FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Конец мая 17080. Вальсау, недалеко от Шедима. Артемис Мориэл, Элери.


Конец мая 17080. Вальсау, недалеко от Шедима. Артемис Мориэл, Элери.

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Солнце село, и на лес опустилась тьма. Элери не знала точно, сколько прошло часов, с тех пор как она спряталась под поваленным деревом. Все это время она сидела тихо-тихо, боялась шелохнуться и даже дышала через раз, хотя сердце колотилось с бешеной скоростью, эхом отдаваясь в голове, и девушка боялась, что оно ее выдаст. Мысленно она вспомнила всех богов по очереди, не один и не десять раз, а много, много больше. Кто знает, помогли ли ее молитвы или просто судьба решила, что хватит пока испытывать шестнадцатилетнюю вифрэйку на прочность, но преследователей было неслышно-невидно, и Элери все-таки собралась с духом и выбралась из своего укрытия - ее, наверно, могли найти по одному только урчанию голодного живота...
Вжав голову в плечи, вифрэйка огляделась, настороженно повела ушами: икаких посторонних для леса звуков. Она потянула носом воздух - никаких опасных запахов. Тихонько выдохнула: "Что ж, могло быть и хуже", - так она хотя бы осталась при оружии, а могла ведь потерять и его, когда пришлось бросить лошадь вместе с поклажей и остатками провианта. Сняв со спины лук, Элери достала стрелу и осторожно двинулась вперед, прислушиваясь и принюхиваясь на каждом шагу и нервно озираясь. Она не знала точно, что стала бы делать, столкнись она нос к носу с одним из наемников. С теми двумя она смогла справиться лишь благодаря счастливой случайности, как она думала. Впрочем, непоследнюю роль сыграли и навыки. "Ну нет, второй раз это уж точно была случайность. Что я вообще сделала?" - она попыталась припомнить, что произошло, - "Вроде бы руками взмахнула... Или выставила вперед, как будто хотела его оттолкнуть? Ну, собственно, я его и оттолкнула, только не физически... Что же это такое было?.."
Размышления вифрэйки прервал запах дыма и огонек, видневшийся немного впереди за деревьями. Элери остановилась, боязливо отвела уши назад. "Один из наемников? Или просто путник?" Легкий ветерок донес до чуткого носа запах еды, живот издал стон умирающего кита (если бы Элери знала, что киты на такое способны). Вифрэйка сглотнула и нервно облизнулась: кушать хотелось ужасно, ведь последний раз она ела рано-рано утром, и то завтраком ей послужил кусок хлеба, наспех запихнутый в рот. "Ничего же не случится, если я просто посмотрю... Правда?" - она переступила с ноги на ногу в нерешительности, - "Если окажется наемник, я его сразу подстрелю", - вифрэйка решительно кивнула головой и, мягко ступая, направилась к огоньку, крепко сжимая в руках лук и стрелу. Может, она и думала так, но на самом деле намеренно убить человека была неспособна.
Элери аккуратно приблизилась с подветренной стороны и осторожно выглянула из-за дерева. У костра сидел мужчина, даже скорее юноша. Большего понять вифрэйка не успела, потому что человек - человек ли? - почувствовал спиной ее взгляд и обернулся, посмотрев ей прямо в глаза...

2

Полуэльф с недовольством лицезрел жарящийся кусок кроличьего мяса. Молодой адепт не был способным поваром, а потому парень уже знал, что вкушать ему придется не самое лучшее блюдо, но поделать ничего с этим не мог - до ближайшего трактира еще изрядно топать и топать, а есть хочется. Да и бродить по темным лесным чащам не было ни малейшего желания - ночным зрением, свойственным его эльфийским родственникам, он не обладал, а потому Артемис был вынужден разбить здесь лагерь и выждать наступления рассвета, чтобы продолжить свой путь. Это должна была быть очередная скучная и тихая ночка, если бы не одно но...
- "Враг?!" - полукровка резко развернулся и его взору предстала молодая вифрейка, вооруженная луком. Стрела имелась в наличии, что резко оповестило настороженность парня. Недовольный взгляд на оружие и возникший в свободной левой руке огненный шар явственно указывали на то, что юноша не был рад этой встрече, по крайней мере учитывая его вооруженность.
- Советую опустить лук, - мрачно молвил Артемис, держа наготове шар магического пламени. Он был готов в любую секунду метнуть его в хвостатую особу, если будет убежден, что та желает напичкать его своими стрелами.

3

Глаза юноши оказались алого цвета. Элери не поняла: то ли так повлияли отблески костра, то ли это был естественный оттенок. Да и разбираться времени не было - в руке незнакомца вспыхнуло пламя, заставившее Элери отступить на шаг назад и вскинуть лук, целясь ему в голову. Без боя вифрэйка сдаваться не собиралась.
"Маг? Точно маг. Плохо, плохо, плохо! Очень плохо!" - хоть по лицу Элери, полному решимости, и не проскользнула тень страха, в глубине глаз при должном старании юноша мог заметить испуг. Иметь дело с обладающими даром Элери доводилось, но вовсе не в такой обстановке, когда малейшее неверное движение могло стоить жизни.
Опустить лук значило сдаться на милость и признать себя побежденной, а этого вифрэйка никак не могла себе позволить: не для этого Осирэн пожертвовал собой и не для этого она бежала в Мистерию, спасаясь от наемников. Хотя нечто странное было в этом парне. Он не был похож на преследовавших ее людей: одежда другая, манера речи другая... Да и вряд ли наемники стали разводить костерок с целью поужинать, когда им надо было поскорее найти вифрэйку и возвращаться домой. "Разве что в качестве приманки?.."
Элери поджала губы, глядя на незнакомца исподлобья.
- Только если ты уберешь огонь с руки, - ответила она чуть приглушенным голосом. - На счет три... Раз... - Вифрэйка стала медленно опускать лук, все же не доверяя юноше.

4

Страх, некоторая опаска и явное нежелание вступать в конфронтацию углядел молодой адепт Теней, внимательно осматривая фигурку ночной гостьи. В общем-то, касательно последнего полуэльф был солидарен - он собирался поужинать и желания сражаться да еще и в лесу у него не было совсем. Ночным зрением он не обладал и был не в самом лучшем положении, а огненная магия... ну по очевидным причинам с ней необходимо было быть аккуратным. Красноглазый устало вздохнул, когда вифрейка ответила. Видимо не шибко-то и доверяла полукровке, что было, собственно, правильно. Мориэл не стал дожидаться счета "три" и рассеял огненный шар сразу же, как с уст хвостатой сорвалось: Раз...
Огненный шар исчез вместе и с угрозой для девушки. Сам же Мориэл был убежден, что угрозы она не представляет. Парень усмехнулся своим мыслям и продолжил жарить свой скромный ужин, который, кажется, местами уже подгорал. Сам наёмный убийца этого, кажется, как-то не особо замечал. Лицо от девушки отвернул, но краем глаза следил за ее движениями, чтобы в случае чего успеть рвануть в сторону.

5

Незнакомец не стал дожидаться, пока она досчитает до трех, что вифрэйку несколько удивило. Погасив огненный шар, он вообще от нее отвернулся, хотя она чувстовала, что он за ней наблюдает. "Так просто? Верит или считает, что я не представляю для него опасности?" В этот момент послышался смешок. Элери нахмурилась, подумав, что это относится к ее мыслям. Как? "Вдруг он маг разума или еще что-то в этом духе". Почему-то факт того, что ее могут счесть не опасной и безобидной, Элери задел, ей стало обидно. Она скосила на юношу взгляд и тихо хмыкнула.
Стрелу девушка вернула в колчан, но лук пока оставила в руке, все же не исключая возможность агрессии со стороны незнакомца - мало ли, что ему может прийти в голову. Вифрэйка осторожно двинулась в обход костра, не сводя глаз с парня. Вряд ли стоило расчитывать на то, что он будет настолько мил и добр, чтобы разделить с ней ужин, а значит, надо было двигаться дальше и попробовать найти какую-нибудь живность пригодную в пищу.
Запах кролика, хоть и подгоревшего, дразнил обоняние. Вифрэйка быстро взглянула на него, сглотнула и снова перевела взгляд на юношу, опасаясь выпускат ьего из поля зрения, как вдруг живот громко заурчал. Элери испуганно расширила глаза и отвернулась, слабо покранев.
"Что за бред?! Я его не знаю! Чего мне стесняться?!" 

6

- "Чудненько," - стрелу девушка убрала обратно в колчан, но лук остался в руках. Он стала медленно обходить юношу с его костерком и прогорающим кроликом. Все это время полукровка внимательно следил за ее движениями, хоть и не подавал виду. Он чувствовал пристальный взгляд на себе. И тут вифрейку выдал ее собственный организм в виде заурчавшего живота. Полуэльф лишь вновь усмехнулся и устало поднял голову, глядя незнакомке прямо в глаза, что от испуга расширились. Девушка резко отвернулась и покраснела, вызвав очередную тихую усмешку, а затем и легкий вздох.
- Голодная и уставшая во мрак леса вернешься или все же попросишь у незнакомца помощи и еды? - поинтересовался Мориэл с некоторой едва заметной насмешливой ноткой в голосе. В прочем, как бы то ни было, но накормить изголодавшуюся девушку он был не прочь. Очередное проявление скрытой доброты? Артемис вдохнул от этой мысли.
- "Она могла бы отплатить за оказанную помощь, ну или оказаться полезной..." по крайней мере хотя бы поварскими способностями, а то этот кусок крольчатины скоро в угольки превратиться. К слову о последнем, теневой адепт таки обратил внимание, что пища его уже местами покрылась горелой корочкой, а потому поспешил убрать ее от огня. Ветка с нанизанным на нее куском крольчатины был протянут хвостатой в том случае, если та изволит остаться и принять предложенную пищу.

7

Ей показалось, или в его голосе и вправду была насмешка? Элери снова повернулась к незнакомцу, в очередной раз столкнувшись с ним взглядом. "Глаза и правда красные...", - поняла вифрэйка - в этот раз лицо парня оказалось в тени и сваливать все на костер было нельзя. "Кто он такой? У кого глаза красные бывают? У неживых! Точно! Нет, постойте... Неживые вот так вот у костра не сидят и кроликов не жарят. Боже, о чем я думаю? Похоже, от голода и впрямь бред начинается..."
В этот момент юноша протянул ей ветку с такой желанной пищей. Рот мгновенно наполнился слюной, Элери шумно сглотнула, оторвав прикипевший взгляд от крольчатины и недоверчиво посмотрев на красноглазого. Она осторожно, едва заметно вжав голову в плечи и прижав уши, приблизилась и взяла предложенную еду.
- Спасибо, - голос слегка дрогнул.
Едва совладав с собой, чтобы тут же не накинуться на мясо, Элери села рядом с костром прямо там, где стояла, положила рядом лук и, мало обращая внимание на то, что обжигается, откусила довольно большой кусок. Ей было абсолютно плевать, что кролик подгорел, что что-то не так с его степенью солености и на прочие мелочи. Она наконец получила то, о чем мечтала последние несколько часов. "Едаааааа..." Вифрэйка блаженно прикрыла глаза, откусывая снова, хотя еще не успела толком прожевать предыдущее.
Почти полностью умяв предложенный кусок, она наконец снова посмотрела на юношу.
- Спасибо. - Голос звучал куда тверже и гораздо искреннее, тем более что был подкреплен улыбкой.
Она облизнулась, хотя это мало помогло убрать жир с губ.
- Можно узнать, кто ты и что делаешь здесь, в лесу, ночью? - коротенькая пауза, - Только не говори, что ты маг и что жаришь кролика - это очевидно и я это уже знаю, - она снова улыбнулась. - А да, и что кормишь непойми откуда взявшуюся вифрэйку - тоже, - улыбка стала чуть шире. Вдруг лицо посерьезнело, - Кстати, почему? мне показалось, ты не из тех, кто помогает первым встречным... - "А что, если он все-таки из наемников? И так усыпляет мою бдительность? Вот я дура! Как можно быть такой доверчивой?!" Но что-либо предпринимать было уже поздно. К тому же она не уснула и не испытывала тошноты или головокружения - значит, он ее не отравил и накакой такой ерунды в мясо не добавил. "Уже хорошо..."

8

Недоверчиво, опасливо, но все же приняла предложенную еду. Оружие было сложено рядом и хвостатая особа быстро принялась за еду. Было очевидно, что вифрейка успела изрядно изголодаться и даже то, что он был изрядно подгоревший и плохо приправлен ни сколько не волновало ее. Мориэл все это время молча сидел и внимательно смотрел на вифрейку, ожидая, пока та наконец доест предложенную пищу. Почти полностью съев кролика, девушка вновь взглянула на Артемиса и снова поблагодарила, сопроводив слова благодарности улыбкой. Голос стал тверже и уверенней, то ли пища дала ей сил, то ли щедрость полукровки придала уверенности в том, что зла он ей не желает.
- Можно узнать, кто ты и что делаешь здесь, в лесу, ночью? - последовал вполне закономерный вопрос. Девушка заулыбалась, но вскоре ее лицо обрело более серьёзное выражение. Вновь сомнение и некоторая недоверчивость, как показалось Мориэлу, проскользнули в ее поведении и, более, в вопросе.
- Кстати, почему? Мне показалось, ты не из тех, кто помогает первым встречным...
Полуэльф вздохнул. Действительно, зачем было помогать ей? Мысль о том, что она могла оказаться более способным поваром или же имела при себе деньги нельзя было назвать достаточно убедительным оправданием этих действий в данной ситуации. По крайней мере у Артемиса они вызывали сомнения, что ему не очень нравилось. Проявления сострадания - это одна из слабостей, нежелательных слабостей. Мориэл некоторое время молча сидел, думая над ответом и в итоге выдал следующее:
- Я так захотел. Маленькая прихоть, не более, - как-то даже слишком равнодушно и безразлично молвил наёмный убийца, что могло бы показаться и наигранным. А может, таковым и являлось? Артемис перевел взгляд к темному небу. - Зови меня Артемис. Я наёмник и выполнял неподалеку отсюда задание.

Отредактировано Artemis Moriel (2014-12-31 20:07:23)

9

Вздох, затем молчание и наконец ответ - довольно очевидный. Однако Элери он показался неправдивым. Что-то в поведении юноши навевало мысли о том, что он не хочет называть истинной причины. Хотя, может, причины не было, и подобное поведение было вызвано обыкновенным состраданием. Но в таком случае почему бы было так и не сказать? "Нет, назвал это прихотью... Странный..." - подумала вифрэйка, обгладывая кроличью кость так, что на ней после этого не осталось ни шмоточка мяса. Не сказать, чтобы она наелась, но по крайней мере живот успокоился ненадолго. "Раз ему так удобно, пусть так и будет".
В какой-то мере Элери тоже была наемником, а вот Осирэн точно был, и девушка видела людей этого рода деятельности достаточно часто, чтобы сказать, что Артемис - как представился юноша - наемник не простой. Интуиция подсказывала вифрэйке, что-то с этим парнем нечисто, но высказывать это вслух она не стала, просто решила быть осторожной. Но решила и сделала так на самом деле - разные вещи...
- Артемис, значит? Интересное имя. Помню, читала то ли легенду, то ли сказание о трех смелых товарищах, одного из которых так звали, - она чуть улыбнулась и тоже посмотрела на небо, - Интересно, твое имя и его как-то связаны?.. - Вифрэйка склонила голову набок, задумавшись. Вообще ей довольно часто приходили в голову странные вопросы, на которые она поначалу пыталась найти ответ, а потом как-то забывалось, и им на смену приходили новые.
- А, да... - она опустила взгляд на Артемиса, - Меня Элери зовут. - Она почесала за ухом и, смутившись, посмотрела в землю. - Спасибо, что накормил. Только мне нечем отплатить тебе, кроме простой благодарности...
"А еще я бы не отказалась от второго... да и от третьего кусочка...", - тут же мысленно поразилась своей наглости, - "Эй-эй! Шшш! Имей совесть!"

10

Поверила ли она ему или нет, но в общем-то значения это не имело. Мориэл отбросил мысли о том, что это могло быть сострадание тут же, как только те появились. Вообще, он всегда старался подобные душевные порывы убить и выкинуть, выставляя это очередной своей внезапной прихотью. Нет, конечно, бывали случаи, когда так оно и было, но сейчас, когда пред ним предстала уставшая и оголодавшая вифрейка, все же он действительно проявил к ней немного сочувствия и решил помочь. Хотя, конечно, сам Артемис себе в этом никогда не признается, а кому-то - уж тем более.
- Помню, читала то ли легенду, то ли сказание о трех смелых товарищах, одного из которых так звали, - девушку улыбнулась и посмотрела вверх, на черные небеса, усеянные множество сверкающих точечек-звездочек. Теневой адепт иногда увлекался лицезрением небес, когда находился в пути, хотя, на самом деле, особым ценителем природы никогда не являлся. Что касается упомянутой девушкой легенды-сказания, то сам Мориэл подобной не припоминал. В общем-то, это и не удивительно, обычно большее предпочтения еще с раннего возраста он отдавал книгам магического характера, что-нибудь, что было связанно с магией, может быть немного исторического плана, но опять же, в большей степени, о магах древности. Подобные же легенды о героях-товарищах полукровку не особо цепляли.
- Интересно, твое имя и его как-то связаны?.. - ну, в этом Артемис несколько сомневался. Вообще, он никогда не интересовался, почему же был назван именно так. Дали имя и с ним и ходит до сих пор, а почему именно так, а не иначе - да особо и интересно никогда не было. Мимолетные воспоминания о матери заставили немного нахмуриться парня, взгляд был отведен куда-то в сторону, устремившись в задумчивую даль. На некоторое время юноша погрузился в какие-то свои мысли, не самые счастливые, в прочем, вида не подал, сохраняя маску хладнокровия и спокойствия, разве что глаза могли его сейчас выдать, если бы юная вифрейка решила бы вглядываться в них.
- Меня Элери зовут, - вифрейка вновь обратила взгляд на юного адепта, после чего почесала за ушком и вновь заговорила, поблагодарив еще раз за еду да извинившись за невозможность отплатить за доброту. Что ж, Артемису по большей степени и не надо ничего. Он просто легонько вздохнул, переводя взгляд на двух других кроликов. На самом деле есть он не особо хотел да и готовил он так хорошо, что отбивало всяческий аппетит.
- Если хочешь, можешь и этих двух кроликов съесть. Только приготовить их сначала надо бы, - произнес полукровка кивая на две кроличьи тушки неподалеку от себя. - А насчет платы - так забудь, мне и не нужно ничего.
- "На кой только кроликов трудился ловить, если все равно в конечном счете есть их не стал? Слишком много ненужных действий, ага. В прочем, зато Элери вот повезло, поесть на халяву можно, хех. Я бы мог и себе оставить один кусочек да вот только все равно не особо хочется..."

11

Артемис не ответил. Впрочем, Элери этого и не ждала, ведь вопрос был риторический. Но краем глаза она увидела, что он нахмурился и отвел взгляд в сторону. Вифрэйка не подала вида, что заметила изменения на его лице, быстро переведя взгляд снова на звезды. "Похоже, эта тема ему неприятна..." Элери старалась избегать вопросов, которые могли расстроить собеседника или вызвать иные негативные эмоции, разве что любопытство, бывало, пересиливало, и она всеми правдами и неправдами тогда пыталась выяснить, в чем причина. Но сейчас был не тот случай и обстановка не располагала к выспрашиванию тайн странного незнакомца, встретившегося в лесу и решившего ей помочь.
Юноша снова вздохнул - "Почему он так часто вздыхает? У него что-то случилось?" - и сказал, что вифрэйка может съесть и двух других кроликов.
- Правда?! - глаза вифрэйки заблестели, но она тут же поняла, как это выглядит со стороны, откашлялась, - То есть... Спасибо. Это очень щедрое предложение. Но... - Элери хотела спросить, отчего он так добр, - он же наверняка ловил этих кроликов с намерением съесть их самому, а не отдавать какой-то непонятной вифрэйке, черт знает откуда свалившейся ему на голову, - но в тот момент, когда открыла рот, сообразила, что парень наверняка снова ответит, что это прихоть. Поэтому Элери сочла за лучшее промолчать и взялась за готовку.
Аккуратно освежевав тушки и нанизав их на прутья, девушка пристроила их над костром и уселась рядом, время от времени переворачивая их, чтоб не подгорели. Воцарившаяся тишина заставила ее погрузиться в раздумья. Элери, отошедшая от пережитого ужаса и страха за свою жизнь, вспомнила Осирэна. Вспомнила его взгляд и слова перед тем, как он хлопнул ее лошадь по крупу, пуская в галоп. "Он знал... Он знал, что его убьют..." - глядя на огонь, Элери не заметила, как по щекам побежали слезы.

12

- Это очень щедрое предложение. Но...
Артемис вполне догадывался о том, что хотела спросить вифрейка. Но спрашивать не стала, видимо решил, что не имеет смысла. Мориэл ответ взгляд, устало воззрившись на небо.
- Так уж вышло, что есть мне как-то не охота, - пояснил полуэльф, объясняя свою излишнюю щедрость. Почему он решил ответить на этот не заданный вопрос - Мориэл не знал и даже не задумывался. Девушка принялась за готовку, а полукровка молча наблюдал за процессом. Она быстренько расправилась с освежеванием и принялась жарить мясо. Они сидели в полной тишине. Красноглазый с неким безразличием и равнодушием наблюдал за процессом готовки мяса, не смотря на что аппетита у него так и не проявилось. Переведя взгляд выше, на Элери, парень внезапно для себя заметил слезы на лице вифрейки.
- "Эм, она что, плачет? Слезы радости от того, что наконец-то поела? Да ну, как-то через чур. Слезы горя? Мм... Утратила кого-то?" - это предположение заставило еще больше пробудиться состраданию в душе полукровке, ведь и сам он в свое время переживал утрату близкого. Мориэл нахмурился, явно недовольный переживаниями девушки и своим предположение о причинах сего. Сначала теневой адепт хотел было проигнорировать это, сделать вид, что ничего не заметил - так было бы проще всего, не пришлось бы проявлять сострадание и доброту и вообще нагружать себя чужими проблемами, но...
- Ты это чего? - сухо поинтересовался Артемис, взглянув Элери в глаза. Нет, определенно проще было проигнорировать сей душевный порыв вифрейки, но теперь уж ничего не поделаешь, незамысловатый вопрос уже был озвучен. Возможно, не то, что нужно, чтобы успокоить девушку в слезах, да еще и тон не особо-то и сочувственный, но успокаивать кого-то наёмный убийца себе в цели и не ставил.

13

Вопрос Артемиса заставил Элери поднять голову и встретиться с ним взглядом. Все-таки цвет его глаз был необычен, и как-то жутковато становилось при взгляде в них. "Кто же он все-таки такой? Я же читала про кого-то, у кого бывают красные глаза... Вспоминай, вспоминай... У эльфов каких-то, вроде... Нет?" Но долго раздумывать над этим Элери не смогла - юноша ждал ответа. "Но о чем он спрашивает?"
- Ты о чем? - не поняла вифрэйка. А потом заметила, как взгляд Артемиса скользнул по ее лицу вниз, и тут почувствовала, что с подбородка вниз сорвалась капля.
Элери опустила взгляд на руку, куда шлепнулась слезинка, в легком недоумении прикоснулась к лицу и только тут поняла, что плачет.
- Ой, извини. - Она грустно улыбнулась и провела ладонями по щекам, вытирая слезы. - У тебя есть соль? Дай, пожалуйста... - решила она сменить тему.
"Незачем ему знать", - подумала вифрэйка и, получив мешочек с солью, взяла щепотку и, медленно поворачивая жарящееся мясо, посолила. Однако мысли об Осирэне не покидали ее. Элери теперь сдерживала слезы, только чуть подрагивающие плотно сжатые губы могли ее выдать да печальное выражение лица.

Отредактировано Элери (2015-01-02 02:10:43)

14

- Ты о чем? - недоуменно спросила Элери. Полукровка чуть наклонил голову справо, а после провел взглядом вниз, до подбородка. И тут девушка таки заметила, что плачет. Слезинка упала на руку, которую хвостатая после поднесла к лицу. Быстренько утерев слезы, она извинилась и попросила соли, очевидно, решив уйти от обсуждения столь грустной темы, что и заставила ее сейчас плакать. Что же, полуэльфу так было даже проще - раз не хочет говорить, то и не стоит. Если это действительно то, о чем он подумал, то тема явна не та, которую хочется обсуждать, к тому же с каким-то подозрительным незнакомцем. В прочем, Мориэл не стал более спрашивать ничего, просто молча протянул мешочек с солью, который благо был у него с собой. Элери явно сдерживалась, плотно сжатые, подрагивающие губы и выражение лица выдавало ее с потрохами. Теневой адепт отвел взгляд, снова посмотрев вверх, на небо. С одной стороны, действительно, влезать в чужие проблемы и напрягаться самому из-за них не хотелось вообще, только лишние проблемы себе навязывать. Но с другой стороны эта грустная, печальная атмосфера, что начала здесь образовываться, немного раздражала, тем более, что в глубине души он все же сочувствовал Элери.
- "Если она действительно кого-то сейчас потеряла, ей должно быть невероятно тяжело. Мне в этом плане повезло - работа отвлекала от ненужных мыслей, так что времени грустить и не было. Проклятье! И чего это я? Не должны меня волновать чужие проблемы," - Артемис нахмурился да бросил мимолетный взгляд на вифрейку, поспешно вернув свой взор к небу. - "Вполне достаточно и того, что накормил ее. Слишком уж много хороших, бескорыстных поступков...

15

Элери вспоминала моменты, пережитые с Осирэном, вспоминала, как он ругался на нее, когда ей доводилось нашкодничать, как смеялся вместе с ней, если ей удавалось его рассмешить... Вспоминала его взгляд, его улыбку, голос, и запах, и тепло рук... Рук, что защищали ее, и смогли защитить и сегодня... В последний раз...
Элери еще сильнее сжала губы, отчего они побелели, и глубоко вздохнула, выпуская воздух из легких с некоторым затруднением, которое всегда возникает, когда в горле комок.
"Хватит. Ты ничего не сможешь изменить. Сейчас не время и не место предаваться горю".
Разумом вифрэйка понимала, что ставит незнакомого человека, что сидел недалеко от нее, в неловкое положение, но сердце болело и требовало выхода своей боли и тоске.
Элери снова вздохнула и сняла приготовившееся мясо с огня. Одного кролика оставила, а за другого принялась, хоть и без того этузиазма, с которым ела первого.
"Надо как-то отвлечься... Подумать о другом... Но о чем?" - она взглянула на Артемиса и вновь отметила про себя цвет его глаз. Любопытство, конечно, не порок, но, как известно, из-за него некая Варвара лишилась носа... Впрочем, Элери это мало волновало.
- Можно спросить? - тихо заговорила она, - У тебя необычный цвет глаз. У людей такого не бывает, я знаю... Кто ты?

16

Девушка старалась успокоиться и взять себя в руки, а Артемис меж тем устало глядел на небо, задумавшись о чем-то своем. Вскоре тишина вновь была разорвана и последовал вполне ожидаемый вопрос, с которым Мориэл сталкивается не особо-то и редко. Некоторые принимают красные глаза и бледность кожи за признаки вампира, некоторые просто считают парня уродом, о чем иногда пытаются сказать, а кто-то все же замечается один явственный признак - эльфийские, заостренные уши. Полукровка перевел взгляд упомянутых темно-алых глаз на вифрейку. На самом деле парень не особо любил тему своей расовой принадлежности - заставляло вспоминать о родителях. Юноша так и не смог смириться с утратой матери и до сих пор винит и терзает себя за то, что не смог спасти ее. Не смог он так же расстаться с ненавистью к отцу, этого, в прочем, он и никогда не собирался делать.
- Полукр... полуэльф, - ответил Артемис после небольшой паузы. Как-то он больше привык к тому, что его обычно "полукровкой" величают, нежели "полуэльфом", из-за чего чуть и не оговорился. На лице промелькнула нотка недовольства и даже, возможно, раздражения. Нет, парень определенно не любил, когда его называли "полукровкой", а так же "получеловеком", что тоже иногда бывало и бывало исключительно в оскорбительной манере.
- Моя мать была темной эльфийкой, - пояснил Мориэл, что сразу объясняло и бледность, и красноглазость. В глазах, вызывавших у Элери любопытство, промелькнула нотка боли, вызванной неприятным воспоминаниями. В прочем, теневой адепт контролировал себя и свои эмоции, так что вифрейка могла подумать, что ей показалось, ибо слишком быстра исчезли с лица парня эмоции какие-либо - маска равнодушного безразличия вновь была надета на бледное лицо наёмного убийцы.

17

Когда спрашивала, Элери хотела добавить "Эльф?" - ведь она помнила, что красные глаза бывают именно у них, только не помнила, у кого - у темных или у дроу, - но не стала, подумав, что это может задеть Артемиса. Хотя, кажется, она все-таки задала бестактный вопрос, о чем говорила заминка перед ответом и не оставшиеся без внимания изменения в выражении глаз и лица.
Вифрэйка не знала, каково это быть полукровкой, но на собственной шкуре знала, что значит быть ребенком двух культур. С одной стороны, вифрэй, с другой стороны, человек. Хотя, безусловно, она считала себя принадлежащей к первой расе, и так и было. Но все же характер у нее был не совсем вифрэйский. Будь он таковым, она бы наверняка стала выспрашивать про мать и отца Артемиса, мало заботясь о том, что у него могут быть неприятные воспоминания о них, и эти вопросы будут ему неприятны. Но сейчас внутренний голос подсказал Элери, что лучше эту тему не развивать и умерить свое любопытство. Похоже, она на подсознательном уровне чувствовала, что Артемис опасен.
Вообще странно все это было. К юноше ее вывела явно удача, но складывавшаяся ситуация казалась вифрэйке все более напряженной: вроде как она пытается вызвать его на разговор, но чувствуя, что спрашивает о том, о чем спрашивать не надо, замолкает и не знает, стоит ли продолжать попытки начать с ним беседу, и снова повисает неприятная тишина, и каждый думает о своем, в случае Элери - о недавних событиях, а этих мыслей она старалась избежать.
Может быть, она и попыталась бы снвоа найти тему для разговора, но Артемис вел себя довольно равнодушно и безразлично, а лезть к такому с праздными речами было себе дороже.
Было и еще одно, что интересовало Элери: несколько раз ей на краткий миг казалось, что Артемис словно становится как-то добрее, становится более открытым, но он будто подавлял это, будто надевал маску. Такое поведение было немного странным, Элери подумала, что дело тут не в простой скрытности, а в чем-то другом, но она совсем не знала Артемиса, и выспрашивать у незнакомца подобные вещи было как миимум неприлично.
Размышляя таким образом, вифрэйка доела кролика и теперь сидела, обхватив колени руками и смотрела на огонь. Сытость легла приятной тяжестью, и теперь Элери начало клонить в сон. Но она была далеко не уверена в том, что спать в присутствии полуэльфа безопасно...

18

Сложно пережить утрату близкого человека. Шрам, что никогда не сойдет, не исчезнет, остался в душе молодого полуэльфа и он не желал больше попадать под подобные удары. Стремление к одиночеству, маска равнодушия и эгоистичности, подавление всяческих проявлений доброты и сострадания - все это должно помочь ему обеспечить себя достаточной защитой, уберечь его от новых потерь, а, соответственно, и от новых уз, от новых связей, что могут обратиться дружбой, товариществом, а то и любовью. А внешность и поведение лишь помогало ему - мало кто захочет иметь дело с мрачным, красноглазым, бледным юношей. Тени сгущаются вокруг Артемиса, укрывают его. Отчужденный от окружающего мира, он находился под защитой стены, возведенной вокруг полуэльфа и не подпускающей к нему никого. И лишь редкие лучи света пробивались сквозь бреши в стене, в этой своеобразной защите. Нет, она не была идеальной, в ней были уязвимые места и, как бы он не старался, сквозь них все же удавалось пробиться. Вместе с тем это одиночество давило на него, будучи один он нередко предавался самокопанию, воспоминаниям... В этом плане работа наёмным убийце была хороша - всю злость и ненависть можно было излить в резком ударе кинжалом по горлу, а после еще и денег немало получить. Убивая людей и представителей иных рас он имел возможность излить всю свою злость на самого же себя, злость, порожденную его слабостью в тот день. Он не смог тогда защитить свою мать, он был слишком слаб, он просто не успел что-либо сделать...
- "Безымянный, не специально ли ты подкидываешь ты мне такие встречи?" - недовольно подумал полуэльф, оторвавшись от своих недобрых мыслей. В алых глазах плясали огоньки всепоглощающей злости, жажда крови потихоньку подбиралась к юному адепту Теней, пробужденная горестными воспоминаниями. Мрак и тени сгущались вокруг бледной фигуры, словно бы первородная Тьма стремилась уберечь от жестокого мира своего избранника и придать ему сил. Убийца молча глядел на небо, но сознанием он вновь вернулся в свои воспоминания, когда наскоро сотворенный огненный шар врезался в лицо Халлекара, когда пламя пожирало его родной дом вместе с телом мертвой матери и все еще живым отцом. Яростные, беспощадное пламя должно быть в тот момент с наслаждением сжигало плоть Халлекара, пожирало его, выплескивая всю ярость юного адепта...

Артемис встряхнул головой, освобождаясь от навеянных воспоминаний, мыслей, образов. Ладони оказались сжаты в кулаки да так, что костяшки пальцев побелели. Парень вздохнул. Тьма словно бы отступила от него, вновь возвращаясь к привычному для себя виду. Словно бы ушедшее темное наваждение, юноша вновь пришел в себя, спокойного и хладнокровного теневого мага. Он отбросил недавние мысли, переключаясь к действительности - к Элери. Девушка сидела рядом, напротив юноши. Между ними был костерок, что прогонял ночную тьму, образуя своим светом небольшой светлых островок. Девушка задумалась о чем-то, вероятно, грустном, сидела, обняв колени и погрузилась в себя. Плакать она не возобновляла, что было определенно хорошо. Мориэл посмотрел во тьму леса - кого-то она может быть и могла бы напугать, вселить в сердце страхи о чудовищах мрака, о скрывающихся в тенях монстрах, но адепта Тени подобным было не напугать, ведь он и сам был в некоторой степени сыном мрака и тени. Он вновь глянул на вифрейку - та все так же смотрела в задумчивости на пляшущие язычки пламени в костре. От внимательного взора алых глаз не ускользнуло, что девушку явно клонило в сон.
- "И что же она намерена, интересно, делать дальше?" - пробудившееся любопытство задало свой вполне закономерный вопрос. Голова по своему обыкновению вновь наклонилась чуть вправо, а алые глаза неотрывно смотрели на Элери. Девушка могла бы, конечно, уйти и продолжить свой путь, но шляться по ночному лесу и зевать на каждом шагу - не самый безопасный и верный выбор. В то же время, сможет ли она быть уверена в безопасности, засыпая в присутствии незнакомца да еще и такого мрачного, как Мориэл?

19

Вифрэйка уже начала было клевать носом, как внезапное ощущение опасности вырвало ее из полудремы, заставив встрепенуться и оглянуться по сторонам в поисках источника угрозы. Впрочем, ни уши, ни нос не сообщили никакой информации о приближающемся враге. Только глаза, прикованные к Артемису, сузились в подозрении.
Элери подумала, что ей чудится, будто тьма подбирается к полуэльфу, окутывая его своей пеленой. Мориэл был действительно пугающ с этими жуткими отблесками пламени в глазах. Кулаки полуэльфа сжались, он словно злился на кого-то. Но на кого? Буквально несколько мгновений Элери смотрела на него, пытаясь понять, что происходит. Она помотала головой, прогоняя наваждение, и все также внезапно пропало из виду, как и появилось (полуэльф сумел взять себя в руки).
"Что за ерунда?", - Элери устало потерла глаза. Все наводило на мысли о том, что ей необходим отдых, - "А то уже черт знает что мерещится..."
Возможно, перспектива спать в непосредственной близости от странного юноши и не обещала безопасность, но Элери не была дурочкой, чтобы блуждать в ночи, рискуя уснуть находу. Она не боялась темноты, к тому же леса эти она знала, другое дело, что сейчас там, во тьме, могли рыскать наемники, посланные, чтобы ее поймать. Конечно, девушка надеялась, что тот, которого она шмякнула об камень, был последним, но не могла быть уверена наверняка. Также она не знала, как бы повел себя Артемис, если бы наемники вдруг вышли к его костерку, как давеча вышла вифрэйка.
Так, получалось, что особого выбора-то у нее и нет. И Элери решила, что благоразумнее оставаться рядом с Артемисом. До сих пор он не сделал ей ничего плохого, а вероятность того, что таким образом он пытался усыпить ее бдительность, чтобы внезапно сделать какую-нибудь гадость, была ничтожно мала - слишком отстраненно и равнодушно он себя вел. Впрочем, Элери решила пока побороться со сном и еще понаблюдать за ним, а может, и узнать о нем что-нибудь, что успокоило бы ее окончательно.
Почувствовав на себе пристальный взгляд, вифрэйка подняла глаза и встретилась со взглядом Артемиса. Уши дрогнули, вифрэйка чуть прижала их, чувствуя себя неуютно под таким взглядом.
- Почему ты так на меня смотришь?

20

В некоторое задумчивости, юноша смотрел на Элери. Он и сам не заметил, что пристально смотрит на нее, слишком увлекшись своими мыслями, размышлениями. Девушка, очевидно, почувствовала пристальный взгляд на своей персоне, потому что вскоре она посмотрела на Мориэла и глаза их пересеклись. Темно-алые глаза полукровки более не выражали той злости и затаённого гнева, что могла недавно заметить вифрейка - все это было смыто, наваждение сошло, оставив холодный, задумчивый взгляд кровавых очей. Выражение лица было немного задумчиво, чуточку опечаленным - пришедшие недавно воспоминания все же оставили некоторый след в настроении полукровки. Артемис не сразу сообразил, что пристально смотрит Элери в глаза и даже не сразу услышал заданный ему вопрос.
- Почему ты так на меня смотришь?
- А? - недоуменно выдал полуэльф, чуть тряхнул головой и таки осмыслил происходящее и заданный ему вопрос. Должно быть под таким пристальный взглядом она чувствовала себя несколько неуютно, не комфортно. Теневой адепт едва слышно вздохнул - что-то он слишком погрузился в свои собственные мысли, что даже несколько отдалился от окружающего мира, что не было хорошо в подобных условиях.
- Просто задумался, - поспешил ответить красноглазый юноша. Он перевел взгляд ко тьме леса, что проглядывалась между ближайшими к ним деревьями.

21

"Задумался..." - было похоже на правду.
Элери внимательно разглядывала Артемиса: он отвернулся и предоставил ей такую возможность. Впрочем, вифрэйка старалась делать это осторожно, украдкой, чтобы он не заметил, а то мало ли, что подумает и как отреагирует.
Она попрежнему ощущала смутную угрозу, исходившую от него, и пока не могла понять, относится ли она конкретно к ней, или он сам по себе такой. Но чем больше Элери вглядывалась в его лицо, общую позу, тем больше осознавала, что слишком много чести ей будет, если брать первый вариант. Общая аура отчужденности и холодности, которую он излучал, все больше казалась вифрэйке простой маской, защитой. Она не знала от чего, но предположила, что Артемису пришлось пережить большое горе, заставившее его создать эту стену. "Но это только когда он вспоминает или вообще?" Вифрэйка решила узнать ответ на свой вопрос.
- Артемис, - позвала она и, когда он повернулся к ней, на четвереньках подобралась к нему поближе, усевшись почти рядом, заглянула в глаза. Во взгляде Элери больше не было страха перед полуэльфом, - У тебя что-то случилось? - спросила девушка с искренним участием. - Почему ты такой грустный?

22

Тьма, окружающая фигуру полуэльфа, казалась несколько более плотной, даже, возможно, материальной, нежели вся сторонняя ночная тьма. От исходил холод, отчужденность, а мрак заботливо окутывал его фигуру, словно бы предоставляя защиту. Алые глаза смотрели во мрак ночного леса. Мрак. Душа юноши была укрыта плотным слоем этого мрака, черные стены же предоставляли этому мраку защиту от внешнего воздействия. И всякий раз, когда свет проникал сквозь эту защиту, он частично разгонял этот мрак, эту тьму, пробиваясь к чему-то светлому в душе юного полуэльфа. Но все это убийца беспощадно подавлял, он принимал тот мрак, что окутывал его, принимал его, ведь видел в нем единственную защиту для себя. Тень всегда защищала его, не единожды теневая магия спасала ему жизнь, не единожды он избегал новых знакомств и связей благодаря своей отчужденности, благодаря этой защите, стремлению к одиночеству. Одному быть куда проще и лучше - ты ни за кого не в ответе, тебя не волнует ничья судьба, кроме своей собственной. Дружба, любовь, товарищество - все это лишь осложняло жизнь, добавляло новых проблем и слабостей. Артемис повторял себе это всякий раз и всякий раз пытался избежать зарождения подобных связей. И вместе с тем он стремился к силе, чтобы стать сильнее. Сначала это было порождение мысли "стать сильнее, чтобы не допустить повторения той ночи", но вскоре Мориэл избавился от этих мыслей - лучший способ не допустить подобного он уже нашел, а сила... сила нужна всегда, чтобы защитить себя от внешних врагов. А врагов у полукровки не мало, учитывая его работу. Да и что уж там, Артемису нравиться чувствовать свою силу, чувствовать переполняющую его магическую мощь, чувствовать превосходство над поверженным врагом...

- Артемис, - голос Элери вновь вернулся парня в реальность. Девушка внезапно подползла поближе к юному полуэльфу, усевшись совсем близко к нему. Сине-зеленые глаза, в которых Мориэл больше не видел ни страха, ни какой-то настороженности, опаски, смотрели прямо в темно-алые глаза теневого адепта. Холодный, равнодушный взгляд встретился с сочувствующим взглядом вифрейки. И лишь где-то на глубине этого темно-алого "озера" можно было заметить какие-то искорки, некое тяжелое горестное воспоминание. Парень держал на лице бесчувственную маску, но, к сожалению, глаза он скрыть не мог и они все же выдавали некоторые эмоции юного адепта.
- У тебя что-то случилось? Почему ты такой грустный?
Редкое проявление сочувствия, с которым Мориэл особо и не сталкивался никогда по отношению к своей персоне. Разве когда-нибудь кому-либо было дело до бледного, красноглазого полукровки? Парень даже несколько смутился подобного развития событий - не привык он, что кто-то интересуется его проблемами, что кому-то до них есть хоть какое-то дело. Он некоторое время молча смотрел в глаза Элери, на лице всего на мгновение дрогнула маска равнодушия, явив истинное лицо юного полуэльфа, но всего лишь на мгновение, быстро вернувшись. Артемис закрыл глаза и отвел лицо в сторону, после чего открыл их и перевел взгляд на верх, на ночное, усеянное звездами, небо.
- Для чего ты это спрашиваешь? - спросил наёмный убийца. Может, она была намерена вызнать что-то, что могла бы использовать против него? Нет, навряд ли, Мориэл в этом сильно сомневался, тем более, что слишком уже искренне звучали слова девушки. Значит, все же какое-то проявление сострадания? Желание помочь в оплату еды, которую он дал ей? Полукровка вздохнул - ему не нужна была никакая помощь. Сам как-нибудь управиться, без чьей либо поддержки.

23

Обыкновенно причиной для того, чтобы задать вопрос, является простое любопытство. Элери была очень любопытна, это была, наверно, самая яркая черта характера, унаследованная от предков. Но сейчас причина была в другом.
Перестав бояться, Элери задумалась о том, что побудило Артемиса вести себя подобным образом. Что заставило его отгородиться от мира, стать таким угрюмым и мрачным? Он говорил о матери, но говорил в прошедшем времени, и это настораживало. Элери не могла объяснить, почему, но чувствовала, что они с Артемисом чем-то похожи.
И он, и она, ненамеренно стали причиной гибели дорогих им людей. И оба не смогли защитить их, потому что были слабы, и потому, что их родные решили защищать их ценой своей жизни.
Полуэльф, кажется, подумал, что спрашивая она пытается вызнать о нем что-то или поблагодарить за доброту. Но ни то, ни другое не было верно. Быть может, желая помочь Артемису Элери пыталась помочь самой себе? Разве что этот вариант был возможен, и то вряд ли - Элери об этом не задумывалась.
- Потому что хочу понять тебя, - честно призналась вифрэйка.
Ведь внутренний голос подсказывал, что Артемис на самом деле не такой, каким хочет казаться, а Элери привыкла к своей интуиции прислушиваться.

24

- Потому что хочу понять тебя, - понять его... Мориэл не понимал нужды в этом. Было бы объяснимо, если это было желание раздобыть информацию в корыстных целях, желание найти способ помочь в благодарность за еду или же хотя бы банальное любопытство. Но чтобы попытаться его понять... К таким вещам полукровка определенно не привык. Он не спешил отвечать на вопрос Элери да и не было нужды спешить. Парень продолжал смотреть на небо, собираясь с мыслями. Нет, он все так же не был намерен раскрывать перед, в сущности, незнакомой ему особой душу, не был намерен вдаваться в рассказы о нелегком прошлом, о смертях и убийствах, что всю жизнь сопровождают его. Но все же как-то ответить он посчитал нужным.
- В прошлом я был слишком слаб и не смог защитить свою мать. Она мертва и мертва по моей вине, - ответил Артемис и последние слова была сказаны с изрядной доли безнадежной злости к самому себе. Одновременно с этим парень истыпал самые разнообразные эмоции: злость на самого себя за слабость в тот момент, недовольство от происходящего разговора, печаль от воспоминаний, раздражение от того, что вифрейка сейчас спокойно копается в его душе. В прочем, копаться она может и не копается, но и это уже было довольно много - заставить Мориэла говорить о прошлом, проявлять какие-то эмоции сквозь его маску равнодушного и хладнокровного убийцы. А на лице меж тем исчезло то холодное спокойствие, выражение лица стало задумчивым и слегка опечаленным. В глазах парня мелькали искорки печали и злости, он тяжело вздохнул, явно недовольным тем, что сейчас происходит.

25

От Элери не укрылись печаль и злость, промелькнувшие в глазах Артемиса: ему было неприятно вспоминать, ему был неприятен этот разговор.
- Прости.
Вифрэйка чуть отстранилась и опустила голову.
Действительно, зачем она лезет к нему, зачем выясняет, отчего он стал таким холодным? Какое ей дело до непонятного незнакомца, до его проблем?
Ответ крылся в сущности Элери, в ее характере, в ее взгляде на мир и окружающих ее живых существ. Она считала, что никто не должен страдать, грустить и печалится, если может этого избежать. И чувствовала, что решение закрыться от мира - это не выход, чувствовала, что такое решение обрекает существо на еще большие страдания. А Артемис именно это и сделал - укрылся от окружающих за стеной отчужденности, холодности и равнодушия. Могла ли она как-то помочь ему? И, что важнее, нужна ли была ему эта помощь? На эти вопросы Элери не знала ответа. И боялась сделать неверный шаг...
"Я стану такой же?" - спросила она себя, мельком взглянув на полуэльфа. Заставит ли смерть Осирэна и ее спрятаться за маской безразличия и мрачности? Элери вспомнила время, проведенное с Осирэном, вспомнила, чему он ее учил. Она понимала, что защитил он ее не для этого, что он не хотел бы, чтобы она замкнулась в себе.
А Артемис? Так ли он хочет быть таким угрюмым и холодным? Если да, то почему не пресекает ее попытки, почему не останавливает?
Вифрэйка подняла взгляд и с минуту молча смотрела на Артемиса.
- Прости, - вновь извинилась девушка, - Я не хочу лезть к тебе в душу. Но я оказалась в похожей ситуации... - немного помедлила, - Я понимаю, это прозвучит странно, тем более от меня... но думаю, твоя мать не хотела бы, чтобы ты так грустил из-за нее... она хотела бы, чтобы ты был счастлив...
Наверно, пытаясь донести до Артемиса эту несложную истину, Элери пыталась донести ее до себя самой.

26

- Прости.
Отстранилась и замолчала. На минуту воцарилась тишина, нерушимая тишина, даже лес словно бы замер в эту минуту. Мориэл устало глядел на небо, не понимая, почему вообще продолжал этот диалог. Ведь можно было ответить простым "не твое дело" или чем-нибудь в этом роде и тогда не пришлось бы продолжать разговора. Полуэльф вздохнул - это давалось тяжело, держать все это в себе, держать вокруг себя стену отчуждения, отстраненности от окружающего мира. Надо ли это ему было? Он уверен, что да. Таким образом он просто напросто лишит себя слабых мест, а ведь он и сейчас не особо силен - нередко юный наёмный убийца попадает в такие передряги, из которых лишь чудом выбирается живым. У Артемиса немало недоброжелателей, что вполне могли бы захотеть избавиться от него. Нет, он больше не желал подвергать себя подобным потерям, но, о чем парень никогда не думал, он не хочет подвергать опасности кого-то другого. Уже однажды из-за него погиб дорогой сердцу человек, больше он такого допустить не мог.
- Я понимаю, это прозвучит странно, тем более от меня...
- Грусть... Я злюсь, - недовольно поправил Мориэл, хотя некоторая затаённая глубокая печаль все же имела место быть, но признавать это полуэльф не особо-то и желал. - Злюсь на собственную слабость, на беспомощность, что ничего не смог сделать!..
Злость постепенно нарастала, голос стал злее и жестче, но после накатившая злость резко спала, полуэльф посмотрел в глаза Элери.
- "Значит, мое предположение оказалось верным - она кого-то потеряла..."
- Тебе бы поспать да силы восстановить, - внезапно молвил Артемис, отворачиваясь от девушки. Он вспомнил, что та недавно еще носом клевала, едва ли не проваливаясь в дрему. К тому же этим он хотел так же сказать и то, что больше не желал об этом говорить. На лице вновь воцарилось хладнокровное спокойствие и равнодушие, маска вновь была надета на лицо полуэльфа, скрыв все то, что недавно открылось Элери.
- Я пригляжу за тобой, - добавил юноша и на этот раз в холодном и бесчувственном голосе промелькнула какая-то теплая нотка. В прочем, вифрейке это вполне могло и показаться...

27

Артемис поправил ее: злость, а не грусть, по его мнению, была главной. Но Элери чувствовала, что злость порождена грустью. Девушка не испугалась, не отпрянула и не опустила взгляд, когда Артемис повысил голос. Она поняла, что разбередила старую рану - ту самую, из-за которой он стал равнодушным и бесчувственным. Но так ли он безэмоционален? Ведь он разозлился сейчас, ведь ему было больно... Быть может, было бы лучше дать чувствам и эмоциям выход, чем держать их в себе?..
- Тебе бы поспать да силы восстановить.
Он отвернулся от вифрэйки, и Элери поняла, что он не намерен продолжать разговор. Она прикрыла глаза, чуть наклонив голову  и тем самым выражая покорность и согласие: вифрэйка понимала, что важно вовремя остановиться, и не желала Артемису зла.
Этот диалог (что важно - не монолог!) заставил ее проснуться, но тишина и потрескивание костра постепенно вернули ее в то полусонное состояние, когда она готова была уснуть на ходу. Вифрэйка не стала отодвигаться или уходить куда-то. Она прикорнула прямо там, рядом с Артемисом.
В его словах слышна была забота. "Все-таки он не такой холодный, каким хочет казаться..."
Но почему маска все же треснула?
Он хотел открыться. Но боялся... Чего? Боялся привязаться и снова потерять.
Но в привязанностях таится огромная сила...
- Спасибо, Артемис...

Несмотря на конец мая, ночь выдалась нетеплой. Элери постепенно сжалась в калачик, прикрыв хвостом голые руки, которыми закрывала замерзший нос. Тем не менее она не просыпалась: слишком она вымоталась за эти несколько недель почти без сна и без еды.

Отредактировано Элери (2015-01-05 05:03:21)

28

- Спасибо, Артемис...
Невольно парень чуть улыбнулся, на мгновение маска все же вновь дрогнула, но быстро восстановила своё ледяное спокойствие. Юноша молча сидел и глядел на небо, пока Элери засыпала, свернувшись калачиком, неподалеку. Магическая теплота согревала юного полуэльфа, но что больше согревало, так это недавний разговор - все же как-то успокаивающе подействовал он на наёмного убийцу, пусть он и не изменился в своем мнении, но все же след оставил в его душе, все же теневой адепт еще не погряз во Тьме окончательно. Алые глаза мельком глянули на Элери и юноша заметил, что той холодно. Сняв с себя теплый плащ, юноша укрыл им вифрейку, после чего взглянул на догорающий костер. Подложив еще дров, он заставил костер вновь гореть и когда костер уже вновь хорошо горел, освещая полянку и давая тепло, юноша перестал подпитывать заклинание и вновь посмотрел на небо. Молодой полуэльф вновь предавался воспоминаниям, но на этот раз его путешествие в дебри прошлого не было окрашено в темно-алые цвета крови, не было отблесков яростного пламени или всепоглощающей Тьмы, обычно сопровождают юного адепт Теней. Это были воспоминания из детства юного мага и, пусть детство его не было из счастливых, все же там были радостные и приятные моменты: это время, проведенное с матерью, это тренировки в управлении магической силой, это множество легенд и сказаний о магах древности, что читала ему на ночь мать, а после, когда он уже сам научился читать, читал сам. Он вспомнил радость матери, когда он, еще совсем маленький полуэльф, эмоционально рассказывал ей о пробудившемся даре к огненной магии. Так он и сидел всю ночь, погруженный в приятные воспоминания.

29

Элери проснулась рано, солнце только начало подниматься из-за горизонта. Сложно сказать, сама ли она проснулась, или что-то ее разбудило. Открыв глаза, она обнаружила, что укрыта плащом. Девушка невольно улыбнулась, посмотрев на сидящего неподалеку полуэльфа.
Вифрэйка сжалась и так сильно напрягла все мышцы, что тело задрожало, а затем расслабилась и задумчиво уставилась перед собой. С одной стороны, ей не хотелось вставать, не хотелось идти куда-то, но с другой стороны, она понимала, что необходимо продолжать путь, не стоять на месте. Она не знала пока, что ей следует делать, куда двинуться. Лето только начиналось, а значит, можно было оставаться в лесу: охота и собирательство не оставят ее голодными. "Хотя, наверно, стоит двигаться в сторону Кардоса", - решила вифрэйка. В городе все же безопаснее да и работа какая найдется - хотя бы плащ стоило приобрести, не все же по ночам мерзнуть.
В конце концов Элери все же поднялась и, аккуратно сложив плащ, отдала его Артемису.
- Спасибо, - улыбнулась она. "Интересно, он всю ночь не спал? Почему? Меня сторожил?" Эта мысль согревала: значит, он не злился, значит, она все же смогла хоть и немного, но растопить лед, сковавший его сердце.
Вдвоем с Артемисом они позавтракали остававшимся кроликом.
- Куда ты направляешься? - спросила Элери, увидев, что юноша засобирался. Может быть, он позволит ей разделить с ним дорогу, или хотя бы часть пути...

30

- Спасибо, - девушка наконец проснулась и, отдав плащ хозяину, поблагодарила Артемиса, улыбнувшись ему. Парень лишь молча кивнул. Они позавтракали оставшимся кроликом и тогда наёмный убийца начал собираться. Путь был не близкий, он собирался вернуть в Иридиум, а это означало, что предстоит еще очень долгий путь.
- Куда ты направляешься? - поинтересовалась хвостатая.
- В Талькос, а оттуда поеду с каким-нибудь попутным караваном до Иридиума, - немного подумав, ответил наёмный убийца.
- "А куда, интересно, собирается Элери?" - мелькнула мысль в голове Мориэла. Возможно, им по пути, тогда этот путь скорее всего вифрейка предложила бы пройти вместе. Был ли Артемис против такой перспективы? Да не особо. Ему, в общем-то, несколько безразлично было, идти одному или с нею. В прочем, одному, возможно, было бы все же проще - девушка наверняка могла вновь предпринять попытки покопаться в его душе, чего полуэльф не особо желал. С другой стороны, она могла бы быть полезна, ибо сам полукровка охотник не особо-то и хорошо, мягко говоря, а вифрейка со своим луком могла бы в этом деле оказаться куда эффективней. Хотя, конечно, все это были лишь размышления самого адепта, на самом же деле он, возможно, он бы наоборот предпочел ее компанию одинокому путешествию, но сам Артемис этого точно не признает.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Конец мая 17080. Вальсау, недалеко от Шедима. Артемис Мориэл, Элери.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно