Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Конкурс "Весна пришла..."


Конкурс "Весна пришла..."

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Думаю, многие ждали таких конкурсов давно. Начиная с моей зимней сессии)) Взамен я решил исправиться и дать больше свободы для творчества. Участники не ограничены ни стилем написания, ни жанром - лишь общей темой: Весна(ну еще общими правилами, увы, так). Вот так просто и не затейливо. Будем надеятся, что эта тема приблизит к нам тепло и подарит море энергии, творчества и обаяния. Не забудьте только дать имя своему детищу. Удачи!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Каждый участник вносит +2 балла удачи в общую копилку

Отредактировано Грау (2013-03-11 21:41:47)

2

Весна - это когда человечешкам срывает бошку.

Две одиноких фигуры в центре скалистой степи, окруженные бледным и густым туманном, молчали... Одна из них была облачена в большой плащ, на голове его виднелась шляпа с пером, а на ногах тяжелые ботинки, с окованными носами, испачканными в крови подошвой. А другая, низкая и сутулая, с голой черной плотью, ушастая и с противной рожей, держала в руках длинных свиток и что-то на нем царапала пером, пышным и густым. Противных скрип раздавался в этой тишине, вперемешку с шуршанием бумаги, подернутой легким ветром и движением тонких, узловатых пальцев импа. Да, это был именно имп. Маленькие, но острые рожки на лысой голове, кажущейся детской, морщинистое и немного злобное лицо, глаза, с семенем мудрости и безумия...
А рядом, на большом булыжнике в задумчивой позе сидел Гурон. Его лицо было напряженно, он смотрел на лужу грязи перед собой, на то, как колышутся лепестки прошлогодней травы и дрожит бурая водная гладь.
- Ну, дописал? - вдруг хмуро спросил он, вздрагивая телом. С него тут же потекли капельки накопившейся воды и росы.
- Да, босс... вот, - имп поставил пером жирную точку в написании и протянул пергамент колдуну. Тот взял его и начал пристально читать, иногда пальцем убирая капельки воды, падающие на пергамент, сделанную из кожи, плотной, но при этом имитирующей бумагу.
- Ага... хмм... не очень удачно, но сойдет...Так, а это что за слово? Аааа, все, понял... - бубнил себе под нос Проклятый, а его имп терпеливо ждал вердикта своего хозяина. Тот вскоре закончил читать и спрыгнул с булыжника прямо в лужу грязи, расплескав её вокруг, но даже не обратив внимание на испачканные штаны и ботинки.
- Неплохо, Билл. Отправишь это вместе с следующим гонцом... - сказал Чёрное Сердце, бросая пергамент бесу, смыкая руки за спиной и идя куда-то в туман, уверенно, будто вокруг он не видел безликую, однообразную степь, грязную и сокрытую бледным туманном, а наоборот, вытоптанную тропинку меж густой растительности. А Билл, ловко поймав пергамент, скрутил её и шустро побежал за колудном, стараясь не наступать в лужи.
- Скажи, Билл... что для тебя весна? - вдруг спросил Гурон, замедляя шаг, но продолжая смотреть в туман. При этом он улыбнулся уголками губ, каким-то своим темным мыслям...
- Эээ... я не знаю, босс. Время, когда все грязно и тает?.. - неуверенно ответил имп, все таки не решаясь идти именно рядом с Избранным, а следуя чуть позади него.
- Аха-ха! Нет, Билл! То есть, не только это. Весна, это ещё то время, когда сердце начинает биться чаще и хочется любить... Пожалуй, именно весной я самый добрый.
- Аааа... так вот почему вы, босс, уже неделю никого не пытали!
Гурон остановился и посмотрел на маленького импа. Ох, каких же трудов стоило ему, начинающему демонологу, призвать нечто такое... Имп, столь старый, сколь и мудрый. Но и столь же глупый... Надо же, бывает, это совместимые вещи. Колдун потер подбородок рукой кожаной перчатке, при этом задумчиво продолжая смотреть на импа, тем самым жутко того смущая.
- Ты же знаешь, мне много кто нравится... Много кого люблю. Но никто, никто не любит меня... Я любил Тайнил. Я женился на ней! А она... исчезла. Она больше не желает меня видеть... не отвечает на письма. Боится... да и другие... много кого. Но почему... почему я легко влюбляюсь? - почти с яростью и откровенной злобой спросил Гурон у одуревшего от слов хозяина импа.
- Почему, мать вашу, никто меня не любит?! Чем я хуже всех этих крестьян, горожан, красавцев рыцарей, - в этот момент Гурон с сарказмом выпучил грудь и сымитировал сурово-благородное лицо рыцаря,- солдат далеких или аристократов? Чем? У меня темнее кровь? Может я урод?!
Гурон испускал эмоциональный жар. Его будто что-то схватило, за самое больное... За самое сердце, сжало его рукой и начало крутить, стремясь вырвать из груди вместе с остатками души.
- Чем я хуже?.. - уже тише переспросил Проклятый у Билла, что не на шутку испугался такой странной реакции хозяина.
- Ээээ... босс, с вами все в порядке?..
Гурон улыбнулся. А все ли с ним в порядке? Да ничего... он темный. Он - зло для всех. Он плохой парень, чей конец на виселице или на конце клинка благородного паладина. Девушки достаются героям... а злодеи их только пленяют и пытают, насилуют и убивают... Гурон на той стороне, которой любовь не известна.
- Это мой рок, Билл. Рок злодея... - Чёрное Сердце повернулся на пятках и пошел дальше, но уже медленно, сцепив ладони за спиной, - Любить, но не быть любимым... Уверен, даже наше великое божество, наш обожаемый Великий Испытатель не любит меня. Я лишь его очередной раб, слуга... Может что-то стоит менять?
После этих слов босса имп уже не на шутку разволновался и вдруг вцепился в рукав плаща своего господина.
- Что вы такое говорите, босс?! Предать все, что Вы сделали за все это время? Бросить? Но как вы можете... Вам не хватает любви? Ах, человечешки, вечно вам любовь подавай... - имп отпустил руках Гурона и вдруг ускорил шаг, уже идя впереди и "плеская" руками, - не хватает любви? Завтра же устроим Вам отпуск и сводим в ближайший бордель, а то похоже Вам женского внимания не достает! Весна, Саргерас её подери... Весна, босс, это когда вам, хуманам, бошку срывает.
Гурон же все это время стоял как вкопанный. Он сам не ожидал такого он тихого и глуповатого импа... А тут... Но вдруг сам колдун громко засмеялся, хватаясь за живот.
- ...ах-ха-хах, да, точно Билл! Завтра же сходим в бордель! Ты чертовски прав на счет весны! И... такой Билл мне нравится больше!
Похлопав своего слугу по плечу, Проклятый всю дорогу до лагеря широко улыбался. А завтра они и вправду сходили в бордель... Тот день, спустя многие годы, стал отмечаться в темной религии Испытаний, как день весны и день, когда каждый раб или хозяин, муж или жена, солдат или генерал, жрец или вор, может сделать то, что, пожалуй, можно охарактеризовать только одним словом - "полный срыв мозга". Вот так вот оно... и бывает.

Замечание

Требуется заголовок творения для участия в конкурсе.

Отредактировано Гурон Чёрное Сердце (2013-03-12 19:56:19)

3

Я, Солдат империи

Он стоял посреди Мглистого бора, уставшим и пустым взглядом смотря в белое, пасмурное и еще холодное небо. Окруженный целым отрядом орков, он ни чувствовал страха, он улыбался, смотря как в небе, белом и безмятежном небе пролетал косяк птиц возвещающих приход весны, последней в его не долгой жизни весны. Талый снег под его ногами смешанный с грязью и гнилой травой пропитался алой кровью, определяя место его последнего вздоха.
Ноябрьское холодное утро 16448 года в пограничном поселке окрасилось в ярко красный цвет пламени и крови. Армия орков вторглась в земли Мистерийской империи, выжигая и разоряя город. Стены пали под тяжелым натиском боевых топоров, и крики огласили округу. Женщины бежали к мужчинам ища спасения за спинами воинов, которых огромная военная мощь зеленых великанов сметала не оставляя шанса на выживание. Рухнули стены домов, погребая выживших и упрятанных сирот, реки крови потекли по выпавшему и мягкому снегу, крася доспехи орков в алый цвет, теша их безумии, радуя их животную сущность и поощряя их кровавую жажду. Все закончилось очень быстро. Деревянные дома и соломенные крыши быстро отгорели, а обожженные людские черепа украсили частокол вокруг разрушенного поселения. Основные силы ушили вглубь страны, оставив на пепелище около сотни орков во главе с вар-лордом Уруш Галом. Празднуя победу зеленые великаны не заметили, как в уже заходящем солнце на окраине деревеньки промелькнула согнутая и хромающая тень.
Раненный, он потерял много крови, но продолжал бежать, бежать для того чтобы жить. Простой, рядовой солдат по имени Ричард Гринвуд во время битвы оказался в первых рядах, и был смятен вместе с остальными. Раненный, он упал на землю и был засыпан телами своих погибших товарищей. Когда Ричард пришел в себя, то кровь из отрубленной головы командира текла прямо ему в рот, заставляя желудок сократиться в рвотной судороги. Лишь чудо помогло ему выбраться из-под кучи тел ставшей братской могилой для целого батальона. И сейчас он бежал по промозглому воздуху в окружении лысых и кривых деревьев, оставляя за собой кровавый след. Наконец, спустя несколько часов Ричард достиг заветного холма в котором виднелась небольшая пещера. Именно там начиналась разветвленная сеть туннелей и проходов которые охватывали ближайшую территорию. Там он и схоронился, как раненный и уязвленный зверь, зализывал раны и набирался злости. Грелся надеждой на скорую расправу над проклятыми захватчиками, которые вырезали всех. Женщины и дети молившие о пощаде были разорваны голыми руками, в то время как они – солдаты империи были бессильны перед свирепым натиском орков.
Спустя месяц Ричард впервые выбрался из пещеры. Питаясь кореньями, червями да мелкими грызунами он медленно, но верно шел на поправку. Яркое и холодное солнце ослепило его, словно лезвием полоснув белизной по уставшим и прицыкнувшим к темноте глазам. Когда парень подошел к деревне, то  он увидел что отряд ненавистных орков никуда не ушел с захваченной территории, а даже наоборот хорошо обосновался на чужой земле, защищенной от холодного высоким и густым лесом. Гнев новой волной накрыл разум Ричарда. Именно в тот момент и началась его война. Война одно человека с двумя сотнями орков.
Долгие ночи для орков стали наполняться постоянным страхом и чувством опасности за собственную жизнь. Словно призрак одинокий солдат приходил из темноты, забирая чью-то жизнь, и также растворялся во тьме. Вскоре, разведка помогла зеленым захватчика найти несколько входов в те самые катакомбы, что служили для «мстителя Мглистого бора» убежищем. Однако,  лазы были настолько запутаны и малы, что оркам оставалось лишь оставлять дозорных у известных им входов. Эта тихая и скрытная война продолжалась всю зиму. Снежная погода помогала Ричарду хорошо укрываться от врага и быстро исчезать. Но все изменилось с наступлением весны…
Теплое, весеннее солнце пришло в западные земли, заставляя холодную зиму уступить свое место молодой весне, даря новую жизнь всему живому. Глубокий, снежный покров отступил перед лучами яркого солнца. Талая вода растекалась ручьями по еще непрогретой земле, проникая вглубь, и подымая уровень поземных вод, которые постепенно заполняли катакомбы. Ночи становились короче и светлее, многие входы в пещеры были уже затоплены.
Апрельская ночь выдалась промозглой. Северный ветер приносил злобный вой еще не побежденной зимы, которая последними силами цеплялась за свой ледяной трон. В эту ночь Ричард вышел на новую охоту. Гибкий лук и острый кинжал в нож уже давно стали его верными спутниками «мстителя», и сейчас они снова должны сослужить ему хорошую службу. В сумраке, быстрая тень мелькнула среди орочих палаток. Лишь свист стрелы и, вот уже воин орков кричит от боли пытаясь вытащить стрелу из плеча. Поднятый шум моментально оживил лагерь, подымая остальных воинов по тревоге. Ричард бросился в бега. Сам Уруш Галом вышел из своего шатра в полном боевом облачении. Сегодня никто не спал, и все силы были брошены на поимку этого человека. Одиноко солдата, который посмел бросить вызов великим оркам.
Темные стволы деревьев, грязь хлюпает под ногами, словно связывая ноги. За спиной раздаются выкрики и виден огонь. Преследователи, не обращая никакого внимания на слякоть, словно боевые машины, сотня орков преследует одного уставшего и тяжело дышащего человека. На пути Ричарда появился воин, замахнувшись огромным топором он напал на Ричарда. Нырнув под удар парень выхватил нож и всадил его по самую рукоять в беж между доспехами. Орк взвыл от боли, разворачиваясь он полоснул лезвием Ричарда по спине падая на одно колено. Превозмогая боль парень обернулся вокруг себя и оказавшись у орка за спиной, одним быстрым движением перерезал зеленому великану толстую шею. Он продолжал убегать от погони, спасая свою жизнь, как и несколько месяцев назад. Деревья начинали расплываться перед глазами, грязь в сапогах начала хлюпать  вперемешку с кровью, что наполняла обувку Ричарда. Дышать становилось тяжелее, а преследователи были все ближе, он уже мог слышать отрывки выкриков.
До очередного входа в катакомбы было всего несколько метров, когда три стрелы настигли «мстителя». Острые жала пронзили его тело, каждая подобная заточенному стилету пробила Ричарда насквозь. Кровь полилась изо рта, выкрашивая густую бороду в алый цвет. Парень остановился посреди леса, ожидая своих преследователей, и своей скорой смерти. Он поднял свой затуманенный взгляд в небо, в еще холодное, но уже дарящее тепло небо. Орки быстро взяли раненного Ричарда в кольцо. Тяжело шагая, закованный в боевую броню перед умирающим солдатом вышел Уруш Галом.
-  Шелт-сег  ыса ар тар атана! – Громогласно, сказал командир орков. Смотря на израненного и близкого к смерти солдата.
- Великий Уруш Галом спрашивает твое имя и звание человек. – Перевел стоящий рядом с варлордом орк.
Ричард разомкнул запекшиеся от крови губы. Он чувствовал, как смерть настигает его. Лишь косяк пролетающих птиц, которые приносили для него весенний голос, не давали его сознанию опуститься во мрак.
- Я, солдат империи… - Прохрипел Ричард.
- Ид угуад атана.  – Сказал переводчик своему командиру.
Уруш Галом был слишком гордым воином, и не призновал языка людей. Поэму услышав ответ переводящего орка, командир нахмурился.
-  Шелт-сег  ыса ар тар атана! – Вновь спросил варлорд орков.
- Великий Уруш Галом спрашивает твое имя и звание человек. – Только и смог повторить переводчик.
Ричард продолжал смотреть в небо. Холодная зима отступала, даря миру новую весну, новую надежду, новую веру в победу. А его война была уже закончена. Он чувствовал мир в своей душе, он знал, что до самого последнего вздоха он ни оставлял свою веру в победу альянса над захватчиками.
- Я, солдат империи… - Вновь прохрипел парень.
- Ид угуад атана.  – Недоуменно сказал орк.
- Ырыба угуад атана!  – Рычащим кличем, возвестил Уруш Галом.
Громогласно весь отряд орков издал рык славящий доблесть и смелость, которым они приветствовали настоящего воина. Воина, который в одиночку посмел противостоять целому отряду орков и множество раз одерживать победу. Славящий Ричарда клич прошелся по телу умирающего солдата. Острое лезвие топора разрезало воздух, и не встретив препятствий голова Ричарда Гринвуда упала в весеннюю грязь.

4

Вечный Апрель

   - «Апрель, да? Полтора года прошло… Как умер я, и двадцать пять лет, как она. Четырнадцатого, да? А какое сегодня? Не помню. Или не знаю? Да и кому нужны числа и дни недели? Просто апрель».
Этой ночью, Вестник Смерти впервые, но вновь, посетил до боли знакомую могилу и вновь возложил на неё цветы, лилии, белоснежные, будто сам снег. Не счесть, который раз он это сделал, да и не помнит. На самом деле не так уж много. Небольшое деревце, посаженное рядом, уже почти отцвело и выпускало яркие, зелёные листочки с тёмно-красными прожилками, а вокруг, всё было устелено нежно розовыми лепестками. Какая ирония. Весна на кладбище. Хотя почему же? Царит она везде, только вот, когда-то жизнь человека превратилась в сплошной апрель, но весна, каждый раз проходила мимо. Да и сейчас, он всё ещё длится, правда вот жизнь всё же начала завоёвывать и там, отведённое ей место - в душе. Пока чуть заметно, но всё же начала. Даже после смерти.
   Следуя какому-то порыву, той же ночью, нашёл и своё последнее пристанище. Похоронили, но в стороне от семейно склепа, недалеко от могилы его отца. Что ж, так даже лучше. Куда лучше… Только на этом забота о мёртвом закончилась. Скромный могильный камень, на нём имя и дата смерти. Всё. Ни эпитафии, ни единого слова. Ещё и поросло всё травой, да сорняком. Почти до рассвета, прибирался там, за одно и на свою могилу возложил такие же белоснежные цветы. Может это немного эгоистично, да только вот и так, слишком долго ненавидел, пора начинать учиться делать хоть какие-то поблажки себе.
    Рассвет на кладбище, Вестника Смерти не застал, тот исчез, подчиняясь долгу. В стороне, у реки, случилась бойня. Иначе, просто и сказать нельзя. Одни головорезы, напали на других бандитов, везущих не только своё добро, но людскую контрабанду. И разойтись им не удалось, а победители уже скрылись со своими трофеями. Победа была явно не на стороне торговцев, те потеряли и свои жизни и чужие, которыми торговали, отбирая обманом, ложью, силой или просто крали. В этот раз, людей было не много, в основном подростки, сироты. Самыми младшими были десятилетние двойняшки, брат с сестрой. Старших заставили драться, те и погибли первыми, затем охрана, а после и остальные, их просто не дали сбежать, стрелы нагнали. А маленькая девочка, попала под случайный (а может и нет) удар, который стал для неё и последним.
    Вестник был невидим, испуганные души уже были отправлены, куда следует, и остались только двое, живой и мертвец. Обняв тело сестрёнки, мальчик беззвучно ронял слёзы, тихо что-то приговаривая. Что-то? Можно даже догадаться что. А рядом, стоял призрак малютки, положив ручки на плечи брата. Когда Вестник приблизился, подняла на него немного испуганные и печальные глаза, глубокие и всё осознавшие. Такого взгляда, почти никогда не бывает у детей. Она тихо произнесла одну единственную фразу, обращаясь к Вестнику Смерти, в ответ он кивнул и девочка, чуть улыбнувшись, исчезла, призрачный силуэт будто бы растворился в воздухе, а душа отправилась в Земли Мёртвых. Она была спокойна, что её последнюю просьбу смогут передать. Может, мальчик это почувствовал и даже вздохнул с облегчением. Осталось сказать.
- Живи… Лили, просит тебя жить. И помнить, что это не последняя весна. – Исполнив просьбу, Вестник Смерти ушёл, последнее, что он видел, это широко распахнутые глаза мальчишки.
   Уж не знал, что именно она имела в виду, может быть между ними это что-то значило, о чём-то говорили, но само по себе иронично… Имя, весна. Будто маленькая издёвка над ним или же наоборот, просто напоминание. Всё ещё было тяжело, всё ещё не мог привыкнуть. И распрощаться с прошлым и принять новую сущность себя же. Да и просто видеть такие картины потерь, а они встречаются всюду. Но и прощаться то он не хотел, иначе к чему была бы его просьба к Жнецу? Зато теперь стал видеть собственную глупость и как жалко выглядел и как низменно поступал. Весьма циничная смесь эгоизма и самобичевания. И только теперь, вспоминалось, что такое весна на самом деле, во всех её проявлениях.
- «Интересно, а осенью можно будет отпраздновать свой юбилей в пол сотни лет или же летом два года со дня смерти? Хотя, можно и то и то… Только вот что теперь значит отпраздновать?» - Вестник Смерти без имени, но со всей ношей прошлого, в котором ещё предстояло разобраться в полной мере, недвижно стоял у реки. Чёрные одежды слабо колыхались под прохладными дуновениями ветра, а на лице его, рассёчённом шрамом, не было ни малейшего признака на хоть какую-то эмоцию.

P.S. от автора

Как вы могли понять, это отрывок из далёкого прошлого моего персонажа и часть его самого же. Это важно. Часть того, о чём он никогда не расскажет.

5

Контраст.

Сидя в темнице, на этот раз в кандалах, эльф размышлял о превратностях судьбы, все шло замечательно, в тот раз ему удалось выбраться из камеры, накостылять охране, заручиться поддержкой целительницы и почти сбежать. Однако удача в тот раз отвернулась от Серо капитально, на город войной обрушились личи, практически снося его к чертям, да и луна явилась портя все планы, в отчаянном рывке оборотню удалось ввязаться в бой с нежитью, но все кончилось быстро и неудачно, крыша казарм рухнула на голову и выбила сознание в стратосферу. Позже его нашли и бросили в новую камеру на этот раз со степенями защиты подошли серьезно, из вещей у эльфа были только драные штаны любезно выданные охраной и кандалы, которые к тому же глушили магию, кормили ужасно, и редко. На улице была холодрыга, немного теплее чем обычно, однако снег только заканчивал таять, оттепели и заморозки шли как будто договорившись об очередности и это сулило очередной заморозок,  помещение было холодным, ложась спать от бессилия Серо либо осознавал, что может замерзнуть насмерть, либо надеялся на луну, обращение могло дать хотя бы толстый слой шубы, но в облике зверя кандалы сильно пережимали лапы, от чего те быстро немели. Уже несколько месяцев, оборотень пытался буквально выжить, его конечно удивляло, что его не казнили сразу, но при таком обращении он и сам дуба врежет. Немного отдохнув, страшно исхудавший эльф, вновь попытался встать, нужно было двигаться, чтоб не замерзнуть и заниматься делом, чтоб не сойти с ума и не пасть духом окончательно. Походив немного разминая затекшие конечности, побегал на месте, выполнил еще несколько упражнений разминки. Даже в том чтоб не дать телу замерзнуть были свои опасности, от бессилия и недоедания эльф рисковал ослабнуть или свалиться в обморок, что так же значило смерть от холода. Отдышавшись и поборов головокружение эльф принялся заниматься делом, действительно толковых дел было немного, осмотр и корректировка попыток сохранить здоровье, настойчивая попытка расковырять стену, на что оборотень убивал большую часть времени, пытаясь кандалами и когтями в зверином обличье повредить стену и основание цепи на которую его посадили, знание уязвимых мест постройки всего лишь давало надежду на не безнадежность действий. Ну и последним из его занятием было – простая загрузка мозга различными абстрактными задачами, решение которых он выцарапывал отколотым камешком на стенах, довольно часты были побои, стража не любила шум в камерах, что и выражала в грубой форме. Фактически эльф просто пытался наслаждаться остатками жизни.  Посмотрев в маленькое окошко, Серо рассмотрел тучи.
“-Опять снегу наметет в помещение…  хорошо если много, в него хоть зарыться можно, сквозняка не будет…”
Сейчас шуметь не стоило, было раннее утро, люди еще не начали активно действовать под что и можно было замаскировать шум ударов, поэтому эльф взял осколок камня и побрел к стене, сейчас он пытался решить проблему полета, по формулам выходило приличное сооружение, но чересчур неустойчивое, с массой недостатков и рисков. Поразмыслив эльф прикинул в голове как можно разобраться с некоторыми и приступил к расчетам, стража на такое поведение обычно не реагировала, поэтому эльф пустился с азартом в мозговой штурм. Близилось время обеда, однако поглощенный идеей он жестоко игнорировал урчание живота. И вот решение почти нашлось, однако несколько значений не сошлись, идея оказалась провальной. Огорченный эльф от избытка чувств врезал кулаком по стене, удар был силен,  с кулака потекла струйка крови, на которую Серо отрешенно засмотрелся, стена слегка вздрогнула, а входная решетка так и вовсе затряслась на петлях с громким и противным лязгом и  скрипом. 
“-  … ! …! Мать!  У тебя тут, что одни психи?”
Чужой голос вернул эльфа в реальность, взглянув в проем прохода он слегка удивился, мимо его камеры проходила целая делегация, там был начальник тюремной стражи, местный повар развозивший баланду, и какой-то офицер, который только что кричал. На его слова начальник стражи ответил.
” -Да нет что вы, этот саамы нормальный, вот только настырный слишком, стену ковыряет да кандалы пытается перетереть о камни.”
Оборотень печально вздохнул. Так и думал меня спалили. Тем временем Офицер принялся его изучать взглядом. Попутно поинтересовавшись у тюремщика.
”- За что сидит?”   
“- Дебош, поджог таверны, выдача себя за представителя небезызвестной своры и на десерт…” Тюремщик хитро прищурился как бы приписывая страже заслуги о поимке данного субъекта.
“-Он оборотень!   По приказу судьи о временном моратории на казнь ему оставили жизнь“ Некоторое время Офицер смотрел на флегматичного эльфа  ошарашенным взглядом, тем временем повар хлюпнул из котла на тележке гигантской поварешкой баланду  в миску, которая по сути была похлебкой на подгнивших очистках,  кинул в неё смехотворный кусочек заплесневевшего хлеба, взял глиняный стакан с застоявшейся водой и с торжествующе мерзким ворожением лица  поднес сие угощение к решетке и поставил на пол, по привычке шустро отбежал назад. В этот раз повар молчал, видимо не желая своими привычками с издевательством огорчать гостей этого славного заведения. Впрочем, получалось у него плохо, лысый щетинистый полненький мужичек низкого роста, с крысиным взглядом и злобной улыбкой грязный с макушки до пяток и щеголявший кучей шрамов и синяков – нередко заключенные успевали просунуть руки сквозь решетку, схватить его и выразить свое грубое  мнение о его кухне. Все здесь грубеет…  Вскоре пришлый офицер отошел от легкого удивления и обратился к узнику. 
“-Скажи-ка мне, ты готов послужить империи в борьбе с нежитью?” 
Настроение у эльфа и так было не ахти, от такой жизни звериное начало начинало порой просачиваться и в эльфийском обличье, ненависть к ожившим мертвецам охватившая его на миг преобразила эльфа, глаза загорелись, растянулась улыбка, непроизвольно напряглись остатки мускулатуры.
“-С радостью!” 
Прорычал Серо. На этот раз отшатнулись все трое, в один миг полумертвый от голода эльф  на глазах превратился  в блеск звериной ярости, но тут же совладал собой. Опешивший в третий раз офицер, повернулся к начальнику тюремной стражи с лицом которое уже говорило, что решение принято и мозг обдумывает как бы его получше обыграть.
“-Вот что, досье мне на этого эльфа, его грузите к остальным, только перед этим нормально покормите” 
О теплых вещах офицер почему-то не заикнулся, и эльфу стало малость печально. Однако ощущение чего-то нового поднимало настрой. Вскоре после того как троица гостей ушла,  эльфу принесли большую чашку каши, кусок нормального хлеба, и кувшин свежей воды. Оборотень накинулся на еду оправдывая себя, челюсти лихорадочно работали, однако доесть парню не дали, пришел охранник и скомандовал заканчивать, эльф прямо на ходу запихнул не жуя в себя остатки еды и запил водой. Вскоре его отцепили от стены, вывели на холодную улицу и затолкали в клетку на повозке еще к десятку подобных узников. Ежась от холода Серо с завистью  смотрел на попутчиков, у них были рубашки из мешковины… Возле телеги стоял тот самый офицер и что-то рассказывал о предстоящем суровым но подымающим настрой командирским голосом, эльф слушал  вполуха, больше настраиваясь на голос, в котором черпал силы и решимость. Как-никак, а свободы ему дадут немного больше, и еда будет лучше, что естественно тоже радовало эльфа. Вскоре  небо на горизонте озарила вспышка, еще не осознавая, что это эльф уже воспрянул духом, следом по небу прокатился каскад громовых раскатов, заглушая многие звуки, Офицер плюнул на пафосную речь и махнул рукой возничему,  тот взмахнул вожжами и повозка поехала. Тучи не выдержав переносимый груз сдались и на землю хлынул ливень, по началу эльф испугался, это могло означать, что он проиграл битву с холодом, однако стена воды оказалась очень теплой, люди вокруг суетливо бегали спеша закончить с делами и уйти под крышу, возница заскучал, так как телега теперь будет вязнуть в грязи, а Серо как и многие узники блаженно растянулся на лавке, теплая вода сплошным потоком смывала грязь, усталость и боль, даря покой и блаженство. Эльф  с ожившим интересом стал осматривать местность, остатки снега буквально на глазах таяли под этим водопадом, подснежники еще только собиравшиеся преодолеть эту преграду гордо распрямились радуясь воде и теплу, как маг природы Серо чувствовал, что все живое вокруг просыпается, что в нем самом просыпаются силы, вскоре эльф начал замечать первые почки на деревьях.  Какая-то часть сознания воспринимало происходящие как чудо.
вид  просыпающейся природы и потоки теплого ливня в сочетании с буйством молний и грома лились на душу нескончаемым бальзамом, безжалостно раскалывая накопленную тьму в душе как кувалда орех, и смывая бурным потоком любые печальные мысли. Даже на лицах прочих узников иногда просвечивал легкий намек на радостную улыбку . Сомнений не было. Это весна…

6

Вместе навсегда

Перед прочтением: ознакомление с главными персонажами

Горион Легранд
http://s3.uploads.ru/KiZpl.jpg
Краткая биография: Горион - гениальный парфюмер, который смог разбогатеть на этой профессии, сумел открыть своё предприятие, ещё будучи юношей. Его парфюм прославился во всём Мистериуме. Он обошёл всех своих конкурентов, создав поистине уникальные ароматы, которые пользовались спросом аристократии. Так он пробился в высшие сословия, обжился в поместье, довольно близком к центру Иридиума. На пике своей славы Легранд женился на прекрасной девушке. Тогда его карьера пошла на спад, ведь практически всё своё время он уделял жене. Горион просто не мог держать в кулаке всех своих конкурентов, а те не стояли на месте. Когда его жена забеременела, аристократ почти перестал зарабатывать на своей профессии. И вот у него родилась дочь - Шарлотта, но жена не выдержала родов и умерла. Ему пришлось самому воспитывать дочь, тогда он окончательно забросил свою профессию, благо, денег было достаточно ещё на десяток лет, если экономить. Когда Шарлотта выросла, Горион увидел в ней талант к его профессии, даже больший, чем у него самого. Так дочь стала парфюмером. Компания Леграндов вновь поднялась на пик своей славы, даже большей, чем когда-то достиг Горион. Вот только это богатство потихоньку начало мутить его рассудок. В дочери он начал видеть только золотую жилу, ничего больше.

Шарлотта Легранд
http://s2.uploads.ru/DymWb.jpg
Краткая биография: Шарлотта - такой же гениальный парфюмер, каким когда-то был её отец, даже лучше него. С детства она занималась только запахами и парфюмами, её ничего больше не интересовало, возможно, именно по этому она так прославилась. С столь юного возраста она стала опорой компании Леграндов, ведь именно она вкладывала все свои усилия в предприятие, а не отец. Вот только вся эта слава не смутила её, как это обычно бывает, Шарлотта осталась всё той же прекрасной и невинной девушкой, нежели многие, оказывавшиеся в таких же условиях. Однажды при прогулке по лесу она увидела юношу-охотника. То была любовь с первого взгляда, хоть тогда она видела его впервые, даже не заговорила с ним. С того момента она стала как можно чаще ходить на прогулки, дабы вновь увидеть его. Так продолжалось долгое время, пока они наконец не познакомились. Оказалось, что он так же влюбился в неё. Они стали встречаться, но втайне от её отца, ведь тот никогда бы ей этого не позволил. Встречаться аристократии с обычным простолюдином? Немыслимо.

Алан Ривьер
http://s3.uploads.ru/l3p6T.jpg
Краткая биография:
Алан родился и вырос в семье охотников, которая жила близь Иридиума. Самая обычная семья, занимающаяся самым обычным ремеслом. Но его всё устраивало. Он был счастлив. Любящие родители, крепкая семья, что может быть лучше? Так же с самого детства он учился охоте, хотел стать охотником, дабы пойти по стопам своих родителей, ведь заниматься с ними одним делом просто прекрасно. Но однажды, когда ему было 14 лет, его родители ушли на охоту, но так и не вернулись. Никто не знает, что с ними случилось, но одно было ясно - они погибли. Ведь не оставили бы они сына одного. Конечно, это событие оставило глубокую рану в его душе, но он решил жить дальше. Профессию он не сменил, остался жить в доме родителей и всё так же охотиться. Всё устраивало Алана. Кто знает, сколько бы лет ещё продлились эти одинаковые дни, но однажды в лесу он увидел в лесу прекрасную деву, в которую влюбился с первого взгляда. После этого его жизнь приобрела яркие краски. Каждый день он караулил её, совсем не подозревая, что та стала ходить в лес ради него. Вот однажды они заговорили друг с другом, тогда Ривьер узнал, что она так же влюблена в него. Тогда они стали встречаться.

В очередной раз они решили устроить прогулку вглубь дурного леса. Не самая хорошая идея для влюблённой пары, но им обоим нравился этот лес, тем более, что Алан знал его, как свои пять пальцев. Для влюблённых людей не важно, где им быть, главное что вместе.
-Надеюсь, мы опять не попадёмся местным волкам, как это было в прошлый раз?- улыбнувшись, произнесла Шарлотта. Это было сродни шутке, хоть и в такую ситуацию они уже попадали.
-Не волнуйся, теперь мы пойдём в другое место.- ответил Алан, держа её за руку и ведя через этот опасный лес. Для них обоих этот лес стал подобен дому, почти всё своё время они проводили именно в нём, выискивая всё более красивые и романтичные места. Элегантные рестораны и ужин при свечах - это не для них. Они всё это заменили красотой природы. Через некоторое время продвижения Алан наконец остановился, после чего отпустил руку Шарлотты.
-Что случилось?- спросила она.
-Просто закрой глаза.- ответил Алан. Конечно, Шарлотта повиновалась. Алан вновь взял её за руку и повёл вперёд. Теперь же шли они совсем не долго, а когда остановились в следующий раз, Ривьер произнёс:
-Теперь можешь их открыть...-
Когда Легранд открыла глаза, её взору предстало неописуемое зрелище. В окружении деревьев в центре поляны находилось небольшое озеро, гладкое, словно зеркало. Оно отражало солнечные лучи, озаряя всю поляну мягким жёлтым светом. Единственное, что смогла произнести Шарлотта, созерцая это зрелище -
-Как...прекрасно...- больше она не могла ничего сказать, ибо просто не могла передать обычными словами всё то, что испытала, созерцая эту красоту. Вот только чудесное мгновение длилось не долго. Вблизи послышался рык. Алан тут же среагировал и встал между Легранд и стороной, откуда послышался этот звук. Секундой спустя на поляну вышла стая волков в количестве восьми штук. Довольно много на одного охотника.
-Нам нужно бежать...- сказал парень, но этого они сделать не успели. Стая в одно мгновение смогла их окружить, создав преграду между парой и свободой. Так волки стояли и рычали секунд десять, после чего один из стаи, видимо, самый агрессивный, сделал рывок в сторону Алана, намереваясь вгрызться в горло человека. Охотник в мгновение достал кинжал с пояса и уже приготовился зарезать волка, вот только в голову того вонзилась стрела. Волки сразу обернулись в ту сторону, из которой был сделан выстрел. На поляну вышло три человека, вооружённые до зубов. Шарлотта сразу поняла, кто это. Охрана, посланная отцом защищать её и одновременно следить за ней. За небольшой промежуток времени три воина и Алан разобрались со стаей, оставшись целыми и невредимыми. После этого воины направились в сторону Шарлотты.
-Госпожа, вы пойдете с нами.- произнёс один из них.
-А что, если я не соглашусь?- едко ответила девушка.
-Тогда мне придётся применить силу.- после чего воин сделал рывок вперёд и схватил девушку за руку. Алан тут же отреагировал, занося удар рукоятью кинжала по кисти воина.
-Оставь её!-
-Закрой пасть, щенок!- выкрикнул тот, уклонившись от удара Ривьера, после чего нанёс удар рукоятью меча по голове охотника. Тот в ту же секунду потерял сознание.
-АЛАН!- закричала Шарлотта, бросаясь к своему возлюбленному, но тройка не дала ей это сделать.
Схватив её за руки, они увели девушку.
***
Легко было догадаться, куда они приведут Шарлотту. Домой. Заведя её в поместье, воины отпустили девушку, после чего вышли. Чуть ли не у порога её встретил отец. Горион.
-Наконец-то ты вернулась, я то уж думал, что ты со своим бродяжкой пробудешь до самого вечера.- высокомерно произнёс он, глядя на свою дочь.
-Я...не...вернулась. Твои люди привели меня силой! И никакой он не бродяжка, Алан - охотник!- разгневанно выкрикнула дочь, сверля отца глазами. Внутри у неё бушевало пламя, хоть у неё и были нормальные отношения с отцом, она ненавидела его за то, что тот сам распоряжался её судьбой. Будто бы она была куклой в его руках, игрушкой, или же самым обычным инструментом, но не дочерью.
-И не нужно так злиться, ты просто молода и ещё не понимаешь, что у вас с ним ничего не выйдет! Я ведь ради тебя это делаю!- начиная срываться сказал Горион.
-Я тебе не игрушка! Я сама выбрала с кем мне быть, ты мне в этом не указ!- выкрикнула Шарлотта, заливаясь слезами, после чего побежала в свою комнату.
-Ну и сиди там, пока не образумишься!- выкрикнул ей вслед отец.
Забежав в свою комнату, Лотта заперла за собой дверь. Она не хотела, что бы её сейчас кто-то беспокоил, даже самые обычные служанки. Усевшись на окно, она продолжила плакать и думать об Алане. Его ведь оставили в чаще леса без сознания, мало ли что может случиться. Увы, покинуть дом она сейчас не могла, что бы броситься ему на помощь.
-Я хочу сбежать из этой тюрьмы...- она бы и сделала это, если бы на окнах не стояли решетки. Нет, отец не хотел её так запирать, решетки стояли на всех окнов, для защиты от воров.
***
Очнулся Алан с одним только именем на устах:
-Шарлотта!- но увы, её рядом не было. Поднявшись с земли, он взглянул на небо. Уже закат. Значит пролежал он на земле так с час, а может и больше. Повезло ещё, что за такое время ни один зверь не вышел на эту поляну. Голова жутко болела от удара рукоятью.
С "похищением" возлюбленной он не мог ничего поделать, ведь Горион Легранд мог спокойно приказать своим людям просто убить его. Сейчас Ривьер ещё легко отделался, но так продолжаться вечно не может. Осталось сейчас только одно - возвращаться домой, что он и сделал в ускоренном темпе. Задерживаться в чаще леса до ночи - занятие опасное, ведь в такое время все самые опасные монстры выходят на охоту.
По возвращению домой первым делом Алан смысл с головы кровь, после чего привязал к месту ранения целебную траву, это должно было унять боль, да ускорить процесс лечения. Всё как и учили. После этого он поужинал и лёг на кровать. Все его мысли были только о Шарлотте, ни о чём другом он просто не мог думать, ведь она была для него всем. Так лежал Алан целый час, только после чего заснул, но перед этим в тишине он произнёс одну единственную фразу:
-Мы должны убежать...-
***
Проснулся Ривьер от громкого стука в дверь. И кого это занесло в такое время к хижине охотника? А ведь сейчас было утро.
Неспеша Алан поднялся с кровати и натянул штаны, после чего направился к двери, крикнув:
-Иду!-
Вот только открыть дверь он не успел, от мощного удара она слетела с петель и упала на пол, после чего в хижину вбежали два воина.
-Вы?!- произнёс охотник, широко распахнув глаза от удивления. Эти двое - вчерашние "охранники" Шарлотты. Они мигом приблизились к Алану, после чего схватили его за руки, сковав движения. С этим он ничего не смог поделать. Следом за ними в дом вошёл...Горион? И что он забыл здесь? По его лицу было видно, что он в ярости.
Легранд подошёл к охотнику, после чего с силой ударил того в живот, а затем произнёс:
-Я не знаю, как ты выломал решётки на её окнах, но теперь ты должен сказать мне - где моя дочь?! ГДЕ ШАРЛОТТА?!- он явно был на пределе своих нервов, просто в бешенстве. Одно неверное слово со стороны Алана и, казалось, аристократ его убьёт.
-Я...не знаю, где она. Ваши люди вчера забрали её!- вызывающе произнёс Ривьер, хоть и находился в таком положении. После этого последовал ещё один удар, только в этот раз по лицу.
-Не лги мне!-
-Я...и...не...лгу.- ответил охотник, сплёвывая кровь. Если так всё и продолжиться, его могут избить до смерти. Но его это не волновало. Сейчас все его мысли были заняты только одним - "Куда пропала Шарлотта?". Эта мысль ужасала его, ведь с ней могло случиться что-то ужасное, а он ничего не может с этим поделать. Опять последовал удар, вновь в живот, сбив его с мыслей.
-У тебя есть последний шанс сказать мне, куда ты её увёл!- произнёс Горион, доставая из за пазухи кинжал. В его глазах просто полыхал гнев, затуманивая рассудок. Аристократ просто не мог размышлять трезво, сейчас его поглотила только одна мысль, что Алан похитил Шарлотту.
-Господин, это уже через чур...- произнёс один из воинов, уставившись на кинжал.
-Заткнись!- заорал аристократ на него.
Так бы и могла закончиться жизнь охотника, если бы не воля случая. В хижину вбежал третий воин, после чего, отдышавшись, дрожащим голосом сказал:
-Мы...нашли её...- после этой фразы Горион резко обернулся.
-И где она?!- в гневе спросил у своего подчинённого Легранд.
-Она...мертва...- запуганно ответил воин. После этой фразы хватка аристократа разжалась, кинжал со звоном упал на пол. То же случилось и с хваткой двух воинов, что держали Алана. Тот обессиленно упал на пол. Не из за ударов, а из за фразы третьего воина.
-Мертва...- прошептал он себе под нос. Он просто не мог в это поверить. Его разум отказывался принимать эту мысль. На Легранда эта мысль так же повлияла, тот рухнул на колени и схватился за голову.
Этим утром один лишился возлюбленной, а другой - дочери.
***
Труп Шарлотты нашли в одном из переулков Иридиума. Кто-то пронзил насквозь её сердце мечем, оставив его внутри.
***
Через несколько дней были похороны. На них собралось довольно много людей. В основном - конкуренты компании Легранд, соболезновавшие Гориону. Конечно, многие из них пришли лишь позлорадствовать, видя, как компания Леграндов лишилась своего гениального парфюмера, но не все. Некоторые искренне сожалели о такой утрате. Церемония длилась очень долго. Трудно описать, что испытывал Алан, глядя, как его возлюбленную закапывают. Он до сих пор не мог в это поверить. То, что видели его глаза, разум просто не мог принять. Он лишился смысла всей своей жизни, потому не мог с этим просто так смириться.
После окончания похорон Ривьер ещё несколько часов сидел возле могилы, наедине со своими мыслями.
-Ты не могла просто так покинуть меня...- произнёс он шепотом, но даже так, на тихом кладбище эти слава были подобны крику. Крику души. Невозможно представить, в каком отчаянии он находился. Из его глаз текли слёзы, но он всё так же сидел молча пару часов. Слова тут не были нужны. С её смертью он ничего не мог поделать. Но всё же он винил себя в этом. Если бы он был рядом, этого бы не произошло.
-Мне всего лишь нужно было всегда быть рядом, а я даже этого не смог...Я жалок...- сказал он, после чего встал и направился к своему дому.
Придя домой, он не стал есть, а сразу упал на кровать, не раздеваясь. Алан не пытался уснуть, просто лежал и ничего не делал. Ему ничего и не хотелось, теперь он во всём не видел смысла. Так он и уснул.
***
Снились ему одни только воспоминания. Со дня их первой встречи, первого разговора, первого свидания. Алану снилась только возлюбленная. Все их лучшие моменты предстали его взору, от чего на душе становилось всё хуже. Он пытался докричаться до Шарлотты сквозь воспоминания во все, но так и не мог. Последнее, что он видел - полная тьма и её силуэт вдалеке. Он звал её, пытался добежать до неё, но она всё отдалялась, пока не исчезла совсем. После этого он проснулся. Ещё была ночь, значит проспал он всего ничего. Но этого ему не хотелось сейчас вовсе. За столь короткий промежуток времени ему удалось выспаться. Поднявшись с кровати Алан услышал, как из леса доносится чей-то хохот. Он будто бы заманивал охотника в лес, хоть идти туда ночью рискованно. Ривьер просто не понимал, почему, но вышел из хижины и отправился в дурной лес.
Пробираясь вглубь леса, Алан всё отчётливее слышал смех, чем ближе он к чаще леса, тем громче смех становился. Так он и шёл, пока не увидел чей-то светлый силуэт за деревьями. Увидев его, охотник со всей своей возможной скорости рванул вперёд. Так путь его вывел на ту самую поляну с озерцом в центре. Около этого озера он увидел девушку, окружённую белым сиянием. Из за него Ривьер не мог различить, кто это, пока не подошёл по ближе.
-Шарлотта!- разглядел он. Услышав его, девушка обернулась. Это действительно оказалась Шарлотта Легранд. Их взгляды встретились, если он сначала и думал, что это какой-то мираж, то теперь уверовал в том, что это его возлюбленная. Всё тот же её обычный, жизнерадостный взгляд. Всё та же невинная улыбка. Так Алан стоял и смотрел на неё, не в силах оторвать взгляд. Он даже ничего больше произнести не мог. Пока он смотрел, девушка развернулась и побежала прочь, в лес.
-Постой!- крикнул он ей вслед и ринулся за ней, но запнулся о корень дерева и упал. Когда же поднялся с земли, понял, что потерял её. Это точно была Шарлотта, так кого же они похоронили?
***
Горион сидел в своём кабинете, курил трубку, что он делал крайне редко, и горевал. Он лишился дочери, которая была для него всем. Он похоронил свою жену, а теперь и дочь. Ужасно, когда свои родители переживают своих детей. Нельзя передать то горе, которое они испытывают. Пока имеем - не храним, а потерявши - плачем. Пока Шарлотта была жива, он ценил её не как дочь, а скорее как золотую жилу.
-Каким же дураком я был...- произнёс он в тишине кабинета. Он корил себя за всё то, что натворил. Ценил богатство и славу больше, чем собственную дочь! И зачем после такого злодеяния жить?
-Если бы я так не поступал, она бы сейчас была жива...-
Кто знает, до чего бы довели эти размышления, если бы Легранд не услышал, как кто-то выбил входную дверь в поместье. Положив трубку, аристократ вышел из кабинета и спустился по лестнице в главный зал. Его взору предстала картина - два его охранника скрутили Алана.
-Горион! Шарлотта жива!- крикнул тот, увидев Гориона. Этой фразы хватило, что бы вывести бывшего парфюмера из себя. Он всегда недолюбливал этого охотника, а теперь тот заявился сюда и говорит такое?
-Мальчишка. Я вчера потерял дочь, а ты решил заявиться сюда и сказать такое?! Тебе мало моего горя, нужно ещё больше расширить мою рану?!- в ярости заорал Легранд. Хоть он и был в бешенстве, из его глаз начали литься слёзы.
-Я говорю правду, я видел её этой ночью, она жива! Поверьте мне!- в ответ прокричал Ривьер.
-Довольно! Выбросите его отсюда!- сказал Легранд, после чего по лестнице поднялся обратно в свой кабинет.
Воины так и поступили, просто выбросили охотника на улицу.
***
Вернулся домой Алан только под вечер. Весь день он бродил по городу, не находя себе места. Он просто не знал, что делать. Шарлотта жива, но доказать это он не может, как и найти её. С этим ничего не поделаешь, остаётся только ждать, пока она сама вернётся.
По возвращению домой Ривьер опять не стал есть, уже второй день он просто не мог этого сделать. Так что сразу, как вернулся, охотник упал на кровать и погрузился в мысли, пока не уснул. Этой же ночью ему опять снились сны про возлюбленную.
***
Проснулся Ривьер ночью из за света, что заполнил его комнату. Когда он только открыл глаза - чуть не ослеп, но потихоньку привык к нему. Посреди его хижины стояла Шарлотта. На её лице была улыбка, а в глазах радость, но и одновременно печаль. Она наблюдала за ним. Увидев её, охотник резко соскочил с кровати. Он просто себе места не находил. Ведь его возлюбленная здесь, она пришла к нему. Решилась. Обрадовавшись, он рванул к ней, надеясь обнять но...прошёл сквозь неё. От удивления его глаза расширились, обернувшись Алан увидел, что она смотрит на него, но теперь без улыбки, на лице лишь отражалась печаль. Он вновь попытался коснуться её, но рука просто прошла насквозь. Только сейчас он понял, что происходит на самом деле.
-Так ты мертва...- на что Шарлотта кивнула с грустью на лице. Радость пропала из души охотника окончательно, но он понял, что нужно делать. Достав верёвку из сундука со снаряжением он начал вязать узел. Возлюбленная с ужасом смотрела за его действиями, но не в силах была что-то сделать.
Закончив, Алан сделал петлю, после чего прикрепил конец верёвки к потолку. Поставив табуретку, он встал на неё и натянул петлю на шею, после чего затянул её.
-Теперь мы будем всегда вместе...- улыбнувшись произнёс Алан Ривьер и опрокинул табуретку.

7

Весна
Весна. Опять пришла весна в Вечном Лесу, застилая поляны коврами цветов разных-разных, что спешат раскрыть себя, преображая лес. 
Девушку привёз единорог на своей спине, а потом ускакал. Дела…  он молод и создаёт свою семью.
- Удачи, знойный жеребец! – крикнула она в след.
Оборот на триста шестьдесят градусов с закрытыми глазами, секретное заклинание, слово-ключ.
Окутывающая туманом магия, сто шагов вперёд… Заветное место, знакомые деревья и чистый, кристальный воздух.

Маленькие существа носились по поляне, скрытой от глаз посторонних выросшими кольцом пушистыми высокими елями.
Целительница стояла на краю круга, просто раздвинув ветки и не решаясь без приглашения шагнуть внутрь.
Маленькая пикси присела на её голову, ухватилась за выбившиеся из косы пряди и пребольно дернув за них, крикнула: -  Но! Пошла! Вперёд!
Колючие ветки сами раздвинулись, пропуская внутрь.
- Хулиганка ты, Оранда, никакого почтения к гостям, - ответила ей Мелиса с весёлой улыбкой на лице, осторожно делая шаг на поляну.
- Да если бы я не сдвинула тебя с места, ты бы так и стояла столбом до заката, а там и город пропал бы. А я хочу с тобой встречать завтрашний рассвет. Давай вперёд, солнце садится.
Мелиса сдвинулась ещё на шаг, дождалась, пока Оранда взлетит с её головы, и вытащила из сумочки малюсенький пузырек, меньше ногтя.
- Ближе подойди, - посоветовала Оранда, кружа над её головой.
Полуэльф делает большой шаг вперёд. Мелису окружили пикси. Мужчины, вооруженные длинными шипами боярышника и дикой сливы с наконечниками из стали. Алебардисты и копейщики – определила Мелисандра, стараясь не таращиться на нарядных стражников.
- Подержи, пока я разденусь, - попросила Мелиса. Смущаясь, стесняясь и краснея, девушке пришлось разоблачится, потому что зелье меняло размер тела, но не одежды. Новое платье уже ждало целительницу. Сиреневое с зелёным одеяние восхищало изящностью исполнения. Она высказала свои мысли вслух, получив от подруги кивок: - Сама выбирала.
На лист легли платье, нижнее бельё, браслеты и веночек из цветов.
На пикси было платье похожего фасона, но розовое с белым. Лента из косы упала поверх плаща …
- Бал скоро начнётся, а ты всё возишься – подгоняла пикси, всовывая в руку обнаженной девушке пузырёк. Холодный ветерок не преминул пройтись вдоль спины, а может это был один из крылатых пикси.
Обратиться в крошку размером с пикси можно было только раз в год, и то, получив разрешение королевы пикси и зелье из её рук. Её величество сама выбирала тех, кто достоин присутствовать на Ежегодном Балу Весенних Цветов.
- Первое марта. Мой первый Бал, - голосок Мелисы дрогнул от волнения на последнем слове.
Это был её первый Бал среди пикси. Перед девушкой был город пикси весь украшенный гирляндами из цветов, сияющий в закатных лучах золотыми монетами и радугами драгоценных каменьев.
Выдохнув воздух, Мелиса присела на корточки и опрокинула в рот пузырёк. Единственная капля очутилась на языке, растекаясь по нему.  Девушка сглотнула, с трудом проталкивая единственную каплю в себя. Минуту или больше ничего не происходило, только невозможная горечь разгоралась, охватывая рот, горло и живот.
Целительница упала на колени, согнулась, стараясь перетерпеть боль, скручивающую тело в комок. Она почувствовала как слёзы выступили на ресницах, но не вскрикнула, не застонала. Оранда говорила, что вскрикнуть – это слабость, это недостойное поведение, это всю ночь сидеть и ни разу не танцевать, потому что такую – не пригласит никто.
Горечь и боль сменились жаром, растекающимся по телу до кончиков пальцев, до корней волос. Пикси стражники были к ней спиной, обмахивая своими крыльями, остужая кожу.
Сколько длилось преобразование, Мелиса не запомнила. Оранда накинула на подругу влажную накидку из паутины. Белый шелк с бисеринками росы.
- Молодец, - похвалила она безмерно гордым голосом.
Целительница с трудом вдохнула. Воздух показался ледяным и сладким от ароматов трав цветущих рядом. Мелиса с трудом узнавала то, что видела будучи большой. Увиденное поражало, такого Мелиса не могла себе даже представить. Для неё всё выросло в сто раз.
«Это моя одежда? Такая гора ткани, сумка поясная, похожая на маленькую карету…  А это мой кинжал… Ножны и ремень давно пора смазать маслом, кожа потрескалась…» - мелькнули мысли.
Весь мир преобразился, восхищая и даже в чем-то пугая девушку. Сразу захотелось снова стать большой, очутиться в привычном мире вещей. А тут, она чувствовала себя слабой, маленькой, хрупкой и ранимой. Ручки превратились в тонкие веточки, казались беспомощными. Мелиса сжала пальцы медленно-медленно, пытаясь прийти в себя. Она прислушивалась и присматривалась, порой с трудом узнавая виденное ранее.
На поляну вступил ещё кто-то, показавшийся ей неимоверно большим и страшным. Ветер от его движения разметал волосы Мелисы.
Эльф произнёс: - Простите, не заметил вас, - и шагнул в сторону, скидывая плащ с капюшоном, оставшись в одной набедренной повязке. Он опрокинул в рот пузырёк даже не присев. Его преобразование длилось несколько секунд, а потом его окружили стражники, закрывая обнаженное тело собой, обмахивая крыльями.
Мелиса отвернулась, чувствуя, что снова краснеет. Девушка и пикси Оранда стояли вдвоем, покинутые стражами, встречающими следующих гостей. А их было не мало.
- Ты одевайся, пока не замерзла, - подруга провела по спине, снимая паутинку. Светлые волосы, теперь не сдерживаемые лентой в косе, рассыпались до попы, укрыли грудь и спину. Мелиса услышала мужской голос эльфа, ставшего как она маленьким. Он шел вперёд, громко кого-то приветствуя, шедшего к нему на встречу. Шел обнаженным, нисколько не стесняясь своего вида.
- Хватит таращиться. Одевайся, пока не свела с ума стражу. Вон, мужчины уже едят тебя глазами.
Оранда была такой всегда, сколько Мелиса её знала. Оранда говорила всё что думала и никогда никого не щадила. Ей было плевать на то, что о ней думают другие. Если брать отрешенно, то Мелиса и Оранда были ровесницами. Поэтому они и подружились. Мелиса никогда не имела возможности быть такой как пикси – прямолинейной, грубой, дерзкой, раскованной. Полуэльф по своему завидовала подруге. Только не говорила об этом вслух. Такие разные, они дополняли друг друга. Мягкая полуэльф Мелиса и откровенная пикси Оранда.
Платье зашнуровывала писки: - Выдохни, гусеница. Когда я снимала с тебя мерки, ты не была такой толстой.
Пикси ворчала, а Мелиса старалась сдержать смех, чтобы не злить подругу.
- Я не гусеница… - хихикала девушка, - это ты напортачила!
- Я? Нееет, платье шили мастера. Делать мне больше нечего, кроме как лепестки сшивать, -  фыркнула Оранда.  – А ты гусеница и есть. Я видела, сколько ты сожрала вчера на ужин: два яблока и целую морковку, - возмущению пикси не было предела.
Мелиса не выдержала и расхохоталась. Ей ужин показался весьма скромным.
- Это я ещё пирог оставила!
Пикси дернула посильнее и закончила, смастерив хитрые бантики на узелке.
- Всё! Фух, - пикси сделала вид, что вытирает потный лоб.
Над девушками пронеслись ласточки, неся на своих спинах пикси.
- Пора! Пора! – возвестили они.
Оранда потащила одетую и нарядную подругу за собой.
- Жаль, что ты летать не можешь, - посочувствовала малышка.
Две девушки бежали на Ежегодный Бал Цветов.
Весна, светлые надежды, веселье.
Мир полный запахов цветов, Мир, полный витающей в воздухе любви и радости. И они, босиком спешащие в замок, где уже загораются разноцветные фонарики со светлячками, где раздаются первые звуки музыки, где звучат голоса собравшихся на Бал.
Что ждет молодых и красивый на Балу, вы можете себе придумать сами. Оставляю вам возможность пофантазировать…

8

Красота и мудрость - в простоте.
М. Горький

Ученик волшебницы
Весенняя пора. Дороги до жути размыло от растаявшего снега и все грязь, что таилась под ним, оказалась теперь на виду. Кто-то будет морщить нос и нелестно отзываться о чудной поре. Но загляните глубже, друзья мои, ведь кроме оттаявшего навоза, кроме серых луж и жуткой грязи с весною в мир приходит жизнь и новый рассвет. Поглядите внимательней и среди унылой серости вы узрите подснежники. Такие подснежники однажды расцвели в моей душе похожей весной, только много лет назад.
Я встретил Мару, когда был еще совсем сопливым юнцом. Мне вздумалось пойти в ученики к волшебнику, да да, представьте себе, но не спешите меня осуждать. В то время не умолкала молва о некой серой ведьме, ветряной колдунье, говорящей с лесом, в общем, как только не называли ее, эту чародейку, которая жила на юге Мистерии, где то в дурном лесу. Мне было всего ничего — 10 лет, я был жутким шалопаем и сбежал из дома, отправившись ее искать. Я ни сколь не опасался страшилок, гласящих, что та жуткая колдунья обратит меня в поросенка, поджарит на вертеле и сожрет, не подавившись. Добрел я в пасмурный мартовский вечер к одинокой, ветхой мельнице, стоящей на скромной полянке в окружении дремучего леса. И начинающийся дождь погнал меня к строению, где я надеялся укрыться от непогоды. Запасы мои иссякали, осталась лишь жалкая краюха хлеба, которую я стащил с домашнего стола. Как на беду, ко мне приблудилась невзрачная тощая серая кошка, одно было диво, двухвостая. Она истошно вопила и я сжалился над ней, разделив скромную трапезу из засохшего хлеба, а в благодарность она всю ночь мурлыкала мне песни и грела своим тщедушным тельцем. Под урчание двухвостки, так я ее прозвал, я тогда смог уснуть, не взирая на грозу, а на утро ее и след простыл. Зато подле меня оказалась горстка ягод и орехов, ими то я и позавтракал. После того, как я нашел эту старую мельницу, в которой прожил порядка недели, вокруг стали происходить странные вещи. Погода постоянно менялась, изумляя меня своим непостоянством. Пару раз даже вьюжило снегом. Лили дожди, завывал ветер, а под утро вновь становилось ясно и солнечно, и я находил съестной презент. И каждый вечер ко мне являлась та серая кошка о двух хвостах. Не знаю почему, место словно держало меня, заставляя остаться на еще один ночлег и не пускало в мрачные дебри леса.
В мои планы входило двинуться дальше. Не думайте, что непогода испугала меня и я отступился от заветной цели. Тогда я не боялся, ведь я так хотел научиться волшебству! Потому, в один из дней, я все же двинулся дальше, и сам того не ожидая я попал в большую неприятность. Наверное, каждый в своей жизни совершает из ряда вон выходящие глупости. Моя была таковой, что я пробудил энта! Вот такой я был дурак, надумавший наломать хворосту на костер. Если бы не двухвостка, не рассказывать мне сейчас Вам эту историю. Она выскочила из кустов, когда озверевшее дерево было готово разорвать меня, а вместе с нею и порыв сумасшедшего ветра, что ударил по глазам, заставляя зажмурится. Я даже упал на спину, от столь сильного порыва, а когда раскрыл очи, то вместо кошки, спиною ко мне стояла женщина в просторных одеждах. Ее волосы и подол платья нещадно трепал ветер. Громогласно заклиная энта неизвестной мне речью, она отражала могучие удары своим древесным посохом.

Мара Серая

http://s2.uploads.ru/t/Xz69V.jpghttp://s3.uploads.ru/t/MAsQ0.jpg

И ни хлестания вековых ветвей, не земляные валуны ей были нипочем. Тогда я не верил своим глазам, над местом сражения сгустились тучи, бушевал ветер, безжалостно трепля кроны деревьев и чародейка велела бежать мне обратно к мельнице. Но я онемел от ужаса и восхищения этим величавым действом. Это было до невозможности прекрасно и в то же время смертельно опасно. Она повторно велела мне убираться и в сей момент ее голос слился с громовым раскатом, это заставило меня опомниться и я послушал ее. Стремглав я умчался с поля битвы и словно вкопанный сидел на пороге мельницы до сих пор не способный поверить в то, что видели мои глаза. Минули часы и в сумраке ночи она пришла ко мне… Впервые в человеческом облике, впервые и в последний раз. Изможденная и потрепанная. Ее глаза кошачьими всполохами сверкали во мраке, но я не боялся, ведь Мара спасла меня. В ту ночь мы впервые и заговорили. Той ночью я ступил на тропу волшебства...
О, друзья мои, последующее время я могу назвать едва ли не самым прекрасным в моей жизни. Я повидал столько чудес, что расскажи я Вам хоть треть, Вы повертите пальцем у виска и пошлете меня, куда по дальше с моими бреднями. Чародейка показала мне комнату в здании мельницы, которая прежде была сокрыта за дубовой дверью. И она оказалась пригодной для жилья, более того там была кровать, стулья, стол и даже шкаф с книгами. В общем, полноценное жилое помещение, которое в холодные вечера согревало тепло камина, а поутру комнату наполнял аромат травяного чая, с которого теперь начинался каждый мой день. В прочем, зачем я о мелочах, Вас ведь больше интересует таинственная Серая Мара? Так вот, с ее слов в жилах Мары текла кровь эредар, она то и была причиной такой магической мощи. Прапрадед ее, который очень может быть, живет и здравствует по сей день, являлся чистокровным представителем той умудренной расы, и он учил ее магии. Мара редко рассказывала о себе, но то немногое, что я узнавал, врезалось в мою память надолго. Меня всегда поражал тот факт, что Мара владеет невероятным волшебством и очень сильна, но вместо силы своей, она предпочла жалкое существование в теле животного.
-Мара, почему ты не используешь свою магическую мощь, с твоей силой ты могла бы править городами. Люди любили бы тебя и боялись? Почему?- недоумевал маленький я.
-О тебе бы складывали легенды и менестрели разносили бы славу о Серой.. Нет! О Маре Чудотворице, во все края!
Моя кошачья наставница лишь ухмылялась моим речам и загадочно отвечала, что на каждого героя свой век, и что время позже ответит мне на эти вопросы. Я хмурился в непонимании, какой такой век, если живешь так долго, почему не три века быть знаменитым и могущественным? Но теперь я понимаю, что мудрая кошка имела в виду.
В мельницу, в нашу скромную и безлюдную обитель, изредка приходили люди. То были обычные крестьяне, которые не считали Мару ведьмой и просили различной помощи. Иногда к нам наведывались даже маги и волшебники, всевозможных мастей. Мара часами беседовала с ними, угощая чаем. А порой и покидала мельницу, уходя с теми самыми чародеями и возвращалась через разный срок. Будь то день, неделя или даже месяцы, которые я коротал один за древними фолиантами, по ее наветам.
Меня всегда интересовал один вопрос и однажды я все таки поинтересовался:
-Мара, почему у тебя два хвоста?
-Второй хвост, это мой заколдованный посох, если его отрубить я навсегда останусь кошкой, самой что ни на есть обычной-, беззаботно умываясь отвечала мне она. А на вопрос, какой из хвостов является посохом, она по-кошачьи мяукнула и больше человеческой речью не говорила со мной в тот день, а увеялась на чердак гонять мышей.
Бывало, что после своих странствий она возвращалась израненная и изможденная, и я ухаживал за ней. Когда ее лихорадило и Мара бредила, я узнавал о ней более любопытные вещи. Так мне открылось, что некогда она была почитаемой волшебницей, на которую полагался не то целый город, не то деревня. Но, случилось неведомая мне беда, которая подорвала авторитет чародейки, либо подвергла верящих в нее людей опасности, после чего Мара и отреклась от силы, заключив ее в посох, а посох в кошачий хвост. И понял я, что людской облик она принимает лишь в самых крайних случаях. Неясные отрывки фраз складывая в единое целое, я составлял головоломку под названием Мара, хотя она и сейчас осталась для меня загадкой. Я не знал толком ни о ее прошлом, ни о ее личной жизни. И не смотря на это, бездна ее прошлого и недосказанных фраз, не помешали стать нам хорошими друзьями и понять друг друга столь ясно, что это можно сравнить только с лазурным весенним небом, когда зимние тяжелые облака уплывают до следующих холодов, давая править солнцу.
Однажды, к нам вновь пришли гости, молодой мужчина с прекрасной остроухой спутницей. Мара тогда так мурчала, так радовалась, вы бы видели! Кошка терлась о ноги гостей и представила мне их, как Олорина, сына своего и Наяду – его супругу. К слову, Наяда в то время была в положении, что и объясняло радость Мары, ведь она должна была скоро стать бабушкой. Так я познакомился с семьей своей кошачьей наставницы, и поддался всеобщей радости, однако в груди от чего-то жутко саднило. Я стал винить себя за безрассудство и заскучал по семье. Тогда волшебница велела мне навестить родных, а сама в который раз юркнула в кусты и умчалась по своим чародейским делам.
Я вернулся домой. Спустя семь лет. И по возрасту мог уже считаться мужчиной. Странно, меня никто не журил, никто не ругал, все только плакали и смеялись от радости обретения так давно утраченного сына. Каждый день той обыденности, которая прежде угнетала мое сердце и, открывал мне себя самого заново. Я занялся делом, которое полюбил – это ковка железа. Я открыл значения таинственных изречений Мары в самых простых, повседневных вещах. Ведь не чудо ли, как пара крепких рук и молот с огнем, делают из уродливого и никчемного куска металла, невероятнейшей красоты вещи? Разве не волшебство рождается в звонком смехе родных и любимых нами людей? Не диво ли, когда ты раскрываешь свою душу для простых вещей и учишься принимать их, видя с новой, чарующей стороны, выбрасывая из головы мальчишеские мечты о подвигах и величии. Мара многому меня научила, и самое смешное, что вовсе не колдовству. Я ни на грамм не впитал в себя магические умения, хоть и перечитал миллион теоретических трактатов о магии. Но я нашел магию в обыденности, ту магию, которая не доступна другим. Тем другим, которые пусть и могут колдовать, но истиной красоты магии так и не узнали. Забавно, ведь тогда тоже была весна, когда чародейка отправила меня восвояси. И пьянящие ароматы распускающихся яблонь взбудоражили мое пробудившееся от грез сознание. Чего греха таить, в ту весну я вдобавок влюбился. И да, вот что понял, что любовь, это еще более невероятное волшебство, нежели файербол или молния из рук. Я настолько увлекся этой старой-новой жизнью, так сильно был поглощен простотой, и в простоте красотой обычного мира, что совсем позабыл про дурной лес, про старую мельницу и про то, что там меня ждет Мара. Может память была дырявая, но клянусь своей кузней, что думаю это кое-кто приложил мохнатую лапку к моим воспоминаниям, чтоб быстрей научить меня особому волшебству. Однако, пелена забывчивости спала через пару лет. Я проснулся мартовским утром с именем Мары на устах, разбудив свою  супругу. Я слукавил, что нужно работать, а сам едва успев натянуть башмак ринулся по давно забытой тропе. Как Вы думаете, что было там? Ничего…Пустая поляна и даже травинки не вытоптано на месте, где некогда стояла мельница, в которой я жил, словно в сказке, среди мира чудес. Мою грудь наполнял весенний воздух свежести и хвои, но даже его не хватало мне, чтобы надышаться. В груди тогда было так тесно! А горло сдавило комом необъяснимой обиды и горечи. Ощущение было, словно я пахал в поле сутки без устали и мышцы будто разом отнялись, делая руки и ноги ватными. Я упал на колени и звал, звал ее, а по щекам текли такие ребяческие, горячие слезы. Мне думалась, что вовсе был в забвении, что никакой волшебницы, ни какой двухвостки и не существовало вовек. Но..сквозь слез пелену я успел поймать взглядом серую тень, скользнувшую меж кустов, а ветер донес мне не в уши, а в самое сердце слабый, но разборчивый шепоток.
-Наконец тебя коснулась весна.
И лишь идя домой, опустошенный я вдруг понял, что Мара имела ввиду. Она сказала мне, что я разломил зимний лед своих юношеских заблуждений о вещах, которые мне вовсе не нужны и впустил в себя весеннее солнце, позволяя расцвести первому подснежнику в моей душе. Расцвести моему истинному я, которое взрастила Мара, неустанно поливая его мудрыми и не всегда понятными уроками.
Сейчас мне уже за сорок, я больше не ученик волшебницы. Я сам волшебник, только магия у меня иного свойства. Такой магии не научат в академии, такую магию откроет только большое сердце и чистая душа. Я несу свое простое обыденное волшебство тем, кто забывает о его существовании. В моей власти дарить другому искренний смех и улыбки, мои чары в моем мастерстве кузнеца, а сила моя в любви к своей жене и детям. И пусть я так и никогда не видел больше Серой Мары, я никогда ее не забуду. Ведь как забыть ту, воспоминания о которой с приходом марта будят в  душе тот самый подснежник.

9

Весна. Весна никогда не меняется…

Весна. Где-то полтора десятка лет назад. Восточная башня крепости со сложным названием.
Женщина, сидящая у окна, смотрела вдаль, на горизонт, который словно лоскутное одеяло, был собран из кусочков ещё не растаявшего снега и участков чёрной земли, не успевшей покрыться молодой травой. Её несколько раз дёрнули за длинный подол, от чего плащ её мужа, на котором она вышивала фамильный герб, сполз с колен на пол.
-  Ну маааам.. – Разочарованный детский возглас огласил комнату.
Она словно очнулась от сна и посмотрела на свою маленькую дочь, добавив с шутливо-серьёзным тоном:
- Хельга. Приличным леди не положено так несдержанно выражать свои чувства. – Она погрозила пальцем и сразу же засмеялась, подхватив девочку и усадив её к себе на колени.
Девочка приобняла свою маму и уткнулась своим шмыгающим носиком в её плечо:
- А когда папа вернётся?
- Он же сказал, что как только весь снег сойдёт с полей, то он уже будет дома.
- Я помню. – Девочка посмотрела в окно и, тоненько шмыгнув носиком, вздохнула.
Женщина сняла ребёнка с коленей и подтолкнула в сторону двери:
- Иди, погуляй во дворе. – Она подняла с пола плащ и заговорщицки добавила шепотом. – Бабушка собиралась испечь плюшки, и они возможно уже остывают на подоконнике.
Глаза Хельги загорелись, и она уже бегом вылетела из комнаты, а женщина, счастливо улыбаясь, продолжила вышивать гербовый узор на плаще.

Вечер того же дня. В пол сотне лиг от крепости. Одинокое дерево рядом с лагерем орков.
- Крылатый ублюдок. – Орк размахивал корявой дубиной перед молодым грифоном, который сидел на цепи, прикованной к одному из стволов старого коряжистого дерева. – А ну кыш от сель.
Грифон старался держать орка на расстоянии, что у него получалось только с большим трудом и возможно через минуту зеленокожий одержал победу, но хозяин молодого монстра подоспел вовремя. Гоблин наставил свой арбалет на орка, превосходящего его в размерах, но ни один его мускул не дрогнул:
- Какого тебе надо, от моей птички?
- Аа? – Протянул удивлёно орк, на всякий случай, отходя от грифона подальше. Он замешкался, и метнул в грифона свою глиняную кружку с остатками браги в ней. Обожжённая глина разлетелась при ударе о более крепкий клюв и грифон замотал головой избавляясь от капель браги и осколков глины. – Держи свою мразь при себе. – Орк развернулся и пошёл назад в лагерь, где с полсотни его собратьев праздновали удачную вылазку на небольшое поселение людей.
Грифон сделал пару шагов назад и начал ворошить клювом грязную землю.
Гоблин подошёл ближе и разглядел тело гоблинши измазанное в грязи.
- Ешь. – Гоблин грифону кинул тушку кролика, которого поймал пару часов назад.
Грифон поймал на лету свой ужин и отошёл в сторону.
«Зачем ему надо было защищать гоблиншу?» - Мысль просто не укладывалась у гоблина в голове. Его питомец с середины зимы под его надзором, но впервые грифон проявил своеобразную заботу перед его собратьями.
Гоблин перевернул тело и только сейчас заметил, что гоблинша была с довольно внушительным животом. «Он защищал будущую мать» - Для гоблина эта загадка была решена.
Гоблинша не дышала, да и вовсе не подавала никаких признаков жизни. Похоже орк приложил её своей дубиной раньше чем грифон успел за неё вступиться.
Гоблин с сомнением посмотрел на округлый живот своей родственницы и через пару секунд достал нож и без промедления взрезал её живот.
Терять ей было нечего, но кто-то из её дитёнышей мог выжить.
Он извлёк на свет семь серых комочков перепачканных и разложил на бездыханной груди их матери. Оставалось только ждать. Потому что на большее он был просто не способен и уже сделал всё, что только было в его силах.
Один из комочков засопел и зашевелился. Гоблин поднял его наруки:
- Ну хотя бы один. О нет. Одна. – Он задумался и макнул свою свободную ладонь в кровь гоблинши, после чего поднёс её к маленькому комочку. – Нэл. – Что значит «единственная» на языке гоблинов.

Весна. Где-то десятилетие назад. Одинокое дерево рядом с лагерем орков.
Зима сильно затянулась в этом году. Если в прежние годы в эти дни орки и гоблины уже топтали быстро поднимающуюся зелёную траву, в этом году ещё мела метель, покрывавшая промёрзшую землю новыми слоями снега.
Нэл, как и большинство из лагеря орков, последний раз ела что-нибудь съедобное месяц или даже два назад. Многие на почве голода делали неудачные вылазки и гибли под мечами людских войнов или стрелами разведчиков.
Так у большинства был выбор – ждать более благоприятной погоды или попробовать добыть мяса любым доступным способом.
Нэл сидела прижавшись к боку грифона, который большую часть времени дремал, экономя силы. Она сильно сдружилась с крылатым монстром, хотя даже не знала почему. Это было для неё в порядке вещей.
Гоблинша уловила чьи-то слова и не сразу осознала, что те, не плод её изголодавшегося мозга.
- … костёр, я его и сырым съем. И вместе с перьями.
- Ты его завали, там разделим.
Нэл в испуге толкнула грифона в бок. Тот не секунды не медля поднялся взмахнув крыльями, а Нэл потеряв опору свалилась в холодный снег.
Орк от неожиданности, что его добыча уже готовиться дать сопротивление, скакнул вперёд замахнувшись дубиной. Пара когтистых лап повалила зеленокожего, а мощный удар клюва лишил орка руки, в которой он держал дубину. Последующие несколько ударов успокоили барахтающегося орка, до того, как он смог хоть что-то сделать.
Приятели орка заголосили, но ближе подходить не стали. На шум прибежал Крэг, гоблин приручивший грифона. Он знал, что кто-либо из совсем оголодавших мог посягнуть на его питомца, но и всё время быть рядом с ним не мог.
Он быстро добежал до дерева. Орков он мог отогнать, но если те от голода накинуться на него, то шанса на успех у него может даже и не быть.
Запах тёплой крови ударил в нос. Грифон алчно выклёвывал внутренности орка, когда остальные орки злобно рыча, медленно подбирались ближе.
- Отдай им. – Гоблин не был уверен, что грифон подчинится.
Грифон поднял голову и подпрыгнул вверх, взмахнув мощными крыльями. Дерево, к которому он был прикован, захрустело и ветка, к которой крепилась цепь, тяжело повалилась на снег, прямо перед Нэл, в тот же миг, когда грифон приземлился на орка, подошедшего ближе всех. Грифон в пару ударов клюва расправился с орком и только после этого вернулся к дереву.
Гоблин облегчённо выдохнул и крикнул оркам:
- Кто ещё хочет свежего мяса?
Уцелевшие орки взялись за тело собрата и потащили его в сторону лагеря. Как минимум на неделю про них можно было забыть.
Гоблин поднял оторванную грифоном руку и кинул её под ноги Нэл:
- Кыш!
Ей дважды повторять не требовалось. Она вцепилась в руку орка и пустилась на утёк в сторону ручья, где можно было спрятаться в норах его ухабистого берега.
Когда она нашла подходящее укрытие, только тогда она начала жевать жилистое мясо. Под руку попалась холодная металлическая пластина, которая кожаным шнурком была примотана к пястью орочьей ладони.
Она повесила неровный металлический прямоугольник на шею – свой первый боевой трофей, хоть и полученный не её заслугами, но при этом не менее ценный.
Теперь шансов дожить до прихода тепла у неё было гораздо больше.

Весна. За пару дней до. Восточная башня крепости со сложным названием.
Хельга помахала в след своему возлюбленному, и только когда телега, на которой тот ехал со своими друзьями, скрылась в далеке, она принялась за шитьё. Она уже третий день вышивала весенние полевые цветы на белоснежном свадебном платье. Её суженный неделю назад в одиночку справился со взрослым грифоном, которым управлял гоблин, чем спас небольшой караван, идущий на север. В награду ему щедро заплатили золотом и он смог получить согласие от её дяди на венчание. И сегодня он отправился к небольшому поселению на востоке, в котором был сносный рынок, чтобы обзавестись приданным и всем необходимым к свадьбе.

Пару часов спустя. Восточная дорога.
Зарг уже несколько дней караулил подходящую добычу, но отряды патрулей и пара нищих, которых он заметил не подходили по его меркам.
Заметив телегу, медленно ползущую по местами оттаявшей и превратившейся в грязь дороге, Зарг побежал к грифону, которого спрятал в овраге.
Через пять минут крылатый монстр уже грузно поднимался в небо, сжимая в своих когтистых лапах дрягающегося парня. Тот всё ещё пытался достать нож, но из-за того что его руки были плотно зажаты, когти твари только глубже входили в его бок при каждом движении.
Наконец набрав нужную высоту, грифон не выдержал и одним ударом клюва, прямо на лету, прикончил парня. Вниз посыпались золотые монеты, из одного из кошелей, случайно разорванных когтями.
Через час Зарг уже хвастался добычей, показывая Нэл пригоршню золотых монет, которые не припрятал в укромном месте.
Нэл с отвращение поморщилась и развернулась чтобы уйти, так как его назойливость, особенно обострившаяся с конца зимы, ей порядком надоела.
Зарг, распираемый предыдущей победой, пустил в ход руки, хватая Нэл за самые привлекательные для него места. Такой наглости она терпеть не стала и с разворота от души приложила его кулаком в нижнюю челюсть. Зарг упал в грязь и оскалился в улыбке, показывая кривые зубы, которые были окрашены его собственной кровью. Нэл плюнула в его сторону и не задерживаясь пошла прочь.

Весна. День «ИКС»  Одинокое дерево рядом с лагерем орков.
Полёвка проснулась от холодной воды, которая постепенно заливала её нору. Надо было искать новое укрытие, не теряя времени, так как вскоре должно было совсем рассвести. Она выбралась на заснеженную поверхность и перебежками доскакала до поваленного ствола. Полёвка остановилась, втягивая носиком воздух, со знакомым запахом, не предвещающим ничего, кроме опасности.
В один миг мелкая полёвка оказалась в цепкой лапке Нэл. Гоблинша заглянула в глазки-бусинки, рассматривая, как смешно полёвка подёргивает усиками, принюхиваясь к её запаху.
Нэл быстро наскучило созерцание мелкого и беспомощного существа, и она сладко захрустела мелкими косточками сидя на поваленном стволе дерева, нисколько не заботясь тем, что жуёт их вместе с шерстью.
Рассвет неприятно резанул по глазам и Нэл прищурилась. В этот момент она заметила блеск который сильно разнился с отблесками снега. Такой же блеск она видела совсем не давно. «Золото» неожиданно осенило её.
Нэл вскочила с места, но сильный удар отбросил её назад, через лежащее среди снега бревно, на котором она только что сидела. Сильная боль в груди сковала движения – только поэтому она не пустилась на утёк.
Гоблинша приоткрыла глаза и увидела оперение арбалетного болта. Он воткнулся в металлическую пластину, висевшую на её шее, и только самым кончиком острия впился в кожу.
Она тихо начала шарить по грязи, пока её рука не наткнулась на заострённый треугольный предмет, который она зажала в кулаке и затаилась.
Ждать долго не пришлось. Через некоторое время, через бревно перелез человек, в тёмной одежде. Он, пригибаясь к земле, осматривался по сторонам. Разведчик наклонился над Нэл, но обшарить её вещи не успел.
Нэл с размаху воткнула в его шею попавшийся под руку треугольник. Ей в лицо ударила тугая струя горячей крови, и разведчик, выдернув осколок глиняной кружки, схватился руками за горло, пытаясь зажать рану, и повалился в грязь.
Нэл выдернула болт и села на бревно, чтобы отдышаться. Она обшарила разведчика, пока кто-нибудь не заметил её и пошла к тому месту, где видела блеск золота.
На подтаявшем снегу россыпью лежали золотые монеты, она собрала те, что лежали на виду и побежала к ручью, чтобы припрятать большую часть своей добычи.

Весна. Год спустя. Восточная башня крепости со сложным названием.
Хельга сидела у окна, смотря на чёрный горизонт, на котором обрывками лежали остатки снега. На её руках были железные кандалы, а платье и матерчатый плащ то тут, то там были запачканы засохшей кровью защитников крепости, большая часть из которых не пережили сегодняшней ночи. Гоблин принёс её миску с подгоревшей кашей и поставил на стол перед ней.
Нэл копалась в вещах пленённой женщины. Многая утварь комнаты была из меди, которую можно было с толком использовать, после переплавки.
Пленница швырнула миску в гоблина и прыгнула к окну, перевалившись через его край.
Нэл в последний момент успела пригвоздить своими ножами край плащ пленницы, которая в результате повисла за окном. Гоблинша вылезла следом, цепляясь за неровные края каменной кладки стены. Она оценила девушку, в которой сейчас уже проснулось чувство самосохранения и она схватилась за плащ скованными руками.
Нэл ехидно оскалилась, и, спустившись по ниже, пригвоздила подол платья девушки ещё парочкой своих метательных ножей. Достав длинный кинжал, она поднялась к голове девушки, которая в испуге начала молить о пощаде, от чего улыбка Нэл стала ещё шире.
Гоблинша подцепила кончиком кинжала материю плаща и разрезала её одним резким движением. Ткань затрещала, разрываясь, и девушка звонко закричала, кувырнувшись в воздухе и по инерции влетев прямо в окно этажом ниже. На стене осталось только пара клочков от платья Хельги, а она сама лежала на полу. Орк прибежавший на крик, сгрёб девушку в охапку и понёс вниз, где она не могла ещё раз выпрыгнуть из окна, хотя на вторую попытку она вряд ли бы уже решилась.
Нэл заглянула в окно и кинула в след уходящему орку:
- Всегда пожалуйста. – Человеческая речь или «шепелявая» как называли её гоблины, давалась ей с трудом.

10

Прием работ окончен.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Конкурс "Весна пришла..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC