Альфон Дрейконс

http://s7.uploads.ru/kmqji.jpg

Короткая связь простой куртизанки и боевого чародея могла стать обыкновенной и ненужной заметкой в истории Мистериума. Но у каждого мгновения есть своё продолжение, иногда не серьёзное, а иногда, очень важное.
Альфон появился на свет в неподходящем месте и в неподходящее время. Мальчик, с огненно-красными волосами и золотистым взглядом, уже своим видом напоминал маленький яркий огонёк. Рождение мальчика был скорее тяжёлой ноши для матери, нежели радостью.  Но она честно исполняла тот минимум обязанностей, что от неё требовался. Так что, мальчик не был избалован материнским вниманием. Он рос молчаливым и можно сказать, что вполне послушным, не доставляя особых хлопот окружающим. Пока мать «работала», Альфон сидел на улице один, играя с игрушками, что доставались от прежних детей. Будучи ещё совсем маленьким он не осуждал мать и отсутствие заинтересованности в воспитании сына или хоть малейшее участие в его маленькой жизни. Нет, наоборот, он был рад каждой минуте, что уделяла его горе-мать. Был рад её мимолётной ласке и лёгким поцелуям в пухлые щёки. Его маленький мир, состоявший из его самого, несчастной матери и старых игрушек просуществовал четыре года, которые пролетели и сгорели словно в одно мгновение. А потом пришёл он, «огненный пёс», как прозвал его мальчик. Альфон не догадывался, что этот грозный и властный мужчина на деле окажется его настоящим отцом. Первые следы страха закрались в маленькое и трепетное сердце мальчика в этот миг. А как только юный Дрейконс понял, что Пёс заберёт его с собой, что его мирок разрушен, то возненавидел этого человека, что так внезапно ворвался в жизнь мальчишки.
Когда же сам Муад Дрейконс узнал, что от той встречи с неизвестной куртизанкой у него родился сын, то ни на минуту не сомневался в своих дальнейших действиях. Он пришёл к той женщине и просто молча забрал ребёнка, ничего не говоря и не оставляя его матери никакого шанса на дальнейшие встречи с сыном. Не в его правилах было что-либо объяснять, тем более женщине, существу неосторожному и непостоянному. Теперь сын был в надёжных руках. Мнения у маленького сына он конечно же не спрашивал. Да и разве может мелкий щенок знать, что для него хорошо, а что нет? Именно поэтому отец забирает его к себе.
Альфон рос в обстановке абсолютно не пригодной для воспитания ребёнка, но его отец так не считал. По мнению Дрейконса-старшего, военный лагерь был самым, что ни на есть отличнейшим местом для воспитания будущего мага огня. Если по началу к четырёхлетнему мальчишке относились с небольшим снисхождением, оправдывая всё детской глупостью и наивностью, то спустя пару лет за любую шалость Альфон мог отправиться чистить бараки или отрабатывать свои провинности на кухне. Муад Дрейконс был властным и грубым на слова отцом. Он не жалел сына и относился к его воспитанию чересчур серьёзно, уделяя очень много времени на воспитание в сыне понятия чести, ответственности и справедливости.
Альфон боялся и ненавидел отца. За то, что лишил материнского внимания, пусть и недостаточного, её заботы и нежности, полностью погрузив ребёнка в жестокость и неоспоримость военных законов. Но с другой стороны, Дрейконс-младший был горд отцом, он видел, что Пса уважают, хоть и нелестно порой отзываются. Что боевого чародея бояться и лишний раз стараются не идти вразрез его словам и никогда, абсолютно никогда, не оспаривают его решений и приказов. В такие моменты Альфон желал быть похожим только на отца. Быть таким же волевым и решительным.
Грубый характер и норов Муада отбил всякую охоту спорить с ним или не слушаться, отчего Альфон вырос очень молчаливым, но внимательным. Он никогда не витал где-то в облаках и не придавался юношеским мечтам. Когда отец принялся за его обучении магии огня, Альфон отринул ненависть к отцу, что день ото дня грызла его изнутри и жадно поглощал знания. Словно тот самый огонь, которому ему предстояло обуздать. На радость командиру подразделения магов мальчишка имел явный талант к магии и тянулся к изучению так же яростно, как когда-то сам Муад. Дисциплина у мальчишки была потрясающей, а всё благодаря тому, что отец занялся его выправкой сразу, как только привёл в лагерь. Поэтому особых хлопот в обучении не встречалось.
После нескольких лет обучения, нескончаемых тренировок и несчитанных чисток бараков Муад Дрейконс наконец-то посчитал нужным, что сын отлично подготовлен и что теперь им можно гордиться. Он надеялся, что вырастил подобного себе.
Свой отпечаток в судьбе мальчика оставил мастер Грэг, руководитель развед.корпуса Верхнего лагеря. Человек своего дела, воин чести, но не такой ярый противник службы, как Муад. Грэг часто поддерживал Дрейконса-младшего там, где отец и слушать даже не хотел. Альфон рос, постепенно становясь мужчиной и его способности к магии огня возрастали с каждым днём. Он был готов пойти по стопам отца и стать таким же боевым магом, как и Муад, сражаться против нежити на стороне Империи, умереть за Империю. Боевое крещение Альфон прошёл рано, когда отец направил его в одно из сражений, правда под присмотром всё того же мастера Грэга. Молодой маг вернулся в лагерь весь в крови, в своей и чужой, но с горящим взором, пылающим сердцем и неустанно говорил о произошедшей битвы, что на него не было похоже. В следующие походы Альфон рвался сам, чтобы доказать прежде всего отцу, что он сильный маг, что он способен на многое.
В один из дней пришли известия, что на военный лагерь возле Ордена Палладинов готовится нападение Риг-арзула, который намеревается уничтожить его, стерев с лица земли и превратить всех в нежить. Лагерь после такой новости загудел, как рассерженный улей, в который ткнули горящую палку. Немедленно начался отбор очередного «мяса», дабы остановить очередную попытку стереть с лица Мистериума ещё один батальон. Когда до Альфона дошёл "этот" приказ и то, что во главе отряда будет никто иной, как его лучший друг - мастер Грэг, направился к командующему лагерем, чтобы уточнить, не сошёл ли тот с ума. Отряду разведчиков был отдан приказ тайно пробраться в лагерь нежити и убить Риг-арзула, а Альфону получено было проследить, чтобы все было выполнено в лучшем свете. Риг-арзул был одним из сильнейших личей на службе у Марагора, а лагерь нежити был установлен на открытой местности и хорошо укреплен. Это неправильно! Вот так, посылать на откровенную и не разумную бойню людей, которые могли сослужить куда большую службу, это крайне глупо и недостойно! Недостойно быть командующем лагерем тому человеку, кто так опрометчиво гонит людей, как скот, на верную смерть.
Печатая шаг, Альфон бесцеремонно вошёл в шатёр главнокомандующего, и лицо его изменилось... Генерал и двое первых капитанов сидели у накрытого стола, на котором были разложены фрукты, ломтики мясного рулета, булочки и прочая снедь. Офицеры сидели, с удовлетворенным видом выпивая за погибель мертвецов и смеясь, провожали Риг-Арзула в мир иной. Альфон собрался с духом, и игнорируя обстановку, довольно жёстко высказал свою точку зрения. Его слова были восприняты со смехом и мальчишку, а он виделся многим именно таким, выдворили вон.
Тогда маг огня не раздумывая направился к отцу в Пограничный лагерь, с теми же словами. Естественно Муад был полностью согласен с главнокомандующем, и пусть он в глаза не видел генерала соседнего батальона, но даже мысли у Пса не возникло о том, что неповиновение старшим по званию может быть оправдано хоть чем-либо. Тогда Альфон дерзко бросил, что "его" отряд ни за что не пойдёт добровольно на верную смерть, и пусть их всех считают отступниками, но он с места не сдвинется. Муад сжал кулаки и сквозь сжатые зубы приказал сыну убраться вон и молча выполнить приказ, а если он ещё раз придёт с подобным возражением хоть к кому-нибудь, то ему не поздоровится. Но Альфон упорно стоял на месте, твердя, что он никуда не пойдёт, пока столь идиотский приказ не будет отменён. Муад не выдержал и со всей силы ударил сына, отчего тот отлетел на несколько метров, врезавшись в одного из солдат. Альфон, будучи точной копией характера своего деспотичного отца вскочил на ноги и, не раздумывая бросился с кулаками на отца. В нешуточную драку двух Дрейконсов не смели вмешиваться, зная, что иначе жертв будет больше. Удар за ударом, и всё-таки отец оказался сильнее.
- Убирайся вон!!!!
Огонь полыхал вокруг двоих людей, рискуя вырваться в нечто большее. Муад, тяжело ступая, отправился прямиком к командующему соседним лагерем, чтобы взять на себя всю ответственность. Всех, кто под влиянием непутёвого сына отказался идти в сражение, заключили в камеры. Гнев Альфона на отца только разгорелся ещё больше, вспомнив старые обиды, он возненавидел Дрейконса-старшего как никогда раньше.
Под покровом ночи Альфон, освободил из тюрьмы провинившийся отряд и вместе они сбежали прочь из безумного лагеря. Дезертиры?
- Нет! - говорил Дрейконс-младший своим людям. - Мы не дезертиры!!! Мы не убежим в тыл, поджав хвосты, мы станем вольными наёмниками и будем сражаться с нежитью сами по себе! Мы защитим нашу империю и без толстых задниц, купивших себе офицерские чины за богатство своих земель! Кровь к огню!
Это было куда лучше, чем отправляться на верную смерть под наставления родного отца. Мастер Грэг, хоть и был старше - проникся глубоким уважением к юному магу, он и его друзья были готовы следовать за ним хоть на край света, они были готовы терпеть голод, холод и скитания, из последних сил хвататься за мечи, чтобы рубить оживших скелетов, ведь то что подарил им Альфон, помимо жизни - была истина. Так Альфон стал отступником и мародёром. Пришлось обирать павших и вести черные дела, чтобы прокормить себя и отряд. К счастью, опытные разведчики могли беспрепятственно использовать свои связи, и потому Альфон был в курсе событий, происходящих на фронте. Единственно чего он боялся, что отец ищет его.
- Если он найдет нас - будет бой, на этот раз, насмерть. - после этих слов, никто и никогда больше не решился заговорить с Альфоном на эту тему.
В одной из рискованных вылазок разведчик из отряда Альфона узнал, что в одной из пещер было закопано священное оружие, оставленное во время отступления в пещере, дабы не попало в руки к нежити. Святое оружие, столь необходимое отряду, чтобы начать настоящие операции против нежити, выглядело как подарок судьбы. Дрейконс-младший усмехнулся, предвидя лёгкую добычу и дал отмашку отряду начать сборы. Небольшой отряд в короткий срок добрался до нужной горы и обнаружил пещеру, заваленную камнями.
Наёмники работали посменно, чтобы как можно быстрее разобрать завал и завладеть священным оружием. Освещая себе дорогу магическим огнём, Альфон и его отряд прошли внутрь пещеры. Ухмылка не сходила с лица молодого предводителя, когда он обнаружил ту самую повозку с оружием и предметами, созданными для противостояния силам тьмы. Проверив всё, люди решили здесь остаться, чтобы переждать ночь.
Но увы, судьба не была так благосклонна к наследнику дара огня, как показалось ему, ведь имущество, сокрытое в пещере - принадлежало другим, и кто бы мог подумать, что они явятся за ним именно сегодня... Когда в пещере появился Ману-Астар, грязный Дроу, из извечно проклятой расы, с древних времен сражающихся против империи и её союзников, эльфов, Альфон успел подумать о шпионе Марагора, но когда этот Дроу произнес имя его отца.....Ни один мускул не дрогнул на лице мага огня, но где-то в глубине души начал просыпаться тот гнев и та ненависть, что он все время безуспешно пытался заглушить. "Как же низко ты пал, отец... Как же низко ты пал... " Мастеру Грэгу не надо было нечего объяснять - он все знал и так! Он приказал обезглавить мерзавца, и начался бой. На выручку Дроу подоспели и другие противники. Как и всякая группа Дрейконса, эта состояла из совершенно разных людей, и не только. Силу магов, Альфон оценил почти сразу, он понимал, что его людям не справится с ними, и ни за что не договориться. Кровь к огню! Магия Альфона раскрывалась в суровых испытаниях войны, и с самого начала его дар, как и он сам, понимал лишь язык чувств, он не мог сражаться здесь в пещере, огонь яростен и несносен - если бы обрушились своды, он бы погиб, но это не важно, хуже то, что он бы убил своих же людей. Альфон стоял в стороне и до последнего верил в товарищей, когда те уже было начали одерживать победу, но тут случилось непоправимое. Его лучший убийца, его лучший друг, человек, который приложил не мало воли и усилий, ради Альфона, и тот, кто шел рука об руку с ним... Погиб... Мастер Грэг упал, не произнося ни слова. Оставшиеся в живых члены отряда ужаснулись и были готовы в страхе убежать. Вот тогда молодой маг не выдержал и его пламя всколыхнулось, пробуждая своего хозяина. К черту отца! К черту все! К черту всех! Кровь к огню! Сгорая в пламени мести и ярости, Альфон призвал всю свою силу. Огненное кольцо защищало своего хозяина, пока Альфон двигался к противникам, так нагло ворвавшимся в его жизнь, совсем как отец... Феликс, как звали необычного котообразного гуманоида, возглавляющего отряд наемников, посмел вызвать иллюзию, явив образ самого Муада Дрейконса, Альфон уже даже не удивлялся издевательствам со стороны отбросов, прислуживающих его проклятому отцу. Завязалась битва, но красноволосый был один. Он снова был один, без матери, без отца, без своего помощника и без верных товарищей. Возможно, в глубине души он все же сдерживался, возможно он хотел сохранить жизни хотя бы тем жалким остаткам своих людей, не прибегая к мощи своих взрывов,  а может быть он просто слишком понадеялся на свою защиту и пропустил удар. Удар, который лишил его руки. Даже покалеченный он не сдавался, настолько была сильна его ненависть к отцу... Будь отец хоть немного человечнее и внимательнее, всё могло быть иначе... Взмах его пылающего меча обратил нападающего в пепел... Последняя искорка огня поддерживала его жизнь изнутри, не давая умереть, но сил оставалось всё меньше. Слишком много было врагов и этот образ отца…. Всё же, где-то в глубине души Альфон оставался напуганным, собственным отцом, мальчишкой и не смог ничего поделать. Он свалился без сил, итог битвы был ясен, он проиграл им, но не отцу, он не сдавался до самого конца. Только вот зачем, зачем его жизнь спасли? Почему его не прикончили в этой пещере и сохранили жизнь? Ему предлагали множество вариантов, но потом, наконец-то оставили в покое. Ушли из его жизни. Кто они? Он снова остался наедине со своими мыслями и небольшим отрядом выживших. Он снова стоял на перепутье...