Альзар Фифс

http://s0.uploads.ru/xIREW.jpg

Какая судьба ждет ребенка, родившегося в семье ученых? Такая же, как и любого другого ребенка, родители которому достались любящие и заботливые. Кара Фифс и Раян Фифс были высокопоставленными придворными магами на службе у Лорда фон Валента. Провиция Сим - небольшой кусок земли на северо-востоке Империи. Малонаселенная, скудная земля, богатая лишь залежами редких металлов и тайнами природы, над которыми и работали маги из семейства Фифс. Кара и Раян вступили в брак по расчету, семейство Кары таким образом восстановило потерянное влияние при дворе, а семья родители Раяна получили для сына достойную, одаренную супругу, способную принести семейству наследника-мага. На самом деле, Кара равнодушно относилась к Раяну, но была рада сбежать из дома занудных родных, не видящих в жизни никаких развлечений, кроме придворных интриг, она была магом и ей была интересна наука. Раян тоже проявлял интерес к необычному, и потому со временем у них получилось на редкость дружное семейство, скрепленное общими идеями и интересами. Альзар родился, когда его родителям было уже более сорока лет. До этого, маги считали наличие ребенка - огромной помехой для удовлетворения собственных интересов. Теперь же они решились, и это тоже было обосновано логикой.
Главным исследованием Раяна и Кары был эфир, который ученые назвали "Голубой Инь". Согласно теории Раяна, вода и воздух в мире переплетены куда более тесно, чем две любые другие стихии элементов и мироздания, он проводил эксперименты над речными и морскими рыбами, открыв удивительный факт того, что все они не могут жить без воздуха, ровно как и без воды. Раян организовал множество экспедиций на северные источники, он пытался доказать тот факт, что смешивая эфир воды и воздуха в определенных пропорциях, при определенных условиях, можно получить особую разновидность эфира воды, частично, обладающую свойствами воздушного эфира. Он считал, что если эфир воды способен сплетаться с солярной первоосновой естества, образуя багровый эфир крови, то разумеется, вода способна и на другие слияния, как и другие стихии. Раян мечтал открыть особую, никому не ведомую ранее магию, наподобие магии металла или крови, он искренне верил, что это будет только началом, и познав суть, закономерность в искривлении эфира, маги смогут научиться управлять огромным множеством "подвидов" каждой из стихий элементов. Увы, работа Раяна и его жены занимала явно не одну жизнь.
Имя Альзару было дано яркое, мальчик должен был продолжить дело семьи, если его родители не успеют закончить дело за отпущенный им срок. Руководствуясь в основном разумом, семейство Фифсов не забывало и о простых человеческих чувствах, а потому Альзар получал в меру и любви, и тепла, и наставлений и замечаний. Ребенком он был послушным и смышленым. Дар к магии воды у него проявился с самого детства, родители не только отдали его в лучшую школу магии, которой располагает город Ельник, но и сами обучали его магии, заодно по-немногу посвещая Альзара в свои исследования. Мальчик быстро рос, хорошо осознавая свое место в этом мире, он родился среди магов Лорда, играл с другими дворянскими детьми, заводил с ними споры. Как-то раз, он проболтался, что они с родителями занимаются такими вещами, которые другим магам и не снились, и что он со временем первым научится владеть такой стихией, которой не владеет никто в мире. Разумеется Альзар был осмеян, и обида затаилась у него где-то очень глубоко. Мальчик стал юношей, с прекрасной мечтой - научиться использовать "Голубой Инь", как отдельную стихию. Он поступил в Аклорию, отучился, как положено, пять лет и закончил её с отличием, получив белую мантию.
Первую любовь Альзара звали Луиза. Они встречались в академии, но когда Альзар набрался смелости поделиться своей мечтой с ней, девушка не удержалась от смешка. На этом они расстались. Вторая любовь быстро нашла подавленного мага, после академии. Это была дочь садовника, ухаживающего за императорским садом. Она не была магом и они действительно любили друг друга. Звали её Раиса, она забеременела и из-за неё, маг, вопреки возмущениям родителей, остался на пару лет в Иридиуме. У Раи родилась двойня, мальчики Киоран и Вилиам, Альзар любил своих детей, но все свободное время он проводил за книгами или в лаборатории, арендованной у гильдии Алхимиков. Рая хотела обычной семейной жизни, а Альзар жаждал знаний, отношения между ними быстро пошли на разлад, а последней искрой стало письмо от родителей Альзара, которые, по его словам "Как никогда близки к разгадке". Раиса обвинила Альзара в том, что он обесчестил её и бросает с детьми, магу было тяжело в этот день, прозрачная речная вода покрылась льдом. Альзар был холоден в этот день, как никогда. Дети проявляли таланты к магии воды, маг позвал Раису с собой в Ельник, а когда она отказалась, забрал с собой обоих детей и телепортировался на родину.
Родственники из-за истории, в которую влип Альзар, подняли шумиху, но родителям Альзара, как и ему самому, было глубоко плевать на их мнение. Альзар нанял сиделку по имени Мири, и отправился с родителями в очередную экспедицию. Это была опасная, самая опасная из всех экспедиций Фифсов. Маги направлялись в безымянные земли. Только там есть все необходимые условия, чтобы проверить устойчивость "Голубого Иня" в крайне агрессивной среде, а так же взаимодействие Иня с некоторой запрещенной магией. Маги, и наемники, которые их охраняли, работали во враждебных землях несколько месяцев. И это перевернуло всю жизнь юного мага.
Произошло не нападение некромантов, и не атака гончих сердца... Этих стычек хватало по ходу всей экспедиции. Случилось кое-что похуже. Раян Фифс, в свои 69 лет, неожиданно открыл в себе дар магии смерти. Не смотря на умоляющий плач Кары, Фифс покончил с собой, не желая порочить свое имя, неразрывно связанное с делом всей его жизни. Раян умер с улыбкой на устах, зная что его дело продолжит сын, ведь он не знал, что Альзар Фифс, 24-летний молодой маг, уже месяц, как открыл в себе дар магии смерти и скрывал это... Альзар не знал, что делать и как быть, после смерти отца он не мог больше врать матери, и не хотел, чтобы его дети знали, что их отец - некромант. Он оставил письмо матери, в котором просил позаботиться о внуках, и ни за что не пускать их в безымянные земли. Он написал, что покончит с собой, так же как это сделал его отец, но не смог этого сделать.

На этой ноте заканчивается история Альзара Фифса, ученого мага, при дворе лодра фон Валента, и начинается история Стратега. Выживать в безымянных землях - дело не легкое, но когда маг не смог умереть, он решил жить, чтобы закончить исследования. Прежде всего ему нужна была еда, вода, укрытие... Убив одного из местных некромантов, маг обстроился в его логове, захватил его книги и свитки, по которым стал учиться управлять своим новым даром. Мага терзала навязчивая параноидальная мысль о том, что рано или поздно кто-нибудь придет навестить некроманта, и вряд-ли будет рад, обнаружив на его месте другого. Это стало достойным стимулом быстрее учиться магии смерти. Прошло два месяца, а гостей до сих пор не было. Сначала Альзар хотел воскресить отца, поскольку гнетущее чувство одиночества вселяло в молодого мага массу неуверенности. Вскоре он отказался от этой идеи, осознав, что душа отца нашла покой в своем неведении, а вытащить избранную душу из круговорота душ мог разве что великий некромант Блэкет. Потом начинающий некромант изобрел заклятие, позволяющее использовать глаза связанных с ним мертвецов, как свои собственные. Таким образом, он стал использовать нежить для шпионажа, и выяснил, что действительно, Шадар, некромант, который раньше жил в нынешнем убежище Альзара, должен был написать трактат, который бы служил страницей для создания Гриммуара другого некроманта, по имени Хокан, этот некромант пользовался некоторым влиянием и явно был силен. Фортуна улыбнулась Альзару, поскольку трактат должен был быть посвящен как раз связи некромантии со стихией воды, его собственной стихией.
Выживать своими силами. Влиться в новый дом. Теперь он некромант, и может рассчитывать только на себя. Первый план был уже досконально построен в голове, и когда Хокан наведался в гости к Альзару, его встретили стройные ряды нежити, услужливо расступившихся "коридорчиком", уступая дорогу сильному некроманту. Какого было удивление Хокана, когда вместо горбатой фигуры знакомого Шадара, пред ним предстал молодой голубоглазый юноша с наглым видом, и торжественно поклонился.
- Ты не думай, что весь этот цирк спасет тебя от вечных мук! - Такими словами приветствовала Альзара Хокан. Он ждал пол года, и сейчас был не в настроении, потому что работа, которую он заказывал, была саботирована из-за амбиций какого-то молокососа.
- Господин, не подарите ли вы мне быструю смерть, если я преподнесу вам достойный вас подарок? - Смиренно вопросил Альзар, стараясь, не показывать свою ухмылку.
"Господин", явно разрешил Альзару сделать подарок, чтобы посмеяться над ним, но когда его глаза увидели долгожданный трактат, некромант поменялся в лице, и тогда уже Альзару пристало смеяться, но он сдержался, с могущественными некромантами стоит быть вежливым.
- Как тебя зовут, маг?
- Называйте меня просто "Стратег", мой господин!
Со временем нашлись и недоброжелатели. Сначала это были конкуренты, старающиеся добиться расположения Хокана более Альзара. Могущественный маг не разбирался с ссорами своих прихлебателей, так что Альзару пришлось самому вести войну против своих врагов. А война между некромантами идет до тех пор, пока местоположение одного из некромантов не становится ясно второму, в то время, как его собственное местоположение остается неизвестным. Используя различные методы, не только магические, но и такие простые как дезинформация, Альзар, имея лишь горстку низкосортной нежити, одерживал победы над довольно сильными и влиятельными противниками. Со временем, о нем разошлись слухи, явно превышающие его реальный потенциал. Альзар стал предполагать, что если так пойдет дальше, его рано или поздно может разыскать кто-нибудь, просто из-за желания "помериться силой". В том, что он - обычный маг, без особого таланта, он хорошо отдавал себе отчет и не делал ставки на то, что сможет победить в прямом бою. Вариантов он видел два. Бежать при первом же слушке или встать на место Хокана. Учитывая, что бежать ему было некуда, выбор был очевиден. Имея за собой толпы последователей, можно натравить их на любого врага, прежде чем он додумается о том, чтобы бросить вызов лично Стратегу. Стратег всегда узнавал все первым, и всегда наносил упреждающие удары. 
На этот раз план Альзара был гениален в своей простоте. Хокан никому не доверяет, к нему невозможно подобраться. Он циничен и жесток. Все это Стратег хотел использовать против Хокана. Подставить несколько приспешников под горячую руку хозяина, породить беспринципную жестокость, а затем использовать оставшихся в живых прислужников, чтобы создать заговор, а самому остаться в стороне, но все планы на этот раз оказались нарушены тем, от кого Альзар меньше всего ожидал удара.
Стратегу было уже 39 лет, когда о нем каким-то образом прознала Раиса. Женщина не теряла времени даром, она смогла вернуть собственных детей и отравить старую мать Альзара. Она каким-то образом прознала о том, что Альзар жив, смогла настроить детей, которые сейчас являлись молодыми многообещающими магами, против отца, а кроме того, снюхалась с Луизой, которая в свою очередь успела стать влиятельной магессой, главой гильдии магов "Зеркало миражей". Убийцы появились внезапно, и лишь врожденная осторожность смогла спасти Альзара от первого покушения. Ему пришлось оставить свои амбиции, по поводу Хокана, а так же исследования "Голубого Иня" и заняться тем, чем он привык заниматься - выживанием. Вскоре, он узнал, что следующими, кто попытается его убить - станут его собственные дети.

Стратег всегда следовал голосу логики. Он понимал, что ему не удастся переубедить детей, и он понимал, что не хочет их убивать. Ему не оставалось выбора, кроме как умереть самому. Но ведь, он так и не завершил исследование "Голубого Иня". Выход был, Стратег сразу нашел его, но решиться на этот шаг было не легко. Луиза явно использует магию, чтобы выяснить, жив ли он, поэтому умереть в любом случае придется, но стоит ли прекращать исследования, умерев? Разумеется нет! Ритуал, который провел маг, был для него тяжелым испытанием, он не упивался торжеством смерти, превращая себя в лича, сердце остановило свой стук на тяжелой ноте. А душа, наполненная скорбью об утерянном, засияла в кристалле. Началась новая жизнь - жизнь после смерти. Маг действительно смог одурачить преследователей, став личем, но теперь ему пришлось отказаться от интриг, затеянных в обществе некромантов. Даже в безымянных землях, между живыми и мертвыми, стояла огромная пропасть. Стратег теперь не нуждался в еде, воде, отдыхе. Он спокойно сменил укрытие, и смог посвятить все свое время исследованиям "Голубого Иня". Через долгих 60 лет, он наконец-то смог добиться результатов. И результат был впечатляющим! Дело все его жизни! Дело всей жизни его отца! Дело, погубившее всю семью Фифс! Все это оказалось полным пшиком, мелкотой и разочарованием. "Голубой Инь" - вовсе не новый вид эфира, а всего лишь заклинание высшей магии, заклинание, при работе которого соединяются два вида эфира в определенную эфирную субстанцию. Оказалось, что природа иногда способна сама создавать условия для этого проявления, тогда не нужны жесты, символы и ритуалы, заклинание фактически проявляется "само собой", так что это даже не заклинание, а обычное явление природы, причем явление не имеющее никаких свойств, не взаимодействующее не с чем, и никак не может быть использовано на практике. Причуда природы, которая просто есть. Новыми видами эфира тут и близко не пахнет, его отец ошибался с самого начала. Стратега охватило отчаяние, он смеялся днями напролет.
Но пытливый разум мага не дал ему вконец обезуметь. Он решил вернуть себе то, чего его лишили - простой жизни. Стратег занимался исследованием способов вернуть себе живое тело, но регулярно заходил в тупик. Информации которую он мог достать, явно недостаточно. Лич никогда не стремился к власти, но всегда первым делом заботился о собственной безопасности. Иногда ему приходилось работать с другими некромантами или личами, которые по тем или иным причинам не хотели оставлять его в покое. Стратег устал от этой суеты, иногда уставал так, что был готов добровольно отправиться на покой, но всегда его вытягивало в наш бренный мир одно - жажда к знаниям. Шли годы, со временем Стратег бросил попытки работы с жизнью. Бытие немертвого с годами стало казаться ему весьма удобным, и он уже не хотел так просто отказываться от него, в угоду перспективе состариться и помереть, как человек. Но он хотел вернуть тепло, вернуть чувства, и все другие прелести жизни, не отказываясь от преимуществ посмертия. Это и стало его новой целью существования. Он углубился в исследования, начав помаленьку модифицировать свое тело. Он смог добиться некоторых успехов, воссоздав при помощи магии голос, но это был только первый, маленький шажок. Стратег осознал, что наконец-то нашел собственную цель, не цель его отца, а настоящую, свою цель - создание идеального тела, мертвого, но не чем не уступающего живому в том что касается чувств. Это своего рода бессмертие, но целью стало не бессмертие, как таковое, а именно создание этакого бессмертия. Эксперименты с собственным телом, со всей присущей Стратегу осторожностью растянулись на многие десятилетия, пока к власти не пришел Магистр Марагор.

Стратег знал, что рано или поздно явится никто иной как Кел-Разор, великий Архилич Марагора, чтобы сделать Стратегу предложение от которого невозможно отказаться. На момент появления Архилича, Стратег уже точно знал что он ответит, и точно знал чего он хочет. Он согласится, ведь он - Стратег. Войны все равно не избежать, а он сможет побыстрее закончить войну, чтобы вернуться к своим исследованиям, имея в руках совершенно новый материал, доступ к которому был утрачен сотни лет назад.