FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 20 Октября 17084 года - Динрэ, Винсент Михаэлис


20 Октября 17084 года - Динрэ, Винсент Михаэлис

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Давно Динрэ так близко не подходил к городу людей и даже сейчас предпочитал, оставаться всё на таком же приличном расстоянии, не видя даже стен. Люди забрали волков сюда из Дурного леса и ушастому хотелось понять куда. Да и дать им испытать вкус собственной крови на губах, переломанных костей и всё остальное, что пришлось ощутить молодому эльфу, когда его пинали, насмехаясь.
Духи природы не ощутили животных и в тот же момент стало так грустно. Зря был проделан весь этот путь и его друзей наверное давно уже увезли ещё дальше и кто знает, где их можно было найти. Стало тоскливо и одиноко. Хотелось с кем-то поговорить, с тем кто выслушает и не будет особо издеваться над слабостью друида.
Прочитав Призыв черного единорога, остроухий, сразу провел рукой по спине прекрасного создания. Это было то создание в котором Динрэ ощущал личность. Оно было тем созданием, которое родилось вместе со смертью другого. Эльф уже не мог вспомнить глаз того мальчишки, который хотел увидеть черного единорога, отправившись в мертвую часть леса, где его ждала лишь смерть. И как глаза умершего смотрели на единорога. От всего этого было на душе больно и гадко. Он не смог спасти даже одного человека, а кинулся спасать стаю волков.
Рука легко скользила по бархатной коже единорога, а с губ срывались неуверенные звуки, так и не ставшие словами.
- Смогу ли я искупить вину когда нибудь? - наконец тихо спросил он у единорога, зная, что животное его понимает. Оно не могло не понимать, слишком много живого в этих было глазах. То был не простое астральное создание, не имеющие я и которое призывали все. Это был вечный спутник Динрэ, который пришел из самых глубин Дурного леса, ходячая легенда о черном единороге из Дурного леса.
- Смотри. Видишь? Там дорога вдалеке и если по ней скакать, то можно дойти до города, откуда был родом тот парень. - эльф махнул куда-то рукой и вновь посмотрел на единорога. Тот внимательно смотрел вдаль и после вновь, молча посмотрел в глаза эльфа. - Мы с тобой туда когда нибудь сходим. Тогда, когда я буду способен защитить хоть тебя. - говорил эльф, вспомнив ради чего призвали это могучее создание - ради его крови. Жадные люди и эльф это прекрасно знал. - Пойдем домой?

2

Обычно этот юноша не очень любит уходить на долгие странствия, когда можно посидеть в садике в Аклории или у пруда все в той же Аклории. Более того, можно посидеть у себя в комнате, все в той же самой Аклории и при этом потратить куда меньше времени и сил на перемещения. Но есть в жизни вещи куда более сильные и серьёзные, нежели лень. В такой момент всякий, посвятивший себя художественному искусству, способен забыть о лени, головной боли и выдуманных болях в спине и кинуться куда-то в совершенно неожиданное место с одной лишь целью - рисовать. Этакое странное наваждение нахлынуло и на Винсента, который, сидя в своей комнате за очередной художественной литературой, внезапно осознал, на почве прочитанного, естественно, что ему необходимо выбраться в лес и там на него обязательно снизойдет благословенное вдохновение. И дело в том, что сея вдохновенная мысль действительно возымела эффект - вложив в книгу закладку и убрав ее, Михаэлис тут же принялся собирать все свои многочисленные художественный принадлежности. Краски, кисти, холсты, мольберт - поспешно собирая все необходимое для будущего художественного процесса, Винсент поспешил собрать и другие полезные ему в предстоящем деле предметы: во-первых он оделся, накинул пальто, взял с собой немного денег, чтобы по пути прикупить чего-нибудь для перекуса, на тот случай, если придется задержаться в лесу, слишком увлекшись рисованием. Катану с собой не стал брать - смысла в этом особого не было, ведь если и ждет его в лесу какая-либо угроза, разрешить ее будет проще всего магией, но не мечом. А с мечом еще упражняться и упражняться, чтобы хоть что-то суметь с ним толковое сделать, кроме как держать в качестве красивого аксессуара, коим сейчас, по мнению Михаэлиса, и является, учитывая совершенно низкие навыка владения данным видом оружия. Так вот, собрав все необходимые предметы, вещицы и суммы денег, Винсент, закинув сумку на левое плечо, поспешил покинуть комнату, чтобы отправиться в путь. Щелчок замка и легкий звон ключей, отправившихся в один из потайных кармашков, возвести о начале этого маленького лесного художественного путешествия. Выбравшись с территории академии, морозный адепт поспешил на рынок, чтобы прикупить несколько вкусных и сочных пирожков и слоек, прежде чем отправляться дальше. Путь на самом деле не должен был быть долгим - что Дурной, что Волчий леса находились достаточно близко к городу, но мало ли, куда занесут неведомые тропинки нашего героя... оставалось надеяться, что юный адепт не умудриться заблудиться. В прочем, для адепта природы это не должно быть особо опасным - магия и общение с окружающей природой должны будут вывести его обратно к городу. Так что все же главным будет не влипнуть в неприятности, а таковое могло произойти. «Надеюсь, все пройдет спокойно...»

Окраины Дурного леса, почему именно Дурной, а не Волчий - сложно сказать, тут Михаэлис направление выбирал интуитивно. Создавая периодически с помощью магии себе лесной путь, когда необходимость призывала к этому, Ворон постепенно углублялся в лес, пытаясь отыскать нечто, что заставит его восхищенно охнуть и тут же прекратить свои поиски, потому что объект вдохновения и будущей художественной работы оказался уже найден. Сложно сказать, сколько пришлось побродить по лесным тропинкам, Винсент умудрился потерять счет времени, погрузившись в это свое маленькое путешествие, оглядываясь по сторонами и изучающими янтарными глазами подмечая каждое живое существо, попавшее в поле зрение, каждое деревце и растение. Конечно, во всем этом многообразии наш герой не особо смыслил - в биологии Винсент смыслил немного, возможно, даже вопиюще мало для того, чья вторая стихия - стихия Природы. Но что поделать, эти науки не привлекали внимания студента и потому он мало что знал о том, что входило в их зоны изучения. Эти скитания среди деревьев, кустарников и цветов закончились, когда мельком юноша заметил нечто довольно любопытное. Кажется, там, вдали, находилась какая-то лошадь, черная, абсолютно черная лошадь, изящная и такая красивая! Но нет, Винсент, к своему непомерному удивлению, ошибся. Это была не лошадь. Единорог. Черный единорог. «Быть того не может! Черный единорог! Неужели?.. Но как?.. Не мираж?» Животное на миг пропало из зоны видимости, но вскоре вновь показалось на глаза. «Какое же везение! Запечатлеть самого настоящего, живого черного единорога! Ох, какая же возможность!» Восторженно охнув, юноша начал медленно приближаться, на ходу читая заклинание Дар природы, чтобы суметь прежде, чем сблизиться, заговорить с мифическим зверем. Винсент очень боялся спугнуть единорога, а потому старался идти как можно тише и аккуратно. Насколько это было возможно для человека, редко бывающего в лесах.

3

Его друг вдруг заволновался и куда-то пошел, оглядываясь. Динрэ неспешно последовал за ним, ступая босыми ногами по уже холодной земле. Скоро вновь начнется зима и которую нужно будет пережидать в своем доме - вдали от людей. Динрэ неспешно ступал через корни деревьев, что выбились из земли и смотрел на темное создание, которое мог вызывать разные чувства, но у ушастого вызывали нечто похожее на любовь. Ту, что испытывают к родным.
Шорох. Где-то вдали. Острый слух эльфов, конечно был полезен - подкрасться было крайне сложно. Был ли это человек или зверь - вот в чем был вопрос. Прижавшись к дереву, чтоб не выдавать себя, эльф прислушивался. Шаги были одиночными, то есть ступал кто-то двуногий. Человек? Охотник? Зубы сжались и тихо зашептали своему другу.
- Уходи. Медленно. - тихо проговорил он, ожидая, что тот последует за ним. Если создание исчезнет, станет слишком странно и будет ясно, что это маг. Да и Динрэ никогда не отзывал единорога, давая ему самому решать, когда ему стоит растворятся. Динрэ терпеливо ожидал, пока шаги будут прямо рядом с ним.
- Ни шагу дальше. - остановил он, показавшись наконец и из земли вырвалась Лоза, удержав ногу парня. - Решил поохотиться, человек? Думаю мой друг, явно не тот, на кого стоит идти. - говорил Динрэ спокойно, внимательно смотря. на человека, в любой момент готовый призвать сгусток природы.
Единорог немного постояв вдали, всё-же решил вернуться, внимательно смотря на человека. Во взгляде виделся немой вопрос. Но и этот взгляд быстро скользнул на эльфа, изучая уже и его, видимо ожидая что-то. На всякие попытки заговорить, единорог бы отвечал молчанием и печальным взглядом. Он ещё ни разу так и не заговорил.
- Зачем ты сюда пришел, человек? - говорил Динрэ холодно, не желая показывать особо чувств. Вдруг это очередной услышавший легенду о черном единороге и пошедший в глубины леса? Может знакомый того парня, а быть может лишь простой любитель наживы. Хоть слишком он выглядел легко, для охотника на магических созданий. Особенно зная особенность единорогов бадатся и использовать магию. - Охотник за легендами?
Сам конь медленно обходил парня, разглядывая со всех сторон и видимо не приметив в нем ничего опасного для себя, замотал головой, заставляя черную гриву болтаться во все стороны. Стало как-то спокойнее. Если друг его не боялся, то Динрэ ему верил, ослабив хватку лианы.

4

Единорог был не один. Винсент вздрогнул, напрягся, в голове тут же всплыло заклинание, которое через две напряженные минуты было готово. Водяное тело было заклинанием неплохим и очень полезным, особенно, когда любое движение и любое слово может вызвать агрессию со стороны неизвестного. С защитой Винсент ощущал себя более уверенно, но не достаточно - эльф, а это был эльф, стоял прямо напротив него, а ногу обвила лоза. Что может быть хуже, как бороться с противником на его территории? Михаэлис надеялся, что бороться не придется. Черный единорог оставался здесь и присматривался к студенту, осторожность призывала первым делом следить за действиями эльфа, как наиболее потенциального агрессора, но янтарные глаза то и дело обращались к прекрасному существу. «Он считает, что я охотник? Но разве похож я на охотника?» Винсент вновь вернул взгляд на эльфа. Было неуютно от того, что растение крепко обвило его ногу и сдвинуться с места в случае нападения окажется весьма проблематично.
- Я не охотник, я художник, - начал отвечать Винсент негромко, глядя эльфу в глаза. - И адепт природы. Уверяю, у меня нет желания навредить ни этому удивительному зверю, ни тебе, ни этому лесу. Я пришел сюда, чтобы найти вдохновения и нарисовать нечто, что пробудит мое вдохновение. И я нашел то, что хотел бы нарисовать. Точнее кого... При этих слова студент глянул на единорога, которых обходил его по кругу и изучал. Похоже, единорог не видел в нем опасности, которой и не было. «Это хорошо, ведь я и не хочу вредить...» На попытки коммуникации с единорогом, тот молчал, похоже, существо из легенд не было настроено на общение, однако, и враждебности или неприязни оно тоже не проявляло.

5

- Знавал я людей, адептов природы. И история эта грустна и о том, как пользуясь природой они вредили хранителям леса. - проговорил эльф, на мгновение подавшись воспоминанием. Это конечно не был упрек в сторону этого мальчишки, но осадок был. Не верил ушастый в защитников природы из людей. Ведь они прежде всего жители городов, которые в лес выходят за чем-то. Вот и этот вышел за "вдохновением".
- Художник. - с некоторой тоской проговорил он, отпускай парнишку из пут и подойдя к своему другу, погладил единорога. - Поверь, появись у тебя хоть малейшее желание навредить хоть чему нибудь и этот лес бы очень быстро стал бы для тебя ночным кошмаром. - говорил эльф спокойно, поглаживая спину своему другу. Тот же внимательно смотрел на парнишку и сделал пару шагов, навстречу ему, вдыхая ноздрями запах парня.
- Нарисовать хочешь, художник? - спросил эльф, вновь внимательно щурясь уставился он на мальчишку, наверное он всё-же не доверял ему и только потому что тот был человеком. Может это был расизм, но за всю свою жизнь, он не помнил добрых к нему людей. Но вот он посмотрел на единорога, который уже вовсе перестав боятся человека, подошел почти в плотную и то ли прося ласки, то ли чего вкусного. Динрэ не мог ему приказывать - потому что не хотел. Создание было свободно и отбирать это у него эльф не хотел.
- Ну коли он не против, так рисуй. Он в первый раз видит живого человека, вот ему и интересно. - проговорил эльф, вернувшись к дереву и облокотившись. Пусть рисует, ему не жалко. Из-за рисунка единорога окрашенный в черный цвет, люди не кинуться на поиск легенды. Наверное. - И у кого ты научился, адепт магии природы? Кто твой учитель?  - спросил он спокойно, без излишний агрессии. Коли встретился маг природы, который не спешил его "покалечить", то почему бы не поговорить с ним. - Никогда не понимал, как можно учиться чему-то живя не с источником знаний. Начитаются чему-то в своих книжках и сразу в лес. Тролля то в жизни хоть раз видел?

Отредактировано Динрэ (2015-08-14 08:21:42)

6

Эльф относился к нему определенно с ярко-выраженным подозрением и недоверием, но Михаэлис ни коим видом не выказывал недовольства, обиды или чего-либо еще. Он спокойно воспринимал слова говорящего, понимая, что, возможно, предыдущие встречи с людьми могли оказаться куда более тяжелыми для этого эльфа. Возможно так же, что какой-то человек, представившись адептом Природы, предал эльфа, предал природу. В общем, если эльф был столь насторожен и подозрителен, у него определенно были на то свои причины и как-либо усугублять ситуацию юноша не спешил. Наконец природные пути ослабли, лиана стала отступать, освобождая ногу юного студента. Морозный адепт внимательно следил за эльфом, не зная, чего дальше ожидать от него. «Он друид?» - внезапная догадка разгорелась в голове ясными зелеными витиеватыми буквами. Это казалось вполне логичным, судя по всему тому, что говорил эльф. А еще судя по его одежде, на которую внимание Винсент обратил только сейчас. Странные переплетения трав и листьев. «Какая необычная одежда? Неужели все друиды ходят именно в нечто подобном? И оно крепко держится, не спадает, не расплетается? Мм, интересненько.»
- Да, хочу, - чуть более эмоционально, чем нужно было, ответил Винсент. Но сложно было сдерживаться, когда представлялась такая возможность. Он мог нарисовать единорога по своим собственным представлениями, подключить воображение и знание по описания и картинкам, но нарисовать единорога с натуры... это была необыкновейшейная возможность. Тем более, что стоящий неподалеку единорог был мифическим черным единорогом, существование которого раньше казалось выдумкой. «Кто бы мог подумать? В прочем, если существуют белые единороги, дети леса и света, то почему бы не существовать черным, детям леса и тени?» Было очень любопытно узнать, владел ли этот единорог теневой магией, но со всем по порядку. Винсент ждал реакции эльфа и черного единорога, ждал смиренно, стараясь не выражать нетерпения, охватившее юного художника. Получив положительный ответ, Винсент тут же принялся устанавливать мольберт, доставать все необходимые принадлежности, вроде красок, дощечки для смешения красок, разные киски, служащие для разных целей. Параллельно с этим Михаэлис отвечал на вопросы эльфа.
- Я учусь в магической академии, - отвечал юноша. - Там много хороших учителей, каждый обучающий той или иной науке. Мне кажется, теория так же важна, как и практика. А по практиковаться можно и в лес выйти или же где неподалеку, благо, у нас, в Аклории, есть чудесные сады и пруды, чтобы немного попрактиковаться в магии. Не обязательно же жить в лесу, для этого нужно уметь выживать, а я лишь учусь еще магии. Вопрос про тролля немного обескуражил. С чего уж обычному адепту довелось бы увидеть живого тролля? Да и если бы довелось, вернулся бы он после такой встречи?
- Нет, троллей мне не доводилось видеть, - и пусть встреча сама по себе представляла смертельную опасность, все же было немного грустно от такого упущения. Все же увидеть тролля должно быть весьма интересно, увидеть само воплощение силы и мощи Природы! - Я ведь простой, скромный адепт, ученик, неофит. Рано мне еще троллей призывать и уж тем более искать. Парень слабо улыбнулся, заканчивая с приготовлениями.

Отредактировано Винсент Михаэлис (2015-08-14 22:26:33)

7

Человек подготовился. Мольберт конечно был знаком эльфу. В его приемной семье и в городе, где он рос он видал такие. Правда они были из более изящного дерева, да и резные узоры украшали от мольберта до каждой кисточки. Уникальность каждой вещи так и кричало у эльфов, а сейчас после более чем сотни лет, он видел его снова. И если в воспоминаниях мольберт и померк, то узоры остались в памяти. Их не хватало.
Но человек видимо это не особо волновало, он всё заготавливал и готовился рисовать. Динрэ смотрел внимательно, не мешая ему и вглядываясь в парня и его действия. Ушастый пытался увидеть что-то подозрительное. Ведь если бы он вытащил кинжал или что-то подобное, то нужно сразу действовать. Но ничего подобного в его движениях не было. Мальчишка был очень даже аккуратным в действиях, боясь видимо даже спугнуть единорога и иногда поглядывал на молодого друида.
- Теория. Достаточной теории было бы знание какие ягоды и грибы ядовитые, как согреться зимой и какие травы позволяют бороться с отравлением и проблемами с животом. - проговорил эльф, вспомнив, сколько ему приходилось самому это выяснять. Наблюдая за животными и вновь и вновь травясь и продолжая свой вечный путь, бегущий ребёнок - не более.
- Знаю я о вашей академии. Сборище солдат, которых обучают служить и использовать магию. - проговорил Динрэ, посмотрев сторону, где должен был быть город. - Разрушение и устранение препятствий. Ну и красивые слова, которые не несут в себе смысла, когда вопрос стоит между жизнью и смертью. - он внимательно посмотрел на мальчишку. Во взгляде не было упрека или ненависти - да и это был простое констатация фактов.
Единорог поспешил встать напротив молодого ученика природы, видимо ожидая чего-то. Понимал ли единорог, то чего от него хотят или просто подавался желаниям человек, его запечатлеть было сложно.
- Появись напротив тебя враг, ты смог бы его убить своими знаниями о том, что такое на самом деле магия? Смог бы отобрать жизнь или отдал бы свою? - в глазах эльфа загорелись огоньки. Внутри стал просыпаться зверь, котел хотел издеваться если не над эльфом, то хотя бы над другим созданием изучающим магию природы. - А знаешь, что не могли тебе объяснить твои учителя о магии природы? Эти слова просто можно лишь понять, борясь за жизнь один на один в лесах. - он внимательно смотрел, изучая реакцию. Хотел увидеть в нем себя. Себя молодого, того трусливого и верующего в жизнь для всех. - А то что в или ты ешь или тебя. И именно в этом вся суть - ты или тебя. И нет ничего постыдного, когда внутри просыпается зверь - монстр. Рвать на части или бежать плюнув на всё, но главное выжить. Добрый волк в итоге мертвый волк. Но живущим за стенами этого не понять.
- А теперь я покажу, что такое, практика природы. - эльф прошелся немного и найдя взглядом с трудом пробивающие листочки будущего дерева, которому явно не хватало света. Пронеся рукой над растением, неспешно прочитал Дар природы и небольшое растение стало подниматься. Вверх, к небу и в следующий момент, дерево стало быстро расти, перерастая все остальные деревья. - Вот это практика без книжек и разных учителей.

Отредактировано Динрэ (2015-08-14 23:15:06)

8

Все было готово. Наконец краски были открыты, а кисть окунулась в баночку с черной. Ловкими движениями кисти, парень делал легкий набросочек очертаний единорога, при этом продолжая слушать эльфского друида. Прекрасный, мифический черный единорог спокойно встал рядом с адептом, словно бы позволяя юному художнику нарисовать себя, позволял парню запечатлеть себя на холсте. Винсент улыбнулся, радуясь тому, что это прекрасное создание совершенно не против попозировать и принялся рисовать с большим рвением. Однако, слова эльфа заставили Михаэлиса все же нахмуриться.
- Я всего лишь студент, только-только поступившись на обучение, - с легким смешком самоиронии произнес парень. - Конечно я владею несколькими боевыми заклинаниями, в том числе и такими, чья задача отнимать жизнь. Но в реальной стычке я конечно вряд ли выживу против сильного врага. Парень вздохнул. Слова эльфа были даже изрядно пугающими, когда тот заговорил о звере. Михаэлис никогда не рассматривал магию природы с такого ракурса. Сам парень всегда больше предпочитал созидательный аспект магии, нежели разрушительный и в принципе, не особо стремился к борьбе и выживанию, тем более, что всегда жил в городе и никогда не оказывался в достаточно серьёзных передрягах, где его могли бы убить. Конечно, с далеко идущими и амбициозными планами нужна будет и сила, и способность выживать, но пока что он был лишь студентом-первокурсником, всего лишь второй месяц обучающийся магической науке. Винсент просто не думал, что ему так уж важно задумываться о борьбе за выживание.
- Опыт - это конечно хорошо, но если подкрепить его теорией, разве оно будет плохо? Наоборот ведь, даже хорошо, - молвил юноша, отвлекаясь от единорога и своего рисунка, чтобы глянуть на эльфа. Тот направился куда-то в сторону и принялся что-то колдовать. «Дар Природы, очевидно,» - предположил юноша, припоминая, что же из общих сборников отвечало за эффект, демонстрируемый магией эльфа. Парень кивнул, принимая слова эльфа.
- Ну так ведь никто не запрещает нам в академии практиковаться. Нас учат контролировать собственный дар, ведут практические занятия. Кроме того, никто не запрещает практиковаться вне занятий. Я, помню, практиковался в саду, выращивал цветы. Тоже практика, но без риска для жизни. Я все же не опытный друид, чтобы позволять себе жизнь в диких условиях, где каждый день тебе могут угрожать дикие звери, монстры и прочие напасти.

9

Прислонившись к дереву, которое только что вырастил, Друид внимательно его слушал. Ему было уже даже интересно, что же скажет тот, кого учили магии природы в городах. То что казалось Динрэ глупым и крайне не логичным. Но всё-же его собеседник был уверен и Динрэ пытался понять, откуда это уверенность.
- Теория. - повторил он это слово, когда человек перестал говорить. На лице появилась улыбка. - Когда то, мне одно очень могущественное создание сказало, что чтоб оказаться в его мире нужно много знать, уметь и понимать. А то что я там оказался, лишь слепая случайность. - на лице у Динрэ была улыбка от приятного воспоминание. Изумрудный сон был до сих пор в воспоминаниях эльфа. - А те кто туда хотят попасть, столько про это читают, бывает так там и не оказываются. Смешно. - на лице появилась улыбка и прислоняясь к дереву, он опустился вниз - к земле, усаживаясь на неё. Он молча наблюдал, как художник рисовал его друга. Тот лишь немного крутил головой, оглядываясь по сторонам, проверяя что-то своё. Он явно чувствовал больше чем друид, ощущая своё в тенях. Динрэ даже предположить не мог, что же он там ощущает.
- Я однажды в лесу встретил настоящего монстра. - тихо начал эльф, когда всё-же была затронута тема монстров. - Это был не тролль и даже не вставший мертвец. Оно было куда хуже. - практически бубнил себе под нос эльф. - Человек. На вряд ли можно считать людей монстрами. По крайне мере я и хороших встречал. Тот, что хотел лишь глазком увидеть моего друга, - Динрэ кивнул в сторону единорога и тот посмотрел на длиноухого. - Был последним человеком которого я видел. К сожалению и он погиб. - сказал Динрэ виновато опустив глаза, что сделал и его друг. Просто повторив или понимая своего друга-друида.
- Знаешь, я боюсь чудовищ. Жадных до метала, любящих делать больно другим и проводящие что угодно, чтоб получить вечную жизнь. Вырезая даже целые деревни ни в чем не повинных эльфов. - на последних словах Динрэ стало больно внутри и легкие сжало. Он спокойно выдохнул и спокойно отдышался.
- Боюсь и поэтому не хожу в ваш город. Там намного опаснее чем тут. Медведь иль волк, просто так не нападут. Мясо людей для них неприятно. - засмеялся эльф и посмотрел в сторону художника. - Медведи жалуются, что только хотели посмотреть что у вас в мешке было, а люди как выбежали из палатки, да как начали по нему стрелять из лука и кричать, вот и испугавшись, медведь и начал пытаться нагнать обидчика. И особенно он не понимал, как тот человек так быстро убежал. - смеясь закончил короткую историю услышанную от медведя. Можно было конечно её рассказать "рыча", но зачем?
- Мало кто из хищников ест других хищников. Ну разве что те кто умеют пользоваться луком. Так что в лесу можешь не боятся монстров встретить. В городе их намного больше. Конечно я сейчас говорю, может глупость, но никто из зверей не притворяется тем кем не является. Даже тролль, он всегда троль, когда ест, когда спит. И встретив его, можно вполне от него ожидать чего ожидают от всех тролей. А вот если увидишь человека в плаще, в темном месте, ты можешь знать, что он хочет? Ты будешь уверен, что это он или она, не несут с собой кинжала отравленного ядом с желанием убить тебя из-за каких то ценностей, не нужных тебе? Или чтоб забрать тебя для какого-то темного ритуала. - закончил эльф, не желая развивать тему эту. Образы медленно подводились к тому, чего не хотел эльф вспоминать.
Длиноухий закрыл глаза и откинул голову назад и тихо говорил себе под нос.
- А живя в лесу, никто не появится неожиданно и стрела не прилетит, сделай ты что-то не так, конечно если это не охотник. Звери постоянны в своем поведении. Зимой медведи спят, проснутся, есть хотят. Волки вечно рыщут в поисках еды. А сейчас подрастают их дети. Молодым родителям есть чем заняться, кроме как кидаться на людей. Мало времени, чтоб научить своих волчат охотиться в стае. Да и медведицы следят чтоб их медвежата, не грызлись меж собой и пытаясь откормить их поплотнее, чтоб зимой не проснулись и не будили её. Белки тащат последние грибы к себе, а ежи уже готовят к зимовке свои уютные места. Лисицы продолжают пытаться утащить зайца, а те продолжают пытаться убежать. В конечном счете, выигрывают оба. Ведь много зайцев - мало еды для них и они голодают. Да и лисы ловят самых больных и слабых. То же самое и с лисами. Много зайцев и лис много. Мало зайцев и лис мало. У птиц подросли их дети и кто-то готовиться лететь на юг, на теплые острова, а кто-то ищет места где смогут прозимовать. Всё находится в своем равновесии. Ничего не много, ничего не мало. Всё ровно столько, сколько должно быть. - закончил свой короткий пересказ того, что же происходит, тихо спросив. - Ты со мной разве не согласен?

10

Единорог постепенно начал приобретать свои приблизительные очертания, как Михаэлис решил перейти к заднему фону. Одновременно с этим студент старался внимательно выслушать слова эльфийского друида, при этом не сильно отвлекаясь от рисования - не хотелось бы попортить холст и начинать все заново. Тем более, что просто-напросто не приятно будет испоганить собственный рисунок да еще и в такой ситуации, когда перед ним редкая возможность запечатлеть в живую столь редкое создание, считающееся мифическим, сказочным, но не более. Слова эльфа отвлекли Винсента от рисования, слишком уж сильное впечатление произвели они на него. «В его мире? Очень могущественного создания? Он бывал еще где-то, кроме нашего родного мира? Что же за мир или даже миры мог повидать этот друид? Ууууух... Как, должно быть, здорово бывать в других мирах... А он говорит чистая случайность.. Видимо очень сильно повезло...»
- Ну вот, тебе повезло, а другим - нет. Чтобы чего-то достичь к этому надо стремиться. Если хочешь научиться выживать - борись за существование, становись сильнее и беспринципнее. Я же хочу стать умнее, хочу знать намного больше и быть столь же могущественным, как магистры древности. Наивные мечтания наивного ребенка, согласен, но пока я стремлюсь к знанию - это хороший путь. Парень улыбнулся и вернулся к рисунку. Он аккуратным движением кисти обозначил стройную фигурку стоящего позади единорога деревца, а смыв коричневую краску с кисти, быстренько смешал желтый и красный в нужных пропорциях, чтобы нарядить дерево в осеннюю листву. А эльф говорил и со словами его сложно было не согласиться. Люди действительно зачастую были похуже всевозможных монстров. Да, были и хорошие, но были и плохие. И самое страшное, что не всегда удается распознать, стоит ли перед тобой честный и справедливый человек или же это подлый и жестокий убийца. Пока друид говорил, парень продолжал рисовать, равномерно распределяя свое внимание между художественным процессом, единорогом и словами эльфа. Чтобы ответить, юноша вновь оторвался от рисования.
- Да, с людьми намного сложнее, чем с животными. Но каждому дано свое. Кому-то по душе житие на природе, среди лесов, речек и холмов, а кому-то проще жить в городе. Не могу сказать, что я общительная личность. Обычно я жутко не разговорчив и нелюдим. Но тем не менее за стенами академии, где я могу получать знания без особых рисков, мне живется лучше и удобнее. Возможно, когда-нибудь, когда я закончу обучение, я отправлюсь в путешествие по миру, повидать разные его уголки, но сейчас я должен учиться. Было бы глупо из-за неопытности или слабости помереть где-нибудь в лесу. Хех, я же обычный мальчишка, только взявшийся постигать магию - рано мне еще бороться за выживание.
Парень усмехнулся. Он знал, что был слишком слаб, что был неопытен и мало знал, а потому прекрасно понимал, что не протянул бы долго здесь, на дикой природе, где нужно быть сильнее, здоровее и выносливее, если хочешь выжить. Винсент не был ни сильнее, ни здоровее, ни выносливее большинства жителей лесов, а так же многочисленных бандитов, некоторых лесных монстров и так далее. Так что житие в защищенной академии казалось самым лучшим вариантом, тем более, что именно там он мог получить то, что жаждал - знания.
- О каком мире ты говорил? - решился таки на вопрос Винсент, глядя на эльфа. - Я знаю, что помимо Мистериума есть ряд других миров, далеких от нас. Но я мало что знаю обо всех этих мирах... Взгляд янтарных глаз скользнул по единорогу, окинул холст с наброском и вновь вернулся к эльфу. Очень уж было интересно послушать о том таинственном, другом мире, что даже не хотелось отвлекаться от возможно жутко увлекательного рассказа.

11

Повезло ли Друиду? Он не был уверен, что попадание в тот мир было для него везением. И что вообще можно называть везением? Нет, Динрэ определенно не был везучим созданием и даже оказавшись в том мире, он видел, то чего не хотел бы. И делал тоже не совсем хорошие вещи. Но он выжил и продолжал жить до сих пор и если подумать, была в этом своя удача. Жуткая
- Рассказать о том мире? - спросил Динрэ, задумавшись, пытаясь представить, что же можно именно рассказать. - Этот мир, обиталище для зеленных драконов. Они его так странно называли. Изумрудный сон. - пока он не спешно рассказывал, он достал из своей сумки зеленую чешуйку и показал её в руке парнишке и после отложил. - Обитая там, они наблюдают за нашим миром. Чтоб оказаться там, многие практикуются не переставая, медитируют, постигают суть нашего мира. А я оказался по простой случайности. Магическая чума, как её после назвали не знаю и сильнейшее снотворное. А может всё дело в том, кто живет внутри. - пальцы свободной руки легко коснулись виска и Динрэ пожал плечами и стал смотреть в чешую в своих руках. Он сам многое не понимал и многое додумывал сам. Что ещё могло послужить причиной, того, что он оказался там? Он не обладал какими то знаниями, не был каким-то особенно от рождения. Даже своего дома не помнит, а ему такое досталось.
Он вновь посмотрел на своего друга, который видимо уже изводился стоять на одном месте и во всю крутился в поисках чего-то. Но ничего кроме деревьев и пробегающих где-то вдали зайцев не было. Может ещё и птицы, но если и были, то где-то совсем далеко или же просто молча наблюдали за ними, не смея издавать и звука, чтоб не отвлечь единорога.
- Все стремятся к силе. Это такая потребность не объяснимая. Сила значит возможности. - проговорил Динрэ. - И порой, чтоб достичь по настоящему большой силы, приходиться чем-то жертвовать. Может и твои великие и древние маги, тоже жертвовали чем-то, чтоб стать таковыми? Кто-то отказывается от общества, кто-то от семьи, а кто-то от человечности. - посмотрел он на человека. - Готов ли ты тоже чем-то пожертвовать? Наверное отказываясь от чего-то ты уже становишься сильнее, теряя слабости. Быть зависимым от общества - слабость. Быть зависимым от семьи - слабость. Быть зависимым от человечности - тоже слабость. Ты точно хочешь быть великим магом?

12

Мог ли парень ожидать, что встретиться с кем-то, кто был знаком с ДРАКОНОМ? Все, что юноша знал об этих существах, так это то, что драконы невероятно сильный и очень одаренные в плане магии существа, значительно превышая своей магической силой даже самых сильных смертных магов и волшебников. А так же знал, что драконы встречаются столь редко, что перечислить тех, кто был знаком с таковыми и еще жив, можно было, наверное, по пальцам обеих рук, ну может еще и ног, но не более. Драконы! Кто бы мог подумать? Эти существа всегда были укрыты вуалью тайны, загадочности и мистицизма. Студент многое бы отдал, чтобы и самому иметь возможность увидеть живого дракона, а уж поговорить с ним... Такое казалось чем-то за гранью возможного, чем-то, чего удостаиваются поистине избранные. И сейчас перед ним, обычным студентом-адептом, похоже был один из таких немногих избранных, которому явил свой облик величественный зеленый дракон. Хотя, конечно, в некотором ходе и сам юноша был знаком с драконом, вот только понятия об этом не имеет, а ведь этот дракон даже учился с ним на одном курсе и даже обладал той же стихией, что и сам Михаэлис. Но оно и не удивительно, в прочем, - не каждый дракон пожелает раскрыть свою истинную сущность, зная, что не все испытывают перед драконами благоговейный трепет и почтение. Да и никогда парень особо с тем юношей и не общался, учитывая замкнутость Михаэлиса.
Слова про магическую чуму заставили вздрогнуть - все студенты Аклории знали, что за магическая чума подкосила многих одаренных магией. Самому Винсенту повезло избежать пагубного влияния Благодати Астара, однако ему пришлось биться с один из тех несчастных, что потерял разум от переполнившей его магической силы. Адепту до сих пор было неприятно вспоминать тот день, ведь он считал, что все же должен был быть выход из ситуации, подразумевающий решения вопроса без применения боевой магии.
- Это так удивительно и необыкновенно. Побывать в мире драконов и даже иметь возможность поговорить с одним из них, - молодой художник отвлекся от своей работы, сложно было скрыть свое отношение к таким невероятным вещам. Парень был определенно удивлен тому, что рассказал ему эльф. - И эта чешуя... Она действительно принадлежала дракону? И содержит частичку его силы? Юноша внимательно смотрел на зеленую чешуйку, запоминая как она выглядит. Возможно, когда-нибудь парень попробует нарисовать дракона. Конечно, вряд ли удастся срисовать с живого дракона, но вполне можно было найти опору в воображении и изображениях двух художников и ученых в книгах, посвященных драконам. Но сейчас у него была картина черного единорога, которая требовала своего завершения. Парень вновь вернулся к рисованию, при этом обдумывая все сказанное и услышанное.

- Ох, ну я не заглядываю так далеко, - признался юноша, на этот раз не отвлекаясь от того, чтобы рисовать. - Сейчас моя главная задача научиться управлять силой, доступной мне, получить знания и постичь мудрость моих учителей в Аклории. Что же будет потом... Я не знаю. Жертвы.. Да, думаю, без жертв не обойдется. Но есть вещи, которые пожертвовать нельзя. Так что, все зависит от цены. Я не соглашусь и на десятикратную силу магистров, если буду знать, что за это должен буду заплатить жизнью матери. Тон из неуверенно-размышляющего перешел в достаточно серьёзный. И верно, матери он был многим обязан и очень любил ее. Винсент и подумать не мог, что посмеет когда-нибудь принести ее в жертву своим целям и желаниям. Нет уж, лучше уж остаться на всегда неумелым адептом. Но, к счастью, пока он него не требовали никаких жертв, а потому можно было спокойно продолжать свой путь в изучении магии.

13

- Говорить, это сильно сказано. - эльф едва улыбнулся, но сразу почти помрачнел. - Я не особо мог сосредоточиться на разговоре. Меня выкинуло в тот мир прямиком из кошмара, который я видел наяву. Последствие той болезни. - сказал эльф, опустив голову. Он помнил, что он видел огонь, чувствовал запах дыма, вкус на языке и даже то как языки пламени горевшие совсем близко, то и дело хотели укусить и его. А потом выкинуло в тот мир, который был лишь осколком чего-то большего. Как уж после такого сосредоточишься на разговоре с созданием, которое старше тебя возможно в разы и знает куда больше простого эльфа.
- В том мире, я видел свои мечты и кошмары. И после он вытащил нечто из меня. На свободу. И если раньше я слышал только голос этого, то тогда я его и увидел. - тихо шептал эльф, боясь разбудить в себе это. - Я победил его и убил. Челюсть сжалась. Но оно всё ещё живо в этом мире. - эльф проговорил и посмотрел на парня, рисовавшего и после на чешуйку. - Не знаю её силы. Мне не где её узнать и не у кого спросить.
Он смотрел на свою чешуйку, со всех сторон, сжимая её пальцами.
- Что-то мне подсказывает, что она важна. Не хотелось бы её потерять. - сказал эльф, суну обратно в сумку к себе и вновь посмотрел на единорога, который внимательно смотрел на эльфа.
- Не заглядываешь? - спросил он, смотря на парня. В глазах была некоторая растерянность по этому поводу. - Странно, я считал, что люди обычно спешат всегда, строят планы на будущие. Хоть наверное у нас с вами разное понятие о будущим. - с некоторой тоской проговорил эльф, вспоминая о разнице в длине жизни эльфа и людей. Стало как-то на душе гадко - почему мир так не справедлив? Почему одним дарована вечная жизнь наполненная порой болью, а другим жизнь лишь мгновение, которое пролетает и для вечноживущих не более чем мгновение. Он смотрел на свои пальцы и ладони. Даже это вечно молодое тело было полно изъянов. Изъянов, которые хотелось исправить. Мягкая кожа, старость, которая бы одолело даже и эльфа. И конечно же слабость перед средой. Он не дракон, чтоб выжить под пламенем и где ещё могут обитать драконы? Являлись ли драконы идеальным организмом?
Эльф ладонью стукнул себя по лбу, выбивая мысли из головы.
- Мама, это важно. - проговорил эльф, смотря на парня внимательно. - Нет ничего ценнее мамы.

14

«Интересно, повезло ли еще кому из болевших Благодатью оказаться в числе странствующих между мирами и измерений? Хотя можно ли это назвать везением? Не всякому ведь могло в такой ситуации достаться местечко мирное и красивое, а, например, какое-нибудь мерзкое обиталище высших демонов. Мда. И таки встреча с драконами это все же достаточно крупное везение. Хотел бы я увидеть дракона, лазурного, например. А если бы еще и поговорить удалось с таким... Эх...» Замечтавшись, юноша и сам не заметил, как в его рисунке, в небе над лесом, внезапно объявилась маленькая, далекая фигурка зеленого дракона. Как-то само это образовалось на холсте, вышедшее из воображения молодого художника неосознанно, под воздействием вдохновения. Михаэлис и не придал этому моменту значения, он полностью доверял подобным наплывам и внезапным новым деталям рисунка, ибо еще ни разу они не оказывались лишними и всегда удачно вписывались в картину. Так и здесь все смотрелось весьма ровно. Черные изящный единорог посреди лесной поляны, где-то среди деревьев проглядывается серебристый ручеек, а в небе над лесом на весьма приличном расстоянии дракон с изумрудной чешуей. Конечно же, пока все это имело не особо-то точный вид, а было частично лишь наброском, а частично уже почти законченным изображением. Нужно было еще время, чтобы привести все в готовый вид, а время, к счастью, еще было.
- Планы на будущее... Ну, на самом деле многие их строят, но я... Даже не знаю. Я стремлюсь к развитию своих магических способностей, хочу стать мудрее, сильнее и умней, добиться высокого положения в магическом сообществе. Но в каком именно виде это будет, карьера ли в какой-нибудь гильдии или что-то еще... даже не знаю. Художественное искусство так же манит меня и это дело бросать я не хочу, как и музыку. Новые знания, новый опыт, рост способностей и силы - таковы мои планы на ближайшее будущее, весьма размытые, конечно, неопределенные, но какие есть.
Юноша прервал процесс рисование, как раз закончив вырисовывать единорога, ставшего почти завершенным элементом во всей картине, бывший так же и ее ключевой фигурой. Взор янтарных глаз скользнул от единорога к эльфу.
- А каким свое будущее видишь ты? - вдруг решил спросить Михаэлис. - Есть же что-то, к чему стремишься, что жаждешь реализовать, сделать, сотворить?
«Интересно, а как эльфы смотрят на свое будущее? Будущее человека это, считай, два-три года и уже весьма далеко впереди, хоть и совсем малое, относительно, конечно, время. А для эльфа это, наверное, лет двадцать-тридцать. Тут и отражение в менталитете и характере определенно выходит. Потому и неудивительно, что для эльфом мы, люди, выглядим всюду спешащими и бегущими детьми. Сами-то живут долго и никуда не торопятся, достигая своих целей размеренным шагом, в то время как люди, зачастую, стремятся достичь всего в самые короткие сроки, хм.»
Окружение единорога на холсте стало принимать более точный вид. Листья, деревья, камень, земля, ручей позади деревьев, что едва заметен между их стволами и кронами, а так же чистое лазурное небо. Кисть в руках художника плавно двигалась, наделяя природу на картине своими последними штрихами.

15

- К чему я стремлюсь? - спросил эльф, вернувшись из своих мыслях о матери, посмотрев на парня. Он ощущал какую-то непонятную зависть, обращенную к парню. Он завидовал его мечтам. Завидовал и его планам, его простоте и всему что у него было. Из них двоих, именно человек был созданием искусства, а Динрэ был дикарем. Но к чему он стремился? это был достаточно сложный вопрос, но всё-же Динрэ знал ответ.
- Я стремлюсь к Силе. Сила - единственное, что важно живя вне цивилизации, ведь в итоге выживает сильнейший. - посмотрел он на парня серьёзно. Он не знал, злиться ли на него или на себя. Но список Динрэ и его список стремлений был намного скуднее, человека.
- А потом, мне нужно будет кое-кого найти. Даже если они уже умерли от старости. Найти их детей, их внуков, правнуков. - шептал эльф, прикрыв глаза, откинув голову назад, наслаждаясь легкой прохладой. Было сейчас так хорошо и слова просто легко вылетали из губ. - Найти одну организацию и узнать, зачем они это сделали. Но боюсь, эльф в этом намного хуже людей. Пока наберемся сил, пока наберемся решимости, век людей смениться и не раз и те, кто тебе был нужен уже давно покоиться в земле. - сказал эльф, посмотрев на парня. Понимая, что просто завидует его судьбе. Завидует его хорошей жизни, завидует его короткой жизни, где если и была бы утеря, то не мучавшая его не одну сотню лет. Он бы жил бы свой короткий век и покинул бы мир. Но он продолжает жить и он не верил, что это было просто так, а была тому какая-та цель, пусть и пока не известная ему.
- Я наверное живу, просто, потому что, кто-то хотел чтоб я жил и не умер в тот день. Чтоб продолжал бороться. Ведь в конечном счете, всё что происходит, делает меня сильнее и просто так меня уже не убить. - говорил он это, совершенно спокойно, не чувствуя в человеке никакой опасности. Может потому что был рядом друг, который мог защитить? А может быть, всё дело было в том, что он доверял этому странному человеку?

16

Картина была закончена. Винсент и не заметил, но за разговорами с эльфом и рисованием единорога успело пройти приличное количество времени, а ведь между слова нередко возникали задумчивые паузы с обеих сторон. Парень задумчиво глядел на друида, понимая, что сейчас тот переживал какую-то особую потерю, что когда-то давно он кого-то потерял и до сих пор мучается от того. А еще, вероятно, жаждет отомстить тем, кто убил дорогих ему. «Кажется, он так переменился после того, как я упомянуть мать. Неужели? Ох, как я мог затронуть такую тему! Проклятье!» - парень прекрасно понимал чувства эльфа, ведь сам он рос без отца и осознавал, каково это, когда нет одного из родителей. Хотя, действительно ли мог юноша понять эльфа? Тот, судя по всему, был свидетелем гибели родителей и потерял наверное обоих, в отличии от Михаэлиса. Печаль легла на лицо студента от всех этих мрачных мыслей о смертях близких - нет, не та это была тема, что могла оставить равнодушной, сохранить в душе покой. Вновь глянув на единорога, а затем на рисунок, Ворон отметил, что уже закончил рисовать, чего не заметил сразу. Картина получилась неплохой, возможно, даже очень и очень неплохой, но парень всегда мог найти к чему прикопаться в своей работе - такой уж он был человек.
- Значит, ты и должен жить, так как и жил раньше, - предпринимает новые попытки философствовать Винсент. - Ведь они вряд ли будут рады узнать, что из-за их смерти ты живешь лишь мыслью о мести. Они умерли, чтобы ты жил дальше, так не позволяй себе разбрасываться этим даром. Живи дальше, радуйся каждому мгновению в своей жизни. Ведь ты друид, я же все правильно понял? Твоя сила... это чудесный дар, доступный не многим. Живи и забудь о тех, кто сделал это. Они действительно могут быть уже мертвы, а их дети и внуки... это уже не они сами, так что же тебе даст, если ты их найдешь?

17

- Жить дальше? - проговорил тихо эльф, как будто не веря тому, что ему сейчас сказали. Слова должны были задеть молодого эльфа, заставив его злиться, но он испытал, нечто на подобие вызова. Человек хотел поучать того, кто был старшего его в разы. Динрэ думал уже много раз о дальнейшей жизни и до какого то времени, старательно избегал воспоминаний о прошлом доме и жил, как воспитали его Минко, давшие ему не только имя, но и место, которое можно считать домом. Но всё было намного сложнее. И от всех этих мыслях о матери и усмешек над своей жизнью, эльф ощутил, как медленно его сознание уплывало. Защитный механизм сознания, не более, но какой.
- Хотел бы я быть человеком. - тихо проговорил эльф, широко улыбнувшись. То был самый настоящий оскал, а ладонь скрыла глаза. - Ты наверное не поймешь, но так уж и быть я тебе расскажу. - тембр голоса изменился. Слова срывались с губ, а зубы щелкали при каждом слове. Лишь ладонь лежащие на руке. - Я уже сбился со счета, сколько я раз должен был умереть. Сколько раз я лежал в лужи собственной крови и сколько раз я ещё буду на краю жизни и смерти. И единственное, что спасло меня, это желание найти и переломать кости всем кто сделал это со мной. Найти каждого, кто хоть раз пытался меня убить. - эльф расплылся в улыбке, откидывая голову назад, пальцами надавив на веки. - И пока я это не сделаю, я не могу просто умереть. И да, я друид... А друиды учатся понимать животных. И какой зверь простит желавших его убить? Какой зверь оставит тех, кто убил ему дорогих и близких?
- И может взглянув в лица детей и внуков убийц, я вспомню. Вспомню узнав в их детях следы от них же. - эльф давился от слепой злости, вспоминая их и этот момент и в какой-то момент безумная улыбка пропала с лица. Злобу как будто рукой сняла и эльф тихо зашептал. - Скажи. Что бы ты делал, если каждый раз закрывая глаза и засыпая, ты бы видел снова и снова, как твоя мама кричит тебе бежать, не останавливаясь и после умирает? Каждый раз, ты видишь один и тот-же день. Деревня под зеленным небосводом леса, тебя зовут, но ты не можешь услышать собственного имени, а после всё краснеет и единственный, что ты слышишь, это слова матери, что стоит бежать. Бежать не останавливаясь. Бежать, что есть силы. - голос эльфа на мгновение вздрогнул. - И ты не можешь её ослушаться, поворачиваясь спиной и убегаешь. Вдаль. И тут появляется он. Тот кто будет с тобой всю жизнь, тот кто делает больно, заставляя жить, когда все хотят тебя убить. Что бы ты, делал тогда? Делал бы вид, что ничего этого нет и жил бы дальше? Не слушал бы голос, который тебе вторит, что "нужно убивать, а иначе будешь убит"? Как бы поступил человек? - спросил это, он убрал руку с глаз и посмотрел на художника.

18

Тема все дальше уходила в неприятные воспоминания, даже не столько неприятные, сколько болезненные. Винсент уже сожалел, что не постарался замять эту тему, ведь эльфу сейчас явно было тяжело, очень тяжело. А сколько он жил со всем этим грузом? Век людей мал, век эльфов же очень длинный. Сравнивать и пытаться понять было сложно, но Ворон старался, хотя не особо получалось. Очевидно, это стоило пережить самому, чтобы суметь сказать, каково это, не выстраивая гипотетические и не совсем уверенные последовательности событий, действия и происшествий.
- Извини. Я не знаю, что бы тогда было. Не знаю, как поступлю, если такое случиться однажды и надеюсь, что не придется с этим сталкиваться, - мягко отвечал с ноткой грусти и искреннего сожаления. - Но кое-что я все же понял и благодарю тебя за то, что поделился со мной своей историей. «Он уже наверняка не тот эльф, каким мог бы быть. У всех ли друидов подобная участь или же все это - результат жизненных перипетий? Магия влияет на тех, кто ею владеет, это несомненный факт. Очевидно, он идет путем мира зверей, а не растений, как и я. Точнее я - как и он. Значит ли это, что когда-нибудь зверь начнет просыпаться и во мне? Или же для этого нужен сильный катализатор, вроде тех страшных событий, о которых поведал мне этот необычный друид. Никогда бы не подумал, что друиды могут говорить так спокойно об убийствах, но ведь действительно - это просто выживание в жестоком мире. Так выживают звери, отстаивая свои права на жизнь. И так же мстят за тех, кого убили их враги.»
- Я закончил картину. Может быть, желаешь взглянуть? - перевел тему в более приятное русло. Винсент не знал, как друид относится к подобному искусству, но все же было интересно услышать мнение хозяина черного единорога. На миг Ворон подумал, что, может быть, стоит попросить эльфа обучить его мастерству призыва подобных животных, но понял, что это было бы наглостью. Да и с чего бы эльфу обучать первого попавшегося человека в лесу? Михаэлис мельком глянул на черного единорога, вновь восхищаясь красотой этого животного, после чего перевел взгляд в сторону имперской столицы. «Наверное, пора возвращаться. Картина закончена, осталось лишь попрощаться с эльфом.»

19

Картина, изображающая чёрного единорога наконец была закончила и своей цели, поставленной перед выходом в лес, Винсент достиг. Они попрощались с эльфом, расходясь разными путями. Ворон остался с неоднозначным мнением касательно этого странного, как показалось юному адепту, эльфа. Но, в прочем, не ему судить представителей этого древнего и мудрого народа. Михаэлис смог не только нарисовать такое необыкновенное, казалось бы, даже несуществующее животное, но еще и повстречаться с самым настоящим эльфийским друидом! Удивительные вещи порой могут случиться с тобой в лесу, что ни говори. «Чёрный единорог...» - уже возвращаясь обратной дорогой, качал головой студент. Теперь, когда эта встреча была позади, она все более казалась какой-то невероятной, все менее верилось, что это случилось. И все же картина в руках юного адепта говорила в пользу лицезрения необычайного животного. «Быть может, я бы даже смог призывать подобного?» - мечтательный взор поднялся к "лесному потолку", движение было прекращено и так парень простоял пару секунд, прежде чем продолжить путь. Вскоре он вернулся в Иридиум и в Аклорию, чтобы добавить к своей коллекции картин еще одну. Поверит ли кто-то в эту необычную историю? Во встречу с чёрным единорогом? Во встречу с эльфийским друидом, беседовавшим с зелёным драконом и имеющий его чешуйку? Маловероятно, но вряд ли эта история коснётся многих ушей, если вообще кому-то будет рассказана нелюдимым и стеснительным студентом.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 20 Октября 17084 года - Динрэ, Винсент Михаэлис


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно