FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

В игре проходит временной скачок #6! В этой теме вы можете ознакомиться к открывшимися опциями улучшения персонажа и особенностями сюжетных изменений в мире.
В связи со скачком времени также открыта тема изменений персонажей и заявок на направление деятельности.
Внимание! Срок действия организационных тем, привязанных к временному скачку #6 отодвинут на 30 января
Начинается ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума! Добро пожаловать герои!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив завершенных боев » ЗОБ: Ночь. Коридор. Свеча...


ЗОБ: Ночь. Коридор. Свеча...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Гвендолин разбудил настойчивый стук в дверь, и только когда она смогла оторвать голову от мягкой подушки, она смогла разобрать слова крика.
- Нам нужен лекарь! Скорее, она умирает! - Голос был знакомым до умопомрачения, но девушка никак не могла вспомнить его обладателя.
На сборы времени не было и девушка взяв со стола огарок свечи, зажгла её от тлеющих углей в очаге.
Грохот от ударов в дверь продолжал нарастать, и как только дверь выдерживала такое человеческое упорство?
Гвендоли спустилась по скрипучей лестнице на первый этаж и подала голос подходя к двери. Шум тут же стих, но когда она открыла дверь, на улице никого не оказалось. Она окликнула недвижные тени в сумраке ночи, но тишину не нарушал даже ветер.
Удивлённая девушка закрыла дверь и услышала звон разбивающихся о дерево капель. Звук привёл Гвен к большому дубовому столу. Лучи света от свечи открыли глазам кровавую лужу, которая растекалась между выгнутыми ножками стола.
Откуда кровь? Последняя операция была больше недели назад, когда женщина умерла при родах. Голос, что звал лекаря (Гвен сразу вспомнила, его обладателя) принадлежал её мужу. Говорили, что он утопился тем же вечером.
Гвен обошла стол по кругу и когда снова посмотрела на столешницу, на ней лежал грубо обтёсанный камень, обвязанный верёвкой, из под которой сочилась кровь.

2

-...лекарь! Скорее, она умирает!
Ещё не успев проснуться, девушка уже вскочила и накинула на себя камзол, смутно помня, что холодновато будет, в одной ночнушке-то бегать. Собираться времени не было - кто-то на улице орал благим матом.
О, Этерия... ни минуты покоя! И он уже приходил, он, определённо, уже приходил. Что там у них? Внезапные осложнения?
Гвен схватила со стола огарок свечи, ткнула им в очаг, в едва тлеющие уголья, и пошлёпала босиком туда, откуда доносился голос - на улицу. О поясной сумке с медикаментами лекарка даже даже не вспомнила: если там что-то срочное, магия эффективнее любого снадобья и однозначно эффективнее скальпеля.

Спросонок она не могла вспомнить, что именно она лечила у этого человека. Потом, когда голова чуток остыла, вспомнила: жену лечила, то есть, принимала роды. У бедной женщины ребёнок задохнулся прямо в утробе - пуповина дважды обернулась вокруг шеи нерождённого младенца - и, пока мёртвый плод удалось извлечь, роженица уже и сама умерла. В тот раз Гвен просто не успела применить магию - слаба бабёнка оказалась, очень слаба: или недоедала, или просто так, от природы. Это была вторая смерть под руками Гвендолин. Всего вторая.
- Эй! Кто там?
Спустившись вниз, волшебница на всякий случай прислушалась к Чувству жизни - а потом рывком распахнула дверь, выглядывая на улицу.
Только тишина и холод встретили её там. Тишина и холод.

Девушку охватил озноб, когда она припомнила, что тот мужчина, голос которого сейчас послышался за дверью - тоже, мягко говоря, не очень-то жив. Утопился с горя после смерти супруги; Гвен, как наяву, вспомнила его распухшее и посиневшее, но всё ещё вполне узнаваемое лицо, которое предстало перед ней, когда труп принесли на опознание и освидетельствование.
Приснился он мне со своими воплями, что ли?.. Нехорошая примета, когда мёртвые к себе зовут, очень нехорошая. Пока не придут живые пациенты, надо быть начеку, да и потом - тоже... - целительница с тревогой чувствовала, что её мысли стремительно теряют ясность. Накапаю-ка я себе пустырника, вот что... и лягу спать снова, конечно, лягу спать. И проснусь утром. Солнышко будет в окошко светить. Птички петь. Пациенты ходить.

Одновременно с хлопком двери послышался сочный такой звук, смачный: пляп... как будто где-то что-то капало на пол... и это "что-то" было гуще, чем вода. Значительно гуще.
Без сомнения - с таким звуком кровь капает. На пол, - девушку передёрнуло. Хотя она была привычна к таким издержкам профессии, как залитый кровью операционный стол, опыт подсказывал: в значительной части случаев обильное кровотечение означает провал операции. А, кстати говоря, сегодня что, была операция? Вроде бы не было, но откуда тогда кровь? Не могла же я её сделать во сне, в самом-то деле!
Даже придя туда, откуда доносился звук, целительница не сразу решилась поднять глаза на стол. Но...
- Так, а это ещё что такое?! - вскрикнула девушка, увидев камень. Он лежал в центре кровавой лужи,. Со стороны могло показаться, будто Гвен рассердилась, но на самом деле ей понемногу становилось страшно. Можно списать на сон крики чужого умершего мужа, а на галлюцинацию, вызванную резким приёмом успокоительных настоев после целой недели недосыпа - эту падающую кровь... Но камень! Камень сам по себе появиться не мог. Его кто-то положил, если, конечно, он тоже не галлюцинация. Значит...
...кто-то... в моём доме... здесь... внутри... ходит...
-О, Иннос! О, Этерия! О... боги милосердные... - вырвался у неё тихий всхлип.
Девушка снова обратилась к Чувству жизни, боясь допустить даже мысль о том, что оно могло не подействовать или, наоборот, - полностью оправдать своё назначение и показать чужое присутствие.

Отредактировано Гвендолин (2013-10-25 22:45:36)

3

Чувство жизни не рассеяло тьму, поэтому приходилось дальше вглядываться в окружающие предметы, освещённый горящим огарком свечи.
Прямо рядом с дверью Гвен почувствовала чьё-то появление, но стоило ей только сосредоточится, как ощущение пропало. Это повторилось ещё пару раз, когда она отвлекалась на что-либо другое, и через несколько минут, тоже самое ощущение возникло от камня, всё ещё лежавшего на столе.
В камне словно пробудилась жизнь, но она вновь погасла, словно ничего и не было.
Когда девушка опять приблизилась к столу, то заметила растрёпанный грязный край тряпицы. Камень, что лежал на столе, был обёрнут тряпкой, которая из-за налипшей на неё тины, казалась камнем, который продолжал кровоточить. А может это был свёрток?

4

Течение крови, биение сердца - вспыхнуло, ударив по чувству жизни, как яркий свет по глазам - и пропало снова. И ещё раз. И ещё - уже у стола, то есть, на столе. В камне.
О, Иннос! Что это вообще такое? Почему оно пропало? Оно же живое, как оно могло сначала появиться, а потом пропасть? Значит... наверное, не такое уж оно и живое. Ох...
Подумать только! В её доме! Неизвестная сущность, которая может сотворить что угодно!

Нет, это совсем не дело. Невозможно прийти к какому-то выводу, если в голове такая каша. Решительно невозможно! Что бы тут ни было - сейчас я всё равно не могу это поймать. О, Иннос, защити меня... Девушка приглушила голос чувства жизни, чтобы, упаси боги, очередная вспышка жизни, равно внезапная и ложная, и сконцентрировалась на Умиротворённом отрицании. Вот так. Не помню, чтобы она защищала от магического страха, но лучше эта магия, чем вообще никакой... кто знает, что случится, если я сейчас... коснусь этого камня, например?
После этого девушка решилась снова посмотреть на истекающий кровью камень - посмотреть уже с исследовательской точки зрения, без дрожи и трепета. В конце концов, чего она там не видела?
Гвендолин поднесла свечу поближе, коснулась пальцем мокрого от крови свёртка (а может, это всё-таки не камень...), а потом одной рукой стала его разворачивать, не давая воску капнуть ни на ткань, ни на её содержимое, чем бы оно ни было.
Не удивлюсь, если там завёрнуто чьё-то сердце. Был его обладатель бесчувственным или сентиментальным - все сердца кровоточат совершенно одинаково... только... неужели его вынули из чьей-то груди недавно? Да, скорее всего. И ещё сверху кровью полили - другой причины такого обильного кровотечения я просто не вижу. Странная выходка.
Гвен даже улыбнулась, настолько странной ей показалась эта выходка неизвестной сущности. Правда, улыбка лекарки тут же увяла, когда волшебница подумала о том, что материалом для этого розыгрыша послужило, скорее всего, живое существо... а неизвестная сущность вполне может вынашивать планы на счёт того, чтобы повторить свою выходку, но уже над телом Гвендолин.
Не нужно об этом думать. Сейчас разверну этот камень, и посмотрю, что он такое на самом деле.

5

Секунды концентрации казалось никогда не завершаться, но в итоге, светлое марево заклинания всё же на миг окутало девушку.
Гвен отвернула оставшийся кусок ткани и увидела младенца, синева кожи у которого была видна даже в желтоватом свете свечи. Девушка сразу заметила белый жгут пуповины, обвитый вокруг его шеи.
Младенец внезапно открыл бесконечно чёрные глаза, и в тот же миг Гвендолин охватил приступ удушья. Казалось, что кто-то пытается сдавить её горло невероятно сильными руками.

6

Всё хуже и хуже. А не тот ли этот младенец, с которым роженица не справилась? - Гвен внимательно всмотрелась в лицо ребёнка, пытаясь его опознать. Увы, отличать младенцев одного от другого лучше всего могут матери, особенно если у них глаза посильнее, чем у лекарки. Впрочем, волшебница и так догадывалась: тот самый. Нельзя было не связать голос его отца, неудачную операцию - и тут же явившееся дитя, удушенное своей же пуповиной.
Внезапно горло сдавил резкий спазм - будто перца куснула, острейшего, красного. Закашлявшись, девушка поскорее закрыла мёртвое лицо младенца тряпкой. Напрасно. Плод, обвитый пуповиной, когда-то соединявшей его с матерью, так и стоял перед глазами, как будто его образ был соткан из очень густого дыма. Такого, какой дают, например, сырые дрова: плотный, едкий. А глаза... они вцепились в душу, не отпуская. Лекарке, в общем-то, и до сей поры случалось видеть мёртвых детей, в том числе и новорожденных, и ещё вовсе нерождённых, но такого младенца перед ней не было ещё ни разу.
Здесь не было младенческого страха перед миром, не успевшего исчезнуть до гибели ребёнка; не было и застывшей бессмысленности во взгляде. Здесь было надменное ужасающее превосходство над глупой живой. Сила смерти, заключённая в блестящем стекле детских глаз, обвивалась вокруг шеи девушки.
Вот ещё мне не хватало такой мистики! - спотыкаясь и надрывая горло попытками вдохнуть, Гвен оперлась на стол, понимая, что до окна она не доковыляет, и открыть его не сможет - вот-вот задохнётся. Такой беспомощной она себя давно уже не чувствовала! В глазах прыгали бешеные мушки, лёгкие горели огнём, а руки подгибались...
Невидимая пуповина удушья, тянущаяся к горлу целительницы, кажется, из глаз маленького мертвеца, всё сжималась.
Из последних сил, следуя за наитием, Гвендолин снова откинула тряпку и попыталась неловкими руками освободить шею младенца: размотать, оборвать, разрезать пуповину. Если не подействует... что ж, она пойдёт и даже поползёт к окну, а лучше - к двери и на улицу. На воздухе, может, и отпустит - если удастся добраться до воздуха. Однако своих шансов девушка не прикидывала, не загадывала на удачу: всё её существо было полно только одним стремлением - избавиться от удушья!

Отредактировано Гвендолин (2013-12-04 01:44:22)

7

Как только Гвен откинула с лица младенца тряпицу и протянула руку к пуповине, маленькая младенческая ручонка схватила её за палец с нехарактерной для его возраста силой.
Давление на горло тут же прекратилось и она могла вздохнуть, но мысли о глотке воздуха стёрлись перед тем, что она увидела. Два глаза, лишённые зрачков, вновь распахнулись и смотрели точно в её глаза.
Младенец подтянул ладонь Гвен к себе и укусил за руку, между большим и указательным пальцами. Тонкие словно иглы зубы оставили ряды точек из которых обильно потекла кровь.
Девушка вздрогнула, выпуская свёрток из своих рук, но тот разлетелся тягучими каплями при ударе об пол. Весь воздух наполнился запахом крови, которая растекалась по полу и стекала по ногам Гвен .
Из-под стола донеслось приглушённое хихиканье, словно ребёнок задохнулся в истерическом смехе, и теперь ему не хватало воздуха, чтобы продолжать смеяться в полный голос.

8

- Ай! - вскрикнула целительница, не столько роняя свёрток, сколько отбрасывая его от себя. Отвратительные тягучие капли, разбрызгавшись, как-то отрезвили её. Она ещё боролась за своё право считать любой ужас наяву всего лишь сном, но уже поняла, что в этом сне надо делать хоть что-нибудь. Надо его менять...
- Ах ты, маленькая гадина... - вырвалось у целительницы. Она уже не столько боялась, сколько злилась... видя изгвазданный операционный стол, слыша отвратительный булькающий смех, и, наконец, снова, снова, снова вспоминая пальцами ощущение холодной пористой кожи и чрезмерно обильной, чрезмерно свежей крови, девушка постепенно приходила к выводу, что имеет дело с умертвием. Пусть всего лишь мертворожденным младенцем, но всё-таки нежитью. Тем более, с такими-то зубищами... кто знает, может быть, они ещё и ядовиты. Зубы мертвецов нередко несут на себе множество мерзких вещей - начиная от трупного яда и заканчивая столбняком.
Сознание отчаянно просило промыть руку спиртом и забинтовать, но лекарка не могла тратить время, пока недомёртвая пакость ползает под её столом и, возможно, угрожает её жизни. Свет жизни отправился по адресу - волшебница сориентировалась по смеху, колдовала почти вслепую.
Сейчас, обработаю руку и разберусь, что делать с этим созданием... или же - как проснуться. Конечно, бывает, что мертвецы рассыпаются в руках, в том числе и ожившие - но не на кровяные капли же. Это сон. Омерзительно неприятный, но всё-таки сон...
Да, девушке и раньше снились кошмары, но такие настоящие - ещё никогда. Ночную рубашку никогда не пропитывала кровь. Не было ни железного запаха, ни холода мёртвой кожи, ни зубов-иголок, словно пропитанных жидким огнём. Ещё хуже было то, что боль не разбудила её. Насколько крепко она спит?
Пожалуйста, разбудите меня кто-нибудь. Тётушка, давай, потряси меня за плечо... - Гвен зажмурилась, чтобы лучше сконцентрироваться на следующем колдовстве. - ...и скажи, что маме снова плохо. Ей-то я помогу. Это здесь есть риск не справиться... а ей-то я помогу без проблем.
Коснувшись ранки, оставленной зубами, целительной ладонью, девушка приготовилась снова сражаться. Был шанс ударить сильным заклятием, но цель сначала нужно разглядеть.
Ну, где ты там, противоестественная мерзость? Попала я в тебя или нет? Крепко взяв ещё горящую свечу, Гвендолин толкнула стол, отодвигая его. Нет дураков лезть к этой твари напрямую. А вдруг свет жизни не нашёл своей цели?

9

После вспышки света смех прекратился, сменившись тихим шипением.
Целительные ладони делали своё дело, но неприятный зуд, то ли настоящий, то ли просто игра памяти и воображения, начал раздражать то место, где уже исчезала рана от укуса.
Гвен подвинула стол, и гулкое постукивание, словно катили камень, быстро сместилось из под стола в самый угол комнаты.
В темноте появилась грузная фигура, почти на голову выше Гвен. Она бесшумно сделала пару шагов на встречу девушке.
Фигура дёрнулась и Гвен рефлекторно отстранилась, но только после того, как тяжёлый камень, привязанный за верёвку, с треском разбил край стола и упал на пол.

10

Гвен стояла в оцепенении, глядя на то, как тяжёлый камень, словно плуг, бороздит щепки и медленно уползает в сторону тени. Скрип деревянных щепок, сменился глухим скрежетом камня о камень.
- Ты всё ещё дышишь. - Шепот ударил по барабанным перепонкам, словно это был крик.
Тень шагнула вперёд и справа от неё взметнулся камень, ударив в правое плечо и сбив девушку с ног.
Гвен сразу приподнялась, опираясь на уцелевшую руку. Она хотела видеть, что будет дальше, хотя она знала, что увиденное ей точно не понравится.
Под ногами растекалась тёплая влага. На её счастье, это была не кровь, что доказывал лёгкий, немного аммиачный запах.

11

Дальнейшее трудно описать точными словами, они все безвозвратно слетели с языка. Гвендолин медленно следила за приближающимся... Зрачки её глаз дрожали, с губ срывались нечленораздельные звуки, больше похожие на редкое, но резкое, прерывистое дыхание.
Девушка невольно попятилась назад, используя уцелевшую руку как опору. Она всё ползла и ползла, пока не уткнулась затылком во что-то мягкое, горячее и дурно пахнущее. В следующий миг она подняла глаза. Помещение прорезал душераздирающий крик, Гвендолин схватилась за голову и поняла, в последний миг, что окончательно потеряла рассудок.

Поражение

+0 уровней, +0 рейтинга арены


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив завершенных боев » ЗОБ: Ночь. Коридор. Свеча...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно