FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: Будет установлено позже

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Приветствуем Вас, Путник! Мы рады каждому желающему присоединиться к миру Мистериума. Однако, просим учесть, что форум находится на Перезагрузке - ведутся работы по обновлению игровой системы и LORа. Конечный срок завершения пока не установлен. У нас все еще можно играть, но внесенные изменения касаются боевой механики и истории мира, что, в свою очередь, может затронуть вашего персонажа. Пожалуйста, примите это во внимание при регистрации.
Подробнее об обновлении можно прочесть здесь!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Квартал магов. Нижнее кольцо.


Квартал магов. Нижнее кольцо.

Сообщений 181 страница 194 из 194

1

http://sd.uploads.ru/gBspI.jpg

Пожалуй, самый свободный от краж и воровства район. А все благодаря слухам и домыслам, которые оберегают здешних обитателей получше стражи и ужесточившихся законов. И неудивительно, ведь любой встреченный здесь может оказаться магом. Это их квартал, и здесь они предпочитают обитать.
Легко определяемой особенностью этого места служит видимая из любой точки квартала Аклория – академия, где обучаются с помощью слов, жестов и концентрации повелевать стихиями. Именно тут, вблизи от знаменитой на весь мир школы магии, предпочитают обитать некоторые из преподавателей и выпускников. Цены на жилье здесь достаточно специфическим образом скачут и характеризуются не столько качеством жилья, сколько магическими аномалиями, расположившимися поблизости. Например, обиталище в маленьком протекающем чердаке вблизи от пунцового дерева, быстрее восстанавливающего магическую силу, влетит в копеечку. А вот шикарные апартаменты, в проклятом и полном зловредных духов строении могут обойтись куда дешевле, чем в любой из ночлежек нижнего кольца. Конечно, теперь из-за введения строгого закона на волшебство в городской черте количество неприятных (а то и опасных для жизни) мест уменьшилось, но изредка освобождается дом-другой из-за действий неосторожного колдуна. А там – и новые проблемы…
В последнее время на улицах магического квартала стало больше людей, продающих всевозможные амулеты. И если специалисты могли сходу сказать в котором из них есть магия, а в котором нет, то вот ученики не раз оказывались жертвами мошенников. Впрочем, не всегда побрякушки не имели в себе силы…

Внутренние локации:
1. Центральная улица.
2. Лоточники.
3. Дома магов.
4. Ночлежки.

181

На какое-то время между ними повисла тишина, и Мисии мгновенно стало стыдно. Как тогда, вечером октября, когда она так же, поддавшись короткому порыву, отчитала Клыка за чепуху, а потом отчитывала уже себя, но мысленно. И то, что сегодня поводов у неё было побольше, чем в октябре, не делало ситуацию лучше и честнее по отношению к Регу.
Их столкновение должно было закончиться там, где на запястьях защёлкнулись оковы, потому что это был единственный честный способ всё выяснить и посмотреть, чья ставка сыграет. И если уж она ставила свои убеждения, свой выбранный жизненный курс и своё решение, и проиграла всё это разом, — никто, даже она сама, не обвинил бы её в поддавках, — то пора было бы и успокоиться, наконец.

Вот только два месяца, на самом деле, чепуховый срок, особенно если нет времени остановиться, подумать, да даже просто пережить всё это, а потом отбросить, как отболевшее. Никуда не делось ни чувство тоски по Стрелиции, ни чувство вины перед всеми сразу — и перед Клыком в частности. В конце концов, если уж начистоту, то это ей стоило в октябре наотрез отказаться от любых попыток сократить дистанцию, запереться в библиотеке и сидеть там, пока не вбилась бы в подкорку мысль, что ко всем привязываться — с ума сойдёшь. Даже если ты тысячу раз архон.
Или, уже в июне, честно рассказать, что проще добиться благосклонности Люммина напрямую, чем влиться в общество архонов и не остаться в нём парией, и что ему она такой участи не хочет, но бросать семью не хочет тоже. Или, наконец, сделать всё это вместе, когда Рег объявился в очередной раз, и рассказать, что они с сестрой ещё не выданы замуж только потому, что от Эдена до Мистерийской империи не так уж и близко, и что амбиции её матери куда больше этого расстояния. А, если бы не поверил, рассказать про Тэю и про то, какой бардак творится в её собственной семье.
Ничего из этого сделано не было, и поэтому Артемисия чувствовала себя виноватой. Если бы она не металась, боясь его ввязывать, может, он бы и не ввязался во всё это с головой.

А исправить неверные шаги двух лет за два месяца — это уже совсем невозможная задача. Но вот опустить руки и перестать пытаться тоже не стоило.

Рег появился перед ней так внезапно, что Мисия чуть не врезалась в него, но вовремя успела остановиться и наконец-то перестать сверлить взглядом что-то впереди, а вполне осмысленно посмотреть на чужое лицо, поразившись, как сильно за два месяца может измениться человек — будто все больные мозоли не только не зажили, но и увеличились в размерах. Рег тоже смотрел, но не на неё, а на Лето, пока пегас, всхрапнув, не отвернулся, и это было даже удивительнее, чем внезапное появление Регрета. Чтоб эти двое хотя бы раз нашли общий язык?

После этого её руки бережно взяли, и Мисия от неожиданности чуть не выпустила повод, но, к счастью для неё и для спокойствия Иридиума, этого не случилось. Потому что думать о поводьях, о подозрительно послушном пегасе, о чём-то ещё кроме тёплой надёжности чужих рук не получалось.
Потому что её желания с октября почти двухлетней давности мало в чём изменились: Клык должен быть в порядке, а она искренне хочет ему помочь.

Рег наконец-то сделал то, чего не сделал за всё утро: искренне и по-настоящему попросил ему помочь. Не сухой мыслью-вестником, слушать которую сущее наказание, не перечислением, кому это надо, и кто сильно вляпался. Нет, просто сказал "мне нужна твоя помощь", и все прежние упрёки Артемисии утратили свою актуальность.
Потому что, если нужна, то она поможет — а с чувством вины можно разобраться вечером.

Мисия потянула чужие руки, поднимая их к своему лицу и прижалась к ним щекой. Прикрыла глаза, чувствуя и повод, перепутавшийся между пальцами и теперь касающийся её щеки тоже, и тепло, и каждую натёртую мозоль на чужой коже. Чувство вины никуда не делось, но из больной занозы исходило желание хотя бы эту вину искупить.
Примирения не состоялось, но хотя бы один шаг к нему был сделан.

— Нечестно, Рег, — так же тихо, чтоб слова не достигли ничьих посторонних ушей, пробормотала она, не отпуская рук, — Ты же и так знаешь, что я тебе помогу.
Для помощи, правда, нужно было всё-таки разжать пальцы, и Мисия с трудом, но всё же отпустила ладони Клыка, открыла глаза и попыталась собраться с мыслями. Возвращаться к делу теперь было в тысячу раз сложнее, и, ах да, он так и не ответил на её вопросы.

— Я не знаю, что говорить насчёт твоей должности, — для неё это было меньшей проблемой, чем любое упоминание при посторонних их статуса, но на то она и архон, — Но знаю точно, что лучше не представлять ему меня как твою, — Мисия запнулась, отвела взгляд и опять почувствовала, как наливаются краской уши. Люммин, как же ей не повезло — румянец на щеках всегда считался милым, а вот алеющие уши? — ...жену. Особенно, если речь пойдёт о Клыках. Я, правда, даже не знаю, о чём с ним говорить, но всё равно попробую.
То, что попробует исключительно ради Рега, можно было догадаться по ушам — и по слабой улыбке.
— Но только не заставляй меня врать, ладно? — Мисия наклонила голову набок и, протянув руку, коротко потрепала Клыка по щеке, — У меня всё равно не получится.

За милой просьбой скрывалась более серьёзная: беседу нужно было выстроить так, чтоб неудобные вопросы в её адрес не были заданы, и чтоб ей не пришлось отвечать. Не потому, что она не хотела ввязываться, а потому, что не смогла бы соврать даже в мелочи — и это стало бы огромной проблемой.

— Пойдём? — как бы ни хотелось остаться здесь и ещё немного разобраться в их проблемах, им всё же надо было дойти до того самого архона прежде, чем он умрёт от старости, поэтому Мисия дождалась, пока Клык снова пойдёт вперёд и потянула пегаса за повод, — Вряд ли у нас получится придумать план получше, так что просто положимся друг на друга.

Отредактировано Artemisia (2022-04-28 11:10:53)

182

Не так уж просто было разобраться в проблемах собственных взаимоотношений, а когда к этим трудностям прибавлялись иные вопросы, требующие скорейшего разрешения, можно было и вовсе позабыть о том, что такое беззаботная и ничем не омрачённая жизнь. Обязанности Клыка Императрицы со стороны Регрета, семейные конфликты со стороны Артемисии - всё это отнюдь не позитивно сказывалось как на их общении друг с другом в повседневной жизни, так и на общем эмоциональном состоянии. Быть может, им просто стоило бросить всё, исчезнуть, и начать новую жизнь с чистого листа, где-то очень далеко, где их не будет знать никто, а они - никого? Это была достаточно утопическая фантазия, едва ли осуществимая в данный момент времени в данной ситуации. Сейчас им обоим всё же удалось каким-то образом понять друг друга, и этим следовало воспользоваться для того, чтобы выйти на след Эрика де Вилля. Лето плёлся за своими хозяевами, недовольный тем, что ему так и не досталось ничего вкусного: наверное, если бы пегас мог говорить, он бы уже давно высказал Мисии свою, несомненно, глубокую обиду. Как бы то ни было, примерно через десять минут Регрет и Артемисия оказались перед нужным домом: ничем примечательным он не отличался - обычное двухэтажное строение, не очень большое, без каких-либо прикрас. Мимо них прошла какая-то парочка с ребёнком: дитя замерло на месте и стало капризничать, выпрашивая у родителей погладить увиденного только что пегаса, но мать тут же потянула его за собой и стала отчитывать, так что обращать внимания на эту троицу не стоило. Карминоу постучал в дверь, но первое время встречать гостей никто не торопился: за дверью едва ли можно было расслышать что-либо, однако через некоторое время дверь всё-таки была открыта, и на пороге возник высокий светловолосый мужчина-архон. Даже не взглянув на гостей, он тут же затараторил:

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/545253.jpg
Мужчина: - Здравствуйте! Ну наконец-то, проходите, мы вас уже зажда... - когда он, впрочем, всё-таки поднял свой взгляд на посетителей, он застыл. На лице отразилось непонимание и растерянность. - Ах, простите. Мы не знакомы... я ждал кое-кого другого. Кто вы? Вы ищите кого-то?
Архон рассеянно поглядел сперва на Регрета, затем на Артемисию. Как-то странно прищурился, будто что-то вспоминая, но через несколько секунд снова расслабился, ничего не сказав. Сложно было представить, о чём именно он думал и кого ожидал, а пропускать незваных гостей в дом мужчина и вовсе не торопился, встав в дверном проёме.

183

Регрет искренне удивился, даже два раза: когда она не оттолкнула его, но и протянула руки к щеке – будто бы она только и ждала от него таких действий все это время. Может, так оно и было? Они не говорили с друг другом, не уделяли внимания и словно жили вместе, но каждый оставался сам по себе. Он не сдержался и улыбнулся, вновь чувствуя приятное тепло, промелькнувшую нежность и заботу друг о друге, которое между ними не было с того самого случая. Это освежало и придавало сил, хотя и не решало всех проблем… Но это начало. Кажется, до него начало что-то доходить – и это «что-то» нужно было удержать при себе всей ценой. Почему? Потому что это ключ к тому, чтобы наладить их отношения, а ему этого очень хотелось. Он всем своим сломанным сердцем любил ее и хотел сделать только лучше. И сделает. Нужно только не терять свои остатки человечности и помнить, что ему всегда есть куда прийти и что Мисия всегда его ждет – и готова быть с ним хоть в воде, хоть в огне. А ему нужно защитить ее и позволить жить так, как ей нравится. Просто, но в то же время и сложно.

Знаю, – Регрет тяжело выдохнул воздух, прокручивая в голове все события за те годы, что они были вместе – и да, она никогда ему не отказывала в помощи, даже если ей это было максимально неудобно, – Но давай честно: я не всегда могу понять, что правильно, а что нет. А ты – можешь. Как бы так описать… Я корабль во тьме, а ты маяк, путеводный свет к суше здравомыслия. Потому если ты считаешь, что где-то я не прав или перегибаю палку – так и скажи. Это же относится и к помощи в делах Клыков. Я люблю тебя и не хочу, чтобы ты страдала из-за моих эгоистичных решений.

Он кивнул и нехотя разжал пальцы. Все-таки в первую очередь нужно было разобраться с текущими делами, а затем возвращаться к вопросам их личных непростых взаимоотношений. И, хотелось надеяться, что в этот раз все будет хорошо. Для этого ему надо будет приложить усилия, и он это сделает, обязательно.

В таком случае я не буду скрывать своего статуса, а говорить что ты моя жена прямо с порога немного странно, не находишь? Мы же не к друзьям на чай идем. – Это было логично. Вот так просто расхаживать и говорить о том что они женаты все-таки немного странно. – Но не обещаю, что смогу это скрывать долго, если он вдруг решит сказать о тебе что-то плохое. – А о нем говорит пусть все что угодно. Рег столько дерьма выслушал в свой адрес, что уже давно свыкся с той мыслью, что он чуть ли не воплощение зла во плоти. Забавно, что об этом частенько говорили люди, у которых сами руки в крови по локоть.

– Да, пойдем.

***

Оставшийся путь они прошли молча, изредка перебрасываясь короткими фазами. В такой прогулке мысли сами собой лезли в голову, причем самые разные и неожиданные. В какой-то момент он вдруг подумал, что неплохо было бы все бросить и начать все с тихого листа – там, где их никто не знает и никто не осудит. Но стоило на этой мысли сконцентрироваться, как она резка стала ему казаться проявлением слабости и тщедушия. Нет, так нельзя. Он поклялся в верности Ее Величеству и сделает все, чтобы оправдать эти надежды и помочь Империи. Он все сделает правильно. Он останется на службе, но найдет способ наладить отношения с Мисией. Это будет непросто, но вся его жизнь – это забег с препятствиями, которые становятся из года в год только сложнее.

Не обошлось и без приключений. Пегас привлекал внимание, и какой-то ребенок даже попытался его погладить. К счастью, его мать приняла правильное решение и не стала его к ним пускать. Не, ему не жалко лошадь, однако зная характер Лето, тот мог устроить буквально что угодно. Впрочем, с ним была Артемисия, а значит ничего страшного не произошло бы. Скорее всего. Наверное. Возможно. Рег не был уверен ни в чем, когда дело касалось этого пегаса.

Но вскоре замаячил тот самый дом, о котором ему говорили. Обычное двухэтажное домишко, возможно даже с подвалом. У него было что-то такое, правда, у него-то это была бывшая таверна.

Я тогда начну.

Регрет постучал в дверь и начал терпеливо ждать. И ждать пришлось долго. В какой-то момент Карминоу даже переглянулся с Артемисией, мол, неужели дома никого? Но нет. Стоило еще немного подождать, как дверь открылась и светловолосый архон быстро-быстро затараторил. Ага. Ждет значит кого-то, да еще и в компании.

Да, приветствую. – Рег говорил спокойно и без агрессии, даже с некоторой учтивостью. – Мы действительно ищем «кое-кого». Насколько мне известно, Вы знакомы с одним дворянином – Эриком де Веллем. Не подскажите, вы с ним недавно не встречались? Он пропал и теперь мы не можем его найти. – Регрет говорил полуправдами и намеками, не акцентируя внимания ни на свой статус (и не скрывая его, ведь медальон висел на цепочке на шее), ни на своем имени. Оно в последнее время стало слишком громким, потому он дал возможности представиться Артемисии. Ей… Будет проще это сделать.

184

— Постараюсь, — тихо и очень серьёзно ответила Мисия, заглядывая в чужие глаза.

Это означало "я не просто постараюсь, а буду делать это, пока не получится", и относилось ко всему сразу. Постарается не завести на рифы — для этого нужно знать, какой путь не просто правильный, а нужный Клыку. Постарается вмешаться вовремя и не дать совершить что-то непоправимое.
Постарается однажды тоже сказать о любви, когда это слово перестанет отдавать привкусом проблем её семьи, людской недолговечностью и собственным малодушием.

Тень грустной улыбки снова отпечаталась на её лице, когда Клык честно признался, где его терпению будет положен предел — что ж, просто не будет. Будь они экспертами в дипломатии настоящей — той самой, где одним добрым словом и мягкой улыбкой не обойдёшься, — пришлось бы заранее проглотить возможные нападки и спрятать жетон Клыка подальше с глаз — а так оставалось лишь принять и оставить всё как есть.

Нет никакого смысла пытаться научить Рега тому, с чем она сама бы не справилась.

— И ты тоже постарайся, — продолжила Мисия, перебирая повод и ощупывая каждую трещинку и потёртость на мягкой коже, — Выполнить то, что тебе поручили.

***

Ребёнку, пожелавшему погладить пегаса, досталась самая мягкая улыбка — к счастью для Мисии, родители малыша имели по поводу его желаний совершенно другое мнение, и, пусть нотаций она не одобряла, а к ребёнку испытывала искреннюю жалость и понимание, это избавляло её от необходимости тратить время, которого у них вряд ли было много.

Привязать Лето было совершенно негде — пришлось ослабить повод и дать пегасу остаться чуть позади, не становясь невольным участником будущего разговора. Худшее, что он мог устроить в таком положении, угрожало только её косе и, может быть, одежде Регрета.
Перед дверью, пока они ожидали ответа, Мисия машинально попыталась пригладить волосы, поправить брошку — раз уж жетон Клыка болтался на самом виду, ей скрываться не имело смысла. Даже наоборот, вдруг серебро с лунным камнем хоть немного скрасит впечатление от золотой медали.
Имперский Клык и Орден Белого Креста. Сбивающее с толку сочетание. О, Люммин, пусть этого хватит, чтоб озадачить кого-то в достаточной для расспросов степени.

Когда дверь распахнулась, Мисия попыталась поклониться, но увлечённый мужчина едва ли заметил бы этого порыва — и она выпрямилась, отложив приветствие.
Итак, он кого-то ждал. Не их, конечно же, но запомнить это следовало бы.

— Простите нас за вторжение, — едва Рег договорил, она вмешалась, стремясь мгновенно залакировать все шероховатости его простого и грубоватого изложения проблемы, — Но исчезновение господина де Вилля может означать, что он оказался в беде и, возможно, нуждается в помощи.
Что ж, ей даже не пришлось врать. Всё было именно так: и беда, и потребность в помощи.
— Моё имя — Артемисия, из семьи Селанн, что в районе Нэривия близ границы. — теперь можно было представиться, сопроводив это вежливым поклоном. Ни шагу вперёд, замереть на том расстоянии от двери, чтоб хватало для беседы и не выражало намерения ворваться в дом. Улыбка, раз она говорила о тревогах и о возможной чужой беде, была бы неуместна: только спокойное выражение лица, с лёгкой тенью неясной тревоги, — Я прошу вас о помощи, дорогой собрат, если это не слишком грубо с моей стороны.

Больше сказать было нечего — любое лишнее слово или попытка доказать, что ей ужасно нужно найти де Вилля, привело бы её к пропасти. Стоило ли ей представить Рега? Нет, едва ли. В таком случае она должна была бы назвать его Клыком, лишний раз напоминая, кто именно стоит на пороге у Эремара.
Оставалось дождаться ответа и думать, как действовать дальше.

185

За этим архоном было крайне интересно наблюдать. Конечно же, Регрет и Артемисия пришли сюда не за тем, чтобы смотреть на кукольное представление, однако Эремар напоминал именно куклу, которую кто-то дёргал за ниточки: мужчина отличался весьма необычным поведением, а "странность" его усугубляла полная растерянность, которую он испытывал, пытаясь сопоставить в своей голове, почему эти двое пришли к нему вместе и что хотят от него. Когда говорил Регрет, Эремар смотрел исключительно на Регрета, не моргая: осматривал его с макушки до самых ног, буквально сверлил взглядом, особенно долго задержав свое внимание на жетоне Львиного Клыка. Выражение лица его при этом не менялось вообще, какие-либо эмоции считать с него казалось невозможным - Эремар просто стоял и смотрел. То же самое произошло, когда в разговор вмешалась Артемисия и назвала своё имя: ещё один осмотр с ног до головы, особое внимание при котором было уделено волосам. Всё-таки подобный оттенок среди архонов хоть и встречался, однако считался далеко не самым распространённым. Брошь Белого Креста мужчина, казалось, сперва вообще не заметил, что было странно, потому что вглядывался он по-прежнему крайне внимательно... тем не менее, когда и Артемисия, и Регрет договорили, в воздухе повисла очень долгая пауза. Эремар переводил взгляд с одного на другого, но казалось, будто что-то в его голове... сломалось? Что ж, наверное, такую реакцию и стоило предположить, ведь непонятно было, почему архонка вдруг стала сотрудничать с Клыком Императрицы в свете последних событий. Эта картина казалась Эремару столь сложной и невозможной, что он никак не отреагировал на вопросы об Эрике де Вилле. Он попросту пропустил их мимо ушей, а когда пауза затянулась неприлично долго, взгляд мужчины наконец таки упал на брошь, что носила Мисия. Лицо его буквально расцвело за одну секунду, он облегчённо вздохнул и выдал:

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/90921.jpg
Эремар: - Так вы всё-таки целитель! Чего же вы сразу не сказали? Хвала Люммину милосердному, мы уже заждались, второй час ждём, а всё никак никто не идёт. Вы проходите, а я пока что всё подготовлю. Мы немного отвлеклись, пока вас ждали... - неожиданная реакция. Стало понятно, что архон в компании кого-то ещё уже некоторое время ожидал некоего целителя: распознав принадлежность Артемисии к Ордену Белого Креста, он попытался сложить определённый пазл в своей голове. В этот пазл, впрочем, всё ещё никак не вписывалось сопровождение Львиного Клыка, и архон одарил Карминоу мрачным взглядом. Тем не менее вести с ним какой-либо диалог Эремар даже не пытался, целиком и полностью игнорируя и сосредоточившись на Мисии: видимо, ожидание лекаря действительно оказалось слишком долгим, и его долгожданное прибытие в первые минуты перечеркнуло все прочие события и факторы в голове мужчины. Даже интересно стало, что же такое у этого Эремара произошло, что он вёл себя столь странно и неестественно: вполне мог сойти за какого-нибудь сумасшедшего, если посудить грубо. Не дожидаясь ответа, мужчина спешно удалился вглубь дома, оставив дверь открытой для своих посетителей. Заходить внутрь с пегасом было нецелесообразно, и единственным вариантом оставалось привязать его прямо рядом с домом и надеяться на то, что с ним ничего не случится. Благо, у задней части помещения виднелся какой-то небольшой дворик, явно прилегающий к дому Эремара, и, наверное, можно было этим воспользоваться, чтобы оставить Лето там, раз уж их столь нетерпеливо ожидали внутри.

186

Регрет нахмурился в ответ, едва не оскалив клыки: что-то в этом мужчине перед ним было не так и это ему не нравилось. Конечно, можно было все списать на то, что архон сильно волнуется, может, так оно и было... Но внутреннее чувство паранойи начало подначивать его еще сильнее: может это иной (что, правда, невозможно), контроль разума, какой-нибудь разумный конструкт на худой конец? Может еще какие-то манипуляции с магией жизни или разума, о которых он не в курсе? Это все подначивало схватить Эремара за шиворот и начать с ним серьезный разговор прямо на улице, желательно привлекая стражу и устроив суровый допрос прямо на месте. Такой основательный и такой жесткий, чтобы эта шавка не ушла от прямого ответа и раскололась прямо на месте.

Однако, Артемисия была рядом и поступить столь кровожадно он не мог. Даже несмотря на тот факт, что Эремар полностью проигнорировал его вопрос и, фактически, подтерся его словами и выкинул в навоз. И это, признаться, бесило. Но еще раз – он не мог начать жесткие действия по отношению к архону прямо на глазах Артемисии, ведь по факту Эремар же ничего не сделал, верно? Так что Клыку не оставалось ничего другого кроме как несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть воздух, в уме считая до четырех. Все же, не зря он ее взял с собой – какие-то нотки здравомыслия и человечности играли в ее присутствии куда сильнее.

Немного успокоившись, он оценил взглядом размер дома и использовал чувство жизни, чтобы определить количество живых внутри. Немного подумав и перестраховавшись, он также использовал блок мыслей – вдруг там затесался какой-нибудь маг разума. Защита, конечно, такая себе, однако это было лучше, чем ничего.

Мисия, сможешь на всякий случай проверить какие ауры в доме? – Еще для большей подстраховки добавил Рег, с подозрением смотря на открытую дверь. Подстава? Ловушка? Эрик решил сразу избавиться от своих преследователей или внутри действительно кому-то нужна помощь? Ответ на этот вопрос им придется узнать позже, ведь нужно было оставить Лето на улице так, чтобы пегас тут не устроил настоящий конец света.

Регрет не спускал взгляда с Мисии, смотря за каждым ее шагом. Не потому что ей не доверял, а боялся внезапного нападения на нее со спины. Только после того, как она закончила, Рег тяжело вздохнул и переселив себя все-таки первым зашел внутрь, в случае чего готовясь принять на себя удар.

Ну и кому тут требуется помощь?

Отредактировано Regret (2022-05-05 01:40:21)

187

Её вежливые слова увязли в болоте, так и не произведя должного эффекта. Нет, не должного даже, а вообще никакого — архон смотрел на них как оглушённый, и видел что-то своё, а вот услышать не торопился.
Да, никто не обещал, что будет легко, но первый шаг, надо сказать, не удался.

Взгляд архона скользил по ним обоим — Мисия поймала его на себе и машинально отметила, что глаза мужчины казались остекленевшими, а лицо не выражало ничего. Страх тому виной? Шок? Магия Разума?
Нет, на страх было как будто непохоже. Может быть, из тех, кому вовсе плевать на окружающих? Но нет — ведь он кого-то ждал, и несколько брошенных архоном слов до того момента, как он увидел своих посетителей, казались вполне нормальными.
Что же тогда?

Мисия подавила желание нервно закусить губу, и замерла под изучающим взглядом. Спокойно, чуть исподлобья, заглянула в чужие глаза снова, хотя ей очень хотелось умоляюще взглянуть на Рега и дать хоть какой-то знак, призывающий не пороть горячку, но незаметно это сделать было просто невозможно, а ясно дать понять, что они с Клыком в сговоре, означало провалиться по всем фронтам сразу.

Архон запоздало увидел её брошь, и вздох, сорвавшийся с его губ, можно было счесть за хороший знак. Хороший для дела, которое их сюда привело, не больше — состояние архона всё ещё вызывало вопросы, и самым приличным ответом было "он в глубоком шоке". И то, что он — а, точнее, некие "они", если судить по его словам — ждал целителя, могло сойти за объяснение, почему мужчина выглядел так странно.

Для Мисии этого было более чем достаточно, чтоб посерьёзнеть, кивнуть и оглядеться в поисках места, куда можно срочно привязать пегаса без риска вторжения маленьких детей, которые, как известно, не прочь перелезть даже через забор чужого двора, если очень интересно. Да что там, этого было достаточно, чтоб хоть немного, но отодвинуть все дипломатические планы и помощь Клыку на задний план.

Нет, она не отбрасывала мысль о том, что всё это может оказаться ловушкой — привязывая пегаса в маленьком дворике к самому надёжному на вид столбу, Мисия напомнила себе не лезть на рожон. Но застарелое чувство вины, жившее в ней со дня беды в Бауэрстоуне, сделало своё дело, крепко пустив корни внутри сознания и заставляя бросаться на помощь даже поперёк логики. Не безумно, не безрассудно, нет — просто не давая махнуть рукой и пройти мимо.
И возможность получить больше информации как благодарность за помощь была тут совсем не при чём.
— Попробую, — без особой охоты ответила она Регу, который топтался рядом, не желая оставлять её ни на секунду, и, понизив голос, чтоб в приглашающе открытую дверь не долетели её слова, прибавила ещё кое-что, — Успокойся, Рег. Пожалуйста.
Едва ли её слов хватило бы, чтоб убедить Клыка не дёргаться — для этого нужны были совершенно другие методы воздействия, но в открытой тьме мог таиться невидимый наблюдатель, и снова хватать Регрета за руки и напоминать, что всё в порядке, было бы неразумным.
Но этого ужасно не хватало.

Подёргав узел повода и убедившись в его надёжности Мисия глубоко вдохнула и ещё раз напомнила себе о том, что всё это может быть большой неприятностью. Напоминание было, честно говоря, лишь формальностью — она бы всё равно вошла в дом, — но решение использовать дух света перед этим хотя бы не казалось теперь излишней предосторожностью. Всего несколько мгновений, чтоб защитить себя на самом простом уровне, потому что позволить себе что-то большее у неё не было ни времени, ни особой необходимости.
Но Клык лез вперёд, не желая ни успокаиваться, ни затаиться где-то позади, и Мисии пойти за ним, а не возглавить шествие по чужому дому, борясь с желанием ущипнуть Рега за ухо. Желание стало только сильнее, когда он полез в разговор первым — тогда Мисия, откровенно оттеснив его в сторону, шагнула вперёд, прислушиваясь к своим ощущениям.
Дух света должен был помочь ей разобраться в ситуации хотя бы чуть-чуть.
— Рассказывайте, — её собственный голос предательски дрогнул — ну вот, ещё несколько минут назад ей казалось, что всё в порядке, но у Регрета по этому поводу, как и всегда, было своё мнение и решение. Нет, если Клык так продолжит, они определённо попадут в неприятности.

Жаль, у неё больше не было времени на словесные оплеухи.

188

Предостеречь себя от неожиданных неприятностей было более чем целесообразно, учитывая то, насколько странным оказалось знакомство с Эремаром. Именно поэтому Регрет и Артемисия подключили в дело чувство жизни и дух света, однако, как бы удивительно это ни было, заклинания не выявили никаких странностей. В доме находилось два живых существа, оба обладали очень светлой аурой: одна из них была несколько светлее другой, но никаких "тёмных" пятен в доме не было обнаружено вообще. С трудом верилось в то, что приглашение Эремара не являлось какой-то ловушкой, но, когда пара вошла в дом и оказалась в небольшой гостиной, то оба лишь удостоверились в том, что архон им не солгал. Сам Эремар стоял у простой светло-коричневой кушетки, а на кушетке лежала девушка. С длинными, пышными рыжими волосами и пухлыми щёчками, в бело-зелёном платье с красивой вышивкой...

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/460740.jpg
...впрочем, кого интересует глупая вышивка на одежде, когда из вашего колена торчит здоровая паучья нога? Девушка приподняла платье, придерживая его чуть выше колена, и масштаб трагедии можно было оценить собственными глазами. На вскидку - странный объект примерно двадцати сантиметров длиной, издалека похожий либо на какую-то мерзкую ветку, либо на паучью ногу. Глаза как-то сами собой упали на необычную аномалию, и первым заговорил Эремар, предвосхищая различные вопросы.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/404390.jpg
Эремар: - Ну вот, сами поглядите... - мужчина развёл руками, бросая обречённый взгляд на девушку, чьё имя ещё было неизвестно. Непонятно, кем они друг другу приходились: скорее всего, друзья или хорошие знакомые, иначе бы Эремар, наверное, не стал беспокоиться о ней. - Вам уже что-то рассказали о нашем случае? Если нет, мы всё объясним ещё раз. Уже два ме...
Судя по всему, он всё ещё продолжал думать, будто Артемисия и Регрет явились сюда исключительно за тем, чтобы помочь этой незнакомке. Однако его помутнение рассудка продлилось недолго: сейчас, когда оба посетителя находились в его доме, он немного пришёл в себя, рассмотрел их ещё раз с ног до головы и... понял, что что-то не так. Вспомнил о пропущенных мимо собственных ушей вопросах. Эремар по-прежнему был крайне растерян, однако медленно анализировал ситуацию и, когда ему на глаза в очередной раз попался жетон Львиного Клыка, архон прервался на полуслове, так и не договорив свою последнюю фразу.
Эремар: - Так, погодите. Вы спрашивали про Эрика. Причём тут Эрик и болезнь Лилит? Госпожа Селанн, зачем этот человек пришёл с вами? Что вам нужно от нас? - Эремар упёр руки в бока, в то время как лежавшая на кушетке девушка ещё ни слова не сказала, не решаясь вмешиваться в разговор. Она уже была готова рассказать о своих жалобах, однако тема неожиданно переключилась в непонятное для неё направление. Понять можно было разве что, что звали её Лилит, а прежде чем приступить к осмотру больной - если вообще приступать к нему - необходимо было всё-таки прояснить ситуацию с Эриком де Виллем и настоящей целью их визита сюда. Походила вся эта сцена на какой-то дурной сон или бред сумасшедшего.

189

Рег закусил губу и кивнул Артемисии. Не нужно было быть оракулом, чтобы понять, что своей очередной выходкой и привычкой он вновь ее расстроил. Хотелось себе хорошенько врезать по лицу, но смысла в этом было мало – Мисия разозлится только еще сильнее. С другой же стороны, заходя в дом, Регрет был уверен по крайней мере уверен в двух вещах: живых существ там двое и они, по словам Артемисии, не обладали темной аурой. Конечно, был еще вариант с големами, нежитью, Иными, установленными точками телепорта магии пустоты или банальным теневым рывком после сигнала магии разума... Но далеко в своих рассуждениях Клык уходить не стал. Накручивать себя еще больше и раздражать свою жену излишней паранойей не хотелось. В конце концов, он уже снова от нее получил словесное успокоительное и теперь решил придерживаться самой правильной тактикой в такой ситуации – держать рот закрытым.

Первым делом Регрет осмотрел внимательно помещение. Ничего примечательного, самая обычная гостиная жилого дома. И в гостиной, на простой кушетке, лежала причина такого волнения архона – симпатичная девушка с рыжими волосами… и торчащей из коленки ни то веткой, ни то паучьей ногой. Нет, торчащей не совсем верно, ведь она скорее росла из нее. Рег несколько раз моргнул и нахмурился: вот тебе раз, а. Судя по наросту, это могло быть вызвано как неудачным заклинанием (что уже слабо походило на правду, ведь Эремар заикнулся на два месяца – хотя некоторые заклинания в теории могут работать месяцами), либо проклятьем, либо алхимией. Миссия была важнее всего, но как исследователю – коим он являлся сейчас скорее по складу ума – реально было интересно, в чем же заключалась проблема. Да и, откровенно говоря, девушку было жаль, с такой «проблемой» едва ли так просто жилось.

Когда же Эремар прозрел и начал задавать правильные вопросы, Регрет молча «отмахнулся» от вопросов – пусть его успокоит Артемисия. Он ничего не произнесет до тех пор, пока не будет уверен в правильности своих намерений. Тем не менее, кое-что он все-таки сделал и, немного сосредоточив эфир жизни, привел в действие анализ. С такого расстояния он вполне мог исследовать Лилит. Ну и прикинуть в голове, что еще могло послужить причиной такой странной травмы, если Мисия уговорит архона и тот все-таки что-нибудь скажет. Что же до Эрика? Эрик пока подождет.

190

Никаких опасностей. Две жизни наедине со своей бедой.
Что ж, ей было несложно удовлетворить вполне разумное пожелание Клыка не быть застигнутым врасплох — у него на такое были все основания. А уж беда и вовсе оказалась тем, из-за чего стоило беспокоиться.
Жаль только, что теперь скрываться было ещё сложнее, и скрытое неизбежно вылезло бы наружу.

— Нам ничего не... — ей ничего не оставалось, кроме как умалчивать до последнего, пока её не загонят в тупик, но тупик оказался перед носом быстрее, чем ожидалось, оборвав её объяснения на середине.
Что ж, значит, он всё-таки запомнил, чего от него хотели. И даже нашёл время вспомнить.
Мисия тихо втянула воздух сквозь стиснутые зубы, удерживая на лице всё то же спокойное выражение, с которым терпела выходки Клыка или готовилась сделать что-то очень неприятное, но необходимое. Вспомнил, называется! Очень вовремя, когда Клык уже внутри дома — беда, что называется, не на пороге, а расхаживает по комнатам как этой беде вздумается.
О, как было бы проще, вспомни архон об этом раньше, а теперь они все оказались в положении, когда любая искра страха и агрессии превратилась бы в необратимую катастрофу.
Нельзя, чтоб любая из сторон запаниковала — а это теперь зависело от неё.

— Не при чём, — спокойно призналась Мисия в том, что скрывать было уже бессмысленно, открыто взглянув на хозяина дома, пока руки делали свою работу: расстёгивали застёжку броши и разводили полы плаща, показывая, что оружия при ней нет, — Я не тот целитель, визита которого вы ждали, дорогой собрат. Но вам нужна помощь, и поэтому я взяла на себя дерзость зайти в ваш дом, и приложу все усилия, чтоб помочь.

Первым шагом было объяснить, что она не желала зла и никем не прикидывалась. И, к счастью для неё, Рег оставил все объяснения на неё, молчаливой тенью маяча где-то позади.
Значит, можно было переходить ко второму шагу.

— Мне действительно нужно найти господина де Вилля, и это никак не связано с вашей... — Мисия запнулась, переведя взгляд на ногу девушки и отыскав более подходящее к месту слово, — бедой. И я не буду пытаться уговорить вас обменять нужные мне сведения на помощь с моей стороны. Просто помогу — если вы позволите мне посмотреть и расскажете, что случилось.

Она не просила позволения помочь, но и не рвалась без спроса, демонстрируя уважение. Отделяла Клыка — несомненную опасность, уж ей ли не знать — от тех, в чей дом попала, по сути, обманом, одним своим положением в комнате, открывая ему спину и закрывая от него жителей дома.
Но нельзя было просто оставить его где-то позади на положении вечной угрозы, потому что иначе объяснения зашли бы в неизбежный тупик. Клыка боялись — и за дело, пожалуй, — но ей-то от этого не легче. Страх — худший помощник, если нужно говорить на равных. А, значит, нужно было ступить на совсем уж тонкий лёд и попытаться вывести Клыка — Клыка! — из-под подозрений.
И, пусть оставался простой вариант просто потребовать от Регрета немедленно убраться прочь и не мешать, ей было жаль его чувства, жаль было подкидывать лишнюю почву для тревог.
Мисия мысленно взмолилась Люммину, чтоб удалось, и чтоб Рег помолчал ещё немного.

— Дорогой собрат, — она прибавила твёрдости в голос, выговаривая каждое слово так, чтоб его было сложно истолковать иначе или расслышать неверно, — Вы знаете, кого набирали в Львиные Клыки? — вопрос не требовал ответа, и, более того, Мисии нельзя было дать себя перебить, поэтому она, промолчав лишь мгновение, продолжила, не отводя взгляда от чужого лица и ловя выражение на нём в надежде понять, удаётся ли ей хоть что-то, — Не чудовищ, а героев, которые защитили нас в тот день — никто из них не был монстром. — "А Рег вообще был мальчишкой", промелькнуло в её голове, не задержавшись — она смутно представляла, каким он на самом деле был в тот день, а Рег не стремился рассказывать, — Не могу обещать, что тот, кто позади меня, святой, но он не причинит вам вреда — я поручаюсь за это своим именем и своей жизнью, если пожелаете.

Отредактировано Artemisia (2022-05-10 03:23:32)

191

Эремар поджал губы и опустил взгляд в пол, когда Артемисия обратилась к нему со своей речью. Как будто он был маленьким ребёнком и его только что поймали на какой-то шалости: именно так это могло выглядеть со стороны, однако на самом деле архон просто разрывался на две части, всё ещё не совсем понимая, как ему на это всё стоит реагировать и вообще - принимать ли помощь от этих посетителей. Он с пониманием выслушал каждое сказанное Селанн слово и, кажется, даже не удивился, когда та сказала, что она - не тот целитель, которого он ожидал. Почему так было - неясно, но, быть может, подробнее выяснится в процессе предстоящего разговора. Самой сложной частью "речи" было оправдание Львиного Клыка, но и эти слова Эремар выслушал со спокойствием, не перебивая. Когда он то и дело бросал взгляд на Артемисию, во взгляде этом проскальзывало определённое уважение: кажется, слова девушки о том, что она поможет ему и его подруге просто так, не требуя взамен информацию об Эрике де Вилле, произвели на Эремара хорошее впечатление. Когда архонка договорила, мужчина ещё раз покосился на Регрета, но в конце тяжело выдохнул и ответил неторопливо:

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/113056.jpg
Эремар: - Знаете, у нас уже нет никакой надежды на то, что нам помогут. Много раз пытались и... ничего. Что бы вас обоих сюда ни привело - на то есть, пожалуй, воля Люммина. Может быть, это наш шанс? Я не стану вас гнать, потому что вижу, что вы готовы помочь от чистого сердца, - адресовано это было явно самой Артемисии, однако никак пререкаться по поводу её спутника архон больше не стал. Эремар был очень спокойным по своему характеру, говорил мягко и вежливо. Конечно, доверять незнакомцам с порога он был не обязан, но он во всяком случае не спорил и не упрямился, грубостей себе никаких не позволял. Впрочем, удивительное было бы зрелище, если бы архон стал хамить и оскорблять.
Тем временем, пока Артемисия вела беседу с Эремаром, Регрет решил прибегнуть к анализу. Результат был... удивительный. А точнее - его не было вообще. Применённое заклинание показало, что Лилит была абсолютно здорова: как физически, так и душой, никаких ядов, проклятий и прочих негативных эффектов на девушке обнаружено не было. Именно в этот момент, когда договорил Эремар и Карминоу получил информацию о состоянии Лилит, она и сама заговорила.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/989937.jpg
Лилит: - Я ещё не представилась, но, как вы наверное поняли, меня зовут Лилит. С Эремаром мы знакомы давно и мы очень хорошие друзья! Он мне во всём помогает, потому что сама я с этой странной штукой мало чего могу делать. Ходить очень больно, а лучше мне не становится, только хуже. Появилось два месяца назад из ниоткуда, и никакие целители помочь не могут... уже всякое пробовали, а оно никуда не исчезает... - Лилит шмыгнула носом, высказав в общих чертах свои жалобы. На Регрета и Артемисию она смотрела без особой надежды, но всё же сказала: - Посмотрите, пожалуйста. Может быть, вы что-то особенное найдёте, чего другие не нашли.

192

Артемисия решила его оправдать в глазах сородича, однако Регрет не ожидал, что она вступится за него так рьяно – это было просто-напросто нечестно. С его точки зрения, такого трепетного отношения он просто-напросто не заслуживает. Он прекрасно знает, что выполняет грязную и неблагодарную работу, но кто-то был обязан ее делать. Коррупция, интриги, предательство, поехавшие на всю голову ученые и озверевшие бандиты – все это необходимо было жестко и бескомпромиссно закончить. Потому он давно свыкся с тем, что у него роль этакого пугала, который всех и вся отпугивает своим видом. Тем больнее ему было слышать о том, что да, когда-то он действительно был героем и думал не головой, а эмоциями – да что там, по факту он и сейчас им оставался, да только люди быстро запоминают хорошее и акцентируются только на всем плохом. Он и сам не заметил, как из шутника и балагура стал холодным и отчужденным Клыком. А что еще больше пугало – если Мисия ошибется, то она пострадает просто за компанию. И архоны – не люди. Отношение друг к другу у них куда более трепетное, чем у людей. Он уже стал причиной, по которой старшая сестра молча оставила Артемисию и ему не хотелось снова видеть такую сцену.

Но какого же было его удивление, когда Мисия не только убедила Эремара помочь (Рег и сам был не против), но и в некотором роде снизила напряжение в связи с его неприятным статусом. Да, Эремар все еще слегка косился, но в остальном его не прогоняли насильно. Было приятно и немного неловко, что ли, хотя внешне он не выразил ни слова. Будь у него сейчас телепатия, то он бы с радостью сказал Артемисии "спасибо", ну а пока видимо этот момент нужно отложить до более позднего времени.

Раз Артемисия ему так помогла, то он не может вести себя как обычно – нужно было перенастроиться на дружелюбный лад и вспомнить, что он вообще-то и сам неплохо говорит и даже дружелюбие может проявлять в какой-то степени. Герой так герой, да? И когда Мисия закончила речь, а Эремар начал вводить в курс дела, Регрет наконец-то смог прочитать солярную структуру девушки... и оказался крайне озадачен.

Выслушав историю Лилит, Регрет кивнул и повернулся в первую очередь к архону.

Еще раз прошу прощения за вторжение, – Рег говорил в этот раз более спокойно и с легкой ноткой дружелюбия, которую редко в последнее время удавалась проявлять по отношению к посторонним людям, – ранее я забыл представиться – мое имя Регрет. У меня высокие познания в магии жизни, так что я успел уже кое-что проанализировать. – Регрет чувствовал, как говорил сбивчиво и спешил, потому кинул украдкой взгляд на Мисию и слегка потянул ее за плащ, привлекая внимание. Он же сейчас нормально говорил, да? Без угрозы, агрессии и прочего? – Я достаточно легко могу найти стандартное отклонение, в том числе вызванное проклятиями, но ее тут словно нет. Такое ощущение, словно эта конечность уже вплетена в солярную структуру. – Регрет после собственных слов от чего-то нахмурился и повернул голову к Лилит. – Хотя у меня есть пара идей, если позволите.

Карминоу подошел ближе к девушке на кушетке, слегка нагнулся и стал внимательно изучать данную "конечность". У него было на уме пара предположений: первое, проверить не была ли вызвана конечность путем алхимической мутации. О чем он сразу решил на всякий случай спросить:

Я знаю, что прошло уже больше двух месяцев, но обязан уточнить... Ты не принимала никакие алхимические зелья, смазки или что-нибудь в таком роде незадолго до появления... этого?

Второй очевидный, но в то же время самый неприятный вариант – это магия. Причем редкая и крайне опасная. Используя свои знания в мистике и демонологии, он решил рассмотреть конечность с двух точек зрения: было ли тут замешано инферно и, чем Войлар не шутит, не было ли это мутацией Хаоса. Раньше он мог с некоторой точностью "интуитивно" понимать и осозновать присутствие хаотических аномалий, однако сейчас, с печатью Круга, он не был уверен в такой особенности, но решил положиться на опыт и теорию, которых тоже хватало с избытком.

Были вещи, впрочем, которые он не знал. С точки зрения обычной медицины и монстрологии Регрет был полным нулем, однако тут на выручку могла прийти Артемисия.

193

Шаг отчаянный и почти что безнадёжный внезапно увенчался успехом, и Мисия, осознав это, растерянно улыбнулась. Ей хотелось радостно выдохнуть и бросить в сторону Рега взгляд, полный гордости за эту маленькую победу, но, увы, радоваться было попросту некогда. Потому что время слов закончилось, пришло время дела — и милосердный Люммин, это дело не обещало быть лёгким.
Мисия скользнула взглядом по лицу Лилит, потом опустила глаза на её ногу и глубоко задумалась. Да, сомнения её друга были понятны. Странная конечность выглядела чужеродно и чудовищно, и её происхождение, наверно, было самым главным вопросом, который они должны были прояснить.

Рег снова вылез вперёд, представившись и поспешив вмешаться, перед этим дёрнув её за плащ, видимо, предупреждая о своих намерениях, но на этот раз в его словах и действиях была заинтересованность и вполне искреннее — ей ли не знать — желание помочь. Поэтому Мисия кивнула сначала ему, а потом — Лилит, и подошла поближе, пусть и не торопясь склониться над предметом интереса.
Итак, эта... штука, пусть пока будет так, хотя Горион был бы недоволен такими определениями с её стороны, по словам Регрета была частью солярной структуры. Мисия нахмурилась и взялась за подбородок. Не то что бы это было просто с самого первого взгляда — архон с такой проблемой казался странным явлением, — но уточнения Рега переводили ситуацию в разряд совершенно неординарных.
В таком случае логично, что целители не могли помочь. Ведь, с точки зрения самого тела, болезни не было.

— Есть ещё одна вещь, о которой я хочу спросить, помимо тех, что уже упомянул Рег, — не встречалась ли ты с чудовищами... или, может быть, с кем-то подозрительным? Покидала ли город, посещала ли новое место, пробовала ли еду, которую прежде не ела? — задумчиво, но всё ещё чётко спросила она, не отрывая взгляда от странного отростка, — Постарайся припомнить, что случилось в тот день, любую мелочь, любую чепуху. Потому что, если Рег говорит, что это стало частью солярной структуры, мы имеем дело не с болезнью... не с обычной, по крайней мере.

Она мягко похлопала Рега по плечу, без слов прося отодвинуться и дать ей взглянуть поближе, но взгляд её сменил свою цель: теперь Мисия смотрела на Эремара. Молчание было недолгим:
— Если вы позволите, нам стоило бы омыть руки и снять плащи, прежде чем браться за дело. И, если вам не трудно, постарайтесь припомнить обстоятельства тоже — важна любая мелочь.

Хоть она и задавала вопросы, ощущение того, что она слепым щенком тычется во все стороны, не находя верного направления, прочно поселилось в её голове. Но касаться страждущей, не смыв с рук пыль городских улиц, она бы не посмела, и эта отсрочка давала надежду, что в чужих ответах на их вопросы она найдёт что-то, за что можно будет уцепиться.

Самый главный вопрос пришёл в её голову внезапно, но запоздало — Мисия мысленно хлопнула себя по лбу. Как же так, не спросить об этом.

— И ещё... Вы не пытались вырезать это?

Отредактировано Artemisia (2022-05-15 18:45:49)

194

Когда Регрет представился и сообщил о том, что он обладал познаниями в магии Жизни, у него возникло ощущение, что теперь и на него стали смотреть несколько иначе. Было ли дело в имени или же в его одарённости столь полезной Стихией, сказать можно было с трудом, а, возможно, Карминоу это и вовсе показалось. Тем не менее он почувствовал, что несколько напряжённая атмосфера в гостиной немного разрядилась, и теперь внимание всех присутствующих целиком и полностью было обращено к Лилит. Девушка слушала и в какой-то момент начала загибать на руках пальцы, словно что-то считала: по всей видимости она пыталась детально вспомнить, что именно делала два месяца назад, что ела и где бывала. На раздумья Лилит понадобилось достаточно много времени, но зато ответ оказался очень подробным.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/457119.jpg
Лилит: - Я хорошо помню тот день, потому что у меня как раз выдался свободный денёк, и я решила пройтись по всяким лавкам, чтобы выбрать подарок на день рождения подруги, который был как раз на следующий день. Я позавтракала дома, как обычно, и ничего странного не ела. Вышла из дома не очень рано, пошла туда, сюда, посмотрела там и тут, но мне ничего нигде не понравилось из подарков. Было душно уже с самого утра, и я вскоре решила зайти в ближайший трактир и попить чего-нибудь. Там пила яблочный сок, но ничего не ела, и потом пошла дальше. Примерно после обеда я наконец-то смогла выбрать подарок и пошла домой. По дороге встретила одну знакомую, и мы договорились вечером вместе поужинать. Встретились в другом трактире, и там я заказала мясное рагу с овощами. Помню, что мне очень понравилось, и я решила приготовить дома такое же. А больше в тот день ничего и не было... я пришла домой достаточно поздно, привела себя в порядок и легла спать. Алхимией не пользовалась: ни в тот день, ни в тот промежуток времени. Как-то не приходилось... наутро из колена торчала вот эта штука, но тогда она ещё была поменьше, - закончила свой монолог девушка, и в этот момент Артемисия задала ей ещё один вопрос. Вместо того чтобы сразу ответить на него, Лилит сильно нахмурилась, а Эремар напряжённо выдохнул. Впрочем, после короткой паузы девушка всё же снова подала голос. - Пытались, конечно. Оно вырастает заново. Один раз даже ногу ампутировали и снова восстанавливали, но эта штуковина никуда не делась. Так что я уже оставила надежду...

Ближайшее рассмотрение "травмы" вкупе с навыком зоологии заставило Селанн убедиться в том, что рассматриваемый объект действительно принадлежал какому-то паукообразному созданию. Сомнений в этом не оставалось - ни ветка, ни ужасный мутировавший волос (всякое ведь бывает, верно?), а именно часть тела паука. Познания же Регрета и его магические ощущения сигнализировали о самом худшем его предположении: о хаотической мутации. Большинство факторов указывало именно на это, вот только что теперь с этим делать?

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/80715.jpg
Эремар: - Я не могу сказать, что было в тот день с Лилит, потому что я был в Эдене, у родителей. Когда вернулся и мы встретились, она мне всё показала и рассказала, и с тех пор мы вместе искали различных целителей и магов, но помочь никто не сумел. Все разводят руками...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Квартал магов. Нижнее кольцо.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно