FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №1: 6 Января 17083 года. Иридиум. Артемис и Амелия.


№1: 6 Января 17083 года. Иридиум. Артемис и Амелия.

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Черный, как смоль, он был едва заметен в вечерней мгле. Он шел неспешно, но целеустремленно приближался к своей цели. Это был большое, шикарное имение, коих немало в этой части города - Верхнее Кольцо Иридиума было местом для богатых, способных позволить себе подобную роскошь, как прекрасное имение с чудными садами. Парень был облачен в строгий черный костюм, все, абсолютно все элементы одежды были черного цвета. Легкая черная шелковая рубашка, поверх которой был одет элегантный черный костюм, а так же черные брюки и туфли. Полуэльф не особо любил подобные наряды - они были до жути непрактичными и не особо удобными, особенно для человека, привыкшего свободного размахивать саблями и рубить своих врагов. Но легкий дискомфорт и неудобство, возможные в случае открытого, но маловероятного столкновения, были малой ценой, в сравнении с той, которую озвучил таинственный наниматель, которые всегда были таинственными, в особенности, когда речь идет о аристократах - те совершенно не любили показывать своих лиц, надевая маски, присылая подручных - в общем, всяческим образом скрывая свою личность. Но какое дело было простому наёмнику до личностей его нанимателей? Да никакое. Важен был лишь контракт, заключенный с этим человеком и его условия. Если условия будут выполнены обоими сторонами - все прекрасно, ежели нет... Артемис Мориэл умел находить и наказывать тех, кто пытался его обмануть. В прочем, не будем сейчас о том прискорбном случае с высокопочтенным Виолетом Аэрторном, пусть земля ему будет пухом.
«Я на месте, отлично. Надеюсь, никаких осложнений по ходу дела не возникнет.»
Помимо Артемис к имению стремились и другие, в особенности это были небольшие группки людей - семьи аристократов или же группа друзей-дворян, пришедшие вместе, возможно, после какой-нибудь очередной конной прогулки или еще чего-нибудь. Вскоре путь подошел к концу и парень остановился у входа сразу за супружеской парой. Когда пришло время полуэльф, он подошел к прислуге у входа в имение и быстро назвал имя:
- Ноктис Люцис Каэлум, - сухим тоном молвил юноша, держась истинно по-аристократски. Пробежавшись глазами по списку, седоусый мужчина, что встречал гостей, коротко кивнул, подтверждая, что высокопочтенный Ноктис Люцис Каэлум может пройти в зал к остальным гостям. «Пришлось изрядно потрудиться, чтобы захапать это имя в свое пользование, надеюсь, особых проблем у меня с этим не возникнет. Думаю, Ноктис вполне мог бы провернуть не одно успешное дельце в светских кругах, хе-хе.» Скудно освещенные улицы Верхнего Кольца сменились ярким, прямо-таки купающимся в свете зале. «Тут, наверное, ни единого затененного местечка,» - с раздражением подумал адепт Теней, проходя вглубь зала.

2

Поместье де Мортейнов, за пару часов до бала.
- Сегодня будет пышный приём у… - имя было таким длинным и заковыристым, что девушка не была уверена, что сможет его вспомнить и повторить при необходимом приветствии. – Амелия, ты обязана там присутствовать как представитель де Мортейнов.
- Но отец и ты вполне могли присутствовать, - вяло отнекивалась юная аристократка с неохотой заглядывая в зеркало и тут же встречаясь с критичным взглядом матери.
- Мы уезжаем на другой вечер. Эмил будет с нами, а Бьорн останется заменять отца на случай крайней необходимости. Всё уже решено. И да, смени платье, оно совершенно не сочетается с твоим париком. И зачем ты его носишь?.. 
- А Кира едет? – присутствие лучшей подруги было бы единственным, что скрасило тоскливый вечер в обществе вычурных и высокомерных особ голубой крови.
- Неблагородные не приглашены, - отрезала Лиса, одергивая подол платья и выходя из комнаты с высоко поднятой головой. «Сегодня победа за ней», - проводив взглядом мать, девушка принялась за подготовку к балу.
Приём.
Ами, совсем чуть-чуть приподняв края платья, с накинутым на плечи тёплым плащём, направлялась к имению в одиночку. Хотя, какое одиночество может быть у представительницы аристократии? Чуть поодаль, но на достаточном расстоянии, чтобы вмиг оказаться рядом, шли два стражника, посланные отцом. Они проводят Амелию до дверей имения, а после, дождавшись окончания бала, сопроводят её обратно - к особняку де Мортейнов. С неприязнью окинула компанию давних знакомых, внезапно приметивших её и с учтивыми, холодными улыбками зазывали к себе. Девушка покачала головой, едва приподняв уголки губ. Эти люди были последними, кого она хотела бы видеть рядом с собой.
У входа в имение было несколько слуг, среди которых - немолодой мужчина лет сорока-пятидесяти, обладатель седых усов по которым и можно угадать его возраст, державший зажжённый канделябр и список приглашённых («Зачем он ему, канделябр? Свет из окна так бьет в глаза, что имена на пергаменте можно без особых проблем различить?» – Амелии хотелось усмехнуться, но здесь не то место, где в открытую можно выражать истинные эмоции. – «Ах, ну да, ещё один показатель роскоши и достатка – он же из золота»). Девушка приблизилась и неторопливо, размеренно произнесла:
- Амелия Аксель Лиса де Мортейн, - кивок и Ами, воровка из Нижнего кольца и высокородная аристократка из Верхнего могла пройти внутрь.
Юная представительница рода судьи де Мортейна решительно шагнула в зал, окинув его высокомерным и в меру любопытным взглядом. Яркий свет бил в глаза, леди сверкали украшениями и ушитыми золотом-серебром нарядами. Джентльмены вели себя более скромно, если можно так сказать, но изысканность и богатство прослеживалось в каждом их жесте, в каждом тщательно взвешенном слове и, разумеется, лживых вежливых улыбках.
Скинув плащ, который подхватила первая же служанка, Амелия натянула дружелюбную улыбку – с ролью актрисы она хорошо справлялась. В распущенные волосы цвета морской волны были вплетены серебряные нити, ярко-голубые глаза, можно подумать, светились от счастья присутствовать на приёме. Разумеется, это был фарс, очередное представление, слишком похожее на те, что девушка разыгрывала в театре. Лёгкое платье в пол с оголёнными плечами было холодных оттенков и особенно шло Ами, обладательнице аристократической бледности. Оно шилось на заказ, главным требованием которого была накидка из призрачного шёлка и удобство в ношении. «При желании я могу в нём и побежать», - с удовольствием отметила девушка, свободно двигаясь по залу, рассылая улыбки и кивки. Завершали образ туфли без каблуков и брошь с ярко-синим гербером.
Рассматривая зал и присутствующих, Амелия с досадой подмечала, что практически со всеми знакома и все их тёмные секреты – которые на самом деле давно всем известны, но все активно делают вид, что не знают -  то и дело мелькали перед глазами.
Перед глазами мелькнул до этого неизвестный Амелии юноша – она впервые встречала его и была удивлена его нарядом. Абсолютно всё было чёрным, что не совсем обычно для приёма. Хотя бы рубашка, хотя бы какой-то аксессуар, по обыкновению, создает контраст. Здесь этого не было. Интерес к персоне юноши возрастал, но тему для светской беседы девушка никак не могла придумать, так что подошла к нему с простым и банальным для такого вечера вопросом.
- Здравствуйте, - изысканный реверанс и взгляд тут же поднимаются к лицу юноши. И замирает с неприкрытым удивлением. «Красные глаза? Кто он? Человек, но пользуется линзами? Или эльф? У светлых такого оттенка нет…тёмный? Да нет, что за чушь. Что тёмному эльфу тут делать?», - отношение Амелии к тёмным эльфам было путанным: уважение, смешанное с опасением и нежеланием пересекаться. Но всё же она больше склонялась к варианту с линзами (в конце концов, сама этим грешит), так что как можно скорее откинула свои подозрения. На миг смешавшись, девушка вернула вежливую улыбку, но не сумела скрыть любопытства, то и дело мелькающего у неё в глазах. – Этот приём весьма…изыскан. Как вы считаете? – самый нейтральный вопрос, задаваемый на балах. «Что вы думаете о том? Что вы думаете об этом? Как считаете? Прекрасно, не правда ли? Если бы ко мне приблизились с таким щебетом, я бы сбежала как можно скорее. А как поступит он? Похож на дворянина, но изредка выходящего в свет».

3

Облаченный во все черное, юноша неспешно проходил между гостями, легкой улыбкой и кивком здороваясь с каждым встречным. «Такими темпами у меня скорее голова отвалиться, нежели здесь закончатся эти аристократы...» Внутреннее недовольство так и рвалось наружу, желая проявить себя в презрительной ухмылочке, что определенно вызвала бы выражения ужаса и неподдельного удивления на лицах всех присутствующих, или же в полный неприязни взгляд, одно касание которого сможет нанести неимоверный урон чести любого уважающего себя аристократа, а может быть даже и какую-нибудь резкую фразу молвить на очередной приторное и лживое пожелания здравия и прочих баснословных благ, коим, что ни удивительно, сбыться никогда не будет дано. Но все это легко удерживалось на коротком поводке - Мориэл был профессионалом и умел держать себя в руках когда это было нужно. Все это было необходимой жертвой - немного потерпеть, походить в этой приятной для окружающих маске, чтобы быстро сорвать ее в нужный момент и вонзить кинжал в сердце того, чья смерть была куплена у полуэльфа три дня назад. «Так просто, хе. Мешок золота и ты уже можешь решать кому жить, а кому умереть. А когда этого золота немерено, то себя можно и богом почувствовать, карая всех, кто неугоден. Уже одно это прекрасный повод презирать таких людей.» Какая-то очередная высокородная дама, проходя мимо кивнула и очаровательно улыбнулась. Ноктис ответил не менее очаровательной, теплой улыбкой, а его голова плавно кивнула. Иногда к жертве нужно подобраться вплотную, совсем-совсем близко, а чтобы это сделать - нужно уметь скрываться себя, прятаться. Или же сделать все, чтобы жертва была абсолютно уверенна в своей безопасности. Кто же заподозрит приятного и улыбчивого дворянина, одного из гостей вечера, того, у которого даже нет мотивов для совершения покушения. А ведь здесь, в зале, наверняка присутствуют люди, что в тайне мечтают о смерти того, чья смерть была куплена три дня назад. «Его дочь даже не подозревает, что в этот вечер лишится отца,» - со странной горечью подумал Артемис. Он предпочитал всегда получить всю информацию о своей жертве и знал, что у этого человека была жена и двое дочерей, одной из которых было около восемнадцати, а второй - шесть. И юноша понимал, что своей работой причинит им боль, но лишь сейчас, когда он мимо него прошла эта девушка, дочь его жертвы, он задумался о том, что же в действительно собирается сделать. «Конечно же, убить его. Контракт есть контракт. А всякие бредовые мысли не должны отвлекать меня от поставленной задачи.» Сложно порой было перебороть возникающие внезапно сочувствие, сопереживание и прочие "бредни", как их порой называет полуэльф, что так мешают в его работе. Наёмный убийца не должен проявлять сострадания ни к жертве, ни к родственникам жертвы. Его работа - убивать. А если что-то мешает ему убивать - эти помехи следует устранять.

- Здравствуйте, - очередное приветствие, на которое мог бы последовать очередной ответ, после которого юноша продолжил бы скучать на этом чертовом мероприятии. Несколько раз до этого к нему уже подходили девушки, некоторые даже стремились составить компанию - благо, Мориэлу удавалось избавиться от нежелательных спутниц, щебетание которых начинало изрядно раздражать. Однако в этот раз было все несколько иначе. Девушка, подошедшая к Ноктису-Артемису, заметно выделялась - бирюзовые волосы, совершенно необыкновенный цвет которые малость удивил парня, тем более, что девушка была определенно человеческих кровей. «Далекий предок эльф? А может, парик? Интересно только, зачем?» Изысканный реверанс, который маг видел уже в исполнении не одной девушки, а затем... она посмотрела ему в глаза. И была определенно удивлена. И не удивительно, Артемис уже привык к тому, что цвет его глаз порой способен вызывать неподдельный интерес. В прочем, пока еще ни одна из присутствующих особ не выражала столь явного интереса к его глаза, предпочитая проявлять оный к нему целому.
- Здравствуйте, - приятный, мелодичный голос, не столь мелодичный и певучий, какой можно было бы услышать в Левиане или Нур'Цураге, но все же выделяющийся особой красотой звучания по сравнению с простыми человеческими голосами. Парень с легким интересом смотрел на девушку, а рука его меж тем уже взяла ее ручку, чтобы осуществить мягкий, скромный поцелуй. Это был необязательно, но Артемис пожелал это сделать. Она словно бы на миг потерялась, удивленная этой встречей, что даже в некоторой степени позабавило полуэльфа, но вскоре взяла себя в руки и лишь в глазах ее читалось то любопытство, что искрилось в ее глазах.
– Этот приём весьма... изыскан. Как вы считаете? - один из самых распространенных вопросов, звучащих на подобных мероприятиях. Мориэл не очень понимает ради чего каждый раз аристократы обменивают между собой подобными вопросами с весьма нейтральными и сухими ответами. Все это было словно бы элементом некоего дурацкого и совершенно бессмысленного ритуала, суть которого Артемис не мог понять.
- Хозяева постарались на славу, спору нет, - улыбнувшись, ответил полуэльф и он вновь заглянул ей прямо в глаза. Ему было интересно, как поведет себя эта девушка далее, проявит ли таки свое любопытство или же, обменявшись парочкой нейтральных фраз, вновь вернется к блужданию меж гостей, оставив юношу одного. «Даже не знаю, что именно я бы предпочел больше,» - невольно подумал парень, мимолетом глянув на помянутых хозяев, двух супругов, беседовавших с тремя аристократами в совершеннейшей нейтральной манере, сохраняя на лицах вежливые, но фальшивые улыбки.

4

- Хозяева постарались на славу, спору нет, - Амелия с искренней – фальшь порядком начала надоедать, а новое лицо на таком посредственном и обычном вечере могло оказаться ей приятным – улыбкой кивнула, принимая на обычный вопрос стандартный ответ. Конечно, обычно аристократы более красочно описывают свой восторг, совершенствуясь таким образом в красивом и, в принципе, довольно безобидной лжи, но Ами уже поняла, что новый знакомый сдержан. «И галантен», - с лёгким наклоном головы, ответила девушка. – «Этот прием такой скучный и пресный, может, капля риска мне и не повредит...Правда, слухи будут ходить, если я так поступлю, но аристократия и так считает меня взбалмошной девчонкой».
Приподнявшись на носочках, Амелия потянулась к уху молодого человека и с лёгкой улыбкой негромко проговорила:
- Но все мы знаем, что этот вечер скучен. Здесь собрались неприятели и враги, прячущие истинную сущность за фальшивыми и бесполезными улыбками. И не мерзко вам быть здесь?
- Хотя, - продолжать в таком положении было неудобно, так что как точку опоры Ами выбрала грудь красноглазого, легко положив на неё руки, и беззастенчиво продолжая улыбаться. – Оглядитесь. Вы пользуетесь определённой популярностью, ni’ melin.
«Обращение «мой дорогой» довольно заманчиво, сложно удержаться, чтобы не назвать кого-то так…Будь то угроза или вежливое обращение».
Амелии было интересно, как отреагирует на подобную провокацию новый знакомый. Дело в том, что истинный аристократ, с детства посещающий приёмы и балы должен состроить гримасу ужаса и непонимания, как можно скорее откланяться от «лишенной и капли вежливости грубиянки». Прямое нарушение всех устоев аристократии и правил этикета.  Ами знала, чем рискует, от того ей было ещё более любопытно.
Отстранившись, наконец, от красноглазого, девушка скромно потупила взгляд, создавая для окружающих впечатление тайного и личного разговора. Слухи уже начали проходиться по залу, где общение на любые темы, не касающиеся политики, законов и религии сами по себе были новостью. А уж интригующая беседа всем хорошо знакомой Амелии де Мортейн с неким молодым человеком, который, несомненно, был знатного рода, раз сумел попасть на вечер вполне могла стать сплетней дня, обрастающей всё новыми подробностями с каждой минутой. В конечном итоге её признают легкомысленной, а красноглазый будет удостоен парой неприязненных взглядов. Реакция зала забавляла Ами, отчего она пропустила момент, когда музыканты затянули бальную мелодию. Девушки и юноши голубых кровей закружились в центре зала, оттесняя одиночек.

5

Когда работаешь под покровом чужого облика, очень важно сохранить на лице маску выбранной персоны, ничему не дать поколебать уверенность окружающих в том, что то, что они видят - это истинный облик, а не фальш, лишь искусная игра искусного актера. Применить все свое умение на то, чтобы укрепить в сознании жертвы этот образ, образ того, кто не представляет угрозы. Артемис неплохо держался роли Ноктиса, выходца из дворянского семейства из северного Блекмора, Каэлумов, которые вот уже как два года стали чрезмерно скрытными, а на приемах на протяжении этих двух лет так и вовсе никто из этой семьи не появлялся. До сего момента. По крайней мере официально, ведь на самом деле члены этой семьи были мертвы, а имя... а имя было просто взято себе как своеобразный трофей. Весьма полезный трофей, ведь имя северного дворянина открывало некоторые приятные возможности, пусть и приходиться для их реализации прилагать некоторые усилия и задействовать связи. Но разве это такая уж проблема для наёмного убийцы, работающего с разными сословиями и имеющего разных знакомых. «Хе-хе, кто бы мог подумать, что у одиночки-убийцы может быть так много знакомых?»

Последовавшее поведение девушки определенно было для юноши неожиданным. Он ожидал либо окончания беседы, либо же продолжения ее в том же сухом, нейтральном тоне, в крайнем же случае попытки заигрываний и флирта. Однако все отнюдь пошло не по стандартному для подобных мероприятий сюжету. Девушка встала на носочки, потянувшись к уху полуэльфа, чтобы шепотом проговорить ему весьма неожиданные слова, кои редко услышишь на подобных мероприятиях. Слова девушки были необычайно правдивы, в них не было слащавой лжи, приторной лести, коими все вокруг было увито и опутано. Красноглазый криво усмехнулся, наклонив голову поближе к Амелии, пряча свою насмешливою ухмылочку, демонстрирующую истинное отношение парня к этому приёму. Определенно, свидетели еще долго будут сплетничать о поведении юных аристократов. Кто-то осуждая, кто-то с ярко-выраженной завистливой неприязнью, а кто-то с веселыми смешками. Мориэлу было все равно на подобную болтовню, хотя бы потому, что здесь он под совершенно иным, не своим именем. А меж тем руки девушки легли на грудь парня - «опору нашла, хех,» - сразу догадался юноша. Ее приятная и беззастенчивая улыбка была встречена легкой и не менее приятной улыбок. И она была отнюдь не из тех улыбочек, коими фальшивый Ноктис награждал встречных аристократов, но искренняя, настоящая и от того она казалась еще более привлекательной здесь, где каждая улыбка была преисполнена лжи и обмана. Сам же юноша малость взволновался, все же девушка была слишком близко, настолько, что не привыкший к подобному парень даже смутился, хоть и не выказал совершенно никакого вида относительно этого.
- Порой обстоятельства вынуждают посещать подобные мероприятия не считаясь с нашей собственной волей, - ответил юноша, глядя девушке в глаза. Когда та помянула популярность, парень невольно огляделся и приметил взгляды некоторых персон, некоторые были исполнены неприязни, другие же были более приятными, пусть и были совершенно безразличны полуэльфу.
- Популярность вещь неоднозначная, - улыбнулся псевдо-дворянин. - Не могу сказать, что некоторое внимание со стороны прекрасного пола мне не льстит, оно, в целом, приятно, но... сами понимаете, не каждый самовлюбленный аристократишка может смериться с мыслью, что у него появился соперник. На лице так и сохранилась улыбка, а в тоне голоса чувствовали теплые и приятные нотки. Внешне Ноктис сохранял вид улыбчивого и приятного юноши, несмотря на те слова, которым очень подошли бы нотки легкой презрительности и насмешки, столь привычные Мориэлу, но совершенно редко встречающиеся в речи Каэлума. И теперь уже Артемису было любопытно посмотреть на реакцию девушки на его непростительно правдивые слова. Позволь он себе подобное высказать кому из этих самых "самовлюбленных аристократишек", то нанес бы его гордости просто непоправимый ущерб. Между тем Артемис и заметить не успел, как произошла смена музыки и в центре зала закружились первые парочки, постепенно увеличивая свою численность и оттесняя не танцующих подальше от центра.
- Я бы с удовольствием пригласил вас на танец, но должен признаться, что совершенно не умею танцевать, - развел руками в сторону полуэльф, виновато улыбнувшись.

6

Юная аристократка отстранилась, заправляя бирюзовую прядь за ухо. Скромная и застенчивая улыбка хорошей актрисы подозрительно была похожа на искреннюю, но, увы, нет. Старательно отводя взгляд, девушка натыкалась на разные косые и откровенные взгляды. Среди не танцующих персон они были звёздами вечера. «Как досадно, пораньше сбежать не удастся – дома уже будет разнос о моей легкомысленности и наплевательском отношении к роду де Мортейнов», - лицо чуть не исказила усмешка, но Ами вовремя успокоилась. – «Конечно, я отвечу, но младшая дочь не может повредить репутации безобидным флиртом, пусть его и не было…Почти не было».
Для гостей вечера Амелия была наиболее интересным объектом, чем её знакомый, с которым они столь откровенно и беззастенчиво шептались на глазах сплетников. Такая гамма эмоций на лице молодой девушки! Чуть покраснев, юная аристократка старательно делала вид смущённой неким предложением – которое уже было придумано и во всех подробностях гуляло по залу – леди, краем глаза подмечая изменение настроения в зале.
«Обидно, что музыка заиграла так не вовремя! Я могла бы столько услышать интересного о себе и молодом человеке», - с горечью подумала Ами, на публике продолжая играть роль потерянной и скромной (скромной настолько, что сама положила руки молодому человеку на грудь, хех).
- Вы действительно правы, будь то обстоятельства или определённые обязательства, но мы вынуждены выполнять долг присутствия на подобных приёмах…ради дешевой потехи несчастным сплетникам. Перетирают кости всем подряд, и каждый добавляет новую извращённую подробность в рассказ, - зло процедила Амелия, отрицательно махнув рукой юноше. «Теперь моя репутация восстановится, будем надеяться. Порядочная девушка, ни на что не соглашаюсь и не исчезаю. Вся на людях, открытая и эмоциональная. Сама невинность», - веселая улыбка чуть не сломала весь образ сконфуженной леди, но была вовремя переиначена на польщённую и благосклонную.
- А вы хороший актёр, - подметила Ами, улавливая жестокую правду в словах молодого человека, но и подмечая то, что его мимика прекрасно отработана, а тёплый и в целом приятный тон не соответствует репликам. Это не играло никакой роли, потому как местные носители голубой крови предпочитали видеть только внешнюю сторону - персонажа, но не актёра. «Подозреваю, то, что находится за кулисами во время антракта ни мне, ни уж тем более гостям не понравится. Если нам доведётся увидеть его истинное лицо, конечно».
– Прекрасно играете роль самовлюблённого аристократишки, - слащаво улыбнувшись, девушка прекратила лицемерничать на публику и снова приблизилась к знакомому. Игра с публикой, её негодованием ей определенно нравилась: не влияет на семью и время на пресном вечере тратится с пользой, в приятной компании.
- Аристократ, не умеющий танцевать? Занятно, однако. Только вот… - тут девушку перебил подошедший знакомый – Колфилд с непроизносимым родовым именем.
- Позволите пригласить вас на танец, леди Амелия, - галантно поданная рука и аристократка инстинктивно отстраняется от Колфилда, с трудом скрывая отвращение.
- Прошу меня извинить, но, как видите, я занята крайне увлекательным разговором с этим господином, - сухо отвечает она, замораживая всем своим видом. Выпрямившись и вздёрнув нос, девушка взглядом указывает на противоположный конец зала, требовательно скрестив руки на груди. Колфилд краснеет, после отчаянно бледнея и, коротко поклонившись, исчезает среди танцующих отыскивать новую спутницу на вечер.
Повернувшись обратно к молодому человеку в чёрном, которым по-прежнему была заинтригована, девушка была удивлена, что стоит слишком близко. То есть, взгляд, которому полагается быть направленным в глаза собеседнику, упёрся в грудь юноше. Отойдя на пару шагов и проклиная Колфилда, от которого она брезгливо отшатнулась в сторону красноглазого.
- Сегодня что, всё против меня? – пробормотала Амелия, понимая, что старательно создаваемая эти пару минут репутация скромной и невинной леди летит к чертям. «Теперь уже бесполезно разыгрывать карту милой и благовоспитанной, только хуже будет».
- Порадуйте меня своим именем, - реплика с вопросительной интонацией сорвалась прежде, чем девушка как следует успела подумать. «Когда буду слушать сплетни за спиной хоть буду знать о ком идёт речь, помимо меня», - таки решила Ами.

7

Парень с интересом следил за собеседницей, только сейчас начиная улавливать тайную игру, игру со всем залом и его гостями, которую активно вела девушка. Пока они разговаривали, некоторые действия двух аристократов уже давно успели привлечь к себе немало внимания со стороны некоторых из гостей, сплетни так и кочевали от одного к другому, обрастая все новыми подробностями. Девушка же, похоже, пыталась как-то влиять на их рост и развитие, подстраивать их к тому, что ей было наиболее выгодно. Это вызвало некоторое одобрение у полуэльфа, пусть внешне он никак этого не выказал.
- Благодарю, - ответил юноша на комментарий девушки, оценившей его актерские способности. А последовавшие слова аристократки заставили чуть усмехнуться юношу. Заиграла бальная музыка и тут, кинув взор на танцующие пары, Каэлум-Мориэл решил признаться о некотором своем пробеле в умениях и талантах. Актером он был неплохим, но вот танцевать, увы, совершенно не умел.
- Аристократ, не умеющий танцевать? Занятно, однако. Только вот…
Девушка не успела закончить своей фразы, как вдруг подошел неизвестный Артемису молодой человек. В прочем, здесь многие личности были ему незнакомы. Индивид решил пригласить девушку на танец, - к слову, теперь полуэльф узнал ее имя, Амелия. Однако, согласия молодой человек определенно не получил, хотя, возможно, очень даже его ожидал. Отказ, жестокий и беспощадный, словно пощечина, ударили в безымянного аристократа. Артемис внутреннее ухмылялся, едва сдерживаясь, чтобы не позволить ухмылочке, насмешливой, ехидной, гаденькой вырваться на поверхность, разрушить тот тщательно выстроенный образ, скрывающий то, чего видеть гостям и хозяевам приема определенно не следовало. В ответ на отказ парень продемонстрировал чудесный трюк мимикрии, присущий некоторым животным и монстрам, сначала сильно покраснев, а после изрядно побледнев. Он поклонился и ушел, напоследок глянув на полуэльфа, как ему показалось с неприязнью.
Осознание того, что девушка слишком близко стояла к нему, пришло к Артемису примерно в тот же момент, когда оно пришло и к Амелии. Полукровка едва сдержался, чтобы сохранить непоколебимое спокойствие и не выдать себя хоть какой-нибудь эмоцией. «Это было бы совершенно не к месту.» Девушка отстранилась и что-то пробормотало, Мориэл не разобрал всех слов, но более-менее понял, что могла означать фраза. «Хех..»
- Ноктис Люцис Каэлум, - улыбнувшись, ответил полуэльф, глядя своими необычными алыми глазами прямо в глаза девушки. - Приятно познакомиться. Действительно приятно.

8

- Ноктис Люцис Каэлум. Приятно познакомиться. Действительно приятно.
- Взаимно, господин…Ноктис, - вежливо улыбнулась Ами, несколько нервно осматриваясь и покручивая, больше по привычке, бирюзовый локон. Нежные, морского цвета глаза скользили по залу, то и дело останавливаясь на танцующей паре, на улыбающихся и увлеченных светской беседой дворянах. Но эта нервозность – лишь показатель задумчивости, попытки юной аристократки припомнить некоего Ноктиса, которого, хотя бы на одном приёме, должна была застать. Но безуспешно: образ красноглазого юноши прочно бы засел у девушки в голове. Уверенность в том, что Каэлумы – затворники или неблагородные дворяне, род которых пошёл от какого-нибудь рыцаря, крепла. Этот вопрос вызывал у девушки жгучее любопытство и недоумение. «Затворничество вполне объяснимо в наши дни. Особенно когда в мире так неспокойно…и когда это практически не касается благородных. По крайней мере, не всех. Но если род изначально неблагороден, то попасть на вечер было невозможно – Киру и остальных ведь не пригласили. Здесь собраны – хм, как там гувернантка любила говаривать? – сливки общества».
Когда Амелия снова наткнулась на внимательные алые глаза, решила разрушить неловкое молчание, тяготившее её в основном из-за возникшей вследствие задумчивости.
- Откуда у вас столь необычный цвет глаз? С позволения, у меня много догадок, - хмыкнула девушка, осуществляя свою цель: закидывая Ноктиса вопросами. – Сама обычная и скучная, в которую мне совсем не хочется верить – линзы. Но в них взгляд стекленеет, как, к примеру, у меня. – Ами не обратила внимания, что раскрыла секрет необычно холодных глаз – в обществе это не было секретом. Все знали это, но вот настоящий оттенок видели немногие…Только семья и подруга. – Второе: вы вампир? А если укусите, возможно обращение? Хм, если так, то, боюсь, мне придётся с криками бежать или падать в обморок. Что более прилично леди: жизнь или этикет, по которому я просто обязана лишиться чувств?
Юная аристократка негромко посмеивалась, рассматривая Ноктиса и с нетерпением ожидая его реакции на такую жуткую тираду.
- Ну, и последний вариант: необычное родство. Вампиры вроде как детей иметь не могут, значит, в семье имелись эльфы. Ваши волосы чёрны, а кожа, напротив, бледна. Значит, слава богам, вы не связаны с Ману Астар. Со светлыми эльфами у меня было личное общение, хоть и недолго – красноглазых среди них нет. А вот тёмные эльфы – это наиболее на вас похоже, - теперь уже девушка не смеялась, не осталось ни улыбки на миловидном лице. Подойдя к молодому человеку, она слегка коснулась его волос, собираясь получше рассмотреть уши – самый явный признак какой-либо эльфийской крови.
Разоблачать юношу, если всё раскроется, Амелия не собиралась. Собеседник был интересен и присутствует он здесь вряд ли из любви к такому времяпрепровождению – зачем выставлять перед обществом в дурном свете? «Порой обстоятельства вынуждают нас посещать подобные мероприятия, не считаясь с нашей собственной волей».
«Но если красные глаза объяснимы, то что делать с бледностью? У эльфов она распространена, у вампиров – тоже. Люди же настолько критичным оттенком кожи не обладают. Хоть что-то из этого подтвердится – возникнуть новые вопросы. Нечисть или эльфы…все довольно редкие гости приёмов Верхнего Иридиума. И имя бы такого определенно не было бы в списке приглашенных», - рассуждала Ами, но тут спохватилась, понимая, что мысли идут в совсем абсурдном направлении. – «Успокойся, Амелия. Возможно, это просто освещение обелило его кожу, а хорошо подобранные линзы не дают эффект «стеклянных глаз». Что за абсурдные теории?».

9

Полуэльф с легкой долей любопытства наблюдал за девушкой. В ней и ее действиях прослеживалась некоторая нервозность, задумчивость, она оглядывалась, смотря то на тех, то на других, но мыслями они была наверняка обращена не к ним самим, а к чему-то иному. Или кому-то. «Наверное, пытается припомнить кого-то, носящего имя Каэлум или даже меня самого. Хех. Но припомнить не удастся, ведь я бы точно запомнил, если бы виделся с ней когда-то. А я не виделся. Сомневаюсь так же, что она помнит Каэлумов. С того дня прошло два года, но даже до этого эти ребята не были шибко падкими на приемы и поездки в столицу. В общем-то, я мне тогда весьма повезло с заказом, ведь Каэлумы прекрасно играют свою роль моей маски.» Неловкое молчание висело между двумя молодыми людьми, но оно совершенно не напрягало полуэльфа. Это молчание вполне его устраивало и ему было интересно, что последует от этой особы далее. И девушка не заставила себя долго ждать. Эти глаза, нежные, холодные, глаза цвета морской волны столкнулись с прямо-таки кровавым взором полукровки. Сейчас, когда образ надежно сидел на нем как новенький фрак, а маска надежно скрывала истинное лицо, в алых глазах лишь была загадка, были искорки любопытства, кое в действительности испытывал парень к этой особе. Маска надежно скрывала расчетливый взгляд наёмника, холодный, но не из-за линз, а хладнокровия и равнодушия. Леди Амелия, полного имени которой юноша так и не узнал, но узнавать и не считал нужным, вновь заговорила и на этот раз предметом дискуссии стали его глаза. Что же, в этом не было ничего необычного. Артемис уже привык к тому, что некоторых сильно берет за любопытство факт его красноглазия, привык он так же порой величаться вампиром, несмотря на то, что схожего с ними кроме бледности и красноглазия ничего не имел. В прочем, красноглазие не входит в чисто тех признаков, по которым можно уверенно определить вампира - среди вампиров встречаются и глаза других цветов. Однако, немногие непосвященные в тему вампирской расы знают об этом факте, имея в голове лишь привычный образ бледного и красноглазого аристократа.
Кроме того Мориэл уже с самого начала знакомства приметил особую долю любопытства в чудных глазках этой особы, что были посвящены его собственным, не менее чудным глазкам, а потому совершенно не удивился ее вопросу. «Линзы, значит. Значит это и есть то, что делает взгляд холодным. Каков же он без этих маскирующих штучек?» Юноша не смог сдержать слабого смешка, что все же пробился когда речь зашла о вампирах. «Как хорошо, что охотники на вампиров и церковники не принимают меня за вампира. Иначе все это не было так забавно.»
- Будь я вампиром, то не стал бы себя раскрывать, - обворожительно улыбнулся Мориэл-Каэлум, демонстрируя белые, но совершенно не вампирские зубы. - Но это не так, хех. Хотя, должен заметить, меня нередко за него принимают, что изрядно забавляет.
И был озвучен третий вариант - наследство от родителей. Артемис не очень любил говорить о своем происхождении, так как это лишь ворошило события прошлого, те самые события, что привели его на темный путь наёмного убийцы, те события, когда юноша совершил свое первое убийство. Пусть тело его отца и поглотил пожар, но пожар был создан его магией и полуэльф склонен считать, что это его сила убила старого ассасина. В прочем, легче от этого не становиться, так как парень предпочел куда более жестокую и изящную месть. Образ держался неплохо, но во взгляде все же промелькнула легкая тоска и глубокая боль, кои Мориэл так усердно скрывал в глубинах своей души, в самых темных ее уголках, скрывая от мира всего и от самого себя. Он не любил давать волю чувствам, а уж тем более тогда, когда находился на задании. Тем более, что сейчас это могло с легкостью разрушить его образ, столь старательно построенный.
Девушка вновь приблизилась к нему, потянув руку в волосам. Ни Ноктис, ни скрывавшийся за ним Артемис не стали предпринимать никаких ровным счетом действий. Парень знал, что если раскроется его происхождение, это может вызвать целый ряд вопросов. Пусть Каэлумы даже при жизни были не достаточно открытыми и известными лицами, но даже в их родне полуэльф, тем более темной крови, может вызвать немало вопросов. Еще хуже, если кто-то начнет пытаться копать вглубь, неважно из-за любопытства или желания насолить соседу. «Я сильно рискую. Если она меня раскроет - все пропало.» Но даже понимая это, парень не спешил мешать девушку осуществить проверку. Со стороны, возможно, это выглядело достаточно интересно и у сплетниц быть может найдется еще что пообсуждать. В прочем, сейчас полуэльф волновала лишь реакция девушки.
- Я буду тебе очень признателен, если это останется между нами, - негромко произнес юноша, когда девушка таки добралась до его уха и смогла наконец получить ответ на свой вопрос, разгадать загадку столь любопытных ей красных глаз. Внешний вид аристократа Ноктиса не подвергся изменения, он надежно держал свою маску на лице. Артемис пристально смотрел в глаза Амелии, ожидая ее реакции.

10

Амелия с лёгким недоумением увидела не такие длинные, как у эльфов, которых доводилось встречать, ушки с заострёнными концами. «Так у тёмных эльфов ушки покороче, чем у лесных собратьев? Или Ноктис – полукровка?», - опустив руку, девушка с поражённым видом перевела взгляд на лицо юноши. – «Черты лица красивые, бледен, обладатель красных глаз, и, что более всего пугает, остроконечных ушей. Матушка была права – я всегда выбираю неподходящую компанию», - нервно улыбнулась Ами. Она и не думала, что хоть одна из её безумных теорий подтвердится. Как оказалось – зря.
-  Я буду тебе очень признателен, если это останется между нами.
Негромкий голос вывел девушку из задумчивости и заставил вздрогнуть, изучающие алые глаза будто ждали ответа.
- Само собой. Вечер будет безнадёжно испорчен, откройся такая животрепещущая подробность – в родословной Ноктиса Люцис Каэлума – о боже! – не числится тёмный эльф, - Амелия тут же приняла невозмутимый вид, беззаботно отвечая юноше всё так же негромко. Когда это было необходимо она могла чудесно держать себя в руках. Единственное, что могло выдать её состояние – некоторая настороженность во взгляде, которая никак не вязалась с расслабленной и получающей удовольствие от приёма аристократкой.
«Я мало знаю о Каэлумах, но одно точно – имя не эльфийское, а иридиумская аристократия и не приняла бы полукровку под своё покровительство. Даже четверть-эльф мог оказаться под большим сомнением. Можно ли считать, что имя Ноктиса не принадлежит этому юноше?», - девушка чуть нахмурилась, но тут же чуть удивлённо отвела взгляд, быстро находя двух леди, пытающихся отвоевать какого-то молодого человека с его правом на танец. Бедняга совсем растерялся и раскраснелся, что причислять к высшим слоям аристократии Ами этого мальчишку не спешила бы. Хмыкнув, девушка вернулась к своим невесёлым мыслям.
«Если это – не Ноктис, то где настоящий? В своих владениях, в путешествии? На…том свете?», - де Мортейн скептично улыбнулась, бродя взглядом по залу. – «Это маловероятно, я бы даже сказала невозможно. Ведь должен быть кто-то, кто знает, как выглядел реальный Каэлум? Судя по реакции зала, благородного – а держится он, кстати, замечательно, истинно аристократически – Ноктиса видели впервые и желали встречать почаще».
Амелия перевела взгляд на юношу, как бы в задумчивости рассматривая его с ног до головы. Выглядело это нескромно и невежливо, но такие мелочи между людьми, о которых сплетни и похуже по залу бродят, были несущественны.
«Допускаю, что это не Ноктис, что этот даже не связан с ним. Или связан, но с печальным концом для Каэлума…Да нет, чушь, если бы он был мертв Иридиум об этом знал. Но если всё же так, то что он забыл здесь? Вроде, приём не доставляет ему удовольствия. У него здесь встреча? Но деловые вопросы и переговоры на увеселительных вечерах – редкость и абсурд».
- Я не спрашиваю, зачем вы здесь – боюсь, что информация может оказаться ещё более шокирующей, чем ваше происхождение, - тихо сказала Амелия, исключая возможность разговора быть подслушанным. – И интерес во мне больше вызывает ваше имя. О Каэлумах мало что известно, но они есть. «Или были». – Родословная их может храниться в городском архиве. И я сомневаюсь, что найду там эльфийское имя. И сомневаюсь, что внешний вид Ноктиса Люцис Каэлума никогда не обсуждался – не слишком ли его внешность экзотична для простого человека?
- Кто вы, милейший?

Разумеется, правду Ами и не надеялась услышать. Более, она не верила, что ей вообще ответят на этот вопрос – вполне можно уйти, сославшись на грубость собеседницы. Но попытаться девушка просто не могла.

11

«Она поражена...» Тут и умелым психологом не надо быть, все это легко читалось на лице девушки. Несмотря на то, что она сама озвучила этот самый вариант в третьем пункте своих предположений. «Видимо, не ожидала, что так оно и окажется. Думала, что действительно просто линзы? Ну да, почему нет? Среди аристократов не приветствуются межрасовые связи и полукровка-наследник вызвал бы чуть менее, чем серьёзное осуждение со стороны общественности. Мое происхождение... принято считать грязным и...» Он отбросил мысли, ему они не нравились. Мориэл уже не раз проходил через это. Полукровка, выродок, чужой среди и тех, и других. Даже люди, более терпимые к полуэльфам, не всегда принимали его. А Артемис и не жаждал этого, ведь в душе он тянулся к своим эльфским корням, но там... По сравнению с темными эльфами, светлые относились к своим полукровкам заметно более мягко. Юноше никогда не светит быть признанным народом своей матери, никогда ему не попасть на земли темных эльфов, в Нур'Цураг, никогда не стать своим среди тех, к кому он так тянется душой. И это неприятно, обидно, сильно задевает и раздражает. Но с этим ничего не поделаешь - лишь чудо или благословение самой Малласы смогут исправить положение. «И как бы на то отреагировали Нуры, случись так, что какой-то грязный полукровка был благословлен их Богиней? Хех, если никаких подтверждений достаточно весомых не будет - меня убьют самым жестоким образом, какой только возможен. С ними на такие темы лучше не шутить, хе-хе.»
- Само собой. Вечер будет безнадёжно испорчен, откройся такая животрепещущая подробность...
Это несколько облегчало. Почему-то парень верил, что девушка не станет раскрывать его секрет. Но вместе с тем был уверен, что навлек на себя немало неприятностей. И не удивительно ведь! Девушка взяла себя в руки достаточно быстро, лишь взгляд все так же выдавал ее. Точно Мориэл сказать не мог, но взгляд казался ему настороженным. «Подозревает меня в чем-то неладном.» И, скорее всего, так оно и было. Полуэльф внимательно смотрел на девушку, молчал. Амелия предавалась размышлениям и, полуэльф не сомневался, их объектом был он и его происхождение. Что именно она думала по этому поводу парень не мог сказать наверняка, он лишь надеялся на то, что все не слишком уж плохо. А ведь ему еще убийство осуществлять надо. Убийство. Темно-алые глаза скользнули по залу. Две барышни голубых кровей, делавшие вид, что им совершенно не интересны Ноктис и Амелия, и которые определенно сплетничали о них, сопровождая сплетни смешками и хихиканьем. Был какой-то парень, поглядывавший с ярко-выраженной завистью на танцующую пару - возможно, он хотел пригласить танцующую девушку, а может она предпочла выбрать того, с кем танцевала. Полуэльфу, в общем-то, было плевать и на того, и на других, третьих и вообще всех здесь находящихся. Лишь его цель, жертва, чьей крови предстоит испортить сегодняшний день для хозяев приёма. Он разговаривал с каким-то пожилым аристократом, они что-то обсуждали - что, сложно сказать да и не особо интересует полукровку. Его волновало лишь одно - когда хозяин имения решит побыть в одиночестве. Выйти погулять в сад, подышать свежим воздухом, или же уйти в свой кабинет, а может и не в кабинет, а в какую иную часть здания. Убийство должно быть незаметным, без свидетелей. Меж тем девушка все успела обдумать и вырвала Артемиса из его мыслей, кровавые глаза встретились с ее, укрытыми линзами. Он все еще играл роль Ноктиса, но играл ее уже исключительно для зала и ни в коем случае не для Амелии. Та уже была уверена, что видит перед собой не Ноктиса Люциса Каэлума, а Мориэл не видел смысла убеждать ее в обратном.
- Мое имя Артемис Мориэл, - глупый и совершенно бестолковый шаг - выдать собственное имя. И как этот человек, со своей-то профессией, еще остался жив и не взят за жабры Министерством Магии или имперскими властями? Может, полукровка просто невероятно везуч? Вряд ли. Тогда что, что позволило ему дожить до своих дней, учитывая, что он не раз позволяет себе совершенно опрометчивые, глупые, а порой безрассудные поступки и решения?
- Пойдем, прогуляемся в саду и я тебе кое-что расскажу, - предложил полуэльф, краем глаза заметив движение - хозяин поместья, его цель, направился к выходу. Один. Прогулка в паре с Амелией создаст для юноши алиби, вот только что делать, чтобы это алиби сыграло, а девушка не сдала его? Хитрость? Угрозы? Обман? А может, просто попытаться избавить и от нее. Нет! Этого делать Мориэл не собирался ни в коем случае. Тогда как быть? Она могла позволить ему без подозрений покинуть зал, но что делать дальше? «Будем импровизировать. В прочем, как и всегда.»

12

- Моё имя Артемис Мориэл.
- Что же, оно действительно более благозвучно и ни разу не аристократично, - опасения девушки подтвердились, он не тот, за кого себя выдаёт. «Я не была до конца уверена и то, что несла перед ним…Настоящее ли это имя? Не так важно, оно в любом случае правдивее Ноктиса. Что он преследует, находясь здесь? Или кого?». Абсурдные предположения, которые никогда не должны были подтвердиться, тем не менее, оказывались правдой, что сбивало Ами с толку.
- Боюсь, теперь и мне нужно представиться. Амелия де Мортейн, опустим родовые имена, - девушка чуть нахмурилась на предложение прогуляться. Скользнувший ранее взгляд Артемиса по залу не укрылся от внимания аристократки, но понять, что его там заинтересовало, не успела – взгляд алых глаз снова остановился на ней. «Досадно. Он так оглядывал зал, будто ждал кого-то. Но все приглашённые уже здесь». Девушке всё время казалось, что она упускает что-то важное в малоизвестной личности Артемиса, нечто более важное, чем чистота крови.
- Пройдёмте в сад, - пожала плечами Амелия, невозмутимо осматриваясь и отпуская холодные улыбки заинтересованным сплетникам. – Но постарайтесь рассказывать лишь то, что не повредит моему здоровью…о репутации можно уже не беспокоиться.
«Фраза, вполне обычная для аристократии. Чувствительная леди не хочет знать ничего, что может потрясти её до глубины её несчастной душонки. Кто знает, возможно, он расценит её немного по-другому», - девушка тихо вздохнула. – «Общение с ним, после раскрытия его происхождения больше напоминает хождение по краю обрыва с завязанными глазами».
Ами подозвала самую ближнюю служанку.
- Плащ, будьте добры, - рассеянно, по привычке произнесла Амелия, в мыслях возвращаясь к своим догадкам об Артемисе, снова и снова задавая те же вопросы, в попытках найти на них ответы.
Расторопная служанка накинула на хрупкие – с виду, мало кто знает, что девушка уже несколько лет махает мечом – плечи юристократки тёплый плащ чёрного цвета. Сухо кивнув, Ами обернулась к юноше и, вопросительно на него посмотрев, взяла его под руку, предлагая пройти. Любопытство к окутанной тайной личности Артемиса возрастало, но настороженность и напряжённость никуда не исчезли. «Он наполовину тёмный эльф, незаконно проник на приём в Верхнее кольцо и превосходно играет роль Ноктиса. Можно подумать, он наёмник», - догадка, осенившая девушку, заставила её на миг приостановиться, но Амелия быстро взяла себя в руки. – «Ему поручено что-то выкрасть? У кого? Или похитить кого-то?», - аристократка окинула взглядом Артемиса. – «А если меня? Но нет, я ведь первая к нему подошла. Боги, надеюсь, эта догадка не подтвердится».
Конечно, можно было отказаться идти с ним, но ради интереса и новой информации Ами была готова рискнуть.

13

«Амелия де Мортейн, значит.» Напряжение, повисшее между ними после признания и раскрытия Артемиса, начинало немного раздражать, но другого ожидать и нельзя было. Скорее всего девушка уже теряется в догадках, что же могло случиться с настоящим Ноктисом и что, собственно, нужно было Артемису здесь, на этом вечере. Или кто. А ведь можно было бы действительно предположить, и предположить верно, что полуэльф пришел сюда за чьей-то жизнью. Очередное заказное убийство аристократа-конкурента - такое ли уж необычное явления в высших кругах общества. Девушка ответила согласием на его предложение, весьма опасное предложение, если учесть, что Мориэл был совершенно не тем, за кого себя выдает и мог оказаться кем угодно. Например, наёмным убийцей. А убийца и не думал сбрасывать с себя маску, по крайней мере для окружающих. Пусть гости считают, что Ноктис и Амелия решили прогуляться наедине в саду, так будет намного удобнее. В общем-то, это даже создает некое алиби для юноши, нужно лишь придумать, как бы все обставить так, чтобы свершить убийство и при этом не раскрыть себя, не выставлять Амелю свидетельницей, которую следует убрать. Раздарив холодные улыбки заинтересованным сплетникам, девушка подозвала ближайшую служанку, а Ноктис тем временем окинул зал взором своих необычных, темно-алых глаз. «И чего столько внимания, а? Неужели жизнь аристократов настолько скучная, что приходится развлекать себя всякими сплетнями? Как хорошо, что я не являюсь одним из них.» Служанка меж тем уже успела накинуть на хрупкие плечики юной аристократки темный плащ. Встретив вопросительный взгляд Амелии, Артемис кивнул. Так, под ручку, они вместе неспешно прошествовали к выходу из имения, чтобы насладиться прогулкой по ночному саду. На пол пути она внезапно приостановилась, но быстро возобновила движение, что это и могло остаться незамеченным. Незамеченным для наблюдавших за ними, но не Мориэла. «Неужели какая-то неприятная или пугающая мысль? Хех, ну, а что хотела, сама согласилась проследовать с таинственным незнакомцев на темную улицу.» Полукровка вел девушку под руку, краем глаза следя за своей целью - хозяин имения покинул здание немного ранее, Амелия могла этого даже не заметить, но наёмный убийца не мог упустить из внимания свою цель. Парочка прошла дальше в сад, при этом Мориэл постарался не позволять своей цели пропасть из виду.
- Прекрасный вечер, - молвил Ноктис, обратив свой взор ввысь, на черный небосвод, усеянный мириадами сверкающих звездочек. Взгляд был возвращен девушку спустя несколько секунд. Выражение лица сменилось. Нет, не только лица - словно бы весь облик Ноктиса растаял в считанные мгновения, открывая истинный облик того, кто был перед девушкой. Облаченный все в тот же черный наряд, перед ней стоял бледный и красноглазый юноша, выражение лица его совершенно ни о чем не говорило, ни одной эмоции, ничего. Он словно бы был каменным изваянием, не имеющим никаких оттенков эмоций. А может, то не был истинный облик, а лишь очередная маска? Теневой адепт не спешил рассказывать девушке то, что собирался рассказывать. Он внимательно изучал ее лицу, а на лице появилась легкая, едва заметная ухмылочка. Хитрая, опасная, совершенно не свойственная Ноктису, с которым Амелия познакомилась совсем недавно и которым юноша был до сего момента.
- Тебе не страшно? - почему-то спросил полуэльф, ухмылка стала чуть шире.

14

Переливчатый свет драгоценных камней, тонны кружев и изысканных гирлянд, навешанных на шеи леди; золотые цепочки, утончённые и сшитые по последней моде костюмы джентльменов. Дружелюбные улыбки, нежные и заботливые взгляды во время светских бесед и подлинное беспокойство за собеседника. Изысканные манеры не препятствуют общению и искренности. Красивая сказка, остающаяся таковой до момента, как вы окажетесь жертвой сплетен. Дорогие, захватывающие дух от одного их вида наряды становятся вульгарными тряпками. Улыбки – вежливые и холодные, а взгляды... Не описать словами, сколько существует способов показать зависть и ненависть; как можно польстить вышестоящему и каким жестоким презрительным взглядом одарить дочку или сына неблагородного рода. Аристократия. Такие разные, но схожие в одном – желании опустить ближнего, разрушить его жизнь, заполучить богатство и влияние. Но это до невозможности сложно сделать легальным способом, поэтому ищется компромат. Сплетни – малая часть светского веселья, но важная для слабого пошатываемого репутации жертвы. О сплетнях вспоминают, когда человек умирает, и ему припоминают все его грешки, большая часть из которых лжива; когда кто-то женится или выходит замуж, полупрозрачным шлейфом за ним следуют несуществующие ошибки молодости.
Подобные мысли то и дело посещали Амелию и раньше, но именно сегодня, когда она под руку с Ноктисом…нет, с Артемисом, пересекала бальный зал, ловя и пресекая холодные взгляды не менее леденящим, девушка осознала в насколько скучном и гнилом месте ей приходится жить. «Снимешь с них эти побрякушки и дорогие ткани – что останется? А если отобрать состояние? Неприспособленное к жизни существо, неспособное само заработать ни медяка».
И всё-таки ясно, что сейчас не лучшее время для столь пространных и вечных размышлений, пользы от которых нет…разве что ухудшение настроения. Девушке полагалось нервничать и переживать за свою жизнь, особенно после такой удивительной догадки – юноша явно был наёмником или убийцей. О последнем Амелия вообще старалась не думать, пребывать в панике и столь напряжённом состоянии ей не понравилось ещё в зале.
А сейчас, под открытым небом и чудным морозным ветром, аристократка чувствовала себя спокойно. Можно было сказать, умиротворённо. Она была готова ко всему. «Он меня не убьёт – я не наследница, не невеста какого-нибудь высокопоставленного министра или графа…Да и похищать меня причин нет. Наверное», - размышляла Ами, не отрывая взгляда от алых глаз (ещё в зале она старалась следить за глазами юноши и приметила, что он за кем-то, в свою очередь, наблюдал). Её цель - узнать причину его пребывания и насколько он для девушки опасен. И, по возможности, раскрыть истинную личность Артемиса, старательно припрятанную за масками искусного артиста. Всё-таки к лже-Ноктису юная аристократка испытывала престранные чувства – симпатию и желание узнать его получше, и опасения, которые неотступно следовали за Амелией с момента, как она узнала настоящее имя.
- Прекрасный вечер, - девушка чуть нахмурилась. На язык лезли ехидные замечания о том, насколько вечер может быть замечателен для наёмника. «Насколько невообразим этот вечер лицемерия и лжи?». Но рассказывать об этом не спешила. Ами ждала и наблюдала. Нехорошее предчувствие закралось в потаённый уголок души, медленно, но верно нагнетая создавшуюся атмосферу. Амелия всеми силами сохраняла спокойствие – единственное состояние, в котором она сможет защищаться с помощью магии. В который раз за вечер пришлось пожалеть об отсутствии колюще-режущего оружия – приятная тяжесть металла, отягощающего руку вызывало в девушке азарт, уничтожало страх и вселяло полную уверенность в собственных силах. Но и воздух в комбинации с водой давал хорошие результаты…
«А вот и истинное лицо», - чуть оживилась Амелия, всматриваясь в лицо бледного красноглазого юноши. При свете звёзд, в саду, он был вампиром из детских сказок, у которых всегда был хороший конец. – «Нет, не оно. Скорее, максимально приближённое к нему и скрывающее важные, самые дорогие сердцу детали, доставляющие ни с чем не сравнимую боль. Такие лица имеют только люди с тяжёлой утратой. С утратой, с которой невозможно смириться».
- Тебе не страшно?
Вопрос, созданный для запугивания, заставляющий человека превращаться в туго натянутую струну, готовую порваться и тем самым оборвать столь необыкновенный разговор.
- А тебе? – с прищуром поинтересовалась Амелия, продолжая вслух размышления. Звук собственного голоса успокаивал и как бы говорил: «Я ещё жива, всё хорошо». – Сам посуди. Мои догадки – абсурд, ничем не подкреплённые доводы… Но, думаю, и так ясно, у тебя есть причины бояться. Не меня, конечно, но того, что я увижу. Ты не просто так позвал меня в сад, на балу ты за кем-то следил. И теперь пришло время Ноктису отступить, показать мне, как единственной свидетельнице, облик Артемиса Мориэла. Кто же этот таинственный Артемис? Наёмник или убийца? Других вариантов я, прости уж, не вижу. Моя мнительность просто кричит об опасности, исходящей от тебя.
Тут девушка не удержалась и ненадолго замолкла, всматриваясь в черты лица юноши. «Мраморное выражение лица – изысканная живая скульптура». Игнорируя хитрую ухмылку, от которой её, по сути, должно было бросить в дрожь, Амелия привстала на носочки и легонько коснулась лица наёмника пальцем. Провела по щеке короткую линию и озадаченно отступила. «Живой. Что за наваждение? Холодный, бледный, но не каменный». 
- Но твоя опасность этим вечером нацелена не на меня, - слабо улыбнулась Ами. В экстремальных ситуациях она вела себя как можно более разумно, а благодаря познаниям в сфере психологии и артистизма, могла понять собеседника. Не точно, не совсем правильно, но суть уловить.

15

Вечер был действительно прекрасным. Чистое, темное ночное небо, усеянное сверкающими точечками далеких-далеких звезд. Бледные свет луны слабо освещал улицы, делая эту ночь не такой темной, как обычно. Легкий морозный ветерок, который юноша не чувствовал, ведь магическая теплота прекрасно уберегала его от холода, получше даже, чем одежда. Возможно, юноша, одетый лишь в изысканный черный костюм и странно смотрелся зимним вечером, но это нисколечки не волновало Мориэла. В конце концов он всегда мог отшутиться, что, мол, здесь, в отличии от его родных земель, зима куда теплее и он не замечает этого легкого холода. «Жаль, что в этот вечер я работаю. Нехорошо портить его столь грязной работой, но что поделать, если уж заказ я уже взял. Тем более, что платят мне столько, что можно и забыть о испорченном вечере. Хотя, конечно, я бы больше предпочел отдохнуть на природе, занимаясь чем-то более... мирным?» Выкинув из головы странные мысли, полукровка обратился к девушке. Боялась ли она? Это было бы логично, вполне себе логично, но Артемис не думал, что это действительно так. В обычной ситуации этот вопрос вполне мог бы вызвать страх, опасения, напугать. Но Мориэл видел то неподдельное любопытство в глазах девушки, что она испытывала к его персоне, а любопытство куда сильнее, чем страх. На ответный вопрос аристократки полукровка позволил слабому смешку вырваться на свободу, в темно-алых глазах заискрился интерес, любопытство.
- А ты действительно хочешь узнать, кто есть на самом деле Артемис Мориэл? - внезапно спросил с некоторой меланхоличностью юноша. На мгновение он вновь преобразился, проступили те черты характера, те эмоции, которые обычно прятались в самых темных уголках души, закрытые за серыми неприступными стенами. Жаль только, что неприступными эти стены только казались, в то время как трещин и слабых мест в них хватало с лихвой.
- Поверь, твоя мнительность тебя не обманывает, - мрачно уверил полукровка. И сделал это не столько с целью запугать, сколько предостеречь. Девушке определенно лучше не знать о его делах и уж тем более не становиться свидетельницей свершения работы. Хотя, конечно, раз уж все так сложилось, то, конечно, придется ввести ее в курс дела... приврав хорошенько, разумеется. «Угу, а вот и наша цель,» - хозяин имения внезапно появился неподалеку, желая пройти куда-то в углубление сада. Зачем, полукровка даже не догадывался. Действительно, зачем столь высокопоставленной персоне идти куда-то во мрак, пусть и собственного, но все же не теряющего прекрасной возможности укрыться убийцам, сада. «Любопытный моментик...» Мужчина, казалось бы, не замечал парочки аристократов, тем более, что все же расстояние было вполне себе приличное, пусть и не шибко дальнее, но Мориэл не сомневался, что от его внимания не укрылись они с Амелией, а потому решил, что неплохо бы отвести хоть малейшие возможные подозрения. Идея, внезапно всплывшая в голове, конечно не давала гарантий, но все же могла хотя бы неплохо сыграть на руку, если все пойдет как задуманно.
- Подыграй, - только и молвил юноша, притягивая к себе девушку. Это было внезапное решение, основанное на том, чтобы создать вид совершенно не подозрительный, вполне обычный вид... вид влюбленной парочки. Тонкие руки приобняли девушку, а его лицо оказалось в вопиющей близости от ее. Однако дальше этого Мориэл не пошел, лишь создавая видимости. А со стороны, для проходящего в некотором отдалении, но вполне вероятно видящего все боковым зрением, аристократа все выглядело вполне так, как и нужно было Артемису. «Да, так у него, возможно, и не появиться мысли подозревать в чем-то нас,» - подумал наёмник, при этом не забывая ненавязчиво проследить движение своей жертвы. Лишь только в следующий миг он понял, что вообще решил вытворить и даже несколько смутился. На бледном лице выступил легкий румянец, но он надеялся, что это останется незамеченным. Благо, контроль над собой удалось вернуть достаточно быстро. Вот только, как на такое поведение отреагирует сама аристократка?

16

- А ты действительно хочешь узнать, кто есть на самом деле Артемис Мориэл? – Волшебный вечер и опасное, но завораживающее общества лже-аристократа…это действительно выглядело бы романтично, не посещай Амелию догадки о сущности задания, которое должен был выполнить юноша. Юноша с красными глазами, бледной, действительно мраморной кожей и недостаточно чистой кровью тёмных эльфов. Сочувствие и грусть, понимание трудности жизни полукровкой, не принадлежавшему ни эльфийскому, ни людскому миру не были чужды Ами. Нередко среди бродяжек и бездомных, обречённо снующих по закоулкам Нижнего Иридиума встречались отвергнутые миром полукровки. Те, кого ненавидят, кого презирают. Их лишают возможности спокойной и мирной жизни, и это было отвратительно.
И Амелия утвердительно кивнула, зачарованная и приятно удивлённая проявлением настоящих эмоций на юношеском лице.
- Предостережения…пустая трата времени. Я знала, на что иду. Мне следовало бежать от тебя ещё на приёме, - пожала плечами, скрестив руки на груди. Плащ был тёплым, но завернуться в него, прикрыв оголённые руки, скрещённые на груди, Ами не могла. «Недостаток открытого платья на зимних балах», - лёгкая мысль, немного ехидная, вернула слабую улыбку на бледное лицо голубоглазой аристократки.
Любопытство и интерес не желали успокаиваться, продолжая вызывать незнакомые оттенки эмоций. Неподалёку объявился хозяин имения, вызвав искреннее недоумение со стороны Амелии. Погода не располагала прогулкам в тёмной стороне сада в полном одиночестве и единственное, что его могло бы оправдать – тайник. Не редкость в светском кругу, но в последнее время всё реже встречающаяся традиция. Бросив взгляд на Артемиса, Ами предположила, что это – цель наёмника. «Убьет или похитит? Сколько же ему золотых посулили за выполнение заказа?», - практичность бывалой воровки нет-нет, да промелькнёт в мыслях девушки даже в самых необычных ситуациях.
- Подыграй.
Короткое слово вывело из рассеянной задумчивости. Тёплые руки юноши оказались на её талии, и создавшаяся близость, ошеломила неискушенную Амелию. Даже в театре романтические роли она великодушно уступала менее талантливым актрисам, предпочитая драматичную антагонистку наивной и влюблённой леди.
«Подыграй». Смущенный румянец коснулся бледной кожи Ами, большие голубые глаза с удивлением и толикой старательно упрятанного страха выжидающе смотрели на Артемиса. Тихий вздох вырвался из груди аристократки. В такой ситуации она чувствовала себя беспомощной и растерянной. Она могла отстраниться и закатить грандиозный скандал, но понимала, что тем самым может подставить Мориэла и вызвать подозрения мужчины неподалёку. Не совладав с эмоциями и, в общем-то, смирившись, девушка медленно обвила руками шею юноши, положив голову ему на грудь. Это вышло само собой и пресекало возможную «сцену поцелуя», называемую так в театре. Амелия оказалась спиной к хозяину имения, и не знала, когда надобность разыгрывать романтично настроенную парочку отпадёт.
- Скажи, как он отойдёт вглубь сада или хотя бы отвернётся, - тихим попросила девушка, пытаясь скрыть слабую дрожь в голосе.

17

Сердцебиение слегка участилось, юным магом овладело легкое волнение. Странное, будоражащее ощущение и вместе с тем пугающее - страхи полуэльфа всегда спешили напомнить о себе, особенно, когда он смел о них забывать. Однако, это тепло, когда девушка медленно обвила руками его шею, а на грудь легла ее голова, он не мог отрицать, что эти мгновения были приятны.  Артемису было проще, что девушка решила ловко пресечь этот неловкий миг, что мог бы обратиться в не менее неловкий поцелуй. «Дурак!» Конечно, разум всегда спешил отрезвить, напомнить о том, что было в прошлом и чего следовало избегать. И тем не менее, когда под взором алых-глаз хозяин имения прошел уже достаточно далеко, чтобы разорвать эти объятья, юноша не смог позволить себе сделать это сразу же. В конце концов, когда еще безжалостный и холодный наёмный убийца, которым он себя выставлял, позволит ему столь мирные и приятные мгновения нежным, несколько неловких объятий с довольно-таки симпатичной девушкой. «Он скрылся, а ты все еще обнимаешь ее. Спешу напомнить, что платят тебе не за это.» Словно бы скидывая с себя некое наваждение, Мориэл таки смог оторваться от объятий, позволить девушке быстро выскользнуть.
- Уже, - негромко молвил парень чуть дрогнувшим голосом. Мраморную бледность разнообразил легкий румянец, который исчез довольно быстро - стоило лишь вновь надеть маску, очередную и одну из многих. «Проклятье! И как я это допустил?» Артемис был недоволен собой, недоволен тем, что позволил выбраться наружу всему тому, чему следует исчезать, растворяться в холодном, жестоком мраке его души, погружаться в самые пучины, далекие и недоступные, откуда его больше не потревожат. Аристократ, сегодняшняя жертва очередного заказа, скрылся где-то во мраке своего сада - что он там искал, Мориэл не знал, но надеялся, что он там пробудет еще некоторое время. Один. «Прекрасные условия для убийства. Ни одного свидетеля, да. Почти ни одного.» И что делать с Амелией? Он знал, что не может ее убить. Значит, следовало убедиться, что девушка не выдаст его, вот только как? Подкупить? Пообещать сохранить жизнь? Что он может предложить дочери знатной семьи, чтобы сохранить свой секрет. Припугнуть - классический вариант, а приставленное к горлу лезвие - так и вовсе железный аргумент, против которого не попрешь. Вот только... где были гарантии, что напуганная свидетельница в этот же самый день не выдаст свою тайну родителям, например? Аристократы найдут средства для обеспечения защиты дочери и для устранения угрозы для их наследницы. «Дурень, одни беды из-за твой глупости и недальновидности!» Темно-алые глаза скользнули к Амелии и задержались на ее голубых, скрытых за линзами глазами. «Интересно, каковы они настоящие?» - невольная мысль скользнула, промелькнула, словно легкая лодочка проплыла в стремительном потоке мыслей...

18

- Уже.
Волнительный момент пребывания в тёплых объятиях юноши закончился, и Амелия тут же плавно отстранилась. Некоторая неловкость ощущалась в движениях аристократки. С одной стороны, она понимала, что это была необходимо, чтобы отвести малейшие подозрения от Артемиса, но при этом не могла не чувствовать волнение. Избегая взгляда алых глаз, девушка не могла понять свои смешанные чувства – облегчение, что этот миг закончился, и…сожаление? Встряхнув копной бирюзовых волос, Ами взяла себя в руки. Последовав примеру юноши, надела маску самую популярную среди высшего общества – улыбчивую и лживую. Долго задерживаться в ненавистном образе она не собиралась, ровно до того момента, как румянец исчезнет, обелив белоснежную кожу. Вскоре так и произошло, и Амелия тут же избавилась от напускной холодности – тут она была более, чем неуместна. Обернувшись, девушка не обнаружила хозяина имения и предположила, что раз ей не предложили вернуться в общество снобов, цель Артемиса по-прежнему в саду, в самой тёмной его части. Успокоившись, Ами нерешительно взглянула в глаза наёмнику. Затянувшееся молчание напрягало аристократку куда больше, чем раньше. «Он назвал мне своё имя и позволил догадываться об истинном роде его деятельности. Это не может остаться, как есть. Я не мог не стать свидетелем того, что скоро произойдёт…И что меня ждёт?»

19

- Ты будешь моим алиби, - словно бы отвечая на невысказанный вопрос, внезапно молвил полукровка. Его голос, сильный и наполненный эльфийской мелодичностью, был негромок, юноша говорил так, чтобы если кто-то и мог быть рядом, услышать смогла бы его только Амелия. Но рядом никого не было, они были совершенно одни в этой части сада. Темно-алые глаза встретились с ее голубыми. Та же самая мысль, что мелькала в голове и ранее, о ее настоящих глазах, без линз, чуть было не пронеслась в разуме вновь, но Мориэл успел отбросить ее вовремя, не желая больше вообще ни о чем подобном думать. Только его цель, только работа. Все, остальное было не важно, остальное не стоило ни его времени, ни его мыслей.
- Точнее, алиби для Ноктиса, - поправился юноша. - Все видели, как мы уходили вдвоем. Вдвоем и вернемся.
«Хотя, конечно, подозрения в нашу сторону могут быть, не исключено. Как бы то ни было, мы покидали здание и день убийства... будущего убийства. В прочем, я уверен, что мы такими были не одни, так что подозреваемых найдется еще. В общем-то, не думаю, что мы таки и попадем под удар подозрений. А сплетни и домысли окружающих помогут нас окружить такой историей, которая совершенно исключает возможность покушения на хозяина этого имения. Да, все сложилось достаточно неплохо.»
- За помощь ты заслуживаешь знать правды, - спустя недолгую паузу вновь заговорил Артемис. Конечно же то, что он собирался рассказать, правдой не было ни в коем случае. Конечно, на самом деле всякое могло случиться и такое совпадение имело бы место быть, но Мориэл успел изучить свою жертву и знал, что ничего из того, что он только что выдумал, правдой не было. А вызнать ему удалось достаточно, благо связи у убийцы имелись для этого.
- Хозяин имения, некто Дован де Суир Муфатель, - начал свою искусную ложь теневой адепт. - Он и есть моя цель. Да, именно так, все верно. Дован де Суир Муфатель подозревался в связях с Шедимом. Подозревался до первого числа этого месяца - именно тогда агентам моего нанимателя, имя которого тебя знать совершенно не нужно, смогли подтвердить это. К сожалению, Дован не оставил каких-либо веских улик, благодаря которым власти смогут его казнить законным образом. Именно поэтому отправили сюда меня. Дован собирается предать Империю. Если мне удастся осуществить задуманное, то это спасет тысячи жизней. Та еще сказочка, но Мориэл умел врать и умел врать хорошо, искусно, настолько правдивыми казались его слова, что и самому в пору было поверить во все только что сказанное.
- Хотя, конечно, мне плевать на эти тысячи, - искреннее признание, но не выделяющееся правдивостью на фоне того вранья. Это должно было усилить эффект, убедить девушку в том, что все оно так и есть. Перемешать правду и вымысел. К слову, ведь у Дована действительно были кое-какие связи со Шедимом, пусть и другого характера - прадед Дована, Разим Муфатель, был беженцем из Шедима.  «И как только Империя допустила, что в ее "высшем обществе" присутствует носитель шедимской крови? И как отреагировала родня дорогуши Элизы де Суир, когда та заявила о свадьбе с шедимским беженцем?»
- Я лишь выполняю свою работу, - закончил полуэльф. Ни одним мускул на его лице не дрогнул - он вновь был искусной мраморной статуей, которой впору было бы украшать какой-нибудь музей искусства или, быть может, даже дворец.

20

- Ты будешь моим алиби, - Амелия устало вздохнула, выслушивая речь наёмника. «Начинается сама неприятная часть вечера, этого стоило ожидать». Девушке действительно было всё равно, что случится с малознакомым Дованом – однажды ей уже приходилось видеть смерть, а единожды и принести её. В своё время аристократка убила разбойника, павшего человека, который, собственно, и не заслуживал такого дара, как жизнь. Гроза, сильный ливень, застилающий промозглой пеленой глаза, капли дождя вперемешку с кровью и слезами. Дрожащими руками Ами удерживает меч, защищается и понимает, что тренировки с учителем – одно, а реальный бой – нечто из ряда вон выходящее. Чувствительная, но небольшая рана – полоснули по плечу. Долгое время Амелия не решалась посетить Нижний Иридиум после того случая… Вздрогнув, девушка силой воли отогнала мерзкое наваждение. Несмотря на впечатлительность, её нельзя было назвать кисейной барышней, падающей без чувств при виде крови.
- Я лишь выполняю свою работу, - аристократка равнодушно пожала плечами, больше внимания уделяя выражению лица Артемиса, нежели его пламенной речи. «Даже если он и приврал, меня это не касается. Но из этой встречи и скорого убийства можно получить немного пользы».
- Хорошо. Не уверена, правда ли то, что ты сказал – мне всё равно. Это твой заказ со всеми вытекающими проблемами…Но алиби, будь уверен, у тебя будет замечательное. Я дочь бывшего Главного судьи Иридиума и сестра нынешнего, - мрачно усмехнулась Амелия. – Не повезло тебе со спутницей, Артемис, сочувствую.
«Работай он на Министерство Магии, то ознакомился с краткой информацией о приглашённых заранее…не уверена, но наслышана, типы там работают до жути мнительные. Но он похож на одиночку. Этот ещё наниматель...хм, либо приближённый к власти, либо собирается им стать, если его легенда о живом покойнике, конечно, верна. Иначе какой смысл убивать будущего предателя? Из патриотических чувств? Скорее уж из личной выгоды».
Несколько запутавшись в хитросплетениях собственных размышлений, Ами так и не пришла ни к чему конкретному. Просто из любопытства разгадывать слова лже-Ноктиса было интересно – вдруг наткнётся на откровенную ложь, которую можно обернуть против него?
- Какими видами холодного оружия ты владеешь? – вдруг поинтересовалась девушка с ехидной улыбкой. – Плата за моё молчание – несколько уроков.
Мысль об обучении у профессионального наёмника закралась незаметно и быстро – Амелия не успела как следует обдумать внезапный порыв, но о поспешном озвучивании не жалела. Реакция Артемиса на такую просьбу от аристократки могла быть преинтересной.

21

«Как интересно... Вот уж тут я не соглашусь, милая, повезло мне и еще как повезло! Сестра нынешнего Главного судьи Иридиума! Хах, да уж, действительно алиби я получу замечательное. Никто даже не станет подозревать ее в возможности быть причастной у убийству, а соответственно и Ноктиса, ведь Ноктис с нею. Ох, какой же чудный поворот событий. И какой удобный. Кстати, Артемис, у тебя ведь до сего дня не было ни одного знакомого, причастного к судейской профессии. Что ни говори, а быть знакомым если не с судьей, но с родственником... или родственницей судьи, а уж тем более главного городского судьи весьма полезно. Вот только как бы мне оставить наши знакомство больше положительным, нежели отрицательным событием?» Перспектива иметь такое полезное знакомство было весьма заманчивым. Наёмный убийца едва заметно ухмыльнулся. «Держи друзей близко, а врагов еще ближе.» И Амелия была прекрасным связующим звеном с одним из таких врагов. Как ни крути, а иначе представителей власти было сложно воспринимать тому, кого они должны были отправить за решетку, а то и вовсе казнить. Пусть и было за что казнить и не только казнить.
- Какими видами холодного оружия ты владеешь? Плата за моё молчание – несколько уроков.
Вопрос девушки и уж тем более ее цена молчания, надо признать, обескуражили юного полуэльфа. Чего-чего, а вот такого он от нее определенно не ожидал. «Какая удивительная девушка,» - усмехнулся красноглазый, внимательно разглядывая аристократку. С виду нежная, хрупкая, ну определенно не воин, не солдат. Как же, наверное, странно и, быть может, даже нелепо мог бы смотреться меч в ее ручках. Но внешность бывает обманчивой. «Интересуешься холодным оружием, значит. Интересно, чего же еще касается твое любопытство, интересы?»
- Меч, - последовал короткий ответ, немного погодя дополненный. - Я не против. Будет тебе несколько уроков фехтования. Но не сегодня. Пока я буду занят делом, тебе следует оставаться здесь. Если кто-то будет проходить - скройся. Никто не должен видеть тебя одну, без меня. В прочем, оно было и понятно, ведь если вдруг окажется, что все это время они были не вместе, а разделились, то алиби может оказаться шатким, ведь будут вопросы - куда это свалил от девушки Ноктис как раз в час убийства. Еще какое-то время, совсем недолго, полуэльф смотрел своими изумительными, алыми, словно кровь, глазами, после чего решил, что пора идти.
- И не вздумай идти за мной, поглядывать уж тем более, - не приказ, не требование, скорее некое предостережение. «Хотя я прямо таки практически уверен, что полежишь смотреть. Но, поверь, тебе это не нужно. Ни к чему портить впечатления от вечера видом крови, поверь мне.» Мысли, в прочем, он не озвучил. - Я скоро вернусь. И он пошел прочь, в сторону, куда направлялся хозяин имения. «Интересно, что же ты там ищешь? Или кого?»

22

- Меч, - Амелия удовлетворённо кивнула, бросая короткий взгляд на замёрзшие, чуть покрасневшие руки. Неловко разогревая длинные тонкие пальцы, девушка принимала краткий инструктаж от наёмника. Собственно, Артемис мог и не утруждать себя предупреждениями – крови она не боялась, но видеть мёртвого человека, пару минут назад прогуливающегося по саду («Пусть весьма подозрительным образом шатаясь по самым тёмным его уголкам») ей не хотелось. Аристократке доводилось пару раз беседовать с Дованом, и пусть не питала к нему никаких тёплых чувств, рассматривать его медленно коченеющий труп, который непременно через пару часов будет найдет слугой или прогуливающейся парочкой…Ами просто не видела в этом смысла. Она примет его кончину спокойно и без эмоций. «Я вообще оказалась впутана в это наиглупейшим образом. Любопытство меня погубит…в этот раз так вполне могло случиться», - девушка до последнего не была уверена, что ей не станут угрожать или, что беспокоило куда больше, по-тихому убьют в качестве ненужной свидетельницы. 
- Я скоро вернусь.
«Удачи» - чуть не сорвалось с губ девушки смешное в такой ситуации пожелание. К счастью, Амелия вовремя сдержалась. Проследив взглядом за удаляющимся Артемисом, девушка пошла следом, в наиболее тёмную часть сада. Присутствовать при убийстве она не собиралась, но стоять на столь видном месте без спутника было не лучшим решением…в первую очередь для него самого. Исчезнув в тени от посторонних и излишне любопытных глаз, аристократка настороженно ловила каждый звук. «Его работа…не могу её назвать отвратительной. Ты убиваешь людей, неугодных Иридиуму или вовсе отдельным лицам. Тебе за это платят, и наверняка щедро – всегда есть доля риска быть пойманным. А уж разговорить и выведать имя нанимателя для опытного чародея наверняка дело времени…Здесь все рискуют: и заказчик, и исполнитель».
Стоять на месте было тоскливо и бессмысленно. Ами неспешно прогуливалась по тёмной половине сада, твёрдо уверенная, что здесь находятся только трое: она, наёмник и его жертва. Но нехорошее предчувствие снова напомнило о себе. Не осознавая почему, девушка разволновалась – сердцебиение участилась, шаги стали мельче и торопливее. «В этом платье будет удобно бежать, - отметила Амелия второй раз за вечер и остановилась. – «Что за мысли? Мне не от кого прятаться, некого опасаться. Единственный, кто должен испытывать страх – Дован, но и он пока его не ведает».
Аристократка быстро обернулась. Никого. «Чёрт возьми, что за детский страх перед темнотой?» - удивлялась сама себе девушка, никогда за собой такого не замечавшая. – «Как бы то ни было, безопаснее сейчас рядом с Артемисом». Ами немедленно припомнила, в какую сторону пошёл юноша, торопливо идя следом. На самом деле, только выдержка и умение здраво мыслить в критических ситуациях мешали ей пуститься бегом.
Предупреждение не идти за наёмником, как и следовало ожидать, оказалось проигнорированным. Но вовсе не из-за любопытства Амелии. Девушка никак не могла отделаться от назойливого ощущения, что за ней наблюдают.

23

Ночной мрак укрыл фигуру наёмного убийцы. Полуэльф окунулся в свою родную стихию, тьма заботливо укутала его бесшумную фигуру, что стремительно и тихо шла к своей цели. От тени к тени он перемещался, готовый наконец свершить вынесенный заказчиком приговор. «Да, деньги имеют в обществе практически божественную силу. Имея деньги ты можешь решать - кому жить, а кому умереть.» Это была одна из причин особой неприязни к богатым и властным, к тем, кто мог не считаться ни с чьем мнением, ни с чьими бы то ни было правами. Одна лишь воля и неугодный умирает. Умирает от рук убийц, которые за эти грязные деньги убивали всякого, кого им укажут. Нет, Артемис определенно не любил свою работу, пусть и не испытывал к ней отвращения. В этом плане он был лишь инструментом, за это получающий неплохие деньги. Как ведьмаки, уничтожающие чудовищ, охотники, убивающие зверей ради пищи и шкуры, а он, убийца, убивает представителей разумных рас, получая за это даже больше, чем чаще всего получают за свою работу ведьмаки, не беря случаи с такими монстрами, как гидра, например - весьма редкий заказ и не каждому по силам.
- Дован, ты ведь понимаешь, что в случае провала придется платить за ошибку?
«Вот так новости! А я что, значится, угадал?» - Артемис аж повеселел, вот аж едва смешок не вырвался из него. Да что уж там, парень был готов расхохотаться.
- Все будет как и было оговорено. Нет нужды опасаться провала, - обеспокоенно отвечал Дован де Суир Муфатель, с которым Ноктис уже успел сегодня немного пообщаться и произвести на него весьма благоприятное впечатление. «Хех, Ноктис сыграл роль приятного собеседника и хорошего молодого человека, а я сыграю роль жестокого и хладнокровного убийцы.» Кинжал уже был сжат в ладони полуэльфа. Он аккуратно выглянул из-за кустарника, чтобы увидеть беседующий. Хозяин имения и некая темная фигура. «Проклятье! Он вооружен!» Да, дело было дрянь. С собой у полукровки был лишь кинжальчик, которым он собирался перерезать горло де Суир Фуфателю, но вот для битвы с вооруженным мечом противником... Мориэл не так уж и сносно владел кинжалом. Вот метал да, неплохо, но фехтование было не важное. «Один бросок и убью Дована, но второй... Из этих двух он будет лучшим выбором просто потому, что незнакомцу глупо будет звать на помощь. Хотя... Я ведь могу сделать вид, что проходил мимо и случайно наткнулся на них, пытался спасти Дована... Проклятье! Ну и к черту все!» Артемис не любил использоваться темную магию на подобных миссиях. Здесь было слишком много влиятельных персон, для поиска убийцы могут использовать опытных сыщиков. Эманации черного эфира были бы не кстати. Тем не менее сейчас это казалось необходимым, так что придется наплевать на свои правила и действовать. Неестественно черная тень внезапно ожила под одетым в темное незнакомцем и ударила ему точно в колено с внешней стороны. При удачном стечении обстоятельств можно было надеяться, что силы теневого удара хватит для повреждения ноги, но вышло не очень удачно. Удар оказался болезненным, незнакомец злобно выругался. И в этот миг раздался жуткий свист, легкий трест и всхлип - кинжал вошел точно в череп, пробил его и задел мозг. Смертельный удар, аристократ тут же повалился. Артемис рванул к цели. Однако противник успел среагировать и его меч уже был обнажен. Добраться до кинжала Мориэл не успел.
- Зря ты это сделал, сопляк, - Артемис был уверен, что сначала ему это показалось, но похоже у этого мужчины действительно был шедимский акцент. «Да быть того не может...» Кривая сабля просвистела в считанных сантиметрах от лица юношу, полукровка ловко отскочил назад, отвечая на атаку стрелой Тьмы, что больно ужалила противника в руку с оружием. Сабля выпала из поврежденной руки.

Отредактировано Artemis Moriel (2015-07-18 20:13:00)

24

Аристократка глубоко вздохнула, успокаиваясь. Беспокойство, охватывающее её, периодами отступала или, напротив, накатывало ошеломляющей волной. Девушка корила себя за решение скрыться на тёмной стороне сада, в конце концов заказ Артемиса – его и заботы об алиби. «Вот пусть и побеспокоится о безопасности этого самого алиби», - торопливый водоворот мыслей предлагал идеи вернуться ближе к холодному свету окон, под бдительные взгляды аристократии. Но раз Амелия что-то решила – даже внутреннему голосу отговорить её будет проблематично.
Девушка успела под конец представления, устроенного наёмником. Лже-Ноктиса Ами сначала не заметила – приземистый силуэт, который она разглядела, принадлежал определённо Довану. А следом грубый мужской голос зло выругался. Она была уверена, голос принадлежал не Артемису. «Они всё еще живы? Дован все-таки кого-то искал в саду», - подумала Амелия и услышала отвратительный трест, всхлип, а в следующий миг хозяин имения рухнул с кинжалом в голове. Аристократку передёрнуло, но она прошла вперед, оставаясь незаметной для наёмника и незнакомца с длинными саблями.
- Зря ты это сделал, сопляк, - одна из сабель полетела в сторону юноши, и девушка не была уверена, что полукровку не задело. «Неужели смог увернуться? Он опытный боец, но всё-таки…» Что-то тёмное полетело в сторону обладателя кривых сабель, напоминая стрелу. «Но я точно уверена, что у Артемиса не может быть лука или арбалета, какая это магия? Тьмы?» Всё было кончено, Амелия вышла из тени, неторопливо подходя к наёмнику. Чувство брезгливости от убийств, позабытое, вновь вернулось. Страх за свою жизнь пропал – не было тайных врагов и причин для её заказа, в этом она была уверена.
- Приведи себя в порядок и вернёмся на публику, - равнодушно проговорила Ами. Находиться в обществе Артемиса стало менее приятно, но это вполне нормально после произошедшего. – Кстати, что это было за заклинание? Напоминало стрелу, но я не разглядела.

Отредактировано Amelia (2015-07-21 09:28:55)

25

Контратака прошла успешно, но шедимец не желал так просто сдаваться. В прочем, Мориэл не собирался давать ему шанса. Полукровка быстро подскочил к жертве своей темной магии, которая так и не успел поднять оружие с земли. Изловчившись, незнакомцу удалось уйти от первого удара кинжалом и второго, после чего он попытался заехать полукровке по лицу, как вдруг зашипел и сбился с ритма, благодаря новой стреле Тьмы, выпущенной свободной рукой. Новый удар и горло противника было перерезано. Благо, ни капельки темно-алой жидкости не попало на изящный костюм юноши. Вытерев кинжал об одежду шедимца, полукровка задумался над тем, как бы обставить все наиболее удобным образом и пришел к выводу, что труп неизвестного шедимца, в прочем, можно и оставить. Будем считать, что Дован его убил в борьбе. Кстати о Доване - полукровка тут же решил обыскать его, прибрав к рукам несколько интересных драгоценных вещичек и оставив взамен кинжал. В конце концов аристократ же ему не руками такую красивую рану на шее обеспечил.
- Приведи себя в порядок и вернёмся на публику, - равнодушный голос Амелии послышался неподалеку от места убийства. «Я же сказал ей, чтобы не шла за мной,» - раздраженно подумал Мориэл. Обернувшись к ней, он ответил не сразу. Быстро приведя себя в порядок, он вновь стал тем самым Ноктисом, которого девушка приметила в зале.
- Заклинание? - переспросил полукровка, беря девушку под руку и направляясь в сторону имения. «Заметила магию, значит. Интересно.» На этой почве у парня даже появилось несколько интересных мыслей, одну из которых он решил реализовать ответом на вопрос. Отчасти искренним, а отчасти - лживым.
- Стрела Тьмы, магия Тьмы восьмого порядка, - ответил юноша негромко, как говорил и всегда. Сейчас же это обуславливалось еще и дополнительной предосторожностью, на случай, если их могли подслушивать. Мало вероятно, конечно, но все же. - Запретный дар всегда стремились держать под контролем, в узде. Последние слова были произнесены с некоторой меланхоличностью, а последнее слово так и вовсе выделено особо ожесточившимся тоном. Произнес он это еще более тихо, словно бы себе под нос, но достаточно громко, чтобы Амелия могла его услышать. Вид у парня был какой-то задумчивый и несколько грустноватый - юноша умело играл нужные эмоции.

26

Покинув тёмную часть сада, Артемис и Амелия неторопливо направлялись в сторону имения. При виде величественного сооружения, не блещущего архитектурными изысками, но поражающего своими рождениями, девушка с едва заметным отвращением передёрнула плечами. Сейчас она была совсем не в том настроении, чтобы приструнить пару сплетников холодным взглядом или, напротив, наградить приветливой улыбкой. От последнего, к счастью, можно было отказаться – спасибо обществу Ноктиса…Про себя аристократка решила называть наёмника фальшивым именем. Лживый образ юноши располагал к сносному завершению вечера, а разглядывать истинные и пугающие черты характера под приятной маской Ами не желала. «Хватит с меня сегодня необычных открытий. Стоило остановиться на красных глазах. Дальше разговор перешёл в небезопасное для нас обоих русло. Если Артемиса раскроют здесь, меня посчитают соучастницей, припомнят, что отец и брат – судьи. Как минимум, нормальная жизнь для меня кончится. Отец не захочет оправдывать, а братец не питает ко мне особой симпатии. Ну, есть где-то некая Амелия, приходящаяся сестрой, пусть дальше существует, но подальше».
- Стрела Тьмы, магия Тьмы восьмого порядка. Запретный дар всегда стремились держать под контролем, в узде.
Девушка пожала плечами. Ей не особо нравилось, что самые худшие догадки этим вечером обретали реальные очертания. Жалости к магам Тьмы Ами тоже не испытывала – будь у них желание, смогли бы сбежать в Шедим. Аристократке приходилось слышать, но тёмная стихия там в особом почёте. «Или их бы отловило Министерство Магии и заблокировало какой-нибудь печатью дар…Не худшая участь, если подумать. Особенно если поставят перед выбором – печать или смерть».
- При твоей профессии было разумно использовать Тьму? Я ещё недостаточно хорошо изучила мистику, чтобы делать такие выводы, но разве после применения магии нельзя выйти на мага через эфир? Раз теневых адептов держат в узде, где-то есть их перечень. Как-никак, а они представляют серьезную угрозу…по мнению многих. Тебя не вычислят? – тихо поинтересовалась Амелия и тут же замолкла – они входили в имение. Яркий свет и блеск приёма ослепил девушку, но она быстро взяла себя в руки, примеряя маску невозмутимости. Вызывающий взгляд то и дело испепелял неугодных, подсластивших своё присутствие льстивыми и приветливыми улыбками.
- И снова родное, богатое и ненастное высшее общество. Дорого бы дала, доведись мне родиться в средне зажиточной семье фермера. Была бы недалёкая, зато избавленная от надобности ежедневно лгать, - больше для себя тихо сказала Ами. – Но в этой мечте слишком много «бы», а избалованной до роскоши Амелии де Мортейн никогда по-настоящему не стать воровкой Ами из Нижнего Иридиума. «И вообще, таким как я мечтать о подобном не полагается. Ты же видела, что творится в бедных кварталах. Твой артистизм там тебя бы не спас. Зато здесь он как нигде больше необходим». 

27

Действительно, опасный ход провернул полукровка, прибегая к темной магии, но знал, на что идет и был уверен, что в данной ситуации это позволило бы избежать тяжелых сражений. Без оружия против шедимца он бы не продержался и минуты, так что без магии было никак. Можно было прибегнуть к огненной магии, но вспышке света во мраке сада могли бы привлечь к себе ненужное внимание, так что Тьма, практически незаметная во мраке, была лучшим выбором, пусть и немного рискованным. «Интересно. Недостаточно хорошо изучила мистику, да? Так ты адептка, что-ли? Или просто из любопытства или для расширения кругозора?»
- Я немного рискую, это точно. Но в принципе, лишь немного. Более того, моя магия даже весьма удобна в этой работе. Прыгнуть в тень, скрывшись от преследования, укрыть что-то магической тьмой, загасить свет - все это бывает полезным при такой работе. Чтобы вычислить меня, придется приложить некоторые усилия, а кроме того обнаружить эманации черного эфира, коего здесь совсем немного. Всего две стрелы Тьмы - это, по сути, пустяк, - так же тихо отвечал девушке теневой адепт, когда они уже вошли в имение. Вновь вернуться в ярко освещенный зал, переполненный самовлюбленными и эгоистичными аристократами, вернуться в мир лжи и фальши... это было определенно не то, чем хотелось скрашивать остаток сегодняшнего вечера. И вновь самые интересные слова, связанные с ею самой, не ускользнули от внимания лже-аристократа. «Воровка Ами из Нижнего Иридиума? Интересненько, надо будет об этом узнать побольше, хе. Но не сегодня и не здесь. Уроки фехтования? Что же, отличная возможность удовлетворить свое любопытство.» Ноктис подхватил два бокала с красным вином, которому юноша отдавал предпочтение. Один бокал был предложен девушке.
- Почему ты пошла за мной в саду? Это могло быть опасно, - спросил Мориэл, вернувший себе образ Каэлума. Приятная полуулыбка красовалась на бледном лице, а темно-алые глаза, теперь загадочные глаза таинственного аристократа с севера, а не жутковатые глаза убийцы, заглянули в глаза Амелии.

28

- Прыгнуть в тень, скрывшись от преследования, укрыть что-то магической тьмой, загасить свет - все это бывает полезным при такой работе. Чтобы вычислить меня, придется приложить некоторые усилия, а кроме того обнаружить эманации черного эфира, коего здесь совсем немного. Всего две стрелы Тьмы - это, по сути, пустяк.
- Да, полезная магия и не только при специфичности твоей работы. Раз угрозы твоего раскрытия нет, я тоже в безопасности, - флегматично пожала плечами девушка, рассеянно осматривая зал. Кажется, гости этого приёма не злоупотребляли напитками, но явно перетрудились с разговорами, которые на трезвую голову лучше не начинать. «Как, например, эти леди». Небольшая группа барышень прямо перед Ноктисом и Ами обменивалась холодными взглядами, некоторые едва сдерживали негодование. «Либо не дошли ещё до колкостей, либо всё успели высказать. А может, одна из них выделилась язвительностью и остальные замолчали от бессильного гнева. Забавно наблюдать за такими, особенно на вечере. Неужели не доходит, что все на вас смотрят?», - ироничный взгляд в сторону девушек был замечен, и они, под почти синхронный шелест юбок гордо удалились на другой конец зала.  Неподалёку же назревал конфликт между двумя растрёпанными юношами. Только эти, что удивительно, выпили немало – раскрасневшиеся физиономии выражали целый спектр эмоций…Для важных персон это непозволительная роскошь. Их фразы заглушала музыка и стояли они поодаль. «Да и слова явно были нецензурно-правдивого характера», - хмыкнула Амелия. – «О, наверняка из-за этой милой леди перессорились. Стоит неподалёку, с ужасом в глазах наблюдает. Бедняжка. Отказала в танце в пользу другого? На уроках этикета в облаках витала, не иначе. Следовало отшить обоих». Остальные присутствующие только и успевали перекидываться парой комплиментов или завуалированных оскорблений в пользу одной из сторон. «При таком раскладе приём не продлится долго – кто первым сорвётся и дело дойдет до кулаков, леди или джентльмены?». Ами сильно сомневалась, что приглашённых не отпустят по домам после такого случая. «Если он произойдёт, конечно. Заносчивые аристократы непредсказуемы, вполне могут лишить свои проблемы мирно. Наверное,».
Девушка рассеянно приняла бокал, предложенный Артемисом, и отвлеклась от созерцания лицемерных особ. Пригубить вино Амелия не решилась – алкоголь она переносила плохо и поняла об этом, к счастью, в стенах родного поместья, а не на каком-нибудь званном ужине. Подумать страшно, какая репутация ждала Ами после какого-нибудь неудачного инцидента, который по утру она могла и вовсе не вспомнить.
- Почему ты пошла за мной в саду? Это могло быть опасно.
Амелия раздражённо отвела взгляд. Девушка так и не поняла, показалось ли ей чье-то присутствие или действительно за ней наблюдали.
- Я и не собиралась идти. Думаешь, приятно наблюдать за убийством? Спасибо, насмотрелась уже, - вспылила Ами, с отвращением чеканя каждое слово. Она не забывала говорить тихо, и, благо, взгляды аристократии нашли новых жертв и какое-то время Ноктис и Амелия могли не опасаться излишнего внимания. – Отошла в тень, чтобы не оказаться замеченной без тебя. А потом какое-то мерзкое чувство и ощущение, что мне что-то послышалось. Постоянно чувствовала взгляд в спину, но, обернувшись, ничего не увидела. Конечно, в какой ситуации мне не хотелось оставаться одной! Я, видишь ли, не имею привычки таскать оружие на приёмы. Но у меня был знакомый убийца неподалёку, с которым было явно безопаснее, - девушка глубоко вздохнула, успокаиваясь. – Пошла искать тебя и увидела Дована. А чуть позже и тебя с кем-то…
Чуть нахмурившись, Ами перевела беспокойный взгляд на Артемиса. В её голосе слышались нотки страха, которые нечасто проскальзывают у неё.
- Не может же быть у того…ну, сообщника? Мне могло показаться, не спорю, но всё-таки я не имею привычки бояться каждой тени, - чуть более уверенно закончила де Мортейн.

29

От полукровки не укрылось, что девушка даже не притронулась к бокалу с вином, пусть и приняла его из рук полуэльфа. Сам же Артемис был не прочь немного выпить, что и сделал, отпив из бокала. Он скучающим взглядом обвел зал, особо не придавая значения ничему, что здесь происходило. Он озвучил свой вопрос и лицезрел раздражение в поведении девушки. И сразу вспылила. Мориэл не изменился в лице, искусно сохраняя привычный окружающим вид Ноктиса, благоприятного, улыбчивого и приятного юноши. Лишь когда Амелия заговорила о ощущении слежки, парень позволил себе нахмуриться. Если оно действительно было так - дело дрянь. Скорее всего это мог быть сообщник шедимца и тогда, конечно, опасаться проблем с местными властями или авторитетами не придется. В прочем, лучше это, чем оказаться врагом какой-нибудь шедимской группиновки. Хуже всего было Амелии, ведь если Артемис был одиночкой, который вполне мог за себя постоять, то у Амелии были родственники, которым могли навредить, или же ее саму похитить. В общем, ситуация могла оказаться совершенно неприятной. Было бы лучше, все это была лишь паранойя, но полукровка не привык надеяться на лучше. Он не сразу ответил девушке, его задумчивое лицо, нахмуренное, было обращено в ее сторону, но алые глаза смотрели словно бы сквозь девушку, не видели ее. «Это мог в действительности быть товарищ покойного шедимца. Странно, что он не предпринял попытки взять нас раньше, но... возможно это потому, что он не был уверен в победе надо мной. Значит, нас могут попытаться достать в будущем или даже сегодня, когда будет уходить отсюда. Отвратно, однако же. И что же теперь делать?»
- Скверно, очень скверно, - наконец заговорил Артемис, возвращая маску Ноктиса. - Лучше бы тебе просто показалось. Юноша задумался над тем, как бы наверняка убедиться в том, что сообщник действительно мог быть и им обоим теперь грозит опасность. Увы, все это требовало времени и средств, а проверить сейчас же, в сию же минуту. Разве что, темная магия полукроки, но к ней адепт Теней прибегать совершенно не желал, ибо это может привлечь не нужное ему внимание. Тогда как же быть?
- Если все действительно так, они попытаются отплатить мне за убийство их человека и сорванную сделку. Вполне вероятно, что они попытаются добраться и до тебя, если этот возможный наблюдать видел нас вместе. Думаю, нам стоит прогуляться с тобой по городу, прежде чем расстанемся, - закончив говорить, Мориэл решил вновь окинуть взглядом зал и всех присутствующих. Зачем? А вдруг заметить нечто подозрительное? Или кого-то подозрительного. В прочем, среди этих однообразных сплетниц, самовлюбленных дураков, напыщенных аристократишек и прочих представителей голубых кровей темно-алые глаза не примечали кого-то, кто выделялся бы из всей этой массы. «В прочем, ему и смысла-то, по сути, не имеет оказываться среди гостей. Ну да ладно, если повезет, он вполне еще может успеть проявить себя сегодня, хе...»

30

Амелия выслушала юношу с безразличным, скучающим выражением лица. Ей не хотелось бояться какого-то мифического сообщника шедимца, существование которого она вполне могла выдумать себе из-за волнения, впечатлительности или чего-то ещё… «Причин я могу придумать более, чем достаточно, чтобы успокоить себя и Артемиса, если получится, но этот взгляд в спину, я была уверена, что он мне не показался». По крайней мере, сейчас девушка чувствовала себя в безопасности – рядом находился опытный наёмник, а в окружении высокопарных особ с прекрасно обученной охраной было и вовсе глупо чего-то опасаться. Но осталось не так уж много времени до конца приёма, и их вполне могли ждать. «Может, прямо сейчас уйти? Я никого не видела, никого не убивала». И тут же назойливый внутренний голос шепнул: «Но ты по собственному желанию прикрываешь тылы убийцы. Дочка судьи, чудно. А ты не забыла, что твой экипаж приедет лишь к концу приёма, а идти через три квартала через ночной, пусть и Верхний, Иридиум…Не слишком ли рискованно, м?». Иного варианта, кроме прогулки с Артемисом, которая снова может оказаться кровопролитной, не было.  С досадой пробормотав пару нелестных слов в сторону покойного Дована – организатора этого чёртова вечера, по вине которого она тут и оказалась -, аристократка задумчиво посмотрела на бокал с вином. «Может, для храбрости?...Нет, последствия не заставят тебя ждать, не позорь де Мортейнов. Выпьешь дома», - Ами тут же отдала бокал ближайшему слуге, не забыв язвительно высказаться о качестве напитка. Она не могла позволить прислуге разносить слухи о её непереносимости алкоголя – их уши, как правило, уши хозяев, а помимо почившего Дована здесь проживали его жена и две дочки, если Амелия не ошибалась.
- А мы можем уйти отсюда пораньше? Местные снобы сами придумают нам повод. Например, парочка решила… уединиться, - девушка недобро усмехнулась. Вообще, она резко избавила себя от необходимости рассылать улыбки или холодные взгляды - её флегматичный вид для пару минут назад вспылившей ни с того, ни с сего особы, был, мягко говоря, удивителен. – И сад им не пришёлся по вкусу. Правда, будут гулять слухи, но Ноктису на них плевать. А обо мне и не такие сплетни ходили. Если мне действительно не показалось, не станем заставлять нашего друга мёрзнуть на улице, он жаждет отомстить тебе…Ну, и мне за компанию.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №1: 6 Января 17083 года. Иридиум. Артемис и Амелия.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно