Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Жилые районы Знати » Особняк семейства Равинов дома Красного Грифона


Особняк семейства Равинов дома Красного Грифона

Сообщений 1 страница 30 из 247

1

Граф Эммаэль Равин был главой одной из двух основных семей дома и некогда был главой всего дома, однако не так давно, уже после черного понедельника, его нашли повешенным в собственной гостинной. Предположительно - самоубийство. Старший сын Эммаэля Грегора сложил свою голову в военной операции в битвах на Ристеле, с тех пор главой дома стал глава второй основной семьи, а вдова графа и невеста Грегора вернулись в родовое поместье в провинции Сим, где подрастал единственный оставшийся в живых наследник мужского пола. Апартаменты семейства с тех пор опустели, здесь не осталось никого кроме нескольких слуг, ухаживающих за общем состоянием дома, однако ходит молва, два месяца назад в доме появился ещё кто-то из родственников Эммаэля...

Особняк расположен в одном из самых богатых кварталов города и примечателен одним из самых больших садов и прилегающих к строению территорий. В саду множество дорожек, выложенных мрамором, и мраморных же скульптур, изображающих людей, животных и даже монстров, впрочем небольших размеров. Сад немного зарос за время отсутствия семьи Графа, а новым жителям поместья видимо на это плевать, так что они не стали нанимать новых садовников. Сам жилой комплекс представляет собой несколько зданий, среди которых конюшня, склад и конечно же само поместье - четырехэтажный богато украшенный дом, поделенный на три равные по размеру секции установленных буквой "П", каждая из секций имела форму прямоугольника. Внутренний дворик особняка некогда был полон клумб, фонтанов, фонарей и прочих украшений, теперь же выглядит пустовато, впрочем все равно фонтаны и фонари ещё работают.

Правое и левое крыло - первые этажи традиционно были территорией слуг, На верхних этажах этих помещений располагались комнаты для различных гостей. Центральная часть поместья - сама интересная, здесь находились большие гостевые залы, столовые залы, музыкальные залы с имнструментами и сценами для выступлений, а так же игровые залы, где было множество различных игр, так же тут хранилась коллекция портретов великих полководцев, которую некогда собрал Граф Эммаэль. Тут же была и огромная ванная с бассеином и зал для тренировок, не важно, танцам ли или владению мечами. На верхнем этаже центральной части была резиденция самого графа и его семьи.

2

Винсент очнулся внутри каменной камеры с зарешетчетыми клетками. Внутри не было нечего, кроме соломенного тюфяка на котором Винсент лежал. Было темно, одна только вонючая сальная свеча с толстым фитилем медленно горела, давая совсем немного света. Руки и ноги были свободны, однако маг обнаружил у себя на запястьях два стальных браслета с маленькими отверстиями для ключей. Попытки воззвать к дару не к чему не приводили, без сомнения эти браслеты - сковывающие путы. Внутри похолодело от пустоты, которая навалилась от осознания мысли того что он сейчас как обычный человек... будто утрачена важная часть самого себя.. неприятно, больно, колко. Да и что он умеет без магии? Разве что, Рисовать... но здесь то и порисовать не на чем...

Судя по всему маг оказался в протяженном пустом подвале, в одной из камер, закрытой массивным замком. Вправо - коридор, за пределами камеры уходил в бесконечную тьму, слева же был какой-то свет в отдалении, не более яркий чем от сальной свечи. 
Винсент услышал какие-то приглушенные слабо различимые разговоры из дальней освещенной части коридора.

Потом нахлынули воспоминания того что с ним было... Он вспомнил бой, вспомнил как одолел вампира, и... с беспокойством проверив собственные челюсти Винс с великим облегчением ощутил, что он все ещё человек.

Цели миссии: Обновлены!

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-03-16 11:41:26)

3

Перемещен: Пруд

Тьма. Непроглядная, беспросветная тьма. И пустота. Абсолютно никаких ощущений, чувств, эмоций. Он словно бы пребывал в Нигде, лишь черная тьма, абсолютная и равнодушная. Но он не долго пробыл в этом "нигде", постепенно чувства и ощущения стали возвращаться. Винсент чувствовал, что лежит на чем-то не очень то удобном, что руки малость побаливают в области предплечья, глаза были закрыты. В воздухе стоял не самый приятный аромат, о происхождении которого юноша пока не особо догадывался. В общем-то, в данный момент он не особо-то что помнил да и не особо заморачивался на этот счет. Единственное, что сейчас интересовало студента столичной академии магии, так это: «Где я? Что со мной произошло?» Предположив, что продолжая лежать на чем-то не особо удобном, продолжая созерцать темноту, создаваемую закрытыми веками, он так ничего не узнает, было принято решение открыть глаза и попытаться разобраться во всем произошедшем. Медленно, осторожно обладатель необычных, янтарных глаз раскрыл очи, чтобы оглядеться. При этом юноша поспешил приподняться на локтях, игнорирую то чувство легкой боли, что сразу же отозвалось в поврежденных ранее руках. «Что у меня с руками?» Тем не менее, они вроде как более-менее работали и были пригодны к дальнейшей эксплуатации. Осмотревшись, Винсент обнаружил, что находиться в какой-то каменной камере с зарешетчатыми клетками. Лежал юноша на соломенном тюфяке. Единственным источником света, что не особенно-то качественно освещал окружающее пространство, являлась сальная свеча с толстым, медленно горящим, фитилем. Именно свеча, по всей видимости, и являлась источником сего не шибко благоприятного аромата в камере. В прочем, не ожидал же Михаэлис ощутить благоухание роз в грязной темнице? «Темница...» Почему он здесь? Взгляд янтарных глаз скользнул по рукам и глаза чуть расширились от удивления, так как на руках его были какие-то странные, стальные браслеты с маленькими отверстиями, предназначенными для ключей. Это показалось юному адепту странным - какой смысл от подобных наручников, если они по сути и наручниками не являются? Или его решили наказать тем, что напялили на руки не шибко привлекательные браслеты? Так этим Винсент особо и не заморачивался. Вздохнув, юноша решил, что пора бы уже покинуть эту чертову дыру и чем скорее он это сделает, тем будет лучше же. Аккуратно поднявшись на ноги, - все тело затекло и малость побаливало после продолжительного разлеживания в столь неблагоприятных условиях, к коим юный адепт мороза не очень-то и привык, - он медленно, тихо подошел к решетке. Нужно было срочно выбраться, но пролезть сквозь решетки не предоставлялось возможным даже с чрезмерной худобой молодого студента. Свобода рук тоже не давала особых преимуществ, ведь ключей не было, однако... все же кое-какое преимущество у Винсента было - магия. Он знал, что магия не подведет его, он верил, что стоит ему быстренько прошептать два слова-силы, как его тело обратиться в легкий вихрь из снежинок, что пройдет сквозь стальные решетки и станет первым шагом на пути к свободе. Он не особо задумывался над тем, как сюда попал, отчасти и потому, что недавние события закрывала легкая, темная пелена беспамятства, а отчасти и потому, что в данный момент и при данных обстоятельствах были вещи и поважнее, нежели воспоминания. Два слова заклинания, сорвавшиеся с уст юного волшебника и... секунда, затраченная на концентрации магической энергии, не возымела никакого, ровным счетом, эффекта. Более того, Винсент ощутил, что не способен манипулировать синим эфиром. Быстрая проверка показала, что зеленый эфир ему так же был недоступен. Словно бы он разом лишился всех своих магических способностей...

- «К-как это? Что?..» - в это сложно было поверить, но он лишился способности манипулировать магической силой, он стал самым обыкновенным человеком. Еще хуже было то, что без своей магической силы он был никем. Разве что, музыкант с образованием да умелый рунным мастер, а еще и навыки рисования... Но все это сейчас не предоставлялось возможным применить да и не ни что из этого не было полезным в данных обстоятельствах. Он стал обычным человеком... Магия ушла, ее не было... Было холодно, но холод этот не был тем привычным, родным, дружелюбным, успокаивающим, нет, этот холод был пугающим, неприятным... Холод, возникший в пустоте, там, где словно бы совсем недавно была частичка его самого. Винсент словно бы лишился частицы себя самого, словно бы утратил нечто очень и очень важное. Пустота... Безнадежная, пугающая, ужасная пустота. Боль, колючая боль от осознания того, что лишился столь драгоценной, важной частицы... словно бы лишился самого смысла жизни. А ведь в общем-то, в некотором роде так и было...
- «Неужели... Это все?..» - янтарные глаза, полные безнадежности и безысходности смотрели на медленными, изящными движениями правой руки, исполняющей магической пассы. В эти самые моменты магическая энергия струилась по телу молодого адепта, подчиняясь его воле и стремясь обратиться в то или иное заклятье. Нечто, нечто очень важное. Как для художника или музыканта лишится рук, как для певца лишиться голоса... Находящийся на грани, едва ли не падающий в пучину отчаяния, Винсент зацепился за мелькнувший в глазах стальной браслет.
- «Браслет... Не сковывающий руки и ноги, но для чего же тогда? Вызывают стойкую ассоциацию с кандалами, но... Ммм, может... может это они? Блокируют магию. Кажется, я что-то слышал о подобных вещицах. Вроде бы, ими Министерство Магии активно пользует в целях блокировки магии подозреваемых или заключенных. Так это что же? Да ну, бред какой-то... Наверняка есть более логичное пояснения того, почему я...»
Вспомнил. Вспомнил все, что произошло с ним с того самого момента, как пришел на пруд. Он рисовал, дорисовывал рисунок, набросанный перед уроком истории, как вдруг... Клякса. Большая, уродливая черная клякса. Безысходность. Темный эфир. Мерзкое, неприятное ощущение. Артемедес, которая схватила его за руку. Он, смутившись, тогда покраснел, одновременно недоумевая, стесняясь и малость волнуясь. А потом... Вампиры. Их было трое, но Артемедес быстро убила одного из них эффектным ударом огненного, сотканного из красного эфира, меча. Он сгорел, обратился в пепел. Эльфовампир, который напал на огненную магессу и разделил двух студентов, что вынудило Винсента противостоять сразу двоих вампирам. Артемедес была в затруднительном положении, этот бледнокожий недомертвых эльф был очень и очень силен, но и сам Михаэлис был в не более лучшем положении. Вампиры едва ли не добрались до него, но проявленные чудеса магических способностей юного дарования спасли его. Одного из вампиров отбросило мощным напором волшебной воды, но второй остался. Удар, еще один, третий - щит долго не сумел сдерживать удары неистового кровососа. Холодная хватка, его душили, но морозный адепт не позволил себе сдаться...

- «Должен успеть!» - бушующий, беспорядочный поток обмораживающей, леденящей энергии. Ему удалось, удалось сотворить заклинание! Пусть и без рук, но магия словно бы поддерживала своего адепта, словно бы сама шла ему навстречу, помогая сотворить желаемое. Смертоносные потоки холода разошлись в разные стороны, не направленные властным жестом волшебника, но и даже так сумели осуществить задуманное им. Промораживая до самых костей, холод поразил вампира, который, кажется, определенно не ожидал от своей жертвы такого вот смертельного трюка. Ужас, заставший в глазах вампира вызвал на лице торжествующую, едва заметную улыбку. Холод напрочь прошел сквозь тело вампира, тот оказался убит могучими силами мороза. Студенту было сложно поверить в свою удачу, но у него получилось, он справился, он убил этого вампира. Рука с хрустом отвалилась и обрушилась на землю. Послышался звук бьющегося льда. Парень чувствовал, что уже на пределе, ему категорически не хватало воздуха, взор был затуманен - еще немного и вполне наверняка провалиться в безпамятство. А как же Артемедес?
- «Один мертв... Пока второй чуть повозиться со мной, Артемедес... Она должна успеть. В конце концов, одна из сильнейших студенток... Пожалуйста, не проиграй им...» - второй вампир был где-то рядом, Михаэлис уже и не рассчитывал на то, чтобы остаться в живых. Точный удар в сердце и он будет мертв, это были его последние мгновения. Но, кто это? Бледный, очень бледный и обладает клыками, вампирскими клыками. Черные, ухоженные волосы, выглядывающие из капюшона. И голубые глаза.
- Цель у нас, Лаидар, уходим, - довольный тон вампира определенно не понравился юноше. Неужели... неужели нечто страшнее смерти ожидает его? А что с Артемедес? Она тоже была схвачена? Или целью являлся он, а она... она мертва? Руку вампира окутало темно-багровое сияние. Винсент потерял сознание...

- «Вампир!» - страх чуть было не захлестнул юношу с головой, но поспешная проверка показала, что клыков у него изо рта не торчит. - «Нет, человек. Я все еще человек. Значит, я не нужен был им для обращения. Тогда, почему я тут? И есть ли здесь еще кто-то? Артемедес... Я подвел ее...» - отчаяние и ощущение безысходности вновь начинали накатывать на Михаэлиса. Неужели, таким и будет его конец? Он подвел ее, подвел себя, подвел всех... Браслеты сковывают его магические силы, не дают осуществить даже самой малости, даже самого обыкновейнейшего, незначительного проявления магии, легкого, простенького фокуса. А что он мог в данной ситуации без своих магических способностей? Ничего. Вздох, удрученный вздох. Он был в ловушке, в плену у вампиров. Разве может быть что-то хуже этого?
- «Так, все, прекращай. Если мы и дальше будем так угнетаться здесь из-за провала и поражения, уж точно никогда не выберемся. Выход есть всегда, нужно его лишь найти. Давай, соображай, что можно предпринять, а не стой тут, погружаясь в пучины отчаяния. Наверняка же можно что-то сделать, наверняка. А Артемедес, наверное, должна быть где-то здесь, неподалеку. Если им ее вообще удалось схватить. Не забывай, что ты всего лишь посредственный второкурсник, а она она из сильнейших магов академии. Так что на ее счет меньше волнений. Надо бы подумать, как теперь отсюда выбираться. Спокойствие, слышишь? Ты адепт воды или кто вообще?»
Нужно было действовать, но как, Винсент и не знал. Подойдя к решеткам, он огляделся. Решетка была закрыта массивным замком, который, с его-то телосложением, уж точно никогда не сломать. Направо был коридор, уходящий в бесконечную, пугающую своей неизвестностью темноту, слева же был заметен некий свет, который, скорее всего, отбрасывала точно такая же сальная свеча, что освещала камеру Михаэлиса. До слуха донеслись приглушенный, едва-ли различимые голоса, доносившиеся из дальней освещенной части коридора.
- «Надзиратели?» - Винсент не знал, что мог сейчас предпринять и решил подождать, при этом старательно и внимательно оглядывая окружающее пространство, стараясь приметить каждую, каждую мелочь. Чтобы не попалось на глаза, все может оказаться полезным. Он был лишен магии, но голова все еще была на плечах, а сердце продолжало гонять по венам и артериям кровь. Должен был быть какой-то выход и Винсент обязательно его найдет.

4

После того как Винсент окончательно пришел в себя(руки тоже вполне восстановили работоспособности, болели лишь при резких движениях) и кое что вспомнил, он стал искать выход, но казалось - его не было. Стены были толстые и цельно каменные. Окон не было. Не на земле не на потолке не было нечего необычного. Только Сальная свеча, которую ну никак нельзя использовать как ключ к свободе.

Голоса тем временем усиливались. Свет тоже, похоже сюда кто-то приближался и их было больше одного. Говорил тем не менее в основном один...
Этот мужчина, (или все же не мужчина? По голосу можно было и усомниться),  говорил каким-то вдохновенно-елейным тоном, словно приглашающим ягненка и поросенка в гости к волку.
Первый голос: - ... Нееетт не так! Ты нечееего не понимаешь! Все все все не так! Сначала должно проявиться сильное чувство! Ах вдохновение! Порыв! Есть немало способов осуществить сие, но мой - самый быстрый! Ах, как волнительно... Скоро я стану известным!... Таким каким я и должен быть... Это так же верно, как как... гармония математики?! О нет! Это ещё правильнее! И пусть свидетелями моего триумфа будут лишь кровососы, но это лишь первый шаг! Словно младенец, ступивший под своды огромного мира! Ах! Это так волнительно! - Тон голоса то повышался, то затихал, иногда голос вздрагивал, словно натыкаясь на какие-то откровенные мысли... Но в целом звучал удовлетворенно.
Второй голос: - Если с ним что-нибудь ненужное случиться, Эфраим спустит с тебя шкуру.  - Этот голос был мужским, не очень грубым, но резким, как удар клинка.
Первый голос: - Фу как это низко! А за кого ты меня вообще держишь, бездарный мясничок? Все должно быть только идеально, исключительно, безукоризненно и никак иначе! В этом мое призвание, вот сам скоро увидишь.
Третий голос судя по всему принадлежал молодому парню.
Третий голос: Профессор, испытуемый уже близко.
Профессор: Ох... правда? Ах! Я опять увлекся, Алекс! Ты уж меня прости, но с другой стороны, если испытуемый узнает что-нибудь лишнее, память ему можно и стереть, ведь Эфраим нечего не говорил насчет его памяти... - Последние слова не были лишены доли ехидства.
...
Похоже, разговаривающие должны были вот вот появиться.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-03-16 18:52:14)

5

Ничего, вокруг не было абсолютно ничего, что могло бы помочь совершить побег. Оставалось лишь ждать. И долго ждать не приходилось - кто-то определенно направлялся сюда, о чем говорил усиливающийся свет вонючей свечи да голоса, что постепенно приближались. Первый голос, предположительно был мужской, хотя в этом вполне можно было усомниться, говорил с каким-то особым вдохновением. По началу, могло бы показаться, что этот человек деятель искусства. А что? Вдохновение, порыв - Винсенту и самому этого порой не хватало в его художеских и музыкальных делах. Однако, он сразу насторожился, когда прозвучала фраза:
- И пусть свидетелями моего триумфа будут лишь кровососы, но это лишь первый шаг!
Вампиры. Этот человек был заодно с вампирами, а это означало, что от него априори нельзя было ждать чего-то хорошего. Абсолютно. Винсент напряг слух, внимательно слушая продолжающуюся беседу, в которую вступило уже новое лицо. Странный человек, говоривший первым, вызывал не самый приятные чувства и очень уж сильно настораживал юного адепта мороза. Второй голос же принадлежал определенно особи мужского пола, резкий голос, сравнить который можно было бы с ударом клинка.
- Если с ним что-нибудь ненужное случиться, Эфраим спустит с тебя шкуру.
Можно ли было считать подобную фразу положительном в данном конкретном случае? С одной стороны, говоривший как бы от лица Эфраима обеспечивал Михаэлису сохранность, по крайней мере до определенного момента. Но с другой стороны... что значит, "что-нибудь ненужное"? Первый говоривший начинал настораживать юношу все больше и больше, вызывая вполне закономерные опасения. Винсент на пару шагов отошел от решеток, снова оглядываясь. Безрезультатно, конечно же. За прошедший короткий срок времени здесь вряд ли могло появиться что-то, образовавшись прямо-таки из воздуха. Неужели выхода нет? Интуиция молчала, зато голова так и гудела от миллиона и одной мысли о том, что с ним могут захотеть сделать.
- «Винсент, отставь панику. Они еще даже не подошли. Возможно, сейчас и есть мой шанс. Нужно лишь сохранять спокойствие и внимательность. Никаких прочих ненужных вещей, вроде волнений, страхов и прочей ерунды. Соберись, ты же можешь. На кону твоя жизнь, дурень!»
- Ох... правда? Ах! Я опять увлекся, Алекс! Ты уж меня прости, но с другой стороны, если испытуемый узнает что-нибудь лишнее, память ему можно и стереть, ведь Эфраим нечего не говорил насчет его памяти...
- «Что? Какую память? Какой испытуемый? Это я что-ли? Ох, и за что мне все это? Спокойненько решил отдохнуть у пруда, порисовать...»
Винсент вновь приблизился к решетке, прислушиваясь. Они были все ближе и ближе и должны были появиться вот прям совсем скоро. Осознав это, Михаэлис поспешил отдалиться от решетке. Не то, чтобы это как-то помогло, но просто не хотелось оказываться слишком близко к этим существам, некоторые из которых могли оказаться вампирами, а некоторые... а черт их знает, кем они могли оказаться. Винсент постарался выбросить все лишние мысли из головы и собраться с духом. Сейчас нужно было быть с трезвой и спокойной головой как никогда.

6

В коридоре нарисовались трое. Одного из них Винсент узнал мигом. Это был тот самый вампир, который сражался с Артемедес. Выглядел он сейчас так-же как и в том бою - как лед. Полностью беспристрастен и целеустремлен, даже просто шагая, двигался он с какой-то смертельной грацией. Глаза его на секунду впились в Винса, потом осмотрели клетку, руки, темный тонелль и уставились будто "сквозь" адепта. Но встал чуть в стороне от решетке. Единственное оружие, которое было у него с собой - простой одноручник. Но теперь сомневаться не приходилось, не будь тут решетки и браслетов, Винсент все равно не смог бы сбежать, если тут он. Его скорость адепт запомнил.

Другие двое знакомы не были, один был одет как алхимик, однако со странностями, он носил перчатки, на указательном пальце левой руки был бронзовый коготь, очки, несколько ремней на которых были закреплены колбы, склянки и прочее, а так-же красивый пафосный, прямо-таки ядовитого цвета плащ с брошью в форме головы демона. Второй человек был одет в основном в черное, но невзрачно. Кроме повязки на глазу, он нечем не выделялся из обычных молодых людей, которых можно было бы встретить на той же военной кафедре Аклории.
http://sa.uploads.ru/zlCU9.jpg
Профессор: Ооо! Какой прекрасный испытуемый!! А какие у него глаза, просто загляденье, наверняка содержат редкий пигмент... Можно я один заспиртую для коллекции?
http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лаидар: Нет. - Коротко ответил Вампир. лицо профессора искривилось от отвращения.
Профессор: До чего же ты жадный, безынтересный и необаятельный кровосос! Жалко совершить даже такую маленькую жертву во имя науки! - Лаидар оставался беспристрастен, молчал и Профессор, презрительно фыркнув, не стал продолжать спор. - Алекс, начинай пожалуйста!
http://s2.uploads.ru/62u4H.jpg
Алекс: Привет. Меня зовут Алекс.  - Обратился обладатель "третьего", достаточно обычного голоса к Винсенту. - Наверняка тебя волнует вопрос, зачем ты здесь. Позволь я тебе все объясню. Скорее всего тебе это никто не говорил, даже родная мать, хотя она уж точно знала, но ты являешься обладателем крови редкой силы. Иными словами "Древней крови". Можешь особо не обольщаться, вряд-ли у тебя древней крови больше одной-двух сотых долей, но у простых людей обычно этого даже нет. Итак, зачем эта кровь нужна. Когда-то Вампиры были чистокровной древней расой, способной к размножению традиционным путем, эти древние существа обладали невиданной силой, и лишь те, кто может похвастаться каплей древней крови может унаследовать малую долю этих сил и стать Лордом-Вампиром. Мы уже проанализировали твою кровь. Профессор Линдро считает, что в тебе есть потенциал к очень сильному дару крови, в конечном итоге, ты сможешь стать очень сильным Лордом, возможно даже сильнее Лорда Эфраима. - Лорд Эфраим. Это имя появилось тогда же когда и вампиры, чуть больше чем пол года назад. Вампиры, называющие себя "ножи тени" стали терроризировать Иридиум от имени Владыки Марагора и Лорда Эфраима. Поговаривали будто этот Лорд плюет даже на Великую семерку Личей и подчиняется исключительно Темному Магистру.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-03-16 23:55:11)

7

Вскоре все трое представил пред янтарными глазами. Михаэлис быстро глянул на единственную знакомую персону здесь - вампир по имени Лаидар, имя которого Винсента запомнил. Именно он бился тогда с Артемедес и, судя по всему, вышел абсолютно целым из той стычки с огненной магианой. По крайней мере, каких-либо видимых повреждений, вроде жутких ожогов или испепеленных частей тела не наблюдалось, что, конечно, не очень-то и радовало. Оставалось надеяться, что девушка тоже не особо пострадала после той стычки, а в идеале, так и вовсе была сейчас в академии, среди безопасных стен Аклории. Безопасных ли? Учитывая, что вампирам удалось незамеченными проникнуть на территорию Аклории и вступить в схватку со студентами, навряд ли теперь академию можно было называть безопасным местом. В прочем, Артемедес все же как-то смогла обнаружить вампиров, а значит, все было не настолько безнадежно, как могло сначала показаться нашему юному пессимисту, упорно пытающемуся быть значительно уверенней и решительнее, нежели он есть на самом деле. Что вызывало опасений не меньших - так это пресловутый Совет, избравший своей целью охотиться на вампиров. Артемедес одна из сильнейших магов академии, Винсент, пусть и студент лишь второго курса, но уже имел опыт сражения с вампирами, однако, даже такой тандем не выдержал схватки с тремя вампирами. Что уж говорить о первогодках, которые только начинают разучивать магические пассы и жесты, зубрить таинственные слова на неведомом им ранее наречии и учиться циркулировать внутри себя магическую энергию? Нет, эта идея определенно навлечет только большей беды и список тех, кто уже оказался жертвами вампиров, пополниться рядом новых имен. К сожалению, в данных обстоятельствах Михаэлису оставалось лишь надеяться на то, что все пойдет намного лучше, чем упорно хочет казаться. В конце концов, Лина вполне может возыметь успех, если ей удастся убедить профессоров в том, что нужно срочно пресечь образование этих "героев-самоубийц".
- «Вся эта затея лишь повлечет больше бессмысленных жертв. Неужели итак мало того, что часть студентов оказались жертвами кровососов? Почему нужно так упорно желать самым выходить к хищникам, которые, возможно, только этого и ждут. Проклятье! Ребята, я на вас очень надеюсь...»

Вторым оказался странного вида некто, предположительно человек, - однако мало ли кто это мог быть на самом деле? - облаченный в одежду, напоминающую привычную для алхимиков. Ремешки с закрепленными в них колбами и прочими сосудами для зелий имелись в наличии. Так же имелись и очки и странные бронзовый коготок на указательном пальце левой руки. Взгляд привлекла брошь в виде головы демона, что так же вносила своей изюминки в образ профессора. Ну и в довершение всего образа - ядовито-зеленый плащ, скрепленный той самой брошью. Этот человек вызывал довольно неопределенные чувства. С одной стороны, он был весьма странным и необычным, возможно, даже весьма и весьма интересным собеседником. Возможно даже, что такая беседа принесла бы много новых, интересных знаний, но... Но с другой стороны, этот профессор вызывал стойкое ощущение опасности. Возможно, что он даже был несколько безумным и помешанным на своей избранной науке, а в данном случае это, наверняка, была алхимия. Что определенно не вызывало хороших мыслей в голове того, кого именуют "прекрасным испытуемым".
- А какие у него глаза, просто загляденье, наверняка содержат редкий пигмент... Можно я один заспиртую для коллекции?
Глаза на мгновение расширились, парень инстинктивно отступил на шаг назад. Еще чего не хватало - чтоб ему глаза вырывали да в банку запихивали, для коллекций там каких-то. Настороженность и некоторая опасливость росли. То, что магия была ему не доступна определенно вызывало беспокойство, хотя, конечно, в данном случае от нее вряд ли будет хоть какой-то толк - с эльфовампиром Михаэлис уж точно не справиться в одиночку. Значит, пока что мысли о побеге можно было держать при себе - в данный момент осуществление оного не представляется возможным.

Третий, которого звали Алексом. С виду ничем не примечательный, самый обыкновенный молодой человек. Разве что повязкой на одном глазу и отличается от самых обыкновенных людей. А на фоне этих двоих так и вовсе выделялся особенной обыкновенностью. Винсент перевел свой взгляд на юношу, которую предоставили слово. Михаэлис облокотился о стену своей камеры и с несколько угрюмоватым выражением лица слушал этого Алекса. Он старался не выдавать легкого беспокойства, волнения, но вскоре прозвучало то, что просто-напросто ввергло Винсента в шок и с каждым новым словом Алекса молодой адепт удивлялся все больше и больше и это удивление было отнюдь не самым приятным. Скорее уж наоборот. Глаза расширились, в них отчетливо можно было распознать изрядный шок от услышанного. По лицу было очевидно, что это явно не самый благоприятные для Винсента новости. С неимоверным усилием воли ему таки удалось возвратить относительную спокойность лица, но все же пару секунд он был прямо как на ладони, словно раскрытая книга. И ведь неудивительно. Все таки не каждый день тебе заявляют, что ты являешься обладателем частицы древней крови, принадлежащей могущественной расе прошлого, древним, чистокровным вампирам. И уж тем более не каждый день молодому студенту Аклории доводилось слышать слова о том, что он может стать невероятно могущественным Лордом-Вампиром, что может даже превзойти по силе Лорда Эфраима, про которого Винсент, конечно же, слышал. Один из приближенных Магистра Марагора, могущественный вампир, что, согласно некоторым слухам, даже не считается с мнением великих архиличей Магистра. Да, все это определенно шокировало и... пугало, очень сильно пугало.

- «Древняя кровь... Кровь чистокровных вампиров... Кто бы мог подумать. Неудивительно, что мать мне ничего подобного не рассказывала - я бы и сам не стал своему ребенку рассказывать столь жуткие вещи. Значит, я изначально был их целью... Могла ли Артемедес об этом знать? Проклятье! Древняя кровь, частичка, пусть и совсем малая, но частичка могущества древних, чистокровных вампиров, потенциал к очень сильному дару к магии Крови. Вампиров, способных, подобно живым существам, к размножению... традиционным путем... Неудивительно, что вампирам нужен нечто, кто обладает подобной кровью. Но так ли им нужен новых Лорд-Вампир, что в потенциальном будущем сможет силой своей затмить самого Эфраима? Я что-то сильно в этом сомневаюсь. Им нужна моя кровь, но не я, это определенно так. Быстро самоубийство могло бы, возможно, спутать им карты - вряд ли моя кровь после смерти будет иметь силу, по крайней мере спустя некоторое время. Только это совсем не тот выход, что мне нужен... Ах, Винсент, надо же было так влипнуть-то! Кровь... Древняя кровь... Ужас, что сказать. Я должен срочно отсюда сбежать. Нельзя позволить им воспользоваться моей кровью ни в коем случае! Чтобы они там не задумали, но чем-то хорошим это явно не является. Да уж, ситуация становиться все хуже и хуже. Мда. Неприятно будет осознавать перед смертью, что послужил ключом к обретению вампирами столь важной ценности, как "Древняя кровь". Одна-две сотых долей... Уже с помощью этого мне прогнозируют могущество, чего же можно было с куда большей долей этой древней крови? Кошмар...»

Винсент не спешил подавать голос. Да и не выдел в этом особой необходимости. Он просто старался переварить всю ту полученную информацию, что только что вылили на него. Сложно было сохранить спокойствие, когда тебе в лоб утверждают столь удивительные и пугающие вещи. Однако, Михаэлис не был бы адептом водной стихии, если бы не умел в нужный момент успокоить эмоции. А сейчас определенно был именно такой момент.
- Значит, вам нужна моя кровь? Для обретения силы древних вампиров? - осторожно спросил юноша. Всем своим видом студент выражал высшую степень настороженности, недоверия, опасения. Могучий вампир, сумасшедший алхимик и чрезмерно обыкновенный для такой компании парень, что создавал еще меньше доверия, чем те двое вместе взятые. В общем, ситуация определенно не располагала уверенностью в собственной безопасности. Пусть Лаидар и требовал сохранность пленника именем Лорда Эфраима.
- «И как только им об этом стало известно? Если такая информация храниться в столь строжайшем секрете, об этом не мог знать абсолютно никто. Как же тогда прихвостням Эфраима удалось вызнать о том, что я - обладатель этой мистической силой? Как им удалось выследить меня? И как, в конце концов, они проникли в Аклорию, пробрались незамеченными средь бела дня?!»
- Девушка, - внезапно обратился парень к вампиру. Ему было плевать, как вампир может отреагировать на этот вопрос, но попытаться узнать хоть что-то о судьбе Артемедес был намерен. - Девушка, с который ты бился. Что с ней?
Его вопрос могли проигнорировать, на его вопрос могли ответить агрессией, могли просто пригрозить не задавать лишних вопросов, когда этого не позволяли, но тем не менее этот вопрос было необходимо озвучить. Пусть Винсент и не особо был знаком с Артемедес, но все же она была его товарищем, пусть и училась на несколько курсов старше, но она была такой же студенткой Аклории. Но более того, Михаэлис хотел получить подтверждение того, что с ней все в порядке, что она осталась цела... не пострадала из-за него, по его вине...

8

Вся троица терпеливо ждала, когда Винсент ответит, причем терпеливее всех казался Лаидар, он казалось, может и сутки простоять вот так, как тень от столба, в ожидании ответа, а вот профессор с первых же секунд неудовлетворенно облокотился на стену и начала тарабанить по ней пальцами. Алекс же глядел без особого выражения на Винсента, даже, вероятно, с долей какого-то понимания.
Прозвучавший ответ вызвал на лице профессора смешок.
http://sa.uploads.ru/zlCU9.jpg
Профессор: Пфеее!
Ну вот откуда?! Откуда, вы мне скажите, молодой уважаемый человек, в человеческом обществе настолько потребительские суждения? Тебе навреное приятно выставлять нас в своих мыслях злодеями! Какой глупый-наивный, мы тебя спасли!
Профессор как-то обижено отвернулся, и зашагал прочь. У клетки остался только Алекс и Лаидар.
http://s2.uploads.ru/62u4H.jpg
Алекс: Профессор хотел этим сказать, что узнай Бернэ о тебе раньше нас, будь уверен - они так бы и поступили. А они в любом случае узнали бы рано или поздно. Был бы личным лакомством их лорда и его приближенных до тех пор, пока не тебя не решили бы убить. Только регулярное питье древней крови может хоть как-то усилить вампира, совсем другое дело, если твой организм сам вырабатывает эту кровь. Мы же хотим развить в тебе этот дар - дать тебе достигнуть всего, что ты можешь достигнуть, наблюдать за твоим ростом, делать выводы и наблюдения, для того чтобы создать полный список наблюдений, анализов, и в конечном итоге записать по пунктам о том, каким образом появляются Вампиры-Лорды, пролив свет на давно покрытую мраком часть истории. К тому же этот труд открывает новые горизонты в трансмутации, а именно в трансмутации живых солярных существ и придания одному живому существу свойств других, каким образом - объяснить не просто. Но благодаря этим исследованиям можно будет, например, улучшить всю человеческую породу, и это только часть их применения. - Похоже и Алекс был не далек от науки, но в отличие от профессора выражался понятно, хотя, возникало ощущение, что это только для того чтобы обяснить прописные истины глупому адепту, впрочем сам Алекс выглядел не намного старше Винсента.
И вот вопрос. Кажется произнесенные слова привлекли внимания Лаидара не чуть не больше чем любые другие. Черный воин проницательно глянул на лицо Адепта и сухо ответил.
http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лиадар: Она нам не нужна. - Лицо оставалось непроницаемым... И снова слово взял Алекс.
http://s2.uploads.ru/62u4H.jpg
Алекс: Тебе следует беспокоиться сейчас только о себе. Мы бы тебя отпустили, но ты же понимаешь, что если это произойдет, тебя захватят Бернэ, а это не в наших интересах. Поэтому у нас для тебя другое предложение. Я выпускаю тебя из камеры, и ты становишься нашим ассистентом, профессор научит тебя такому, чему тебя за всю жизнь не научили бы в академии. Однако, придется работать тут, в окружении вампиров. И все-же ты не переживай, все они, кроме Лорда Эфраима и наверное, вот этого - Алекс Кивнул на Лаидара - Будут относиться к тебе с крайним почтением, как к будущему Лорду. Первым пунктом твоей эволюции мы должны открыть в тебе твой дар крови. Он будет открыт сейчас, когда ты ещё полностью живой, это даст твоей эволюции ряд преимуществ. Чтобы ты не подумал убегать, мы наденем на тебя вот это. - Алекс извлек из кармана кольцо, будто бы состоящее из чистой тьмы - Это темная печатка, надев её, ты станешь слугой Магистра Марагора и дороги назад тебе уже не будет, кольцо снять невозможно и его тьму легко почувствует любой маг, но надеть кольцо ты должен добровольно, иначе она не будет работать. - Алекс сделал тематическое отступление. - Есть и второй вариант, если ты откажешься одеть кольцо, нам придется инициировать дар крови у тебя обычными традиционными методами. Если ты хорошо учил теорию магии, то знаешь, что путеводное чувство крови - настороженность, вот его мы и будем у тебя инициировать. Пытками, измором, наркотиками, ну и конечно-же не лишней будет демонстрация твоих мертвых и расчлененных друзей, родных, знакомых. Вот такие вот у тебя есть варианты. Я полагаю, тебе стоит дать время на размышление, так что я вернусь через час. Подумай, когда я вернусь - задашь все возникшие вопросы.
Только когда Алекс удалился, волнение и паника прошла, а сердце немного замедлило свой стук, Винсент с ужасом осознал, что обо все этом "обычный паренек" говорил как о вещах, совершенно обыденных. Лаидар так же ушел вместе с Алексом, оставив Винсента наедине с тяжелыми раздумьями.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-03-17 17:17:19)

9

Он остался один. В этой пустой, давящей, угнетающей тишине. Даже в голове было на удивление тихо, никаких беспорядочных роев мыслей, ни путаниц из вихрей различных предположений и попыток предугадать последующие события. Не было ничего. Пустота. Он остался один. Лишь легкий отзвук шагов, все больше и больше отдалявшихся, теряющих свою силу, громкость. Он остался один. Здесь, наедине с самим собой, чтобы решиться на, пожалуй, самый рискованный и опасный шаг, с каким только мог, наверное, столкнуться молодой второкурсник однажды после занятий, после приятного, вкусного завтрака и безмятежного, вдохновенного рисования. Весь привычный мир рушился в едином порыве, в эти самые мгновения, когда стук сердца отдавался в голове молодого адепта звонкими ударами молота по наковальне. Он чувствовал, что теряет опору под ногами, что близок к пропасти, упав в которую, назад уже не вернешься. Отчаяние, страх, безнадежность... Медленные удары сердца... Он медленно, неспешно опустился на пол, не отрывая спины от стены. Медленно уселся на полу и поднял голову к потолку. Давящая и угнетающая тишина висела в воздухе, тяжелые думы так и норовили заполонить мозг. Но не тем самым беспокойным, бурным потоком воды, как это обычно бывало, нет. Мысли наплывали неспешно, спокойно, размеренно. Эмоции отступили, предоставив место разуму. Он понимал, что выбора у него особо и нет. Понимал он и то, в насколько опасной ситуации находиться. Оставалось лишь найти в себе силы, решиться на тот шаг, который следовало сделать. А это было очевидно с самого начала. В общем-то, Винсенту думать особо и не было нужды, как только оба варианта были озвучены, он уже знал, какой выбор предстояло ему принять. Но не стал останавливать Алекса, не стал озвучивать свой выбор. Он боялся. Адепт знал, что последует за всем этим, что если ему не повезет, если он не найдет способ справиться - он потеряет нечто, куда более важное, нежели просто жизнь. Все, что от него требовалось - лишь решиться на этот шаг. Как бы он не полагал, что такой выбор был самым правильным, самым безопасным для всех, все же на это было слишком сложно решиться, слишком сложно смириться с тем, что может в конечном итоге произойти. С другой стороны, как ни крути, но выбора у него нет - он будет подопытным у профессора Линдро либо на добровольной основе, либо же на принудительной.

- «Лорд-Вампир... У меня нет выбора. К сожалению, это единственный из имеющихся путей, единственный верный путь. Я не могу рисковать чужими жизнями, я не могу спровоцировать у вампиров необходимость пробудить во мне Дар Крови силой. Значит... я должен стать ассистентом Линдро, стать его учеником и... испытуемым, объектом научного наблюдения вампиров Магистра Марагора, того самого, что развязал войну со всей Империей, со всеми разумными расами. Люди, эльфы, архоны... И я вынужден примкнуть к ним, с некоторой вероятностью, большой, к сожалению, стать одним из них... Если не предоставиться такой возможности, если я не смогу найти выхода и сбежать отсюда, уйти из плена эфраимовых вампиров? Если я стану... стану Лордом-Вампиром... Они могут использовать эту силу... Винсент! Черт возьми, прекращай! Опять эти чертовы пессимизмы... Нет другого выхода, ты же сам прекрасно понимаешь. Вампиры не остановятся, пока я не осознаю ошибочность своего решения, они заставят меня лицезреть смерть стольких людей, скольких их извращенные, кровожадные души посчитают необходимым. Вот почему я не могу поступить иначе..»
Тяжелое, по истине тяжелое решение. Шансов на успех Винсент для себя особо не видел, пусть и все же надеялся, что есть надежда еще избежать уготованной судьбы. Решимости особо не прибавлялось, пессимистичный настрой угнетал - он не верил в собственный успех. Но поделать больше ничего не мог, у него не было выбора, он должен был поступить именно так и никак иначе. Парень вздохнул.

- «Значит, ассистент? Научат тому, чему и за всю жизнь в Аклории не обучат? Что же, хорошо. Я приму это предложение. Стану ассистентом профессора Линдро. Молодой адепт, узнавший о своих невероятных силах, возжелавший силы и могущества, которые ему посулили. Тайные, запретные знания и могущество Лорда-Вампира. Нужно лишь убедить их в том, что все это мне действительно нужно. Вампирское почтение? Что же, это может оказаться на деле даже забавным. Мне придется поиграть в усердного и любопытного ассистента, жаждущего знаний и силы. В общем-то, я действительно хочу стать могущественным волшебником, пусть конечно и не таким путем. Ладно, с этим я должен справиться,» - специально избегает мыслей вроде "с этим я справлюсь", "обязательно смогу" и вроде того. Все же неуверенность в себе давала знать даже в такие моменты, когда юноша вроде бы находился в самом решительном настрое, какого только мог от себя добиться. - «Неплохо было бы изучить это место, получше узнать о его защите. А это кольцо? Кольцо слуги Магистра Марагора, которое нельзя снять и является опознавательным маячком. Да, с этой штуковиной у меня будут изрядные проблемы. Что же с тогда могу сделать? Нельзя снять... Кажется, здесь только один выход. Хорошо, что у нас в академии имеются хорошие целители...»

Отредактировано Винсент Михаэлис (2015-03-17 21:46:06)

10

Винсент какое-то время пребывал во мраки, прикидывал за и против, склоняясь лишь к одному решению. От этого порою было противно, но так оно и было. Если бы он был сильнее, то может быть и не попал бы сюда... Но он попал сюда и теперь у него практически не было выбора. Какой-то шорох в соседней камере привлек внимание Винсента... Адепт затаился.. Шорох повторился, ещё немного... Шорох в коридоре.
По границе освещенной области прошмыгнула крыса и мигом скрылась в темноте. Больше в подземелье не было и звука.

Время отведенное на раздумие, показалось, пролетело быстро... Но на этот раз света в коридоре не прибавилось, когда послышались шаги. Двигался только кто-то один. Молча. Когда посетитль вышел в круг света, стало понятно почему он не взял с собой свечу. Это был Лаидар, что в отличие от людей, даже при жизни отлично видел в темноте. Встав напротив решетки, мечник несколько секунд вглядывался в Лицо Винсента, словно стараясь прочитать его мысли, нет, даже не мысли, вытащить из души самые тайные страхи... Под этим красным взглядом было не по себе.
http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лаидар: Я пришел узнать твой ответ. - Сказал вампир.

11

Шаги. До слуха юноши начал доноситься звук чьих-то шагов, но света свечи вместе с тем в коридоре не обнаружилось, что сразу наводило на мысль о том, что посетителю не было необходимости в свете. Вампир. Парень вздохнул. Не самый лучший вариант. Но ничего не поделаешь. Винсент в молчании ждал появления Лаидара, который вскоре предстал перед юным адептом, ворвавшись в освещенную область. Несколько секунд вампир, бывший при жизни темным эльфом, изучающе разглядывал лицо Михаэлиса, словно бы пытался найти что-то, что-то прочитать по выражению лица или, даже, углядеть те самые глубинные, спрятанные в самых темных уголках души, тайные страхи и опасения, оберегаемые морозным адептом от глаз вампира. Юноша старался сохранять максимально спокойное и безразличное выражение лица, не дать ему углядеть на его лице абсолютно ничего, ни единой эмоции, ни единой мысли, совсем ничего. Уж это-то Винсент надеялся вампиру не позволить. В конце концов перед этой встречей у него был целый час на то, чтобы более-менее собраться с силами и окружить себя абсолютным спокойствием. Решение было принято давно и со всеми возможными последствиями Михаэлис уже успел смириться - будь, что будет. Пусть все и зависело исключительно от него, он более не позволял себе волноваться - этот этап был пройден минут двадцать назад. Оставшееся время парень провел в абсолютной тишине стен своей клетки, отдавшись успокаивающей медитации. Адепт водной стихии, пусть и чувствовал себя жутковато под взглядом алых глаз вампира, но старался не отводить своих глаз от его и продержаться стойко, даже несколько вызывающе, что определенно было на него непохоже.

- Я пришел узнать твой ответ.
Вот и пришел час, час, когда Михаэлис начнет эту смертельно опасную, рискованную игру. Хотя, конечно, его уже раньше в нее втянули, но именно сейчас Винсент был решительно настроен вступить в нее на правах полноценного игрока, который будет бороться до того самого момента, пока не станет совершенно очевидно, что бороться уже просто не предоставляется возможным. Все это было очень и очень опасно, уже сам факт того, что придется одевать себе на палец кольцо, созданное Темным магистром, говорил о том, что морозный адепт угодил в очень и очень паршивую ситуацию. Кольцо, которые носят слуги Марагора, с помощью которого его могут не только выследить слуги Магистра, но и опознать как врага силы Империи и ее союзников. Марагор... Был ли это тот самый Магистр Марагор из легенд древности? Винсент не мог знать наверняка, это мог быть как и сам Магистр, так и его последователи или ученики, а может и просто какой-то достаточно могущественный черный маг, посмевший взять себе столь громкое и внушающее ужас имя из древних легенд.

- «Как бы то ни было, пути назад уже нет. Фигуры расставлены, причем уже задолго до этого дня и я - одна из фигур на этой доске. Эфраим наверняка полагает, что я - его пешка, которая рано или поздно сможет добраться до дальней клетки и преобразиться в куда более сильную фигуру, что даст Марагору преимущество в этой игре. Но они заблуждаются, считая, что этой пешкой будет так легко манипулировать... и еще больше они ошибаются, если считают, что цвет этой пешки смогут перекрасить в нужный им цвет. По крайней мере так легко... Хех, еще вчера, скажи мне кто-нибудь, что я стану одной из фигур в партии столь могущественной силы мира сего, я бы посчитал слова такого человека глупостью или шуточкой, а теперь... Да уж, кто бы мог подумать, что в стенах Аклории окажется кто-то, кто в будущем может стать могущественным Лордом-Вампиром и... Мог ли я когда-нибудь предположить, что этим "кто-то" окажусь я сам?»

- Мой ответ - да, я принимаю предложение, - с легкой ухмылочкой, столь неестественной для его лица, отвечает морозный адепт. Более он не стал добавлять ничего. Он мог бы приукрасить свой ответ различными рассуждениями о том, насколько выгодно ему может быть принять это предложение, согласиться пойти в услужение Марагору, но... все это могло выглядеть так наигранно и в этом совершенно не было никакой нужды. Вампир ждал от него ответ, четкий и внятный - вот он, пожалуйста. Винсент отринул прочь все ненужные мысли, он был решителен как никогда. Лишь легкое беспокойство тревожило немного юного студента, но это не сильно беспокоило парня, который уже успел со всем смириться и на все решиться. Этот час он не потратить в пустую, но основательно подготовился к тому, что ему предстоит. Морально подготовился, ведь предстоящие испытания будут для него тяжелы и Винсент не мог позволить вампирам сломить себя, не мог позволить себе сдастся, позволить вампирам сделать из себя марионетку, подарок для Магистра Марагора.

12

Лаидар все с таким же беспристрастием выслушал Винсента, можно было подумать, что глаза его сверкнули красным, когда был дан утвердительный ответ, но скорее всего это была лишь игра света. Вампир кивнул и снял ключ, который висел у него на кольце на поясе, сунул ключик в отверстие, раздался щелчок, и замок со звоном упал на пол. Сильная рука воина коротким взмахом распахнула дверцу, показывая, что путь свободен, сам же Вампир подпер дверцу. Винсент сделал парочку шагов и прутья камеры невольника остались позади. Облегчение.
Но лишь мгновение и все перевернулось кверху Дном. Лаидар неожиданно оказался прямо перед Винсентом, хоть тот уже и отошел на несколько шагов от камеры, около которой находился Эльф-Вампир. Силуэт будто просто вынырнул из тьмы. Мнгновение. Гримаса холодной ярости и удар под дых кулаком, такой силы, что весь дух Винсента остался на месте, в то время как сам парень отлетел на два метра и бухнулся на пол, судорожно хватая воздух ртом. Лаидар брезгливо подошел к лежащему на полу юнцу, подождал пока его голова перестанет кружиться и тот слегка придет в себя, и пнул, снова под дых, с не меньшей силой, мир перевернулся дважды. Когда Винсент снова почувствовал сознание - в состоянии работатать он услышал слова, пару из которых он явно пропустил в момент когда не мог думать не о чем кроме боли.

http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лаидар: .... такое ничтожество! Купился на обещания силы?! Возжелал стать Лордом?! Решил свои порядки навести?! Не много ли возомнил о себе?!! - Гневно рычал Вампир, но от ещё одного удара удержался, видимо, боялся сильно помять Винсента. - В этом вы все люди! Все из себя такие гордые и правильные, а когда речь заходит о собственной шкуре, готовы свиньям задницу вылизывать! Узнал о древней крови и сразу не сомневался не на грамм, думаешь я это не заметил?! Без сомнения твоя матушка Розария будет очень тобою гордится когда ты начнешь пить кровь и убивать, прекрасно ведь, ваш род продолжится в виде кровососущих животных! Профессор Грейсон тоже, без сомнения, ведь его ученик станет сильнейшим магом крови, поправ все, чему его учили! А та молоденькая мечница будет рада узнать, что пыталась спасти предателя, думаешь тебя не заставят убить её, чтобы испытать твою верность?! Глупец!!! У тебя нет чести, Михаэлис, ты червяк, тебе бы жрать землю и спать в канаве, если бы судьба не наделила тебя даром! - Вампир нагнулся к Михаэлису и поднял его за воротник. Ноги парня все ещё не держали, так что он "болтался", как веник на просушке, а Лаидар держал его одной рукой.. Его лицо было очень близко, а его красные зловещие глаза заглядывали в глаза Михаэлиса. - А теперь послушай меня, червяк, если ты станешь вампиром - ты не успеешь ничему научиться. Я тебя убью. Своими собственными руками оторву твою голову и отправлю твоей Матушке с письмом, где будет вся правда о том, какая гниль - её сын. Ты понял меня? - Дождавшись хоть какого-то кивка, не сделать которого Винсент просто не сумел, он зашвырнул Адепта, как тростинку, обратно в камеру и душевно хлопнув решетчатой дверью, закрыл её, после чего защелкнул на ключ - Алекс скоро придет за ответом. - После этих слов, Лаирар начал удаляться, вернув своему облику всю обыденную беспристрастность, после вспышки необузданного гнева.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-03-18 20:06:33)

13

Могли Винсент ожидать чего-то подобного тому, что произошло после его ответа вампиру? Нет. Совершенно, вот совсем-совсем. Все, что последовало за тем, как Винсент покинул свою темницу, было для него, наверное, еще большим шоком, нежели известие об обладании в своей крови частицы древней крови. Янтарные глаза расширились, преисполнивший полнейшего удивления, шока, непонимания того, почему все это происходит. Он определенно этого не ожидал. Вампир мгновенно оказался прямо перед ним, загородив дорогу. Легкое недоумение быстро сменилось тем самым выражением неподдельного, великого шока, крайней степени удивленности и пораженности ситуацией. Сильный, преисполненный ярости удар под дых, что мигом вышиб из Винсента весь дух. Точнее будет даже сказать, что это самого Винсента вышибли, оставив дух там, где он и пребывал - в стремительном полете тело адепта врезалось в стену своего бывшего места заключения, чтобы сильно приложиться головой об стену. Было весьма и весьма больно, но удивление все еще красовалось на молодом личике адепта. Грудь быстро поднималась и опускалась, дыхание участилось, пытаясь восстановить свою норму. Михаэлис уже начинал потихоньку приходить в себя после первого удара, как вдруг, внезапно, пришел новый, с не меньшей силой и преисполненный не меньшей ярости. Вампир был вне себя от ярости, что удивляло, вызывало недоумение. Он едва ли не провалился в беспамятство, но вампир, похоже, решил уберечь вызвавшего его гнев юнца от такой участи. Способность понимать и анализировать чужую речь возвращалась и тут ожидала новая порция такого шока, что все, абсолютно все, что успело произойти, перевернулось вверх дном.
Возжелал стать Лордом?! Решил свои порядки навести?! Не много ли возомнил о себе?!!
Гнев так и выплескивался из вампира, словно тот был пробудившимся от долгого сна вулканом, что с неимоверной яростью низвергал потоки испепеляющей, уничтожающей все на своем пути лавы. Но нового удара не последовало - Лаидару каким-то чудом удалось сдержать в себе бушующие эмоции, удалось совладать с собой. А дальше... а дальше вампир начал отчитывать Михаэлиса, заставляя того устыдиться, пусть он и не был, совершенно не был намерен осуществить все то, на что он, якобы, только что, совсем недавно, согласился. Слова о матери задели нужные струнки души, заставив юношу испытать столь сильный стыд и презрение к себе, словно бы он уже был Лордом-Вампиром. Упоминание профессора Грейсона ударило по Михаэлису не слабее, мысль, что он мог предать все то, чему его обучил этот человек... А Артемедес, "та молоденькая мечница"? Как бы она отреагировала, если бы он все же стал вампиром? «Она... Она... Спасти... Хотела меня спасти... Михаэлис, дурак! Недоумок! Идиот!»
- Глупец!!! - прямо таки практически хором прорычал Лаидар и мысленно прокричал себе Винсент. Да, пусть все было не совсем так, как посчитал вампир, но... отчасти, отчасти все же было очевидно, что принимая это предложение, он давал возможность слугам Марагора более простой способ заполучить желанное. Он понимал, что идея, казавшаяся единственной, единственным возможным выходом была... была далека от совершенства, была совершенно никчемной. Он что, действительно думал, что сможет обмануть вампиров Эфраима? «Глупец!» Меж тем Михаэлиса уже подняли вверх, держа за воротник. Беспомощный, словно тряпичная кукла, он был во власти злого, разгневанного вампира. Шок от происходящего постепенно уходил, уступая место холодной решительности. Морозный адепт смотрел в глаза вампиру, в котором видел свое спасение из этой ситуации. Неужели? Кто бы мог подумать, что вампир внезапно окажется сторонником живых? Как такое могло произойти? Что все это значит? Что, в конце концов, происходит?

- Алекс скоро придет за ответом, - он собрался уйти, но Винсент не мог ему позволить этого сделать.
- По... Постой... Лаидар! Мне не нужна сила Лорда! - кричал он ему вдогонку. Он надеялся, очень надеялся, что вампир остановиться, вернется назад. У Михаэлиса тоже была гордость и ему было немного неприятно, что приходилось это делать, но... Лаидар был здесь единственным, кто мог быть его союзником, единственным, кто мог ему помочь. Винсент просто-напросто не мог позволить себе из-за произошедшего обратить этого удивительного вампира в свои враги.
- «А что, если он обманывает меня, разыгрывает, чтобы раскрыть мои замыслы? Винсент, почему ты никогда не думаешь обо... Проклятье!»
- Стой! Прошу... Я не хочу этого всего... Но выход... У меня нет выхода! Он обещал убивать их всех, ты понимаешь?! Я должен был согласиться, надеясь, что смогу сбежать отсюда! - слова были абсолютно искренними. Он говорил громко, необычайно громко для себя, и очень, очень эмоционально. А все его эмоции было легко прочесть как по голосу, так и лицу. Он не хотел, он действительно не хотел становиться вампиром, но как он еще мог ответить врагу, который пригрозил при непослушании убивать его близких, его друзей, знакомых? Михаэлис бы не смог пережить все это, не смог бы позволить себе даже помыслить о том, чтобы позволить допустить все это.
- «А та молоденькая мечница будет рада узнать, что пыталась спасти предателя, думаешь тебя не заставят убить её, чтобы испытать твою верность?!» - всплыла в голове фраза, преисполненная гневом, яростью и Михаэлис сам начал наливаться злостью. «Нет!»
- Все, чего я хочу - чтобы все это прекратилось! Мне не нужна эта сила, мне не нужны эти проблемы! Я не хочу, чтобы с кем-то из них что-то случилось. Я никогда бы себе не простил смерть матери, смерть кого-то из одногруппников, смерть Артемедес! - все с большей эмоциональностью говорил Винсент, находя в себе последние силы, чтобы подняться на ноги. - Возможно, ты всего лишь проверял меня сейчас. Да, проверял. На верность. Не убийством, но словом. И да, если это так, я провалил проверку. Пусть так, в таком случае я откушу себе язык и посмотрим - успеете ли вы, кровососы поганые, что-то предпринять. Кровь трупа, пусть и с частицей древней крови навряд ли уже будет иметь для вас ценность...
Дерзко, вызывающе, как никогда прежде в жизни. Он прекрасно понимал, что вампир в любую секунду мог просто взять и прикончить его, но просто не мог сдерживать нахлынувшие на него эмоции, все здравомыслие давно уже смыло этой могучей волною. Будь что будет, но так просто он не был намерен сдаваться, он будет бороться до тех пор, пока имеет на это силы. И если надо будет, он предпримет попытку суицида - пусть тем самым он не спасет всех тех, кто был ему дорог, но это было хоть что-то, что он мог в данной ситуации сделать, это было единственное, чем он мог пригрозить вампиру, бывшему намного более сильным, нежели сам адепт.
- Но если... если ты на нашей стороне. Помоги мне остановить этих ублюдков, а не избивай, не разобравшись что к чему, - уже потихоньку остывая, молвил Винсент. Он очень надеялся, что вампир выслушает его, что все это не было проверкой его верности, потому что иначе... иначе его ждет смерть, как и всех тех, кто был с ним так или иначе связан. «Простите меня, что рискую вашими жизнями...»

14

Лаидар неумолимо удалялся, пускай и неторопливо. Все это вынудило Винсента кричать ему вслед в надежде остановить. Слова, запущенные в спину будто бы нечего не значили вообще для этого мечника. Каждый его шаг отзывался все большей паникой в душе, и тогда Винсент уже начал срываться.
- Пусть так, в таком случае я откушу себе язык и посмотрим - успеете ли вы, кровососы поганые, что-то предпринять. - После этих слов Лаидар остановился... Ещё шаг и он бы скрылся из виду, даже сейчас Винсент с трудом мог различить его в глубинах коридора. Он он стоял.
А после следующей фразы вновь оказался прямо перед решеткой, с некоторым сомнениям разглядывая парня. Все-таки его эти перемещения, они были такими же как у магии пустоты, но их дистанция была куда выше...

http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лаидар: А я думал, что в тебе нет даже капли мужества. - Холодно рассудил Вампир - Я служу Лорду Эфраиму. Человек. Я поклялся и я буду верен ему. Лорд Эфраим здесь. Здесь, в Иридиуме. Ты даже представить себе не можешь, насколько силен Лорд-Вампир. Я не помогу тебе. Рассчитывай на себя одного. Но не вздумай сдаваться. Борись с ними. Они не всесильны. Пусть каждый их шаг обернется тяжким трудом и тогда я смогу взглянуть на тебя по другому, человек. - Примечательно уже то, что Лаидар называл адепта человеком, пусть и с оттенком презрения, но по крайней мере уже не "червяк".

15

Вампир не обращал внимания на слова юного адепта, ему словно было все равно, плевать. Совсем недавно он хорошенько прошелся по Михаэлису, разгневанный его ответом и видимо уже сделал для себя выводы касательно парня. Слова, наполненные эмоциями и разгорающейся злостью, нетипичной для всегда спокойного и сдержанного адепта водной стихии, пролетали мимо ушей, совершенно не задевая этого холодного с виду вампира. Но Винсент не был намерен так просто сдаваться, он продолжал говорить, тон его стремительно рос и вот все таки слова молодого студента сумели достать вампира, слова, в которых содержалась угроза суицидом. Смелая, безрассудная, немножко дерзкая фраза. Может ли такое быть, что угроза действительно подействовала? Лаидар должен был обеспечить пленнику сохранность, чтобы кровь древних вампиров можно было использовать, но если Михаэлису удалось бы осуществить в жизнь угрозу? Вампир остановился, но морозный адепт продолжал говорить, не обратив поначалу на это никакого, абсолютно никакого внимания. Волна эмоций накрыла парня с головой, он продолжал говорить, надеясь добиться таки своего. Если этот вампир мог оказаться союзником, юноша просто не мог себе позволить не приложить все усилия, чтобы заручиться его поддержкой. Михаэлис закончил говорить, а Лаидар все так же стоял где-то в глубинах коридора, укрытый практически непроглядным мраком. Лишь едва заметная фигура вампира, некогда бывшего темным эльфом. Что же сейчас происходило в голове этого столь необычного вампира? Винсенту оставалось лишь гадать и ждать его реакции, его ответа на весь тот поток слов, что вылил на него юный адепт стихии Воды. И стоило парню лишь на миг закрыть глаза, моргнуть, как внезапно вампир оказался прямо перед Винсентом, прямо перед решеткой его камеры. Во взгляде вампира читалось некоторое сомнение, он внимательно разглядывал морозного адепта, о чем-то думая. «Магия Пустоты?» - мелькнула мысль в голове юноши. В прочем, насколько парню было известно, дистанция подобных перемещений была поменьше, но придавать этому значения парень не стал - у него были куда более важные вопросы, требующие решения.
- А я думал, что в тебе нет даже капли мужества, - заговорил вампир, холодно, рассудительно. Он продолжил говорить и поначалу юноша даже изрядно напрягся - слова о том, что Лаидар служит Лорду Эфраиму и намерен сохранять верность ему не могла не напрягать, учитывая все то, что успел сейчас наговорить молодой адепт. Еще больше настораживали слова о том, что этот самый могучий Лорд-Вампир сейчас здесь, в столице Мистерийской Империи, что и вовсе пугало. Винсент умудрился оказаться в весьма опасной и рискованной игре. Если Эфраим где-то здесь, рядом... как высоки его шансы на успех? А потом холодное, отрицательное: Я не помогу тебе. И следом то, что вновь вызывало непонимание, немного обескуражило парня - он призывал не сдаваться, бороться. Все же Винсент никак не мог понять, чего именно хочет этот вампир, который вроде как и признался в том, что служит Эфраиму, но и в то же время настраивал парня бороться до конца, говорил ему, что вампиры не всесильны, что с ними можно бороться. Что все это значило, кто такой этот Лаидар и какие же цели преследует этот странный вампир?
- Если помочь не можешь, быть может можешь дать мне ответы на некоторые вопросы? - осторожно и теперь уже заметно спокойнее спросил морозный  адепт. И если ему будет дан положительный ответ, спросит: - Каковы этапы этой "эволюции", про которую говорил Алекс? Как скоро они намерены взяться за пробуждение моего Дара Крови? Что сейчас с моей матерью? Знают ли они где она находиться? Возможно ли как-то предупредить ее об опасности, чтобы она была готова к возможному нападению? Конечно, упустив тот момент, что я сейчас в плену у эфраимовых вампиров. А так же я бы все же хотел побольше узнать о судьбе Артемедес. Мне необходимо это знать...

- «Пыталась спасти... Хоть бы с ней было все в порядке. Я не смогу себе простить того, что мог оказаться причиной ее смерти или чего-то еще более ужасного. Вроде того, что меня и самого вполне может ожидать. А мать? Мать сильная заклинательница, потомственная волшебница водной стихии - я верю в то, что она сможет за себя постоять, если будет готова к нападению. Главное, чтобы она не узнала, что со мной. Сколь бы сильной заклинательницей она не была, но вряд ли она окажется способна противостоять целому вампирскому клану во главе с Лордом Эфраимом... Мда, а ведь этим практически я и собираюсь заниматься ближайшее время. Хех, Михаэлис, ну ты и влип, конечно. Ладно, сам виноват - нужно было лучше на уроках работать, глядишь, тогда и сильнее бы был, да и поумнее. Мои шансы на победу крайне низки, но, тем не менее, я могу мешать им, тормозить их работы. И становление ассистентом вампиров, учеником профессора Мерзоцида - это лишь облегчит мне мою задачу. Нужно лишь действовать максимально осторожно - если они что-то заподозрят, весь план пойдет насмарку. Маловероятно, что я переживу все это, но на кону и жизни многих других... Я не могу подвести их, я должен справиться.»

16

Подвмав несколько секунд Лаидар кивнул. Даже можно сказать, неожиданно быстро согласился дать ответы. Он принял расслабленный вид, но вся его внешность, взгляды, грация, с который он лениво прошелся вдоль клетки, все это выдавало в нем смертельный клинок.
http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лаидар: Чтобы обрести максимальную силу тебе нужно параллельно развивать дар крови и способности вампира. Открыть дар необходимо будучи живым. Если ты станешь вампиром не отрыв дар, то ты несомненно сразу же откроешь его, но никогда не сможешь войти в максимальную силу. Итак, сначала они постараются пробудить твой дар и когда преуспеют, Эфраим сразу же обратит тебя. Скорее всего они постараются пробудить твой дар как можно быстрее. Не давай своему дару крови пробудиться. Это для тебя единственный выход. - Ответил по первому пункту Вампир, хоть он и был бойцом, сразу видно что кое-что знал и о магии, не даром темные эльфы считались лучшими в этой части. - Не будь глупцом и не дай запугать себя. Твоя мать в безопасности. Она уже давно знает о нашем интересе, тебя она всегда умело скрывала и от Бернэ и от Ануид. К тому же она не слаба. Чтобы одолеть её, Эфраиму нужно отправить сильных вампиров, а сейчас мы все ему нужны здесь.
http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лаидар: Ту мечницу зовут Артемедес? Странное имя для человека. Я не уверен, что смог бы её победить. Я хочу сразиться с ней ещё раз. Тогда я выясню это наверняка. Она отступила, когда показался Галос, мы не стали её преследовать. Я заметил, что она следила за нами до самого поместья, об этом я не сказал Галосу. Должно быть, она знает где мы тебя держим. Если она не глупа, она не будет пытаться тебя спасти ещё раз. Против Эфраима ей и десять секунд не продержаться.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-03-22 00:12:50)

17

- «Бороться с пытающимся пробудиться магическим даром, который будут усиленно стимулировать к пробуждению? Насколько я понимаю, им действительно нужен новый Лорд-Вампир и их похоже даже не смущает тот факт, что, согласно их же словам, он может оказаться сильнее и самого Эфраима. С какой-то стороны это конечно логично - все они служат Магистру Марагору, а значит намерены усиливать его ряды новыми, могучими соратниками. Но Эфраим... Так ли он хочет допустить появление конкурента? Ладно, это все равно не то, о чем мне сейчас необходимо поразмышлять. Моя основная задача - всеми силами сдерживать от пробуждения Дар Крови, не дать этой кровожадной силе вырваться из глубокого сна и овладеть мной. Как только, так сразу стану вампиром, обращенным самим Эфраимом. Тут как ни крути, но шансы не так уж высоки уже будут что-то предпринять. Как они могут стимулировать пробуждение дара? Возможно, в этом им поможет профессор Линдро, он ведь алхимик, верно? Скверно, очень скверно. Эмоциональное противостояние, отрицание и отвержение дара - это одно. Но эта отрава... могу ли я надеяться противостоять всему тому, чем меня будут пичкать ради быстрейшего пробуждения этого треклятого Дара Крови? Ладно, по крайней мере я могу всеми силами сопротивляться этому. В конце концов, я не намерен позволять этой скверне, это мерзкой силе высвободиться и понадеяться получить путь в мир через меня. Нет уж, пополнять число адептов Крови я ни в коем случае не намерен. Они не станут обращать меня до тех пор, пока не пробудят мой Дар Крови, ведь это им не выгодно, им нужен максимально могучий Лорд-Вампир и допустить подобный изъян, как часть утерянных сил вряд ли захотят, если не случиться что-то совершенно неожиданное и провоцирующее на поспешные действия. Значит, у меня есть ровно столько времени, сколько я смогу сопротивляться их попыткам пробудить этот мой мерзкий дар...»

Винсент внимательно слушал вампира. Основной задачей морозного адепта было сдерживание Дара Крови, противостояние тем силам, что будут пытаться всяческими способами пробудить в нем. Эмоционально, алхимически или как-то еще - не важно, Михаэлис был обязан найти в себе силы сопротивляться, не позволять соединить себя с элементалем Крови незримыми узами дара(если конечно Михаэлис верно помнил тему о связи адепт-элементаль). И вместе с этим нужно было найти способ выбраться отсюда, покинуть плен вампиров. Не менее важной задачей было оказывать и другие затруднения в работе эфраимовых и марагоровых прихвостней, а так же провести максимальную разведку, пользуясь тем, что находиться в лагере врага и имеет таковую возможность. Студент все еще опасливо относился к идее на соглашение надеть кольцо слуги Магистра Марагора, но это казалось наиболее верным решением. С явственным облегчением парень услышал о том, что его мать в безопасности и в данный момент Эфраим не может позволить себе отправить за нею своих сильнейших вампиров, в коих так нуждается здесь, в Иридиуме. Да, это определенно успокаивало, но были и другие... Одногруппники Винсента, например? Если вампирам удалось похитить его с боем на территории Аклории, что мешает им осуществить нечто подобное, чтобы забрать кого-то из тех, с кем по их сведениям мог бы быть знаком Михаэлис? Нет, все же еще кое-какая опасность присутствовала для окружающих и усугубляло это все то, что сегодня должен был состояться Совет Студенческой Самообороны. Та жутковатая вспышка темной энергии, прошедшаяся наверное по всей академии, наверняка только усилит желание определенных личностей поддержать Совет, а если этим сумасбродным "охотничкам" еще удастся и как-то убедить администрацию академии и совет преподавателей... В таком случае вампирам, наверняка, даже особо стараться не придется, чтобы ловить студентов и, пытая и мучая их, стимулировать пробуждение Дара Крови у Михаэлиса.
- «Да, идти наперекор вампирам я не могу себе позволить...»

- «Значит, с ней действительно все в порядке. Это определенно хорошо,» - юноша не смог сдержать облегченного вздоха, ведь он так опасался, что с Артемедес могло что-то случиться. Однако, следующие слова определенно настораживали - девушке было известно, где его прячут. Винсент не знал Артемедес достаточно хорошо, чтобы говорить что-то наверняка. Вряд ли, конечно, она будет пытаться спасти его в одиночку, но что, если огненная магесса решит собрать целый спасательный отряд? Или призовет к спасательной операции профессоров академии? Михаэлис не сомневался в том, что профессора были достаточно сильными чародеями, заклинателями, мистиками и шаманами, но здесь, в Иридиуме, был сам Лорд Эфраим и все его сильнейшие цепные псы... Не стоит исключать возможности потерь среди рядов возможных освободителей. Только-только воодушевленный добрыми известиями, парень вновь начинал поддаваться своим пессимистичным мыслям, опасаясь, что все же все не так уж и хорошо, как хотелось бы и опасность все еще нависает над академией. А ведь когда-то Аклория казалась самым безопасным местом во всей Империи...
- «Михаэлис, почему нельзя было попасть в плен так, чтобы это не сопровождалось угрозой жизни для кого-либо еще, кроме тебя самого? Ладно, спокойно, у меня наверняка есть время справиться со всем самому. Следовательно, было бы неплохо успеть поскорее со всем этим разобраться. Или же постараться подточить силы вампиров изнутри? Интересно, а это осуществить у меня вообще может оказаться возможным? Ладно, это все потом, пока Алекс не пришел нужно быстренько спросить и еще кое-что, не менее важное.»
- Мой выбор... Принять предложение, пока что это кажется наиболее лучшим вариантом и безопасным для окружающих. Но это кольцо... Насколько этот выбор опасен и что таит в себе это марагорово кольцо? Так просто снять его, насколько я понял, нельзя, но если отрубить палец, допустим? - вновь заговорил Винсент. Это был важный для него вопрос, ответ на который может послужить последним толчком, чтобы решиться окончательно. Лаидар видел всю ситуацию куда более лучше и мог действительно помочь с этим выбором, дать совет что предпринять. Пока что собственные рассуждения Михаэлиса склонялись к тому, чтобы рискнуть и принять предложение, но бывший темный эльф мог знать нечто такое, что вынудит юного адепта водной стихии кардинально пересмотреть свое решение.

Отредактировано Винсент Михаэлис (2015-03-22 11:12:28)

18

На этот раз Лаидар отреагировал на выбор Винсента намного спокойнее, он просто кровожадно улыбнулся и был готов, видимо рассмеяться, но по крайней мере не стал прибегать к повторному избиению. Да поступки этого вампира были противоречивы как свет и тень.
http://s6.uploads.ru/zcMqJ.jpg
Лаидар: Я никогда не носил это кольцо и не стану его надевать даже под угрозой смерти. Надев его, ты впустишь Магистра тьмы в свою душу и отдашь себя в его власть, и предстанешь перед ним как открытая книга, как младенец на руках. - Взгляд вампира стал пренебрежительно-надменным - Я думаю, что ты и дня не продержишься в контакте с духом Марагора. Через пару часов, ты уже будешь вылизывать вот этот самый пол, стоит ЕМУ лишь подумать об этом. - Вампир фыркнул, поморщился, и сделал шаг назад, собираясь, видимо, уходить. - Время вышло. Это наш последний разговор, человек! - Кинув на Винсента напоследок испепеляющий взгляд, Вампир гордо удалился, не разу не оглянувшись и не проронив более не слова. Видимо, пересечься с Алексом Лаидар не хотел, что было и не удивительно. Адепт воды вновь остался один со своим выбором, новой пищей для размышлений.

19

Вот и все. Казалось, столь замечательный план, с помощью которого он бы и разведал здесь все понемногу, будучи ассистентом, и максимально бы осложнял врагу работу, развалился, разрушился в мгновении ока. То, что казалось наиболее лучшим вариантом, оказалось наиболее проигрышным. В ярком пламени пренебрежительно-надменного тона Лаидара сгорела вся та решимость, с которой Михаэлис был настроен принять предложение, рискнуть, надеясь, что именно это был тот самый единственный, верный выбор. Он ошибался. Неужели Винсент действительно надеялся, что все окажется настолько легко, он он успел себе вообразить? Сопротивляться темному артефакту, сотворенному самим Темным Магистром? Даже если это и не настоящий Марагор, один из легендарных магистров, все равно достаточно могущественный маг, чтобы надеяться хоть как-то противостоять его чарам. Нет, это был проигрышный вариант и, если бы не Лаидар, Винсент вполне мог сам, добровольно, отдать себя во власть сил Тьмы. Он чуть было не согласился сделать это. Не удивительно, что вампир задал ему хорошую трепку. «Для профилактики помешало бы еще раз, чтобы уж точно выбить из головы всю дурь...» - мрачно подумал юноша, глядя вслед уходящему вампиру. Видимо, иного выбора у Михаэлиса не было. Он опасался, что все же вампиры могут осуществить угрозу, попытаться использовать для стимуляции пробуждения Дара Крови кого-либо из его знакомых в академии, но ничего больше поделать не мог. Теперь выбор бы лишь один, если морозный адепт действительно хотел оказывать всяческое сопротивление захватившим его в плен вампирам и тем двум подозрительным типам, Алексу и профессору Линдро.
- «Ладно, Винсент, посмотрим, сколь долго нам удастся с тобой протянуть. Мои шансы выбраться отсюда теперь кажутся совершенно нулевыми, что, похоже, мне остается теперь надеяться лишь на чудо или внезапную помощь, хотя я бы все же предпочел, чтобы никто не предпринимал попыток рисковать своей жизнью в ходе проникновения в этот рассадник кровососов.»

Михаэлис вновь пристроился у стены напротив решетки, присев на пол и облокотившись о нее спиной. Он закрыл глаза, отдавшись успокаивающей медитации. Ему нужна была совершенно спокойная голова, никаких эмоций, ни страха, ни паники, ни малейшего признака неуверенности, которые так мешаются порой. Не в этот раз, когда на кону было столь многое. Решение пришлось изменить после разговора Лаидара, но решимости лишь прибавилось. Он знал, что в случае чего мать будет готова, он так же знал и о том, что Артемедес жива и уже наверняка предупредила администрацию академии о произошедшем. Защиту студентов наверняка постараются улучшить, назначат побольше дежурных магов для защиты территории академии. Вампирам придется сложно, а Винсенту оставалось всеми силами сопротивляться кровососам, сопротивляться безумному алхимику и его подручному Алексу. Он должен был не дать врагу заполучить в свои ряды нового Лорда-Вампира, он не даст им обратить себя, а в крайнем случае... в крайнем случае Михаэлис был готов к более отчаянным мерам, лишь бы не дать врагу того, чего он так жаждал.
- «Черта с два, ублюдки, вы меня так просто не сломите!» - зло подумал морозный адепт, собираясь с духом перед предстоящей встречей с Алексом. Он должен был скоро появиться, чтобы получить ответ, ответ, который его навряд ли устроит.

20

Снова стало пусто. Время текло в ожидании, и как назло - показалось медленным. Винсент кинул взгляд на свечу и заметил, что та выгорела на четверть. К запаху её человек уже привык, так что больше он его вовсе не раздражал, раздражала только сырость, пустота, жесткость и скука. Медленно и неизбежно в дальнем конце коридора начал проявляться источник света. Парень сразу же инстинктивно напрягся, понимая, что его сейчас ждет. 
Снова появился Алекс, и на этот раз он держал в руках  свечу, освещая себе путь. Лицо его было обыденным, будто он шел выполнять совершенно обыденную работу. Линдро Мерзоцида вместе с ним не было, похоже ещё те, первые слова сильно обидели гениального алхимика и тот решил лишний раз не глядеть на объект своей неприязни.
http://s2.uploads.ru/62u4H.jpg
Алекс: Итак, должно быть, прежде чем ты дашь ответ, ты хочешь задать несколько вопросов. Я здесь чтобы ответить на них по очереди, но последний вопрос задам я, и ты знаешь какой вопрос я задам.
Спрашивай.

21

Время тянулось отвратительно медленно, но не могло не вносить своей капли в начинающееся раздражение обычно спокойного Винсента. Что уж там, сегодняшние события уже столько раз переворачивали его мир верх дном, что он уже совершенно не мог сохранить привычное для себя спокойствие. Страх за тех, кто мог бы связан с них хоть самыми малыми узами, что могут привлечь внимание вампиров, волнение перед предстоящими испытаниями, что уготованы юному адепту мороза, раздражение от постоянных ожиданий в этом отвратительнейшем месте, ожидания, которое совершенно ничем нельзя было занять, кроме не самых приятных размышлений. Раздражали и эти треклятые браслеты, блокирующие возможность хоть для самых простых, легких манипуляций с эфиром. Он продолжал сидеть в своей клетке, вонючая свеча, в которой нюх парня уже давно успел привык, догорала, а Алекса все еще не было. Михаэлис уже все решил, пусть теперь его выбор и был совершенно иным, нежели до разговора с Лаидаром. Винсент не мог быть уверенным на все сто процентов, что этому вампиру не стоит доверять, но, с другой стороны... Его слова звучали достаточно убедительны, тайны, раскрытые им, были похожи на правду. Да и зачем вампиру было нужно отговаривать его от принятия удобного для его же хозяина решения? Нет, Лаидар определенно не был врагом для Винсента, пусть и дал клятву верности чудовищному Лорду-Вампиру. Юноша не понимал мотивов этого вампира, не понимал его целей, но все же был уверен, что ему можно было доверять. Пусть и не удалось завербовать эльфийского вампира себе в союзники, но удалось узнать много важной информации, что уберегла юного студента от весьма опрометчивого решения. «Кольцо... И как я не подумал о том, что с его помощью Марагор сможет управлять мною как марионеточной куклой? Михаэлис, ну ты и дурень, однако!»
Время ожидания подходило к концу и Алекс уже был близко, о чем говорил появившийся во тьме источник света. Алекс был один, без профессора Линдро, но это было и к лучшему. Профессор, похоже, был несколько оскорблен поспешными предположениями пленника, если и вовсе не обижен. Парень приближался. Михаэлис немного напрягся. Он встал с пола и вышел на середину клетки, скрестив руки на груди. Выражение лица было совершенно спокойным, а янтарные глаза смотрели прямо в единственный целый глаз Алекса.

- «Вопросы... Возможно, я мог бы попытаться узнать что-то действительно полезное для себя, но что именно?»
- Ты упоминал про традиционные методы инициирования Дара Крови, но в том случае, если бы я пожелал отказаться от твоего предложения. Какие же нетрадиционные методы заготовили вы, чтобы инициировать мой дар на тот случай, если я приму предложение? Какие методы меня ожидают в таком случае? - озвучил свой первый вопрос Винсент. И интересен он ему был скорее из научного интереса, так сказать, нежели из-за того, что ответ на этот вопрос мог быть полезен в текущих обстоятельствах. Конечно, Алекс может и не ответить, но Винсент все же надеялся, что его любопытство удовлетворять хотя бы частично.
- Далее. Ассистент. Ты говорил про то, что я стану ассистентом, но... в каких именно работах? Что-то мне подсказывает, что профессор Линдро алхимик, но я сам не особо-то с ней дружу, чтобы успешно ему ассистировать в этом деле, - был озвучен второй вопрос с не меньшим любопытством. Могло показаться, словно бы юноша интересуется своей будущей, возможной работой, но на самом деле Михаэлис просто хотел узнать, над чем здесь работают вампиры, помимо алхимии, в чем могла бы понадобиться помощь студента магической академии. Мало ли, а вдруг что-то полезное удастся узнать? Все же парень в глубине души надеялся на то, что не помрет здесь с перекушенным языком в отчаянном стремлении не достаться вампирам или же по какой-то иной причине.
- Темная печатка. Что из себя представляет это кольцо, помимо знака причастности к числу слуг Великого Магистра? Не только же ради осложнения побега студента-второкурсника вам нужно прибегать к использованию столь сильного и сложного магического предмета? Мне бы хотелось знать, что именно за магический предмет мне предлагают одеть, - спокойно поинтересовался молодой адепт. «Лаидар говорил о подчинении воли за достаточно короткий срок, что сразу поясняет необходимость в кольце в таком случае, но, интересно, что же ответит Алекс. Сложно поверить, что цель подобного предмета - служба магическим ошейником, что выдает прислужника Сил Тьмы. Следовательно, у него должны быть и свойства по солиднее, как, например, обращающий в слуг черных дух могучего магистра Тьмы.»
- Каковы будут этапы этой самой эволюции? Что меня ожидает после пробуждение Дара Крови? - смысла в этом вопросе особо не было, он уже задал его Лаидару, но решил все же спросить для приличия, так как вопрос достаточно любопытный и Михаэлис посчитал, что задать его все же необходимо. Не столько, чтобы не позволять зародиться подозрениям - это вряд ли должно было случиться, - уж скорее просто  что спросить по любому надо, а почему надо - без понятия. Теперь оставалось выслушать ответ на последний вопрос и готовиться к тому, что ожидает его после озвучивания ответа на вопрос Алекса. Винсент прекрасно понимал, что сильно рискует, что вампиры все же могут предпринять попытки осуществить угрозы, озвученные Алексом во время предыдущего разговора, что его ожидают мучительные, нечеловеческие пытки, но Михаэлис был готов ко всему этому.

Отредактировано Винсент Михаэлис (2015-03-23 19:53:02)

22

Винсент Михаэлис. Подвал особняка. 6 Апреля.

http://s2.uploads.ru/62u4H.jpg
Алекс: Магия крови - багровый эфир, но это не оригинальная магия, а своего рода подвид магии воды. - Начал спокойно отвечать Алекс на первый вопрос - Иными словами способы управления этими субстанциями схожи, на основе твоих способностей к использованию магии воды, мы будем пробуждать возможности к управлению кровью. Проще всего для мага крови - управлять своей собственной кровью, вот с неё мы и начнем, разумеется, в небольших объемах.
На второй вопрос Алекс усмехнулся, причем усмешка его казалась до невозможности довольной.
Алекс: Научишься, никуда не денешься, для начала будешь на побегушках, твоей задачей будет на зубок знать название всех реагентов, образцов, первичных субстанций и прочих мелочей, а так же знать где что лежит и по первому требованию подавать профессору. Или ты дружок, рассчитывал, что мы доверим зеленому дилетанту совмещать субстанции? Даже если ты станешь когда-нибудь Лордом-вампиром, такому как ты понадобится пару сотен лет научных изысканий, чтобы хотя-бы на половину приблизиться к пониманию профессора Линдро. - Этой фразе было положено звучать с презрением, но Алекс нечего подобного не демонстрировал не лицом, не интонацией.

Алекс: Я не носитель Печатки, носить её - своего рода честь. Твою кандидатуру одобрил Эфраим от имени Темного Магистра, а значит ты имеешь на это право. Этот предмет уже полностью изучен нами, увы, у нас не хватит сил сотворить нечто подобное. Артефакт является вершиной теневой сети уз, соединяющей самых сильных слуг армии тьмы. Надевая кольцо ты непроизвольно вступаешь в своего рода "братство" и сможешь чувствовать своих, находящихся неподалеку. Твое тело и душа в целом - не пострадают, но вскоре ты неизбежно изменишься и станешь служить Магистру Марагору, даже если тебе отрубят руку с этим кольцом. Сложно объяснить принципыы словообразования человеку, не знающему алфавит. - Несколько отстраненно произнес Алекс, без особого инетреса, какой-то такой вопрос он видимо ожидал с самого начала. Он вообще, похоже, не проявлял не малейшего интереса не к вопросам, не к ответам на них. - Первый этап. Пробуждение дара крови. Второй этап. Пробуждение древней крови, то есть, обращение. Третий этап. Пробуждение сознания, то есть, выход из стадии полудикой низшей формы вампира. Четвертый этап - становление дара, развитие способностей к управлению даром крови на среднем уровне. Пятый этап - закрепление крови, становление высшим вампиром. Шестой этап. Пробуждение великой магии, обучение идеальному контролю дара. И наконец седьмой этап - Эволюция Лорда, достижение максимальной силы древней крови. - Все это он произносил, будто зачитывал с листка.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-03-23 20:53:59)

23

- «Вот оно значит что. С помощью познаний и способностей в водной магии, они смогли бы обучить меня кровавой магии, позволить пробудить дар без использования "стимулирующих кровожадность обстоятельств" и прочих пренеприятнейших вещей. Интересно это все выходит. Хотя, все это должно по идее занять некоторое время, чтобы я освоить таким образом хотя бы азы магии Крови и суметь пробудить дар. Или же, это все же не столь сложный процесс, как мне представляется? Может, он просто не хочет уточнять, что будет усиливать эффект подобных тренировок с помощью специальных алхимических настоек и наркотиков? Ммм... Было бы неплохо что-нибудь прочесть по этому поводу в библиотеке Аклории, если... если мне отсюда все же удастся как-нибудь и когда-нибудь свалить. Хотя, подозреваю, что подобные упоминания кровавой магии должен содержаться в запретной секции и не доступны для удовлетворения простого любопытство юнца-второкурсника. Эх, ладно, по крайней мере я получил свой ответ и это уже довольно неплохо.»
Если ответ на первый вопрос более-менее удовлетворил морозного адепта, то вот со вторым ответом вышло не так, как надеялся адепт.
- «Хм, да, все же они надеялся, что я буду помогать в качестве мальчика на побегушках. И ни слова о том, над чем они действительно работают. В общем-то, это и логично, не станет же он раскрывать предо мной все карты. И эти его слова... Я конечно не считаю себя шибко умным и талатливым, но можно было обойтись и без фраз, вроде "такому как ты" и всякого такого подобного.»
А вот в отличии от второго ответа, третий оказался куда более продуктивным. То, что сам Алекс не является носителем печатки Магистра Марагора, это Винсент приметил сразу и решил запомнить на всякий случай. То, что его кандидатуру одобрил сам Лорд Эфраим, тот, кто заведовал всеми вампирами, работающими в столице Империи под знаменем Темного Магистра, немножко обескураживало и удивляло. Все же Винсент привык воспринимать себя как самого обыкновенного, ничем не примечательного студента, с не очень хорошей успеваемостью по многим предметам, невысокими боевыми способностями и жуткой, просто чудовищной лень. Интересный факт о теневой сети уз Михаэлис так же не упустил из внимания - вообще, все, что касалось темной печатки могло быть в будущем полезным. По крайней мере Михаэлис мог бы попытаться передать эту информацию в нужные руки, если бы ему удалось выбраться из плена вампиров. Например, профессору Грейсону. Конечно, возможно, было бы логичнее обратиться с этой информацией непосредственно в Министерство Магии, но что-то парень немного опасался связываться с ними после того, что узнал о своих невероятных скрытых потенциалах. Будет лучше после всего этого инцидента держаться подальше от Министерства Магии, чтобы те, не дай бог, что-то не узнали о тех самых частицах древней крови в его жилах. Вполне возможно, что Министерство не захочет выпускать из под своего внимания потенциального Лорда-Вампира.

- «А список этапов в этой эволюции большой. От самой низшей формы вампира до самого Лорда. Ммм, мда. Особенно про "выход из стадии полудикой формы". Доводилось как-то читать про этих омерзительных, низших вампиров. Я бы предпочел избежать подобного существования, пусть и временного. Ладно, есть ли еще какие-либо вопросы, что еще можно задать ему, прежде, чем я лишу себя подобной возможности? Ммм, думай, Михаэлис, думай.»
- Интересненько... - пробормотал юноша и, после небольшой паузы, озвучил еще один вопрос. - А откуда вам вообще было известно о том, что я обладаю этой... древней кровью? То есть ничтожно малой ее частицей. И как вампирам удалось проникнуть на территорию хорошо охраняемой магией академией, чтобы похитить меня при свете солнца, в самый разгар дня? Кажется, что Алекса совершенно не заботили те вопросы, которые задает ему Винсент и юноша понадеялся все же попытаться узнать и об этих интересующих его деталях. Ведь мало того, что слугам Эфраима каким-то образом удалось узнать о этой самой частице древней крови, что содержалась в жилах Михаэлиса, так им еще и удалось практически незамеченными проникнуть на территорию академии и осуществить похищение. Было бы неплохо узнать ответ на эти вопросы из простого любопытства, но они могли так же оказаться и полезными, мало ли. В общем, это были последние вопросы, которые пришло в голову задать морозному адепту и на этот раз пришло время вопроса Алекса.
- «Ладно, будь, что будет. Держаться как можно дольше, сопротивляться всяческим их пыткам и не дать им сломить себя. Нельзя позволить Темному магистру получить в свои ряды обезумевшего от мучений, пыток и жажды крови Лорда-Вампира... Это было не очень хорошо...»
- Я узнал все, что хотел и теперь готов ответить на твой вопрос, - молвил Винсент после того, как получил ответы на свои новые вопросы. Все, больше не имело смысла тянуть с этим. Сейчас или никогда. Необыкновенно решительный, Михаэлис чуть помедлил с ответом, собирая остатки силы воли. Он знал, на что обрекает себя, но это было необходимо, чтобы не только спастись самому, но и оказать помощь другим, многим другим.
- Мой ответ - нет, я не принимаю этого предложения, - спокойно ответил морозный адепт, преисполненный уверенности он смотрел прямо в единственный глаз Алекса, ожидая реакции парня на его отказ. Назад дороги не было и теперь оставалось надеяться, что Винсенту хватит сил справиться со всем, что ему теперь уготовано.

24

Винсент Михаэлис. Подвал особняка. 6 Апреля.

http://s2.uploads.ru/62u4H.jpg
Алекс: Кое-кто из слуг темного магистра обладает даром предвидения. Особенно если этот дар правильно простимулировать. Таким образом мы нашли Розарию и навели некоторые справки о её "бурной" молодости, так мы узнали и про тебя. Первый посланный нами вампир свое предназначение выполнил, в том бою ты был ранен, этой крови нам было достаточно, чтобы провести анализы и подтвердить гипотезу. После этого мы ждали удачного стечения обстоятельств, когда тебя можно бы было захватить без излишней опасности и вот - эти обстоятельства возникли. - Похоже, Артемедес явно не входила в планы Алекса и вампиров, если бы её не было, то никто из вампиров бы даже не пострадал, а Винсент бы просто "исчез", как до него исчезали многие адепты... Ответ был явно обрывочным, но видимо Алекс считал что ответил вполне достаточно, а спрашивать его подробнее было равносильно тому, что выводить из себя.

- Я узнал все, что хотел и теперь готов ответить на твой вопрос.
- Во взгляде Алекса проявился интерес и даже возможно, своего рода азарт.
- Мой ответ - нет - пару секунд нечего не происходило, за исключением того, что нарастало напряжение, а потом Алекс начал улыбаться, уголки его губ растягивались медленно-медленно, а лицо постепенно меняло свое выражение от полного спокойствия до полу-безумной кровожадности, и вот казалось бы лишь волосок остался до того, чтобы Алекс закатился сумасшедшим смехом, но этого не произошло.
http://s2.uploads.ru/62u4H.jpg
Алекс: Я очень надеялся, что ты ответишь нет! - Адепт ощутил, что-то ещё, какой-то мерзкий миазм, странное ощущение, которого он раньше будто и не замечал, но теперь было очевидным, что это ощущение исходит от Алекса и всегда исходило. С тем чувством, которое Винсент испытал во время вспышки тьмы это было не сравнить... Это было нечто куда более мерзкое, словно разложение... И куда более густое.. Он достал из кармана кольцо "темная печатка" и как-то брезгливо посмотрел на него, после чего размахнулся и зашвырнул в темноту коридора. - Это же надо было им подумать, что какая-то безделушка сможет справиться с этим лучше чем Я! - Все-таки он рассмеялся, хоть и не громко, в руке у его возникла полупрозрачная сфера, подернутая зеленоватой дымкой и все встало на свои места. Винсент не знал как работает это заклинание, но не раз читал о нем в учебниках защиты от темных сил. Это была сфера чумы, магия смерти! Но Алекс не стал выпускать заклятие из рук, это была всего лишь демонстрация. - Я заберу у тебя немного жизненных сил, ты же не против? - С этими словами некромант использовал заклятие Астрального Канала, но Винсент не понял почему именно он слабеет... Нет... ощущение было такое что он не слабеет, а стареет! Силы стали покидать его, и он сначала опустился на пол, а потом и вовсе лег... За пару минут ощущения стали такими будто он постарел лет на пятдесят... На лице проступили морщины, кожа будуто бы высохла, стали более отчетливо видны вены... Подняться казалось немыслимым... А ещё ощущения магии, присутствующей рядом, пусти и не доступной для применения, снизились до ужасно низкого уровня, почти до магического истощения. Винсент едва-едва мог ползти в таком состоянии... - А вот и твой маленький воспитатель... - С трудом повернув голову, парень увидел мертвую крысу, которая наполовину уже превратилась в скелет, она подбежала, перебирая лапками и повинуясь воле своего хозяина, к Винсенту, и начала грызть ему башмак. - Возможно тебе захочется умереть. Но знай, если ты сделаешь это, я не отпущу твою душу. Твое тело станет марионеткой, а душа рабом, ты станешь личом и будешь служить мне вечность и вечность страдать. - После этого Алекс уничтожил свечу при помощи магии и удалился. Вместе с ним исчез и запах смерти. Парень, с трудом способный пошевелить конечностями, остался наедине с темнотой и с немертвой крысой, которая уже прогрызла дырку в ботинке, стремясь добраться до большого пальца на правой ноге...

25

- «Дар предвидения? Меня отыскали с помощью магии Разума? Очень сильной, должно быть, магии Разума. Точнее не меня, а мать. Или же это что-то вроде особых, уникальных сверхспособностей редкого числа людей, выходящее за рамки привычного. Предвидения. В общем, прорицатели Марагора сумели отыскать для них мою мать, возможно, они даже пытались войти с ней в контакт или... даже попытаться схватить. Ведь в ней, наверняка, тоже должна быть частица этой самой древней крови...» - упоминание "бурной молодости" вызвало у Винсент определенно недовольный, несколько озлобленный взгляд. Если бы не треклятые браслеты, блокирующие магию, можно было бы позволить себе немного вспылить и пригрозить Алексу порцией холода в его омерзительную физиономию. Этот парень вызывал не самый приятные чувства, некая неприязнь разгоралась и с каждой новой фразой она росла. Если изначально это была лишь настороженность и сильная подозрительность, то теперь сильная неприязнь. Юному студенту этот тип определенно не нравился. Слова о первом посланном вампире заставили немного удивиться, но внешне Михаэлис это никак не продемонстрировал, как не демонстрировал и своей неприязни. Лицо юноши сохраняло столь необходимую морозному адепту сейчас спокойствие.
- «Выходит, что та стычка была не случайностью. Значит, еще тогда она пытались добраться до меня. Или же просто проверяли, да, точно. У них была лишь гипотеза, нужна была проверка. Они послали на убой одного из своих, чтобы суметь раздобыть образец моей крови. Ожидали ли они, что я убью этого вампира? Или же... все так и было задумано? А что, если им удалось вернуть его к жизни? И сейчас он бродит где-то еще, выполняя приказы этих гнусных крыс? Так, ладно, Михаэлис, опять не в ту степь. У тебя есть куда более значимые проблемы, нежели волноваться о жизни или смерти одного воина-вампира, с коим тебе однажды когда-то довелось биться. Хорошо... Удачные обстоятельства... Возможно, этот темный всплеск и нападение вампиров имеют взаимосвязь? Что, если столь мощная вспышка темного эфира отвлекла внимание дежурных магов и академия могла временно оказаться без защиты? А магические барьеры и прочие системы защиты, которые, наверняка, все же присутствуют? Магистра Марагор... Если вампиры Эфраима служат столь могущественной персоне, они наверняка располагают и средствами куда большими, нежели обычными вампирские кланы. Видимо, у них есть некий способ проникнуть сквозь защиту академии, но какой - все еще загадка. И, судя по всему, присутствие Артемедес было не запланировано. Но... но откуда ей было известно обо всем этом?»

С вопросами пленника было покончено, Михаэлис получил ответ на свой последний вопрос. Сколько бы парень не волновался, он уже все для себя решил, все взвесил и обдумал. Достаточно времени прошло в раздумьях и теперь настало время решительного ответа. Примет ли морозный адепт, юноша, способный в перспективе стать могущественным Лордом-Вампиром, способным превзойти самого Лорда-Вампира по некоторым предположениями, предложение присоединиться к Владыке Тьмы, стать слугой Зла, и тем самым открыть путь к могуществу, силе и власти, или же отринет столь великодушное предложение и будет терпеть бесчисленные, жесточайшие пытки и издевательства ненормального алхимика и его пренеприятнейшего протеже? Принять путь к могуществу и власти, в обмен на предательство всего того, что дорого сердцу молодого адепта, предать всех тех, кто дорог Винсенту, предать то, чему его учили. Принять сторону Зла, принять и отбросить все то, с чем жил все эти годы. Или же дать отпор этим заманчивым обещаниями силы и власти, дать отпор и сохранить себя, сохранить свою преданность тем идеалам, что живут в сердце юного студента, поставившего себе по истине великую и героическую цель, пусть, наверняка, и достаточно наивную. «Стать могущественным магистром магии, обрести силу и использовать ее лишь во благо людей, эльфов и многих других народов для достижения мира и процветания? Хех, действительно, как это наивно звучит... и по детски глупо, наверное. Но уж всяко лучше, чем эгоистично стремиться к власти и силе, стремиться, ходить по головам и не считаться с другими, допускать использовать все и всех ради ублажения своих собственных желаний, амбиций.» Винсент вздохнул. Стоило лишь немного изменить свое решение и его ждет сила и могущество, по крайней мере именно это и прогнозируют ему, становление Лордом-Вампиром. Но разве оно того стоит? «Определенно нет. Не стоит оно того, чтобы предавать все, что есть в моей жизни, все, что я ценю и чем я дорожу.» Он решился и после недолгого молчания прозвучал ответ. Решительно и беспрекословное "нет", отказ, бесповоротный отказ от всего того, что ему успели пообещать эти прихвостни Владыки Тьмы. А можно ли было вообще доверять всем этим обещаниям? Конечно же нет! Все, теперь выбор был сделан и озвучен и все, что оставалось Винсенту - ждать, ждать реакции Алекса и своей участи...

- Я очень надеялся, что ты ответишь нет!
Мерзкое, отвратительное ощущение вдруг почувствовал юный адепт. Нечто, чего он не ощущал, чего раньше не было и что определенно исходит от этого Алекса. Странное и вызывающее нестерпимое омерзение, отвращение, нечто противоестественное, от чего все естество адепта Природы аж передернуло всего. Чувство, что напомнило о той самой вспышке черного эфира, о той жутковатой, пугающей волне Тьмы, что прошла прямо через Винсента, но это... это было нечто куда более мерзкое. Лицо юноши скривилось, едва сдерживая все рвущееся на свободу отвращение к тому, что сейчас испытывал юный студент. Нечто, мерзкое, словно разложение, словно сама Смерть... «Эфир Смерти?» Меж тем Алекс достал из кармана темную печатку, тот самый артефакт, указывающий на неимоверную честь, оказанную Михаэлису самим Лордом Эфраимом, что убедил своего господина, Магистра Марагора, в том, что его пленник в будущем сможет стать действительно ценным слугой, достойным оказанной чести. И, как не странно, Винсент совершенно не удивился тому, что сделал следом Алекс - он просто зашвырнул темный, опасный артефакт куда-то в темноту коридора, выказывая все свое мнение об этом артефакте. Смех, негромкий смех, который показался Винсенту весьма и весьма противным, пусть он таковым и не был. Но что вызвало куда больше отвращения - это сфера, полупрозрачная сфера зеленоватой дымки, возникшее в руке Алекса. Да, вот теперь все стало на свои места, подтвердив догадку юного студента. Винсент не знал способ работы этого заклинания, его структуру и всякие прочие нюансы, в общем-то, парень был знаком с магией Смерти лишь по той информации, что предоставляется учебниками защиты от темных искусств, в которых, конечно же, было и упоминание это противоестественной, нарушающей все законы природы магии.
- «Магия Смерти! Так он еще и некромант! Проклятье! Сфера чумы. В условиях сражения это не шибко опасное заклинание, так как его скорость достижения указанной цели не особо-то велика и уклониться от нее было бы не так уж и сложно. Заклятье десятого порядка, основа основ магии Смерти, которым владеет любой, абсолютной любой адепт этой мерзкой, отвратительнейшей стихии. И что он собрался с ней делать? Хочет попытать меня ею? Судя по моим ощущениям, по той ауре, что окружает его, весьма омерзительной ауре, он наверняка обладает и куда более эффективными заклинаниями. Значит, решил просто продемонстрировать свои способности?»
- Я заберу у тебя немного жизненных сил, ты же не против?
Риторический вопрос, так как навряд ли Винсент мог сейчас как-то противиться некроманту. Алекс прибегнул к какому-то заклинанию, определенно из репертуара некроманта, но что именно это было, Михаэлис не смог припомнить. Ощущение слабости стремительно накатывало на адепта, нет, даже не так, его силы поглощались, да, как и сказал Алекс, он наверняка с помощью своей омерзительной магии забирал, вытягивал из Винсента его жизненные силы. Юноша чувствовал слабость, он слабел... нет, даже не слабел, он словно бы старел! Кожа начала высыхать, на лице стали проступать морщины. Стремительно старение продолжалось, а вместе с ним гасло и ощущение присутствующей вокруг магии, пусть она и не была доступна, но все же ощущалась, а теперь... теперь молодой адепт едва-ли чувствовал ее, он был близок к магическому истощению.
- «Опустошил... Практически полностью... Я едва-ли сейчас способен хотя бы просто ползти...»
- А вот и твой маленький воспитатель... - Винсент с трудом, приложив немалые усилия, повернул голову, чтобы увидеть мертвую крысу, постепенно обращающуюся с мерзкий скелет, порождение противоестественной магии Алекса. Воскресшее из мертвых создание подбежало к Михаэлису, беспрекословно повинуясь воле своего хозяина, и начало быстро прогрызать сапог юноши. «Что? Эта тварь... Все понятно, он специально лишил меня сил, чтобы я не смог сопротивляться, но все еще был в сознании, чтобы чувствовать всю ту боль, что причинит мне эта тварь... Ублюдок. Я должен что-то придумать! Михаэлис, проклятье! Неужели мне не остается ничего, кроме как просто терпеть эту боль и не позволить этому... некроманту насладиться моими страданиями? Проклятье!» Адепт пытался собрать остатки сил, чтобы хоть как-то отбиваться от мерзкой, скелетокрысы, а меж тем Алекс продолжал, лишь разжигая неприязнь, омерзение и отвращение, что юный адепт испытывал к нему. Студент с трудом мог пошевелить конечностями и эффективно отбиваться от скелета крысы просто-напросто не мог. Нужно было срочно что-то придумать, иначе придется надеяться на то, что Винсент потеряет сознание раньше, чем станет невозможным сдерживать мучительный, душераздирающий крик боли...

26

переход из ----->>>Министерство магии. Малая башня магов. Верхнее кольцо.

Видневшееся здание, а вернее комплекс здания принадлежало явно кому-то из титулованных особ, хотя на первый взгляд колдунье даже показалось, что раскидистый сад слегка зарос и его давно уже никто не постригал. Впрочем может быть из-за финансовых трудностей хозяин отказался от услуг садовников, чтобы сэкономить средства. Но даже и это не портило общего впечатления от красивого особняка. Помимо основного здания там были ещё и другие, носившие вспомогательную роль, хотя колдунья особенно и не знала как в подобных местах располагаются жители, кто, где живет и чем должен заниматься, но скорее всего сам хозяин должен был жить на самом верху в центре комплекса. Тем временем все их шествие подобралось вплотную к поместью и волшебница уже могла хорошо разглядеть все что было в саду. Деревья, мраморные статуи, хоть и слегка запыленные, многочисленные дорожки по которым с солнечные дни тут наверняка гулял сам хозяин и члены его семьи. Фигуры людей, зверей и монстров были повсюду, кое-кого из них она даже узнала. Но подойдя еще ближе Аладора сосредоточилась на деле, собравшись с мыслями она прочитала заклинание дух света, чтобы избежать неожиданностей в виде затаившихся врагов.

Отредактировано Аладора (2015-03-27 01:05:32)

27

Министерство магии. Малая башня магов. Верхнее кольцо.>>>

-Ну, теперь, по крайней мере, понятно, почему он «хозяин» — заметил Миста, окинув оценивающим взглядом территорию сада.
-Будь у меня такие владения, я бы тоже хотел, чтобы меня все так называли. Кто-нибудь знает, чей это дом? Судя по тому, насколько зарос двор, прислуга, если она здесь была, не занималась им уже давно. Вероятно, с тех самых пор, как это место стало пристанищем ночных охотников. Размеры особняка оказались неприятным сюрпризом.
-Он же огромный! Если только их не больше, чем вы говорите, раз так в пять или десять, они могут просто попрятаться от нас по углам, и мы будем отлавливать их до рассвета, а половина за это время ещё и сбежит. Благодаря применённому Аладорой заклинанию этот вопрос недолго беспокоил алхимика. Стоять у порога, ожидая приглашения войти, было глупо, так что Миста просто дожидался, пока стражники войдут в здание, собираясь проследовать за ними. Из головы не шла мысль о вражеском алхимике, с которым охранник совсем не хотел встречаться неподготовленным. С другой стороны, идея захватить врага врасплох и, возможно, даже взять живьём выглядела очень привлекательной и сулила в будущем массу интересных возможностей.

28

Винсент Михаэлис. Подвал особняка. 6 Апреля. День.

Свет исчез. Конечности с трудом шевелились, крыса уже пробилась через верхний слой подошвы, остался лишь тонкий слой ботинка, на который ей не понадобится больше минуты... Шевелить конечностями Винсент мог, но с таким трудом, будто таскал тяжелые каменные блоки. Браслеты по прежнему сковывали все попытки воздействовать при помощи магии. Решетка должно быть ограждала его, оставляя для маневра лишь пустой каменный мешок два на три метра с одним соломенным тюфяком и погасшей свечой, местоположение которых он примерно помнил.  Самой большой помехой была темнота. Винсент нечего не видел, а значит если и было что-то, что могло бы помочь, он просто не мог этого заметить. На нем по прежнему была одета его школьная форма, а так-же украшение-серьга. Сумку с канцелярией и кристаллами забрали, катана же осталась в комнате, так как запрещено было с оружием расхаживать по академии, не считая корпуса воинов. Ползти парень тоже кое-как мог, но вот встать на ноги - казалось задачей непосильной.

29

Темнота, мрак подвального помещения, в котором содержали в плену юного студента. Восставшая из мертвых крыса, а точнее лишь ее оживший скелет, поспешно прогрызала подошву сапога и была уже достаточно близко. Сил едва ли хватало на хоть какие-то телодвижения - в своем нынешнем состоянии Михаэлис был способен лишь едва-едва шевелить конечностями да еле-еле ползти. Все это не особо располагало к поспешному избавлению от скелетокрысы, а перспектива позволять ей прогрызть до конца обувь и вгрызться в плоть не казалась хорошей. Сейчас бы хоть какую-то, самую слабую магию и тогда, возможно, Михаэлису удалось бы что-то предпринять, но браслеты блокировали любые попытки управлять эфиром, подчинять его своей воле и обращать в заклятья. Винсени удрученно вздохнул, собираясь с мыслями. Он совершенно не представлял, что мог сейчас сделать в таком состоянии. Нужно было как-нибудь избавиться от треклятой крысы-нежити, но ни единой идеи не приходило в голову морозного адепта. «Может, я мог бы попытаться поднять ногу? А затем аккурат уронить ее, сместив в сторону скелетокрысы. Шансы на попадание невысоки, но мало ли. С другой стороны - удастся ли мне вообще сие осуществить?» В прочем, попытка не пытка. Если все получиться, Винсент был намерен приложить все усилия, чтобы оторвать атакованную ногу от пола и приподнять ее, чтобы в следующий миг, ориентируясь по памяти, обрушить ногу, чтобы придавить чертову крысу. Скорее всего, если нога будет поднята, крыса либо будет всеми силами цепляться за ботинок, либо же будет искать новое место для атаки - следовало предугадать, как она может повести себя, чтобы добиться большего успеха. Если же это окажется непосильным для лишенного большей части жизненных сил адепта, он был намерен в таком случае просто ползти подальше от порождения некромантии, надеясь отдалить свою неминуемую участь. «Главное - держаться, несмотря ни на что. Я не могу позволить им добиться успеха в своих планах, по крайней мере так скоро... Может быть, мне все же повезет потерять в скором времени сознание, прежде чем я не смогу больше терпеть мучительную боль в поедаемой скелетом крысы стопе?..»

30

Миста и Аладора

Небольшая группа не особо скрываясь шла по саду, который некогда был очень красивым и величественным, но сейчас был заброшен и не практически не ухожен. Несмотря на то, что небольшой отряд находился на вражеской территории, Биатрисс не нервничала, что вселяло некую уверенность и в остальных людей, идущих вместе с ней. Аладора решила подстраховать себя и окружающих, прочитав заклинание духа света, но как только то начало действовать, девушка невольно остановилась и замерла. Магия света показала ей, что впереди есть несколько темных аур, наверняка принадлежащих вампирам, но не это испугало девушку. Буквально в нескольких десятков метров от них был кто то или что то, чья аура была настолько пугающей, что даже опытная Аладора, повидавшая на своем веку множество неприятных тварей, испытала приступ панического страха и лишь сильный характер и твердая воля спасли волшебницу от бегства.
Легкой и пружинистой походкой, по мощенной камнем дорожке, совершенно не скрываясь, к ним приближался молодой человек.
http://s8.uploads.ru/t/3yHBx.jpg
- Я лично не буду прятаться по углам, и уж тем более сбегать до рассвета, - ответил незнакомец, вероятнее всего обращаясь к Мисте. Прямая осанка, изящные и красивые черты лица и дорогая одежда, могли говорить о том, что человек мог быть аристократом... Если бы не ужасающая аура, принадлежащая именно ему и не кому другому. - Приветствую Вас в моем скромном имении, - между тем продолжал говорить мужчина. - Позвольте представится, мое имя лорд Эфраим, чем я могу помочь вам? - улыбнулся незнакомец, обнажая два острых и тонких клыка на верхней челюсти.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Жилые районы Знати » Особняк семейства Равинов дома Красного Грифона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC