Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Северо-восточные ворота наверх. Верхнее кольцо.


Северо-восточные ворота наверх. Верхнее кольцо.

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://s7.uploads.ru/Mnc3E.png

Массивные, возвышающиеся над ближайшими строениями ворота из камня, созданного словно из лучей Верны. Красивый, желтоватый камень, светящийся на солнце является, действительно, главной особенностью этих ворот. Удивительная постройка кажется хрупкой,  но не стоит доверять своим глазам, ведь перед вами умелая работа гномьих мастеров, что использовали не только чудеса строительных технологий своего народа, но и магию. В виду этого эти ворота ничем не уступают в прочности своим "собратьям", являясь достойной защитой для верхнего кольца города. Подходы к воротам так же украшают декоративные деревья, что небольшими "зелёными" участками расположены на небольшой площади перед воротами. Редкие телеги проезжают здесь, куда чаще проходят люди и гости столицы из других стран - обычно эти ворота не так часто пользуются, в отличии от других двух и поэтому штат стражи здесь имеет немного меньшую численность.

Внутренние локации:
1. Ворота.
2. Пост стражи.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-03-14 02:05:42)

2

Восточные городские ворота. Нижнее кольцо>>>

С течением времени звуки сражений все явственее приближались к конвою. Стали чаще попадаться баррикады и свидетельства боев. А потому все вздохнули с облегчением, когда наконец увидели ворота. На стенах можно было разглядеть множество отблесков от воинов - Мистерия еще сохранила большое количество сил для продолжения сражения. Многие прибавили скорости, что бы поскорее оказаться побыстрее под защитой укреплений. В том числе и возницы, за что на них тут же стали шикать лекари, ведь закрывшиеся раны можно было таким образом растрясти.
Во время перехода орк не терял времени и внимательно прислушивался к разговорам раненных, охраны и бойцов на постах. Таким образом можно было узнать о приблизительном ходе боев, хотя в рядах ходило много слухов и нелепиц. Одной вещью, что привлекла были странные создания которых называли "негры конструкторы". Ходило множество историй об их боевой мощи и силе. Самым странным был их размер, потому что создавалось ощущение, что они росли во время боя. Так в начале пути они были высотой в два три метра, то к моменту подхода в город они уже без проблем заглядывали за стену. В последнее орк не верил, но мысленно сделал себе пометочку - быть осторожным со здоровяками. Вторым открытием стал вклад в оборону невзрачной эльфийки, что выхаживала раненных. Оказалось, что именно она создала ту стену света, что выручила их команду во время схватки с упырями. Грозгар даже испытал некоторое ощущение благодарности. Ее метод все еще был не орочьим и даже в некоторой степени бесчестным, так как лишал хорошей схватки, но с подобным врагом и требовались такие меры. Да и в плане чести у нежити постоянно бывали  большие пробелы, если тебе разрубили голову топором, то будь любезен умереть, как подобает проигравшему. И это ставило перед Грозгаром следующий вопрос: грядущий штурм вряд ли будет легче, чем предыдущий, особенно, стоит ожидать опасных негров конструкторов. Да и Йирт чему нибудь научиться у эльфийки из заклинаний (еще раз напомним, что орк мало что знал о заклинаниях, стихиях, одаренности и прочей магической приблуде, а потому верил, что как и боевой прием заклинание можно подглядеть, что бы затем его копировать). Последнего кстати не сразу пустили в лекари, посадив в телегу. Одежда покрытая кровью, плюс отсутствие некоторых конечностей давали медикам думать, что перед ними покалеченный боец со стены, а не их коллега. Как бы то ни было, но орк признал, что лучше если бы эльфийка была с ними вместе на стене, а потому потратил большую часть пути на составление речи. Как только конвой минул ворота, то орк незамедлительно направился к заклинательнице и ее охране. Руки эльфов мгновенно оказались на рукоятях мечей, но орк демонстративно убрал топор за пояс, как символ мирных намерений, а так же даже показал изнанку щита, на секунду забыв, что это не все знают этот обычай орков. Зеленокожий остановился на расстоянии достаточном, что бы эльфы еще оставляли мечи в ножнах.
- Дева эльфов, я пришел тебя просить просьба. Впереди битва будет сильный. Твои силы очень помогать для спасти многих воинов. Я Грозгар из клана Лесной кошки просить дева эльфов помощь нам, - с ужасным акцентом, коверкая все слова, кроме своего имени орк обратился на эльфийском. Зеленокожий помнил, что многим, нравиться, когда с ними разговаривают на их языке.

3

Начало игры

Ульвбран прибыл в столицу за несколько дней до начала битвы, с многочисленными отрядами наемников. При распределении он попал в отряд Сэра Самаэля де Гаруса, достойного рыцаря с грустными, усталыми глазами. Гном был направлен на северо-восточные ворота для охранения боевых метательных машин. 
Гном стоял возле катапульты и курил трубку. Да, в душе он жалел, что не попал на первую линию обороны, но приказ есть приказ. Молот свой гном поставил на каменный пол возле метательной машины, а сам подошел к краю стены и посмотрел сквозь бойницу. Сюда доносилось эхо сражения, многие нервничали, не зная, что там творится, и желая поскорее ринутся в бой. Со стены Ульв заметил приближение разных отрядов, отдельных бойцов и небольших групп. «Они отступают» мелькнуло в голове гнома «значит, перестраиваемся и будем здесь встречать противника».
Ульв быстро вернулся к тому месту, где оставил свой молот. Постучал трубкой о ладонь, извлекая остатки табака, и спрятал её в сумочку на поясе. Гном взял свое оружие, несколько раз крутанул в руке, что бы почувствовать вес молота, и взгромоздил его на плечо. Окинув взглядом все вокруг. Бойцы на стене заметно оживились, закопошились. Первые отряды, отошедшие на вторую линию обороны, занимали позиции, рассказывали тем, кто был в резерве, о ходе сражения. Было очень заметно, что, даже оставив нижнее кольцо, воины не падали духом, а напротив, были полны решимости драться до конца. Это было понятно, все здесь вели бой за свою родину, за будущее, за право жить. Ульбран улыбнулся и осмотрел большой метательный механизм, за которым эму приказали присматривать.  У катапульты он был один, обслуга ещё не заняла своих мест. Если бы пришлось сейчас стрелять, это было бы слегка затруднительно. Ульв в теории знал, как эта штука работает, но только в теории, на практике ещё ни разу он не стрелял с ней.
Гном зачерпнул с большой пузатой бочки святой воды и обильно окропил ею свой молот, топоры и щит. После этого занял позицию возле боевой машины, приготовившись к бою.

Отредактировано Ульвбран (2016-03-21 11:12:09)

4

Восточные городские ворота. Нижнее кольцо>>>
Гидвин с отрядом присоединились к конвою движущемуся к верхнему кольцу. По пути гном пытался найти себе подходящий щит, взамен того что был разрублен черным мечником. Выглядел воин после бойни на стене довольно ужасающе. Все доспехи в запекшейся крови и остатках мертвецов. -Эх, негоже мне так ходить, вонять да народ пугать. подумал Гидвин, и найдя ближайший источник воды, привел себя в богоугодный вид. Закурив, гном стал шарить взглядом по окрестностям, в поисках щита. Конвой тронулся. Гидвин сотоварищи шел рядом с конвоем, все также не оставляя надежды найти себе что-нибудь подходящее. Благо следов побоищ было много, а значит и трупов. Бородач не одобрял мародерство, но в данной ситуации, щит было взять больше не от куда. Через какое-то время, впереди замаячили стены верхнего кольца. Гидвин сразу увидел работу гномов. -Охохо, клянусь портками Хахрама, нежити тяжело здесь придется. Это стена гномьей работы. И чтобы пробить в ней хотя бы маленькую брешь, им придется очень сильно постараться. настроение бородача явно было на высоте. Еще бы, ведь что может быть лучше стены построенной подгорным народом?

Отредактировано Гидвин (2016-03-22 05:19:19)

5

>>> Восточные городские ворота. Нижнее кольцо.

Бесхвостый ехал в телеге, вместе с ранеными. Своих материалов для оказания помощи у него не казалось, а потому пришлось просить оные у тех кто был официальными, работающими на полную ставку лекарями. Конечно, сначала ему не поверили в то что однорукий, косноязычный, с трудом выдавливающий слова калека способен заниматься врачевательством. Поэтому Бесхвостый, во имя спасения чужих жизней, был вынужден высвободить свою вифрэйскую сущность. А именно - украсть необходимые ему материалы. Неизвестно как бы действовал Йирт, будь он в гордом одиночестве, но с ним был Уррур - верный помощник и компаньон, готовый на любые авантюры, лишь бы не сидеть на месте. К слову, все было бы не слишком сложно - люди были заняты и едва ли помышляли о том чтобы как-то охранять способствующие исцелению принадлежности. Но наши герои не искали легких путей. В ход шло все - от переодевания в старушек и странных собак (естественно, последним был Уррур), до отвлекающих маневров вроде неожиданного прикосновения к ноге стоящего у телеги доктора отломанной у упокоенного скелета конечностью. И это не всегда была рука... Количество припасов неуклонно росло. И тут же тратилось на раненых. Но как и любая великая организация, картель Йирта и Уррура не мог существовать вечно. Он достиг своего пика когда Бесхвостый притворился умирающей от Каталийской лихорадки старушкой, стараясь выдать все необходимые для этого симптомы, а Уррур, пока лекарь был отвлечен спектаклем, схватил моток бинтов и устремился прочь, не замечая что тот разматывается. Собственно, это же было и закатом. Преступная империя пала, когда тот самый лекарь прошел по тканному пути и обнаружил двух злоумышленников. К счастью для Порченного, тот как раз занимался тем что перевязывал рану тяжелораненому солдату. Лишь этот факт и то как он ловко обращался с раной уберегло вифрэя от привлечения к ответственности. Вместо этого он был приговорен этим самым лекарем к исправительным работам, которые заключались в необходимости ассистировать тому. Странный просто кивнул и отправился в след за мужчиной.
То как они прибыли на стену Бесхвостый и вовсе не заметил. Перед ним была работа. И он выполнял её со всем старанием.

6

Переход >>Восточные ворота. Нижнее кольцо
Нага в несколько угнетённом состоянии вместе с отрядом двигалась к верхнему кольцу. Спустившись со стены, нага запоздало попыталась отряхнуться от пыли, поднятой камнепадом. Тратить энергию на помывку было неразумно, учитывая, что её оставалось не особо много. Тучи. Вот бы дождь, помыться. Но это неправильные тучи, и хорошего дождя от них не дождёшься. Интересно, там, снаружи, солнце село или нет ещё? К счастью, гном обнаружил, где можно смыть грязь и кровь. Парвати тоже не замедлила воспользоваться этой возможностью. Так гораздо лучше. Камень стен при свете факелов выглядел красиво, нага не удержалась и провела рукой по кладке. Красиво. Но выглядит таким хрупким.
-Охохо, клянусь портками Хахрама, нежити тяжело здесь придется. Это стена гномьей работы. И чтобы пробить в ней хотя бы маленькую брешь, им придется очень сильно постараться. Гидвин явно не разделял сомнений наги, а наоборот, лучился уверенностью. Надеюсь, тут больше правды, чем бахвальства. И створки тоже гномьей работы?
-Тогда они высадят сами ворота. Или их тоже гномы делали? Парвати не хотела, чтобы вопрос прозвучал насмешкой, ей было интересно, что ещё может рассказать гном.

Отредактировано Парвати (2016-03-22 22:00:30)

7

>>> Восточные городские ворота. Нижнее кольцо.

После излечения всех, кого было можно, эльфика вместе с остальным отрядом двинулась в путь. Дорогу до Верхнего кольца Нэли помнила смутно. Всё слилось в один шумный, красно-коричневый и металлически блестящий круговорот, из которого сильфиду буквально выплюнуло на северо-восточную стену. Но от попыток немного придти в себя, отрешиться от бойни, заполнившей всё вокруг эльфийке не удалось. Точнее сказать, на восстановление душевного равновесия просто не было времени, поэтому Ивица быстро выпила одно из имевшихся зелий бодрости духа и направилась было на поиски "главного" на этом участке стены, чтобы доложить о своём прибытии и присоединиться к целителям. Однако орк, сопровождавший её ещё с Восточных ворот Нижнего кольца явно вознамерился что-то сказать.
- Дева эльфов, я пришел тебя просить просьба. Впереди битва будет сильный. Твои силы очень помогать для спасти многих воинов. Я Грозгар из клана Лесной кошки просить дева эльфов помощь нам, - дружелюбно пробасил зеленокожий воитель, демонстативно заложив топор за пояс.
Ивица бросила быстрый взгляд на Тирона, надеясь, что тот правильно истолковал намерения неожиданного союзника (всё-таки, акцент у Грозгара был и ещё какой).
- Я - Ивица из рода Таварилл, - в тон ему ответила эльфийка уже на общечеловеческом языке, не желая затруднять воина ещё больше, - и я останусь с вами до конца осады, что бы ни происходило.
После этих слов целительница заботливо оглядела орка с ног до головы, надеясь, что её попытка приподняться на цыпочки осталась незаметной. Однако, надо признать, что будь Аминаэль ниже ростом, пришлось бы подпрыгивать.
- Ты не ранен? Я могу исцелить тебя заклинанием или дать зелье. - столкновение с Чистыми показало Ивице, что далеко не все относятся к магии доброжелательно.

8

К счастью для орка эльфийка сразу перешла на общий, чем избавила от мучений себя и зеленокожего (последнего от труда подбирать слова и себя от ужаса их слышать). Она поинтересовалась ранен ли Грозгар, что было не удивительно, если оценить его внешний вид и пробоины в доспехах. Но он лишь усмехнулся.
- На мне даже царапин не осталось, - сказал Грозгар с уверенным видом. Вдаваться в тонкости своей техники он не стал, хотя она позволяла залечивать раны прямо на поле боя. Тем временем он продолжил: - Тогда самое время подняться на стены.
Орк бухнул кулаком в грудь, оканчивая разговор и, одновременно, отдавая своеобразное воинское приветствие. Затем зеленокожий зашагал к своей команде:
- Поднимайтесь наверх, займите позиции и, по возможности, отдохните.
Сам орк прежде, чем пойти с ними остался дождаться подхода последних частей войск, что пользуясь своими знаниями плотника помочь союзникам более надежно укрепить ворота. После чего он бы поднялся наверх к своему отряду, где уже не спеша снова бы заполнил свою флягу святой водой взамен той, что использовал на нижней стене.

9

Ворота были все ближе. Грозгар завел разговор о чем-то с госпожой Ивицей, Гидвин хотел было стать "невольным слушателем", но вопрос наги повис в воздухе, и требовал ответа. -Э, нееее... Гидвин покачал головой, и выпустил клуб дыма. -Я конечно не плотник, но вижу что дерево добротное. Скорее всего эльфийское. Мы знаешь ли, Парвати, больше как-то по камню. Все-таки, как гласят легенды, твердь земная колыбель наша, и негоже забывать это. Тут гном понял, что русло разговора слегка отклонилось от намеченного, кашлянул и продолжил. -Насколько я знаю, эльфы лучшие плотничьих дел мастера, во всем Мистериуме. И работа их стоит недешево. Так что готов поставить бороду на отсечение, так просто мертвяки сквозь них не пройдут. И вообще, мастерство не квас, не прикончишь за час. С уверенностью сказал Гидвин. Наконец караван вошел в ворота. Бородач сразу же приметил среди гарнизона светлые головы архонтов, чему был несказанно рад. Все таки сражаться со святыми воинами против нежити, оно как-то сподручнее. -Поднимайтесь наверх, займите позиции и, по возможности, отдохните. скомандовал Грозгар. Услышав приказ, гном не задерживаясь отправился на стену. И каково же было его удивление, когда поднявшись на стену, он увидел неподалеку стоявшего гнома. -Эй, друже! оклинул незнакомца Гидвин. -Вот уж кого не ожидал тут увидеть, так это гнома. Ты из какого клана? спросил бородач подходя ближе.

Отредактировано Гидвин (2016-03-25 13:46:37)

10

Ульвбран наблюдал за происходящим, и медленно прохаживался вокруг катапульты, держа боевой молот на правом плече. Ожидание приказа всегда была утомительной для гнома, и он слегка заскучал. Ульв хотел было опять набить люльку, но передумал. Гном, в который раз обошел машину, постучал ногой по креплениям, вздохнул и обратил свой взгляд на небо. Было темно, как в самую безлунную ночь, но Ульв, привыкшему к жизни в туннелях под землёй, хорошо ориентировался в пространстве, и тьма не была ему сильной преградой. Вдруг он услышал оклик. Ульв автоматически повернулся, услышав низкий голос представителя подгорного народа.
К нему приближался его сородич. Пасмурный взгляд Ульвбрана вмиг посветлел. Он сделал несколько шагов навстречу прибывшему соплеменнику.
- Борода Оддина, не тебе же одному вся слава да почести. – Ульв снял молот с плеча, переложил его в левую руку, а правую протянул для того чтобы поздороваться.
– Я Ульвбран сын Телхара, из клана Хаммергримов, можно просто Ульв – с улыбкой пожал руку гнома, – вот, стою, охраняю эту катапульту – словно оправдываясь, Ульв кивком указал на метательную машину - как говорится, приказ не обсуждается.
Гном опустил руку, и его взгляд опять немного помрачнел.
- Тяжело было?  - спросил он, намекая на бой за ворота нижнего уровня. Гном прошел обратно на свое место, взглядом увлекая соотечественника за собой.

Отредактировано Ульвбран (2016-03-25 16:56:41)

11

-Баа! Во дела. Так ты получается родич самого Трорина Хаммергрима который в собрании лордов заседает? Не ожидал никого из вашего клана тут увидеть. А я из клана Железноруков, Гидвин Громовой молот, сын Брандина. Для друзей просто Гидвин. отвечая на рукопожатие сказал гном. На сколько он помнил, Хаммергримы и Железноруки не враждовали, так что подвоха от Ульва ждать не стоило. Дальше Ульв посетовал, что его оставили здесь охранять осадное орудие. -Да уж. Работенка веселее некуда. Но ничего. Недолго твоему молоту осталось ждать... взгляд Гидвина помрачнел. -Тяжело было? вопрос Ульва повис в воздухе. -Да как тебе сказать... гном снял шлем и почесал голову. -Мы то стену отстояли. Из моего отряда слава Хахраму не один не полег. Но юг и север прорваны. Так что был дан приказ отступать. мрачно ответил гном. -Ну да ладно. мрачность Гидвина как ветром сдуло. Теперь его лицо было полно решимости, а в глазах был заметен задорны огонек. -Но дальше то мы им пройти не дадим, верно Ульв? улыбнулся бородач. Воин достал из рюкзака бурдюк, отпил из него, и причмокнул. -Отличное все-таки пиво вышло. На вот выпей для согреву. Сам варил. Гидвин протянул Ульвбрану бурдюк, а после этого надел шлем на голову.

12

Рассказ Гидвина несколько приободрил нагу. В дереве она разбиралась не больше, чем нужно для того, чтобы понять, как долго прослужит оно под водой. Шторма ломают корабли эльфов ничуть не хуже кораблей людей. Это всё, что я могу сказать об их искусстве. Но сила мертвецов не может и рядом стоять с силой богини. Интересно, получается, та шкатулка тоже эльфийской работы была? За размышлениями преодоление лестницы прошло без обычных моральных страданий. Более привычный гном был уже наверху и вёл беседу с соплеменником, по всей видимости. Тот стоял возле какой-то конструкции, которая очень заинтересовала Парвати. Нага потянулась к ней, обползая гномов. Попробовала ногтем одну из деталей. Тоже деревянные. Это и понятно. Катапульта... Как те, что внизу были? Но эта вроде не может ездить.
К Гидвину появились новые вопросы. Дождавшись, когда гномы наговорятся, нага окликнула Гидвина. -Гидвин Громовой Молот, по нам внизу стреляли из таких же штук?

13

Группа приблизилась к стенам верхнего кольца. По размерам эти стены заметно уступали внешним городским стенам, чт в ширину, что в высоту. Высота их была около 10-11 метров, а толщина около четырех метров у основания. Различные укрепления и баррикады на пути к стенам должны были осложнить путь и замедлить нежить, что даст защитникам расстреливать врага на подступах к вратам. Ряд различных метательных машин был установлен за стенами верхнего кольца, у которых толпились небольшие группки солдат, занимающиеся проверкой боеприпасов, состояния машин и всеми прочими приготовлениями. Конвой, который сопровождался отрядом Грозгара, постепенно приближался к воротам и был уже довольно близко. Вид Парвати удивлял некоторых встречных, тех, кто еще не успел побывать в сражении, но никто не беспокоил ее по пути как-либо еще. Некоторые эльфы с подозрением поглядывали на Грозгара, как, в прочем, и на некоторых других орков, которые встречались среди защитников. Йирту удалось помочь лекарям в врачевании раненных, не обошлось без происшествия с той самой поимкой "преступника", но поймавший вифрэя и его сообщника целитель решил дать парочке искупить свои грехи, помогая ему в лечении. Гидвину повезло и удалось найти подходящий щит на замену - благо мертвые защитники не были против поделиться своим снаряжением с живыми, а окружающие никак не осудили этого, ведь каждый понимал, что сейчас не только каждый боец на счету, но и каждый щит и меч, так что вряд ли кто-то даже воспринял это как мародерство.

Когда Грозгар вознамерился подойти к Ивице, окружающие ее эльфы тут же отреагировали не самым дружелюбным образом. Никто не стал вытаскивать мечи и бросаться на орка с боем, но по одному их виду Грозгар мог сказать в уверенностью - одно неловкое, подозрительное движение с его стороны будет расценено как акт агрессии. Слишком свежа была в эльфийской памяти былая война с орками, в ходе которой погибло не мало эльфов, а так же был убил эльфийский владыка.
http://s43.radikal.ru/i099/1404/f7/3f09e250940b.jpg
Тирон, казалось, хотел было что-то сказать, но Ивица опередила его и эльф как-то странно посмотрел на нее. Похоже, ему было сложно понять, как она может проявлять дружелюбие к убийцам их соплеменникам, к тем, кто жестоко и беспощадно истреблял эльфийский народ и лишил Левиана своего правителя. На протяжении всего разговора между Ивицей и Грозгаром, эльфы были предельно насторожены, готовый в любой миг напасть на орка в случае проявления хоть малейшей агрессии. Похоже, несмотря на то, что Мистерийская империя и Арбакараш заключили перемирие, эльфы еще не были готовы, подобно людям, воспринять орков как своих союзников или, по крайней мере, не врагов, и все еще видели в них убийц своих соплеменников, один из которых как раз удумал заговорить с их госпожой, которую должны были оберегать даже ценой собственных жизней. К счастью, обошлось без подобных эксцессов и вскоре Грозгар покинул эльфийскую компанию. Некоторая нервозность еще осталась у отдельных личностей, что еще немного последили за передвижениями орка, но остальные более-менее успокоились, в том числе Тирон. Кажется, он хотел было что-то сказать Ивице, но похоже передумал и промолчал.

Ни сэра Самаэля, ни кого-либо другого из своего отряда Ульвбран все еще не видел, стоя в одиночестве около вверенного ему под защиту осадного оружия. Снаружи все активно чем-то занимались, проверяли снаряжение, боеприпасы, ходили от командира к командиру с поручениями и сообщениям - в общем, все вокруг готовились принять нежить у своих ворот. Выглянув в бойницу, гном заметил большой приток солдат, среди которых заметил удивительную фигуру - нагу. Кого-то еще примечательного углядеть в общей толпе не удалось. Вскоре компанию гнома разбавили его соотечественник и та самая нага, которую гном заметил еще на подходе к воротам.

Врага все еще не было видно, так что была возможность немного отдохнуть после недавних схваток и занять свои позиции. Отступающие же все еще были, но их поток уже был поменьше, так как основные силы уже успели добраться до ворот и уже они уже распределялись на стенах.

Офф:

Прошу извинить за задержку.

14

-Так ты получается родич самого Трорина Хаммергрима который в собрании лордов заседает?
- Да, как бы да, дед он мне – Ульв смущенно почесал затылок, но дальше своей родословной не стал хвастаться. – А ты, значит, из Железноруких, наслышан о мастерстве твоего родителя. Мой отец  даже рекомендовал роботу Брандина, кому то из своих друзей.
После слов Гидвина о том, как пали южные и северные ворота, гном ещё больше нахмурился. Но тут его сородич приободрился, заражая поднятым духом и самого Ульвбрана.
- Верно, дружище. – задорно ответил гном на слова соотечественника. Ульв молча взял бурдюк, сделал несколько глотков и вернул его владельцу. Хмельная жидкость со своеобразным, во все же достаточно неплохим, вкусом разлилась по телу. – Ого, славное пиво, да ты знатный пивовар – добродушно произнес Ульвбран.
Пока гном угощался варевом соплеменника, то краем глаза заметил как к ним присоединилось существо, которое Ульв раньше не встречал. Точнее видел, но только на картинках, и знал по рассказам своих старших родичей. «Нага – житель водного мира» скорее догадался, нежели узнал гном. Он внимательно проследил за тем что делал незнакомец. Тот осмотрел вверенную Ульву катапульту, и окликнул Гидвина. Ульв не стал встревать в разговор и отвечать раньше сородича.

15

-Отец мой и правда доспехи знатные делает. Да и меня научил ремеслу кузнечному. Гидвин похлопал себя по нагруднику. -Если вдруг щит или броня сломается, обращайся, подлатаю. Тут сзади гнома окликнула Парвати. -О кстати, познакомься это Парвати, она в моем отряде. Представил Гидвин нагу. -А это Ульвбран, мой сородич. сказал Гидвин забирая бурдюк с пивом обратно. -Да, это те самые машины. Так что теперь уже им придется прятаться от камнепада. похлопал по катапульте бородач. Глянув вниз воин увидел что поток отступающих понемногу сходит на нет. Гидвин уселся на пол привалившись к стене. -Уф... Что-то умаялся я. Отдохну чуток, и снова пойду черепа ломать. Только лишь присев, гном понял что он довольно сильно вымотался. -Ну вы это, будите ежели что. борясь с зевотой сказал гном. -Хоть немного вздремну. А то негоже без сил в бой бросаться... подумал Гидвин перед тем как задремать.

16

Вообще Йирту нравились живые существа. Но как-то очень уж по особому. Издалека. Лечить, возвращать их к жизни и восстанавливать функционирование организма - это всегда пожалуйста. Но вот общаться, переходя на ближнюю дистанцию межличностного взаимодействия, не говоря о попытках телесного контакта - не допусти Этерия! Именно поэтому Порченный особенно ценил тяжело раненых. Ни задушевных бесед, ни рукоприкладства - лишь спокойное следование роли ушедшего в работу лекаря и лежащего без чувств больного - идеальные взаимоотношения. Конечно, было несколько случаев когда мечущиеся в бреду хватали Йирта за руку и, сжимая её, рассказывали Бесхвостому о припрятанном фамильном золоте, или каялись в грехах. Лишь эти случаи немного подпортили мнение вифрэя о тяжелораненых как лучших больных. Кроме того, обладая доступом к крови, Йирт мог моментально восполнить свои магические силы, что позволило ему плавно перейти от использования навыков лекаря к настоящему волшебству. В ход шли ставшие такими естественными целительные ладони и оздоровление, с помощью которых Бесхвостый заращивал страшнейшие раны и восстанавливал людям утраченные части тел. Конечно, Йирт не ограничивался тяжелораненными. Он помогал всем кому только мог. Попытки заговорить с ним либо полностью игнорировал, либо покрывался пунцовыми пятнами и...опять же игнорировал. По крайней мере, пытался. В редких случаях людям и нелюдям удавалось его разговорить, но и тогда он ограничивался парой-тройкой фраз. А потом бежал дальше. Пострадавших от нежити было неисчислимое множество. Бесхвостый помогал взявшим оружие старикам, совсем еще молоденьким юношам и девушкам, юным войнам и прожженным ветеранам, ремесленникам, крестьянам, аристократам. Для вифрэя, плохо разбирающегося в социальном расслоении, они все были равны. Но самое удивительное здесь и сейчас именно так оно и было. Несмотря на различия, все живые объединились против общего врага, бросая души и тела в общий котел войны. Они либо победят, либо сгорят. Все вместе.
Уррур, до этого являющийся чем-то вроде анестезии, отвлекая излечиваемых от боли, неожиданно заверещал и спрыгнул с плеча Бесхвостого, напоследок сжав его плечо. Помотав головой и стряхнув с себя мысли о войне, поблизости от огромной конструкции Йирт увидел нагу и двух беседующих гномов, похожих друг на друга как две капли воды - та же приземистая широкоплечесть, идентичные густые косматые бороды. Но, приглядевшись, в одном из них вифрэй узнал того что  ценою руки встал на его защиту. Почувствовав укол совести что так и не поблагодарил его за это, вифрэй приблизился. Но с поиском подходящих слов снова возникли проблемы. Уррур же тем временем, заинтересованный хвостом наги, принялся его рассматривать со всей тщательностью, используя все доступные ему органы чувств - обоняние, осязание и попробовал чуть укусить, готовый в любой момент немедленно отпрыгнуть.

Отредактировано Йирт С’Апть (2016-04-11 13:10:47)

17

Орк довольно быстро нашел командующего ответственного за удержание этой позиции. После чего Грозгару указали задачу и позиции. На сей раз им снова предстояло оборонять ворота сверху. Их отряд отлично проявил себя на восточных внешних вратах, а потому их предназначение напрашивалось само собой. Зеленокожий задержался исключительно для того, что бы помочь усилить ворота, когда пройдут последние подразделения, а затем поднялся наверх к своей команде. Гидвин воспользовался моментом, что бы поспать, в то время как незнакомый гном и Парвати о чем то увлеченно беседовали. Здесь же нашелся и Йирт. Маленький вифрей чего явно хотел от Гидвина и теперь мялся в нерешительности.
- Я Грозгар из клана Лесной кошки, - спокойно орк поприветствовал Ульвбрана, а затем обратился к остальным членам своего отряда: - Мы будем удерживать позицию над вратами. Пока враг не подошел, постарайтесь отдохнуть.
Своему совету орк так же был бы не прочь последовать, но для начала он подошел к пузатой бочке со святой водой и наполнил свою флягу. Грозгар прекрасно помнил какой эффект она оказывала на мертвых птиц, а потому был не против по возможности повторить с нежитью этот трюк. В отличие от Гидвина, зеленокожий спать не стал. Его чутье подсказывало, что до вечера еще было далеко, да выспался он утром. Вместо этого он решил перекусить оставшимся мясом из своего походного мешка, не забыв перед этим угостить им свою команду и Ульвбрана. Орку определенно нравилось присутствие своих сородичей на стенах. Оставалось только поглядывать вниз, да дожидаться врага.

18

-А это Ульвбран, мой сородич Нага кивнула гному в знак приветствия.
-Да, это те самые машины. Так что теперь уже им придется прятаться от камнепада. А притащить они свои машины не могут? Наверное, нет, улицы недостаточно широкие. Парвати решила не продолжать задавать вопросы, к тому же гном начал устраиваться подремать. Сколько спокойствия. Не меньше, чем мог бы проявить наг.
-Ульвбран. Это твоё полное имя? У прочих гномов оно гораздо длиннее. Особенно у Морруда двадцать девятого...не помню, как там дальше. Но думаю, раз его представили мне как Ульвбрана, мне к нему так можно и обращаться.
-Ты тоже молотом сражаешься?
Нага, поблагодарив, взяла кусок мяса, предложенный орком. Вкусно, но страшно сухо. Где-то тут я видела бочку. Обнаружив искомую бочку, Парвати горстью зачерпнула из неё. Вода в бочке была удручающе несолёная, но соли было достаточно в мясе. Знать бы, кто мою флягу присвоил. Прямо с пояса свистнули, чтоб у них руки поотсыхали. Они решили, что это забавно, или думали, что там что-то интересное?

19

Закончив говорить с орком, Аминаэль уловила взгляд Тирона и смутилась. С ней частенько случалось подобное: всем сердцем приняв учение сильфид, она уже не различала границ между людьми, орками и эльфами. Единственное отличие, которое признавала эльфийка - отличие между жизнью и посмертием, и то испытывая к неупокоённым и порабощённым искреннюю жалость. Даже несмотря на то, что чуть было не погибла от их рук сама.
- Тирон, Вы не видели здесь командира? Или коменданта? - спросила целительница, всё ещё путаясь в иерархии военных, - мне кажется, стоит сказать ему, кто я и что могу сделать для войска. Надеюсь, он сумеет правильно распределить силы.
В этой фразе прозвучали отголоски былой эльфийской надменности, с которой Нэли боролась уже не один век. Пусть это качество было к месту на дипломатических приёмах или светских раутах, но у постели больных глупо гордиться происхождением. Соратники, хоть и казались со стороны милейшей компанией, сторонились Ивицы по непонятным для неё причинам. Побаивались? Смущались? Или просто не утруждали себя этикетом и решили, что кому надо - тот и подходит первым? Как бы то ни было, сильфида сама была ещё не готова присоединиться к их беседе, мысленно ругая себя за не вовремя аукнувшееся воспитание. Дай Этерия, хоть по именам узнаем друг друга к концу осады...
Поправив цветы в волосах и придав лицу дружелюбное выражение, Аминаэль отправилась на поиски командующего.
Но внезапно что-то отвлекло эльфийку, и на этот раз это был не оркский воин, а раненый вифрей (бедняге не доставало хвоста и руки). Этот странный парень отнюдь не выглядел опечаленным, а с улыбкой наблюдал за странным зверьком, что в этот момент ловил нажий хвост.
- Друг мой, - ласково заговорила сильфида, - скажи, я могу тебе помочь?

20

Ничто не предвещало беды. Враги далеко, а те, кого любой после пережитого записал бы в самые что ни на есть ближайшие друзья-товарищи, находятся в пределах прямой видимости: один из гномов у странной деревянной конструкции, увлеченная разговором нага и выдающая присутствие орка зелёная голова в шлеме, что небольшой, но хорошо защищенной колокольней возвышалась над толпой суетящихся защитников. Так что Йирт, убаюканный ощущением безопасности, забыв обо всем на свете, привычно залип между небом и землей, сосредоточив свое внимание на первой же попавшейся неоднозначной ситуации. В данном конкретном случае его загипнотизировал Уррур, играющий с кончиком хвоста наги. Странный попросту не мог сдвинуться с места, завороженный не только физической, но и фразеологической стороной совершаемого пушистым созданием действия. "Дергать нагу за хвост" - именно так любила приговаривать Старейшина, которую он оставил позади - в другом мире, и, кажется, в другой жизни. Но призрак прошлого настиг его и появившийся из-за действий Уррура водоворот воспоминаний затянул его в свои глубины. Тело его по прежнему оставалось стоять, вперив взгляд в зверька. Проходящие мимо люди, прерывающие визуальный контакт вовсе не мешали ему - разум Йирта уже пребывал в прошлом...
Все тогда казалось абсолютным. Истинное Зло виделось во вредности других детей что либо не брали играть, либо избирали его целью обидных шуточек и подначек. А Добро, состоящее из улыбок близких, вкусно приготовленной еды и одобрения самой Старейшины, пусть и имело смутные очертания, но было всеобъемлющим. Но по мере того как река времени несла разум Бесхвостого, перебрасывая утлое суденышко рассудка через целые года, Абсолюты на глазах рассеивались. Теперь подросшая предводительница оравы маленьких вифрэев, что казалась ранее созданием Тьмы, вызывала какие-то странные, на удивление приятные эмоции даже когда просто смотрела на него своими лучистыми глазами, пусть и содержащими отсветы переживаемых ею негативных эмоций. Похвала больше не казалась чем-то хорошим, особенно если произносилась после того как он, прилагая все свои силы, все же не мог спасти умирающего у него на руках соотечественника. Скорее горечь и обида. А потом и вовсе Зло и Добро смешались в одном существе. В Эйзе С'Апть. В некромантке. И от одного только воспоминания о ней губы Йирта сами собой растянулись в улыбке...
Порченный моргнул раз, другой. Слепящий свет окутывал его, бил в самые глаза, но не доставлял дискомфорта, как если бы исходил от солнца. Странный непонимающе моргнул и повернул голову чуть в сторону, разорвав визуальный контакт с хвостом, у которого уже не было Уррура. И замер. Тот, высунув язык, находился рядом с существом, которое и порождало волны приятного, бодрящего тепла самой Жизни. Этерия. Лично.
- А...э...я... - пролепетал Йирт. И грохнулся в обморок.

Отредактировано Йирт С’Апть (2016-04-14 11:46:14)

21

- Вот и помогла... - удручённо пробормотала себе под нос целительница, глядя на распластавшегося у её ног вифрея. Надо было что-то делать, причём как можно скорее - ещё не хватало, чтобы он простудился, лёжа на холодных камнях.
Сильфида наклонилась к однорукому и вздохнуло: к сожалению, рука была потеряна очень давно и не подлежала восстановлению. Во всяком случае, ни одним из известных Нэли методов. Можно было, конечно, его убить, воскресить и посмотреть, что получится... Но это лучше бы оставить на какой-нибудь уютный вечерок у камина под шиповниковый чай и потрескивание дров. Скажи, ты не хочешь вновь иметь две руки?.. О, что ты, не волнуйся, для меня в радость помочь тебе. Только сначала я остановлю твоё сердце и дождусь, пока смерть прострёт над тобой свои крылья... Эй, стой, куда ты! Ещё не подали медовое печение!..
- Друг... Друг, просыпайся, - похлопала по щекам Йирта эльфийка, всё ещё недоумевая, отчего тот упал в обморок. Может, волосы растрепались? Но не настолько же! - Тааак, подожди ка..
Она ещё раз похлопала по щекам. Судя по чувству жизни, с этим магом всё было хорошо (если не считать увечий), значит, надо просто дождаться пробуждения.

22

Йирт плавал в пустоте. Абсолютное ничто окружало его со всех сторон. Да и сам Йирт в этот момент не существовал. Он ничего не видел, не слышал и не ощущал. Не было даже мысли. Блаженство не существования... Но потом в пустоте возникло тепло. Оно пришло откуда-то извне и уверенно устроилось в самом центре небытия. Вокруг него стали образовываться аномалии - странные завихрения, которые множились и множились. Йирта против его воли захватила эта череда изменений. Его швыряло из одного состояния в другое так быстро что он просто не успевал ничего ощутить. Он познал жизнь. У него было тело. Множество тел. Те, кем он был не просто не могли быть описаны, но и вовсе, казалось, не имели формы как таковой. Поначалу. А потом появилась материя. И Йирт познал смерть. Он рождался и умирал бесчисленное количество раз, сменяя один вид существования на другой. Невообразимо огромные организмы, создания с тысячью щупалец...А потом его поймали. И заточили в убогое тщедушное тельце, которое не могло даже летать. А потом последовал второй удар...
- Акгх... - промолвил Йирт, пытаясь произнести простейшее слово своего родного языка. Но не сумел - от первой, к слову, неправильно произнесенной буквы уже раздирало горло. Вифрэй открыл глаза и поперхнулся кашлем. Перед ним находилась та сила что породила его мир. Все что он пережил за последние пол минуты уже покинуло его разум и лишь отпечаток глубокого почтения врезался в сознание, совпав с тем что он испытывал к богине Жизни.
- Пхар...пгх... - Бесхвостый пытался сдерживать рвущийся наружу кашель. Краснел, бледнел и, наконец, заткнул себе рот единственной рукой. Глаза выражали абсолютный ужас, а грудная клетка прыгала вверх-вниз, силясь удержать рвущееся наружу сердце. На всякий случай Порченный дышать перестал, но кровь в венах закипела и все его попытки скрыть волнение привели к тому что алый оттенок его лица стал насыщенно томатным. На боль в области затылка Бесхвостый вовсе не обратил внимание, а там, после удара его головы о камень крепостной стены, уже стала вырастать маленькая башенка шишки. Уррур возбужденно скакал вокруг, громко и недовольно урча - все же двуногие слишком много уделяли вниманию друг-другу и не обращали внимание на него, хотя ему очень хотелось поиграть. Не выдержав напряжения, он взбежал на грудь Йирта и примостил там свой мохнатый зад, смотря двумя огромными глазами на эльфийку.
Наконец, отчасти благодаря тому что Уррур перетянул на себя часть внимания, Странный справился с собой и, судорожно отдышавшись промолвил:
- ...Er...Eizori...

23

Стремительно краснеющее лицо вифрея и его учащающийся пульс говорили об одном - пословица про благие намерения родилась не на пустом месте, и Аминаэль, желая помочь, обеспечила Йирту сердечный приступ. Очаровательный питомец, кажется, воспринял это как новую игру и с видимым удовольствием присоединился, усевшись на грудь полуобморочного парня. Разыгрывающаяся драма принимала черты трагикомедии.
Неизвестно, были ли проблемы с сердцем у этого бедняги давно или сегодня всё это случилось в первый раз. Честно говоря, сильфида расстроилась от осознания, что на этот раз именно она стала причиной... этого. Сосредоточившись, эльфийка пленила его хворь, успокаивая вскипевшую кровь и возвращая способность нормально дышать (а то судорожные хрипы, вырывавшиеся из груди Странного целительницу немного пугали).
- Меня зовут Ивица, друг мой. Тебе не стоит так волноваться больше, - ласково проговорила эльфийка, чуть пожимая уцелевшую руку вифрея.

24

Видения, какими бы они не были безумными, уже отступили, оставив после себя лишь туманную дымку из несвязанных между собой обрывков. А вот реальность, которая должна была быть непоколебимой цитаделью разумности, подкидывала Йирту какие-то, мягко говоря, странные ситуации от которых хотелось сбежать обратно в обитель смыслового хаоса. Там такое хотя бы было в порядке вещей...Но так как побег был невозможен, вифрэй был вынужден столкнуться со странностью и принять бой. Голова гудела как потревоженный медведем улей - мысли роились, сталкивались, отскакивали, уничтожались друг об друга с тихим хлопком, порождая еще большую путаницу. Но ответа на вопрос почему богиня называет себя другим именем Йирт не находил. И тогда ему на помощь пришла та черта его характера от которой он подобного ожидал в меньшей степени. Подозрительность. И свет озарения посетил разум Бесхвостого...
- Ааааа! - протянул он и покосился на охранников эльфийки, не отходивших от неё ни на шаг - Конечно НЕТ!
Последняя фраза оказалась произнесена, пожалуй, чересчур горячо. Да что там интонация - Бесхвостый сам пылал: щеки горели, глаза лихорадочно блестели. И не удивительно - не каждый день удается понять божественный план и поучаствовать в нем. Порченный попытался приблизиться к острому уху эльфийки и прошептать: - Я ник-кому скажу не что ты Er Eizori! Но сделать это из вертикального положения было довольно сложно, так что он попытался приподняться чтобы его голова оказалась ближе к склонившейся богине. Но учитывая однорукость не способствующую к успеху столь сложных трюков и не идеальную физическую подготовку, он лишь дернулся, что привело к тому что сопровождающие как Ивицы, так и Йирта выказали недовольство. Взвизгнув, Уррур пушистым комочком скатился с его груди, а неожиданная попытка сблизиться с эльфийкой была воспринята как акт агрессии со стороны того кто мог всего лишь притворяться раненым для того чтобы подобраться к охраняемому объекту. Бесхвостый со всех сторон оказался виноват - с одной стороны острейшие клинки, с другой обиженное сопение.

25

Отдых и мирный разговор отряда были прерваны небольшим происшествием с Йиртом. Вифрей о чем то заговорил с эльфийкой, от которой орк старался держаться как можно дальше, да бы не провоцировать конфликт, и в какой то момент однорукий маг грохнулся в обморок. "Злостное колдунство!" - едва не закричал Грозгар, но сдержал свой порыв. По его опыту никто не падал на ровном месте без какой либо причины. Инородных предметов в вифрее не появилось, а кровь не заливала стену, значит это был лишь просто обморок. Орк раньше не сталкивался с вифреями, а потому не знал было ли это у них в порядке вещей. Тем более эльфийка вроде бы пыталась оказать ему первую помощь. Вот только охрана ее отреагировала довольно агрессивно. Йирт вряд ли мог считаться другом орка, его нескладность и отсутствие боевых навыков лишь ухудшали картину взаимоотношений. Лишь магический дар и польза для команды не давали пасть вифрею до уровня раба в глазах зеленокожего. Но  главным было то, что бесхвостый был членом отряда Грозгара. А пока жив зеленокожий: он никому не позволит задевать или оскорблять своих подчиненных и уж тем более наносить им физический вред. Буквально в несколько ударов сердца орк оказался рядом с вифреем, приподнял его за шкирку и одним движением руки завел себе за спину, как бы вставая между Йиртом и эльфами. Грозгар так и не достал топора, не смотря на враждебность эльфов, заодно(как он думал) демонстрируя подобным видом презрение.
- В отличие от меня, - орк легонько кивнул в сторону Йирта, - он не представляет угрозы.
Затем орк продолжил, как ему казалось, примирительно: - Но раз вы до сих пор живы, значит я не хочу вам причинять вред.
Отчасти это была правда. Хоть для орка не было милее сердцу противника в битве нежели эльфа, но Грозгар мыслил несколько другими категориями, старался думать как лидер и вождь. Боевые качества эльфов охранников он в виду закостенелости мышления сильно принижал, но даже так, по его разумению, они должны были забрать с собой пару скелетов, либо на крайний случай дать остальным "настоящим" воинам время сделать что нибудь полезное. Единственная, чья польза не подвергалась сомнению была Ивица. Ее вклад в оборону восточных ворот вряд ли можно было переоценить. Вроде она командовала остальными эльфами, а значит конфликт нужно было решать как командир с командиром.
- Ты командуешь этими? Я не вижу смысла битве между нами, ведь мы собрались здесь ради другого врага.

26

Йирту было тяжело. Так тяжело, как, пожалуй, никогда в жизни не было. Но самое удивительное - ему это нравилось. Богиня посвятила его в свой замысел и теперь лишь он единственный знал о том кем на самом деле являлась находящаяся перед ним эльфийка. Бесхвостому, в тумане религиозного экстаза, казалось что внешность "Ивицы", как Этерия себя назвала, совершенна. Бесхвостый пожирал взглядом эльфийку, желая запомнить каждую деталь - от цветка в волосах и до налипших кусочков грязи на обуви. И чем дольше он смотрел, тем в большее восхищение приходил. Оружие её защитников, казалось, нисколько ему не мешало. Но завершив осмотр, Странный вифрэй не ощутил удовлетворения - скорее...ревность. Этерия создала себе слишком прекрасное вместилище, так что по мнению Йирта, любой мог догадаться что её ослепительная красота - божественная. А ему так хотелось быть единственным...
Он оборвал себя на этой крамольной мысли и покраснел еще гуще. Если бы мог, Бесхвостый отвесил бы себе затрещину - думать такое о богине было сродни измене. "Чтоб меня приподняло, да прихлопнуло!" - в сердцах подумал Йирт, ощутив подлую, неприятную резь в области сердца - позволить обижать богиню он не мог, по крайней мере, себе. И в тот же миг Порченный ощутил что взлетает. Уррур удивленно курлыкнул и плюхнулся на пушистый зад, смотря с открытой пастью за тем как его глупый двуногий товарищ взмывает в воздух. Вифрэй, еще в самом начале пути потеряв от испуга дыхание, вытращил глаза и уставился ими в никуда, в то время как губы его быстро-быстро произносили слова молитвы, так что они сливались в нечто неразборчивое. Покинул Йирт это состояние когда у него закончился воздух. Волей-неволей ему пришлось сделать глубокий вдох, что привело к тому что наваждение перестало довлеть над ним. Осознание происходящего окатило его будто ледяная вода разгоряченного жарким солнцем жителя пустыни. Орк решил оказаться поближе к Этерии! Но, столкнувшись с тем кого ему так просто не победить, действовал не грубой силой, а уловками! Мир, общий враг...Вифрэй догадался что это лишь предлоги, обходные маневры. Бесхвостый порывался что-то сказать, но решил что не стоит. Уж слишком воинственно выглядели эльфы, вид на которых открывался из-за спины могучего орка, за спиной которого он находился. Явно намечалась потасовка. Все хотели быть ближе к богине. И Странный прекрасно их понимал...Вокруг главных кандидатов на пребывание подле Этерии сам собой образовался пустой круг - никто не хотел попасть под раздачу. Впрочем, вполне возможно что в этом предположении Йирт ошибся, поскольку его чуткий слух уловил как один, а то и несколько существ пробирались сквозь толпу, собираясь то ли включиться в борьбу, то ли для того чтобы получше разглядеть происходящее.
А все из-за того что Этерия создала себе слишком явно божественную оболочку!

Отредактировано Йирт С’Апть (2016-04-14 14:27:48)

27

- Хватит! - решительно вскинула руки Аминаэль, выходя из образа нежной сильфиды, - Я обращаюсь ко всем вам: по ту сторону стены у нас общий враг, который не посмотрит на наши раздоры и не станет разбираться, кто прав, а кто виноват!
Иви подошла к командиру эльфийского отряда и тихо сказала ему:
- Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, боль утраты не утихла и в моей душе, но сейчас ты не хуже меня знаешь, что именно наши раздоры помогут тёмному магистру захватить город. А это бедняга... - здесь целительница кивнула в сторону Йирта и сочувственно ему улыбнулась, - он совершенно безобиден. И... м... кажется, он слегка не в себе.
Тирон не слишком охотно убрал оружие, всем своим видом показывая твёрдое намерение следовать полученным от лорда Таварилла приказам, а сейчас подчинился Аминаэль лишь из уважения к последней. Впрочем, Нэли даже на уважение не слишком надеялась, уверенная, что в случае опасности командир просто плюнет на субординацию, и, рискуя получить кары небесные, перекинет уважаемую целительницу через плечо. А потом телепортирует в Левиан. Или вообще в другое измерение. Нежить-нежитью, но основной задачей его было защищать Ивицу.
Сама эльфийка к Йирту теперь не подошла бы и на пушечный выстрел, дабы не вызвать у него ещё один сердечный приступ и не спровоцировать орка, явно взявшего вифрея под своё покровительство.
Всемилостивая Этерия, куда же запропастился главный на этом участке стены?..

28

Если странное поведение вифрея заставило эльфов обнажить оружие, в стремлении защитить госпожу, то появление орка и его высказывания едва не заставили остроухих броситься в бой. Тирон с нескрываемой ненавистью смотрел на Грозгара, как и его подчиненные. Находящиеся рядом люди насторожились, готовые разнимать дерущихся, в прочем, некоторые, судя по всему, были готовы поддержать эльфов - не все были рады видеть орков в своих рядах.
http://s43.radikal.ru/i099/1404/f7/3f09e250940b.jpg
Тирон: В твоих же интересах, животное, держаться подальше от нас!
Крик Ивицы немного даже удивил эльфов, но боевые стойки они все еще сохраняли, наблюдая за не менее агрессивными позами четырех орков, пришедших на поддержку Грозгару. Тирон внимательно выслушал леди Таварилл и когда сильфида закончила, лишь сдержанно кивнул.
http://s43.radikal.ru/i099/1404/f7/3f09e250940b.jpg
Тирон: Убрать оружие!
Подчиненные эльфа поспешили пусть и с неохотой, но выполнить приказ. Сородичи Грозгара, все еще настороженные, держались рядом, а один из них спросил у него: как вы? Эльфы, находящиеся в толпе, скрылись из виду собравшихся, но, возможно, все еще были неподалеку, чтобы успеть среагировать. К счастью, сильфиде удалось предотвратить готовый разразиться межрасовый конфликт. Окружающие солдаты вернулись к своим делам, но все еще поглядывали на эльфов и орков, готовые все же вмешаться и предотвратить драку. В этот момент к Тирону подошел уходивший недавно эльф из их отряда - его ранее командир эльфийского отряда отсылал, чтобы нашел командование и, похоже, он уже его нашел.
http://s43.radikal.ru/i099/1404/f7/3f09e250940b.jpg
Тирон: Госпожа, Ваэллен отыскал командующего, - сообщил эльф, все еще косо поглядывая в сторону Грозгара. Орки, собравшиеся рядом с ним, пожелали ему хорошей битвы и ушли на свои позиции, предварительно не забыв злобно ухмыльнуться эльфам.

29

В отличие от эльфов орк так и не обнажил свое оружие презрительно рассматривая их. Грозгар был готов к бою всегда, как и любой представитель его рода. Он всегда мог использовать свое умение рукопашного боя, что бы обезоружить и нейтрализвать бойцов противника насколько это было возможно. Помощь сторонних орков лишь усилила волю зеленокожего. Хоть он и не мог им открыто выразить свою признательность, но все же ответил на вопрос: как вы? Он не спускал своего тяжелого взгляда с эльфов в своем ответе:
- Прекрасно, пока не трогают моих бойцов, - орк специально проговорил на общем. Так его речь могли понять все. В первую очередь он подчеркивал, что жизни его воинов не являлись для него пустым звуком, во вторых он проводил между ним и эльфами четкую границу, за которую не следовало переступать. Подобными действиями он бы поднял свою репутацию в войсках орков, а может быть и гномов и людей. При всем при этом Грозгар не считал свои слова пустыми, он прекрасно сознавал вес каждого сказанного им слова, а значит был готов был положить жизнь за их поддержку. Для некоторых это может  показаться странной жизненной позицией, но наш герой был из рода орков, а значит верил в честь, достоинство и воинскую доблесть. Каждое слово оброненное им в присутствии орков (часть орочьего верования, что лишь при своих они должны быть верны идеалам орков) должно быть крепким как скала. К счастью это или к худу, но Грозгар был готов разоравть глотку любому, кто бы усомнился в его словах.
К счастью вмешалась эльфийка, приложивщая максимум своей силы и авторитета в погашении конфликта. Орк был уже готов к настоящей схватке с эльфвами, когда они не хотя вернули свои мечи в ножны.
-Я обращаюсь ко всем вам: по ту сторону стены у нас общий враг, который не посмотрит на наши раздоры и не станет разбираться, кто прав, а кто виноват! вещала эльфийка, призывая воинов к мудрости и сдержанности. Возможно, что поразило орков вокруг ГРозгара, так это хладнокровие при проявлении агрессии со стороны эльфов  и их оскорблениях , а так же легкость с которой он их простил.
- Я согласен, - на общем языке ответил наш зеленокожий герой.
- Эта битва рассудит нас. Заберет слабых душой и телом, а так же выделит героев. Завтра, я надеюсь видеть вас в одном со мной строю, с боевыми трофеями и  славой, прославляющих ваших предков!, - обратился к оркам на своем языке Грозгар. Чего у него было не отнять так это лидерских, качеств, с которыми он вдохновлял своих подчиненных на самые отчаянные предприятия. Всех воинов ждали тягости и лишения битвы, но осознание, того что они борются за правое дело, всегда придавало воинам сил и уверенности в победе.
Грозгар проигнорировал заявление Тирона (хотя орк не знал его имени), о местонахождении главнокомандующего, так как сам недавно получил от него задание охранять врата сверху от вторжения врагов. Грозгар уверенно подталкивал Йирта к своей группе, пока не оказался на значительном расстоянии от эльфов, после чего шепнул вифрею на ухо:
- Старайся к ним не подходить и не провоцировать воинов, иначе мне придется их порубить. А они были бы полезны при обороне от нежити, - орк не скрывал своей уверенности, в том что одолеет эльфов без проблем, но старался донести до Йирта, что их противостояние приведет к ненужной крови.

30

Йирт не любил драки. Не то чтобы ему не нравилось оказывать помощь пострадавшим. Наоборот, в эти моменты он мог явить себя миру в образе героя-спасителя. Просто он не видел слишком уж много смысла в этом процессе. Вифрэй был пусть и странным, но истинным сыном своей расы, а потому не цеплялся за материальные ценности из-за которых и возникала большая часть потасовок. Где-то в глубине его разума таилось недоумение - зачем сражаться, когда можно украсть? Но сейчас, стоя за спиной могучего орка, он ощутил что, в принципе, не против боя. Ведь сражение предстояло не за что-то, а за саму Этерию. Бесхвостый и сам поучаствовал бы, но несмотря на религиозный экстаз, он осознавал мизерность своих шансов на победу - по крайней мере в общей потасовке где каждый сам за себя. А вот если он подождет когда останется только один...
Ступив на стезю конструирования коварного замысла, Бесхвостый ссутулился еще больше и отвернулся, чтобы ему не мешали думать. Щеки его раскраснелись от испытываемого им легкого ощущения стыда (Всё из-за того что он, добрый и благородный маг жизни, строил козни, пусть и ради Этерии), а в голове что-то непривычно щелкало - коварные замыслы были не по его части, поэтому приходилось импровизировать. Собственно, ничего удивительного в том что Йирт, в свойственной ему манере, так глубоко ушел в раздумья, что в итоге пропустил момент когда проблема оказалась решена. Лишь по завершению, когда у Странного вызрел немного безумный план действий с погонями, переодеваниями и использованием лекарственных средств не по назначению, он неожиданно для себя обнаружил что остался один. Все уже разошлись по своим делам, а проходящие мимо поглядывали на него с легким недоумением. Уррур, который должен был сыграть ключевую роль в предстоящем замысле, так же испарился. Тут уж ничего не оставалось - нужен был новый план. Но на его составление у Бехсвостого ушло бы слишком много времени. Следовало как можно скорее отправиться к Этерии (благо с помощью чувства жизни найти её не составляло большого труда) и уже там, по обстоятельствам, не только привлечь внимание ретировавшейся богини, но и отбить её у подлых захватчиков, которые несомненно, удерживают её против воли. Последняя мысль даже самому Йирту показалась чрезмерной - вряд ли у кого-либо из смертных хватит сил на то чтобы удерживать богиню. Нюансы он вифрэй решил оставить на потом и даже не взглянув на орка, он устремился за той кто назвала себя Ивицей.
Бесхвостый следовал за отрядом эльфов со всей доступной ему осторожностью. Но когда он смог прямо взглянуть на Этерию не магическим, а настоящим зрением, Порченный не смог удержаться от проклятия. Бесхвостый сузил глаза. Если бы у него был хвост, он бы стучал им себя по бокам от бессильной ярости. Он недооценил Уррура. Его помощник оказался тем самым главным конкурентом что завладел вниманием "Ивицы" - он уже находился рядом с эльфийкой, пытаясь залезть по её ноге, цепляясь лапками за одежду. Йирту только и оставалось что наблюдать, да молча аплодировать ученику, который превзошел самого мастера...
Зверёк был голоден. Подобно могучему варвару (если бы он был маленьким пушистым существом с большими глазами), он с мужественным, демонстрирующим трудность восхождения кряхтением (с тихим самодовольным урчанием) карабкался по отвесному склону непреодолимой скалы (по ноге эльфийки). Цель его была близка, но силы, гораздо большие его самого, пришли в движение и...Уррур был готов защищаться всем что у него было и даже применить самое разрушительное по своей силе оружие - свои огромные умильные глаза и лучезарную зубастую улыбочку.
- Урр? - спросил он первым делом.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Северо-восточные ворота наверх. Верхнее кольцо.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC