Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Пасмурный туманный день. Холодно. Слабый ветер. Сыплет снежок.

Магазинчик чудес празднует открытие нового осеннего сезона! Добро пожаловать и приятных покупок!

Мистериум 3.0 грядет! Приглашаем вас в очередной опрос!

На форуме проходит голосование по теме о снятии запрета на кросспол! Поспешите принять участие: Кросспол. Великий гендерный опрос!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Анкета Серхезэр

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, Фамилия (прозвище или псевдоним, если есть):
Серхезэ҆р Виис’Атх из клана Сине’Эль
Иногда зовется Рьией – «Ранней», как назвали ее сокурсники в академии.

2. Классификация игрока:
Свободный персонаж

3. Деятельность:
На данный момент - наемный охранник торгового судна. Второстепенная деятельность - ювелирное дело.

4. Раса и религия:
Темный эльф.
Маласса. Не признает верховенства других богов над собой и своим народом, но не отрицает их существования.

5. Дата рождения и возраст/На сколько выглядит по человеческим меркам:
232 года, едва перешагнула порог совершеннолетия. Родилась 13 декабря 16853 года под созвездием Мантикоры.
На вид ей можно дать не больше 16-17 лет.

6. Характер:
Своенравная, диковатая, на все со найдет свое объяснение – больше похоже на поведение ребенка, нежели взрослой воительницы. Как внешне, так и внутренне Серхезэр состоит из одних противоречий, иногда критических и без единой общей жерди между собой. И не нужно не брать в расчет ее молодую натуру.
Не оставь она родину за спиной – и кто знает, смогла ли бы она выкарабкаться из собственного отчаяния; даже тогда эльфийка не походила нравом на собратьев, выделяясь постоянным стремлением к неизведанному, жаждой к знаниям, обучению чему-то новому. За что бы она не бралась – прежде всего хотела затмить тень славы своего усопшего брата, чтобы ее не равняли к нему, и не ждали от нее того, что мог он. И поныне девушка совсем не терпит сравнения с кем-либо, отказывается от схожестей, стараясь действовать наперекор своим привычкам и ожиданиям окружающих. Вот только довольно часто она слышит о себе всевозможные слухи о своем народе, какие только бытуют в миру, и очередное равнение девушки с массой вызывает в ее душе негодование.
Да, как темная эльфийка, Серхезэр вполне сдержана, как это и принято в ее общине. Но… сколько уже воды утекло с тех пор, как она покинула дом? Почти треть жизни девушка не покидала надземного мира и, имея дело с остальными народами, она приобщилась к их манере поведения, уже подзабыв манеру поведения среди своих. Неудивительно, что теперь в обществе собратьев Серхезэр чувствует себя неуютно, и ее нервозность не остается незаметной. Впрочем, она по-прежнему предана семье и дому, богине и родине. Только ее представление об этой преданности стало несколько иным, не столь фанатичным, но искренним. Получи она сообщение о том, что дома или в клане что-то неладно, и она бросит все, отправится сразу же, даже если находится на корабле посреди моря или на выполнении чьего-либо заказа (боевое задание или стол ювелира – не имеет значения). Чувство долго в ней сильнее жажды золота, свойственной вольным работникам и наемникам (надо сказать, жажда эта в сравнении с другими братьями по общему делу ничтожно мала).
Она не холодна, не горяча – нечто среднее, как золотая середина или равновесие между чашами весов.… Впрочем, чаши эти довольно часто склоняют одна другую, и уследить за их перевесом едва ли можно. Девушка легко выходит из спокойствия, раздражаясь из-за множества серьезных и не очень причин, таких как: дискомфорт, отсутствие необходимой или понадобившейся вещи под рукой, чувство неловкости и другие. Так же не любит она непрямолинейных и двусмысленных речей, приправленных едкой шуткой или ироничной усмешкой. Подобное проявление остроумия Серхезэр не ставит ни на грош, считая пустой тратой времени и слов. Сама она предпочитает прямоту без каких-либо прелюдий и ненужных фигур речи, и если она вынуждена лгать, то и здесь не треплется без нужды. Не любит пустого трепа в целом, хотя не отказывается от общения. Куда хуже у нее обстоят дела с желанием рассказывать о себе. Которого нет. Совсем. Несмотря на всю насыщенность приключениями и испытаниями ее жизни, Серхезэр убеждена, что не добилась каких-либо высот в своей жизни. Ее главной целью было превосходство славы собственного брата, за тенью которого девушка была в годы всего своего обучения. Собственные амбиции, перемешенные с глупостью и юношеским бездумством стали причиной ее падения в глазах многих, в том числе – и в своих собственных. И раз ничего из задуманного у воительницы не вышло, то и гордится ей нечем, а уж болтать о себе… как маленькой девочке, ей проще закрыться в себе и медленно сгорать от стыда. Да и… болтать о себе, все равно что болтать о своем народе, тайнах и секретах.  Ничем подобным Серхезэр не занимается и заниматься никогда не будет.
Не лишена она и предвзятого высокомерия, которое эльфийка может проявить по началу – как не крути, а она ставит себя и свой род выше кого бы то ни было, не причастного к ее подземелью. Однако чем дальше Серхезэр будет общаться с новым знакомцем, тем бледнее будет проявлять себя ее напыщенное самодовольство, пока не исчезнет из виду. Но никогда не исчезнет из ее мыслей. Уж с этим ничего нельзя поделать, хоть век живи среди людей, хоть тысячу гуляй в наземном мире.
Воительница может пропитаться к кому-либо уважением. Но этого она не покажет, как не покажет доверия, дружелюбия и прочих светлых чувств. И с этим тоже нельзя ничего поделать, лишь смириться и привыкнуть.
Что еще…. Стоит отметить ее деловитость.
Молчание она предпочтет разговору, а действие – молчанию. Да, чаще всего Серхезэр можно увидеть чем-либо занятой – и не обязательно тяжелым трудом, где требуется работа мускулов и полная концентрация. Это может быть полировка и точка клинков, чтение книги, наблюдение за чем или кем-либо, если дело происходит в населенном пункте или на обитаемой дикой природе. Может она и тихонечко сидеть у костра, разгибая и сгибая проволоку в разные формы, сплетая кусочки между собой. Если будет располагать подручный материал, место и инструменты – Серхезэр займет себя очередной поделкой какой-нибудь подвески или прочего украшения. А если таковых не будет – эльфийка достанет лист пергамента и начнет зарисовывать то, что мысленно изготовит в уме.
Несмотря на побочное занятие ювелирным делом, сама Серхезэр носить украшения не любит. Свои изделия в основном неплохо скупаются, чужие вызывают раздражение и отрицание, какое только может испытывать один мастер к работе мастера другого. Да и неудобно это – куча бряцающего золота по всему телу. Цепочкой можно задушить, кулоны будут постоянно избивать ключицы, а в жару лишнее прикосновение металла совсем неуместно.
Еще девушка может стать молчаливым наблюдателем и слушателем другого мастера совершенно любой деятельности – если есть время, так почему бы не потратить его с толком? Может быть, приемы одного ремесла где-нибудь пригодятся в другом. Главное для нее – это занять руки или ум, не сидеть без дела. За свое путешествие она была заинтересованным и благодарным слушателем у многих мастеров, кто любит поговорить о своих трудах.
Ей было проще слыть известностью любознательного слушателя, чем агрессивного воителя: свои тайны, как мастера клинка, воительница держит за семью печатями. Если ей приходилось работать глейвом, то именно с целью убивать, лишая чужие уши сплетен и доносов о том, как умеют воевать солдаты из рода темных эльфов. Этим Серхезэр лишний раз доказывает свою преданность… или она в это верит, что почти не имеет разницы.

7. Внешность:

Примерный портрет

http://se.uploads.ru/t/QWZ3d.png

На первый взгляд Серхезэр кажется хрупким созданием, неспособным носить броню и жить в походных условиях. Тому виной невысокий для эльфийки рост – 166 см. Не разбавляет краски и чуть вытянутое личико с заостренным подбородком: его черты кажутся слишком детскими. Ну а взъерошенные средней длины волосы, не по-эльфийски непослушные, выстраивают ассоциацию с мальчишкой, стащившим у отца из шкафа оружие и доспех, чтобы похвастаться перед ровесниками. Но обо всем по порядку.
Как уже говорилось, рост всего ничего, а вес 57 кг, что несколько тяжеловато. Впрочем, это объясняется атлетическим телосложением, чуть суховатым, но уж точно не худым и не хрупким. Под черной одеждой, кстати говоря, скрывающей каждый миллиметр кожи, что совсем несвойственно темной эльфийке, прячутся натренированные мышцы, но не бугристые, как у людей. Однако Серхезэр не может похвастаться ни сочной округлостью форм, ни осиной талией. Девушка не вызовет ни женских сплетен за спиной, ни заинтересованных взглядов мужчин.
Черты лица эльфийки смягченные, словно детские, и того не исправят ни выразительные скулы, ни тонкий точеный нос, ни узкий подбородок, свойственные этой расе. Быть может, со временем ее лицо осунется, взгляд посуровеет, и Серхезэр будет меньше походить на подростка и больше – на взрослую могучую воительницу. Ее возраст и природу бессмертного существа выдает лишь взгляд: глубокий, проницательный, немного хитроватый, словно эльфийка знает о собеседнике что-то такое, чего знать никто не должен. Широко распахнутые миндалевидные глаза кажутся непропорционально большими, а радужка глаза – насыщенно нефритовая – неимоверно яркой. А в темноте, по сплетням старожил в тавернах и придорожных трактирах, они, как у всякого любого другого темного эльфа, вспыхнут ярким флуоресцентным светом, подобно кошке. На деле, конечно, такого явления не наблюдается, но звучит довольно красиво.
Бледное лицо в обрамлении иссиня-черных, как вороново крыло, недлинных волос, стрижка которых больше напоминает мальчишескую и является словно завершающей деталью в образе подростка, который Серхезэр решила сделать то ли своей особенностью, то ли просто оставляла без внимания свой внешний вид и не нуждалась ни в драгоценных заколках с рубинами, сеточках для волос и прочих украшений, которыми ей приходилось заниматься в последние пару лет жизни в родном городе.
Практически всю свою жизнь девушка носила мужские рубашки, оставляя их ворот не закрытым, и штаны. Позже с ее взрослением к одежде добавлялись элементы хитиновой брони – поножи, наручи, нагрудник. В настоящее время хитиновая броня комбинируется с кожаной.
Обычный ее внешний облик: невысокая девица с телом «а-ля мальчуган», полностью скрываемым за бордового тона холщовой рубашкой, поверх которой кожаный корсет, расшитый серебряной нитью: он-то и предает немного «женственности» фигурке. Рукава на предплечьях скрыты за хитиновыми наручами, окаймленными мифриловыми тонкими полосами. На левом плече – небольшой наплеч округлой формы из вороненой стали и вытравленным по центру замысловатым узором, зафиксированный двумя ремешками. На ногах просторные штаны тоже темно-малинового цвета, которые обиты с внешней стороны бедер темной кожей, как дополнительной броней. Сами штанины заправлены в голенища высоких сапог, поверх которых также закреплены подвижные пластины хитина, налегающие друг на друга подобно драконьей чешуе.
Из украшений девушка может похвастаться лишь простецким как на вид, так и по изготовлению кулоном на кожаном шнурке. Кулон представляет собой обмотанный серебряной проволокой кусочек плохо отшлифованной натуральной бирюзы с природным рисунком из синеватых и белесых прожилок. На шнурок нанизано несколько овальных тонких бусин из той же бирюзы, чередующихся с серебряными.
Серхезэр не носит ни маски, ни капюшона, ни плаща, однако у нее есть с собой черное полотно, которым на манер платка она может обмотать нижнюю часть лица, если вдруг поднимется буря, или сымпровизировать капюшон в случае дождя. Только скрывать свое лицо за тряпьем она совсем не любит.
За спиной у девушки лежит двойной глейв, который она сможет достать в любую секунду отточенным скупым движением. На поясе – два кинжала – один под другим, как запасной вариант оружия, и несколько метательных ножей, припрятанных в ножнах на широком поясе, обхватывающем бедра девушки. К поясу пристегнуто несколько небольших сумок и бурдюк с водой.

Кратко

Рост: 166 см
Вес: 57 кг
Тип телосложения: атлетическое
Цвет глаз: изумрудный (быть точнее – нефритовый)
Цвет волос: иссиня-черный
Цвет кожи: алебастровый
Особые приметы:вечно всклоченные волосы, как у человеческого подростка; светло-розовый след ожога на правом плече.
Наиболее частая одежда:Багровая суконная рубашка свободного кроя, поверх затянут высокий кожаный корсет, частично являющийся своеобразным «панцирем», кожаные штаны, ботфорты с хитиновыми поножами и хитиновые наручи. Все в черной гамме.
Украшения (если имеются):Серебряная подвеска с круглым кулоном из бирюзы без обрамления.

8. Биография:
• Место рождения: Саур-Сил, торговая часть города.

Родственники

Мелана Виис’Атх - мать
Дагор’Охт Виис’Атхм- отец
Хэкен’Сеяр «Гворд» Виис’Атх – старший брат, павший в бою задолго до рождения Серхезэр. Соответственно, с ним героиня никогда не была знакома.
Нэхаэ – тетя, старшая сестра матери.

Почти за тысячу лет до рождения Серхезэр Маласса подарила молодой чете семьи Виис’Атх из клана Алого Клыка сына. Крепкий мальчик с громким голосом и хваткими пальцами вызывал радость и чувство гордости у родителей и всех родственников. Ребенку дали имя - Хэкен’Сеяр, означающее «Ледяная Кровь».
Мальчик рос в кругу семьи и ровесников, учась находить общий язык с любым собратом. Он быстро заинтересовался воинским искусством, обладая при этом значительным даром к магии, самостоятельно исследовал свой родной город Саур-Сил, без страха заглядывая в районы влияния других кланов, позже заинтересовано странствовал по другим темноэльфийским городам.
Затем, когда пришло время определяться с дальнейшей своей жизнью, Хэкен’Сеяр поступил в Кераг’Нарскую Академию, где при распределении попал в касту воинов, которую успешно закончил и продолжил свою службу, со временем дослужившись до Боевого Мистика и получив среди сослуживцев прозвище Гворда. Он был гордостью семьи, благодаря ему их статус чуть поднялся над остальными.
Его мерная жизнь, уверенная служба, его умение бороться за свою жизнь и жизнь своих сослуживцев внушали всем неуязвимость, подаренную как благословление Малассы, и убеждение, что Хэкен’Сеяр выкрутится из любой беды, было непогрешимым. Со временем и он сам в это поверил, хотя не славился самодовольством или самоуверенностью.
В шестнадцать тысяч семьсот четвертом году он пал жертвой несчастного случая. В тот день была устроена охота на арахнидов, когда молодые воины могут проявить себя. Мероприятие почетное, состязание достойное, но все же опасное.  И для страховки на отведенной территории выставлялись наблюдатели, которые были готовы в случае опасности вмешаться. Среди них был и Хэкен’Сеяр, который уже успел побывать в свое время и участником, и стражем. Ничего страшного случится было не должно и не могло. На участке, контролируемом Хэкен‘Сеяром, участник успешно выследил свою добычу, однако к одному арахниду добавилась еще тройка других пауков, настроенных крайне агрессивно. Страж и еще один его сослуживец вынуждены были вмешаться, в результате чего Хэкен’Сеяр взялся за арахнидов, давая время убраться напарнику с «куколкой» юнца из паутины. Мистик получил множество глубоких отравленных ран от челюстей пауков и погиб.
Лишь спустя почти сто пятьдесят лет чета Виис’Атх решилась на рождение нового ребенка. Смерть Хэкен’Сеяра, случайная и оттого ужасная, была ударом для каждого эльфа, знавшего его в течение долгих лет. А отец и мать долго не могли прийти в себя.

В шестнадцать тысяч восемьсот пятьдесят третьем году тринадцатого декабря на свет появилась новая наследница семьи. Мелана, ее мать, едва не рассталась с жизнью при родах, но Маласса была благосклонна, и все обошлось. Хоть рождение второго ребенка и ждали с нетерпением, как словно первенца, было глубокое разочарование, что дитя оказалось девочкой. На празднование явилась Сумеречная Сестра Нэхаэ, приходившаяся родной сестрой Мелане, которая не смогла появиться на рождении Хэкен’Сеяра. Она подарила девочке благословение своей Богини, чем даровала веру в то, что с ней не случится того же, что произошло с покойным братом.
Впрочем, благословение не могло избавить девочку от чрезмерной строгости и постности, которую проявляли родители теперь. Она не могла самостоятельно бродить  по городу, как это делал ее брат, и уж подавно не могла покинуть его. Мелана и Дагор’Охт переживали за целостность и сохранность девочки, и это им можно простить. А кроме того, Серхезэр росла под постоянными интересующимися взглядами бывших сослуживцев ее брата, время от времени заглядывавших в гости. Все ждали проявлений невероятных способностей, в то время как сама она не могла почувствовать себя свободно, отчего начинала замыкаться в себе, а от взглядов ей становилось неуютно. Усугубляло ситуацию и полное незнание Серхезэр о покойном брате. Она лишь знала, что он был. Но почему умер, кем был и чего достиг – не понимала. Девочке начинало воображаться, что Хэкен’Сеяр был страшным преступником, которого прятали у себя родители, уберегая от представителей закона. И именно поэтому солдаты, приходившие в дом, не спускали с нее глаз. Она пыталась задавать робкие вопросы, но никогда не упорствовала, понимая, что такая навязчивость лучше ее в чужих глазах не сделает.
Время от времени девочка общалась со своей тетей Нэхаэ, которой вскоре доверяла всей душой. Тем не менее и Сумеречная Сестра умалчивала о судьбе покойного племянника. Поэтому Серхезэр больше никогда сама о ней не интересовалась, больше убеждаясь в своих предположениях о нем.
Еще у нее началось обучение на дому, в ходе которого ее наскоро обучили грамоте, арифметике, пониманию закона и некоторым правилам этикета.
Несмотря ни на что, девушка довольно скоро начала проявлять интерес к воинскому делу. Как выяснилось, у нее не было такого же большого таланта к магии, как у Хэкен’Сеяра, но как солдат, она давала неплохие перспективы. Видя определенные результаты, родители Серхезэр обратились с просьбой к Ранагару, тому самому напарнику Хэкен‘Сеяра в день его гибели, который к этому времени тренировал юнцов перед вступлением в академию. Ранагар согласился – он был убежден, что у него перед старым другом остался невыплаченный долг. И взял к себе на обучение Серхезэр.
В течение пятнадцати лет девушка, еще не достигнув совершеннолетия и не пройдя распределение в касту, начала в полной мере постигать воинское мастерство. Ее ровесники, в основном, юноши, были куда успешнее в этой учебе, однако девушка не хотела сдаваться. Она решила во что бы то ни стало достичь своего, чтобы доказать всем, прежде всего родителям и родственникам, что за свою жизнь она может постоять сама, а кроме того защитит и их всех. Ей нравилось ее занятие, ей понравился этот Ранагар, внимательный и требовательный учитель, который в последствии тоже заслужил ее безграничное доверие. Именно Ранагар первым раскрыл истину жизни и смерти Хэкен’Сеяра, и эта правда лишь укрепила желание эльфийки доказать свою полезность. Она решила пойти по стопам брата, ни за что не подводя оставленную о нем память.
За год до совершеннолетия Серхезэр Ранагара пригласили в Сури-Лилта. Некоторые ученики отправились вместе с ним, но девушка решила остаться с семьей, тем более что родители беспокойно отнеслись к новости об его отъезде, и дочь не хотела оставлять их с вечным волнением в сердце. К этому моменту она одинаково хорошо владела одноручными мечами, кинжалом и древковым оружием.
Оставшийся свободным год Серхезэр помогала семье, изучала город, обдумывала свое будущее  и заинтересовано слушала все, что было связано с Малассой, ее магией и служением ей.

По исполнении семидесяти лет девушка отправилась Кераг’Нар, чтобы поступить в академию разведки и тактики. При поступлении ее тоже определили в касту воинов, и последующие 24 года (именно 24)  Серхезэр начала новый этап своей жизни.
Первое, что она сделала – резко сменила свое основное оружие. Предпочитая до поступления рапиру и кортик, сейчас она взялась за двойной глейв. Чем обоснован этот выбор – трудно сказать. Возможно, это было желание обучиться совершенно иному стилю сражения. Помимо клинка она решила заняться и своим даром. Он был, и потенциал его было необходимо раскрыть. Как и нож нуждался в заточке с двух сторон, так и Серхезэр требовала от себя мастерства в обоих искусствах. Она решила взяться за несколько школ магии, но после отступила от такой затеи и оставила предпочтение лишь двум – магия крови и магия разума. Первую она взялась практиковать в самом конце своего обучения, а вторую – почти сразу.
Находясь в академии, девушка  понемногу раскрывалась, ее уже не так сильно напрягало чужое присутствие или чужой взгляд, она отбросила в сторону выработанную привычку ждать разрешения для чего-либо, какая выработалась в детстве. Робким воин не может быть, ему некогда ждать в момент боя чужого разрешения или подсказки, когда атаковать, а когда обороняться.
Серхезэр обзавелась множеством знакомцев и друзей-соперников, каких у нее не было ни до обучения у Ранагара, ни во время него. Новый этап жизни оказался словно ею самой, подарившей девушке не только новую технику боя и красивый клинок, но и стремление к чему-то большему, чем просто воинское дело. Появился интерес не только к мечам, но и к бытовым умениям и вещам, пусть и связанным с ее основным делом, возникли посторонние желания, цель которых – просто саморазвитие, как хобби и простое любопытство. 
Например, она заинтересовалась ремеслом оружейника и в частности кузнеца. В течение своего пребывания в академии она занималась ими в меру своих сил и свободного времени. Сюда можно отнести и дело ювелира – довольно часто Серхезэр наблюдала за неторопливой кропотливой работой мастеров, а иногда ей приходилось делать какие-то мелкие несложные вещицы – кольца, перстни, серьги, кулоны. Впоследствии ювелирным делом она стала даже немного промышлять.
Как воин, она обучилась верховой езде, правда, не на лошадях, а на рапторах, каких раньше удавалось увидеть крайне редко. Ее тело подвергалось различным нагрузкам  всевозможных дисциплин, даже самых далеких от специализации. Серхезэр училась носить на себе тяжелую броню, а так же обучалась сносному обращению с тяжелым оружием вроде боевых топоров, секир, алебард, совсем непредназначенных для женских рук; она обучалась бегу как на коротких, так на длинных дистанциях, с препятствиями или без; от нее требовался определенный уровень гибкости ловкости и балансировки. Как словно она была универсальным бойцом, которому еще только предстояло пройти в последующем времени на свою дисциплину.
В целом, ее учеба проходила без каких-либо приключений. Такая же тихая, четкая, размеренная, как и у Хэкен’Сеяра. Впрочем, на последнем завершающем годе обучения Серхезэр вылетела, так и не получив рекомендаций для начала воинской службы. Это была серьезная провинность, одновременно вместе с тем – глупая.
На одном из тренировочных спаррингов девушка в паре с преподавателем довольно сильно задела его в глейвом, уже не затупленным, а вполне настоящим боевым оружием. Наточенное лезвие без труда прорезало насквозь стеганку, являвшуюся защитой, и рассекло темному эльфу плечо, оставив глубокую рану. За лекарем уже послали, и пока его дожидались, Серхезэр неожиданно для самой себя вдруг решила прибегнуть к одному заклинанию крови, которое в ее теории существовало. Надо заметить, что к обучению серьезным аспектам магии девушка подошла крайне несерьезно, практикуя ее тайно, опасаясь огласки, однако амбиции… да, в них все дело, и чрезмерной безрассудности и пустоголовости можно лишь удивляться. Сама точно не зная, чего именно хотела добиться, она сконцентрировалась на ране преподавателя. Вместо того чтобы замедлить свой ток, кровь потекла сильнее, состояние резко стало критическим.
Позже учитель был спасен, а испуганная и впервые за долгие годы растерявшаяся девушка была исключена без права восстановления и получения рекомендаций. На своем потоке девушка, как ни странно, была первой, кто покинул академию. За это однокурсники прозвали ее Рьией, и намного позже из чистой самоиронии Серхезэр иногда представляется этим же прозвищем.
Этот случай в жизни Серхезэр выбил ее из колеи. Новый урок жизни был, казалось, самым жестоким и несправедливым. Это был… как крест на всем том, что она ставила перед собой. Юношеские клятвы, вера в себя – все это казалось теперь невозможным. Девушка обвиняла себя и свою самонадеянность, легкомысленность. Магия крови, ха! Как много она возомнила о себе! Да какая магия? Глейв доверить-то сложно! Воительница… Боевой Мистик…. Ей оставалось теперь только мечтать.
В состоянии апатии и разочарованности в себе, словно все эти годы совсем не принесли никакой пользы, Серхезэр возвращается в Саур-Сил к родителям. Казалось, они облегчено вздохнули, когда узнали о том, что дочь осталась ни с чем. Трагедия всей их жизни так и не вернула им прежнего запала, уверенности, они по-прежнему оставались сломленными. Вот она, лучшая атмосфера для вечной депрессии и хандры!

Не прошло и недели, как на пороге их дома появился Ранагар, прослышавший об отчислении своей ученицы. Не имеющий ничего общего с зеленой тоской и чувством безнадежности, деятельный темный эльф вытащил Серхезэр из «трясины» и уволок на тренировку. Как физическую, так и душевную. Девушке казалось, что учитель хочет ее смерти. Его упражнения показались ей сложнее и тяжелее, чем в академии, а та ошеломительная ярость, с которой он бросился на нее в атаку в завершающем спарринге, и скорость дарили ощущение, что будто бы перед ней многолапый ядовитый арахнид, а не эльф. 
Так или иначе, встряхнуть Ранагар Серхезэр смог. Год, который в академии для нее был бы последним, она снова тренировалась в компании его и его учеников.
Несколько лет девушка была приставлена к запасникам гарнизона ее города, работа в которых была редкой и непродолжительной. Подобный расклад  эльфийку не устраивал, уже не такая амбициозная, но полная сил жить и бороться за свое место вне тени мертвого брата (присутствие треклятой которой она чувствовала до сих пор и не могла его себе простить), Серхезэр пристроилась в подмастерья к ювелирных дел мастеру. Какое-никакое, а тоже дело. Годы шли, жалкая служба в штате резервов воинских сил почти не менялась, совсем не замечая присутствия одной девчонки в своих рядах. Зато она неплохо мастерила побрякушки для женщин, которые со временем приобрели спрос, вселив в эльфийку некоторую уверенность в себе и подарив убеждение, что жизнь себе можно устроить не только пролитой кровью от мечей. На какое-то время желание быть элитным воином в ней угасло, уступив место мирному кропотливому ремеслу, и глейв пылился в оружейной. Как ювелир и знаток своего дела, девушка знала как придать камню большей красоты, не загубив его цвета и формы, знала, как и где их добыть (или перекупить лучшие из образцов), своим делом она действительно прониклась.

Пять лет спустя после идиотской истории, ставшей черным пятном на репутации Серхезэр, ей пришло приглашение… из школы Сан-Моран. Невероятная новость, безумная, похожая на розыгрыш или просто дурацкий сон-мечту. Как оказалась, в Сан-Моран прослышали о случившемся в академии воинов и стратегов. И вспышка неконтролируемой кровавой магии дала им сигнал к действию. Оставить без внимания подобный дар? Чтобы недоучка в следующий раз начала случайным образом убивать жителей? Да и часто ли темные эльфы-солдаты начинают заниматься магией?
Впрочем, Серхезэр не взяли на полный курс обучения. Ее вообще по сути не взяли, она не состояла ни в одной группе из списков. Но приставили к нескольким преподавателям, которые иногда индивидуально, иногда совместно во время занятий у студентов учили девушку постигать магию и уметь контролировать ее внутри себя. Несмотря на сухость учителей, их равнодушие и, казалось, абсолютную незаинтересованность в том, приходит ли в назначенное время дополнительная ученица, подготовилась ли она к занятиям, девушка все же смогла заслужить их внимание на себя. Она подошла к урокам с энтузиазмом и со всей ответственностью. Еще бы, ведь это был ее второй шанс, Маласса проявила свою благосклонность, не иначе!
Учеба продлилась десять лет – не полный курс, как у полноценных студентов Сан-Моран. Однако в течение этих лет девушка почти полностью влилась в коллектив, хотя практически не занималась магией Тьмы, учителя давали ей знания исключительно в кровавой магии. Едва они убедились, что на этом ее курс завершен, Серхезэр выдали… ну, не диплом, а бумажку о том, что она имеет степень образования в определенном аспекте магии, после чего ее судьбу отдали в руки главе ее клана. Воин без полноценного образования в воинской академии, но с документом, подтверждающим о том, что Серхезэр владеет магией – ее случай поставил главу в тупик. Впрочем, вопрос был решен довольно быстро – Серхезэр была приставлена в тот же гарнизон, где она служила в запасниках. На этот раз – уже в основной состав. На тот момент армия темных эльфов не нуждалась в каждом рекруте в строю, и подобные недоразумения не требовали долгого разбирательства.
Ничего особого во время службы у девушки не происходило – она твердым шагом намеревалась дойти к своей заветной мечте о звании Боевого Мистика, но пока что ей удалось пробиться в передовые отряды, главная цель которых наравне со шпионами и ассасинами была зачистка границ и разных уровней подземных ходов как от различных тварей  типа слишком близких гнездовий арахнидов, так и от всех незаконных проникновений в пещеры со стороны внешнего мира. Не слишком опасная работенка для солдата вроде Серхезэр, и гонения арахнидов, которые и без того были не частыми гостями в туннелях, прекратили и вовсе представлять угрозу для жизни, когда на двоих-троих пауков шло около десятка вооруженных солдат. Служба воина плавно перерастала в обыкновенную разведку, заставляя Серхезэр уже не испытывать былой радости, что и раньше. Ее незаурядные таланты прозябали в бездействии. Несколько раз девушка просила о переводе, но начальство оставалось к просьбам глухим. В результате чего запал эльфийки медленно угасал, уступая место меланхолии и апатии, как уже однажды случалось.

В конце концов, девушка ушла в долгосрочное увольнение, во время которого ее подменит кто-нибудь из резерва. Сама же  взялась за тренировочный глейв и без каких-либо призывов или приглашений разыскала своего первого и единственного учителя Ранагара, который к этому моменту обучал юных воинов, которым еще только предстояло пройти распределение в касту. Он, поминая, как непросто было ему обучать разом несколько десятков учеников, каждому уделяя в равной мере внимание, вызвалась ассистентом и помощником. И что-то в ней заставило Ранагара согласится, хотя он уже не был ни чем обязан ее семье и о помощи не просил. Помогая старому другу и учителю в одном лице, девушка снова начала усиленные тренировки, каких ей не хватало во время службы. Она справно делала свою работу, уверенно давая наставления юным бойцам и показывая технику приемов. Одновременно с этим девушка размышляла, что ей делать дальше. Все больше убеждаясь в том, что вся ее жизнь пришла к тупику, Серхезэр невольно размышляла о самом безумном из возможных вариантов найти себе путь – покинуть страну. Зачем, она не могла объяснить. Оставаясь в пещерах, девушке казалось, что так и пройдет вся ее жизнь за зачисткой от колоний пауков и сметанием паутины с проходов. Эльфийка уже не верила, что сможет чего-либо добиться еще, а давление, оказываемое окружающими, раздражало ее с каждым днем. Все старые сослуживцы брата смотрели на нее с разочарованием, не было веры в глазах родителей. Ее сравнивали, сравнивали с его тенью! Паранойя, выработанная на протяжении всей ее жизни, что Серхезэр едва уже не мерещилась его фигура за спиной, не давала ей покоя. Все это… убивало. И тянуло к никогда не виданному свету вне этих пещер.
Однажды это и случилось. За полсотни лет до нынешнего времени темная эльфийка в отчаянии решилась уйти из подземелья в поисках… самой себя? Нет, не так. И если говорить о поисках чего-то нового, то тоже можно соврать. Не знает Серхезэр зачем и куда она ушла. На какое-то время она осталась у вифреев, размышляя, стоит ли пересекать море или стоит развернуться обратно. Гоняя арахнидов и болотных тварей вместе с вифреями, эльфийке подумалось, что не так уж и много отличий между миром наземным и тем, что в пещерах. Обитая рядом с добродушным народцем, Серхезэр как бы набиралась сил и веры в то, что и дальше, за морем она справится с тем, с чем сможет столкнуться. Позже она устроилась охранником на торговое судно, рассекавшее воды от Ардении до Левиана и берегов Империи, и которому крайне везло не попадаться жадным до чужого добра пиратам в течение нескольких путешествий. Во время пребывания на корабле девушка познакомилась с образом жизни моряков, порой даже принимаясь за чужую работу вместе с матросами, как бы знакомясь с новым для себя трудом, так же она изучала карты навигаторов.
До настоящего времени девушка в большинстве своем была неизменным наемным охранником на торговых и мирных суднах, промышляя кроме того ювелирным делом.
Ныне ее путешествие привело ее к берегам архипелага Пурпурного, на остров Морского Ската.

9. Мирные умения:

Навыки

Добыча камня
Старатель
Оружейник
Ювелир
Грамотность
Картовед
Математика
Религия
Охранник
Палач
Баланс
Легкая атлетика
Верховая езда
Плавание
Концентрация внимания
Знание пещер
Наречие Нур

10. Боевые способности персонажа:
Класс: Разведчик
Владение двойным глейвом
Магия крови
Техника «Лазурный убийца»

Серхезэр – воительница, начавшая учебу как универсальный солдат, способный орудовать мечом или тяжелым топором, рассекать воздух алебардой, управляя раптором, и знающий, за какой конец браться за копье. В продолжение обучения она полностью переключилась на двойной глейв, выбор которого ни чем не обоснован, и является не больше чем личной прихотью. Впрочем, она сделала упор именно на него, и в процессе обучения добилась высоких показателей в владении им. Позже к обращению с оружием добавился навык магии крови, к которому в течение жизни девушка прибегала крайне редко. Вместо этого эльфийка решила пойти по ветке развития ассасина, предпочтя скрытый и быстрый бой тяжелому металлическому сражению бронированных солдат. Определила для себя технику «Лазурного убийцы» приоритетной, поддавшись веянию вечного противостояния касты чернокнижников и касты воинов.

11. Тип распределения опыта:
Ручное распределение

12. Ваше состояние:
Двойной глейв
Два стальных кинжала
Десять метательных ножей
Комплект легкой кожаной брони с некоторыми элементами хитиновой брони.
Сменный комплект одежды из суконной рубашки темно-серого покраса и черные штаны из тонкой кожи.
Длинное полотно, служащее и шарфом, и капюшоном в зависимости от нужды.
Около двух десятков монет разной номинальности и разной валюты.
Бурдюк с чистой питьевой водой.

Анкета игрока

1. Имя:
Наталья

2. Возраст:
18 лет

3. Пол:
Женский

4. Связь с вами:
Skype – canzonenotte

5. Как часто будете приходить?
Каждый день уж точно.

6. Оцените ваш опыт в ролевых мирах
8/10

7. Читали ли правила форума, согласны ли вы с ними?
С правилами ознакомлен(а), исполнять обязуюсь

8. Каким образом вы вышли на форум?
Меня пригласил игрок за Химари Деко

2

Характеристики
Сила: 4
Ловкость: 5
Выносливость: 4
Одарённость: 4

Мирные умения
Знание пещер - Превосходный уровень - 1
Ювелир - Любитель - 2
Охранник - Любитель - 1

Добыча камня - Ученик
Старатель - Ученик
Оружейник - Новичок
Грамотность - Знаток
Картография - Новичок
Математика - Знаток
Религия - Ученик
Палач - Ученик
Баланс - Профессионал
Лёгкая атлетика - Любитель
Верховая езда - Средний уровень
Плавание - Новичок
Концентрация внимания - Выше среднего
Наречие Нур - Превосходный уровень

Боевые умения

Боевое мастерство - 88 - уровень 2
Оружейный стиль: Двуручное оружие

Техника «Лазурный убийца» - 3 уровень просвещения

Владение двойным глейвом - ветеран
Владение кинжалом - опытный
Магия Крови - 10 порядок

Солдат
Боевой дух - 3 уровень
Боевая реакция - 3 уровень

Разведчик
Проворность - 1 уровень
Бдительность - 2 уровень
Быстрый боевой стиль - 2 уровень

Уникальные способности



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно