу. Губы эльфийки приоткрылись, из ротика вырывались тихие прерывистые выдохи, ресницы же прикрыли аметистовые глаза. Пальчики ее правой руки пробежались застежкам камзола у шеи, расстегнули их и быстро скользнули под ткань, теперь прикасаясь непосредственно к вечно прохладной коже Ри. Мужчину будто обожгло, только это была не боль, но наоборот…
Гробовщик замер, Энмико тоже, танец оборвался окончательно, но как – за это время двое почти переплелись в объятиях. Мико подняла голову, заглядывая в лицо Ри, и читая на нем все, как по раскрытой книге, все его мысли и чувства, ведь он больше ничего не прятал под ехидной улыбкой и занавесью челки. А в необыкновенных глазах Вестника отражалась она, смущенная и такая беззащитная сейчас, с теми же помыслами, трогательная в своей растерянности. Это было так мило, что посланник Жнеца слегка приподнял ее, склоняясь к пухлым розовым губам…
- На первом свидании не целуются, да?.. – Прошептала девушка испуганно, не веря своему счастью и оттого глупо пытаясь затормозить.
- А до него, значит, можно? – Шутливо возмутился Ри, наблюдая, как дрожат ее ресницы, так близко и трепетно.
- Тогда…- Робкое прикосновение, судорожный выдох-вдох...
Словно вкушать медовое, пьянящее вино, сладким дурманом растекающееся по венам – холодное сердце забилось быстрее, гоняя по артериям темную кровь в ускоренном ритме…
Нежность, переходящая в страсть, приятным ядом проникающая внутрь и будоражащая каждую клеточку тела… Кажется, оба прекрасно поняли, что значит любить.

Эпилог

Прошло некоторое время с тех пор, как на пороге лавки Гробовщика впервые появилась белокурая эльфийка. Несколько дней спустя, после прихода странной посетительницы, неизвестно что забывшей в мрачном магазинчике, поползли слухи... Болтали, что городской сумасшедший зомбировал несчастную, или нашел такую же больную на всю голову, как и он, помощницу-ассистентку. Впрочем, какая разница что говорили базарные бабы?..
На самом деле, это была самая необычная пара в Мистериуме - Вестник смерти и Полудемонесса. Забавно, не правда ли? Парадоксально было не только то, что между такими разными существами вообще завязались отношения, но и путь их развития... Парочку лет назад, тоесть около 150-ти, сама Смерть, приняв маскировочный облик смертного, спас глупую девочку от гибели дважды. "Сердобольная" Смерть это, как уже очевидно, Гроба, глупая девочка - Энма.
Эти двое успешно были вместе некоторое время.
Но потом Гробу пнул под зад его коллега, напомнив о том что негоже таскаться с глупыми девчонками. Смерть ушел по английски, даже не попрощавшись с смертной, привязавшейся далеко не к тому, кому следует.
И что же? Полтора века разлуки, случайная встреча вновь, спонтанное обручение и уже только потом - Первое свидание...
Итоги сия события:
Баронесса Жанетта де Мурье опозорилась так, что от переживаний об этом инцеденте резко сбросила огромное количество килограммов, рассорилась с братом, раздала бедным солидную сумму денег и уехала из Иридиума.
Маркиз Александр с треском провалился в одном из похождений, где было замешено шестандацать девушек и женщин. И вообще, выяснилось что ориентация у него неправильная.
Опера имела ошеломительный успех и теперь актеры исполнявшие роли гастролируют по Мидленду, регулярно давая благотворительные концерты.
Грамкин дождался хозяев только под утро, долго дулся за все пропущенные кормежки, но потом оттаял и начал ухаживать за очаровательной черной кошечкой с соседней улицы.
Кладбищенский сторож, после запоя резко решивший выйти на дежурство как раз в ту ночь, на следующий день послал запрос в Инквизицию, потому что "слышал и видел что-то такое нечеловеческое."
Ну, а Гроба и Эн... Это уже совершенно другая история.

12

Прием работ по конкурсу окончен. Голосование.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Первое свидание


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC