Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Конкурс: Внутренний мир


Конкурс: Внутренний мир

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


КОНКУРС

"Внутренний Мир"

http://s7.uploads.ru/t/8DlGq.pnghttp://s3.uploads.ru/t/RBwri.png

Суть конкурса
Отгремели и ушли веселые праздники. За окном холодно и бело, а так хочется еще немного чудес и красок... Не вопрос! Встряхиваемся и идем творить =)

Каждый персонаж нашего форума - это неповторимая личность, оживающая благодаря нам, игрокам. Раз за разом мы представляем их характер со всей глубиной и живостью, понимаем их плюсы и минусы, знаем какие у них стремления и мечты. Но так ли хорошо мы знакомы с ними? Чтобы это выяснить, предпримем небольшую экскурсию в психологическую реальность своего подопечного. ^_~
Представьте, что внутренний мир персонажа стал таковым буквально, стал чем-то видимым и осязаемым, куда можно заглянуть и прогуляться. Будь то лесная опушка или космические просторы, это может быть чем угодно, вплоть до самого смелого полета фантазии. Светлое и чистое место, а быть может быть темное и мрачное? Впрочем, с равным успехом это может быть предмет - книга воспоминаний или некая конкретная форма, которую приняла бы личность персонажа.
Дайте имена тараканам живущим в его голове, опишите тайники долгих ящиков с делами, придумайте легенду, создайте локацию с другими законами физики. Подарите всему этому облик. В хитросплетениях души возможно все! Откройте в индивидуальности персонажа то, о чем вы даже не догадывались, или расскажите нам то, о чем никто не догадывался.
Стиль повествования допускается любой, от юмористического до хоррора. Сюрреализм возможен. Главное - цельность и красота повествования.
Словом, на сей раз возможности для творчества действительно безграничны. Вдохновения вам, друзья. Дерзайте!

Примечание:
1) Несмотря на очень вольную тему конкурса, учтите что рассказ все же касается вашего персонажа и мира Мистериум.
2) Написать можно не только о своем, но и о другом персонаже ролевой так, как вы себе его представляете.

Правила

1) Участвовать могут только те, кто зарегистрирован в ролевой, и чья анкета принята. Все посты других лиц будут удаляться, а лица получат предупреждение.
2) Сочинение должно быть представлено в виде рассказа. Произведение не должно быть меньше чем 20 полных строк. В случае появления тут слишком маленького рассказа, он будет удален или перемещен в творчество/архив на усмотрение модераторов и в конкурсе рассматриваться не будет.
3) Написание нескольких сочинений для конкурса запрещено - максимум одно. В случае появления тут второго произведения оно будет перемещено в творчество или удалено, на усмотрение модераторов.
4) Запрещен плагиат в любом виде, в том числе и в отредактированном. Рассказ должен быть ваш до последней буквы. В случае обнаружения плагиата - ваша работа будет удалена.
5) В теме запрещены комментарии к своим и чужим работам, а так же к правилам конкурса. Также запрещен флуд. Тема ТОЛЬКО для конкурсных работ. Для обсуждения работ вы можете создать тему в разделе флуд. В случае нарушения этого правила вы рискуете получить формальное или неформальное предупреждение, а ваши посты будут удалены.
6) Правила оформления текста вам следует соблюдать. Однако, если вы оформите свое творение как обычный книжный рассказ, ничего страшного не будет.
7) Администрация имеет право на замену приза снятием ранее наложенного предупреждения.
8) У работы должно быть название, которое выделяется жирным шрифтом.
9) Разрешается в работе использовать картинки и оформление. Главное, чтоб оформления было не больше, чем самого рассказа. Музыку и видео добавлять можно!

Информация
1) Конкурс стартует с этого момента (23.01.2016), открывается прием работ.
2) Прием работ закрывается 05.02.2016 вечером. Прием работ продлен до: 08.02.2016 (закрывается вечером).
3) Администрация оставляет за сбой право продлить срок приема работ.
4) Победитель конкурса выбирается общим голосованием всех жителей форума. Голосование будет открытым.
5) Голосование за победителя открывается (06.02.2016) и проходит до (11.02.2016). В связи с продлением приема голосование переносится на следующие даты: (09.02.2016) и проходит до (15.02.2016)В этот промежуток времени вы можете проголосовать за любую понравившуюся работ.
6) Победителем объявляется тот, кто набрал больше всего баллов. Остальные места распределяются так же в зависимости от количества баллов.
7) В случае, если к моменту окончания голосования, две и более работ набирают одинаковое победное количество баллов, будет проведен дополнительный финальный тур, об условиях и сроках которого будет сообщено дополнительно.

Правила голосования
1) Голосовать может любой житель форума уже с зарегистрированной и принятой анкетой.
2) Недопустимы договорные голосования. Принуждения к голосованию посредством обещания каких-либо благ. Нарушение этого пункта повлечет за собой разбирательство, в котором все нарушители будут наказаны.
3) Запрещено голосовать более одного раза путем многочисленной регистрации персонажей. Нарушителя этого пункта ждет бан, может даже по IP.
4) Участники конкурса имеют право проголосовать за кого угодно, КРОМЕ СЕБЯ
5) Дополнительные условия голосования будут сообщены позднее.


Награды
Прошу обратить внимание, что система награждений немного изменилась. Возможно, она будет применяться и в будущем, а пока тестовый вариант =)

Ну что ж! Самое время немного восполнить БП, щедро растраченные за лотерею, дорогие друзья!

За сам конкурс призовых мест 3
1 место: 1 очко верности + иконка.
2 место: 60 баллов почета
3 место: 30 баллов почета

Но это еще далеко не все. Есть возможность добавить еще немало вкусняшек сверху, а именно - перед вами возможность получить еще Новогодние Баллы.
Суть в следующем: В ходе стандартного голосования, каждое очко голоса конвертируется в новогодние баллы в соотношении 1=1.
Голос от игрока за 1 место = 3 балла
Голос от игрока за 2 место = 2 балла
Голос от игрока на 3 место = 1 балл.

По окончанию новогоднего события-лотереи и завершению конкурса, будет открыт общий магазин вкусняшек! Товары в магазине соответственно названию обещаются очень привлекательные и желанные, настоятельно советую не проходить мимо ; ) Конкурс запоздалый, но все же приуроченный к Новогодним и Рождественским праздникам, так что никто не уйдет обиженным =) 
Если идея магазина приживется, мы будем использовать ее в будущем.

Кроме того:
Все участники по сложившейся традиции добавляют в Великий Золотой ящик по 5 баллов удачи.
В качестве утешительного приза участники получают по 10 баллов почета.
Примечание:
1)Соавторство возможно, но нежелательно. Будьте готовы к тому, что награду поделят поровну (тогда очко верности заменяется на 60 бп). Новогодние баллы в случае соавторства тоже делятся напополам с округлением в меньшую сторону.
2) В этот раз голосовать за себя НЕЛЬЗЯ.

Отредактировано Энмико (2016-02-05 23:28:21)

2

Туманный предел

Чёрная мантия была изорвана в клочья, босые ноги — исцарапаны до крови. Орнелла проделала долгий путь — слишком долгий путь — однако всё ещё не достигла своей цели, медленно, но верно теряя надежду на лучший исход для себя. Она не знала, где начинается этот мир; не знала она, и где он кончается: и впрочем, это было не так уж важно.
Я найду тебя. Найду, моя возлюбленная Богиня.
Чёрный лес окружал Орнеллу, и в этой абсолютной тьме некромантка не видела своей дороги, дрожа от пробирающего до костей холода и страха: она ощущала, как душа её стремительно увядает в этом утратившем краски мире, и как силы покидают её смертную плоть. Мортен должна... Мортен должна была спасти себя. Спасти свою крохотную, ничтожную вселенную, обречённую на погибель без... Неё.
Моя прекрасная Богиня, моя Смерть.
С трудом находя в себе силы, Орнелла двигалась вперёд по этому бесконечному лесу, не обращая внимание на слабость и боль. Сухие ветки хрустели под её ногами, и это был единственный звук, который представлялось возможным различить здесь: всё сущее, казалось, когда-то давным-давно умолкло в этом бесцветном, унылом месте, чтобы больше никогда не звучать. На секунду Мортен остановилась и прикрыла глаза, тяжело, глубоко вздохнув. Некромантке вдруг стало ещё холоднее, и этот неотступный холод едва не заставил её сдаться, опуститься на колени посреди бесконечных теней и захлебнуться в собственных слезах. В Орнелле ещё были силы: она чувствовала это и намеревалась идти до конца, чего бы ей это ни стоило.
Когда чародейка открыла глаза и, раздвинув ветви чёрного кустарника перед собой, продолжила свой путь, лес начал сам расступаться перед ней. В смятении, не веря своим глазам, Мортен вновь замерла на месте и безмолвно — столь же безмолвно, как этот мир глядел на неё саму своими незримыми очами — наблюдала за тем, как препятствия исчезают с её пути, и тусклый, слабый свет неполной луны рассеивает бесконечный мрак сгорающего в пустоте леса. Уже через несколько секунд от него не осталось и следа — ни единой веточки, ни единого кустарника, ни единого дерева.
Теперь Орнелла стояла на серой, пустынной равнине, над которой нависало такое же серое, одноцветное небо, чьё однообразие разбавляла лишь бледная растущая луна далеко в безликой вышине. Впереди, в нескольких метрах от некромантки, шумело море, - и если бы кто-то осмелился предположить, каким было это море, он бы не ошибся, сказав, что было оно таким же серым и унылым, как всё прочее вокруг. Далеко за ним возможно было различить призрачную тень некого замка: едва заметную и недостижимую.
«Туманный Предел...» - Мортен прошептала это с холодной страстью, не узнавая свой собственный голос, и в глазах её заиграло отражение мёртвой луны с лёгким оттенком тихой печали: такую печаль возможно различить в глазах умирающего, совершающего свой последний вздох и смыкающего веки перед ликом неизбежной вечности. «Туманный Предел...» - Орнелла шептала это слабеющим голосом, делая шаг за шагом, направляясь вперёд, к Серому морю. Мир продолжал безмолвно глядеть на Жрицу Смерти, теряющую свои силы с каждым движением, с каждым дуновением пронизывающего ветра; мир продолжал глядеть на неё и улыбался — даже в тот миг, когда чародейка, сделав свой последний шаг, упала в воду, и серые волны понесли её прочь отсюда.
***
Мортен стояла рядом с небольшим деревенским домиком и глядела на пасмурное небо. Она не знала, кто принёс её в дом и отчего решился помочь; она даже не помнила момент, когда открыла собственные глаза и пришла в сознание. Некромантка просто стояла здесь и, казалось, она находилась рядом с этим домом уже целую вечность, в спокойствии и безразличии обратив взор к небу. Это место не было ни чёрным, ни серым: странную деревушку, в которой неведомым образом оказалось Орнелла, ещё не покинули цвета, и кое-где чародейка даже видела людей: спешащих по своим делам, беседующих, прогуливающихся по тропкам и дорожкам, занимающихся хозяйством... однако рядом с домом, где находилась Мортен, не было никого. Она продолжала неспешно осматриваться вокруг до тех пор, пока взор её не различил... Туманный Предел. Совершенно близко. Орнелла могла чётко видеть его башни и окна, могла видеть, какого цвета были стены замка: ей даже казалось, она способна посчитать каждый кирпичик недостижимой крепости, не сдвигаясь со своего места.
Оцепенение прошло через несколько мгновений, как и испаряющаяся безмятежность в душе Жрицы Смерти. Мортен сорвалась с места и побежала вперёд так быстро, как только могла бежать: не сводя горящего взгляда с замка и расталкивая попадающихся на пути людей в стороны, нисколько не беспокоясь о них. Сердце билось в безумном ритме, из глаз полились слёзы отчаяния и счастья, так как некромантка не верила собственным глазам.
Туманный Предел. Предел моей жизни, предел моих мечтаний... я отыщу тебя, прекрасная Богиня. Отыщу и пробужу ото сна! Я уже в пути! Я уже близко, моя любовь...
- Бессмысленно. Тебе не добраться до замка. Никогда. Никто не в силах.
Холодный, уверенный голос, раздавшийся где-то за спиной заставил Орнеллу резко остановиться. Немного помедлив, чародейка обернулась.
- Не спрашивай, что я делаю здесь, Мортикус, - перед некроманткой стоял высокий мужчина с длинными, белыми волосами, переливающимися на свете серебром. Одет он был в тёмно-синюю мантию из шёлка, а глаза его — возможно было вообразить — были сотворены из кусочков чистейшего магического льда. Орнелла узнала этого человека, едва лишь стоило ей встретиться с ним взглядом.
- Мне неизвестно, сколько лет я искала его, - Жрица Смерти заговорила с неожиданным спокойствием в голосе, утирая со своих щёк выступившие слёзы, - Мне неизвестно, ждёт ли она меня так, как прежде. Я не отступлю, что бы ты ни желал сказать мне и как бы ты ни желал уничтожить мою надежду... - на мгновение Мортен прервалась, в последний момент останавливая себя от того, чтобы произнести имя мужчины. - И мне не важно, что никто не в силах. Они не любили её так, как я: ни великие магистры, ни Тёмные Мастера, ни прихвостни других некромантов. Ты должен мне помочь... тебе известно больше, чем мне. И я прошу тебя.
Орнелла опустила взгляд себе под ноги, ожидая ответа чародея с трепещущим сердцем — так, как осуждённый ожидает казни в последние часы своей ничтожной, подходящей к завершению жизни. Мужчина же медлил, испытующе глядя на стоящую перед ним некромантку, словно бы намереваясь испепелить её своим ледяным взглядом... однако ответ не заставил ждать себя слишком долго — к счастью и к великой радости для пребывающей в отчаянии Жрицы Смерти.
- Следуй за мной, Мортикус, - человек протянул Орнелле свою руку.
Вложив свою ладонь в ладонь чародея, Мортен вновь увидела перед собой тьму: окружающий мир исчез в один мимолётный миг, пропадая, казалось, навсегда — как короткий звук, утихающая мелодия, обреченная сгинуть во всепоглощающей тишине бесконечности.
***
Некромантка увлечённо перебирала книги на пыльных полках старой библиотеки, нетерпеливо листая страницы, пока Забытый беседовал со стариком-хранителем у одного из письменных столов. Чародей привёл Орнеллу сюда, дав ей лишь несколько минут времени для того, чтобы отыскать необходимую информацию о Туманном Пределе, недостижимым миражом стоящим на горизонте, и избрать способ добраться до крепости. Книги, что держала в руках Мортен, были самыми разнообразными: на этих хрупких полках возможно было отыскать все самые интересные труды, посвящённые Смерти и искусству Смерти; дневники и записки о неведомых мирах, сборники тайных знаний и прочих вещей, которые могли бы занять некромантку не на один месяц, лишь будь у неё возможность и время для исследований. С каждой уходящей секундой Орнелла начинала пролистывать попадающиеся под руки учебники всё быстрее и быстрее: время было на исходе и, как только она раскрыла необходимую книгу на необходимой странице, Забытый позвал её.
- Тебе пора, Мортикус. Надеюсь, ты нашла то, что искала, - он улыбнулся снисходительно: так, как мудрый учитель улыбается своему глупому, несмышлёному ученику.
***
Орнелла оказалась у ворот кладбища. Пламенное солнце садилось вдали за горизонтом, и сумерки начинали сгущаться вокруг этого слабого, угасающего мирка. Рядом с Мортен суетились ещё несколько человек, спешно выметая пыль и сухие листья с кладбища: это была высокая, худощавая пожилая женщина и трое молодых мужчин. Женщина указывала им, где ещё остались листья и грязь, активно работая метлой и тараторя о том, что рабочий день уже подходит к концу, и необходимо поскорее возвращаться домой. Некромантка в молчании наблюдала за этими людьми, не понимая, каким образом и для чего попала сюда, ещё несколько коротких секунд назад находясь в библиотеке рядом с Забытым, однако женщина-незнакомка не позволила Мортен оставаться в своих размышлениях слишком долго.
- Ты должна поспешить домой, Орнелла, - обратилась она к чародейке с ясно различимым беспокойством и заботой в голосе, - Ты должна покинуть кладбище до того, как стемнеет. Здесь дороги нет, - указала женщина рукой в противоположную сторону от кладбища, - Тебе придётся идти прямо через могилы. Бедняжка ты моя.
- Простите?..  - некромантка пребывала в крайнем недоумении, вопросительно глядя на женщину и ожидая от неё, казалось, совершенно других слов. - Вы не понимаете. Я ищу дорогу к замку, к Туманному Пределу...
- Всемогущие боги! - воскликнула женщина, более не обращая своего внимания на Орнеллу и не слыша её, - Мальчики, мы едем домой. Уже так темно!
Все четверо побросали свои мётлы, поспешив удалиться прочь от кладбища и, сделав несколько шагов, вовсе растворились в воздухе, словно старые, забытые всеми призраки какого-нибудь разрушенного особняка из страшных сказок. С их исчезновением мир мгновенно окутал мрак ночи.
В непонимании озираясь вокруг, Мортен ступила за ворота кладбища, которые немедленно с грохотом захлопнулись за ней, заставив обернуться назад в последний раз. Чародейку вновь пробрала дрожь: сначала она ощутила на себе лёгкое прикосновение вечернего ветерка, затем — накинула на голову капюшон, почувствовав отчётливый холод, а после этого поднялся сумасшедший ледяной ураган — в одно мгновение. Повалил снег, ветер с безумной силой бил Орнеллу в спину, подгоняя вперёд, а тьма сгущалась так, что некромантка не видела впереди себя практически ничего: она могла различить кресты и надгробные памятники впереди, однако лишь частично. Одиночеству в темноте, беспомощности, холоду и урагану не понадобилось много времени для того, чтобы поселить в сердце Мортен панику и страх: недолго думая, она просто побежала вперёд, желая как можно скорее сбежать из этого места, оказаться в безопасности и покое... но чародейка упала на землю, не преодолев и нескольких метров. Удержавшись за мраморный памятник, Орнелла чудом не повалилась в разрытую могилу, в которую теперь глядела, стоя прямо перед ней на коленях.
- Нет, нет... я приду к тебе, моя Богиня. Я не могу умереть здесь. Я уже близко, совсем близко...
***
- Мы почти на месте, Орнелла! - некромантка пришла в сознание оттого, что ощутила, как с невероятной скоростью несётся вперёд прямо по воздуху. Волосы её развевались на ветру — на прохладном, приятном ветру, не имевшим ничего общего со снежным ураганом на кладбище, где Мортен находилась буквально секунду назад. Кто-то держал её под руку, помогая мчаться вперёд и, бросив взгляд на своего спасителя (спасителя ли?..) - чародейка узнала в летящей рядом женщине одного из Мастеров Тёмной армии, старую знакомую. Они неслись прямо по направлению к замку, стремительно приближаясь к нему, и на пути их не встречалось ни единого препятствия. Безграничный восторг охватил некромантку, когда женщина отпустила её руку у ворот Туманного Предела.
- Я верю в тебя, Орнелла. Мы все верим.
Жрица Смерти вошла в крепость, которую искала так долго: минули ли несколько лет, минула ли вечность с тех пор, как она начала свои поиски, храня в мёртвом сердце надежду возвратить в свой мир смысл — свою возлюбленную Богиню, свою возлюбленную Смерть?.. Мортен медленно шагала по пустым коридорам замка, с нежным трепетом отдаляя долгожданный — слишком долгожданный — миг своего истинного счастья. Осторожно, мягко некромантка отворила дверь в тронный зал, где в стеклянном гробу, сомкнув очи в ледяном сне, покоилась сама Смерть. Она была прекрасна: настолько прекрасна, как помнила её Орнелла со времён тех отрадных дней, когда они были вместе — Жрица Смерти и её родная Стихия. Мортен сдвинула крышку гроба и та с грохотом рухнула на пол, обращаясь в сотни ничтожных осколков.
- Я здесь. Я здесь, как и обещала...
Женщина невообразимой красоты, что покоилась в гробу, открыла глаза. Смерть была облачена в длинное платье из чёрного шёлка и очи её были черны, как сама ночь: она глядела на свою верную Жрицу безмолвно. Лишь через несколько мучительно долгих минут Смерть, медленно поднявшись на ноги и покинув гроб, заговорила с Орнеллой.
- Подойдём к окну, дитя.
Не смея молвить ни слова в ответ, пребывая в своём немом восхищении и светлом счастье, Мортен тенью проследовала за Смертью к одному из ближайших окон.
- Взгляни, - продолжила женщина, бросив короткий взгляд на мир снаружи и позволяя Орнелле узреть его новую красоту. Пейзажи за окном сменялись быстро: сначала некромантка увидела тот самый лес, через который ей следовало пройти, чтобы достигнуть Серого моря. Отныне в нём более не царствовала беспроглядная тьма — свет полной луны озарял его, и чародейка узнала в нём не безликое облако густого мрака, а леса Безымянных Земель — такие, какими она помнила эти места, покидая когда-то. Великое Серое море и равнина перед ним стали обращаться в Пепельный Рай — совершенно привычный и знакомый. Ко всему сущему возвращался истинный облик гармоничного мира: мира, в котором был смысл, мира, в котором некромантка была способна различать краски, мира, обладающего красотой...

...Мира, в котором была возлюбленная Смерть.

Отредактировано Орнелла Мортикус (2016-01-24 13:32:07)

3

Тьма, внутри!

Лесная опушка, журчание неглубокого ручья, многочисленные песни лесных птиц, шум листьев от порывов летнего, игривого ветерка, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь макушки деревьев на травяную подстилку. Идеальное место, чтобы жить и наслаждаться жизнью! Небольшая, деревянная хижина, поросшая с одной стороны мхом и оплетенная густым вьюном, который, ко всему прочему, уже и начал цвести, распространяя вокруг себя благовонье – лучшего места нельзя было и придумать. Волшебница сидела на скамейке, под маленьким окошком и, молча, созерцала окружение, то и дело что-то вырисовывая в своем дневнике. Ей было хорошо и тепло сейчас. В тени небольшой яблони, что росла рядом, было не холодно и не жарко, а легкий игривый ветерок, приятно колыхал волосы и щекотал кожу. Давно уже Аладора не чувствовала себя так хорошо и свободно, мысли, в её голове текли ровно и безмятежно, так же как и воды крохотного ручья что разрезал опушку посередине. Эхо приносило откуда-то из глубин леса голоса животных, они перекрикивались друг с другом, тем самым донося друг до друга какую-то, ведомую только им одним, важную, информацию. Волшебница чувствовала небывалый прилив сил, энергии и вдохновения, она увлеченно начала водить по бумаге кусочком черного грифеля, перенося то, что видели её глаза. Рука быстро, четко и аккуратно выводила линию, за линией, создавая на белом полотне рисунок. Черточки, штрихи, смазывание пальцами отдельных линий все это сливалось воедино, сплеталось вместе, обретая конечную форму. В этом месте время, казалось бы, замерло на месте или замедлилось на столько что каждая минута тянулась как час, и её можно было посмаковать снова и снова, достигая состояния близкого к абсолютному счастью. Аладора увлеклась и даже не сразу поняла что она на этой опушке уже совсем не одна:
- Хмм.. Миленько. Очень миленько, - язвительно, не скрывая хищной улыбки, произнесла девушка в черных одеждах. Она стояла в паре десятков метров от самой Аладоры и скучающим взглядом оглядывала все окружение. – Но, как то уж больно скучновато. Не находишь? – в её голосе скользили зловещие нотки, которые не могли насторожить волшебницу.
Аладора насторожилась и отложив в сторону свой дневник встала со скамейки:
- Кто ты? – спросила она, пытаясь рассмотреть неизвестную гостью.
- Ох, уж эти чудаковатые лесные чащи, того и гляди вляпаешься в какой-нибудь липучий кустарник и потом пол дня выковыриваешь из волос его цепкие семена, - проигнорировав вопрос, сказала неизвестная и медленно двинулась в направлении Аладоры. Лица этой женщины она не могла различить.
И это было странно ведь лицо не было ни чем закрыто, но описать его Аладора не могла, лишь красные глаза и длинные пепельно-белые локоны – вот пожалуй и все что в образе она могла отметить, ну кроме черного, изящного платья, которое обволакивало таинственную фигуру.
- Кто ты такая? Что тебе надо? – еще раз, но более настойчивым тоном переспросила Аладора.
- Чего-то здесь не хватает? – продолжая игнорировать вопросы колдуньи, произнесла неизвестная. – Ах, да. По моему, здесь, слишком миленько, - неизвестная щёлкнула пальцами в воздухе. В этот же самый момент над опушкой пронесся огромный силуэт какого-то существа, которое лишь на миг закрыло своими крыльями солнечный свет, но заставило колдунью насторожиться еще сильнее и начать судорожно всматриваться в небо. – Да, так уже намного лучше, но все еще чего-то не хватает, - снова произнесла неизвестная, все так же неспешно приближаясь.
Сильный порыв ветра внезапно подул откуда-то со стороны, тучи моментально сокрыли небо, погрузив всю опушку в пасмурный полумрак. За тем ветер, очень быстро стих, а землю под ногами заволокла белая пелена приземистого тумана, который скрыл ноги по колено. Птицы замолчали, лесное эхо и оживление пропало, даже журчание ручья стало не таким отчетливым, каким было раньше. Листва на деревьях покрылась белым налетом легкого инея, по коже побежал холодок.
Волшебница схватилась за посох и, вскинув его закричала:
- Кто ты такая!? Что тебе нужно!?
Неизвестная рассмеялась. Она остановилась и теперь уже стояла в десяти или двенадцати шагах от колдуньи:
- Ты сама знаешь ответ на свой вопрос, - ответила неизвестная, снова оставив на лице хищную улыбку.
Внезапно, как электрический разряд прошел через все тело колдуньи – она узнала в неизвестной себя! Тоже лицо, волосы, глаза, фигура, но все это было похоже на какой-то очень странное и злое отображение самой Аладоры в глади воды зеркального пруда.
- Ты? – волшебница сжала свой посох сильнее. – Я не знаю тебя! Что за глупые игры? Кто ты такая? - все еще пытаясь выяснить суть происходящего, спросила полукровка.
Непонимание Аладоры, того что происходило очень сильно забавляло неизвестную:
- Неужели мы так сильно отличаемся? – сказала девушка в черном платье, все еще уклоняясь от прямого ответа. – Ты все ещё отрицаешь меня? Думаешь, что меня нет? Думаешь, что можешь просто игнорировать меня? – её голос нарастал, становился более зловещим и ледяным. От её тембра даже холодило где-то в животе. Она взмахнула рукой, за которой шлейфом остался небольшой, полупрозрачный серо-зеленый дымок, который сразу же начал растворяться в воздухе. В небесах мелькнула тень, которая изрекла пронзительный, звонкий крик и, словно черная молния, обрушилась на землю, рядом с неизвестной. Только теперь колдунья могла полностью рассмотреть, неизвестного летуна: Огромная, серо-черная рептилия с двумя, затмевающими свет, крыльями и хищной мордой с бесчисленным, на первый взгляд, количеством острых зубов - Виверна! Взгляд хищника был таким же зловещим как и у хозяйки. Аладора быстро создала вокруг себя блестящий, желтыми отсветами щит, который явно бы не по душе рептилии. Она начало воротить морду, издавая при этом что-то вроде шипения и визга, а вот на хозяйку, этот магический трюк, не произвел ровным счетом никакого эффекта. – Ну, что за ерунда? - фыркнула она разочарованно и щелкнула пальцами в воздухе – щит тут же растаял в воздухе. Аладора и до этого была в недоумении, так сейчас она совсем потеряла дар речи. Она впервые столкнулась с подобным. Полукровка быстро вскинула посох и не прошло и пары мгновений, как в неизвестную устремился яркий луч, ослепительного света, которые источала ладонь волшебницы:
- Пошла прочь! Кем бы ты ни была! – рявкнула Аладора, продолжая держать заклинание на неизвестной.
- О, а вот это уже интереснее, - усмехнулась хозяйка виверны. Луч ей совсем не вредил, он просто исчезал в пустоту в метре от неё, будто его и вовсе не было.  Впрочем она не стала долго терпеть потуг Аладоры как-то навредить ей. Еще один щелчок пальцами и луч так же канул в небытие. – Тебе не навредить мне! Я сильнее тебя! Моя мощь не знает границ! – она взмахнула рукой, виверна закричала и забила в воздухе крыльями, заставляя Аладору прижаться в плотную к стене и закрыть лицо руками. – Ты покоришься мне! Подойди ко мне, прими свою судьбу!
Волшебница убрала от лица руки и посмотрела на неизвестную. Теперь она еще больше походила на неё саму. Она словно в зеркало смотрела, но от изображения в нем веяло холодом и тьмой. Темная Аладора, протянула руку навстречу полукровке:
- Давай, не будем все усложнять. Ты рано или поздно все рано придешь ко мне! Так чего же медлить? - с той же хищной улыбкой произнесла темная Аладора.
Полукровка с опаской посмотрела на руку визитерши, за тем на лицо, а после на огромную виверну, которая так же смотрела в её глаза. Магия была бесполезна, та кто стоял перед ней, видимо была намного сильнее её самой. Страх, разгоревшийся где-то внутри набирал силу и подавлял волю. Колдунья ничего не придумала лучше, чем быстро побежать за опушку в надежде скрыться в лесу:
- Ну, вот. Опять, - закатив глаза на выдохе, выражающим полную заурядность ситуации, буркнула темная Аладора. Оба силуэта, и её и виверны, разом, растворились в воздухе, обратившись в темно-зеленоватую дымку, которая опустилась в белоснежное одеяло тумана, стелящегося под ногами.
Колдунья бежала по лесу, то и дело, перепрыгивая крупные корни и кочки. Дымка, висящая над поверхностью земли, не давала это делать особенно эффективно и поэтому она несколько раз упала на землю, и даже сильно ушибла коленку, а так же оставив на руках ряд, отчётливых ссадин и царапин. Сколько она бежала, девушка не понимала, стволы мелькали друг за другом, превращаясь в единую движущуюся стену. Когда полукровка окончательно запыхалась, она остановилась чтобы перевести дух. Волшебница лихорадочно огляделась по сторонам, пытаясь понять, нет ли за ней погони:
- Набегалась? - раздался, все тот же, зловещий голос из-за спины. Аладора обернулась. - Ты и вправду ничего еще не поняла? – на лице преследовательницы была все та же хищная ухмылка. В отличие от самой полировки, которая жадно вдыхала свежий воздух, та стояла ровно и спокойно, будто просто переместилась с той опушки прямо сюда за мгновение. – Тебе не убежать от меня. Ты принадлежишь мне!
- Уйди от меня! – рявкнула со злости Аладора и для пущей убедительности швырнула в свою злую копию сгустком природы. Зеленоватый шар угодил в преследовательницу и её силуэт превратившись в дым, который растаял в воздухе.
Волшебница снова начала оглядываться, от чего-то ей казалось, что так просто её темный двойник от неё не отстанет. Так и получилось! Преследовательница снова материализовалась из темно-зеленого дыма, но уже прямо перед колдуньей и схватила её за горло. Хватка была сильной, леденящей и практически парализовала тело волшебницы. – Значит, по-плохому! – громко произнесла темная Аладора. Полукровка увидела, как темный дым, возникший вокруг преследовательницы начал обвивать и её, сначала руки, ноги, а потом распространился дальше. Тело казалось окаменевшим и не хотело слушаться, его будто вморозили в лед, но сама колдунья, при этом, по какой-то причине, оказалась еще жива и не замерзла. Темная Аладора, начала медленно подтягивать руку, в которой была зажата полукровка, к себе, так, словно бы хотела её поцеловать. - Чувствуешь свой страх? Ненависть? Гнев? - перешла на зловещий шепот она. - Это как раз то что мне нужно от тебя.
Яркая вспышка озарила весь лес и что-то очень молниеносное и яркое ударило по задымленному силуэту двух Аладор и заставила их разлететься в сторону. Волшебница упала на пол, дым с её тела быстро сполз на землю и тут же растворился. Тело снова начало слушаться и полукровка поспешила отползти подальше от того места где её настиг темный двойник.
- А, я все думала, когда же ты явишься, - язвительно, поднимаясь с земли, сказала темная колдунья.
- Ты, опять играешь не честно, - прозвучал ответ откуда-то из-за спины испуганной и сбитой с толку полукровки.
Аладора обернулась и в этот самый момент наверно была готова прыгать от счастья. Среди деревьев к ним шла еще одна волшебница, которая сияла словно ангел, спустившийся с неба. Но, первое впечатление радости быстро прошло, когда в спасительнице колдунья признала саму себя. Эта её копия источала мягкий, желтый свет и казалось, даже окружающая её природа тянулась к ней, когда та ступала по мягкой земле - само воплощение добра и света!
- Ох, мне очень стыдно, - не скрывая сарказма, смущенно отвела взгляд в сторону темная. – Хотя, нет, – тут же поправилась она. – Вру конечно. Не стыдно. – она скрестила руки на груди и снова водрузила на лицо свою язвительную ухмылку. - Кстати тебя никто не приглашал, - скривив губы, пренебрежительно фыркнув , изрекла темная.
- Кто Вы такие? Обе! Отвечайте! – потребовала полукровка, прижавшись к стволу большого дерева в нерешительности предпринять какие-то иные действия. Подходить, ни к одной из своих копий у неё, не было ни малейшего желания. – Отвечайте! Что тут происходит? Что это за игра?
- Ты не узнала нас милая? Тебе лучше было бы быть со мной. Тебе не идет вид такой наивной глупышки, - ласково и очень сладко произнесла темная Аладора. – Немного поработать и мы бы с тобой смогли бы достичь небывалых высот. Не слушай эту сверкающую дрянь, идем со мной, я не собиралась тебе вредить.
- Я и она - мы две части твоей сущности. Свет и Тьма живущие в тебе и являющиеся олицетворением всех тех чувств и эмоций которые в тебе есть, - с легкой улыбкой, по-доброму, сказала светлая копия. – Все твои решения складываются из того как наши сущности переплетаются в твоей душе. Все что ты делаешь, опираясь на советы тьмы, приближает тебя к ней, - при этих словах Аладора посмотрела на свою темную сущность, та хищно улыбнулась ей и в ответ помахала ей ручкой. - Все что ты делаешь, опираясь на мои советы приближает тебя ко мне, - светлая копия приложила руку к своей груди. Обе они копии стояли в нескольких шагах от самой полукровки на одинаковом расстоянии.
Наличие светлой части, не давало темной действовать в полную силу, та словно теперь была вынуждена держаться на почтительном расстоянии и не смела приближаться.
- Ты в смятении моя дорогая, сбилась с пути, поэтому тьма хочет напугать тебя, а за тем поглотить. Она пытается напугать тебя, заставить испытывать страх, гнев, ненависть - так ей проще тебя захватить - объяснила светлая волшебница. – Но пока я здесь, ей не удастся этого сделать.
Темная копия, на эти слова лишь закатила глаза и, скрестив руки на груди, оперевшись плечом на ближайшее дерево, произнесла. – Мне уже скучно от этой проповеди.
- Она, хотела поглотить меня? – непонимающе переспросила Аладора.
- Да. Сейчас ты уязвима для неё. И она попыталась завладеть твоим разумом силой. Она обычно всегда так и делает, в свойственной ей манере, - светлая копия покосилась на темную.
- Ну, да всего-то пару раз было, - соврала темная, сделав невинный взгляд и искусственную улыбку. Она перевела взгляд на Аладору. – Ты не подумай ничего плохого, я забочусь о нас так же как и эта светлая фифа со сверкающими блестками на костюме. Объединившись с тобой, мы могли бы обрести величие и подняться до таких высот, куда она никогда бы не долетела на своих, этих, белоснежный крылышках. – последнюю часть фразы темная сущность Аладоры говорила довольно убедительно, без того леденящего оттенка в голосе, хотя и с неприкрытой издевкой в адрес противоположности.
- Не поддавайся ей, она никогда не говорит правду, - предупредила светлая Аладора.
- Ну, так уж и никогда? Вот сейчас например, редкое, исключение, - она снова натянула на лицо искусственную улыбку.
- В общем, тебе пора, - прекратив обращать внимание на выпады темной сущности, произнесла светлая. – Отправляйся по этой тропинке, там ты найдешь ответы, а об этой особе я позабочусь.
- Ох, ох, ох, как страшно то, - съязвила темная. - Все! Хватит болтать!!! - рявкнула темная и в ту же секунду атаковала светлую какой-то магией. Какой именно Аладора уже не видела. Все пространство вокруг неё залилось светом, таким что невозможно было даже открыть глаза.
- Эй, дитя, - раздался чей-то мужской голос. - Уже вечер. Ты просидела тут весь день.
Аладора открыла глаза, перед ней стоял Зэдисус, который чуть нахмурив брови смотрел на неё. Он обеспокоено глядел на её лицо некоторое время, но потом поняв что все в порядке поднял с земли её дневник. На открытой странице была изображена их избушка, сама Аладора, лес, ручей, а по бокам, с разных краев холста две противоположности.
- Мне приснился очень странный сон. Меня хотела поглотить моя темная сущность, но потом появилась светлая и не дала ей это сделать, - все еще приходя в себя, сказала полукровка. - Во мне и правда есть тьма!? Это проклятье? Как уничтожить тьму в себе?
Друид многозначительно улыбнулся и положив руку на плечо, а второй протянув Аладоре её дневник, сказа:
- Тьму нельзя уничтожить, она такая же часть всех нас, как и свет, но это не делает нас злыми. Её не надо отвергать, так как она часть нашего естества, её надо принять, как и свет, ибо только так можно жить в гармонии. Тьма подобна опасному зверю, который спит и видит чтобы вырваться на свободу и расквитаться со своим хозяином, едва почувствует его слабость. Не отрицай её, но и воли не давай и тогда ты найдешь свой путь к равновесию.
- Но, как я её приму? Как обуздать её? - начала закидывать вопросами друида колдунья.
- Со временем, ты все поймешь сама. А сейчас пойдем ужинать, - спокойно ответил Зэдисус и направился в дом увлекая за собой волшебницу.

4

Земля Разоренная
Хруст пепла под ногами говорил со мной. Его шепот был практически неразличим слуху, но все же доносился до моего сознание. Пепел говорил мне о лесах, полных дичи, о полях, где зеленеет сочная трава и цветет множество цветов. Он шепчет о горах, чье заснеженные хребты держали само свинцовое небо, небо жестокого мира, голодного хищника, готового разорять и уничтожать идиллию жизни в этой одинокой и неприступной долине…
Он шепчет мне об олене с могучими рогами, благородно гарцующем у реки, прыгающем по вылизанным водами тихоходной реки камням. Пепел прошептал её название мне – Мысль… До меня доносятся смысл этих мертвых слов. Смысл в девушке, с голубыми глазами и вьющимися рыжими волосами, с горящими румянцем щечками. Игривая женщина, гуляющая по лесу и вкушающая плоды лесных ягод, охмуряющая охотников и носящая имя Любовь.
На мои глаза наворачиваются слезы и я больше не слушаю, но пепел продолжает падать с неба и хрустеть у ног, донося клокот огня и хруст костей. И вопли погибающих животных, и вопль погибающей долины… В груди засвербела боль.
Весь мир вокруг погиб, но он ещё шептал мертвые слова о своем мертвом прошлом. Я вижу горы пепла и обугленные обломки деревьев, так похожих на раздробленные и сожженные кости великанов. Звук моих шагов разносится по округе, подавляемый тяжелыми хлопьями черно-серого пепла. Он будто пытался заглушить все звуки, все признаки жизни в царстве мертвых, где души проклятых в молчании перешептываются о своей боли и страданиях.
Я иду дальше, четко зная свой путь. Деревьев, а точнее то, что от них осталось, становится все больше, а склон – круче. Вскоре мне приходится помогать себе руками и мои ладони быстро чернеют. Теперь я вынужден кожей касаться горячей и потрескавшейся земли, покрытой слоем пепла… Она кричит в агонии о чем-то неразборчивом и мелко дрожит от боли, слишком явно помня момент, когда свинцовое небо разорвалось в зеленом пламени и горы взорвались, вздыбившись высоко над горизонтом.
Они все ещё там, в небе, над и в тучах пепла, низвергаемых ещё пылающими пожарами недогоревших лесов и городов, и гигантского вулканического разлома, в который теперь превратилась тихоходная речка Мысли. В её вулканических водах больше никогда не будет рыбы, а поток никогда не успокоится и не будет пологого берега. Лишь черные обсидиановые скалы с острыми пиками, на концах которых навеки повисли скелеты страждущих испить воды.
Мои пальцы впиваются в сухую землю, в обуглившиеся корни. Я карабкаюсь выше, туда, где под скалами, висящими теперь в небесах, живет и всегда жил Он…
Так тяжело дышать, а пепел все шепчет мне о трупе рыжей женщине, убитой теперь другой, новой хозяйкой ныне мертвых долин. Предательство. Черноволосая, смуглая, с раскосыми глазами, она крадется в темноте, и её отравленный клинок несет смерть доверчивым, а мерзкий язык ложь наивным. Предательство насилует и убивает, оно подменило любовь похотью, а веру коварством.
Прекрасная госпожа, под стать новому миру обсидиана и пепла, и висящих в небесах скал. Когда-то они были хребтом Храбрости, защищающие долину Души от невзгод и сурового мира вокруг. Теперь они превратились в Сомнения, вечно висящие над миром… Иногда они падают и разрушают все, что умудряются построить те жалкие несчастные, что выжили в этом кошмаре.
Наконец я достиг цели. Я на вершине холма, где некогда было основание горы. Теперь здесь нет ничего, громе огромного кратера, медленно заполняющегося лавой, стекающей по огрызкам скал. И того существа, что теперь живет и всегда жило там, под этими камнями…
Инферно.
Ярость.
Злоба.
Тварь, питающаяся страданиями бедной Души, демон, вдыхающий боль вместо кислорода. Мерзкий урод, сжимающий в одной руке труп Любви, а в другой – последние капли реки Мысли. Он завладел самым важным в этом мире и теперь властвует, творя свои порядки и угрожая всему.
- Я. Новый. Царь, - тварь говорит тяжело, она огромна и не шевелиться. Её губы лениво распахиваются и до меня доносится гнилая вонь, - Скоро. Придут. Другие. Скоро. Придет. Сын… Я приготовил… Душу. Они… пожрут. Её. Тебяяя…
Демон рассмеялся, его грудь вздрогнула, и земля отозвалась криком визжащей боли, вознося в небеса пара отравляющих газов. Этот мир никогда не будет прежним.
- И это все, Инферно? Вечная энергия вечного мятежа, вечный пожар вечного порядка! Все это лишь ради пира твоих неразумных детей?!
- Пииир… Жратва… Ха. Ха. Ха.
- Нет. Это не твой мир. Это все ещё МОЙ мир. МОЯ. ДУША!
Я закричал. Наконец, я позволил себе это, позволил пеплу замолчать и прервать свою мертвую молитву погибшей жизни. Мой крик заставил мир замереть, и безжизненный свет осветил висящие в небе скалы. Сомнения задвигались в вихре безумных энергий. Они разгонялись под силой Решимости, обращаясь в Цель…
- Ты. Не. Изгонишь. Меня. Только… смерть. Всего.
- Я не умру, демон! Я не умру, Инферно! Мы вместе слишком долго, слишком долго я отрицал тебя и теперь пришла пора признать – ты это я! Мы единое целое! Это ты шептал мне о пороках и это я кормил тебя страданиями! И теперь я говорю тебе – твои дети не пожрут Душу! Твои рабы не придут сюда, ибо ты, ВЕЧНОЕ ИНФЕРНО, будешь жить здесь ВЕЧНО!
Свет озарил мерзкую плоть Инферно, и он разорвался на множество блуждающих огней, разлетевшихся по душе и наполнивших его… жизнью. Павшие скелеты обросли плотью. Деревья зацвели черными лотосами. Мир ожил, и Мысль взяла новое начало, пересекая душу и сливаясь с лавой Раны Души.
Мир ожил скверной жизнью, но он ожил. Слабый свет забил из-за облаков пепла и летящих скал, освещая мрачный мир.
Я вернулся в свою хижину в низине, к своим овцам. Я вернулся на свое овраг Покоя, улыбаясь.
Да… я все ещё жив.

Отредактировано Альфарий (2016-01-25 21:45:06)

5

Ведьмины подвиги.
http://s6.uploads.ru/t/U3Cae.jpg

Скрип пера – настойчивое корябанье по развёрнутому пергаменту. Голова девушки опускается ниже, ниже… Не спать! Ушастая адептка подскакивает, спросонья смахивая с широкого дубового стола всё, что было. Чернила, бумага, перо… Огромная клякса обживается на новом месте, идеально ей подходящем – домашняя работа по Теории магии обречена. Одинокая свеча чудом устояла – пламя неровно подрагивало в волшебном танце. Девушка присела на стул, завороженно смотря на игру света и из последних сил удерживая глаза открытыми. Испорченная работа была небрежно закинута под стол, чернила продолжали растекаться маленьким озером на полу. Усталая и бессильная перед напором сна вифрэйка не замечала того фееричного кошмара, что устроила у себя в комнате. Пушистый хвост лениво опустился вниз, прямо в лужицу, но девушка уже давно смотрела сон.

Сон, где существуют добрые и злые ведьмы, а она была даже одной из них! Где заклинания не требуют жуткого зазубривания, сами собой творясь. Где у неё не было вечно мешающегося хвоста, зато был кот – язвительное говорящее чудо. Где были драконы и всё ей сходило с рук, даже похищение венценосных особ.

Где сказка становилась явью, принимая причудливейшие очертания.

***

Дурманящий запах трав не давал уснуть. Из раскрытой книги «Сборник отборных заклинаний и зелий» лениво выползали метафоры, утянув за собой те крупицы смысла, что там имелись. Умиротворённо парящие пылинки растворялись в проникающих через бездарно подогнанные ставни солнечные лучи, оседая на склянки, венки трав и парочку черепов в углу комнаты. Последние мирно перекатывались, изредка клацая челюстями. Немой разговор длился в душной комнате третий час, неимоверно раздражая пробегающих по сгнившим половицам мышей и рыжего кота с драным ухом. Домашняя живность была гораздо терпеливее юной ведьмы, сумевшей задремать (благодаря чему мертвецы по-прежнему были спокойны) во время долгой варки очередного шедевра алхимии. Тяжёлая палки для помешивания варева накренилась, а сама девушка, сладко посапывая, приобняла котёл, прижавшись щекой к раскалённой меди. Кот затаил дыхание и поперхнулся пылью, черепушки зашлись ехидным смехом.
Мгновение спустя дом огласила отборная ведьминская брань.
— Милая моя, но тут ты сама виновата, — покачал головой мохнатый злодей, поблескивая хитрыми глазами-изумрудами. — Знала, что зелье навевает дремоту? Знала. А то, что оно варится два дня с хвостиком — так я об этом сразу сказал! Так ты заладила: «Легко обойдусь без сна, не надо меня караулить, всё будет в маринаде!». Маринаде, пресвятые блохи! Где ты это слово вообще выцепила, неужто на кухню заглянула?
— Черепа подсказали, они любят такие изыски, — буркнула под нос ведьма, гордо носившая имя Мия. Оно самое досталось ей от самого неудачливого предка во всей родословной, так что девушка давно подозревала о горькости своей чародейской участи и не менее горячей — как этот котёл, рыхг его забери! — родительской любви. В глазах кота удачливая хозяйка представлялась всклоченной вороной, выронившей сыр, а ведь для зелья-сыра требуется немало трат и жертв: косточки, перья, травы, пара капель крови девственниц (известный дефицит) и два дня без сна. Озвучивать возникший ассоциативный ряд рыжий Шир побоялся, взглянув на сидящую перед зеркалом Мия с пунцовым лицом, прикладывающую лёд в марлевой повязке к особенно выдающейся цветом щеке. Пыльное отражение выглядело посеревшим, подарив на сегодня все краски негодующей ведьме.
— Принцесса Алисия наконец отдала сердце своему возлюбленному — принцу Хансу! Сегодня состоится свадьба и торжественный пир! Королевская семья не поскупилась на угощение! — голос глашатая начал удаляться, но последнюю раздражающе громкую реплику Мия всё же услышала: — БОЧКИ ИЗ КОРОЛЕВСКИХ ЗАКРОМОВ ВЫКАТЯТ НА ЦЕНТРАЛЬНУЮ ПЛОЩАДЬ! ПИР ГОРОЙ!
Последнее, к сожалению, подхватило ещё несколько голосов, и девушка недовольно зашипела, сдерживаясь, чтобы не вылить на орущих неудачное зелье, оседающее в котле. «Непредсказуемый результат и идеальная месть, как раз в моём вкусе», — злорадно отметила про себя ведьма.
— Пьянство, разврат и содомия — идеальная свадьба, — всплеснул лапами кот, деловито перебираясь на шкаф и попутно опрокидывая несколько разноцветных токсичных микстур.
— Содомия-то откуда? — с любопытством задрала голову Мия, уставившись на кота. Склянки ведьма оставила без внимания — не смертельно, ещё наготовит.
— Как это — откуда?! — возопил Шир, восхищённый тупостью и недальновидностью подруги. В озорных зелёных глазах отражалась бледная ведьма. – Где пьянство — там разврат, а где разврат — там содомия!
— Сразу бы сказал, что для красоты словечко приплёл, — фыркнула Мия и довольно улыбнулась в ответ на одобрительное клацанье в углу.

А правда, почему она раньше не узнала о свадьбе? Такое событие, год, а то и два готовились… Девушка была возмущена таким непочтением к собственной персоне, ведь на королевском дворе она когда-то была далеко не последней магичкой, с образованием! Аж три дня прослужила и была с почестями отпущена, получив право на пенсию и титул. От последнего отказалась – из семьи и так происходила родовитой, лишний ярлык был не к чему, а вот деньги с удовольствием прибрала, с гордостью отправившись на окраину столицы в поисках уединения и простора для творчества. Но ведь это не отменяло фактов и важности ведьминской персоны! «Отвратительно! А я ещё королеве приворотное зелье для того офицеришки готовила… соблюдала секрет фирмы, а она… а они!» — обиженно подумала Мия.
Кот с любопытством наблюдал за стремительным перекашиванием всех лицевых нервов ведьмы. Какие только эмоции не проглядывали в ущемленной в правах особе! «Алисия! Свадьба! Поесть на халяву!» — мысли Шира принимали всё более ясные очертания богатого яствами стола и уютного, где-нибудь в уединении, уголка с породистыми кошками. Теперь и рыжее недоразумение было взбудоражено, смахнув хвостом очередной реагент.
— Шир, надеюсь, у тебя нет планов. Мы отправляемся во дворец, — решительно заявила Мия, ловя прыгнувшего со шкафа кота.
— Возвращать утерянное достоинство? – мурлыча, уточнил он, уже предвкушая представление.
— И припоминать все грешки королевской семьи, — гортанно расхохоталась девушка, в предвкушении отворяя дверь.

***

Стоило выйти из своего уютного надёжного укрытия, как Мия оказалась встречена относительно небольшой процессией из мирных жителей, вооружённых сомнительного качества бытовыми приборами для приготовления запечённой ведьмы.

Дело в том, что девушка обитала на окраине столицы, куда новости приходят с ветром, а научный прогресс мужественно обходит недалёких жителей стороной. Немудрено, что стоило переехать в такую глушь, как личность одинокой юной леди (с магическими способностями, что только добавляло в образ трагичности), живущей в видавшем виды домишке, поросла слухами и стала подвергаться общественному осуждению. Больше всего крестьяне бесились из-за закрытых ставен, мешавших узреть быт жуткой ведьмы, поэтому подле её жилища всегда прогуливалась пара зевак на случай, если Мия решит прогуляться.
Но если раньше жители пакостили по-мелкому (продавали сгнившие овощи и червивые яблоки, втыкали пару иголок под порог), то собравшаяся толпа озадачила девушку, вынуждая перебрать в уме все недавние грешки. Их было предостаточно, но дальше ведьминского порога они, как правило, не распространялись.

Тем временем слово взяли местные ораторы, мутного вида старичок с трясущимися руками и крупных форм девица с плотно сжатыми губами и воинствующим взором, явно готовящаяся к скандалу.
— Взгляните в эти чёрны бесовы очи! — взвыл старичок, дрожащим пальцем тыча в лицо Мии, где очи были, к слову, карими. — Сглазила сына моего, жениться он не хочет! А…
Мия начала припоминать тот случай. Юный отрок с пьяни вломился к ней посреди ночи, перепутав с соседским домом благоверной. Обнаружив юношу с недвусмысленными намерениями в собственной кровати, ведьма не пришла в восторг и со зла опробовала на нём новое заклинание собственного авторства. Чары полностью отбили у жертвы желание заводить детей.
— А у меня корова отелилась раньше срока, когда она прошлый раз взглянула! — перебила девушка, упирая руки в бока. Говорить, что она в последний раз выходила на улицу полмесяца назад, Мия не стала. Наоборот, начала с интересом слушать, чего ещё она о себе не знала, не забывая понемногу продвигаться через толпу, не торопившуюся оглушать девушку сковородкой или колоть ржавым мечом.
— А давеча она Франца соседского в козла превратила, — послышалось за спиной. — Сама видала.
Мия повернулась на голос и увидела неопределенного возраста бабенку, маленькую, всклокоченную, со злобными глазками.
— Чтобы превратить мужика в козла, — громко, чтоб всем было слышно, сказала она, глядя бабенке в глаза, — вовсе не обязательно быть ведьмой, достаточно быть порядочной стервой.
В толпе заржали, причем одни мужики.
— Что?! — взвизгнула бабенка, подпрыгивая от возмущения.
— Ну или непорядочной, — поспешно добавила ведьма. Новый взрыв хохота.*

Со всех сторон послышались оскорбительные выкрики с намерением проучить язву, но никаких действий снова не предпринималось. Мия гордо вышагивала в остроносых туфлях по мощёной крупным камнем дороге, щурясь от непривычно яркого солнечного света и с интересом прислушиваясь к следующим за ней по пятам жителям. Возможно, это продолжалось бы до самого дворца, не прояви решительность Шир:
— Ми-ия, мне ску-у-учно, — доверительно сообщил хвостатый погромче. Крестьяне в шоке притормозили, а кот, довольный произведенным эффектом, спрыгнул с рук и продолжил путь на свадьбу принцессы уже своим ходом.
— Кот… говорящий, сама слышала!.. Тихо ты! Ведьма она и есть ведьма… Да… — даже самые смелые отстали под напором выразительных зелёных глаз.
— Вы что-то хотели? – приятным баритоном осведомился рыжий, тем самым избавляясь от остатков процессии.
— Зря ты так с ними, — заметила Мия. — Проще было морок навести.
— Ага-а, — протянул Шир, улыбаясь. Улыбка кота была просто неповторимой, расплываясь от уха до уха с неизменным ехидством. Чтобы не обделить кота мимикой, ведьма в своё время постаралась, и результат того стоил. — Представь их реакцию — незнакомая деви́ца вылетает из дома местной ведьмы! Скорее, твою халупу тут же бы подожгли, на случай, если ещё пара таинственных дев решит вылезти.
— Твоя правда, — хмыкнула девушка, стараясь поправить коротко стриженные чёрные патлы. Жёсткие, чуть выше плеч, они напоминали разворошённое воронье гнездо. Лёгкий свежий ветер снова их растрепал, и Мия раздражённо махнула на это рукой. — Поторопимся? — получив «угу» кота, ведьма наложила ускоряющие чары на себя и Шира, с удвоенным рвением помчавшись в сторону королевского дворца, сверкающего издалека виднеющимися выдающимися башнями и шпилями.

***

Всклоченная и не на шутку раздражённая девушка решительными широкими шагами прошла мимо замерших у ворот стражников. Эти типы знали Мию в лицо — не она ли их угощала сонными зельями по пять раз в день, когда нужно было отлучиться или проникнуть во дворец (и главное — чтобы это не стало известно придворным или королеве, с которой у девушки с начала службы были отдельные счёты) во время работы штатным магом? Благородные господа без вопросов вытянулись по струнке, прижав алебарды к себе.
— Как мило, вы ещё меня помните, — очаровательно улыбнулась ведьма, но из вредности наложила сонное заклятие («Как во сне всё просто!» - удивилась Мия, но тут же вернулась в роль коварной колдуньи). Его токсичность была ниже, чем у зелий, так что развившаяся в то время аллергия стражников на сон-траву была благополучно минована хитрыми чарами.
Королевский двор пустовал, а по углам сверкали замершая стража в полированных до боли в глазах доспехах. Мужчины провожали Мию обречённым взглядом и не старались препятствовать её проникновению во дворец. Даже саднивший в глубине души долг не заставил бы, кхм, храбрых воинов встать на пути разгневанной магички.
— Они даже не пытаются тебя остановить, — негромко заметил Шир, постоянно оглядываясь.
— Была одна история… на второй день работы на короля мне стало тоскливо, — начала короткий рассказ Мия. — Вопросы этикета мне старались навязать с завидным упрямством, это здорово бесило. Ну, я и выпила зелье-перевёртыш, превратилась во вполне симпатичную драконицу. Не помню, как выглядела, но говорят, хвост — длиннющий, а чешуя и глаза по традиции антрацитовые. За три часа в таком облике я взяла дворец штурмом, переломала всем стражникам несколько конечностей, посадила всех магов в изолированный барьер и стала легендой.
— Это не тогда ли принцесска спряталась в самой высокой башне?
— Тогда-тогда, — покивала девушка. — После этого и появилась сказка о принцессе и охраняющем её злом драконе. Правда, принца туда зря приплели, но это мы сейчас с тобой как раз исправим, — мстительно прошипела Мия, добравшись до второго этажа дворца и небрежным магическим жестом распахнув тяжелые дубовые двери с золотыми узорами, за которыми шло пиршество.

— … чудесный выбор! Ласковый и заботливый муж, вы будете счастливы! Горько!
«Чудесно. Кажется, я спасла Алисию от поцелуя с этой жабой», — отметила про себя Мия.
Шум в просторном светлом зале постепенно стихал. Великие герцоги и герцогини, бароны и баронессы, и, конечно, король и королева смотрели на злую ведьму с недоумением, сменившимся благоговейным ужасом.
— Господа, глубочайшие извинения за то, что потревожила вас, — насмешливый поклон, Мия с саркастичной улыбкой проходит вглубь помещения. Небрежно забирает у размалёванной девицы бокал с вином, отпивает и с удовольствием продолжает: — Кто сейчас у нас штатный маг Его Величества? А! — глаза быстро нашли юного мальчишку в робе волшебника. Судя по трясущимся рукам и бормочущим что-то губам, он пытался заколдовать испортившую торжество девушку. — Этого, милок, не надо, — покачала головой Мия, заткнув рот магу. Юный колдун даже не огородил себя щитом перед её появлением — очевидная ошибка неопытного глупца.
— А, баронесса, — заулыбалась Мия. — Родная тётушка, можно сказать. Ваш сынок на днях наведывался, спрашивал болезненные яды, маскирующие неестественную смерть. Чем ж вы ему так не угодили? — полная дама рухнула без сознания, а сидящий с ней усатый мужчина побледнел и сжал кулаки. Никто не стал вокруг неё суетиться, предпочитая неотрывно следить за прохаживающейся по залу ведьмой.
— Наследство, — мечтательно протянул кот, и все удивлённо поперхнулись воздухом. Гробовую тишину нарушил назойливый шёпот. Ещё пара юных дев попадали в спасительный обморок. Довольный произведенным эффектом, рыжий запрыгнул на стол и вгрызся в сочную куриную ножку.
— Ещё бы, оно у неё немаленькое, — поддакнула девушка и остановилась рядом с сидящим королём. Тот напряжённо то бледнел, то краснел, вжимаясь в кресло. Он уже знал, что Мия собиралась сказать: — А-ай, Ваше Величество, какая встреча! Вы же помните тот случай… Ну, с убийством какого-то из ваших советников? Точно, брат королевы!
— Королева, а чего вы так расстроились? Сами ведь интриги похлеще Его Величества плетёте, — заметив это, Мия поймала смеющийся взгляд принцессы, стоявшей возле широкого окна в компании будущего мужа. Алисия заметно отодвинулась от насупившегося Ханса и с интересом наблюдала за действом в центре зала. Это подало девушке интересную идею для своеобразной мести. Комментируя проступки прочей знати, пожурив пару членов собственной семьи и добавив ещё пару грешков в копилку особо не нравившейся ведьме королевы, Мия постепенно добралась до парочки у окна. Кот вскоре присоединился к девушке, потеряв интерес к еде и не найдя симпатичных кошек.

— О, виновница торжества с любовью всей своей жизни. По слухам, за приглашения отвечала семья жениха… — ведьма пустила по пальцам эфир, позволяя проскальзывать угрожающим искоркам. — Как же вы упустили меня? напряжённая пауза, после которой девушка звонко смеётся. — А впрочем, сегодня я сделаю чудовищное одолжение королевской семье, — из-под складок чёрного платья в пол Мия достала бутылёк с собственным неудачным зельем, которое успела перелить перед уходом. — Принц Ханс, прошу.
Рыжеволосый парень неприятного и излишне пафосного вида с подозрением взял эликсир и недоуменно взглянул на ведьму. Та снова пустила эфир и многообещающе улыбнулась:
— Пей, это мой подарок вам… на свадьбу, — хмыкнула ведьма. Бутылёк был обработан специальным раствором, который действовал на всех, кроме Мии — уникальная алхимическая разработка, вызывает острое желание выпить содержимое («Но такого не бывает!» - возмутились остатки адекватности девушки, и были нагло заткнуты полётом фантазии), что Ханс и сделал. Спустя пару минут чудовищно пугающего молчания он заговорил, безуспешно пытаясь сдерживать слова:
— Наша семья захватит престол. Алисия будет отравлена через пару недель, наследник от неё мне не к чему, — и много чего интересного поведала венценосная особа. Принцесса побледнела и опёрлась о стену, в ужасе посмотрев на — уже бывшего — супруга. Она его не любила, брак был по расчёту, но о чём девушка точно не подозревала, так это о близости собственной смерти.
— О, так это зелье правды, — пробормотал Шир. — Надо запомнить рецептик, полезно!
Реакция зрителей была удивительная. Королева рвала и метала, Его Величество зашёлся в истерическом хохоте, а остальная свита господ без остановки шепталась и кидала многозначительные взгляды то на Ханса, то на Алисию. Резко про ведьму все забыли, что не могло ей понравиться.
— Даже так! — возмутилась Мия и громко возвестила: — Отлично, представление на сегодня закончено! — кот истолковал всё правильно и обвился меховым воротничком вокруг шеи девушки. Благо Шир был худым и мобильным котом.
Ведьма кинулась к задумчивой и по-прежнему ошарашенной от известий Алисии — рука легко обвилась вокруг изящной талии принцессы, Мия наклонилась и подхватила её на руки. Шир присвистнул (как у него это получилось до сих пор загадка), пощекотав светловолосой аристократке хвостом нос.

— Ну, бывайте! — хихикнула девушка и вышла в окно.
«Мне ещё многое предстоит сделать», — думала с азартом Мия, сбегая от стражи с котом и Алисией. — «Приготовить новое зелье, сыграть на лютне, спасти мир... Или хотя бы одну принцессу от смертельной дворцовой скуки!»

*

Частично цитата из книги Елены Никитиной "А что Вы хотели от Бабы-Яги?". Глава 4.
P.S. Реплики кота выделены жирным шрифтом, т.к. считается, что Мия - это как ведьма, так и кот. Что-то вроде расщепления личности во внутреннем мире персонажа.

6

Осколки жизни

http://s3.uploads.ru/JVXQ2.png

Огромный круглый зал был украшен прекрасным витражом, изображающим жизнь молодого мага. Разноцветные картины, в которых преобладали красный, черный и серый. Огромный зал был практически полностью пуст, пол украшен мраморной плиткой, а в самом центре стоял юноша. Он с каким-то безразличием изучал витражи. Первое проявления Дара Огня, смерть матери и горящий дом, первое убийство на поприще наёмника и множество иных событий, что друг за другом выстраивались и переплетались, образуя историю жизни молодого полуэльфа. Взгляд темно-алых глаз скользил по этим фрагментам, заставляя пережить все это заново, пережить заново не самые легкие моменты из жизни теневого мага, а ныне архимага пламени, теней и стали. Вновь пережить утрату, становление на темный и мрачный путь, сражения и испытания, даже обретения и новые потери. Артемис Мориэл смотрел на свою жизнь, изображенную на этих витражах, но смотрел без эмоций, без чувств. Темно-алые глаза стали серыми, пламя гнева и злости утихло, непоколебимость металла ослабла, а тьма... тьма всегда была рядом, чтобы нашептать то, что было выгодно ей. Но не в этот раз. Все вокруг стало абсолютно серым, ненужным и бессмысленным. Тьма растворялась в этом сером пространстве, не в силах прошептать нужные слова, не в силах сделать хоть что-то, так же, как не смогли Огонь и Металл. Грохот многочисленных разбивающихся стекол - витражи вдребезги разбились, разлетаясь на крупные и малые осколки. Артемис развернулся и направился прочь из зала, на его лице не отразилось ни единой эмоции. Выйдя из святая-святых этого мира, Артемис очутился в ночном лесу. Деревья мирно покачивались от слабого ветра, шурша своими темно-фиолетовыми и сиреневыми листьями. Это буйство красок на миг захватило внимание Мориэла, но прошел лишь миг и он утонул в серости и бессмысленности. Эта серость не имела ничего общего с Металлом, эта серость была цветом бессмысленности, но не непреклонности. Это был совершенно другой, неправильный серый цвет. Выйдя на извилистую лесную тропинку, он вышел к большому лесному озеру, в котором отражалось ночное беззвездное небо. Он уставился в одну единственную точку, словно бы желая увидеть в отражении нечто, чего там, увы, не было. Огненная злость была готова вскипеть, но вместо нее была лишь безразличность поверженного и сломленного. Смысла более не было ни в чем, так к чему все эти эмоции?

Край этого мира. Позади была лишь бескрайняя пустошь, а впереди мрачный и ужасающий своим видом темно-серый, неприветливый лес. Жуткие, невероятные в своем безобразии деревья, чьи листья напоминали тоненькие железные лезвия, они словно бы были стражами, не желающими пропускать незваных гостей. Лес, подобно ощетинившемуся отряду копейщиков, стоял на страже этого мира. Но не только лес, все вокруг было пропитано ощущением угрозы, опасности и всем своим видом говорило о том, что нет здесь места ничему, что не принадлежит этому миру. Словно бы все вокруг, сам мир был против того, чтобы кто-то сюда приходил. Гостям здесь не были рады. Как и свету - неприветливый мрак, что окутывал окружающее пространство, будто бы говорил, что здесь царство тьмы и не быть здесь даже малейшему лучику света. Лишь отчуждение и темная злоба тьмы, никакой светлой, даже тусклой надежды. Но вот неожиданно загорелось два маленьких, но очень ярких шарика света, что подобно пугливым светлячкам беспокойно закружили вокруг призвавших их волшебников. Это были одни из мироходцев и тех, кто должны были помочь этому миру и тому, кто нераздельно связан с ним.
Группа волшебников, прибывших в этот таинственный и мрачный мир, состояла из двух людей, полуэльфа, эльфа и гнома. Самым высоким из них был светлый эльф, облаченный в удобные зелено-коричневые доспехи лесного народа, украшенные в лучших традициях левианских мастеров. В ножнах его покоились изящные эльфийские сабли, за спиной виднелся лук и колчан стрел с алым оперением, а в руках у него был магический посох с мерцающим красным светом рубином - реликвия и очень ценная вещь, передающаяся из поколения в поколение уже долгие, очень долгие годы и века. Золотистые волосы эльфа ниспадали на его спину и грудь, а внимательные фиолетовые глаза с болью и горечью изучали представший перед эльфом и его товарищами мир. Мир, неприветливый и угрожающий, мир, где царствует отчуждение, а оттого и боль на душе у эльфа, ведь знал он, что означает это. Гном был весьма высоковат для своих сородичей, но в окружении высокорослых людей и эльфа он все равно смотрелся низеньким крепышом. Он был облачен в знатные гномьи доспехи из титана, выполненные с изящество и мастерством подгорного народа, а на поверхности их мерцали слабым светом руны, начертанные истинным профессионалом своего дела. Поверх доспехов была накинута мантия бежевого цвета с красными краями и на рукавах ее были вышиты древние руны, а крепкие руки сжимали рукоять молота из небесного золота с мерцающими по всей поверхности боевой части рунами. Капюшон скрывал черную шевелюру гнома, но не в ней была гордость гнома, а в его бороде, длинной, хорошо ухоженной и украшенной косичками с золотыми кольцами. Девушка, облаченная во все красное, имела необычные, практически совершенно белые, светло-серого оттенка волосы. На голове у нее красовалась треугольной формы шляпа с белым пером, а в ножнах у левого бедра покоилась мастерской работы шпага. В руке девушка держала небольших размеров посох с аметистом, являющийся зачастую оружием не менее полезным, чем острая шпага. Она столь же внимательно, что и эльф, изучала окружение взором лиловых очей и не запечатлели эти очи ничего, что могло бы заставить девушку приободриться. Ощущение беспокойства лишь усугублялось обостренным предчувствием, которое так и твердило об опасности. Полуэльф был облачен в белую мантию с большим капюшоном, столь большим, что мог бы укрыть и голову крупного орка. Он носил очки с темно-зеленой оправой, а взгляд его задумчивых карих глаз был устремлен в сторону леса, казавшегося бескрайним темным воинством, в котором то и дело мелькают острые лезвия мрачных стражей. В правой руке, как и эльф с девушкой, держал он магический посох, но не украшенный каким-либо драгоценным камнем, однако все равно бывший весьма красивым, благодаря необычной форме и искусной работе мастера, создавшего его. И молодой человек, выглядящий не старше девятнадцати лет, облаченный в иссиня-черную мантию, украшенную вороньими перьями. Его темные волосы были сильно растрепаны, а в янтарных глазах отражалась грусть и неуверенность. Он так же смотрел на этот мир с болью в сердце и всей душой надеялся на то, что еще сможет он преобразиться и природа этого мира, заиграв новыми красками, вдохнет воздуха новой жизни, куда более светлой и радостной.
http://s7.uploads.ru/AyhTX.png http://s7.uploads.ru/N3lYR.png http://s3.uploads.ru/FP7qg.png http://s2.uploads.ru/6P2ne.png http://s2.uploads.ru/6yLFs.png
- Не нравиться мне здесь, - молвил эльфийский волшебник, обращаясь то ли к своим товарищам, то ли к самому миру. Гном лишь фыркнул, ведь тоже самое мог сказать каждый из присутствующих. Так и остальные никак не отреагировали на слова эльфа, не считая сероволосой девушки.
- Ники, очевидно же, что всем нам здесь не нравиться, к чему эти очевидные высказывания? Может быть лучше определим, туда ли мы попали? Никослав, твой артефактный камушек ничего нам не может сказать на этот счет?
Волшебник в очках обратил взор к девушке, назвавшей его по имени. Никослав быстро полез в сумку, чтобы извлечь из нее Глаз мудреца. Когда-то этот артефакт принадлежал одному из героев войны с Марагором, но теперь его владельцем был юный заклинатель. За те несколько лет, что Никослав обладал этим артефактом, он успел неплохо освоиться с ним и знал, как задать свой вопрос так, чтобы получить максимально подробный и, самое главное, полезный в решении многих задач ответ. Так и сейчас, обратившись к силе артефакта, волшебник задал ему свой вопрос и ответ не заставил себя ждать. Видение захватило его сознание и унесло вдаль, ко входу в какое-то необычное здание, отдаленно напоминающее маленький храм. Неспешным шагом он вошел внутрь и оказался в просторном зале, в центре которого стояла темная фигура. На полу лежали бесчисленные цветные осколки, но молодой человек их словно бы не замечал. Он резко обернулся и уставился на Никослава своими бесчувственными, серыми глазами. Никослав вздрогнул - это был он, волшебник был в этом абсолютно уверен. Видение прервалось.
- Я увидел его. Это наверняка был Артемис Мориэл, но... но что-то не так. Не так с Артемисом. Когда наши взгляды пересеклись я не увидел ничего, совершенно. Словно бы он был бесчувственной статуей, созданной мастеровым, но безэмоциональным скульптором. В них не было ничего, лишь пустота.
- Что же это может значить? - вступил в разговор эльф.
- Не знаю, - честно признался Никослав.
- Давайте уже отправляться в путь, - встрял гном. - Мы и так торчим тут больше, чем требуется.

Словно бы некая сила не желала пропускать путешественников дальше, в самую глубь этого леса. Непроходимые темные заросли пытались остановить пятерку волшебников, но благодаря усилиям светлого эльфа удавалось более-менее бороться с растительностью, столь непреклонной в своем стремлении не пропускать чужаков дальше. Казалось бы, что бесконечному лесу нет предела, но вот, наконец, волшебники вышли на открытое пространство перед высоченной стеной. Это была невероятно огромная стена из темно-серого камня, тянущаяся ввысь и вширь словно бы бесконечно. Никому, даже эльфу с его острым зрением, не удалось отыскать взглядом, где же кончалась эта стена. Она словно бы врезалась в само небо и шла дальше, а может быть закруглялась и уходила в сторону, создавая этакий защитный купол вокруг того, что было сокрыто за стеной. Никослав и его товарищи чувствовали, что Артемис Мориэл находится за этой стеной. Нет, они знали это. Но не долго волшебники были предоставлены сами себе - вскоре появились стражи этого места. С первого взгляда их можно было бы принять за закованных в черные доспехи воинов, но стоило лишь взглянуть на открытые участки доспехов, как сразу становилось понятно - это тени, причем очень могущественные тени. Благодаря мистическому взору девушке и избраннику эфира - тому самому юноше в мантии с вороньими перьями, - удалось узреть в этих существах соединение стихий металла и тьмы, что явно говорило о явлении высшей магии. Опасные противники. Тени-стражи не стали медлить и тут же напали, у каждой из двух десятков теней были парные клинки и каждая была весьма быстрой и верткой. Волшебники оказались застигнуты врасплох, но мастерство позволило им успеть среагировать должны образом и сохранить свои жизни...

Посреди лесной полянки слабо горел костерок, догорая, казалось бы, свои последние секунды. Но неусыпный "страж тепла" не терял бдительности, чтобы заставить костер загореться с новой силой. Подкинув в костер еще немного хвороста, полуэльф устало вздохнул и взглянул на лежащую рядом вифрэйку, закутавшуюся в тёплый плащ. Он в который уже раз задумывался над тем, почему позволил ей остаться здесь, почему накормил своим собственным ужином и почему сейчас сторожит ее сон? В животе неприятно заурчало, напоминая парню о том, что он все же желал есть, хоть и заявлял девушке об обратном, отдавая ей своего жаренного кролика. Но поделать теперь уже было нечего, оставалось лишь тихо сидеть и наблюдать за звездным небом и... ею? Молодой маг в который уже раз ловил себя на том, что невольно заглядывался на рыжую лисицу, мирно посапывающую рядом с ним. Удивительно, как легко эта девушка доверилась незнакомому, подозрительного вида магу. Или же он сам себе напридумывал этот образ, а на самом деле был совершенно иным? Почему он проявил к ней сострадание, почему захотел помочь? Он был уверен, что все это было так, но в то же время всячески это отрицал. Стена отчуждения покрылась трещинами, идеально выверенная защита дала сбой. Он был крайне недоволен этим, но и сделать ничего не мог. На лице невольно отразилось нечто вроде умиление, пока он наблюдал за нею, чего заметил не сразу, а как только заметил, что смотрит на вифрэйку не тем взглядом, с которым должен смотреть равнодушным ко всему и вся наёмник-убийца, отвернулся и в злости на себя зажег в руке огненный шар. «Нельзя!» Он просто не мог себе позволить привязаться к кому-то, ведь былая утрата все еще терзала душу юного мага, все еще напоминала о себе глухой болью. Он знал, что это его слабость и не желал, чтобы когда-нибудь могло повториться нечто подобное. Но вот погас огонь ярости в его руке и взгляд вновь вернулся к спящей вифрэйке и вновь он смягчился и приобрел непривычно тёплые и нежные оттенки...

Битва продлилась несколько минут, оставив на темной земле куски льда, глыбы камня, оставленные магией воронки и обожженные участки на стене. С трудом, но волшебникам удалось победить. Осматривая место битвы, Анастасии, - той самой сероволосой волшебнице, - удалось обнаружить нечто необычное. Это был крупный осколок цветного стекла - витража, судя по всему. На этом осколке была заметна часть находящегося вдали костра, а неподалеку часть чье-то ноги. Девушка несколько секунд рассматривала осколок, припомнив, как в свое время нередко сидела в лесу у костра вместе со своим учителем магии. Это были приятные воспоминания, могущественный эльфийский чародей разума смог многому обучить ее и девушка была очень ему благодарна. Она успела привязаться к нему и полюбить как учителя, наставника, давшего ей те невероятные и интереснейшие знания, благодаря которым она смогла стать той, кем является сейчас. В конце концов Настасия решила спрятать осколок в сумку - что-то ей подсказывало, что этот осколок имеет какую-то особую ценность, но насколько ценен - понятия не имела. В это же время светлому эльфу Никласу удалось своим зорким взглядом разглядеть в стене слабое место - несколько едва заметных трещин проходило по всей ее поверхности, что при некотором расчете и выверенном ударе могли позволить образовать дырку достаточную, чтобы пробраться внутрь. Медлить не стали и Балнар - бравый гном и, по совместительству, рунный жрец, -  начал вырывать из земли огромные булыжники, готовясь отравить их в цель. По команде гном поочередно выпустил в трещины на стене заготовленные снаряды и после пятого удара стена наконец поддалась и стала обрушиваться в месте ударов, образуя проход. Сразу после этого юный избранник, обзаведясь большими черными крыльями похожими на вороньи, и Никослав, воспаривший благодаря магии воздуха, поднялись в вверх и залетели внутрь. Настасия, владеющая магией пустоты, просто напросто мигом телепортировалась наверх, а эльф с гномом обратились в вихри пламени и песка, чтобы подняться на стену. Вскоре все пятеро уже были среди пепельной пустыни и огненного ада нового для мироходцев местечка таинственного и опасного мира.

Испепеляющая ярость полностью завладела его сознанием. Огонь чувствовал его ненависть и злость, боль и гнев, Стихия чувствовала и понимала его, а потому была готова помочь высвободить вскипающие эмоции в разрушительной магии на того, кто вмиг превратился из нежелательного субъекта в кровного, смертельного врага. Его отец. Полуэльф даже не понимал, что делает, он просто взмахнул рукой и с дланей юноши ударил смертоносный поток дикого, бушующего пламени. Этот огонь не обжигал юного адепта Огня, но мужчину, только что убившего мать на глазах собственного сына, а так же деревянный дом и мебель, пламя пожирало с дикой жаждой, подобно человеку, голодавшему несколько дней и внезапно оказавшемуся на богатом пиру. Пламя дикой ярости убитого горем ребенка срывалось в чудовищный вихрь, пожирающий всю комнату. Пламя безраздельно властвовало вокруг, а в центре этого огненного ада был паренек, породивший его. Мужчина, совершивший чудовищное убийство корчился в муках на полу дома, с дикой болью в глазах смотря на своего сына. В этих глазах не было ничего, кроме бесконечных страданий и агонии умирающего человека. Понимал ли он, за что была эта кара, осознавал ли перед смертью, что совершил и каковы буду последствия? Полыхающий в пламени дом постепенно разрушался, но юноша уже был на улице. Он не помнил, как здесь очутился и что конкретно произошло. Он видел лишь вонзившийся в тело матери нож и ожесточенное лицо отца, а чувство невероятной утраты терзало его душу, что делает и до сих пор...

Одолев очередную "стаю" огненных и магмовых элементалей, группе удалось добраться до спящего вулкана, которому Анастасия дала имя Артемис. Никлас почувствовал себя немного уверенней в окружении огненной стихии, в то время как Винсент - юный избранник эфира, - оказавшийся далеко от спокойной и размеренной стихии воды, чувствовал нарастающее беспокойство и страх. Все вокруг кипело яростью и злостью, словно бы сам мир желал выплеснуть накипающие эмоции. Оглядываясь вокруг, морозный волшебник чувствовал не только буйство враждебной стихии, он словно бы ощущал ту дикую ярость, что кипит во всем этом месте, что так отличалось от того спокойного, безэмоционального отчуждения, коим этот мир встретил их в начале пути. Внезапно, среди пепла блеснул в свете пламени окружающего буйства стихии какой-то осколок. Подойдя к нему, избранник аккуратно взял его в руки и обнаружил, что это был осколок какого-то витража. Осколок этот изображал горящую мебель. Почему-то парню вспомнилось свое заключение у вампиров, угрозы найти и жестоко убить его мать, одногруппников, Артемедес. Отчаяние и страх тогда охватили парня, он был готов пойти на все, лишь бы этого не случилось и чуть не совершил ошибку. Винсент оторвал взгляд от осколка, устало поднимая взор к мрачному беззвездному небу. Было больно думать о том, что все же мог тогда кто-то погибнуть из-за него, но теперь парень был сильнее и сможет сделать так, чтобы не пострадали его друзья и родные. Вновь глянув на осколок, избранник сосредоточился на нем, замечая нарастающую где-то глубоко внутри себя дикую боль и ярость. Его чувство магии не говорило о наличии оной в этом предмете, тем не менее определенно, что-то в нем было. В какой-то миг парню даже показалось, что он слышит яростный вопль юноши, но тряхнув головой, прогнал это наваждение. Еще немного посмотрев на осколок, волшебник спрятал его в сумку и поспешил присоединиться к остальным. Вскоре Балнар отыскал вход в пещеру, ведущую в самую глубь спящего вулкана Артемис.

Маленькие шарики света освещали дорогу пятерым волшебникам. Впереди группы шел Балнар, будучи наиболее сильным в ближнем бою из их пятерки, а так же мастером магии земли, что давало ему ряд преимуществ в подземных тоннелях. Следом шел Винсент, способный видеть и чувствовать магическую энергию и наделенных даром существ. Третьим в ряду был Никослав, который должен был быть готовым среагировать на любое происшествие с обеих концов их группы и отдать нужное указание или сотворить необходимое по случаю заклинание, дабы избежать опасной ситуации. Замыкали колонну Никлас и Настасия, оба имели неплохие навыки ближнего боя, при этом эльф был хорош в атакующей магии, а девушка могла защитить их обоих незримыми барьерами разума. Никослав рассчитывал на то, что его распределение таким образом исключит любую опасность и позволит без особых трудностей достигнуть конца пути. Он сильно беспокоился за каждого из своих товарищей и, как организатор экспедиции, чувствовал тяжесть ответственности, что лежала на его плечах. Волшебник боялся, что его неумелое командование или неверное решение приведет к гибели кого-нибудь из его друзей и молил Люммина, чтобы тот направил его в этом деле, ведь дело, что преследовали все пятеро было благим. Они обязательно спасут Артемиса из той пучины, в которую погрузился могущественный маг, он надеялся на это, верил. От размышлений его отвлек голос гнома, говорившего, что впереди пещера. Винсент тут же заверил, что не чувствует каких-либо проявлений магии, что сразу подтвердила Анастасия. Вскоре пятерка оказалась в большущей пещере, усеянной сталактитами и сталагмитами.
Внимательно осматривавшийся гном заметил среди тройки сталагмитов какое-то странное стеклышко. Привлеченный подозрительным предметом Балнар, прислушиваясь к своему чувству земли и распространив ауру духа света, направился к этой тройке, чтобы взглянуть на внезапную находку. Магия не говорила о угрозах в виде чего-то неприятного со стороны самой земли, так и никаких темных личностей или сущностей не оказалось замечено. Осторожно подобрав осколок стекла, жрец внимательно присмотрелся к цветному осколку. Это напоминало витражное стекло, на котором Балнар разглядел фрагмент изображения полусгоревшей таверны.

С тех событий прошло три дня и парень был твердо намерен вернуть долг. Полуэльф не знал, что случилось в итоге с той таверной, которую сам, случайно, поджег, пытаясь атаковать псионика, пришедшего за ним. Все, что он помнил с того момента - это загорающиеся деревянные стены таверны. Еще до этого девушке пришлось нелегко, когда на ее глазах ее родная бабка умерла от сердечного приступа. К сожалению, он не мог вернуть всего этого вспять, исправить то, что произошло и вернуть тех, кто был потерян, но хотя бы что-то сделать он был обязан. Юный маг пробирался знакомыми тропками, отмечая, что ведь именно ими тогда добрался до деревеньки. Иллюзии и миражи более не пытались сбить с пути и парню удалось добраться туда, куда он стремился. Увы, но было уже слишком поздно. Деревня была разрушена. Не веря своим глазам, полукровка пошел дальше, все ближе и ближе подходя к руинам деревушки. Мог ли парень быть виновным во всем этом? Взор скользил по обломкам и разрушенным зданиям, пока, наконец, взгляд не отыскал полусгоревшую таверну. Похоже, что потушить пламя жители деревни все же успели тогда, но наверняка не меньше половины имущества оказалось уничтожено в пламени, порожденном заклятием юного мага. Чувство глубокой вины вновь начало пронзать его душу зазубренным трезубцем, напоминая о его роли в произошедшем. Что же стало с той девчушкой, где она теперь? Полуэльф бессильно опустился перед полусгоревшей таверной, пребывая в бессильной злости на собственную беспомощность. Лишившаяся крова, родных и хоть какого имущества девчушка, что же теперь она сможет сделать, если осталась жива? Неужели одно лишь его появление стало причиной краха всей жизни этой бедной девушки? Неужели он сам, собственноручно, сломал ей жизнь?

Путешествие по туннелям вглубь вулкана Артемис напоминало гному о его давних экспедициях в Мал'Феросе, когда совсем еще молодой и неопытный адепт земли впервые спускался к самым недрам мира, впервые открывал для себя тайны матушки-земли. Свою первую экспедицию Балнар помнит хорошо, он так же помнит и то, что тогда судьба свела его с впечатляющим мастером рунного дела - Маркусом де Бадрином. Тогда его борода была еще коротка, а знаний в дурной голове было и того меньше, но умудренный опытом старший гном помогал советами младшему и всячески наставлял. После Балнару выпадала пару раз возможность пересечься с этим знатным гномом и пообщаться о таинстве рун или загадках земных недр. На лице появилась легкая улыбка, вызванная ощущением ностальгии. Жрец обратился к своим божествам с краткой молитвой, прося у них благополучия и хорошей выпивки для его родни и друзей в Мал'Феросе, отмечая, что уже сильно соскучился по дому с этими странствиями по мирам. Гном надеялся, что вскоре все это закончиться и они смогут вернуться обратно в родной Мистериум, где он обязательно угостит всех в лучшей таверне Мал'Фероса.
Хитросплетения туннелей-лабиринтов так и пытались завести путников в очередной тупик, заманить в ловушку. Эти туннели оказались не так просты, как казалось сначала. Пропасти в самую бездну мира, из которой, казалось, вот-вот начнут вылезать тени, подобные тем, что уже довелось повидать мироходцам-волшебникам; различные существа, попадающиеся на пути группе, в основном, конечно, являющиеся тенями или элементалями одной из трех стихий, властвующих в этом мире, но бывали и такие, которых сложно было категоризировать по известным пятерке типам существ. На пути им встретилась и парочка пещер, одна из которых даже имела маленький водоём. Пить из него, в прочем, никто так и не решился, даже эльф, который сначала хотел было использовать магию природы, но потом все же усомнившийся в своей идее. Этот мир был слишком опасен и рисковать было нельзя. Камень и почва вокруг имели темно-алые, словно кровь, оттенок, чем лишь усугублялась напряженность отдельно взятых личностей. Винсент с беспокойством поглядывал по сторонам и то и дело сосредотачивался на своих ощущениях магии вокруг. В конце концов он почувствовал в отдельных точках пространства вокруг хаотичное перемещение источников соединения красного и черного эфира, что напомнило о другом подобном явлении. Винсент тут же предупредил своих соратников и, помня о тех тенях, что встретили их у стены, единогласно решили стараться избегать любых стычек, но долго так им не удавалось продержаться - вскоре хаотичность движения сменилась на целенаправленное преследование. Они были замечены. В конце концов пришлось принять бой да и не при самых удобных обстоятельствах. Как и подозревали волшебники, это оказались огненные тени, порождения слияния теневой и огненной магии, в виду чего они были особенно сильны. Бой продлился чуть ли не с десяток минут и волшебникам все же удалось выйти победителями, пусть и получив некоторые существенные ранения. Благо, наличие двух светлых волшебников решает такие проблемы. Через пять минут они продолжили путь и вскоре добрались до комнаты. После нескольких часов блуждания по необработанным туннелям, аккуратная и обустроенная со всеми удобствами комната с уютно горящим камином была весьма неожиданной. Здесь было много книг и свитков, а еще здесь был маленький мальчик на вид не старше восьми лет с необычайно бледной кожей и темно-алыми глазами, излучающими любопытство, с которым мальчишка смотрел на своих гостей, держа в руках объемистую книгу.

http://s2.uploads.ru/gEenk.png http://s6.uploads.ru/AOihB.png http://s6.uploads.ru/D7GcJ.png

Открытие дара к стихии Огня было само по себе большим праздником для еще совсем маленького полуэльфа. Необычное поведение пламени завораживало, а знание того, что причина этому необыкновенному явлению - он сам, делало мальчишку еще счастливей. Изучавший магическую науку и до этого, паренек еще больше возжелал вырасти и стать могущественным архимагом. Он знал, что его мать сильная волшебница, знал так же, что все темные эльфы были весьма одарены и сильны в магии, а потому твердо был убежден, что сам тоже должен стать сильным и искусным. Когда-то в прошлом, когда мальчик был еще совсем младенцем, его мать обидели. Она не желала рассказывать об этом, но все же мальчику удалось узнать, что его отец обманул мать и бросил их одних, исчезнув в тот же день, что они и познакомились. Знал ли он о существовании сына? Этот вопрос был безразличен мальчику. Куда больше его волновал вопрос, сможет ли он что-то сделать, если его мать снова захотят обидеть? «Именно поэтому я должен стать сильным. Я защищу ее и никто ее больше не обидит. А став еще сильнее, я смогу защищать всех-всех,» - воодушевленно думал мальчишка, прогуливаясь по одному из красивейших садов в нижнем кольце. Конечно, эти сады не идут ни в какое сравнение с теми, что обустроены в верхнем кольце, но разве это важно, если мальчик даже и не видел их и не может увидеть, а эти сады здесь и по ним можно погулять, полюбоваться их красотой? Задумавшись, полуэльф даже не заметил, как покинул свое излюбленное место прогулок. В конце концов он вышел в квартал магов, а поблуждав немного среди домов, оказался на площадке перед воротами. Академия Аклория. Мечта и первая цель мальчика на пути становления могущественным архимагом, способным защищать других от бед, - поступление в лучшую магическую академию в мире. Хотя, конечно, это был еще не факт, ведь была еще академия Сан-Моран, лучшая академия магии темных эльфов, но туда для мальчишки-полукровки путь точно был закрыт, а в Аклорию он еще мог поступить. За вожделенным местом обучения мальчик пронаблюдал еще с десяток минут, прежде чем поспешил домой. Мама обещала начать учить своего сына практическому применению открывшихся в нем магических способностей и нельзя было опаздывать.

Возвращаясь после прогулки по городу, полуэльф решил пойти коротким путем, но в итоге немного заплутал. Среди верениц улиц и переулков юноша не сориентировался сразу, а когда нашел верный путь было уже поздно. Пришлось поспешить и полуэльф кинулся в бег, но стоило завернуть за угол, как нечто, оказавшееся на его пути, остановило его, издав при этом сдавленный женский писк. Едва устояв на ногах при внезапном столкновении, он все же успел заметить молодую девушку лет шестнадцати, что вот-вот упала бы, не успей парень ее подхватить. Недолго думая, он решил извиниться перед нею и предложил помочь донести сумки, которые упали, когда от неожиданности девушка разжала руки и отпустила их.
- Да ладно, я виноват перед тобой, а это будет моим небольшим извинением, - улыбчиво заявил паренек, получив в награду милую улыбку от своей новой знакомой. Она вела его короткими переулками, избирая наиболее быстрый маршрут, чтобы успеть домой до темна. К сожалению, спокойно продолжить путь мило переговариваясь им не дали на середине пути. Это была парочка рослых мужчин, один был весьма крепко сложен, второй - кожа да кости, но блеснувший в руках кинжал сразу сделал его не менее опасным противником, чем громила без оружия. Парень чуть было не растерялся, но глянув на девушку, решил, что отступить не может. Бросив сумки где стоял, он вышел вперед, заграждая собой новую знакомую.
- Стой тут, я быстро, - уверенно заявил он. Конечно же последовали просьбы не рисковать, бросить все и убежать, но парень твердо решил дать отпор грабителям и защитить девушку. Он уже несколько лет изучал огненную магию и был уверен в себе и своих силах. Родная стихия чувствовала, что ее последователь желает наказать негодяев, что с наглыми усмешками медленно приближались к парню и девушке. И она поддержит его. Глубоко вдохнув воздух, юноша сделал внезапный шаг вперед, быстро, как учил, прошептал слова заклинания и выставил руки вперед в указующем мистическом жесте. Девушка удивленно смотрела на то, как из рук ее нового знакомого и, теперь, защитника вырываются потоки самого настоящего огня! В этот миг он чувствовал себя сильным и смелым магом, способным защитить кого угодно и от кого угодно. Конечно, обожженные бандиты бросились бежать, ведь ребятам повезло встретить не представителей организованной преступности, а двух бестолковых и бездарных грабителей, что нападали-то исключительно лишь на детей и подростков, а в данном случае эти подростки впервые за долгое время оказались способны дать отпор. И это-то при том, что в нескольких улицах в стороне находится Аклория - видимо до этого дня им весьма везло не нападать на подростков, владеющих магической силой.
До дома девушки они добрались без происшествий. Она пыталась уговорить его остаться, заверяя, что мама не будет против оставить на ночлег спасителя ее дочери, ведь уже темно и поздно, но мальчик твердо стоял на том, что должен идти. В конце концов они попрощались, но прежде, чем парень успел далеко уйти, она быстро выбежала и, развернув юношу к себе, скромно поцеловала в щечку. Еще раз поблагодарив и смутившись, она тут же кинулась домой, а полуэльф еще несколько секунд смотрел ей вслед, будучи слегка ошарашенным произошедшим.

«И все-таки это было чертовски приятно, защитить кого-то...»

- Здесь хранятся приятные воспоминания из детства Артемиса, - пояснил мальчик, глядя на приходящих в себя после недавних видений волшебников. Никослав глянул на каждого из присутствующих, чтобы убедиться, один ли он подвергся внезапно пришедшему видению и, видя их удивленные лица, понял, что не один. Интересно было то, одинаковые ли эпизоды из жизни Артемиса Мориэла увидели его товарищи и он сам, но это было самым малозначительным вопросов из тех, что скопились у волшебника и которые в отличии от того были адресованы странному мальчику, а не его спутникам. Мальчик ответил на все. Как выяснилось, он - проекция Артемиса из детства, поселившаяся в этой части мира, чтобы охранять и следить за воспоминаниями из детства полуэльфа. Мальчик неоднократно высказывал недовольство по поводу того, что Артемис не хочет вспоминать хороших моментов из своего детства, в отличии от плохих. Когда он сам того не желая затронул тему смерти матери, Арти взгрустнулось, но ему удалось прийти в себя благодаря сочувствию и поддержке Анастасии. Никлас и Балнар решили изучить свитки и книги и - удивительно! - все они были о Артемисе Мориэле, словно бы они оказались в библиотеке, посвященной одному лишь этому магу. О его взрослении, учебе с матерью, о его прогулках по городу и редких проделках, а иногда и помощи тем, кто нуждался. Попалось им несколько эпизодов из взрослой жизни молодого мага, какие-то вызвали отвращение у эльфийского волшебника и гномьего жреца, а какие-то наоборот показались правильными и достойными, создавая ощущение неоднозначности в отношении этого полуэльфа. Винсент же занялся тем, что умел лучше всего - молча слушать и воспринимать информацию, которой щедро делился мальчик, отвечая на вопросы Никослава и Настасии. Наконец разговоры подошли к концу и пятерка собралась было идти через проход, открытый мальчишкой, но в последний момент он остановил Никослава и передал ему осколок витража, сказав, что это очень важная вещь и ее обязательно нужно донести до Артемиса и отдать ему.

Путь их лежал через длинный и нескончаемый, как казалось, туннель. Никослав поглядывал на своих спутников, когда группа решила остановиться передохнуть и перекусить. Почему каждый из них пришел сюда, каковы были их цели? После того, как Марагор был свергнут, о героях, вступивших с ним в бой, не было никаких известий. И темный магистр, и герои просто исчезли, не оставив и следа. А теперь, когда начали ходить слухи о их возвращении... «Может ли Марагор вернуться вновь, в третий раз? И был ли он вообще повержен ими?» Волшебник вздохнул и обратил взор к осколку. История Артемиса была во многом противоречива для него, но понять полуэльфа он мог. Отчасти. Все же, почему он избрал именно тот путь, по которому пошел, почему нужно было погружаться во тьму и уходить с той дорожки, по которой он так бодро и вдохновенно шел? Никославу было действительно жаль Мориэла, ведь тот определенно не заслуживал такой судьбы, как и многие иные хорошие люди и представители иных рас, чья судьба решила оказаться не самой радужной. Он очень надеялся, что когда они встретят его, им удастся вернуть Артемиса, вытащить из той бездны мрака, в которую он сам же и погружался. Еще можно все исправить и волшебник верил в это.

Вскоре они продолжили путь. После продолжительного пути показался выход из подземелий и вывел он их в лес. Этот лес отличался от того неприветливого и даже в некоторой степени агрессивного, что словно бы сторожил подходы к стене, но окружающая серость была куда более удручающей, чем все то, что они видели ранее. Словно бы все вокруг было лишь слабой, едва живой иллюзией, иллюзией разума, пытающегося нарисовать хоть что-то в бескрайней пустоте. Никто не понимал этих перемен. Уж точно не так должно выглядеть это место, думал каждый из пятерки. Они продолжили путь, следуя случайно найденной тропинке и вышли к большому лесному озеру. Все тут же рассредоточились, чтобы отыскать новую тропинку, в то время как Никлас замешкался, залюбовавшись красотой лесного озера. Удивительно, но оно было единственным, что не потеряло своей красоты в этом месте, полном безграничной серости. И вдруг, в какой-то миг, эльфу показалось, что в отражении мигнул свет звезды, но внимание привлек блик от света магического светоча, и, быстро глянув в ту сторону, где заметил блик, у самого берега волшебник увидел осколок витража золотистого цвета. Звезда уже пропала, словно бы была всего лишь миражом, а вот осколок по прежнему был на месте и к нему эльф подошел, чтобы коснуться и почувствовать необыкновенное тепло...

Яркая, согревающая душу звезда горела в небе и только на нее и мог любоваться парень. Из памяти мигом вышибло все, что случилось с ним за прошедшие годы, была лишь эта звезда и образ той далекой возлюбленной, что сейчас сияла ради него на небосводе. Глаза наполнились слезами, а губы сложились в мягкую, нежную улыбку, с которой смотрит на свою супругу любящий муж, с которой молодые люди взирают на своих будущих невест, а мальчики, впервые влюбившись в милую и хорошенькую девочку, смотрят на объект своей первой любви. Он долго стоял на обдуваемой всеми ветрами скале, глядя на одну единственную звезду и на душе становилось невероятно тепло. Он знал, что и она смотрит на него, знал, что точно такая же радость и безумное счастье испытывает эта невероятная особа, глядя на него. Как же он страдал все это время, желая хотя бы разок увидеть ее! Эти глупцы так ничего и не поняли, но это было и не важно. Он вновь стал преступником, теперь уже разыскиваемым по всем мирам агентами миронской службы безопасности, но это было не важно, ведь он вновь смог увидеть ее. Парень был бессилен пред пленительными чарами, не способен вдоволь налюбоваться ею и просидел так всю ночь, глядя на единственную звезду и радуясь тому, что она жива, жива и светит на небосводе для него...

Никлас ошарашено смотрел на осколок. Какое-то время эльф просто стоял и смотрел на осколочек витража. В памяти всплыл образ давней возлюбленной, о которой эльф до сих пор вспоминает с трепетом и горечью. Он так и не решился признаться Хлаани, а после увиденного лишь больше понял, чего именно лишился из-за своей нерешительности. Эльф глубоко вздохнул, возводя очи к небу. «Где же эта звезда?» - подумал он, но от поисков его отвлек неуверенный голос Винсента, крикнувшего, что он нашел тропинку. Взглянув на Винсента, эльф подумал, что кое-что схожее между ними есть - оба, что эльф, что человек, были не особенно решительны, а то, как юный избранник держался рядом с представительницами женского пола напоминало эльфу его самого в еще раннюю молодость, хотя, конечно, он не так сильно волновался в их присутствии. «Надо будет поговорить с ним, когда все это закончиться...» - решил эльф, считая, что обязан помочь парню как старший и придать ему уверенности в себе в меру своих сил. Эльф присоединился к остальным и они продолжили путь. Группу повел Никлас, ведь среди пятерки он лучше всех ориентировался в лесу, что не было удивительным. Извилистая тропинка вывела волшебников к какому-то необычному строению, чем-то отдаленно похожему на храм, как показалось мироходцам. Двери этого храма были раскрыты, а окна разбиты. Каждый из них почувствовал, что они нашли того, кого искали и это было так. Артемис Мориэл вышел навстречу к тем, кто решил вторгнуться в его мир и дойти до самого его сердца, чтобы встретиться с ним.

Его звезда погасла, так он сказал. Удар оказался сильнее, чем он ожидал, заставив вновь столкнуться с тем, сколь же уязвим он и слаб. И теперь, понимая, что ничего не может изменить, он вновь закрывался в себе. Жизнь оказалась разбита, осколки витража разлетелись по всему этому миру. Артемис постарался выбраться из этой пучины самостоятельно, ему почти удалось восстановить витраж своей жизни, но не хватало нескольких осколков. Полуэльф не смог сдержать улыбки, вспоминая тот день, когда пробудил свой дар к огненной стихии, как обрадовался тогда и всю неделю уговаривал мать перейти уже к практическим занятиям. А тот первый раз, когда он применил боевую магию на практике? Имя той девушки он ведь уже и не помнит да и, наверняка, она уже несколько лет как померла от старости. С сжавшимися в бессильной злобе кулаками он вспоминал, как на его глазах была убита мать, как сжег убийцу-отца и пытался прийти в себя последующие несколько дней. Дни, когда кому-то удавалось пробиться сквозь все те барьеры, что воздвигает между собой и другими Артемис, можно пересчитать по пальцам и одним из самых запоминающихся для полуэльфа была встреча с Элери. Он не мог этого не признать, уж точно не сейчас, когда вся его жизнь проноситься перед его глазами, раскрывая ему всю ту правду, от которой он порой так яро пытался убежать. И тогда он считал, что лишь из гордости и чувства долга был намерен отплатить девчушке за случившееся в Тихом холме, но и это, конечно, все было попыткой обмануть себя. А вот и она... Его погасшая, отныне, звезда. Он не мог вспоминать Аврору со спокойной душой, без трепета сердца, ведь та была для него всем, его путеводной звездой, светом надежды, мечтой, ради которой стоит жить. А теперь ее не стало.

Витраж вновь украшал этот храм, хотя еще совсем недавно был разбит на мелкие осколки. Мир словно бы переродился, когда Артемис смог коснуться утерянных осколков своей жизни и вернуть их на место, восстанавливая целостность витража. Листья снова приобрели свои краски, ветер вновь подул с приятной прохладой. Лес преобразился, преобразилось и кое-что еще. Не все могло быстро измениться и огненная пустошь так и осталась огненной пустошью, но стена... в стене появились ворота. Мориэл не мог перемениться в миг и позволить себе подпускать других, страхи все еще жили в его душе, но он старался и делал шаги к тому, чтобы преодолеть их. И эта пятерка была первой, после Авроры, кому удалось заглянуть ему в самую душу, в самое его сердце. Он был благодарен им за помощь, но вынужден был сказать, что не сможет ничем помочь. Артемис совершенно ничего не знал о судьбе Марагора или своих товарищах, бившихся с ним бок о бок.
- Я сильно сомневаюсь, что они мертвы. Не все уж, по крайней мере. Я бы помог вам с их поисками, но у меня есть одно очень важное дело, которое не требует отлагательств и промедления.
- Ты хоть знаешь, с чего начинать? - хоть она и произнесла это с легкой иронией, но на самом деле переживала за безрассудного полуэльфа. Оба знали ответ на этот вопрос, она сама прочитала это в его голове. Он, конечно, знал об этом, как и знал о том, что его идея - самоубийство чистой воды. Но иначе и не могло быть и архимага это вполне устраивало. Большую часть жизни он стремился к одной лишь силе, теперь у него есть эта сила и он может использовать ее для защиты тех, кто ему дорог. Она определенно была в плену, она просто не могла умереть и теперь нужно сделать все, чтобы ее спасти. Пятерке волшебников удалось сделать свое дело и Артемис выбрался с их помощью из той бездны, в которую падал. Теперь он вновь стал самим собой и знает, что должен делать.

7

Погружаясь глубже, взлетая выше.
http://cs633417.vk.me/v633417597/13337/AWI3TWLsgFs.jpg
Полетели со мной, я покажу тебе частичку своего мира...

Музыкальная тема





P.S Ютуб и близко не передает истинного качества треков. Чтобы получить близкие к моим впечатления, рекомендую слушать в flac или DSD на hi-fi системе.

Внутри каждого целый мир. По крайней мере в это хочется верить. Каков же этот мир может быть? В какие краски окрашен, какие существа там обитают? Быть может это лишь обычные хвойные леса, степи над которыми носится ветер, реки, и привычные обитатели. Или же абстракция, подобной которой и вовсе не существует в реальном мире. А быть может это бескрайняя пустота где нет ничего. Отрешенность, бесконечность, и абсолютный порядок в Ничто. Но последнее быть может разве что в мире мертвеца. Каждое живое существо обуревают эмоции, светлые и темные, оттенков серого и красочные. Быть может мы погружаемся в наши миры во снах, грезя? А какого было бы прожить один день в таком мире? Какое волшебство там может творится? Попробую передать словестными зарисовками, образами...
Этот мир внутри... Он переменчив. Непостоянен. Словно ветер. Что он принесет сегодня? Грозу разразившуюся над морем, бушующий ветер будет гнать пенящиеся барашки волн разбивая о прибрежные скалы с гулом, силящимся заглушить раскаты грома. А молнии рассекающие небеса, пронзающие тучи, озаряют краткими вспышками буйство стихии. Неукротимое, его не остановить. Эта часть мира то словно бы отходит на задний план, становясь казалось бы лишь отголосками прошлого, то являет себя во всей грохочущей и бушующей красе. Ведь это его суть, переменчивая, но в то же время постоянная.

http://cs7007.vk.me/v7007930/64253/iDfcgxW_aNw.jpg


В иной момент, это легкий, ласкающий ветерок, что дуновением летит над пшеничным полем, легонько лаская колосья. Он устремится на край поля, где из-за мельницы, на востоке поднимается солнце. Рассветные лучи то и дело пробивались меж ее лопастей, меж рамой и натянутой парусиной. Умиротворяющий, спокойный уголок. По полю босиком идет девушка, ее лица не видно, лишь спину. Ветер колышет ее легкое светлое платьице. Кончики пальцев едва касаются колосьев. Когда ветерок обгоняет ее, можно увидеть легкую полуулыбку.
Миллиарды кристаллов в цветовой палите начиная от фуксии и заканчивая темным индиго выстраивают лабиринт, образуя множество путей. Кое-где виднелись червоточины порталов-миров. Куда приведет очередной, что находится на развязке множества путей. Стольких, что не уместятся в трехмерной реальности. К ним это понятие можно применить с натяжкой.
А однажды он обернется ястребом, что парит на крыльях в вышине. И ветер словно пытаясь нагнать, колышит перья на коньчиках острых крыльев. Вновь полет. Ведь он влюблен в полет, это его страсть, это его все. Высота, что многим покажется просто таки головокружительной. А внизу проносятся дворцы, сотворенные из грез, возвышающиеся до самых небес, разрезающие своими высокими башнями белый, мягкий покров облаков. Эта часть внутреннего мира именуется просто - Свобода. Аллюзия, реминисценция к Аскурии? Возможно.
Маленькие огоньки, что игриво кружат вокруг в ночном лесу, создавая едва уловимый, мелодичный звон. Крохотные существа, мерцающие в ночи, словно проводники в глубоких дебрях для двоих путников. Его и Ее. Меж величавых стволов древних эльфийских древ. Их шаги неслышны, ведь они едва касаются травяного покрова. Их уютный дом остался далеко позади, они в очередной раз покинули его, устремляясь навстречу неизведанному, что лежит за пределами родного леса. Что их ждет впереди? Быть может это величавый корабль, что бороздит просторы небес, или же их путешествие повернет их путь в иное русло, преподнеся сюрприз, за очередным поворотом тропки?
В этом мире был и уголок мечты, ведь где как не тут могли воплотиться Воспоминания о Будущем. О том, какое оно может быть. Одна из бесчисленных вариаций.
- Ведь это мир мечты, воплощение моих грез... И значит я могу летать... Нужно только освоиться, - вдохновленно говорил он, хоть и поначалу с некой неуверенностью, под конец реплики голос набирал решительности. Он широко раскинул руки, ладонями кверху, и слегка приподняв выше уровня плеч. - Я смогу! Летать, а не бултыхаться в воздухе, словно котенок в воде! - "Я смогу, я точно смогу, я столько раз представлял это... И это не должно быть сложно". Он воспарил постаравшись придать себе вид величественного творца. Но с непривычки словно пошатнулся, и отчаянно размахивая руками, будто так можно удержать равновесие в воздухе, кувыкнулся через голову. Весь пафос, явно взятый с отца тут же улетучился в неизвестном направлении, и подсознательно поняв, что пытается играть роль, что ему не по плечу, просто рассмеялся своей неуклюжести. А так же тому, что ему хоть так, но все же удалось взлететь! Ну точнее чуть воспарить, но разве это было важно? Эльфенок светился счастьем, ведь воспарить в столь раннем возрасте дано немногим. Но ему то достался дар Эксэлума, приумноженный. Его ждет впереди долгий путь, и множество свершений как великих, так и малых. И снисходительная улыбка отца, что сопровождает его, будь то реальность иль воспоминание.

Быть может покажется сплошным потоком сознания.
Но я так вижу частицу мира Эксэлума.

8

Мой город
Я родился в Иридиуме. Жил здесь почти всегда, столько, сколько себя помню. Это очень большой город, наверное, самый большой во всём мире, но здесь на удивление немноголюдно — часто бывает, что и за целый день никого не встретишь. Не везде так, конечно. Прямо позади моего дома, например, стоит квартал красных фонарей, там жизнь кипит... Ох, ну что же это я несу, старый дурак!
Что? А, да нет же, это я просто так говорю. Меня уж давно ворчуном прозвали, вот и сам привык. Моя, что ли, вина, что в кого из этих охламонов ни ткни — у всех ветер в голове? Но мне, чего уж греха таить, приятно, что они меня уважают и за старшего признают. Из них кое-кто даже читать не умеет, позорище! Но ребята все хорошие, друг за друга всегда стеной стоят. Я, правда, давненько уже никого из них не видел, хоть и знаю, кто где живёт, некоторые даже почти по соседству. Всё как-то недосуг мне по гостям ходить, я больше с книгами время коротаю или в лаборатории своей.
Работать я люблю — чай, не зря сам себе путь выбрал. Времени, конечно, не так много, но это даже и к лучшему, не дают мне совсем мхом порасти. Это я про дворцовую службу. Ну чего ты так глазами хлопаешь, будто привидение увидел? Или тоже поверил, что я старая развалина, которая только языком молоть может? Смотри у меня. Там я, правда, по большей части тем же самым занимаюсь, но бывает и совсем по-другому. Где деньги и власть, там всегда стервятники вьются, вот я их и... Ну, пойдём, я же тебе обещал всё показать.
Смотреть, если уж честно, тут особо и не на что. Позже можешь выйти за стену, но это без меня. Далеко не отходи и свет из виду не теряй. Если идти прямо к нему, выйдешь на пожарище, оно уже года три тлеет и всё никак не погаснет. Делать там нечего, дальше только пустыня, так что лучше не рискуй. В лесу всякое творится. Там почти всегда ночь, и не угадаешь заранее, зима или лето. Бывает, всё кругом в снегу, и мороз до костей пробирает. Первыми отмерзают пальцы. Сначала чувствуешь холод, а потом уже только боль. В такое время я никогда там не задерживался, но когда возвращаешься, поначалу становится ещё хуже. Тело будто огонь охватывает, и кажется, что кости сейчас треснут на кусочки и растают, тогда хочется кататься по земле и выть в голос.
Бывает, там проливной ливень и ветер в лицо. Всегда в лицо, куда ни поверни. Но если попал на него, считай, повезло — он так веселится. Играет, как кошка с мышью. Будешь бежать и прятаться — закружит тебя и выпьет все силы, пощады не жди. Он только того пропустит, кто не боится идти напролом. Да, порой бывает, что по-другому нельзя.
А ещё может вдруг темень наступить такая, что вниз смотришь и собственных ног не видишь. Тогда появляются другие. Кто-то всё время идёт за спиной, так близко, что кажется, если остановишься, он на тебя налетит. Не замечать его невозможно, но чем меньше о нём думаешь, тем скорее он отстанет. Вот с крысами всё наоборот. Да, там водятся крысы, обычные такие, серые. Их там тысячи, но они трусливые и подходить не рискуют... пока за ними следишь. Никогда об этом не забывай.
А вот и арена, место моей славы! Войди, попробуй победу на вкус! Ты слышишь? Они приветствуют меня, и будь я проклят, если не заслужил этого. Разве может быть что-то лучше восхищения в их глазах? Когда ты побеждаешь, каждый становится твоим другом. Кто-то назовёт это лицемерием, но оно тешит мою гордость. Так жаль прощаться...
Здесь был первый путь, который я нашёл. Прямой и короткий, но закрытый. Не помню, сколько времени я пытался пробить эту дверь — год, два, может, больше. Я тогда поставил на карту всё, думал, что если выложусь до предела, сверх предела, позволю гневу вести себя, то смогу разрушить преграду, но она, как видишь, цела и сейчас. Возможно, она заперта лишь для меня, но и весь этот путь только мой, никто больше по нему не пройдёт.
Теперь я знаю, что есть и другой. Он не намного длиннее, но мне легче было оставаться здесь, чем ступить на него. Сделать это — значит измениться, умереть и возродиться заново, предать себя прежнего ради новой цели и нового пути. Один раз такое уже было, много лет назад. Я помню, что родился в Иридиуме, но это был другой Иридиум, и сам я был другим. Покинув его, я стал сильнее, храбрее, свободнее, но всё же цена была высока. И хоть я не готов, сегодня я заплачу её снова. Надеюсь, в том городе, куда я попаду, будет чуть больше тепла и света. Пожелай мне удачи.

                                                                      Когда я уйду, уйдёт и кто-то со мной,
                                                                      Когда я уйду, мир станет другой.
                                                                      Тот, кто останется здесь, тот всё увидит сам.
                                                                      Когда я уйду, придёт кто-то другой,
                                                                      Быть может, лучше меня, но он будет чужой.
                                                                      Тот, кто останется здесь, тот всё почувствует сам.

                                                                      Я оставляю вам лабиринты улиц и огни столиц,
                                                                      Я оставляю вам землю и воздух, небо и птиц,
                                                                      Я оставляю вам...

9

Потерянные миры

Шум, грязь, скрежет металла, стоны умирающих людей… Запах крови, перебиваемый чистейшим запахом смерти. Нет, это ни очередное поле боя, раздираемое бессмысленной кровопролитной боли, это лишь очередная страница книги чьей-то истории жизни, чьего-то мира…
- Быстрее, поставь его на ноги! – голос был далекий и не очень знакомый. Но что-то показывало магу, чудом находящемуся в сознании, что он принадлежит очень важному человеку.
- Это не так просто, особенно без целительной магии! – второй голос был нервирован, но сдержан. Боится?
- От его магии зависит исход битвы, просто сделай это! – обладатель первого голоса явно не хочет ждать. А жаль, Йохан бы с удовольствием полежал бы еще.
Кай-то хруст казался очень далеким, но вот боль, последовавшая за этим уже нет.
- АААААААААААААААааааа…. – крик Бастарда угас так же резко, как и его сознание, покинувшее немолодое тело под действием нечеловеческой боли.

* * *

Этот мир был прекрасен. Уж не знаю, как его описать, но он был восхитителен. Абсолютная пустота, забвение, небытие. Йохан висел в полнейшей невесомости, и не видел перед собой ничего, словно его давняя цель застигнуть абсолютно предела определенной стихии, наконец, исполнилась. Перед глазами была лишь абсолютная тьма. Но ненадолго. Вскоре стало появляться что-то еще, похожее на планеты и не только. Перед глазами волшебника стали проноситься целые миры, и каждый из них был уникален, не похож на другие. В конце концом взору человека предстала картина из сотен, а возможно, и тысяч разных систем. Ярких и тусклых, практически доживающих свой бесконечный век и только зародившихся. И в центре всего этого была ОНА – огромная черная дыра, неумолимо пожирающая все в себя. Бесконечно и бесконтрольно.
Брюнет как завороженный смотрел на это огромную воронку, увеличивающуюся прямо на глазах. Он не боялся и не остерегался ее, скорее уж… восхищался? Она манила его, словно запретный плод, и простой смертный был просто не в силах противостоять этому соблазну. Мимо Либерта медленно проплыла маленькая, совсем крохотная планетка. Ее так же тянуло к этому огромному всепожирающему монстру, и она упорно тянулась у него, как и все в этом странном чудном мире. Человек остановил на ней взгляд и немного вздрогнул. Неровный шар был покрыт зеленью, но только карего цвета, а на полюсах находились два абсолютно одинаковых озера, карего цвета. Цепь маленьких, неровных гор словно образовали издевательскую усмешку. В голове, словно по неведомой магии, всплыло одно единственное имя «Карла». Маг протянул руку к пролетающему мимо шару, но планета, словно в издевку, поплыла дальше в сторону собственной смерти.
Следующее небесное тело состояло сразу из двух шарообразных объектов. Две планеты пытались соединиться в едино, но только двух местах, словно что-то не давало им слиться окончательно. По щеке прокатилась скупая слеза. Не ценил, не любил, не смог помочь. Пара, как и их предшественница, с набирающейся скоростью отправилась в сторону неминуемого исчезновения.
Йохан и сам не заметил, как возле него уже пролетала вся его утраченная «семья». Каждое из небесных тел было особенным и как неуловимо напоминало о невозвратном. «Танкред» напоминал огромный метательный диск, но зелень росла только с одной стороны, а с нижней у него было бесконечное море. Причем планета никогда не переворачивалась другой стороной.
«Вечно он все делал по своему…» - невольно подумал маг, ибо знал, что в этом мире он не сможет произнести ни одного слова. Просто знал и все, без объяснений.
«Менно» вообще был микроскопической звездой, но светил не одним цветом, а всеми цветами радуги, никак нельзя было понять, какой, же будет следующий. Система и порядок были явно не для него. «Сиджи» и «Верена» пролетели мимо по неописуемым траекториям. Они вроде и летели вслед за всеми, но постоянно менялись местами и, казалось, что они вот-вот столкнуться и разлетаться в дребезги, как маленькие непоседливы девчонки, что кружатся в вечном хороводе. «Аццо» имел форму жутко сплющенного овала. К тому же он был буквально изрешечен кратерами и котлованами, и летал неровными зигзагами, постоянно рискуя с кем-то столкнуться, словно обозлясь и решив «разобраться по-мужски». И наконец, «Лабберт», имел форму абсолютного равносторонней пирамиды. Каждая из четырех граней имела все возможные виды флоры, климатические условия и, наверняка, одинаковую флору и фауну, причудливо пересекающиеся на одинаковом пространстве. Все ровно, семитрично, все идеально. Вампир клыка не подточит!
Маг уныло и беспомощно смотрел как весь его потерянный мир, снова летит в сторону неминуемого исчезновения. И лишь последняя планета – огромный гигант, привычной формы, переливающийся темными потоками, точно такими же, как та гигантская прожорливая дыра, напомнил еще одно имя  - «Мартин». Первый учитель, жаждущий продолжения своего дела, углубленного изучения одной, пожалуй самой сложной, магической стихии в целом мире. Гигант не просто плыл в сторону воронки, он стремился туда, прокладывая самый короткий путь. Он сносил на своем пути все, что ему попадалось, но упорно не хотел разваливаться на куски, пока не достигнет цели. Последний, медленный и все равно непреклонный.
Когда последнее небесное тело исчезло, в бесконечности из глубины воронки появился лучик света. Сначала слабый, робкий, неуверенный. Но с каждой секундой он становился все сильнее и ярче, и вот уже все вокруг залило ослепительной вспышкой. Невероятный по своим масштабам беззвучный взрыв, породил новую вселенную.

Либерт огляделся. Вокруг него летали новые планеты, новые миры, новые системы. Теперь это были не люди, это были целые эпизоды из жизни. Перед его носом проплыл маленький кусок тверди, больнее напоминающий метеорит, нежели планету. Но он был полностью застроенный зданиями, сливающимися в одну огромную причудливую постройку, не оставляя ни единого миллиметра свободной почвы. Если присмотреться, внутри можно было даже заметить маленьких человечков, которые без устали сновали туда-сюда. И книги, безумно много книг. Мужчина усмехнулся – его никогда особо не интересовали его одноклассники в магической академии. Он не помнит, как их звали, и вряд ли когда-нибудь узнает их в лицо. Он пришел туда за определенной целью и был полностью сосредоточен на ней. Этот осколок небесного тела не вызвал в нем никаких эмоций, а потому он переменил объект внимания.
Следующую планету покрывали сплошные вулканы, создавая иллюзию причудливой формы. Причем большая часть из них постоянно извергалась. Там, как ни странно, тоже были люди. И все они сражались. Постоянно, безостановочно. Те части планеты, которые не были покрыты раскаленной лавы, были заляпаны алой кровь нескончаемых солдат. Либерт поспешило отвернуться. Он не слишком гордился своей карьерой наемника. Но на то были свои причины. Те самые, которые секунду назад поглотила черная дыра.
Висящий радом шар, напротив, был абсолютно гол и идеально ровный. Зато он был изрешечен бессчетным количеством отверстий, уходящих на неизвестную глубину. А там где отверстия не было, лежали груды тел. Мертвых тел. Все верно, он не помнит ни имен, ни даже личностей шахтеров, не знает, были ли у них семьи, любимые, друзья… Он знает лишь только то, что в тех проклятых штольнях погибло бесчисленное количество людей и это он не забудет никогда.
Было еще много чего в этом удивительном мире. И гигантское женское тело, призывно манящее усталого путника, и две огромных буквы «М» пытающиеся опутать мага навечно длиннущими светящими нитями… Но все это Йохану быстро наскучило, навело какую-то апатию. Он бессмысленно озирался по сторонам, словно ища выход. В центре всего этого великолепия все еще существовала черная дыра. Она булла уже не столь громадной, но все еще была. И все еще находилась в движении. Да и вообще, если присмотреться, то можно понять что вся новая вселенная так же, хоть куда медленнее, но движется в ее сторону. Неожиданно волшебник подумал, что это единственное что еще не было им изучено в этом странном месте. И в туже секунду, как по волшебству, он оказался радом с воронкой.
На мгновение он задумался: а что будет, «шагни» он туда? Он исчезнет в небытие? Просто умрет? Переродиться? Встретиться с Богами? Маг осторожно протянул руку и запустил пальцы в водоворот темной энергии. По телу пробежал приятный холодок и в туже секунду, энергия воронки пробрела цвет магического эфира. Бастард на мгновение задумался и в следующую минуту уже решительно направился в воронку. В конечном счете, все так или иначе, в этом мире стало терять для него смысл. Единственное что для него осталось действительно важным, это достигнуть своей цели – стать величайшим магом пустоты в мире, а остальное уже давно стало неважно. Просто неважно.

* * *

От резкой боли во всем теле захотелось снова взвыть, но сил на крик уже просто не осталось.
- Ты как? Пришел в себя? – нетерпеливым голосом спросил командир.
Либерт слабо кивнул.
- Вроде…
- Создать портал сможешь?
-… Так… точно… - хрипло ответил пустотник.
- Тогда вставай и пошли – у нас не осталось времени разлеживаться!
Брюнет тяжело встал на ноги и, пересиливая боль, направился за командиром. От него всего-то и требовалось, что создать один портал. Всего один портал и все в этом мире будет уже не важно.

Отредактировано Йохан Либерт (2016-02-05 01:57:59)

10

Сны под водой
Во снах всё становится понятно. Всё то, что Парвати может понять разумом и то, понимания чего она лишена. Лучи солнца искрятся на непостоянной поверхности океана, искрятся в глубине. Последнего не должно быть, но наге всё равно. Она зачарованно смотрит, как белые искры становятся желтыми, бирюзовыми, зелёными...красными? По пробуждению Парвати забудет название многих цветов, но это сейчас это не важно. Протягивает руку в искристый клубок, искры перекидываются на руку, плечо, жалят лицо, она вся теперь состоит из искр... Мир пляшет перед глазами. Кто она? Змея? Эльфийка? Или остаётся нагой, творением Солониэль? Вода стала податливой, как воздух, или воздух обрёл приятную плотность воды? Она не понимает, что говорят ей кожа и лёгкие, хотя мир и прекратил пляску. Парвати крутит головой. Солнца нет, будто она глубоко под водой, но светло, как на побережье. На деревьях  растут кораллы и она видит рыб... плывущих? летящих? к гнёздам. Нагу это не удивляет почему-то. Наклоняется к... земле? дну? Перебирает смесь почвы суши и гладких морских камней. Кружится голова от сознания, что привычный мир, делившийся на чужие воздух и сушу и родной океан, рухнул. Мы же этого все ждали? Да? Я должна радоваться, но... Нага оглядывается по сторонам и видит в дали, на глубине? В низине? Паталу. Она плывёт к городу со всей возможной скоростью. Наге кажется, что плывёт она невыносимо медленно и как-то неправильно, но сейчас нет на это времени.
Что произошло здесь? Что с городом? Дома в городе обратились в руины. По улицам пробежали трещины. Гордо взмывавшие ввысь шпили дворца обломаны. Единственный звук, который раздаётся тут, это смех. Кто это сделал? Двуногие? Они не могли бы, они беспомощны под водой...О, Солониэль, неужели ты от нас отвернулась? И что это за жуткий звук? Смех, разносящийся над городом, приводит её обратно ко дворцу, который уже не патрулируют стражи. Проникнуть внутрь труда не составляет. Двери выломаны, по стенам внутри дворца бегут трещины. Сколько ему ещё стоять так? И давно ли он так стоит? По пути она подбирает копьё, похожее на копьё стражника. С ним спокойнее. Что стало с его хозяином? Наконец, она попадает в комнату, из которой слышался смех. На троне сидит смутно узнаваемая старая эльфийка с тремя парами рук и заливисто, безумно смеётся.
-Оооо...Неужели здесь кто-то остался? Остался кто-то живой? Мёртвые никуда не уходили. Где жить нагам, как не в Патале? Опять жуткий смех.
-Что...Кто вы? Что вы здесь делаете? Куда все ушли? Парвати перехватила копьё, готовясь атаковать.
-Кааак? Ты не узнаёшь Тари'Туне? Старуха опять засмеялась. Все? Мёртвые тут. Живые... Много где. Там, где была суша. Возможно. Какая разница? Они не наги. Я не нага. Ты не нага. Но ты же ей была, иначе зачем ты здесь? Хм, если подумать, я тебе тогда теперь не Тари'Туне. Тогда ты имеешь право не знать меня.
-Княгиня Вирия? Парвати опускает копьё, оглядывает себя. Не нага... Кожа не голубая...Да, как я не заметила? Нет хвоста. Не хотела замечать? Внезапно она всё понимает. Или вспоминает? Великий Прилив. И маленькая шутка Солониэль. Чего она этим добивалась? Мы всё неправильно поняли. Опять...
-Опять. Пребывающая в шоке Парвати не успевает среагировать на летящие ей в живот ледяные колья. Смерть приходит не сразу под странным взглядом замолчавшей княгини. Умирая, она слышит спокойные слова последней правительницы Паталы.
-Действительно, умерла быстрее, чем должна была нага. Как и остальные. Интересно, зачем ей потребовалось уравнять нас и двуногих?
Интересно, а где солнце...

Парвати открывает глаза у себя в пещере. Она часто забывает сны. Этот не стал исключением.

Отредактировано Парвати (2016-02-05 03:11:05)

11

Игры под украденной луной

Иллюстрации

http://pre15.deviantart.net/d0b0/th/pre/i/2015/102/e/3/blood_starved_beast_by_artsed-d8pg0be.jpg
http://vignette4.wikia.nocookie.net/bioshock/images/f/fb/Bioshock_2_little_sister_by_narutox79-d31fuzv.jpg/revision/latest?cb=20130514072742
https://drscdn.500px.org/photo/41943336/m%3D2048/665ee114aea7f6f8dd22520a62617877

Музыкальная тема

Это место существует нигде. Широкая поляна в ночном лесу, под звездным небом и покровительством старой ивы в центре её. Звонкий ручеёк пересекает её, впадая в небольшой пруд, заполненный кувшинками и громким квакушками. Если взглянуть в отражение на поверхности воды, то можно увидеть молодой месяц, но на небе безлунная ночь. Ночные светлячки снуют туда-сюда под лунным светом от не существующей луны. Чуть впереди от ивы и за ручейком стоят два аккуратных и миниатюрных погребальных холмика. Минуя ручёк и сквозь заросли бегает босоногая детвора. Среди детворы есть не похожая на остальных, но похожая друг на друга парочка. Оба босоноги, и одеты в простые портки и длинную рубаху, оба черноволосы, оба вихрасты, оба долговязы. Мальчик лет семи с ясными глазами и беззаботным смехом и грязный и потрепанный дылда лет пятнадцати с отвратительной ухмылкой и злобным прищуром глаз.  Эти двое совсем не стесняются своей компании – мертвой детворы. Многих из зловещей детворы они помнили в лицо. Правда, в момент, когда эти жизни отнимались, они не были детьми. Чуть в стороне, под сенью деревьёв стоит трое непохожих друг на друга людей. Хмурый ману-астар, облаченный в легкое боевое одеяние, раздраженно выкрикивающий советы как именно надо бегать, прыгать и кувыркаться. Светловолосый аристократ с тростью, с благосклонной улыбкой взирающий на детские шалости. Скрывающая лицо за веером дама в пышном и вычурном платье цвета лимона и карамели, осторожно поправляла сложенные в замысловатую прическу каштановые волосы. Под корнями ивы копошится отвратное нечто, проткнутое и распятое этими самыми корнями. Если приглядеться - становится ясно, что это существо на столько истощало что уже едва ли его можно назвать живым. Над головой у этого распятого, в ветвях ивы засел черноволосый и бледный мужчина в кожаной броне. Цепким и холодным взглядом он приглядывает за всей поляной, и распятым в корнях узником. Младший крутится волчком. Он то отдавал всего себя играм, то сосредоточенно рвал желтые лилии и разлаживал их на могилы, то подбегал к стоящему стороне трио, восторженно им что-то рассказывая взамен на покровительственное поглаживание по голове. Дылда имел свои понятии о веселых играх, задирая мертвецов и толкая их в пруд, равно как и о том, что следует возложить на могилы, украсив их крапивой. Распятое под ивой существо жадно пожирает взглядом все вокруг. Из кровоточащих ран мертвецов капелька за капелькой выступает кровь, превращаясь в туман, и стекаясь к нечто, но этого не достаточно, чтобы утолить этот ужасный голод. Нечто беспокойно дергается, пытаясь вырваться и пожрать всё вокруг. Звенит цепь и крюки, пронзившее тело распятого, причиняя ему боль и напоминают о смирении и послушании. В бессильной злобе нечто обращает взор вверх, чтобы встретиться с холодным взглядом мучителя. Опустив цепи, мужчина в ветвях вздёргивает левую бровь, и вновь следит за обстановкой  на поляне. Внезапно шум и гам на поляне прекращается, и все замирают в ожидании. Отраженный в пруду месяц быстро полнеет, обращаясь полнолунием и наливаясь алым цветом. Пруд начинает исходить пузырями, и вместе с тем в безлунном ночном небе появляется алая луна, приковывая к себе все взгляды. Продолжая болезненно набухать, небесное тело взрывается потоком крови, а пруд выталкивает из своих недр еще одного ребенка. Окропляя окрестности мелкими каплями, поток устремляется к корням ивы, насыщая распятого. Но этого малого, по-прежнему мало. Не смотря на то, что ивы не плодоносят, с каждым таким потоком на дереве потихоньку растёт необычный плод цвета крови. Мужчина в ветвях обеспокоенно поглядывает на этот плод, но не рискует хоть как-то повредить дереву, в то время как троица стоящая поодаль адресуют плоду взгляды полные одобрения и нетерпения. Ребенок продолжил свои игры, Чертенок подсказывает товарищу как лучше играть, Голод, жалобно скуля, затих. Вздрогнув, Охотник вглядывается в чащу. Там за гранью поляны, глубоко в пустоте дрейфует что-то по настоящему древнее, что-то, чья воля и сила струится по жилам, сколько не разбавляй свою кровь чужой. Оно спит глубоким сном, но даже сквозь Ничто его голод и нетерпение вьются по Их убежищу, вожделенно облизываясь на плод. Полный беспокойства, Охотник чувствует на себе пристальный взгляд Трио. Мурашки пробежали по спине, а инстинкты шипели про опасность, даже распятый Голод беспокойно заерзал, поскуливая от страха и отчаяния. Чертенок и Ребенок ничего не замечая продолжали свои игры, а Трио успокаивающе улыбались. Смутный страх поселился и у Охотника в сердце. Луна вновь исчезает с неба, и новый ребенок присоединяется к вечным играм, в лунном свете безлунной ночи.

Отредактировано Хэнди (2016-02-07 20:49:27)

12

Призрак

Кто я?
Этот вопрос волновал меня с самого начала. Первый, важный, забытый. Боль, с которой приходишь в этот мир заставляет всё спрятать далеко-далеко. Самое раннее детство... кто его помнит? А я помню, удивительное время. Еще не зная языка, я уже знал свой самый первый и самый важный вопрос: «Кто я?». Любимое дитя, сын, внук, брат, будущее — у каждого был ответ, эхом отдававшийся в моей голове, но всё же... Кто я? Взрослея, я узнал множество новых слов: маг, избранник, темный, светлый, человек, наследник... Даже закончив перечислять я никогда не найду ответа, но узнать, как же хочется узнать. Ответить на вопрос терзающий тебя и обрести покой, единство, гармонию. Да, мне нравятся эти слова. Я искал их во многом: в тепле матери, в улыбке отца, красках, ложащихся на холст, шелесте травы и листьев, порыве ветра, рокочущем море. И всё не то. От самых глубоких недр и до самых высоких гор: «Кто я?».
Этот мир не дал мне ответа. Быть может я плохо искал, а может и не мог найти. Бежал от крайности к крайности и чем больше узнавал — тем меньше видел. Тяжёлый вопрос. Но стоило остановиться, упасть в бескрайний океан высокой травы и посмотреть на небо как... ответ стал столь понятен и близок. В тихом лунном сиянии, в ярких огоньках звёзд было куда больше истины чем во всём горячем, холодном, твердом, мягком, терпком. Ведь, быть может, не кто, но «откуда»? Умник во мне быстро подсказывал ответ, но ответ ли? Родители, родители родителей, родители родителей родителей... где же остановится эта длинная линия? Быть может там, у звёзд? В их горячем пламени и ясном сиянии? Но ведь что-то было до них.
В зеркалах телескопа мне не раз приходилось видеть вспышки, рождение и гибель огней, усеявших ночное небо. Выходит, «откуда» было раньше? Но как узнать, как проверить, как убедиться?
В магии есть множество методов. В учениях и техниках доступных мне, необычных и далёких для простого человека. То чего я не могу увидеть, услышать, почувствовать... но могу понять и осмыслить. У старых магов был зов — погрузиться в мир снов и спросить. Спросить у самих себя, пришедших «оттуда», где знают ответ на самый важный вопрос.
Я начертил круг, разбросал аметисты, зажёг масло. Тени заиграли на стенах, а дурманящий запах клонил в сон, передо мной открывалась тропа сновидца. Извилистая, то обрывающаяся падением, то прегражденная стеной. Заплутать в собственных снах не ошибка, но и не выход. Погружаясь всё глубже и глубже держишь на устах лишь один вопрос: «Кто я?». Но в ответ лишь тишина сменяющая узорчатую тьму. Однообразие изменчивого пути и скука, скука... кто же знал о том, что уснуть можно даже во сне? Оступиться, пошатнуться и зайти в вязкую пелену чудес и кошмаров... уснуть.
Я очутился там же. Средь танцующих теней, дурманящего запаха и лилового блеска. Я встал, поёжился, спустился вниз... сон наяву? В библиотеке были всё те же книги: теория магии, эфирология, сборничек стихов Да Лендора из Серебряных доков, затесавшийся средь премудрых книг. Всё так обычно... На улице стояла зима и под босыми ногами хрустел свежий, лишь недавно упавший снег. В поместье кипела жизнь, а у дверей слышалось деловое ворчание. Я пошёл прочь, в поле... Поле высокой зеленой травы за пределами рощи. За спиной — стена серебряных дерев, впереди — белое море. И ни холода, ни дрожи. Лишь любование и наслаждение красотой. Сон... сон наяву? Или явь во сне? В какой-то миг снежное полотно стало так похоже на холст, захотелось схватить кисть, обмакнуть и... но ни кисти, ни красок. Но магия! Весь свет цветов, вся тьма теней — твори и твори! От бескрайних морей до горных вершин, редких лесов и равнин, да зверей, да людей, городов... и дней, и ночей,  и снов?
Я проснулся там же. Средь танцующих теней, дурманящего запаха и лилового блеска. Я поёжился, встал, поднялся наверх... явь во сне? Или сон наяву? Кто знает... мне был важен ответ. Я сын, внук, дитя, маг, избранник, светлый, тёмный, настоящий и ложный... «Я это Мир, а Мир это я!»

13

Бездна

Старый шаман устало облокотился на полог шатра и медленно осел на землю. Черты его лица, измученного многочасовым ритуалом, исказились до неузнаваемости: лицо осунулось, глаза опухли, а без того сутулые плечи безвольно обвисли.
- Ритуал закончен, больше я вам ничем не смогу помочь, - надтреснутый голос старого орка дрогнул.
   Группа странников поежилась - все понимали, что сейчас начнется самое трудное.
- Ведьма, - каждое слово давалось шаману с неимоверным трудом. - Твоя очередь...
- Да, старый друг. Моя. Спи спокойно, а я побуду проводником у этих, хех, еще живых мертвецов.

***

   Человеку, который назвался лидером группы, происходящее не казалось даже сном - уж слишком реально все было. Холод. Усталость. Ощущение дуновений ветра на щеках, запах оружейного масла, пота и застарелой кожи. Разве что молодая ведунья по каким то причинам превратилась в забавную кошку фиолетового окраса.
   Что может быть безумнее, чем совершить путешествие на задворки чужой души? Чужого разума? Кому в голову могло прийти прыгнуть в пасть к хищнику, оказавшись в полной его власти? Только ему, старому вояке, ведь приказ есть приказ: собрать осколки прошлого, воедино собрав эхо былых времен.
   Заснеженная равнина вывела их к горному ущелью, подобные которому встречались повсеместно в предгорьях Северного Рокового Хребта. Холодная и неприветливая долина плавно переходила в склоны гор, а каменные исполины скал пронзали облака и уходили много выше - туда, куда не заглянуть простым смертным. И не смотря на все предупреждения ведьмы, а та без устали повторяла, что путешествие будет подобно сну на яву, ничего сверхъестественного пока не случилось. Хотя тени в долине, отбрасываемые редкими деревьями и камнями, не меняли своего положение час от часа.
   Первой они потеряли жрицу. Им потребовалось около двух дней, если судить по ощущениям, чтобы добраться до входа в проем между скалами. И, стоит признать, то что им предстояло увидеть не стоит видеть никому из смертных. Послушница древних богов, что последние пол года совместных путешествий кичилась своим везением, просто испарилась на подходах к скалам, едва коснувшись ногой неестественно черной земли. Лучи и без того тусклого солнца совсем пропали, и долина смертной тени приняла свою жертву незамедлительно.
   Кошка, удовлетворенно облизнувшись, указала лапой в сторону клинка, что попыталась поднять несчастная женщина.
-Дура. Никогда и ничего не трогайте в мире, которому вы не принадлежите. Здесь царствуют иные сущности, а законы устанавливает Его Величество Хаос. Это все знают! - и с самодовольным видом, не потрудившись объяснить происходящее, побежала вперед, оббегая то тут, то там воткнутые в землю копья, клинки и древки знамен.
   Поле битвы. Именно этот вывод сделали двое мужчин, следуя за наглой проводницей так споро, как могли позволить их уставшие мышцы.  Битвы вечной, судя по количеству оружия и кусков брони, раскиданных по земле. Ржавые топоры и мятые шлемы, изорванные в клочья знамена и пробитые щиты, древние молоты и рваные кольчуги. Обломки стрел сплошь устилали поверхность, противно хрустя под ногами, создавая ощущение, будто бы идешь по костям. Кости, что естественно, тоже были. Много костей.
   Мужчины поспевали за кошкой не задавая лишних вопросов. Главный лишь удивленно повел бровью, когда та задержалась на секунду около каменной древней, судя по всему, статуи гнома в доспехах, на коленях которого покоились обломки некогда прекрасного двуручного боевого топора. Позже, они увидели этого же гнома исполненного в камне, но уже с молотом и щитом. Ущелье плавно перешло в пещеру, вход в которую украшали титанические статуи, каждая высотой с хорошую гору. Человек с черным копьем, гном, мальчишка с посохом, драконид с парными топорами, огр с молотом(судя по очертаниям балахона, высеченным из камня, маг), и многие многие другие. Входить под свод исполинов было до жути страшно, однако иного прохода к лестнице, ведущей в низ не было. Лестнице, что приведет их к цели. Когда они уже спускались, один из мужчин нервно крутил головой - он никак не мог избавиться от ощущения, что статуи провожают их группу безразличными взглядами.
   Марко оставил их почти у самого окончания спуска.
- Идиот, - комментарии ведьмы в этот раз были куда менее красноречивыми, но тем не менее очень точными. Огромный череп с единственной глазницей в центре, метров в пятнадцать высотой, мирно покоился посреди прохода. Все бы ничего, но Марко обладал магозрением, и потому непроизвольно охнул, едва увидев радугу цветов эфира, который буквально сочился из трещин в костях. Одно прикосновение, минус один участник похода. Теперь главный остался наедине с проводницей. Ведьма лишь потрусила вниз, бодро размахивая хвостом.
-Мы прибыли. Я буду ждать тебя тут три дня, после - буду вынуждена покинуть, уж извини, - спустя пару часов спуска лестница закончилась и они прошли огромную арку,выйдz на скальный выступ. Кошка тут же уселась, и принялась вылизывать лапу. - Лестница, нужная тебе, справа. Удачи тебе, и да помогут тебе боги, чудак.
Мужчине оставалось лишь пожать плечами в ответ на это странное напутствие. Картина, открывшаяся перед ним, поражала. Огромный кратер, под горным хребтом, не был заполнен чем-либо вроде лавы или воды. Нет, он был абсолютно пуст, если не считать камней и земли. Но странным было даже не это. Поражало наличие мостков, вытесанных. судя по всему, из цельной породы - они тянулись и пересекались метрах в двадцати над дном кратера. Километры мостов, арки которых увенчаны башенками, казалось, были вытесаны из цельного камня.
"Каковы размеры это проклятой ямы? Сотни километров в диаметре?"
Но путь в тысячу шагов начинается с первого, и мужчина уверенно двинулся к ступенькам...

***

   Сколько он здесь? День? Неделю? Вечность? Ощущение времени в этом приюте чудовищ стиралось напрочь. Битвы с монстрами, чудовищами, порожденными больным сознанием погибшего столетия назад орка, казалось шли беспрерывно. Ледяные волки сменялись пауками, те, в свою очередь, ордами скелетов, которые после были уничтожены реморхазами. Бехолдеры пытались проклясть его, летучиt мыши хотели выпить кровь, но никто все они упали под градом ударов меча странника. Человек уже был готов забыть свое имя, но не цель, с которой пришел сюда. И тогда он увидел Его, там, где должен был находиться центр кратера, пусть до него еще было дня пол пути.
Мужчина стоял на краю одного из тысяч мостков, и видел нечто, что заставляло остатки тепла в его душе растворяться в кромешной тьме ужаса. Демон. Огромный, похожий на прямоходящее волосатое чудовище, вроде снежного человека. Нет, скорее похожий на мертвую обезьяну - этих странных зверьков мужчина видел в портовых городах юга. Вот только вместо рук, были ужасные сдвоенные щупальца, вместо лица - оголенные череп, а рост громадины превышал тридцать метров. И Он знал, что человек остался в этом мире совсем один, и проводник не придет за ним. Исполин начал медленно поворачиваться в сторону человека, когда тот увидел - у монстра было две головы.
   Последней мыслью, прежде чем тьма поглотила сознание человека, был всепоглощающий, чужеродный голос - слова заставляли упасть на колени, а сам звук раздавался внутри сознания несчастного.
Добро пожаловать в ночной кошмар...

Art

http://shaneplays.com/wp-content/uploads/2015/09/DD-Out-of-the-Abyss-Demogorgon.jpg

Отредактировано Кхан Шом (2016-02-05 19:06:21)

14

Тьма

Можно ли увидеть Тьму? Потрогать её? Почувствовать? И речь сейчас не об отсутствии света, а о той самой глубокой, вязкой и вполне реальной Тьме. Она может показаться жидкой и густой, но изредка Тьма становится угловатой и острой. Достаточно, чтобы резать пространство и души.
- Чего ты хочешь? Опять погулять? – Ньюдэус сидел у лужи и медленно водил в ней пальцами. Вместо воды в углублении покачивалась та самая Тьма, настолько насыщенная и черная, что волны были попросту не видны на её поверхности. Она не блестела и не отражала свет от огня неподалёку. Движение поверхности сознание дорисовывало само, пытаясь придать Тьме какие-то общеизвестные физические свойства. Но она была похожа скорее на пятно, банальную дыру в пространстве, которая вела… куда-то. – Ну, пойдём, погуляем. - Ньюдэус поднялся с холодной земли и начал медленно брести, закинув руки за голову.
Говорят, что человек может обустроить уютное пространство у себя в голове. Организовать мысли и воспоминания, сделать себе место для размышлений. Только вот у Ньюдэуса это пространство граничило с содержимым души, а там властвовали тёмные воспоминания и дурные мысли, воплощенные в локальный оживший кошмар. Вот, например, дед, подвешенный на столбе и лишенный век, чтобы не иметь возможности зажмуриться и перестать видеть зло этого мира. А вот и крестьяне, у которых не хватает кожи, так что даже малейший ветерок обдаёт их тела болью, как то делают любые движения в стране, будь то новые законы или военные действия.
Боль, ужасы и страдания – Ньюдэус не забыл их, но сохранил и даже развил, связав и укрепив размытые воспоминания событиями из реального мира. Прошел пожар? И домики на окраине разгораются свежим пламенем. Новый убийца объявился? И вот в стане разбойников новое лицо. Хорошие события тоже могли найти отражение внутри, но они были не столь заметны и частенько отдавали чем-то неприятным: может дождь пройдёт и затушит огонь, но освежит загрубевшие раны.
Парень шел тихо, лишь иногда похрустывая углями на земле. Тьма следовала, ощутимо нависая над самым затылком. Но попытки обернуться и увидеть её ни к чему не приведут, и Ньюдэус уже давно знал это. Чувство было странное, как когда ты замечаешь малейшее движение на самом краю поля зрения, но там ничего нет. Наверное, в таких случаях стоило паниковать, но разницы давно уже не было никакой. Что в принципе может произойти? Потеря еще какой-то части разума? Пробуждение в холодном поту? Мхах!
- Тут? Ты хочешь мне что-то показать? – Ньюдэус притормозил около колодца и заглянул внутрь, наклоняясь через край. Там, где-то далеко внизу, плескалась всё та же Тьма, создавая ощущение бесконечно глубокого туннеля. Это была самая настоящая Бездна, в которую можно было вглядываться часами, ожидая взгляда в ответ. Изредка, среди абсолютной черноты проскакивали какие-то образы и отражения, отголоски былых встреч и воспоминаний. Воспоминания были смутными, разум отказывался давать подробности на этот счет. Будто Ньюдэус видел кого-то издалека на доли мгновений, успел уловить черты лица, но запомнил лишь факт события, но не детали.
- Ничего? Опять играешь со мной, значит? – Он вздохнул и отошел от колодца. Взгляд скользнул вокруг и упёрся в еще тлеющий уголёк на земле. Ньюдэус ухмыльнулся и подхватил уголёк, только чтобы отправить его в колодец. Камушек ударился о каменные стенки пару раз, но всплеска не последовало. А парень только покачал головой и продолжил свою тихую прогулку.
Следующей остановкой было здание церквушки, где в своё время многие попытались спрятаться от налётчиков. Ньюдэус терпеть не мог церкви и прочую божественную атрибутику, но почему-то именно здесь чаще всего можно было услышать голоса, эхо когда-то знакомых людей. С ними можно было попытаться поговорить, попросить что-нибудь в надежде на ответ. Отвечали ли ему когда-нибудь? Даже об этом воспоминание оставалось размытым и потерянным.
И вот опять Ньюдэус шагнул внутрь, тихим скрипом нарушая гнетущую тишину мёртвого здания. Иногда тут можно было найти несколько засохших тел, согнувшихся в позе для молитвы или уже растерзанных и брошенных без какого-либо уважения. Алтарь был пуст, как и всегда, заполненный лишь падающей из окна тенью. Богам тут были не рады, что ни говори.
Прогулка продолжалась, хотя парень не любил находиться «внутри» так долго. Это навевало еще более дурные мысли или же подталкивало к мыслям светлым. Но ни то, ни другое ему не требовалось. Одного лишь спокойствия и сосредоточенности было более чем достаточно.
- Погоди здесь. – Последняя остановка случилась у кузни. По какой-то причине это здание так же получило своё внутреннее значение. Место, где горел огонь, место, где можно было созидать. Но были и другие предназначения. В этот раз Ньюдэус достал из кармана небольшой, светящийся осколок воспоминания. Ярко-зелёный и тёплый на ощупь. Немного лета посреди постоянного ноября. На мгновение парень улыбнулся, вглядываясь в запечатлённое, светлое событие. А потом осколок полетел в печь.
- Ну, вот и всё, пора закругляться. Опять оставляю всё на тебя. – Ньюдэус шагнул наружу и огляделся, в поисках Тьмы. Взгляд скользнул в одну и другую сторону, последовал короткий оклик. Но никто не пришел. – Дело твоё. – Он лишь пожал плечами и вышел обратно в материальный мир, зная, что Тьма никуда не денется и так же будет ждать его и в следующий раз.

Иллюстрация

http://weknowyourdreamz.com/images/darkness/darkness-08.jpg

15

Внешний мир

- Доктор, мне кажется, что я схожу с ума… - Мужчина начал разговор прямо.
- Ну что же вы, голубчик, так сразу? Неужели есть повод для столь серьёзного предположения? – Седой, морщинистый старик с пониманием посмотрел на пациента, пока тот разглядывал потолок.
- А как же, ведь меня даже не существует. – Вединари развёл руками и оглянулся на дремлющего неподалёку вифрея. – Я ведь всего-лишь личина, образ, живущий в голове у иллюзиониста.
- Ну, позвольте, к вашему образу прилагается полноценное тело, а так же персональность, если можно так выразиться. – Старик усмехнулся и толкнул собеседника в бок. – И это при том, что вы, уважаемый, один из самых популярных образов в последнее время.
- Мы же на территории людей, в конце концов… да и не настолько популярный, по сравнению с Валлой…
- Что?! – Голова вифрейки появилась прямо изо лба Киба, и остальное тело последовало без промедления. – Вот только не надо тут! Я, между прочим, первая, альтер-эго и вообще гораздо милее. – Валла показала язык и отправилась левитировать над «пациентом».
- Мы все тут в некоторой мере альтер… погоди, а ты чего не во сне?
- Да он опять по библиотеке своей ходит, придумывает что-то... Скучно! Я думаю, все уже сбежали. – Вифрейка сделала в воздухе вазочку с фруктами и принялась отщипывать виноградинки по одной.
Короткий осмотр комнаты показал, что факт побега был верным по большей части. Эльфы, гном и орк сгруппировались за столом, попивая национальные напитки и обсуждая что-то важное из политики. Ангел с демоном устроились на свернувшемся драконе, чтобы поиграть в шахматы в компании остальных звероформ.
- Видите, уважаемый, я и не припомню толком, когда он последний раз Шак’Лэ или Абырвалга призывал. – Старик продолжил что-то записывать на листе бумаги, хотя буквы были абсолютно неразборчивыми.
- Вы бы еще дракона вспомнили. – Вединари только отмахнулся и сложил руки на груди. – Таких в городах посреди Империи не очень-то жалуют.
- Замечу, что в дракона он превращался от силы раза три – эту махину потом не добудишься неделю. – Валла фыркнула и сменила левитацию на лежание на стене. Фруктов становилось меньше, но теперь она покрывала их мёдом и маленького горшочка.- Зато призывает он его регулярно в том или ином виде.
- Будучи легендарным существом, дракон вызывает определённую реакцию у окружающих, так или иначе… - Старик начал рассуждать, но был прерван тихим стуком в дверь.
- Киб? Ты здесь? – Дверь тихо приоткрылась, впуская любопытное лицо секретарши. Любопытство очень быстро сменилось удивлением от наблюдаемой сцены, а затем…
- Вуф! – Волк нырнул в дверь и повалил еще более удивлённую сотрудницу на пол, только чтобы наградить её серией лизков.
- Ах, только не снова! Киб! – Приглушенные протесты не вызвали особой реакции, позволяя Волку продолжить делиться радостью и слюной. Но через полминуты собравшиеся всё-таки переглянулись и понимающе покивали друг другу.
- Уважаемая, загляните попозже, он сейчас спит. – Вединари выглянул в коридор и помахал вяло сопротивляющейся девушке. Хорёк смело схватил Волка за кончик хвоста и без особых проблем потащил обратно в комнату. – Так, на чем мы остановились? – Эдвард закрыл дверь и пошел обратно к кушетке, пока Хорёк принялся убегать по комнате.
- На том, что если в комнату заглянет Джубба, то нам потребуется будить дракона, для выдачи подходящего количества слюны. – Валла хихикнула и скорчила рожу, отдалённо напоминающую вредного работника гильдии.
- Ну да, а Кибу опять отдуваться. Ты бы лучше пошла и разбудила его, пока кто-нибудь еще не нагрянул.
- Что? И лишиться такого угощения? – Валла продемонстрировала крупный персик, покрытый мёдом, взбитыми сливками и орешками. Но в это время Хорёк совершил очередной длинный прыжок через комнату и нырнул прямо в спящего Киба. Волк исчез следом мгновением позже. – Ах, ну вот, они же сейчас там все книги раскидают. – Вифрейка закатила глаза и начала медленно стекать вниз по стене. – Эй, ущемляемый, твой шанс поработать здравым смыслом.
- Ну да, чуть что, так мне наводить порядок и создавать официальность. – Вединари устало вздохнул и похлопал по кушетке. – А я, может, творческая личность!
- Ха! Не на той стороне живёшь. – Валла успела достичь пола, уничтожить персик, а заодно и перемазаться в сладком. – Хочешь творчества – попробуй красный пиджак.
- Еще чего. Он совершенно не подходит к моему образу. – Мужчина резко поднялся и поправил строгий костюм, не допуская изменений в этом пункте. Несколько секунд размышлений, еще один вздох, и Вединари направляется к Кибу.
- Ну вот, опять сворачиваться. Вот возьму и уеду в другую голову. – Вифрейка опять фыркнула и попыталась надуться.
- Милочка, тебе если селиться, то только в пустую голову, а таких в гильдии мало. – Старик тоже начал собираться и шаркать в сторону более привычного места обитания.
- Ха! Ну ничего, однажды будет и у меня свой внутренний мир!

Музыка

Максимум сумасшествия! >.>

Отредактировано Киб (2016-02-05 22:04:23)

16

По горячим просьбам трудящихся конкурс продлевается на 3 дня.
Конкурс закрою 8-го числа (вечером понедельника). Голосование соответственно переносится.
Спешите, успевайте. =)

17

МЫ. ХОТИМ. СЧАСТЬЯ.

Вокруг царила тьма, но в центре неопределенного сумбурного пространства какой-то эфемерный, условный источник света освещал круглый стол. Источник был не осязаем и не виден. Без формы, цвета, тепла… Он попросту был не важен, все, что от него требовалось – освещать. Освещать стол, за которым сидели фигуры в темных балахонах с надвинутыми на головы капюшонами. И с этой работой источник отлично справлялся, а больше от него ничего и не нужно было. Поэтому он просто был в этом мире и он делал свою работу. Остальное было не важно.
Не стоит пытаться заострить внимание на внешности фигур. Она отличалась жесткой условностью, а это значило лишь одно – внешность тоже была не важна. Все что мог бы понять сторонний наблюдатель – фигуры были в балахонах. На голову их, как уже и говорилось, были накинуты капюшоны, а на лицах, частично видных в отблесках странного света были маски. Все. Ах да. Их было несколько.
Одна из фигур, наконец, заговорила. Ни до, ни после этого момента времени будто бы не существовало. Все началось здесь и сейчас. Фигура положила на стол карту рубашкой вверх. На рубашке был незамысловатый узор и знак вопроса. Остальные повернули свои головы к ней. Фигура спросила:
-Кто мы? – Голос был ее пуст и бесцветен. Он был Началом. Он не выражал ничего. Просто спрашивал.
-Мы – это Я. Ты это Я. Ты это Мы. – Ответил хор голосов. Голоса были такими же, но в то же время неуловимо отличались. Голосов не было определенное количество. Их все еще было несколько.
-Чего мы хотим? – Спросил первый голос.
-Счастья! – Ответил синхронно хор голосов. Первая фигура кивнула. Она перевернула карту. На карте была нарисована улыбка во тьме. У рисунка было ощущение незавершенности. В этом мире, где слишком многое было НЕ ВАЖНО, фигуры понимали, насколько ВАЖЕН этот факт. Когда внимание вынулось к фигурам, первая фигура была уже неразличима на общем фоне. Не было даже уверенности, что карта на столе лежит напротив нее. Карта была в центе стола.

Теперь уже другая фигура так же протянула руку и положила возле первой карты новую, тоже рубашкой вверх.
- Кто мы? – Вновь прозвучал вопрос.
- Мы это Я. Я это Мы.
- Чего мы хотим?
- Cчастья! – Вновь, будто заклинание, прозвучали эти слова.
- Что такое счастье? – Спросила фигура.
- Счастье, это когда кому-то хорошо.
- Счастье, когда ты доволен.
- Счастье – наша цель. – Фигуры отвечали одна за другой. Их голоса отличались все больше и больше. В них даже проступали отблески эмоций. Новые ответы все звучали и звучали. Они были одинаковыми и разными в то же время. Наконец, фигура, положившая вторую карту, вновь спросила.
- Бывает ли счастье истинным?
- Нет. Не бывает абсолютного счастья.
- В каждом сладости есть привкус горечи.
- Познав идеальные счастье, мы не искали бы его вновь.
- Мы бы сохранили его.

- В каждом наслаждении есть боль…
Голоса вновь стали единым целым. Тон их был мечтательным, но грустным. Фигура перевернула вторую карту. Карта была серой, грязной, но явно изначально белой. Этот фон добавился к улыбке на первой карте. Фигура убрала руку…

Новая карта легла на стол. Не стоит и говорить о том, что она вновь была рубашкой вверх. Такой же, как  и карты до этого.
- Кто мы? – Все та же, но в то же время - другая фигура начала вновь. И вновь в ответ прозвучали знакомые слова:
- Мы это Я. Я это Мы.
- Чего мы хотим?
- Cчастья!
- Счастья для кого мы хотим?
– Спросила фигура. Остальные замолчали. Тишина продлилась достаточно долго. Вопрошающая фигура усмехнулась. Она задала новый вопрос.
- Нужно ли нам чужое счастье? – Теперь её вопрос явно поняли. Вновь хор голосов заговорил.
- Чужое счастье приятно нам.
- Но порой и чужие страдания тоже приятны.
- Нам не важно, счастливы ли другие.
- Важно лишь чтобы счастливы были мы.
- Чужие страдания и счастье имеют значение, лишь пока они ведут к тому, что счастливы мы!

И на этот раз разрозненное мнение стало единым. И вновь в голосах был новый окрас, новая эмоция. Теперь они звучали эгоистично и самодовольно. Карта перевернулась. На ней был контур маски, похожий на ту, что была на фигурах. Контур так же добавился к картинке на первой карте.

И вот уже третья карта легла на стол. И вновь все началось вновь.
- Кто мы?
- Мы это Я. Я это Мы.
- Чего мы хотим?
- Cчастья!
- Несет ли правда счастье?
– И вот новый вопрос поставил на обсуждение один из голосов.
- Является ли счастье добром. – Ехидно вторил ему тот же, но другой голосок.
- Правда несет счастье нам. Так бывает, да.
- Но бывает и так, что правда несет боль.
- Ложь не менее приятна.
- Но ложь ведь считают злом?
– Вновь вклинился в обсуждение ехидный тон.
- Хах. Вздор! Правда и ложь всего лишь инструменты. Понятия.
- Так же как и добро и зло.
- Счастье это величайшая истина и величайший обман!
- Добро может быть горем, а счастье быть злом.
- Мы можем ранить других, совершая добрые дела, и спасать свое и чужое счастье, причиняя зло!
- Мы должны знать правду, но поддерживать ложь!

Бурный спор перетек в перекидывание аргументами в пользу общего мнения. Вновь этот мир замкнулся, и порядок вернулся на круги своя. Карта перевернулась, и картинка на ней оказалась проста. Черный и белый цвета, явно разделенные, все же перетекали друг в друга и пытались смешаться. Маска на основной карте оказалась разделена на две части горизонтально посередине. Одна ее половина была так же черной, а другая белой. На черной половине виднелась белая слеза под глазом, на белой - черная звезда. Улыбка, что появилась первой, и прищур глаз этой маски, будто бы выражали радость и страдание в один и тот же момент. Фигуры приподняли головы. Именно такие маски были на всех них. Были ли они там изначально, или маски стали такими только после того что произошло? Кто знает…

По столу прошла рябь карты не пропали со стола, но вновь лежали рубашками вниз. Фигуры вновь опустили головы к столу. Вновь мантрой прозвучали все те же слова.
- Кто мы?
- Мы это Я. Я это Мы.
- Чего мы хотим?
- Cчастья!

Одна из фигур перевернула карты. На центральной была фигура подобная сидевшим за столом. В той же самой маске. В ее сведенных на груди руках пылало фиолетовое магическое пламя. На трех других картах были нарисованы цепь, глаз и пес.
- Несет ли магия людям счастье? – Вопросительно изрек голос, и фигуры замолчали, подняв взгляд от стола, и смотря друг на друга. Единый тихий голос произнес общий ответ.
- Нам это еще предстоит узнать…

музыка

Отредактировано Basil Gray (2016-02-06 04:52:12)

18

«Дом, книги, человек»

http://s3.uploads.ru/r5a86.jpg

     

Если Вы однажды окажетесь в личном мирке Гробовщика, его сознании, подсознании и просто фантазии, то представьте себе…

   Едва заметная тропинка, протоптанная по мягкой подстилке, петляет сквозь густой, хвойный лес, а Вы вместе с ней. Пахнет хвоей и сыростью, словно недавно прошёл дождь. Прикоснитесь к коре дерева, она и правда влажная, а Ваша рука теперь едва заметно пахнет смолой. Время суток может быть любым, как захочется Хозяину этого места или Вам, если Он позволит гостю выбирать. Время года здесь неуловимо изменчиво, вот только сложно угадать какое именно сейчас, из-за обманчивой зелени хвои, в компании вереска и лишайников, что вечны в своём постоянстве. Блуждать по лесу долго не придётся, вскоре, лес расступится и пред взором предстанет особняк. Он довольно велик, красив, аккуратен, но явно стар и оброс диким виноградом. Спустившись с подножки экипажа, осматриваете внимательнее, недоверчиво присматриваясь. Нет, особняк не пугает, он не похож на ветхий «дом с привидениями», всего лишь  поместье, которое решили построить вдали, в тишине, в покое. Молодая зелень, едва пробившаяся на плетях винограда, подсказывает, что ныне весна. Лошади тронулись с места, утягивая за собой Ваш экипаж, пора им отдохнуть в конюшне, да и кучеру, дорога была дальней. Вы обернулись проводить их взглядом и совершенно ясно видите мощёную дорогу, по которой ехали сюда. Но вы же шли через лес? А может просто замечтались, любуясь видом из окна? Но прикосновение к коре было таким чётким и запах смолы на руках… Уже не важно. Пора подняться по ступеням и зайти в дом, что так любезно Вас приглашает. Да и Он уже ждёт, Вы знаете, что Он улыбнулся, поманил за собой, хоть и не видели этого. Ещё пара шагов, переступаете порог и в мгновение растворяетесь в доме. Иначе, просто невозможно понять, что он собой представляет, не став его частью, невозможно что-либо узнать и увидеть. Вы знаете, что вернётесь, возможно. Да и зачем Хозяину лишние постояльцы?
   Первое, что Вы ощутили, это огромное, почти бесконечное пространство. Немыслимо, что бы подобное уместилось в одном доме, пусть это и поместье. Едва не утонув в этой бездне, лихорадочно выныриваете обратно, глотнуть свежего воздуха, собрать разбежавшиеся мысли, вернуть нормальные ощущения и самого себя. Это у Вас почти получается, вот они Вы. Немного размытый силуэт мелькнул в отдалённом зеркале прихожей. Но всё же, что-то осталось не так и это поможет Вам свободнее путешествовать по дому и заглянуть в каждую комнату и за множество дверей, может быть, даже запертых. Если рискнёте, если позволят.
  Убранство дома опрятно, приятно, но во многом преобладают тёмные тона. Тёмное дерево, светлый камень. Лестница, ведущая наверх, застелена мягким ковром. На стенах встречаются картины, как пейзажи, так и чьи-то портреты. Некоторые из них кажутся совершенно фантастическими, но Вы всё равно краем сознания узнаете написанное, словно Хозяин дома вложил в вас частичку собственного понимания. Как и чужие лица, кажутся смутно знакомыми. Здесь немного пыльно, это сразу видно по отполированному и резному дереву, что украшает перила, балюстрады, мебель, по приглушённому блеску металла. Единственное, что кажется неправильным, так это свечи, что могут оказаться не только в канделябрах, а где угодно, беспардонно расплываясь восковым пятном.
                                                                                                       

Из гостиной доносятся звуки музыки, немного странно, приглушённо, словно через какую-то приглушающую пелену передана мелодия и женский голос, исполнявший арию. Скользнув на звуки музыки, именно скользнув, с усмешкой понимаете, что Вы теперь единственный призрак этого дома. Как бы Вы не пытались рассмотреть гостиную, это не удаётся, очертания расплываются, цвета блекнут. Да, здесь есть камин, мебель, всё как положено, но не видите ни единой детали, кроме одного странного прибора, который и является источником звука. Вы чувствуете, что гостям здесь не рады, этот дом не любит вторженцев и посетителей. За одним единственным исключением, что было сделано ради Вас, а значит делать в гостиной нечего, некая сила толкает Вас прочь. Он ведёт дальше.       
    Высокий силуэт в чёрных одеждах мелькнул в коридоре, маня за собой, Хозяин решил провести Вас лично в одну из своих любимых комнат. Раз, другой, третий, силуэт появляется в длинном коридоре, минуя повороты и множество одинаковых дверей. Ещё поворот, а Вы без труда поспеваете за мелькнувшей копной серых волос, и наконец-то Он остановился, повернул ручку и отворил дверь, приглашая войти первым в тишину. Разумом уже зная, что здесь возможно всё, но увиденное глазами говорит, что это невозможно, не может такое оказаться в том доме, что Вы впервые увидели вдалеке, добравшись в горную долину. …Долину, горы? В любом случае, лес там был. Это абсолютно точно. Отбросив мучительные потуги памяти воспроизвести истинный ход событий, приступаете к осмотру открывшейся картины. Если потолок здесь и был, то терялся он где-то на высоте метров двадцати, всё же пара колон должна куда-то вести. Приходится задрать голову, что бы рассмотреть стеклянный купол, мягкий свет едва пробивается сквозь толщу снега. Столь же высока иная конструкция – бесконечные книжные полки, заменившие собой целую библиотеку. Конструкция растянулась вдоль стены, от края в край, что раза в два протяжённей высоты. Перед полками выстроилось целое переплетение лестниц, вовсе не тех, что на колёсиках ездят вдоль полок, а именно лестниц, с перилами, переходами, крохотными площадками, которые тоже где-то завалены книгами. Однако ширина помещения вовсе не потрясала масштабами, в сравнении с прочим. Да, здесь на паласе можно было спокойно танцевать вальс или даже поставить огромный стол на множество персон, или даже два, если бы не колонны. Стол здесь был: письменный, заваленный книгами, пергаментом, перьями, лентами, да чего там только не было. Удобное кресло, свечи и всё что нужно для комфорта в личном кабинете, но это мелочи. Сколько не были бы занятны переплетения лестниц, да бесчисленное множество книг, внимание привлекало другое. Окно напротив. Столь же огромное, растянувшееся во всю стену. Только немного пыли, да узор рамы, что рисуют рамы, не позволяли забыть, что Вы в помещении, а не том заснеженном лесу. Живая картина, раскинувшаяся во всю стену. Лес, неспешно кружащий снег… И снова Вы путаетесь в воспоминаниях, рисуя в памяти пейзаж долины. Деревья, скалы, тёплая свежая зелень, а где-то ещё островки не растаявшего снега и островки ранних ярко-оранжевых цветов. Всё это в точности отражается за огромным окном, абсолютно реально и живо. Хозяин одобрительно усмехнулся и насколько мягко положил ладонь на плечо, столь же грубо толкнул Вас вперёд, прямиком на хрупкое стекло. Вы машинально зажмурились, готовясь к боли и звуку бьющегося стекла, совершенно позабыв о своей призрачности. Боли не последовало, как и удара, только каскад рассыпавшегося стекла, только потому, что Вы это представили. А Вас просто вытолкнули в вашу фантазию, якобы воспоминание о дороге сюда. Ни окна, ни дома здесь нет, только долина, прохладный весенний ветер и дверь, одна единственная дверь, точно такая же, каких полно в коридорах. Она ведёт обратно в дом, если так вообще можно сказать, ведь Вы даже не выходили. Просто это знаете, с момента, как очутились в доме. Раз уж оказались в  «комнате», почему бы не осмотреться? Может, удастся даже вспомнить путь, которым шли? Но эту затею бросаете сразу. Какая уже к бесу разница? Но вот почему эти цветочки именно оранжевые? Разве они были не белыми и сиреневыми, а солнце не клонилось к закату? Ха! Как по заказу, всякое воспоминание о прошлой картине стирается и взору предстаёт совершенно иная. Новые краски, новые детали. Чем больше вы стараетесь вспомнить, тем больше изменяется. В конце концов, решив, почему это должна была быть именно весенняя горная долина, рисуете себе то, что ярко пришло на ум. Может, хочется вдруг оказаться в любимой таверне, да немного отдохнуть от приключений? В неясном мире, Вы демиург собственного сознания, а ваши фантазии воплощаются в жизнь. Прошли мгновения или часы, что бы вы не создали, вновь и вновь меняя пейзажи и краски. Или были полностью довольны результатом, решив побродить по новорождённому пространству - Вас резко выдернули. В мгновение пролетая путь, оказываетесь за дверью, что тут же захлопнулась перед самым носом, и громко щёлкнул замок. Видимо, Он решил что довольно, всё это время наблюдая за происходящим. И так было дозволено хозяйничать сверх меры в его собственном доме. Но можно не сомневаться, эта «комната» здесь останется именно в том виде, в котором Вы её оставили. Может быть, она ему понравится, и будет иногда прогуливаться, вспоминая гостя, а может, останется заперта. Каждый оставляет свой след.
   Будучи столь беспардонно прерваны, вновь оказались в библиотеке, Он встречает Вас сидя за столом и предлагает полистать одну из книг, вместо утомительного путешествия по коридорам в поисках не запертых дверей. Вы берёте в руки предложенную книгу, не понимая, какой смысл сидеть здесь и листать страницы, если цель путешествия именно знакомство с чужим миром, ведь увидели ещё так мало, ровно ничего. Стоит открыть книгу и первая попавшаяся запись повествует о Вашем приходе в сие место, а в следующую секунду, на странице появляется дверь и рисунок того места, что довелось создать Вам. Вместе с увиденным пришло понимание, что стоит протянуть руку к двери и коснуться страницы, вы тут же окажетесь за этой дверью. Дальше: записи, пометки, обрывки знакомых и незнакомых образов, мест, всё, что Он решил занести в свою книгу о Вас. Затем, другие главы, о других людях, но толком ничего рассмотреть не успеваете, у Вас в руках оказалась другая книга. К иллюстрациям вновь прилагалась дверь, но картины были совершенно нереальными, словно это другие миры или просто чьи-то фантазии. Чужие или Он вложил сюда свои? По чрезвычайно довольному лицу Хозяина дома сложно сказать что-то конкретное. По обложке ещё одной книги постучали ногтем и предложили взглянуть, но едва ли была сейчас на Его лице хоть тень улыбки. На этот раз там вполне знакомый Иридиуим, но несколько иной, в прошлом. На первой странице изображён герб, перетекающий в рисунок поместья в Верхнем кольце, парадная дверь приоткрывается, приглашая прикоснуться к ней и войти. Он молчит и выжидающе смотрит, не пытаясь Вас прервать. Касаетесь двери, и пространство преображается, сменяются краски и декорации, теперь Вы оказались большом, светлом бальном зале.
                     

«Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows -  Question(s) Beyond Terms»

Косые лучи тёплого света ложатся на украшенные стены и деревянный паркет, играет музыка… а в лучах света танцует молодая женщина, почти невесомо кружа по залу в прелестном зелёном платье. Движения плавны, легки, свет мерцает на её золотых, небрежно распущенных локонах. Она, танец, свет, музыка, словно сливаются воедино, завораживая собой. Замираете, почти не дыша – здесь можно остаться на вечность, любуясь танцем, игрой света и девушкой. Мгновение или вечность спустя, Она вдруг останавливается, словно увидев Вас, и радостно улыбается, немного прищурившись. Где-то Вы уже видели похожий взгляд зелёных глаз, нарочито лукавый. Она протягивает руки, ловя в объятия, а Он взмахнув своей, смазывает картинку, возвращая Вас в библиотеку. Воспоминание. Светлое, радостное воспоминание. Оно бесценно. Та музыка продолжает играть и здесь, а книгу бережно возвращают на своё место. В Ваших руках новая книга, листаете, не решаясь прикоснуться к дверям, то ли это чей-то ужасный вымысел, то ли это вновь воспоминания, слишком далёкие от чистоты и счастья. Сочетание роскоши и грязи, самой отвратительной, на которую способны люди. Иллюстрации лишь отталкивают. Вам непонятно какова Его роль во всём этом, да и не важно. Увиденное в кратком эпизоде, не достойно перечисления, а даже если вы попытаетесь войти, то двери будут заперты. Оно не достойно и памяти, но слишком прочно в ней засело. Нельзя забыть, нельзя сжечь, нельзя стереть, оно здесь, рядом. Даже не взглянув на страницы, но догадываясь историю какого рода Вы повстречали, Он аккуратно забирает книгу из рук, тут же захлопнув и положив на стол. Лучше Он покажет ещё что-нибудь интересное, Вам точно понравится. Здесь найдётся многое.

  Люди, воспоминания, образы, фантазии, знания, события, места, мечты, тайны. Этот дом собрал всё, а книги служат картой. Кто знает, сколько ещё из них Вам доведётся увидеть, сколько комнат посетить, сколь многое узнать о Хозяине дома и что ещё окажется на страницах записанное о Вас. Кто знает…

Отредактировано Гробовщик (2016-02-07 01:16:53)

19

.слишком богатый внутренний мир|

http://i74.fastpic.ru/big/2016/0207/f1/bb43d3d611ea9721353f61782c6f2bf1.jpg

...утро, закутанное в серую дымку вязкого, скрывающего все тумана. По мере движения из небытия вам на встречу неторопливо выплывают невысокие деревья, похожие на изогнутых в разных позах людей, кустарники, напоминающие отборные пухлые кексы. Трава желтовато-зеленым ковром стелется под ногами. Но что это? В какой-то момент начинает казаться что она едва ли не на глазах становится все выше и выше. Удается лишь пару раз моргнуть и вот, вы уже стоите по пояс в неожиданно обступившем вас со всех сторон колышущемся травяном море. Вы оглядываетесь и замечаете что совсем неподалеку трава начинает раздвигаться в стороны, будто нечто невидимое в высокой растительности стремительно двигается в вашу сторону. Но в полуметре от вас замеченное движение сходит на нет. Желая посмотреть что же это было вы совершаете пару шагов в том направлении и...
                       ...летите...
                                     ...вниз.

http://i76.fastpic.ru/big/2016/0207/af/ecbd83c04ef45ae1f186a0528cc5fdaf.jpg

I

Прямой путь, который должен был оказаться пройден за какие то мгновения, оказался на удивление долг - то ли яма была чересчур глубокой, то ли вы летели слишком медленно. Времени хватило бы на то чтобы как следует откричаться, отдохнуть, снова покричать и вновь устать напрягать голосовые связки. А окончания падения все не было. И оное, судя по густой темноте, окружающей то что когда-то считалось низом, как и то что считалось верхом, не предвиделось. А пока...пока можно было занять себя осмотром местных достопримечательностей. Помимо всевозможных предметов в виде странных испещренных неприличными картинками книг, разной величины камней, да разорванных в клочки кусков ткани изредка попадались и живые экспонаты. Вот, из мрака появилась корова в королевской мантии что величественно проплыла прямо перед вами и растворилась в темной дымке, из которой, впрочем, спустя миг объявился огромный шевелящийся ком. Когда он развернулся, можно было увидеть что состоял он из последовательно соединенных вампиров, образовывающих гигантскую сороконожку. К счастью, эта ужасная конструкция еще быстрее канула во тьму, не давая разглядеть подробности...Были еще разноцветные белки, нарисованные плоские драконы и ламантины. Очень много ламантинов. А потом появилась стена. Спустя несколько секунд возникла вторая и, наконец, третья с четвертой заняли свои позиции. Выплывший последним пол аккуратно принял на себя ваши ноги.
Комната до сих пор пребывающая без потолка казалась пустынной. Но это было не так. Имелся аккуратный маленький столик с зельем и дверь, перекрытая каким-то странным пульсирующим отростком. На том месте где должна была быть ручка виднелся самый обыкновенный нож, беззастенчиво воткнутый в плоскость двери.

Перерубить ножом щупальце

II

Вы всегда предпочитали действовать наверняка и выбрали самый надежный на ваш взгляд вариант. Нож удобно устроился в ладони и легко оказался выдернут из двери. Вы осмотрели находку. На вид то был самый обыкновенный, ни чем не примечательный предмет. Столовый нож. Разве что сталь лезвия отливала какой-то завораживающей синевой. Пожав плечами вы направляете клинок на щупальце. Удар. Практически одновременно с ним возникает далекий пробирающий до костей нечеловеческий визг. Плоть отростка легко расступается перед кромкой и вот, он оказывается полностью перерублен. По мере того как судорожно извивающийся обрубок стремительно втягивается за дверь, он успевает как следует оросить вас алыми брызгами своей крови. Но теперь проход полностью свободен. А что до звука - он постепенно стихает, пока вовсе не становится едва различимым писком на самой грани восприятия. Легко толкнув теплую поверхность двери вы проходите за порог и оказываетесь...

http://i73.fastpic.ru/big/2016/0207/dc/534365aadc28f1172dba2ba1ca01badc.jpg
В самом сердце извивающегося сотнями щупалец организма. Он хватает вас за ногу и рывком роняет в мутную лужу какой-то дурно пахнущей жижи. Вы только и успеваете что поднять голову и перехватить нож, как к вам тянуться еще пара отростков что с силой начинают вас тянуть в сторону гигантской пасти, над которой располагается огромный глаз. Нужно срочно что-то предпринять!

Попытаться освободиться, отсекая щупальца ножом

III (Концовка)

Нож оказывается очень острым. Лезвие с легкостью отсекает щупальца, будто они бумажные. Но ваше орудие слишком остро - одно неосторожное движение из-за дернувшегося щупальца и вместе с последним сковывающим вас отростком вы отсекаете себе руку. Но, что удивительно, боли нет. Лишь легкая грусть, сжавшая сердце на мгновение. Грустить времени нет. Не оборачиваясь, вы бросаетесь в одно из провалов в стене. Летите вниз, плюхаетесь в пахучую жижу, ныряете в одно похожих на кишку ответвлений, затем в другое, на развилке поворачиваете и, наконец, понимаете что чудовище вас больше не преследует. Вы прижимаетесь спиной к склизкой, будто бы живой стене и неожиданно ощущаете на своем плече чью-то руку. Дыхание тяжело вырывается из легких, готовясь превратиться в вопль, но лишь сдавленный крик слетает с уст. Удивление душит вас, ибо на плече сидит, перебирая пальцами, только что отрубленная рука. Удивление приходится задушить, потому как из коридора, который в спешке пришлось покинуть, начинают доноситься какие-то странные звуки. И первое что возникло в голове - желание бежать. Со всех ног, без оглядки. Вот только выросшая прямо на пути стена имеет свою точку зрения на этот вопрос. Удар. Искры из глаз.
https://misterium-rpg.ru/img/avatars/0001/52/10/1694-1452718956.jpg
Йирт С'Апть с едва слышимым стоном приходит в себя. На плече у него сидит Уррур, а сам Странный возлежает на полу. На полу, судя по запахам, в трактире. Сверху доносятся слова, смысл которых мозг пока не может составить в образы. Видимо зелье "Сон на двоих" все же оказалось слишком сильным. Скосив взгляд, вифрэй обнаруживает две пары ног. Это не сложное действие оказывается пределом его организма и Странный проваливается в беспамятство...

Подождать когда окажитесь ближе к глазу и швырнуть нож в него

III

Ловкость. Было решено поставить все на неё. Разум работает четко и тело послушно замирает, пока вас тащат по пульсирующему полу, покрытому десятком извивающихся щупалец. Пасть раскрывается и вас поднимает в воздух. Ужасный смрад распространяется вокруг, но вы сосредоточены на глазе, который оказывается с каждым мгновением все ближе. Совсем как и острые зубы что десятком рядов уходят в пасть твари. И, наконец, вы решаете что момент наступил. Ловкий взмах оружием и клинок отправляется в цель. Вас швыряет в сторону, но тело ловко приземляется на ноги. Открывшаяся картина доставляет какое-то мрачное удовлетворение. Гигантский глаз взрывается кровью, которая хлещет из образовавшегося на его месте провала, постепенно заливая всю комнату кровью. Щупальца умирают, а вы...вы упиваетесь этим потоком алой жидкости. И ловите себя на мысли - почему бы не искупаться?
http://i76.fastpic.ru/big/2016/0207/86/cd53fd9efc1ee9b7d1e5f88c8f1f8f86.jpg

Прыгнуть в кровь

VI (Концовка)

С гиканьем вы окунаетесь в целое море крови. Эта жидкость наполняла вашу душу ликованием, а тело становится еще быстрее. На мгновение вы даже пожалели смертных что не могли насладиться этим ни с чем несравнимым ощущением могущества. А все из-за древней крови...Удивительно, но одна лишь эта мысль пронзила разум. В то же мгновение нечто обхватило его ногу и с силой потянуло вниз. Да так быстро что вампир ощутил что падает...
https://misterium-rpg.ru/img/avatars/0001/52/10/1931-1441117548.jpg
Удар об пол привел его в себя. Далендор помотал головой и осмотрелся. То же самое место где он и задумался - сидя на стуле и закинув ноги на стол. Видимо древесина не выдержала веса и то на чем он сидел попросту сложилось, увлекая его на пол. Где он сейчас и находился, удивленно тряся головой. Рядом валялась опустошенная склянка с кровью. Далендор вспомнил свое видение и хмыкнул. На секунду ему даже стало интересно кому принадлежала выпитая им кровь...

Попытаться найти нож

VI (Концовка)

Глупости. Как бы ни хотелось, важнее найти оружие, удар которого привел к такому эффекту. Вместо расплывающегося озера алой жидкости стопы направлены к провалу из которого уже тонкой струйкой вытекала алая, дурманящая жидкость. Преодолевая брезгливость пришлось заглянуть в зияющую рану. Именно там, во влажной, теплой глубине виднелся тот самый клинок, воткнутый в пульсирующую плоть. Только вот он успел измениться. Теперь он был не ножом, а кинжалом. Но больше всего удивляло то что на рукоятке, по которую ушел клинок в тело чудища виднелся знак Берне. И стоило понять это, как свет неожиданно ударил в глаза...
https://misterium-rpg.ru/img/avatars/0001/52/10/1697-1443807247.png
Дилана Берне недовольно заворчала, но, распахнув глаза, увидела Учителя. В голове вспыхнула ненависть, но не к мужчине что столь бесцеремонно прервал её отдых, а тому, чья кровь мучала её разум столь странными видениями. Странный однорукий вифрэй...При следующей встречей он простым пожертвованием крови от неё не отделается.

Выпить зелье

II

Не может ведь зелье просто так стоять на столе? Оно определенно для того чтобы его пить. Решив что умозаключения абсолютно верны, вы уверенно открываете пробку и залпом выпиваете состав. Пару секунд ничего не происходит, а затем...затем все вокруг начинает увеличиваться. Или...или это вы уменьшаетесь! Пустая склянка падает совсем рядом с вами и с гулким звуком откатывается в сторону. Вы испуганно смотрите по сторонам, недоумевая что же сейчас делать. К счастью, неподалеку вы замечаете крохотную пещеру в стене, которую раньше и не заметили бы вовсе. Не имея возможности как-то изменить положение вещей, было решено выдвигаться в ту сторону. Несколько секунд темноты и вот, перед вами раскрывается райский сад.
http://i74.fastpic.ru/big/2016/0207/35/528f75198a56f157f22cf420a1300435.png
Растительность обильно раскинула свои побеги, превращая весь мир в единый зеленый клубок. Поют неведомые птицы, фырчат и бегают животные. Ничто не предвещает беды. До тех пор, пока тяжела поступь не сотрясает землю. Звери все как один замирают. В их глазах виден неподдельный ужас. Всего секунда длиться оцепенение, а потом все устремляются в разные стороны - прочь от источника звука. Последовать ли примеру животных или остаться и узнать кто же издает столь много шума?

Убежать

III (Концовка)

Здравый смысл или инстинкт самосохранения? Не важно что, но вы решаетесь - бежать! Вы бросаетесь прочь и бежите сквозь пышные джунгли. Изредка спотыкаетесь, но удерживаете равновесие и продолжаете движение. Шум позади не затихает и, будто бы, становиться еще громче. Вы напрягаетесь и ускоряетесь еще немного. Но, как оказывается - зря. Пролетая сквозь кусты вы обнаруживаете что за ними ничего нет - лишь крохотный кусочек скалы за которым разверзся черный зев глубочайшей ямы. Немыслимым образом вы выворачивате свое тело и невероятным усилием успеваете схватиться за ветвь одинокого пожухлого кустика, нависшего над абсолютной чернотой. И в этот момент из кустов появляется огромная хищная морда невероятно огромной крысы. Она принюхивается и, обнаружив вас, ловко хватает острыми резцами за вцепившуюся в растение руку. Вы вскрикиваете - она резко поднимает вас наверх, а рука, не выдержав столь резкого движения обрывается. Ладонь остается в пасти чудовища, а вы летите вниз, в черную бездну...

https://misterium-rpg.ru/img/avatars/0001/52/10/1694-1452718956.jpg
Йирт С'Апть приходит в себя резко. Поднимается, ударяется головой о столешницу и снова оказывается на полу. Всего лишь сон...глупый сон. Но до чего реалистичный! Рядом звучат голоса, не обратившие внимание на то что однорукий пришел в себя. Из темноты выбегает Уррур. Потрепанный, он, тем не менее, выглядит крайне довольным собой. Забирается на плечо и тыкается носом в щеку непутевого хозяина.

Остаться

III  (Концовка)

Храбрость разливается по жилам, даруя возможность сопротивляться всеобщей панике. Вы хватаете подручные материалы и мастерите из них примитивное оружие - камни, лианы и разломанные в куски деревья превращаются в копье, дубину и тяжелый молот. Вы едва успеваете взять в руку получившееся копье, как из зарослей появляется острая морда гигантского чудовища. Два гигантских острейших резца, покрытое мехом тело и напоминающие человеческие ладони лапы. Злобно сверкая глазами, зверь бросается в вашу сторону. Но не тут то было! Вы выставляете вперед копье, упирая его одним концом в землю и монстр с ходу налетает на каменное острие. Раздается бьющий по ушам визг, который не затихает даже несмотря на то что ваше оружие накрепко застряло в щеке монстра. Вы двумя руками перехватываете молот и бежите к чудищу. Но неожиданный удар длинным тонким хвостом опрокидывает вас и сносит к дереву. Боль кажется невыносимой. Но вы поднимаетесь, находите выбитое из рук оружие и вновь устремляетесь к противнику. Тот как раз успел переломить копье и уставился своими крохотными круглыми глазками на того кто осмелился противостоять абсолютной власти гиганта. Мир сотрясает громкий писк и вы швыряете импровизированный молот на встречу хищной морде твари...
http://s2.uploads.ru/wPIF0.png
Уррур поднялся на лапки и еще раз оскалился. Крыса, отбросившая его снова стала приближаться. Но зверёк не мог позволить ей победить - за его спиной находился подопечный, которого он ни за что не мог бросить. Большой двуногий мохнач, который откликался на кличку Йирт. Поэтому зверьку приходилось изо всех своих сил противостоять огромной, хорошо откормленной серой жительнице таверны. Наконец, получив достаточно повреждений чтобы понять что ей не добраться до лежащего рядом с ухом вифрэя кусочка сыра, она предпочитает отступить. Уррур же возвращается к своему непутевому товарищу. Судя по всему, он стал приходить в себя. На всякий случай зверек потрогал щеку своего ездового питомца - нет ли у него жара. Но тот, похоже, полностью сбросил с себя последствия сна, поскольку кожа стала принимать свою нормальную температуру...Задание выполнено! 

Проверка внимательности

II

http://i73.fastpic.ru/big/2016/0207/aa/a9f044e9d8aba5383bf872d26dec78aa.jpg
Потолка не было, а потому можно было отринуть все варианты и, полагаясь на логику, попросту выбраться из этого странного во всех смыслах места. Что и было предпринято. Восхождение оказалось на удивление легким - благо неровностей у стен хватало и комната стала постепенно удаляться. Но вот, стена закончилась и далее взору была представлена лишь мутная темнота. При попытке коснуться её пальцы нащупывали странную невидимую преграду, которая, впрочем, была не абсолютной, а совсем немного пружинила. При должном усилии можно было попытаться преодолеть мембрану. Только вот стоило ли это делать?

Повернуть обратно

III

После непродолжительных размышлений было решено двинуться в обратный путь. Все же невидимые стены просто так не делают - это всем известно. Во время непродолжительного отсутствия комната нисколько не изменилась. Все тот же столик с зельем, да загадочная дверь с щупальцем.
http://i73.fastpic.ru/big/2016/0208/be/372417fcbc914e4735db21e378d6f9be.jpg
Ну, возвращаемся к самому первому выбору.

Да, преодолеть

III  (Концовка)

Но вот, стоило пересечь незримую границу, как темнота окутала карабкающегося и дернула куда-то в сторону. Появилось ощущение влаги. Раздался кашель.
http://i74.fastpic.ru/big/2016/0207/c3/bc83469062e1005ecec00b092590b7c3.png
Вугос: - О! С возвращением в мир живых, Гость! А я предупреждал что вифрэйские настойки очень забористые. Особенно "Сон на двоих". Но кто же меня слушает.. - трактирщик тяжело вздохнул и помотал головой - Раз уж удалось выкарабкаться, помоги мне с этим твоим...собутыльничком.
Перед глазами все немного плыло, но сконцентрировавшись, взгляд удалось сфокусировать на конечности, которая выглядывала из-под стола. К счастью, оная шла в комплекте с одноруким вифрэем что, распластавшись, пускал слюни в грязный пол заведения.

Отредактировано Йирт С’Апть (2016-02-08 11:24:21)

20

Создатели миров.

Среди полутемных галерей замка, что висит в пустоте,  ходит много неясных шепотков и разговоров, но один из них наиболее интересен. Два  силуэта укутавшись в рясы, что нельзя определить ни их пола, ни расы, вели неспешный разговор.
- Архивариус Талькос, вы и сами можете убедиться в сложности ритуала, - одна из фигур сделала пас рукой и в воздухе застыла большая, но очень подробная магическая схема.
- Соэлти, есть ли у вас и ваших людей предположение к чему может привести этот ритуал? – задал вопрос архивариус после нескольких минут изучения схемы, - довольно сложно что то понять за столь короткое время… Но оно требует огромнейших затрат энергии.
- Несомненно. Перед нами есть возможность, которую не могли себе позволить даже Великие магистры! Так мы сможем создавать миры.
-Хм… А что обозначает этот символ? – Талькос ткнул в сплетение нитей чертежа.
- О! Архивариус Талькос, вы смотрите в самую суть. Для ритуала требуется живая душа, из которой и будет создаваться новый мир.
- Жертвоприношение? – в темноте не было видно, однако, можно было поклясться, что Талькос нахмурился.
- К сожалению да. Более того от души зависит мир, который будет создан. В некотором роде этот мир будет строится как отражение духовного состояния испытуемого.
-Что ж. Не велика цена за целый мир. Надеюсь вы сможете найти добровольца, Соэлти?
- Безусловно, архивариус.
- Тогда я окажу вам полную поддержку…

***

Яркоосвещенный зал мерцал от огромного количества накопленной энергии. В центре магических линий и переплетений стоял нагой человек. Неожиданно в воздухе раздался голос.
- Аколит, вы готовы? Мы можем начинать?
- Да, магистр Соэлти.
- Тогда даю обратный отсчет. Пять… Четыре… Три… Два… Один…
По мере счета в зале нарастал гул. Линии засветились от переполняемой энергии, а затем вспыхнули и окружающее пространство поглотила пустота.

***

- Провал. Снова провал, - неистовствовал Талькос. И было от чего: уже 14-ая попытка создать мир обернулась неудачей. Все как один миры получались, дикими, опасными для заселения, а самое главное нестабильными. Самый крепкий из них просуществовал всего несколько лет, прежде чем рассыпаться на осколки. Лишь три мира имели хоть какое то подобие живности, однако, от вида тех монстров некоторые аколиты сошли с ума. Столетия подготовок не давали ничего полезного, а  на совете над Архивариусом не подшучивал лишь ленивый.
- Похоже я знаю, где мы ошиблись на этот раз, - подал голос Соэлти, однако, он решил не продолжать, когда в него уперся тяжелый взгляд архивариуса.
- Неужели? – злобно прошипел Талькос, - Мы уже отбросили варианты с успокоительными, склонными к самоубийству, даже проклятую нежить использовали. Что же по твоему нам нужно сейчас?
- Цельная душа, Архивариус Талькос. У всех них были изъяны. Потаенные страхи и фобии. А уж с нежитью… - Соэлти поежился, вспомнив целый мир-пожиратель, - Думаю, я наконец смог сформулировать требования…
- Нет! Тысячу лет! Вот уже тысячу лет мы пытаемся заставить ритуал работать как надо. Потрачены огромное количество ресурсов и энергии. Сколько аколитов отдали свои жизни? А результатов как не было, так и нет!
- Но, архивариус Талькос, вы же видели. Миры хоть и не стабильны, но были созданы. Нам лишь нужен правильный исходник.
Талькос тяжело вздохнул.
- Я не могу больше рисковать своим положением в совете. Из-за подобных трат оно стало… не стабильным, - архивариус грустно посмотрел на выжженный после ритуала зал, - последний раз. Мы попробуем взять на себя бремя богов еще один раз.
- Большего и не потребуется, - поспешил заверить его Соэлти.

***

-Что или кто это? – Талькос с изумлением смотрел на изображение диковинного существа. Сквозь черные доспехи грубой выделки проглядывала зеленая кожа. Сквозь открытое забрало на окружающий мир злобно смотрели два желтых глаза, а изо рта торчали крупные клыки. Прибавьте к образу громадный топор, который монстр таскал, словно детскую игрушку. Казалось, существо полностью пропитано насилием и жестокостью. Талькос содрогнулся при мысли, каким будет мир созданные на основе подобной души.
- Это орк. Вы никогда с ними не встречались? Они довольно распространенны среди миров.  Хотя вот этот с самой переферии. С Мистерии кажется.
- Никого лучше не нашлось?
- Нет.
- То есть вся наша ставка на этом? Но, к сожалению, у нас нет искать кого-нибудь на замену. На следующем совете с меня снимут обязанности. Даже при самом удачном стечении обстоятельств, мы не успеем найти замену, - Талькос тяжело вздохнул, - начинайте ритуал.

***

- Не верю своим глазам. Он стабилен.
- Даже более того мир сам себя стабилизирует.
- Секундочку, кроме мира есть что то еще?
- Да, архивариус Талькос. Кроме мира орк внес целую систему. Есть солнце, другие планеты и луны.
- Как безграмотное существо вроде него смогло это?
- Не знаю. Но собираюсь это выяснить. Желаете отправиться вместе с первой экспедицией?
- Непременно.

***

Отчет исследовательской группы вновь созданного мира Грозбараш.
Архивариус Талькос.

Мир Грозбараш включает в себя  два материка западный и восточный соответственное. Сам мир неожиданно переполнен яркими красками. Воздух пригоден для дыхания. Фауна представлена большим количеством видов.  Экспедиция началась с восточного материка. Материк разделен на две части горным перешейком. Не смотря, на изначальную родину создателя мира, горы находятся в теплом поясе, на юге переходящем в жаркую пустыню. Так как за время своей жизни Создатель не знал ничего о пустынях, стоит предположить, что сыграла генетическая память его вида. В пустыне довольно часто встречаются оазисы, а в нескольких местах сама пустыня  перерезана довольно крупными реками. В пустыне водятся гигантские ящерицы, а так же крупные травоядные животные похожие на помесь быка и носорога. С северной части гряды начинаются луга, идущие до самого конца побережья, лишь периодически перемежающиеся редколесьями. Встречается очень много животных степного типа. Особенно распространены Варги. Животные вырастают до огромных размеров, так они могут превосходить исходных представителей в десятки раз. Специалист по ксенобиологии уверяет, что подобные размеры волчьих характерны для родного мира Создателя, однако, верится с трудом. Не смотря, на свой хищный и дикий образ жизни данный вид довольно легко приручается. Стоит отметить, что многие животные были созданы непосредственно взрослыми, хотя с момента создания мира прошли считанные месяцы, таким образом в мире была сформирована экосистема.
После изучения восточного материка, было решено переправиться на западный морским путем, что бы изучить обитателей океана. Моря изобилуют рыбой, а так же различными ракообразными, водорослями и планктоном. Несколько раз на пути встречались коралловые острова, а так же суша появившаяся в результате вулканической активности. Подобное вызывает вопросы, так как доподлинное известно, что Создатель за свою жизнь не совершил ни одного морского путешествия. В процессе морского перехода экспедиция не раз сталкивалась с морскими левиафанами, как ведущими относительно мирное сосуществование, так и довольно агрессивных. При дальнейших морских путешествиях рекомендуется использовать мощные защитные барьеры. Сами размеры многих существ наводят мысли о том, что Создатель страдал какой то формой гигантомании.
После 3-ех месяцев плавания, наконец то экспедиция добралась до западного материка. Сначала многие из экспедиции приняли местность за холмистую, однако, каково было наше удивление, стоило лишь приблизиться к этим вершинам. То что издали казалось пиками холмов, оказалось оружием. На протяжении взгляда, вся северная долина была заполнена огромным количеством оружия. Словно могучие титаны сошлись в битве на этом поле  и все сгинули в жесткой сече. Осталось лишь оружие оставшееся после битвы, которое не захотели забирать ни победители, ни побежденные. Сами мечи, топоры и копья выглядят ужасно древними, уже покрывшимися мохом, не смотря на молодость мира. Особое изумление вызывает материал этого векового памятника: мифрил, титан, бруталит. Редко в каких мирах  можно встретить достаточно большую жилу подобных материалов. Здесь же он лежат на поверхности. На запад от долины Мечей, название данное нашей экспедицией, начинается горная цепь, насыщенная вулканической активностью. В данных горах постоянно полутемень, создаваемая огромными облаками пепла вулканов, который опадает подобно снегу. Южнее гор расположился лес, медленно, но верно переходящий в настоящие джунгли. Стоит выделить животное, которое, нельзя описать иначе, как большая лесная кошка. Это существо спокойно могло разобраться с парочкой прирученных варгов, при этом проявляло довольно высокий уровень мыслительных способностей, что ксенобиологи экспедиции поспешили назвать разумом. К счастью для группы животные не проявляли агрессивности, предпочитая заинтересованно наблюдать издалека.
Отдельно стоит остановится на разумных жителях мира. Хоть они и были слабо технически  и магически развиты, они проявили большее умение и знание, чем можно ожидать от только что созданного мира. Туземцы знают огонь, имущество, бартер, приручение животных, простейшие механизмы и основы кузнеческого ремесла. Особенно поразительно их уровень владения заклинаниями, так как сам Создатель даром не обладал, то остается задаться вопросом насколько велико могущество ритуала при создании мира, возможно, ли что Создатель получает необходимые ему знания в процессе? Хоть магический уровень развития еще довольно примитивен, но с лихвой окупается магической силой и одаренностью. При должном обучении многие из местных магов могут вполне могущественными волшебниками, что лишь усилит Орден. Хоть мир населяют самые различные народы и расы, можно выделить общие черты. Все народ сильнее и выносливее обыкновенного человека, а так же все поклоняются некоему культу Духов предков. Развитие и становление культа ставит в тупик ведущих культурологов группы, даже обращение к истории Создателя не дает ответов, ведь согласно записям орки из его мира поклонялись богине Крее. Из всех искусств наиболее развито резьба по дереву, даже сейчас изделия многих мастеров этого мира может высоко цениться среди высокоразвитых миров.
Итого: мир богат и полон различными ресурсами, что в сочетании с интеллектуально развитыми народами, позволит ему превратиться в один из самых развитых миров. В связи с этим считаю необходимостью колонизацию и интеграцию мира в Орден. Став существенной ресурсной и военной поддержкой, он позволит расширить мощь и влияние Ордена и Совета. Так же указываю на необходимость создания сети магических школ по вполне объективным причинами. Сделать это лучше всего сейчас, пока о новом мире не узнали архоны или Министерство магии.

21

Всем спасибо за участие! Подача работ закрывается, приглашаем перейти к голосованию. Не забудьте ознакомиться с правилами. Успехов!


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Конкурс: Внутренний мир


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC