FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

Соскучились по словесным эвентам? На нашем канале Discord намечается игра в стилистике "Искателей страниц". Добро пожаловать на Дорогу из страниц, спешите, срок регистрации ограничен!
Поздравляем игроков и гостей форума с первой теплотой настоящего лета! Со сменой сезона приходит и сезонное обновление Магазинчика чудес, спешите опробовать новинки и летние товары!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Анкета Иллиана.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Анкета персонажа
1) Имя, Фамилия (прозвище или псевдоним, если
есть):

Иллиан Ар'Цун из клана Твили'эль.

2. Классификация игрока:
Свободный персонаж.

3. Деятельность:
Наемничество, беспринципный поиск силы и знаний.

4. Раса и религия:
Чистокровный темный эльф, искренне верует в Малассу, а из богов, почитаемых вне пещер Нойра  выделяет, наверное, только Аданоса.

5. Дата рождения и возраст/На сколько выглядит
по человеческим меркам:

13052 год Эры Раскаяния, 23 апреля — 4033 года. По человеческим меркам выглядит на 30-35 лет.

6. Характер (не менее 8 полных строк):
Двуличный лжец.
Невероятно — если судить по человеческим меркам — спокоен и сдержан. Он не обратит внимания на провокацию, если будет знать о ее сути, и ему будет все равно на оскорбление, если он будет знать, что сделано оно только для того, чтобы спровоцировать. Но если кому-то и получится сильно оскорбить его самого или его семью, то Иллиан сдержится от оскорбления в ответ. Конечно, он будет долго помнить об обиде и при удобном случае может о ней напомнить. Воспитанный в темноэльфийской семье аристократов, имеет очень широкое представление о вежливости и этикете. За столом во время ужина или же во время беседы он будет соблюдать все манеры и нормы. Привык изъясняться в исключительно понятной собеседнику манере — то есть не будет указывать что-то прислуге, оперируя научными терминами из разных языков, и наоборот — с гуманоидом умным и образованным предпочтет говорить, выстраивая сложные конструкции предложений, во время дискуссий подкрепляя свои слова проверенными фактами и грамотно аргументируя свою позицию. Нельзя сказать,что он разговорчив. Иллиану безусловно будет приятно находиться в обществе аристократии и высшего класса, но даже с ними он предпочтительно общается только по делу, а если же его все таки удаётся втянуть в светскую беседу, то он будет в гораздо большей степени слушать, чем говорить. Как и все тёмные эльфы, обладает в характере крепко укоренившейся чертой — гордостью за свою расовую принадлежность. И из-за чрезмерной флегматичности, к счастью, окружающие Иллиана представители других рас не испытывают на себе откровенного недовольства тёмного эльфа. Он довольствуется тихим презрением. Однако кого-то, в чьих венах течёт кровь светлого эльфа или Ману Астар, он будет явно оскорблять и высмеивать, не вынося общества других видов эльфов. Иногда, в трудной ситуации, может даже помочь.
Поверили? Но все вышеизложенное — ложно. Театральная маска. Да, он хороший актёр.
Сперва он пробьет чем-нибудь вам лоб.
Для него — истинного него — не существует такой вещи, как мораль. Просто пустое слово, сказанное на ветер, и имеющее чуть больше значения чем бредни бомжеватого пьянчуги. Он может убить и ребенка, и женщину, несмотря ни на что. Ведь он и хладнокровен тоже. Жизнь — пустяк, и если ей суждено оборваться из-за Иллиана, то он беспристрастно завершит дело. Или же убьет с такой жестокостью, которой позавидовали бы самые страшные звери. Ему все равно на религию других, ведь для него существует лишь одна богиня, а бога других он непременно оскорбит — может и про себя, а может — и вслух. Если, конечно, в этом есть смысл. Бесстрашен и самоуверен, (особенно во время сражения) но далеко не глуп. В конце концов, в его голове ещё осталось немножко здравого смысла и первобытного инстинкта самосохранения, и поэтому идти на очевидную смерть он не пожелает. Довольно хитер, и может обмануть почти любого и извлечь из этого выгоду. Безпринципен, кроме того, что касается его собственного достоинства и эгоизма. Да-да, откровенный эгоист, не думающий о других и о их мнении. Грамотен и неплохо эрудирован, из-за чего может поддержать разговор. Если это потребуется, конечно. Сам почти никогда не начинает разговор первым и не пытается влазить в разговор других. Несмотря на такое проявление «воспитанности», любит иногда сделать что-то вредное и отрицательно воспринимаемое общественностью.
Теперь струйка крови доберётся до вашей брови.
Он привык не доверять никому и полагаться только на собственные убеждения, хоть и не показывает этого. Вероятно для того, чтобы тот, кто старался обмануть Иллиана, сам оказался бы обманутым. Не поддается на лесть и обещания. Для него, как для тёмного эльфа, очень важно понятие кровной мести. И отсюда же вытекает злопамятность, как особая желчь его личности. Если он будет оскорблён кем-то, то, возможно, промолчит. Или в один миг разрушит всякое представление оскорбившего о очень сильной боли — заставив того почувствовать боль гораздо более ужасную. Надо заметить, что он может съязвить даже на поприще большого горя других — ведь Иллиан полон цинизма. Пессимизм, как одна из черт его истинного характера, помогает готовиться к худшему, и, в итоге, быть хорошо подготовленным к проблеме, которая окажется не такой уж и серьёзной.
Струйка крови протечет по вашей щеке возле носа.
Мрачен и замкнут в себе большую часть времени, которое проводит в попытках разобраться в своём разуме. Маг разума, неспособный сосредоточиться на своём уме, но направляющий ментальные атаки на разум других — страшен.
Он отдаёт должный отчёт тактике и планированию боя, из-за чего делает меньше ошибок. Сложно сказать, каким типом мышления он пользуется — логическим или эмоциональным — и нельзя сказать, что он держит баланс в этом. Скорее — «из крайности в крайность». Имеет большое количество вредных привычек, некоторые из которых вполне привычны и встречаются повсеместно, а другие — совсем аморальны. Любит пить алкоголь, в особенности вино — любого качества. Некоторое время проводил манипуляции с магией разума, которые помогали почувствовать действительно сильное удовольствие. Если проводить параллели с реальнымыи психологическими определениями, то его вполне можно назвать гедонистом — кем-то, кто желает прожить жизнь получив максимум удовольствия. И если любитель женщин в конце концов столкнётся с однообразием партнерш, гурман перепробует все блюда, и вся еда станет казаться ему пресной, а маньяк когда-нибудь устанет от постоянных убийств и способов их исполнения, то Иллиан находит удовольствие в саморазвитии. Ибо саморазвитие — это понятие необъемлемое, и развиваться можно всю жизнь, каждый миг приближаясь к бесконечно удаленной планке. Саморазвитие дарует наибольшее удовольствие, которое, к тому же, никогда не исчерпается.  Избегает смерти, но не боится ее — потому что знает, что его тело высвободит дух и он продолжит путь к своей несменной цели уже в виде бестелесного Назгула.
Кровь добежит до ваших губ, оставив влажный след на всем лице. Вы могли бы открыть рот, и попробовать языком свою кровь. Но вы не сможете. Вы мертвы.

7. Внешность:

Кратко

Рост: 171 сантиметр
Вес: 59 килограмм.
Тип телосложения: Спортивное.
Цвет глаз: Чёрный.
Цвет волос: Чёрный.
Цвет кожи: Бледно-серый.
Особые приметы: Чёрные глазные яблоки.
Наиболее частая одежда: Чёрный плащ с капюшоном и маской поверх брони.
Украшения (если имеются): Отсутствуют.

Если вы думаете, что все без исключения эльфы — эталон изысканной и элегантной красоты, то вы, скорее всего, заблуждаетесь. По крайней мере, Иллиан — далеко не лучший представитель прославленной эльфийской красоты. Когда-то и он, конечно, мог являть собой красивого и невероятно привлекательного эльфа, но это время давным-давно прошло. Теперь тело, и в том числе — лицо Иллиана покрыто множеством маленьких шрамов. Рост — 171 сантиметр — чуть выше среднего для мужчин-темных эльфов. Не худощав, а имеет крепкую, сухую мускулатуру — не особо рельефную, но зато выносливую для физических нагрузок. Широкоплечий — настолько, насколько это возможно для тёмного эльфа.  Волосы седые, длинные, сверху собраны в хвост. Глаза — чёрные, с широким косым разрезом. Глазное яблоко также чёрного цвета — ещё одна отпугивающия деталь во внешности Иллиана. Широкие чёрные губы часто искривляются в насмешливой улыбке, возникающей, порой, в самых странных ситуациях. Уши, как и у всех эльфов — длинные, сильно заостренные на конце, а в мочке левого уха находится две серьги. Прямой нос с небольшой горбинкой, узкий овал лица, строгие брови, заостренный подбородок — в целом, все это создаёт впечатление вполне недоброжелательного эльфа. Скулы — высокие, приближенные к глазам, лоб не особо широкий. Не смотря на своё эльфийское происхождение, Иллиан имеет на лице много мелких морщин, и несколько больших, которые сильно старят эльфа. На руках и ногах очень много мозолей, костяшки на кулаках сотни раз были разбиты в кровь и заростали вновь, создавая причудливый рисунок шрамов. В одежде предпочитает исключительно чёрный цвет, отдавая дань культуре своей расы. Под одеждой тело часто туго перевязано бинтами, ибо раны у Иллиана появляются в последнее время все чаще и чаще. Торс и руки покрыты татуировками, частично поврежденными из-за ранений. Голос — грубый, низкий, иногда скрывающийся на крик, а иногда наоборот — звучащий излишне тихо. Движения — резкие, нервные, ходьба — торопливая. Украшений не носит совсем — ибо они только мешают. Максимум — какое-нибудь невзрачное кольцо. Кожа — светло-серого цвета, что вполне обыденно для рожденного в Нур'Цураге.

8. Биография:
• Место рождения: Кераг Нар.

Родственники

Маррей — отец; состояние неизвестно.
Каис'Мира — мать; состояние неизвестно.
Намишир — старший брат; мёртв.

Нур'Цураг — обитель и укромный уголок темных эльфов, отгороженный от проблем внешнего мира километрами переплетенных словно паутина пещер, место, где давным-давно они нашли себе пристанище. Редко идущие на контакт, обитатели подземелий Нойра сосредоточены на внутренней борьбе и гонке за положение. Словно паразиты, здания темных эльфов въелись в стены, образуя десятки городов. Городами правят кланы, состоящие из множества семей, и каждый клан хочет взойти выше в иерархии государства, каждая семья — в иерархии клана. 13052 года Эры Раскаяния появился на свет ребенок в семье Ар'Цун — довольно важной семье одного из самых влиятельных кланов государства темных эльфов — Твилиэль. Маррей Ар'Цун — отец Иллиана — занимал очень высокое положение в раздробленном обществе темных эльфов, являясь лидером семьи Ар’Цун — одной из самых благородных семей клана «Тенеборцы». Мать Иллиана была Сумеречной Сестрой — жрицей богини Малассы, почитаемой окружающими. Супружеская пара уже имела одного ребенка — Намишира, который был уважаемым в воинской касте командиром.
С рождения Иллиана сделали настоящий праздник, на организацию которого ушло немало золота. Посмотреть на новорожденного съехались представители едва ли не всех семей клана Твили'эль. В тот вечер, пока все праздновали появление новорожденного в главном зале родового поместья Ар'Цун, в одной из задних комнат Намишир обратился к своему отцу:
- И кем же станет мой брат? Чем он будет приносить пользу клану? — с малой заинтересованностью произнес воин.
- Надеюсь, что он не станет обделенным магическим потенциалом разочарованием...
- Я приношу пользу семье!
— резко вспылив, Намишир прервал отца, но сразу же осознал свою провинность и поник головой.
- По твоему, я не отдаю отчет своим словам? Ты думаешь, мои речи настолько бессмысленны, что их можно вот так вот прерывать? — сказал Маррей, оперевшись руками о стол и чуть наклонившись вперед, всматриваясь в глаза своему сыну.
- Нет, отец. Я приношу свои извинения...
- Твои извинения — ничто, пустые слова. Впрочем, давай вернемся к поставленному тобой вопросу. Ребенку, рожденному в такой знатной семье, как наша, с самого детства предначертано занять важную ячейку в обществе темных эльфов. И я хочу, чтобы твой брат в последствии стал...
Реплику Маррей так и не закончил. Свет свеч с сырого коридора непрошенным  гостем ворвался в комнату из внезапно открывшихся дверей. В дверном проеме стояла строгая, но тем не менее прекрасная эльфийка в откровенном платье из лучшего шелка Нур'Цурага. Каис'Мира — жена Маррея и мать Намишира явно была не в восторге.
- Вы ушли с празднования. — коротко и обеспокоенно произнесла она.
- Мы обсуждали нечто важное, Мира. — холодно сказал Маррей.
- Нечто более важное, чем твой собственный сын? — спросила эльфийка, приподняв бровь.
- Как раз его и... — попытался вставить в диалог родителей Намишир.
- Ней'Сар из семьи Црей'Тан удавился куском рыбы. Я же говорила тебе, что покупать пищу с поверхности — плохая идея? Но ему уже оказали помощь. Я, впрочем, здесь не за этим. Ты можешь покинуть нас? — сказала Мира, окинув взглядом своего сына.
Не проронив ни слова, Намишир удалился из комнаты, громко хлопнув дверью.
- Какой же он, все-таки, вспыльчивый. — покачала головой эльфийка.
- На него обрушилось достаточно проблем, чтобы он стал таким.
- Да, ты прав...
— с печалью в глазах, прекрасная эльфийка помотрела на дверь.
Намишира очень обижало и нервировало то, что он был обделен магическим даром, не в пример своему отцу.
- И кем он станет? Наш новорожденный сын?
- Планы не изменились. Я желаю, чтобы он стал тем, кем должен был стать Намишир. Учителем в Сан-Моране.
- А если он не проявит дара, как и свой брат?
- Судьба жестока, но не настолько.
- Мало ты знаешь о судьбе.
— усмехнулась эльфийка.
۝
Едва эльфийский ребенок встал на ноги, его начали готовить к беспредельной жесткости предстоящей жизни. Иллиан не застал счастливого детства, ибо подвергался абсолютному и безоговорочному контролю. Для развлечений просто не было времени.  На его обучение были наняты едва ли не лучшие учителя Кераг'Нара, которые посредством строгих уроков вбивали в голову маленького темного эльфа знания — столь высоко ценимую в Нур'Цураге и за его пределами вещь. Иллиан  узнавал все больше и больше о мистике, математике, грамматике, анатомии, спектрологии и множеству других базовых для темных эльфов наук. Самыми тусклыми красками вписались в холст памяти воспоминания о тех уроках, которые давал своему младшему брату Намишир. Он должен был учить Иллиана искусству рукопашного боя, необъятной копне стремительных движений и выпадов, обучать философии сражений без оружия, тренировать его реакцию и остроту ума, чтобы Иллиан  мог принять верное решение в самый напряженный момент битвы. За каждую провинность Намишир бил брата, закаляя его тело. Он рассказывал Иллиану о уловках ближнего боя, о том, что движения эльфа должны быть сравнимы с изящными движениями змеи, удары — с мощными ударами тигра. Старший Ар'Цун не жалел своего брата — многочисленные ссадины, синяки, гематомы были обычным делом. Несколько раз кости Иллиана с хрустом переламывались — или из-за чрезмерной нагрузки на тренировках, или под градом ударов Намишира. Годы шли, и молот тренировок на наковальне усердия выковал прочный клинок. Родители братьев уже начинали обезнадеживаться в младшем Ар'Цун, однако во время одной из сотен тренировок случилось то, что положило начало новой главе в жизни Иллиана. Однажды, находясь на грани поражения, он внезапно для себя «материализовал» тень брата, и оная нанесла удар ему в спину. Шокированный ребенок попятился от неизвестного, а его старший брат был удивлен не меньше. Появившийся на мгновения помощник пропал, оставив обоих братьев в абсолютном недоумении. Это событие естественно не осталось без внимания, и к и без того забитому графику Иллиана прибавились занятия магией. Учить юного эльфа должен был придворный маг семьи Ар'Цун — Дармон.
۝
- Ну и что ты умеешь? — произнес темный эльф в фиолетовой мантии.
- Ничего...
- Точно? — с наигранным удивлением спросил Дармон.
- Не знаю. Там были тени...
- Как это случилось?
У Иллиана и его учителя магии завязался разговор, они беседовали об одном только пробуждении дара несколько часов.
- Понимаешь ли, Иллиан, тьма — дело тонкое. Она словно балансирует на грани... зла и добра, скорее всего. Да, именно так. Маги, связавшиеся с тенью, ходят по тонкому лезвию над бесконечной пропастью, держат равновесие...
Иллиан вникал в каждое слово Дармона, впитывал новые знания. Магической практике посвящалось все больше и больше времени. Когда курс базовых предметов был закончен, время Иллиана разделилось на две части — изнурительные и трудные тренировки с беспощадным братом и обучение взаимодействию с тонким миром теней, которое преподавал Дармон. Придворный маг семьи Ар'Цун был гораздо более мягок, чем Намишир, и стал первым другом Иллиана.
۝
Накануне своего пятидесятилетия, Иллиан отправился в патруль по городу вместе со своим братом. Помимо Намишира и Иллиана, в патрульную группу входили несколько рядовых солдат из городской стражи и Дармон, сам вызвавшийся помочь патрулю. Едва они все отошли от врат поместья Ар'Цун, Иллиан обратился к своему брату:
- Ну и давно тебя назначили на столь скучную работу?
- Во всяком случае, это гораздо веселее просиживания всего своего времени в библиотеке.
- Ты ничего не понимаешь в книгах.
Братья все продолжали спорить, проходя очередной переулок, коих много среди переплетений городских улиц. Разгоряченная дискуссия прервалась страшным звуком — стражник с перерезанным горлом пытался выговорить последние в своей жизни слова. Наконечник стрелы, проделавший короткий путь через мозг, уже торчал из уха другого стражника. Последний же упал на мощеную камнем тропу, сжимая руками клинок меча, который воткнулся ему в спину и прошел насквозь. Оставшись втроем, Намишир, Дармон и Шаддар сомкнулись спинами, защищаясь таким образом. Из тени переулка вышли три эльфа, одетые в сильно потрепанную, грязную одежду и вооруженные самодельным оружием.
- Ха, вы выглядите как аристократы! — послышался грубый голос среднего эльфа, который сжимал в руке проржавевший кинжал. Два других были вооружены луками и держали тетиву натянутой, готовые в любой момент отпустить стрелу.
- Если вы выглядите как аристократы, значит, наверняка ваши кошельки набиты золотом. — разбойник облизнул губы, а Дармон в это время что-то невнятно бормотал.
- Дайте мне свои деньги, и я, так уж и быть, сохраню ваши жалкие жизни.
- Это вряд ли.
— сухо произнес Намишир.
- Ну что же, придется вас убигхаршк...
Горло разбойника разорвал появившийся из его же тени монстр, чьи острые когти легко разделались с эльфийской плотью. Две стрелы сорвались, но это уже было не важно: меч Намишира и пущенная Иллианлм магическая стрела оборвали бытие оставшихся грабителей. Однако судьбе было недостаточно шести смертей, и она забрала еще одну жизнь. Дармон истекал кровью, пронзенный двумя стрелами...
۝
Вот и наступил день семидесятилетия Иллиана. Ровно двадцать лет назад он потерял своего лучшего друга, и до сих пор печаль не уходила из сердца темного эльфа. Он навсегда запомнил те уроки, которые давал ему Дармон, вник в их суть так, как будто это было важнейшим в его жизни. В его никчемной жизни. Семидесятилетний именинник встал с кровати и подошел к большому окну. Утренний Кераг'Нар было не отличить от вечернего — те же огни тысяч фонарей, высокие здания, паутина улиц... Иллиан подошел к тумбе, достал оттуда папиросу, и, высекая искру двумя маленькими кусочками кремния, поджег ее. Огонь и бумага медленно тлели, дым наполнял легкие, а разум был занят реконструкцией событий двадцатилетней давности. Перед глазами всплывали образы обреченных на смерть эльфов, но ярче всего прорисовывалась в сознании отчаянная гримаса Дармона. Он шокировано смотрел на две стрелы, воткнувшиеся в его сердце. После этого он пожил около секунды, но поврежденная мышца перестала работать, и придворный маг покинул этот мир. Задумавшись, Иллиан сильно отвлекся, и «пробудила» от раздумий его только папироса, которая обожгла пальцы.
- Черт!
От неожиданности, эльф выронил папиросу, и она упала прямо на привезенный из Ардэнии ковер. Неуклюжий темный эльф сразу же начал тушить ковер, затаптывая его ногой, и обжигая ступню. Когда от огня не осталось и следа, кроме, конечно, обожженных краев ковра, Иллиан выдохнул с облегчением. Он спешно натянул одежду, и вышел в коридор. Спустившись по лестнице на первый этаж, юноша застал там своего отца.
- Вот ты и преступил порог...
Скучные речи отца показались Иллиану слишком затянутыми, чтобы вникать в них. Он, конечно, мог попытаться, однако тогда непременно уснул бы. После длинного потока слов, Маррей и Иллиан отправились в Сан-Моран, сопровождаемые отрядом воинов. Прошло несколько часов, и они уже были на месте, у ворот магической академии. Иллиан окинул взглядом огромное здание, где ежегодно сотни учеников становятся профессиональными чернокнижниками и сестрами сумерек. Здесь ему предстоит прожить и проучиться следующие двадцать пять лет. Безусловно, за это время он узнает много нового...
Поступить Иллиан смог без каких-либо препятствий, ибо клан, в который входила его семья, имел большое влияние в Кераг'Наре. Итак, первый год обучения... Затем второй, третий — время пролетало очень быстро. Как не надеялся, Иллиан  так и не смог найти себе новых друзей в стенах учебного заведения, и единственными его товарищами стали книги: пыльные фолианты и гримуары в странных переплетах; открывая их страницы, Иллиан  открывал для себя врата в неистощимый мир знаний. Отчужденный от других учеников, он полностью отдавался учебе, старательно вникая в уроки. Математика, История, Литература, Анатомия, Религия, Мистика, Эфирология — для многих студентов Сан-Морана это — лишь названия предметов, на которые они вынуждены ходить двадцать пять лет подряд, однако для Иллиана  это были науки, в которых он находил новые знания. Однажды, во время очередного рутинного дня в Сан Моране, Иллиан, в большинстве случаев бесконфликтный, подрался на почве расхождений во взглядах с другим учеником. Администрацией академии это было замечено, и Иллиан получил сильное наказание, а того, с кем он подрался — и вовсе отчислили, разрушив тому дальнейшие перспективы в жизни. Скоро начались практические занятия, и на них юный эльф пытался проявить себя как можно сильнее. Он тренировался в магическом искусстве, совершенствуясь все больше и больше. Так шли годы. Однажды группа учеников, в которую входил и Иллиан, отправилась на охоту за арахнидами. Тот день юноша запомнил на всю жизнь...
۝
- Сколько мы еще будем тут блуждать? — отчаянным голосом проскулил один из учеников.
- И правда, я уже умираю от голода!
- Замолчите!

Молодой преподаватель явно нервничал. Пот проступал у него на лбу, а сердце билось все быстрее. Он обучал студентов в Сан-Моране всего несколько лет, и это был первый раз, когда он возглавил охоту на арахнид. Учитель с небольшой группой учеников довольно долго не могли найти ни единого паукообразного, и Фельс — а именно так звали преподавателя — вел студентов все глубже и глубже в запутанную сеть бесконечных пещер Нойра. Так шло время: шаг за шагом, час за часом Фельс с учениками отходили от безопасного Кераг'Нара. Условно безопасного — напоминал себе Иллиан, уткнувшись взглядом в пол. Через несколько часов брожения по пещерным коридорам студенты Сан-Морана все-таки нашли нескольких пауков. Членистоногие были убиты практически без азарта, который так присущ охоте. Это и не удивительно — ибо через несколько часов блужданий темные эльфы хотели есть больше, чем охотиться. Теперь нужно было возвращаться обратно, в уже ставшие родными стены магической академии... Но. Фельс был абсолютно никчемным, если дело касалось ориентирования в пещерах. Часы, проведенные в безнадежных блужданиях, целью которых было выбраться из этого места, пролетали все быстрее, и скоро все позабыли о течении времени.
- Замолчите! — громкий крик взволнованного преподавателя вытянул Иллиана из раздумий. Юноша поднял голову и посмотрел вверх. Свод пещеры терялся в темноте высоко над землей.
- Смотрите! Я нашел нечто, выглядящее съедобным!
Голодный студент, который недавно жаловался всем на пустоту своего живота, бросился к нескольким грибам. Слишком поспешив, он споткнулся о один из многочисленных в пещере камней и упал. Остальным студентам, которые наблюдали за упавшим эльфом, пришлось лицезреть пренеприятнейшее зрелище — из затылка так и не доставшего до грибов студента торчал окровавленный конец сталагмита. Первая смерть стала подходящим поводом для паники…                                             
Через сутки Иллиан  медленно шел по узкой пещерке, смотря себе под ноги. Где-то близко слышалось столь приятное эльфийскому уху журчание воды. Истощенный и почти обезвоженный, он едва двигался, опираясь о узкие стены. Он так бы и умер от голода и жажды, если бы не обыкновенное везение. За очередным поворотом его ждало нечто, приятно удивившее эльфа. Выйдя из узкой пещерки, он оказался в довольно просторной подземной «комнате», которая поросла грибами. В середине пещерки оказалось небольшое озерцо с холодной водой, как потом оказалось — очень глубокое. Счастью студента не было предела. Он наклонился над пределом озера, став коленями на берег, и начал жадно пить и умываться ледяной водой. Отклонившись на спину, Иллиан улегся на сырую землю. Несмотря на голод, эльфа одолел сон, и он, уставший и измученный, в конце концов, уснул. Его сон прервала резкая боль, острием мучений ударившая в плечо. Из уст Иллиана непроизвольно вырвался громкий крик. Он открыл глаза, и увидел воткнутый в плечо под ключицей нож, разрезавший плоть и внезапно разбудивший эльфа. Иллиан резко подскочил на ноги — быстро подниматься после падения его научил Намишир. Обернувшись, он увидел дрожащую девушку, которая медленно пятилась назад. Она входила в группу студентов, которые отправились на охоту за арахнидами. Иллиан помнил ее лицо, но совсем не помнил имени. Или просто его не знал?
- Я первая нашла это место! — сорвалось с ее прекрасных, как тогда показалось Иллиану, губ.
- Это был повод для того, чтобы убивать меня?
- Я не собиралась тебя убивать…
- Правда? — с заметным сарказмом произнес Иллиан. Он потянулся к рукоятке ножа, и с искренней гримасой страдания на лице достал его. Новый импульс боли прибавил с новой силой.
- Ты хоть понимаешь, что тебя за такое очень сильно накажут? — добавил юноша.
- А ты думаешь, что нас найдут?
- Если каждый будет пытаться убить другого, то найдут только тела.
- Я уже нашла два тела.
На этот раз Иллиан промолчал.
- Дай, я обработаю рану. — произнесла девушка, имя которой Иллиан не мог вспомнить как ни пытался.
- Ты собиралась убить меня, а теперь хочешь оказать помощь?
- Извини… Я не распознала в тебе студента сразу.
- Ты странная, как для темной эльфийки.
- Я Ни’рин. — усмехнулась будущая сумеречная сестра.
Девушка подошла к Иллиану, совершенно не опасаясь ножа, который он все еще держал в руке. Сделав несколько жестов и проговорив пару слов заклинания, Ни’рин прислонила свою ладонь к слабо кровоточащей ране Иллиана, и через некоторое время появился эффект — глубокий порез медленно затягивался, а поврежденные ткани восстанавливались.
- Это что, магия жизни? Как тебя вообще взяли в Сан-Моран?
- Я умею колдовать не только заклинаниями жизни.
Через некоторое время от раны не осталось и следа. Ни’рин отошла от юноши и уселась на крупный камень.
- Из какой ты семьи? — попытался начать разговор Иллиан.
Девушка бросила недовольный взгляд на Иллиана.
Воцарилось молчание. Иллиан обошел вокруг озера, по пути сорвав несколько грибов. Он попытался съесть их сырыми, и все-таки съел. В любой другой момент он выплюнул бы эту безвкусную пищу, однако сейчас он был готов есть что угодно, лишь бы успокоить голод, который жуткими спазмами сковывал желудок. Утолив голод, Иллиан собирался было уже забиться в уголок пещеры и спокойно ждать того, что его найдет кто-то из Кераг’Нара. Он так и сделал.
Вместе с Ни’рин Иллиан провел в пещерах около года. За это время они успели пережить с десяток нападений арахнид и других обитателей подземелий Нойра. Грибы и различные растения, растущие в пещерах, служили им едой, а подземное озерцо было, похоже, неиссякаемым. За этот год двое студентов сближались все больше и больше, а скоро и вовсе полюбили друг друга, но не признавались в этом даже самим себе. Это был год практически полного отчуждения.
Очередной день в пещерах мог пройти как и все остальные, оставшись лишь выцарапанной на стене черточкой, но у судьбы было другое мнение. В тот день — а может, это было и ночью, Иллиан молча сидел у стены, обняв Ни'Рин, и слушал тихий звук разбивающихся о каменный пол капель. Соль из тысяч и миллионов таких капель со временем скапливалась и образовывала твердые сталагмиты. Подземные грибы тусклым голубоватым светом подсвечивали углы пещер, но это и не нужно было — ведь тёмные эльфы отлично видели в темноте. Тепло тел Ни'Рин и Иллиана передовалось друг другу, не давая им замерзнуть. Они просто сидели молча и вслушивались в звук падающих капель. Как вдруг, где-то далеко послышался шум движения — знакомый двум тёмным эльфам звук скатывающихся по склону камушков и шаркания по твердому и холодному камню. Сразу же они подумали, что это — вновь нападающие на их скромное убежище арахниды, и приготовились к обороне от страшных пауков. Но, на удивление и на счастье, в пещере появились существа, на арахнид совсем непохожие. И если точнее — тёмные эльфы. Ни'Рин и Иллиана нашли.
۝
После этого инцидента, Иллиан, пережив весьма сильный стресс и претерпев сложный процесс адаптации к «новой» старой жизни, вновь вернулся к обучению. И теперь он, и ранее отдававший почти все своё время учёбе, начал черпать знания вдвое сильней. В конце концов, закончив Сан Моран, Иллиан вернулся в семью и занялся самосовершенствованием. Он также начал изучать такие стихии, как разум и пустоту. Несколько сотен лет он только то и делал, что тренировал своё тело и разум. Многочисленные книги, в которых был вложен важный опыт, помогали развивать то, что было непривычно для тёмного эльфа — странную стихию, основанную на управлению ничем, пустотой, и стихию, которая непосредственно влазила в голову и могла дать многочисленные способы воздействия на сознание. Также как и в библиотеке Сан Морана — Иллиан проводил время за перелистыванием страниц и вдумчивым их чтении. Чем внимательнее он читал — а он старался не упустить ничего — тем легче ему было применять извлеченные из пергамента знания на практите. Конечно, он не забывал о развитии в физическом аспекте. Теперь он не сражался со старшим братом, а только со своей праздностью. Два дня в неделе посвящалось полностью магии, три — занятиям рукопашым боем, фехтованием и закалке. Оставшиеся два дня он проводил в тайных встречах с Ни'рин. Хоть ей и удалось стать почитаемой в социуме подземного Нойра Сумеречной Жрицей, но семья Ар'Цун и в целом клан Твилиэль были против брака одного из аристократов с эльфийкой из семьи, не имеющей высокого статуса. Больше всего времени из наук молодой эльф уделял мистике — необходимой для знания каждому, кто хотел бы стать магом и овладеть искусством волшебства. В скором времени мистика оттеснила на задний план и эфирологию, и математику и анатомию. Совместно с тем, Иллиан нанял себе учителя из касты ассасинов — любое умение может пригодиться, тем более в таком жестоком для слабых месте, как Нур'Цураг. Основы вроде маскирования среди многочисленных жителей города, среди узких улочек и тёмных подворотень давались на удивление легко — тем более, что тени были на стороне Иллиана. Акробатика и балансировка, нужная для грамотного передвижения по зданиям и скоростному уходу от погони, изучались почти так же легко — ибо в детстве азы всего этого были вложены в мышцы Иллиана его старательным братом. Рукопашный бой и способность ловко разоружать противника не имея при себе ничего, кроме собственных рук; техника нанесения множества быстрых ударов ножами и короткими кинжалами, скрытные убийства с помощью вылетающего из покрытым экстрактом черноты местом — все это становилось новым достоянием Иллиана. В конце концов, если рассматривать его исключительно как воина на поле боя — он стал гибридом, смешением колдуна и молниеносного ассасина. Но без настоящего боя, за исключением охоты на пауков, это все особо-то и не развивалось. Став достаточно разумным для этого, Иллиан по велению отца стал преподавать в академии Сан Моран — той самой, которую сам закончил всего несколько веков назад. После кучи работы с бумагами и профессиональным тестированием, Иллиан был принят в Сан Моран преподавателем мистики, и начал обучать юных тёмных эльфов так, как это делали те, кто учил его. К удивлению, однообразный процесс распространения своих знаний по заранее обговоренной программе не надоедал темному эльфу никаким образом. Тем более, что теперь он был волен общаться с новыми коллегами, которые имели за плечами много опыта, которым зачастую охотно делились, и получал доступ к чему-то новому, чему-то, что помогало в собственном развитии. Изначально преподаватели не очень тепло относились к еще молодому, по эльфийским меркам, Иллиану. Однако он показывал себя как преподаватель с лучшей стороны, и даже ученики, которые пошли в Сан Моран только потому что ничего кроме пары заклинаний не знали или просто по обязанности, с удовольствием приходили на его лекции, особенно те, что касались магии Тьмы.
«Скорее всего, вы считаете, что тьма — источник силы для тёмного эльфа и тёмный эльф обязан таить злобу и черноту в своём сердце, чтобы стать действительно величественным чернокнижником. Но это, знаете ли, не совсем верно. Маг должен не отдаваться исключительно чему-то одному и возводить в абсолют свою злобу, а пытаться держать баланс между тьмой и светом. Не ставить противоположностей, а находить компромисс, и там где он невозможен — оставлять все в естественном виде. Мы, маги тьмы, должны стать магами тени, стать тенями, держащими баланс. Тень — это тьма, невозможная без присутствия света» — почти полностью он цитировал того, кто когда-то давно научил магии его самого — Дармона. И так шли годы. Незаметно для самого темного эльфа, нарастала зависть и скрытая ненависть со стороны его старшего брата — Намишира. Не смотря на его высокое положение в касте воинов, сын, закончивший обучение и преподающий в престижнейшей академии Нур'Цурага, закрепялял положение семьи в клане на весьма более высоком уровне. Дни казались секундами на часах месяцев и лет. И в один из самых обычных дней в Сан Моране Иллиан получил ужаснувшее беспристрастного эльфа сообщение — Ни'Рин погибла, заболев неизвестной для темноэльфийских врачей болезнью, которую тщательно скрывала в течении нескольких — а может, и десятков лет. До самой смерти. Потрясение ухудшило состояние Иллиана и его способность адекватно обучать студентов, и через две сотни лет после смерти Ни'Рин комиссия Сан Морана приняла решение об увольнение Иллиана с должности преподавателя из-за уменьшения качества преподаваемого материала.
۝
Вакханалия первобытного страха за свою жизнь и  прямопротивоположного ему желания бросаться в бой не обращая внимания на разумные размышления о безопасности. Глупость и ненависть. Трусость и ярость. Именно таким в разуме Иллиана представлялся народ орков. Необъяснимо в его сердце появился страх, и следующие слова отца только усилили первые опасения:
- Мы обреем твой череп и в качестве раба отправим...
Даже вырванные из контекста, такие слова показались бы любому высокородному темному эльфу глубочайшим оскорблением. И тем более, когда их произносил собственный отец.
Мрачная музыка волнения громко заиграла в концертном зале эмоций.
- Давай повторим: под видом отосланного раба ты отправишься в Абракараш. Далее ты, если повезёт, попадешь на Арену. Там ты станешь разогревом для клинков гладиаторов. Не выдавай своих магических способностей. Ты должен выжить в той мясорубке, не применяя магии. Я думаю, ты сможешь. Мы все рассчитали так, что появишься там ты как раз накануне одного из Орочьих праздников. И попадешь на распределение в лабиринт, если, конечно, выживешь. Между временем прибытия в Абракараш и лабиринтом у тебя будет примерно неделя. За это время ты должен найти среди рабов Кхагна Ино Ройа, человека. Ты должен помочь ему выжить. Войди к нему в доверие, и наша семья получит информатора в Торговой Лиге.
- Делать все это ради лишь одного информатора. Мне кажется, это абсурд, отец. Мы можем найти шпиона для нашей семьи и гораздо более лёгким способом.
- Не все так просто. Кхагн — очень важный и авторитетный человек в Лиге.
- Откуда у нас такая точная информация?
- Намишир постарался. Сделал хоть что-то важное  за последние пятнадцать сотен лет.
В конце концов, благодать семьи была гораздо важнее его собственной гордыни. И Иллиан, в надежде ещё прочнее укрепить положение, на следующий же день отошёл вторым кораблем от Нойра.
На границе с суровым и пустынным государством у Иллиана отобрали все имущество, в том числе и документы, и одели в грязное тряпье.
- Он был отличным воином и подойдет для вашей партии рабов в Абракараш.
- Подожди-подожди, бледный. Не говорить быстро. Он не похож на хороший воин.
— ответил орк подставному работорговцу.
- Я даже не прошу за него ничего. Просто сделай так, чтобы он попал на Арену! Ваше племя взамен получит три стада коров.
- Охх... Хорошо, бледный. Я возьму этот.
— и орк показал своим кривым мясистым пальцем на Иллиана.

Запах страха. Запах пота. Запах сена. Запах рабства. Стук колес. Стук сердец. Никто из них не выживет. Три дня десять повозок, упряженных степными лошадями, проходили по земле в государстве орков. Дорог здесь не было. Только залитая кровью земля. За время, проведенное в дороге, Иллиан научился слышать в головах других голоса. И ни одну из мыслей он не понял — орочьи языки были непонятны благородному эльфу. А что-то на человечьем он так и не выцепил. Через три ночи Иллиан и все рабы оказались в Абракараше. Худшего города, чем этот, наверное и быть не могло. Тем более, что Иллиан считал орков животными, а город животных — чем-то мерзким и невероятно странным. Как и было обговоренно, он попал на Арену. И в первый же день ему пришлось сражаться.

Горячие лучи солнца напекали затылок. На круглую, посыпанную песком арену вышли около тридцати рабов, трясущихся от страха за свою жизнь, которая, скорей всего, окончится прямо здесь и сейчас. Через несколько минут — а может, и больше — почти все из них будут лежать на горячем песке, истекая кровью. Топоры орков разорвут плоть и разрубят кости. Они вышли с другой стороны арены. Три огромных, мускулистых чудовища. Мерзкая зелёная кожа отдавала блеском. Все в этих существах источало первобытную злость и ярость, они буквально были готовы аннигилирлвать рабов. И они приступили. Развив бешеную скорость, они врезались в толпу приговоренных к смерти и начали сеять хаос и смерть. Масса вокруг Иллиана жутко кричала и плакала, а зрители на трибунах — ликовали и поддерживали гладиаторов-«палачей». И тут первый из них упал. Огромные тела орков отбрасывали четкую тень под солнцем, и оная стала отличным и незаметным оружием. Окутывая, например, пятку, тень могла остановить и опрокинуть на землю бегущего орка, а оставшиеся в живых рабы просто втаптывали в песок. Около десяти рабов остались в живых, и среди них был Иллиан.

Примерно через неделю должен был пройти крупный орочий праздник, и это ознаменовало бы открытие лабиринта, и, соответственно, свободу тем, кто в нем выживет. А за это время, на которое рабов согнали в катакомбы под ареной, Иллиан должен был найти одного человека — Кхагна. Эльф до сих пор не понимал, почему его отправили на такое сложное задание ради одного лишь информатора. Но слово главы семьи — закон, и Иллиан был обязан выполнить приказ, тем более, что был уволен с должности преподавателя в Сан Моране, и этим вызвал гнев у своего отца и почти всего клана. Всего в катакомбах находилось около семи человек, и каждый — восточной внешности.
- Нет, моё имя не Кхагн. — ответил высокий бородатый мужчина без одного глаза. Это был последний из тех, кто мог бы подходить под описание. И только тут Иллиан понял — все это было подстроено Намиширом. Ну конечно. Когда он сам преподавал в наилучшей магической академией и этим укреплял положение семьи, Намишир все так же оставался на своём положении в воинской касте, не имеющий даже намека на магический дар. И Намишир решил дать отцу ложную информацию, чтобы тот отослал его на почти полностью вероятную смерть среди рабов в орочьем городе. А на родовом поместье, должно быть, давно уже стоит магический барьер, который не позволит переместиться туда с помощью портала. Как же это глупо — попасться в такую простую ловушку. Оставалось только ждать лабиринта, и тогда, если получится пройти его — преодолевать путь в сотни километров. И Иллиан дождался. Рабов, которых пустили в лабиринт, оказалось пятеро. Голор, Газад и Воглор — орки, достаточно крупные, вероятно военнопленные. Мифах — вифрей, непонятно как здесь оказавшийся и Иллиан. Оркам выдали оружие — увесистые, грозно выглядищие молоты, покрытые ржавчиной. Мифаху и Иллиану — нечто гораздо менее опасное в руках орка, но в руках какого-нибудь эльфа или вифрея — настоящее орудие убийства. Короткие, но лёгкие и острые кинжалы. Газад погиб сразу же: после первого поворота он упал в яму, наполненную змеями. Чуть дольше продержался Голор, умерев от лап варга и гораздо дольше — Воглор, поборовший до этого двоих охотников, но напоровшийся на ловушку. Мифах и Иллиан, в свою очередь, добрались до самого конца лабиринта, сильно израненные и уставшие. Пустили новую партию рабов в лабиринт, а вифрею и темному эльфу подарили свободу. Решив, что ему некуда спешить, Иллиан остался в Абракараше на несколько лет. За это время он выучил очень простой язык орков и заслужил уважение на арене. Владение магией помогло ему создавать невероятно сложные условия для выживания в лабиринте, и когда его назначали охотником, ни один раб не выживал. Но убивать ему вскоре надоело, и Иллиан решил попытаться создать портал домой.
۝
Один шаг — и он оказался где-то в другом месте. Совершенно другом, и не имеющем абсолютно никакого отношения к дому эльфа. Он не открывал глаза, но почувствовал что поверхность под ним шаталась. В нескольких метрах от него эльфийскому уху был слышен не сильно знакомый, но все таки вспоминаемый звук — звук разбивающихся о корпус корабля волн. Глупо было полагать, что он сможет пробраться домой, но попытаться стоило. И он оказался в море.
Иллиан открыл глаза и осмотрелся. Вокруг были мешки, ящики и заколоченные бочки. Скорее всего — торговый корабль. И тут дверь в трюм приоткрылась.
- Хэй, Симмонс, принеси ещё вина!
Через дверь вошёл коренастый и смуглый старик — то, что он старик, было понятно по средине в его бороде и на голове — и подошёл к бочке совсем рядом с Иллианом, который спрятался за несколько ящиков. Но одетому в явно пиратскую одежду, старику зачем-то понадобилось взять что-то как раз из ящика, который прятал тёмного эльфа. И Иллиана заметили.
- Кто ты такой!? Что ты... Последующий диалог прошёл по сценарию тёмного эльфа. Магия разума помогла ему убедить в своей непременной важности и старика, и всю оставшуюся команду. Он был принят сначала на должность корабельного кока, хоть и не умел готовить, а позже, когда проявил себя во время нападений на Мистерийские торговые корабли, занял должность, близкую к капитану корабля. Пять лет Иллиан в составе пиратской команды плавал по всем знакомым пиратам морям, и посетил множество пиратских островов. Его тело покрылось множеством татуировок, а сам он научился многому, что должен был знать настоящий пират — и управлению судном в том числе. Позже, когда команда прониклась к нему доверием — не без помощи уловок магии разума, конечно — Иллиан стал капитаном корабля. Однако ему не нравилась пиратская жизнь, тем более, что он первоначально ставил себе другую цель. И корабль, управляемый тёмным эльфом, направился к Каталии. Ненависть морских глубин в виде штормов и огромных волн едва не погубили пиратов, однако они не сворачивали с заданного Илианом курса. И через несколько месяцев их корабль оказался в порту Нур'Цурага. Иллиан сразу же, бросив команду, решил пересечь границу под предлогом возвращения домой, однако документы на таможне показывали то, из-за чего пограничники не могли пропустить эльфа. В них значилось, что Иллиан Ар'Цун мёртв и похоронен около десяти лет назад в Кераг-Наре. Но это не стало преградой для Иллиана — бывший преподаватель Сан Морана легко обошел охранников границы, прячась от эльфийских глаз в тени и обманывая магией разума тех, кто его замечал. Вскоре он оказался у себя дома. Знающий все тайные ходы и лазейки в поместье, он незаметно пробрался в комнату своего брата.

- Мы действительно думали, что ты мёртв!
- Не лги мне.
- Я не знаю, как так получилось. Данные моих подопечных... Наверное, мне дали неправильную информацию!
- Лжец.
- Давай обсудим все мирно. Отец ждёт тебя. Я действительно не...
Намишир упал, пронзенный теневым шипом. Тёмная кровь лужей расплылась по холодному камню и обагрила пол. Предатель был убит. И Иллиан скрылся. Почти сразу же тело Намишира нашли, однако его младший брат был уже далеко. За несколько недель Иллиан добрался до Мидленда, и решил отправиться в Иридум. Бросив свою команду, он остался практически без денег. Очень скоро того количества монет, которое оставалось у бывшего пирата, перестало хватать даже на еду в придорожных трактирах. Больше всего денег ушло на лошадь, и Иллиану требовалось ещё больше, чтобы прокормить ее. В один из солнечных дней уставший эльф, спешившись, плелся по пустынной дороге. Слева и справа его окружал густой лес, населённый кучей недружелюбных зверей. Однако, мясо этих зверей вполне год лось в пищу. Сперва эльф убивал дичь мечом, однако когда понял, что в его карманах пусто, продал меч и боролся со зверями магией — любой из лесных хищников когда-нибудь пересекал тень, отбрасываемую деревом, и там его ждала гарантированная смерть. Но сейчас у Иллиана не было ни настроения, ни желания охотиться и есть. Он просто шел по дороге, измученный долгим путем, как вдруг из лесной чащи вышла группа вооружённых людей. Они одним своим видом создавали неблагоприятное впечатление — порванная, грязная одежда, потертая броня и покрытые шрамами лица. Впрочем, и сам Иллиан, наверное, выглядел так.
- Деньги или жизнь! — прокричал вполне ожидаемую фразу вероятный лидер группы разбойников.
- У меня нет ни денег, ни желания с вами сражаться.
- Вы слышали, у него нет денег! Грабители дружно засмеялись, но вмиг переменились лицами, и приготовили оружие.
- Убить его — крик преступника разорвал почти секундную тишину.
Первым напал разбойник в красной маске, держащий в своих руках копье с погнутым древком. Иллиан в этот момент что-то бормотал и когда наконечник был уже у его лица, оказался прямо за спиной нападающего. Выпад последнего ушёл в пустосту, и не в силах сохранить равновесие, грабитель упал на клинок, который появился из его собственной тени. А Иллиан тем временем покрылся чёрным пламенем, которое не обжигало его собственной кожи, но должно было воспламенять тела других. Однако, как только эльф собрался расправиться с другими разбойниками, в его спину вонзилось несколько арбалетных болтов. Грабители обобрали до ниточки, мертвое, как им показалось, тело Иллиана, оставив его лежать на дороге.

Иллиан проснулся от въевшегося в веки солнечного луча. Все тело болело, но боль неё всего было в области верхних ребер — дышать было тоже тяжело и больно. Окончательно проснувшись, эльф разглядел, что его туловище перевязано множеством бинтов, окровавленных в области, где находится сердце. Поняв, что предпринимать что-то бесполезно из-за слишком плохого состояния здоровья, Иллиан решил ждать следующих событий. И через несколько часов, проведённых в дерявянном доме на жёсткой кровати под окном, эльф услышал звуки движения в противоположной части дома. В помещение зашёл заросший седыми волосами старик, одетый в старую хлопковую одежду.
- Кто ты? — не скрывая удивления спросил темный эльф.
- Я уже не помню своего имени, эльф. Ты из Левиана?
- Да...
Иллиан только сейчас заметил, что отшельник не открывал глаз.
- У меня были друзья там. — на покрытом морщинами лице появилась мимолетная улыбка — Я уже давным давно утратил связь с окружающим меня миром, а пару лет назад потерял и зрение. Ты можешь рассказать мне что-то о том, что сейчас происходит в Мидленде?

Воспользовавшись доверием отшельника, Иллиан провёл у него около месяца, пока не поправился. Когда его здоровье пришло в норму, темный эльф без зазрений совести жестоко убил доверчивого старика и поселился в его ветхом доме. Книги, которые отшельник в последние годы своей жизни уже не мог читать, но, тем не менее, хранил у себя стали полезным источником знаний о лесной флоре и фауне. Около года тёмный эльф питался мясом животных, на которых охотился, грибами, ягодами и рыбой из лежащего рядом озерца. Некоторые книги, которые были покрыты самым толстым слоем пыли среди всех остальных, содержали самую интересную информацию об алхимии и содержали в себе азы этой науки. Но, в конце концов, жизнь вблизи с природой сильно утомляла тёмного эльфа, и он, забрав несколько книг из дома отшельника, отправился в Иридиум. Путь пешком занял гораздо больше времени, чем ожидалось, однако на этот раз Иллиан смог пройти всю дорогу без происшествий. Добравшись до столицы, он связался с гильдией воров и решил начать новую жизнь.
۝
Годы шли, и тёмный эльф становился все более известным в криминальных кругах. За его голову назначили солидную награду, а торговцы в массовой истерии пытались сохранить свои накопления за слоем неоткрываемых замков. Но порой обнаруживали свою торговую лавку обчищенной на следующее же утро. Иллиан представлялся каждый раз новым именем, и даже в гильдии воров никто не знал его точного имени. Со временем он перестал довольствоваться мелкой добычей с рыночных торговцев, и вышел на новый уровень. Теперь уже феодалы рисковали недосчитаться пары сотен монет в своих сундуках. В одиночку тёмный эльф проводил самые крупные кражи того времени, становясь все богаче и богаче, а сам жил как человек низкого достатка — поселился в Нижнем кольце, питался дешевой едой и одевался совсем не по пику моды, прикрываясь маской продавца целебных трав. Но вскоре постоянные кражи ему надоели, и набравший достаточно крупное состояние, эльф решил перебраться жить в Торговую Лигу. Несколько тысяч золотых монет — столько, сколько не имел почти никакой богач — дали Иллиану огромные возможности для жизни в пустынном государстве. Собственный замок возле оазиса, три сотни подчиненных, лучшее вино каждый день и масса других удовольствий, некоторые из которых вполне можно наректи незаконными и аморальными. Но, в конце концов, сказочная жизнь, длящаяся несколько тысяч лет, надоедает темному эльфу и он продаёт все своё имущество, купив на вырученные деньги отличные доспехи и оружие, а оставшиеся монеты сдав в банк. Иллиан отправляется в поиски новой силы и новых знаний. И на пути к совершенству ему теперь безразличны любые барьеры.

9. Мирные умения:

Навыки

Охотник
Собиратель
Рыбак
Грамотность
Ботаника
Зоология
Математика
Анатомия
Литература
Мистика
Эфирология
Этикет
Палач
Моряк
Акробатика
Лёгкая атлетика
Баланс
Ориентирование в лесу
Знание пещер
Верховая езда
Лидерство
Мужественность
Ловкость рук
Маскировка в городе
Наречие Нур
Язык Орков

10. Боевые способности персонажа:
Приоритеты в магии:
1. Тьма — теневой арбитр.
2. Пустота.
3. Разум.
Приоритеты в ближнем бою:
1. Рукопашный бой.
1,5. Кинжалы.
2. Одноручные мечи.

«Лучшая защита — это нападение». Таким известным выражением можно целиком охаректиризовать стиль сражения Иллиана. Как только он вступает в бой, сразу же начинает неистово атаковать противника любыми способами. Одинаково хорош как в магии, так и в ближнем бою. На тактическую хитрость противника ответит спонтанной глупостью, и как ни странно, преимущество останется за ним. Используя оружие ближнего боя, сражается обычно не только им. В ход идёт все — от пинков до ударов головой и укусов незащищённой плоти. Целиком и полностью отдается бою, входя в кровавый раж и вгоняя в трепет неподготовленных соперников. Не чурается использовать самые грязные и бесчестные приемы. Тем не менее, в зависимости от ситуации, может сражаться и трезво взвешивая каждое действие.

11. Тип распределения опыта:
Автоматический.

12. Ваше состояние:
В банке — около пяти сотен золотых монет. С собой — 12.
Две титановые сабли, кожаная броня, чёрный плащ с капюшоном, походная сумка.

13. Пробный пост (не менее 11 строк):

Анкета игрока
1. Имя:
Артём.
2. Возраст:
15.
3. Пол:
Мужской.
4. Связь с вами:
VK — timemurder;
Skype — Hate_Sad_Death.
5. Как часто будете приходить?
Гарантированно в выходные, в остальное время — раз в два-три дня.
6. Оцените ваш опыт в ролевых мирах
4.
7. Читали ли правила форума, согласны ли вы с
ними?


правилами ознакомлен(а), исполнять обязуюсь".
8. Каким образом вы вышли на форум?
Раньше уже был зарегистрирован, но забыл пароль. Анкету в прошлом профиле не создавал.

Отредактировано Иллиан (2014-11-23 16:56:57)

2

Здравствуйте. Анкету вашу увидели, комментарии будут в ближайшее время.

3

Поправил орфографию. Там, где заметил — убрал опечатки, тавтологию и стилистические ошибки. Жду проверяющего.

4

Цвет кожи изменил с пепельного на светло-серый.

5

Увы, анкету нужно перемещать в архив  неактуальных. Проверяющая сказала, что биографию нужно полностью переписывать, а у меня, как бы я не старался, ничего не получается. И я не смогу играть в ролевой, где не в состоянии даже написать нормальную, правдоподобную анкету. К огромному сожалению, Мистериум не для слабых — не для меня в том числе.



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно