FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Июнь 17083 - Колодец желаний. Мия, Йирт С’Апть.


Июнь 17083 - Колодец желаний. Мия, Йирт С’Апть.

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Каталия. Отдаленный материк. Местами мрачный и зловещий, местами кажущийся попросту нереальным из-за своей волшебной красоты. Именно здесь вы найдете все существующие во вселенной оттенки зелёного - от практически черной трясины болот и до угрожающе белых лепестков дурманящих цветов. Но если бы на этом все прелести и ужасы этого места заканчивались...Отнюдь, наполнение, как это часто бывает, превосходит даже самые смелые ожидания.
http://i78.fastpic.ru/big/2016/0514/1c/3114056c4efca3c553d653a34895b31c.jpg
Одним из мест что можно назвать Каталийской достопримечательностью (то есть клочок пространства, который в силу некоторых обстоятельств зарос растительностью не так интенсивно, так что помимо всевозможных представителей флоры можно увидеть нечто необычное) является колодец желаний. Конечно, на самом деле это никакой не колодец - просто небольшое и очень, очень, очень глубокое озеро. Дна его никто никогда не достигал. А если и достигал, то явно не в том состоянии чтобы потом вернуться и поведать об этом. Пронзительно холодная вода колодца остужает исследовательский пыл даже таких любопытных созданий как вифрэи. Но они продолжают приходить к этому импровизированному "колодцу". Некоторые в поиске редких трав, что растут поблизости, другие - для того чтобы пополнить запасы питьевой воды, а третьи - из-за будоражащей умы легенды. Легенды о сбывающихся желаниях...
Местность вокруг колодца желаний буйно цветёт и пахнет. Пестрые цветы, разноцветные бабочки бороздят просторы наполненного чудесной свежестью воздуха. Солнечные лучи пробиваются сквозь кроны высоких деревьев, огибают лианы и ныряют в водную гладь, освещая не более чем нескольких метров ледяной воды. По поверхности водоема лениво скользят водомерки, а у берегов, на огромных булыжниках виднеется мягкий, удивительно яркий мох самых разных оттенков.

***

В данный момент своей жизни Йирт являлся кем-то вроде ученика лекаря деревни С'Апть. Он уже прошел лабиринт заточившего его вампира, а потому в его психике уже произошли некоторые изменения. Он стал нелюдим и если раньше общался с кем-либо довольно таки редко, то теперь и вовсе любые разговоры стали для него в тягость. Пока не до стойкого отвращения что появится в будущем, но удовольствия он от них уже давно не получал.
Так вот, сидит он, метрах в двадцати от "колодца" и аккуратно срезает травки, попутно бубня под нос молитвы Этерии за упокой местной фауны, как вдруг...

Отредактировано Йирт С’Апть (2016-05-14 16:08:17)

2

– БЕРЕГИ-ИСЬ! – вопль раздаётся со всех сторон сразу, так быстро и не определишь, откуда звук. Это и не важно, ведь в следующую секунду на светловолосого вифрэя валится не менее ушастая и чуть более хвостатая особа, да с таким рассерженным и возмущённым фырканьем, словно это он виноват в её не слишком мягком приземлении!

Немного раньше...
– Я покидаю вас, мам, пап! Кто знает, когда мы с вами увидимся, – подвывала Мия, заламывая руки, несколько часов назад. Наконец, Орден Зрячих дал добро на поступление в Аклорию. Впервые её ждало настоящее приключение, новые люди и она наконец ознакомится с магией как следует! Только теперь Апетри и сама была этому не рада: перспектива провести несколько лет вдали от родной Каталии, семьи и – самое ужасное – на время забыть о дорогих сердцу занятиях парфюмерией с отцом проявилась во всей красе, с достоинствами и недостатками. Недостатков оказалось больше.
– Иди, проветрись. Попрощайся с любимыми местами, устрой себе что-то вроде прощального тура, – предприняла мать очередную попытку выпроводить внезапно меланхоличную дочь из дома. – Ты давно не посещала колодец желаний. Пойди и загадай что-нибудь, ну.
– И вообще, поброди где-нибудь недельку, а? Тебе это только на пользу... Сколько можно накручивать себя, Ми? Взрослая уже, – заметил отец, и Апетри поняла, что если не уберётся из дома сей момент, любимая семья вышвырнет её самостоятельно.

***
– Прощальный тур, надо же, выдумала, – не переставая ворчать, Мия наигрывала на лютне что-то душещипально-печальное, не соответствующее солнечному деньку. Ещё немного, и с тоски завоет да так, что все маленькие птички, неустанно разносящие трель по всей Каталии, все миролюбивые и не слишком зверьки и звери поспешат убраться с пути тоскующей вифрэйки. – Нет, дорогуша, тебе надо взять себя в руки, – через час безнадёжного нытья себе любимой, Апетри была готова на деревья лезть со скуки. Что она, в принципе, и сделала, пряча лютню за спину и подходя к тому самому колодцу желаний. – Я ведь никогда не пробовала покататься на лианах! А потом и неизвестно, когда получится... В Мистерийской империи есть лианы? Не-ет, там же холодно! – так и продолжая с собой переговариваться, полулиса без особых проблем залезла на дерево с более крупными и на вид крепкими ветками, разыскала лиану и тут же ухватилась за неё. Вздохнула: – Ну, была-не была! В этой жизни надо попробовать всё!
А вифрэя, занятого сбором трав неподалёку озера, она заметила уже в полёте. Полёте да таком, что дух захватывало! Уже немного позже Мия пообещала себе непременно повторить такой трюк, только перед этим удостоверившись, что не на кого падать. Чувство незабываемой лёгкости и восторга переполняло Апетри, но ума ей всё же хватило, чтобы заорать:
– БЕРЕГИ-ИСЬ!

Отредактировано Мия (2016-05-15 11:59:33)

3

На голове Йирта была едва ли не на глаза надвинутая широкополая шляпа. В одной руке он держал ножик, в второй вцепился в ручку корзинки. За спиной - сума с минимумом провизии, да пузатая полупустая фляга с водой. Как уже было сказано, Йирт сидел в тени деревьев и срезал растения, что казались ему полезными.  В том что отправляемые им в корзинку представители флоры действительно являлись лекарственными вифрэй до конца уверен не был. Бесхвостый знал - даже если он принесет просто охапку всевозможных трав, учитель разберётся и выберет только те что действительно пригодятся в спасении чужих жизней. Но желание оказаться лучше - преуспеть и найти именно то что нужно, не покидала его головы, а потому он напрягал все свои не слишком многочисленные ментальные силы чтобы сосредоточиться на мысленном образе необходимого стебелька. Проблема была в том что здесь они все походили друг на друга. И одно дело если он наберёт охапку необходимых трав - другое, что они окажутся ложными, а именно - лишь похожими на нужные. Бесхвостый подозревал что травы совсем не так просты как желают казаться на первый взгляд. Маскировка, любовь к труднодоступным местам и опека со стороны зверей - всё это признаки изощренного разума, которым, по мнению Бесхвостого, были объеденены все деревья, травы и кустарники. Насчет грибов Бесхвостый до сих пор сомневался - будь он сам растительным разумом, точно не стал бы брать их под свой контроль и защиту, ибо уж слишком грибы выделялись и казались подозрительными сами по себе - сами посудите, способно ли лишенное разума растение догадаться, а после отрастить себе во истину шедевральное творение вифрэйской цивилизации - широкополую шляпку, под которой можно преспокойно укрыться как от дождя, так и от палящего зноя? Поразмыслив, Йирт решил что оная способна и от падающих с веток змей уберечь. Но вот от свалившейся с соотечественницы шляпа не уберегла. Возможно, шедевральное творение вифрэйской цивилизации и смогло бы хоть немного смягчить падение, но именно в момент падения Бесхвостый решил снять шляпу, чтобы посмотреть кто же это нарушает тишину столь странными возгласами...
Ничто не предвещало беды. Да-да, совсем так же как когда оная сваливается с небес, взбивает мысли и выбивает землю из-под ног, садится на шею и радостно, с искренним интересом наблюдает за действиями избранного ею "счастливчика". Так что в некотором роде Бесхвостый должен был польщен. Но вот почему то достаточно сильных положительных эмоций он не испытывал. Одно слово - Странный.
Удар. Мир кувыркается перед глазами и, как кажется Бесхвостому, показывает ему с помощью переплетения лиан, неприличный жест. Взгляд в сторону пришелицы. Потом вверх, в крону деревьев.
- Т-ты кто? - коротко, с легким завыванием от боли поинтересовался ушибленный на всю голову вифрэй и максимально ласково потыткал рукояткой ножа растущую на голове шишку. Но что бы незнакомка не ответила - Йирт знал... Он взглянул на перевёрнутую корзинку и подозрительно сузил глаза. Она точно была агентом всемирного травяного заговора. Судя по всему - теперь трава добралась до мозгов его соотечественников, заставляя их нападать на себе подобных. Бесхвостый вытер нос тыльной стороной руки с зажатым в ней ножом. Необходимо было обезоружить её и выковырять траву из её мозгов. В голове Йирта забрезжили искристые мысли благодарности от не подозревающей о своем скором спасении вифрэйки. Возможно, его даже поцелуют! От этой мысли Бесхвостый потерял весь свой боевой запал и глупо хихикнул.

4

– Т-ты кто?
– Я – смерть твоя, – доверительно сообщила Мия, поправляя красную рубашку с расписанными причудливыми узорами по краю рукавов, и меланхолично наблюдая за вифрэем, с которого так и не удосужилась слезть. Но тут этот... – этот! – захихикал, и в пустую – после такого добротного проветривания, ха – голову хвостатой закралась такая вот странная мысль: ну и на подозрительного же типа ей довелось упасть! Сидит тут мирно, практически у кромки озера, травки режет. Вроде бубнил что-то. А сам – и не вифрэй вовсе. Возможно, какой-нибудь водный дух, какие в сказках принимают вид добрых и безобидных, в целом даже компанейских хвостатых. Но особенно много их – у старых мест, окутанных легендами и мифами. А какое озеро Ардении больше всего может претендовать на титул «самого таинственного и необычного»? Очень много, на самом деле! Только вот не около всякого сбываются самые настоящие Желания...
Накручивая на палец каштановый локон, желтоглазая полулиса задумчиво смотрела на собрата. «Собрата ли? Вроде – обычный вифрэй, всамделишный, но... мама не раз рассказывала, что они практически ничем не отличаются. Разве что забывают либо ушки, либо хвост к образу добавить – не придают они внимания таким внешним мелочам» Взгляд скользнул к шевелюре знакомца – Мия тут же протянула руку, с серьёзным видом ощупывая подвижные вифрэйские уши. «Вполне настоящие» Хвоста Апетри не видела, а проверить надо было! Поэтому пора было подниматься. «Все-таки падать на кого-то гораздо мягче, чем врезаться в дерево»
Итак, вернёмся к нашим ба... духам. Водным. Из сказок. Приобретают они свой истинный облик только в воде... Мия протянула руку вифрэю, чтобы помочь подняться, с довольной улыбкой во все тридцать два – план складывался в голове на удивление гладко. «Заодно и проверю, есть ли хвост»
– Пока падала, уронила медальон! Зрячей! Меня же убьют за потерю нашего знака, – жалобно затянула Апетри, блуждая взглядом от озера к лицу «водного духа» и обратно. – А уронила в озеро... Поможешь достать? И вообще, это же ты виноват, что я на тебя упала! Нечего тут сидеть! Метр влево, метр вправо – и этого бы не случилось! – как-то от печали до гнева девушка дошла удивительно быстро, даже хвост возмущённо топорщился, да и она сама начинала уже верить в свою легенду.

5

Грёзы звать было не надо. Они сами пришли, наводняя разум Бесхвостого самыми разными образами. Сидящая сверху хорошенькая вифрэйка оказалась сильнейшим катализатором, приведшим к прорыву плотины не часто просачивающихся фантазий строго определённого характера. Как бы себя ни вел Йирт, он все же был полноценным существом мужского пола с поправкой на мечтательность, несомненные психические отклонения и довольно сильную удаленность от мира материального. А потому, почувствовав какие-то новые, странные ощущения, он предпочел отстраниться от всего происходящего и погрузиться в собственную ментальную сферу чтобы как можно более тщательно изучить свое состояние. Бесхвостый замер и провалялся в таком положении ровно до того момента как его тронули за уши. Пушистые треугольники отреагировали немедленно, активировав дарованную самой природой могучую защитную систему и резко дернулись, отмахиваясь от этого вторжения как и от любого другого. Они готовы были и к длительной обороне - благо что-что, а уши у Йирта оказались на редкость хорошо накачаны из-за постоянных издевательств в детстве, когда дворовые соплеменники третировали его, используя для этого в том числе и длинные палочки, которыми щекотали уши вифрэя, вынуждая их беспрестанно двигаться. Но на этот раз противник оказался серьезнее какой нибудь мушки или травинки и схватил одно из ушей, сжимая в тисках своих пальцев. Острый импульс срочнейшей депешей поступил в нервную систему Странного и та, минуя разум, дала приказ телу - сопротивляться, используя все имеющиеся ресурсы. Тело тут же взбрыкнуло, используя для этого всю свою невеликую силу, выпущенную в одном резком рывке, который должен был сбросить свалившуюся с небес наездницу. Сознание вифрэя как раз вернулось к действительности. Увиденное настолько шокировало и потрясло Йирта что сейчас он напоминал скорее зомби, чем живое разумное существо. Пустой взгляд, в которых плескалась крайняя степень удивления, чуть приоткрытый рот из которого, слава богам, пока не текла слюна и полная покорность поступающим извне приказам. Даже великий травяной заговор остался за бортом - он не ожидал что внутри него могло храниться столько всяких странных желаний. С одной стороны ему было противно, ибо подобное он видел лишь среди зверей, а с другой...с другой находился кипящий океан, наполненный сладострастием.
Йирт молча поднялся и медленно покачиваясь направился в сторону колодца.

6

Когда незнакомец нагло скинул девушку, она недовольно насупилась, но злиться не стала (сама виновата, давно нужно было самостоятельно подняться и не давить его, всё же не пушинка) и с ожиданием уставилась на вифрэя, наблюдая за его реакцией. Довольно-таки любопытный экземпляр попался, нечего сказать! Такой пустой взгляд она видела впервые – ничего не выражал, кроме, кажется, безграничного удивления. Апетри оставалось только пожимать плечами – давно пора было прийти в себя! Но вот, вифрэй, наконец, поднялся. «Всё же, странный он какой-то», – шатающаяся походка и ошалелый вид говорил о крайней степени «не-в-себе». Такой эффект обычно достигался одной крайне любопытной травкой, но она, насколько знала девушка, здесь не росла... «На досуге по кустам поискать надо, не только же ради желаний люд сюда в последнее время зачастил!»
Кто о чём, а Мия – о сказках. Ничего не желая видеть, кроме россказней о духах (а атмосфера-то как располагает!), она не замечала ничего, кроме отсутствия хвоста у незнакомца. Поэтому план в голове сложился мгновенно – большая глубина, вифрэй уже у водной кромки и... неразумная хвостатая, с разбегу врезавшись в спину светловолосого, со всей своей почти отсутствующей силы толкает его в воду. Сев на корточки у берега и обняв коленки, Апетри, поджав губы, наблюдала за тем, что творилось в Колодце желаний. Прошло несколько секунд, мелькнула знакомая шевелюра. «Не превратился... может, полностью окунуть надо?» – с какой-то детской наивностью и упрямством не желала верить в то, что перед ней – просто симпатичный вифрэй, на которого ей повезло свалиться, Мия, которая плавать не умела от слова «совсем», неловко потянулась к шевелюре Бесхвостого, намереваясь опустить её под воду. В таком вот шатком положении она могла без проблем свалиться, чуть дёрнись вифрэй и... В воде бы оказалось два тонущих ушастых.

7

Как-то само по себе получилось что Йирт прикрыл то самое, наиболее возбужденное фантазиями место. А так как в его руках все еще присутствовал ножик, которым он только что срезал травы - положение было крайне опасным, ибо бесхвостый уже успел неосторожным движением отсечь несколько достаточно важных для любого вифрэйского мужчины вещей. Это была всего лишь пара-тройка прядей, но без них Бесхвостый стал походить на классического монастырского священника, какими их рисуют в книжках - с огромной лысиной ровно посреди головы. Если кто не понял - держался Порченный за голову. В сокрытии других взбудораженных частей тела он смысла не видел, поскольку свято верил Бабушке Одже, а та не раз говорила - "что естественно, то не безобразно". А что может быть естественнее реакции организма на внешние возбудители?
Итак, Йирт шел к водоёму. Никого не трогал. Вот вообще. Даже мелькавших в траве насекомых, слабо светящихся соляром обходил. Словом, вел себя как истинный маг жизни. Разве что мысленно избивал себя, доводя свое сознание до исступления в надежде на то что оно перестанет транслировать всякую похабщину, о которой, по мнению Бесхвостого, разумные существа не должны думать в принципе! Завершив свой поход к водоему, вифрэй механически склонился над водой, пытаясь увидеть якобы потерянный предмет (кстати, какой именно, Порченный к этому моменту благополучно забыл) и увидел свое отражение, щеголяющее новой стрижкой. Так как волосы в культуре вифрэев имеют достаточно большое значение, подобное кошмарное преображение было сравнимо с катастрофой мирового масштаба - вроде нашествия армии нежити с каким-нибудь древним Магистром во главе. Но закричать Бесхвостый не успел - его бессовестно толкнули в воду, куда он благополучно спустя мгновение полета и плюхнулся, подняв в воздух тучу брызг. И из каждой на него пялилось частично лишенное волос отражение. Это было во сто крат хуже, чем ледяные объятия водоема. По крайней мере, так Бесхвостому казалось секунды две. Потом он все же верно расставил приоритеты и понял - жизнь важнее всяких причесок. И стал изо всех сил барахтаться. Но миру в лице вифрэйки этих мучений показалось мало и она надавила на его голову сверху, собираясь погрузить его целиком. То ли свежеприобретенная лысина оказалась слишком скользкой, то ли сам Йирт излишне активно двигался, но вместо успеха в деле утопления, несостоявшаяся убийца сама оказалась в воде. Мстительные мысли не успели сложиться в голове Порченного. Он ощутил что начинает идти ко дну. И перво-наперво Бесхвостый вцепился в почти касающуюся поверхности воды лиану что оказалась от него в непосредственной близости. Но чтобы забраться по ней - необходима была опора. Именно ею и должна была послужить вифрэйка. Осталось всего-ничего - поставить на неё ноги, оттолкнуться и залезть по растению. А потом можно будет и за ней вернуться.

8

Мия, летевшая в воду, испытывала далеко не лучшие, но разнообразные чувства. Оказавшись в злосчастном озере, да побрали бы его все боги, особо злобных из которых Мия не преминула упомянуть в своих ругательствах, хвостатая принялась хаотично размахивать руками в разные стороны, явно пытаясь таким образом защитить свою единственную и непредсказуемую жизнь. Осуществить задуманное не удалось, зато новый поток ругательств поглотила вода, в которую Апетри то и дело погружалась. Плавать она не умела совсем, а размахивание руками не помогало. Здраво рассудив, что, если уж она должна здесь утонуть, то нужно хотя бы прибить перед смертью этого полувифрэя, Мия с особым энтузиазмом попыталась погрузить его голову в пучину вод. А когда несостоявшийся дух попытался ухватиться за лиану, возмущение Мии достигло апогея. Девушка попыталась издать возмущённый вопль, который, как назло, поглотила вода. Едва она с не особо дружелюбными намерениями приблизилась к собирателю травок, тот сделал непонятное движение ногой, то ли пытаясь таким необычным способом вылезти из озера, то ли...
Ты! – заорала в приступе праведного гнева Апетри. – Что, решил... бвлблв, – даже погрузившись на мгновение в воду, девушка не прекращала возмущаться, – Утопить меня решил, да? Я же, блвбл... ничего не сделала! Я всего лишь проверить хотела, а ты? Я этого не заслуживаю! Подозревала, что демоновы духи существуют, но... блвлвб... не знала, что они настолько злобные, Белиар тебя побери!
Отчаянно пытаясь выдернуть у излишне мстительного представителя редкой расы несчастную лиану, вифрэйка не оставляла попыток пришибить неудачливого убийцу, но не особо успешно. Забавно, что не шла ко дну она лишь за счёт собственной ярости и того, что постоянно пыталась избрать бесхвостого точкой опоры, чтобы глотнуть свежего воздуха перед очередным погружением. При этом Апетри пыталась бороться с водной стихией, не имея успеха ни в сражениях со злосчастным элементом мироздания, ни в попытках мстительно прибить любителя свеженьких утопленников.

9

Холодная вода отрезвляла. Разум фокусировался на цели, сметая ошметки порожденных плотью чувств и эмоций. Наваждение, смываемое потоками холодной воды, медленно отступало в глубины подсознания. Казалось бы, самое время приступать к спасению. Но не тут то было. Присутствие поблизости вопящего, размахивающего руками и ногами создания едва ли не полностью нивелировало благоприятный эффект, вынуждая Бесхвостого нервничать и совершать множество лишних движений, целью которых было не спасение, а попытки хотя бы удержать в своих пальцах мигом намокшую лиану. И не удивительно - ведь с каждым всплеском (а их количество можно было исчислять сотнями) с водной глади поднимались внушительные стайки прозрачных леденящих капель что, повисев в воздухе от силы пару мгновений, устремлялись вниз, предпочитая родную стихию воздушной. Но не все из путешественников возвращались на родину - не малая часть оседала на вифрэях. Водой пропиталось не только средство потенциального спасения - к несчастной лиане присоединились так же волосы и одежда, принявшись тянуть непутевых мохноухих созданий на дно. Спасение это усложняло почти так же, как и попытки девушки вырвать из рук Йирта злополучного представителя местной фауны наверняка уже пожалевшего о том что столь неосмотрительно расположился поближе к прохладе водного зеркала.
Бесхвостый испытывал своеобразную панику что дивным образом плавно переходила в злость. И обратно. Мысли его будто бы оказались пойманы в ловушку, бесконечно циркулируя по кругу - безнадежность действий, слишком активные помехи, неразумность вифрэйки, попытки её остановить. Тем временем, во внешней среде происходили изменения. Куда уж без них...Руки, держащие лиану постепенно уставали - какова не была бы выносливость Йирта, она стремительно таяла, поскольку ему приходилось противостоять своей соотечественнице, напитанной чистой, животной яростью.
- Слууушай, а она идеально подошла бы для создания какого-нибудь магического трансформатора, переводящего энергию физическую в магическую.
- Гипотетически это возможно. Но её одной будет мало.
- Спросим где она живет. А если что, размножим её. А Йирт нам в этом поможет...

И в этот момент только-только подтянувшийся на лиане Бесхвостый сорвался в воду. Послужила ли тому виной невинная фраза внутреннего голоса о размножении, или, быть может, сказалась общая усталость от бессмысленной и бесполезной борьбы. Не стоит исключать так же и вероятность того что девушка в порыве ярости нанесла удар по самой уязвимой точке организма Бесхвостого. Как бы то и было, с громким БУЛТЫХ, Странный шлепнулся в воду, выпустив из рук злополучную лиану. Та, обрадованная неожиданной свободой распрямилась, скользнув по воде и качнулась обратно на середину озера - в своих барахтаниях вифрэи умудрились достичь берегов и последние несколько минут занимались тем что барахтались у самого берега.

10

Вифрэйка была совершенно потеряна: ещё минуту назад её действительно возмущало это странное бесхвостое создание, столь странно реагирующее не столько на неё, сколько на окружающий мир. Опасный субъект пытался топить, потом топился сам, но так и оставался бесхвостым и, что более важно для Мии, вифрэем. А уж с собратом девушка так точно могла найти общий язык... Так ей казалось. «Он выпустил её, лиана!», – даже в экстремальной ситуации кидать укоризненные взгляды у Апетри получалось просто прекрасно – раскрасневшаяся, до нитки промокшая, да ещё и зло фыркающая. И как этот странный вифрэй до сих пор от неё не сбежал? С него сталось бы понестись прямо по воде... Мия рефлекторно вдарила ему затрещину, но с её физической силой это сошло бы за несерьёзный подзатыльник. Она вообще сомневалась, что её удар оказался замечен – этому ушастому существу всё было до лампочки. Жил в своём оригинальном мирке, бултыхался в воде. По вине вифрэйки, но Апетри тут же опустила эту «несущественную подробность». Тем более, что сейчас было кое-что поважнее...
Берег! Она коснулась ногами песка и поняла, что больше не тонет! Это оказалось таким приятным открытием, что девушка схватила за шкирку бесхвостого и слегка встряхнула на случай, если он барахтался в воде, не замечая такой замечательной вещи, как присутствие твёрдой земли под ногами. Вид, открывшийся Мие, стоил того, чтобы пережить это адское плавание ещё пару раз: волосы вифрэя мокрой паклей свисали то тут, то там, а серые глаза были наполнены таким огромным количеством эмоций, что, кажется, только из-за этого в них проступили чёрные точки – на левом и всего три, удосужься девушка пересчитать. Вифрэйка сдавленно хихикая, кидала насмешливые взгляды из-под угрожающе нависавшей на глаза чёлкой, грозя окончательно перекрыть обзор. Фыркнув, Мия дёрнулась, подняв ворох брызг и капель. Одежда и длинные волосы здорово оттягивали тело, мешая спокойно передвигаться к берегу не столько из-за тяжести, сколько от стеснительности хвостатой. Хвост которой, кхм, волочился следом мокрой тряпкой. Но – но! – Апетри всё же выползла на берег, отряхиваясь и усаживаясь на траве за тонким стволом какого-то тропического деревца, из-за которого сверлила вифрэя странными взглядами, суть которых и сама, наверное, не смогла бы объяснить. Просто юноша казался ей очень удивительным существом, не принадлежавшим к этому миру. Чудак, но таких ей встречать не доводилось. Хотя, вроде как, вифрэи – чуть ли не самый эксцентричный народ. Мия с долей мрачной решимости схватилась за волосы, слегка подёргав (проверила, держатся ли?), и принялась их с усердием выжимать. Только через минуту усердной «сушки» она вспомнила, что, вообще-то, владеет магией воздуха...

11

Акробатические навыки Йирта были вещью очень неоднозначной. С одной стороны они присутствовали, ибо когда вифрэй разгуливал по Каталии, он мог ни разу не запнуться и не оступиться на протяжении длительного пути. А с другой...
Немыслимым образом развернувшись в воздухе Бесхвостый практически плашмя вошел в воду. Лазурная гладь колодца желаний восприняла подобное с собой обращение должным образом - мощным ударом. Так великосветская дама могла бы дать пощечину излишне ретивом кавалеру, если бы её ладонь была размером с обидчика. Но помимо физических повреждений, моментально выбивших из легких Йирта все что там находилось, наполнявшая колодец жидкость ринулась на освобожденное воздухом место, желая сменить место своего пребывания на более интересное. Порченный с этим был категорически не согласен - он забулькал, захрипел, взбивая целые каскады брызг и попытался подняться - лишь бы поскорее покинуть водные просторы. Но не все было так просто - его мнения никто не спрашивал, а потому вместо полноценного сражения Странный лишь пару раз дернулся, всплеснул руками и...затих на мелководье, выпуская в воду веселые пузырьки.
Так бы и можно было бы закончить историю Бесхвостого если бы не присутствие поблизости вифрэйки. Благодаря её стараниям он был извлечен из воды и подвергся живительному встряхиванию. Мутные серые глаза распахнулись и из самого нутра Бесхвостого наружу рванулась потревоженная вода - живительная влага в малых дозах и потенциальная смерть для любого, презревшего уроки плавания - в больших количествах. Йирт был слишком занят тем чтобы путем активного сокращения диафрагмы извлечь из своего организма излишки чтобы обращать внимание на что-либо - в том числе на свою убийцу, неожиданно примерившую одеяние спасительницы. Кстати об одежде. Еще не до конца оправившись от пребывания внутри себя больших объемов воды, Порченный, чувствуя повсеместную влагу, принялся решительно стаскивать с себя влажную материю. Закрытое волосами лицо позволило Йирту стянуть обувь и портки, пребывая в счастливом неведении о состоянии окружающей среды и нахождении в ней живых существ. Пробегавшая в кронах древ обезьянка, волею судьбы, заставшая момент разоблачения вифрэя, оценив его старания, бросила в его сторону банан. Не попала. Было ли это актом благодарности за пикантное зрелище, или попытка остановить Порченного от еще более обширной демонстрации своих тщедушных телес - доподлинно неизвестно. Если обувь и штаны дались легко, то вот рубаха ни в какую не желала расстаться с его туловищем, попросту приклеилась к нему, для надежности вцепившись воротником в нечесаные лохмы. Словом, вифрэй застрял. Он продолжал дергать ткань, но безрезультатно - та лишь изредка угрожающе похрустывала. В один момент он дернул слишком сильно, потерял равновесие и принялся активно перебирать ногами дабы оное восстановить. Тщетно. На всех порах Йирт понесся в сторону...

12

Привычно бормоча под нос какие-то проклятия на пугающей помеси вифрэйского и общего наречия, Мия принялась сушить несчастные волосы воздушной стихией. Расправившись с уже начавшей пушиться копной, Апетри собиралась заняться хвостом, как вдруг немного скосила глаза и заметила, что странный вифрэй уже начал радостно избавляться от так мешавшей ему одежды. Глаза вифрэйки в панике полезли на лоб, но она предпочла сдавленно то ли фыркнуть, то ли вскрикнуть, а затем тактично отвернуться. Правда, уже через несколько секунд со стороны несчастного водного духа принялись доноситься какие-то странные звуки, толкового описания которым Апетри придумать не смогла. Изо всех сил пытаясь не отступать от внезапно появившейся (впервые в жизни, кажется) тактичности, Мия не оборачивалась, продолжая флегматично сушить хвост. Звуки всё не прекращались, и чисто вифрэйское любопытство нанесло тактичности фатальный удар – Апетри повернулась и увидела, что странный дух активно скачет куда-то в сторону, пытаясь то ли содрать рубашку, то ли изобрести новый интересный способ самоубийства. Мие больше нравился второй вариант. Сдавленно хихикнув, Апетри снова отвернулась, и не думая о помощи, а затем вернулась к своему хвосту. Правда, уже через пару мгновений Мие пришлось отвлечься от избавления характерной вифрэйской конечности от лишней влаги – девушку пробрало на истерический смех. Что любопытно, поток воздуха, которым Мия сушила несчастный хвост, никуда не исчез. Сейчас, когда девушка отчаянно и безуспешно сражалась с пугающим смехом маньяка-самоучки, поток был предоставлен сам себе. Немного успокоилась Мия разве что тогда, когда она слишком резко дернула рукой, и поток, радостно направившись на колодец, обдал её столпом брызг. Волосы снова промохли. Выдав совсем не цензурную тираду на чистом вифрэйском, Апетри снова принялась озлобленно их сушить, но полностью избавиться от смеха уже не могла. Похоже, она так увлеклась истерическим хихиканьем и сушкой, что окончательно забыла о существовании страдающего от кофты-садистки духа.

13

В мире имеется огромное количество законов. Физические, магические, социальные. Конечно, об исполнении последних заботятся их придумавшие, в то время как остальные прекрасно существуют без какого-либо вмешательства. Но есть особый вид правил, что с одной стороны не являются абсолютными, а с другой - неукоснительно соблюдаются даже теми кто о них не имеет ни малейшего понятия...
Для начала отплясывающий странный танец вифрэй очень плотно познакомился с деревом. Оно преспокойно росло у берега, никого не трогало и ничем не отличалось от своих собратьев - пожалуй, разве что было чуточку старше, да носило на своей коре несколько десятков фразочек, вырезанных на её коре вандалами. И тут с ним случился Йирт. Удар был силен настолько что с кроны сорвалось несколько листиков, один из которых, видимо чувствуя весь трагизм ситуации, прилип к лекарю чуть ниже пояса. Но, что удивительно, вифрэй не упал, встретившись головой с древесной корой что веками тренировалась сопротивляться внешним факторам. Он лишь замер, будто не понимая что происходит, конвульсивным движением смахнул разорвавшуюся от столкновения рубашку, резко крутанулся вокруг своей оси и, с глазами сведенными к переносице, вихляющей походкой направился в обратную сторону. Если в первый момент его руки были прижаты к голове, то в последующем он их расставил в стороны, пытаясь удержать кружащийся у него перед глазами мир, не подозревая что на лбу у него появилась и стала стремительно расти огромная шишка. Но так просто врезаться в другое, растущее прямо по его курсу, метрах этак в шести от предыдущего прерпятствия дерево ему не дали. Тот самый пресловутый банан, брошенный обезьяной как нельзя кстати подвернулся ему под ногу и...Йирт продемонстрировал дивный акробатический трюк, который завершился ничем не примечательным падением.
Шлёп.
Сознание померкло. Язык высунут. Листики прикрывают измученное тело.

14

Мия, разобравшись с сушительными процедурами и, придирчиво осмотрела хвост, махнула на него рукой и опасливо покосилась туда, где только что прыгал бесхвостый дух. Его, правда, там уже не было. Не то чтобы Апетри была особо сердобольной, но, вообще-то, проблемы духу ухитрилась создать именно она. Осторожно повернувшись, вифрэйка увидела, что странный дух удобно устроился под ближайшим деревцем, для надёжности ещё и листиками засыпавшись. Сначала Мия подумала, что он просто устал от её общества и решил восстановить силы самым надёжным после смерти способом – сном, и уже собиралась наконец оставить его в покое и гордо удалиться, но девушка, к несчастью для духа, всё-таки заметила, что под ногой у того был какой-то несчастный полураздавленный банан. К тому же, Апетри не очень хорошо разбиралась в позах для сна, но избранное духом положение вряд ли было особо удобным. Шишка на его лбу воодушевила вифрэйку на дальнейшее использование дедукции. Последняя и подсказала девушке, что тот явно не прикорнуть прилег. Сделав для себя это великое открытие, Мия осторожно приблизилась. Если посмотреть на это со стороны, можно подумать, что вифрэйка опасливо подходит к крайне опасному представителю местной фауны, как раз сидящему в засаде. С более близкого расстояния Апетри окончательно убедилась в том, что дух просто в самом прямом смысле этого слова допрыгался. Не очень обрадовавшись подтверждению своей невероятной догадки, вифрэйка решила, что нужно прислушаться к внезапно проснувшейся совести и хоть чем-нибудь помочь. Ум, здравый смысл и логика подсказывали Апетри, что никаких хороших результатов её методы побудки не дадут, но хвостатая всегда к ним редко прислушивалась. Сейчас она и так и изменяла своим принципам, пользуясь совестью, и прибегать ещё и к здравому смыслу вифрэйка уж точно не смогла бы.
Эй, ты! – неуверенно выдала Мия, разве что не потыкав для надежности в предположительно бездыханное тело палочкой. Кажется, не очень помогло. Откашлявшись в кулак, Апетри набрала побольше воздуха в лёгкие и гаркнула практически на пределе своих возможностей:
ЭЙ, ТЫ!
Если уж и это не поможет, придётся магией пользоваться. Слабое дуновение, пожалуй, подойдет лучше всего...

15

Легкий ветерок, неведомо как пробившийся сквозь густые кроны деревьев чуть трепал листики, сквозь которые отчетливо проступали избирательно обнаженные части тела Бесхвостого, список которых венчало его глуповато перекошенное бессознательным состоянием лицо, да невероятных размеров шишка, что, судя по всему, решила в своем росте нагнать окружающие деревья. Дыхание, спокойное, но очень уж незаметное, лишь совсем немного нарушало целостность зеленого покрова, которым природа поспешила скрыть подробности организма Странного вифрэя.
Первый, неуверенный крик девушки породил странный шорох в кустах, находящихся на некотором отдалении от павшего в неравной борьбе Йирта. Больше всего шум напоминал приглушенную ругань. Краем глаза можно было заметить как на мгновение проступило нечто мохнатое, отличающееся по цвету от здорового зеленого цвета листвы. Но пропало оно так же быстро, как и появилось, лишив возможности детально рассмотреть подробности. Однако, пропало это самое нечто не на долго. Второй звуковой всплеск со стороны Мии породил еще более громкую ругань. Она продолжалась достаточно долго чтобы вифрэйка успела прочесть заклинание, которое буквально сдуло с Йирта листву, предоставив взгляду его всего без каких-либо прикрас, создаваемых больше отсутствующей, чем присутствующей одеждой.
Но, как оказалось, на Странного уставилась не только адептка, но и парочка вфрэев, которые вынырнули из ранее шумящих кустов. Ступор был не долгим. Взмах и вот, в воздух поднимается сеть, которая должна накрыть начавшего шевелиться Бесхвостого.
- Это наша добыча. - заявляет старший из охотников. В волосах у него проглядывает седина, а в руках - лук. Наложенная стрела смотрит вниз, но сильные конечности не отпускают тетиву, удерживая её в натяжении.
- Да, вифрэерог наш! - серьезно подтверждает юный, чертами лица похожий на того что постарше. В руках у него небольшое копье, а через плечо - старая разлохмаченная сумка из которой выглядывают всевозможные веревки, проволоки и прочая мелкая, но полезная в походе мелочевка. - Мы из него сделаем чучело и продадим за много-много денег!
Бесхвостый, чихнул и распахнул глаза. В них плескались три приблизительно одинаковые по занимаемому объему субстанции - непонимание, паника и стыд.

16

Похоже, Мию слишком сильно грызла невесть откуда взявшаяся совесть, и никаких шорохов в кустах она не заметила. Должного эффекта заклинание не произвело – вифрэй не проснулся, зато с него слетела листва, и теперь Апетри открылся довольно смущающий вид. Впав в ступор, Мия спешно подняла взгляд куда-то к дереву и спешно занялась размышлениями над тем, что делать дальше. Никаких хоть сколько-нибудь полезных результатов получить не удалось, но вифрэйка так увлеклась имитацией бурной мыслительной деятельности, что заметила странных охотников лишь тогда, когда те радостно накинули на несчастного духа сетку.
Это наша добыча, – гордо похвастался один из них. Апетри сомневалась, что он достаточно глуп для того, чтобы стрелять в первую попавшуюся вифрэйку.
Да, вифрэерог наш! Мы из него сделаем чучело и продадим за много-много денег! – одной фразой ухитрившись оскорбить духа, подтвердить факт невероятного достижения и зачем-то щедро поделиться планами второй. Вот последнего делать явно не стоило – для Апетри счастья большего не было, чем взять и испортить кому-нибудь масштабные планы.
Прежде чем Мия успела возмутиться, потенциальное чучело громко чихнуло, распахивая глаза. Вифрэйка покосилась на него, тут же фыркая и отводя взгляд – разглядывать анатомические подробности духа её не особо тянуло, а вот спорить с несчастными охотниками – ещё как. Споры с окружающими были для Апетри самоцелью, и сейчас девушка не собиралась упускать такую шикарную возможность.
Вот ещё, я его первая нашла! – угрожающе трескнула молниями Мия, ухитрившись при этом ещё и зубами скрипнуть. Выглядело достаточно угрожающе. Вифрэйка, впрочем, решила немного модифицировать свою тактику – вряд ли здесь стоило справляться только чистыми угрозами.
У меня семья огромная. Три брата и дв... четыре сестры, – принялась жалобно завывать она, – Я два месяца тут бродила и пыталась его словить, а вы хотите взять и лишить еды бедную вифрэйскую семью, да? – полным укоризны голосом закончила свою патетичную обвиняющую тираду Мия, для острастки снова готовясь создать слабую молнию и треща ею кончиками пальцев.

Отредактировано Мия (2016-07-12 09:37:22)

17

Стоило вифрэйке начать проявлять агрессию, как охотник нахмурился и моментально направил на неё лук, в то время как его младший подопечный отступил и медленно стал поднимать копье. Но по мере того как она говорила, на лицах охотников помимо опасения зажглись искры удивления. Младший и вовсе открыл рот, поглядывая на Мию со смесью отвращения и удивления.
- Хм. - произнес охотник весомо и совсем немного опустил свое оружие - Хорошо. Если твоя семья голодает - бери мясо. Нам нужны только кости и шкура.
- Фууу! Ты что действительно это есть собираешься? На нем же лишь кожа да кости. За два месяца можно было и что-нибудь другое найти. Более упитанное и вкусное. - незамедлительно откликнулся юный вифрэй, с опаской поглядывая на Мию. Оружия опускать никто пока не собирался.
Ситуация развивалась стремительно и, ясное дело, Йирт за ней совершенно не поспевал. Его взгляд загнанным зверем метался по сторонам - от вифрэйки к охотникам и наоборот. И если последние вели себя в соответствии с представлениями о работниках лука и капкана, то вот её слова о голодной семье породили волну мурашек, скопом прокатившихся по спине. Для полноты картины кончики её изящных пальцев заискрились, завершив портрет воплощения зла. Смесь привлекательности и желания его съесть попросту парализовали вифрэя, ввергнув в ступор. К такому сказки его не готовили. В них было явно указано: злодеи - уродливы, а силы добра - прекрасны. Увиденное и услышанное сейчас привнесло в сознание Йирта когнитивный диссонанс, который и привел к коллапсу сознания, окончательно выбившему Порченного из колеи. Ему предстояло многое переосмыслить...
А пока он рефлекторно прикрылся ладошками.

18

Хм. Хорошо. Если твоя семья голодает - бери мясо. Нам нужны только кости и шкура. – задумчиво согласился тот, что помахивал луком.
Фууу! Ты что действительно это есть собираешься? На нем же лишь кожа да кости. За два месяца можно было и что-нибудь другое найти. Более упитанное и вкусное. – поделился богатым опытом и оценкой явно натренированного глаза переносчик сумки.
Глаза Мии совершили довольно быстрое путешествие куда-то на лоб. Её снова не так поняли. Ничего нового, конечно, мы привыкшие, но чтобы её неправильно поняли так...
Зачем его есть-то? – девушка недоуменно покосилась на пропагандирующих каннибализм охотников. – Мы сами чучело собирались сделать и продать, у меня этим мать занимается! – брякнула вифрэйка, стараясь звучать как можно более убедительно. – Понимаете, она всё ловит и ловит здесь всяких зайцев, но продаются-то они откровенно плохо. Не нужны никому. А тут такой удивительный экземпляр! На деньги с него мы с полгода жить сможем. У меня сестра двухлетняя, вы правда можете оставить её умирать от голода? – под конец тирады Апетри ухитрилась даже выдавить из себя скупую слезу. Само потенциальное чучело девушка демонстративно игнорировала. Настойчиво придержав ногой край сетки, Мия тем самым продемонстрировала, что не собирается отпускать редкий экземпляр и оставлять свою мать без работы. Правда, до неё уже начало доходить, что сострадания от охотников явно ожидать не стоило – те слишком сильно помешались на идее забрать духа себе. Если охотники действительно могут оставить без еды ораву маленьких голодных вифрэев, придётся применять тяжелую артиллерию – выдавить ещё пару слезинок, а затем всё-таки резко метнуть в охотника с луком молнию. Впрочем, Апетри надеялась, что её актёрских способностей и сострадания охотников хватит на то, чтобы использовать Воздух не пришлось. Всё-таки бросаться молниями в первых встречных – не совсем в стиле Мии.

19

Действие девушки, наступившей на край сети не укрылось от взгляда старшего охотника. Он хмыкнул еще раз, но оружие пока поднимать не стал, держа стрелу чуть ниже уровня груди вифрэйки. Юный же почесал спину древком копья и смерил оппонентку непонимающим взором. На этот раз тишина продлилась чуть дольше - старший думал, младший глазел.
- Негоже оставлять без еды ни ваших, ни наших родных. Поделим его напополам. - наконец заявил охотник, глядя в глаза неожиданной собеседнице. Но на это заявление неожиданно бурно отреагировал младший, всплеснув руками и чуть не выронив копье. Старший вифрэй строго цикнул на него и вновь обратился к Мие - Ну, магича, тебе нижнюю, аль верхнюю часть?
С этими словами второй вифрэй достал из сумы жутковатого вида кинжал. Желтоватый, он был выполнен из кости какого то огромного животного и носил, сосредоточенные на режущей кромке, неровные бурые следы, приоткрывающие завесу тайны над сферой его наиболее частого применения. Рукоятка оказалась обмотана куском неопределенного цвета ткани, выглядевшая ничуть не лучше ножа. Юный кровожадно улыбнулся и уставился на Йирта.
Тем временем Йирт работал. Но деятельность его не была видна простому взгляду. Не простому, впрочем, тоже. Все его внимание занимал целый спектр требующих переделки вещей, находящихся вне материального мира - как то реконструкция причинно-следственных связей, пересмотр объяснения тех или иных событий, не говоря об изменении общих взглядов на казавшегося правильным мир. Он старался двигать и менять как можно меньшее. Да и, чего греха таить, вифрэй был просто не в состоянии изменить столь многое. Но начало было положено - Йирт ввел постулат - от особей женского пола следует держаться подальше. Слишком уж много от них проблем. В дальнейшем он убедится в своей правоте, но как и любое существо мужского пола, не сможет ничего с этим поделать, отчего и будет в будущем разрываться между желаниями - оказаться подальше и оказаться поближе.
Естественно, Йирт все прослушал. Но первым делом, выйдя из ступора, вифрэй сплел парализацию тела, готовый применить его по назначению.

20

Негоже оставлять без еды ни ваших, ни наших родных. Поделим его напополам. Ну, магича, тебе нижнюю, аль верхнюю часть? – неожиданно пошёл на компромисс охотник, извлекая какой-то уродливый нож.
То есть? – не убирая ногу, вскинула брови Апетри, раздражаясь из-за излишней инициативности охотников. – Вы что, прямо тут собрались делить? А если одна из частей будет больше, чем другая? Можно сходить до ближайшего поселения и найти там сантиметр. Или, – заговорщически чуть понизила голос Мия, – могу подсказать, где поймать ещё одного такого же. Я тут давно хожу, ещё нескольких видела. Мне всё равно одного хватит, я больше не поймаю, а вот у вас-то и снаряжения достаточно, вы и нескольких изловить сможете.
По внешнему виду Апетри вряд ли можно было сказать, что она отчаянно тянет время. Вифрэйка постаралась выглядеть так, как будто она действительно проводит здесь всё свободное время и успела заметить «рыбные» места, где можно заняться добычей вифрэерогов. Вместе с тем Апетри пока что удавалось сдерживать истерический смех, вызванный общей абсурдностью ситуации. Её, впрочем, удавалось игнорировать – в жизни Мии вообще было мало вписывающихся в традиционное определение нормальности событий. Правда, и она не могла представить, что когда-нибудь ей придётся стоять у пруда, в котором она чуть не утопила, вопреки всем законам логики, водного духа, и отвоевывать его у излишне жадных до материальных благ охотников. На самого духа Апетри по вполне очевидным причинам старалась не смотреть – сейчас ей нужно было сохранять серьёзность. Если Мия выдаст хотя бы смешок, то уже не остановится, а охотники за это время явно успеют забрать добычу и гордо удалиться, оставив вифрэйку без ответов на довольно важные и тревожившие её с детства вопросы об образе жизни духов.

21

Старший вифрэй покачал головой, но все же остановил кровожадные покачивания ужасного ножа. Юный же фыркнул, всплеснул руками, едва не выронив копье и отвернулся, показывая насколько он опечален фактом продолжения пустых, на его взгляд, разговоров. Впрочем, долго он в таком положении простоять был не в состоянии, так что спустя пару секунд, снедаемый любопытством паренек вновь развернулся, уставившись полным подозрения взглядом на девушку. Похоже, ему пришла в голову мысль будто бы она сознательно пытается тянуть время... Охотник как раз, кажется, все обдумал и пришел к какому-то мнению, но вот сказать ничего не успел. Началось время действия.
Наделенное магическим даром существо, даже если это всего лишь безобидный маг жизни - потенциально очень опасная штука. И в ближайшее время Йирт собирался доказать это. Бесхвостый не рыпался, не пытался угрожать. Он тихонько лежал и скромно плел заклинание что должно было стать основой его грядущей мести. Для этого ему, к слову, пришлось использовать единственную руку, так как второй он по-прежнему прикрывал причинное место, а так же изредка обрывать плетение, поскольку один из вифрэев постоянно опускал на него свой взгляд, проверяя - не убежала ли добыча. Но все трудности и неприятности должны были окупиться. Бесхвостый едва не захохотал, предвкушая сладкую месть, но вовремя вспомнил что ему нужно пока держать язык за зубами, дожидаясь подходящего момента.
- Хм...Похоже он совсем спятил.
- То что он не бросается на превосходящие его силы противника с голыми руками говорит об обратном.
- С этим то всё ясно. Он всего лишь трус. Зато то что он задумал...
- И правда. Не слишком разумно.
- Ну! Я же говорил. Лишь бы он к нам не стал цепляться.

Порченный еще мог заставить себя спокойно лежать (хоть и с трудом), когда говорили о том чтобы его разделать как какого-нибудь зайца. Но стоило речи зайти о "других", под которыми Йирт сразу же узнал жителей деревни С'Апть, как глаза Странного налились кровью. И он таки выпустил свое сверх долго подготавливаемое заклинание парализация тела...аккуратно в кровожадную вифрэйку!
- Не бывать этому! Я защищу деревню даже ценой своей жизни! - воскликнул он и рванул на себя копье, которое удерживал юный вифрэй. Тот, от неожиданности выронил свое оружие, так что Йирт, потянувший опасный предмет на себя, схлопотал древком по только-только переставшей расти шишке. Бесхвостый хотел разрезать сетку и встав во весь рост, направить оружие на противников. Но что-то пошло не так. Странный запутался в сети до состояния едва шевелящейся куколки.
- А теперь рассказывай - что здесь происходит - произнес охотник, наставив стрелу на Бесхвостого. Тот сглотнул вставший в горле ком и был вынужден начать свое повествование...
- Ничего.
...и тут же закончить.
Охотник с надеждой посмотрел на Мию, ожидая от неё более внятного ответа на свой вопрос.
- А ведь вифреероги не умеют разговаривать... - задумчиво протянул он.

Отредактировано Йирт С’Апть (2016-07-20 15:35:53)

22

Мия чувствовала, что даже иллюзия контроля над ситуацией нагло куда-то ускользала. Убедительности ей определённо не хватало. Возможно, дело даже не в ней. Если бы в руках вифрэйки сейчас был здоровый тесак, а глаза горели жаждой мести за маленьких голодающих сестер, воспринимали бы её несколько иначе.
Охотникам предложение хвостатой явно не понравилось – сантиметры и измерения они определённо не любили. «Детская математическая травма?..» Не став вдаваться в детали травмированной психики любителей вифрэерогов, Апетри уже собиралась придумать что-то получше, как вдруг...
Не бывать этому! Я защищу деревню даже ценой своей жизни! – самоотверженно завопил дух, бросая в Мию какое-то хитроумное заклинание. Вифрэйка успела только издать какое-то подобие возмущенного вопля («Какую деревню?»), а затем почувствовала, как её всю сковало – способность к движениям бесцеремонно исчезла. Сам маг явно попытался освободиться, но только запутался ещё больше, чем вызвал у застывшей Апетри истинное злорадство. Нечего было парализациями кидаться.
А ведь вифреероги не умеют разговаривать... – выдал первую за сегодняшний день здравую мысль охотник.
Что, правда? – изумилась Апетри. – Ну, в таком-то случае всё предельно понятно. Видимо, это социализ... социалиаз... социализировавшийся вифрэерог, научившийся разговаривать. Теперь он приманивает и убивает горе-охотников. Зато вон там, – забыв о парализации, попыталась указать направление Мия, – достаточно настоящих вифрэерогов. Сама видела. В мире всякое бывает.
Заклинание начало постепенно спадать – сильной магии у духа явно не было. Чувствуя, как с каждой секундой к ней постепенно возвращается способность передвигаться, Апетри явно готовилась отомстить, как только парализация окончательно пропадет и даст возможность сделать пару жестов. Мие очень хотелось специально сделать их многофункциональными, чтобы они и с плетением заклинания помогли, и с оскорблениями духа.

23

Когда демоница-вифрэйка, которая должна была упасть, парализованная, начала разговаривать как ни в чем не бывало, Йирт понял что всё пропало. В такт его мыслям вопили и голоса. Вернее, один из них. Второй пытался успокоить обоих. Но они попросту не желали слушать и безумные, абсолютно бессмысленные попытки выбраться продолжились. Порченный извивался и подпрыгивал на месте подобно ушастой, наполовину лысой, ко всему прочему болеющей бешенством гусенице. Он отчаянно грыз сеть, хрипел сквозь зубы угрозы и отчаянно пытался укусить хоть кого-нибудь. Все эти действия происходили одновременно, сопровождаясь хрипами уже полузадушенного Йирта. Вифрэи постояли-постояли, посмотрели-посмотрели на все эти действия и вновь достали нож.
- Хм...какой-то он подпорченный. Видимо соци...сациоблизация плохо на мозги влияет. - вынес вердикт старший из охотников и одном движением разрезал путы. - Ну его. Пусть бежит отсюда. Коль сможет такой глупый убить кого - значит поделом тому охотнику. А мы другого изловим.
Бесхвостый, не заметив что его освободили, еще пару секунд продолжил свои крайне неопределенные действия, и, кажется, даже разгрыз сеть в одном месте, а потом, понукаемый голосом, вскочил и, обнаружив что свободен, не разбирая дороги, бросился наутёк. Подальше от демоницы-вифрэйки.
- Она догоняет! Беги быстрее!
- Как ты можешь подобное говорить, когда...
- ААА!! Она заходит сбоку!
- Но там одни лишь кусты...
- Ныряй-ныряй-ныряй! Так ты её со следа собьешь..!
- Ух...

Тем временем на той самой поляне охотники, дождались когда девушка полностью пришла в себя. Дали ей водицы, угостили вяленым мясом.
- Ну. Так, показывай. Где ты таких еще видела. Коль много, и тебе поймаем, и нам. - обратился старший к Мие, поигрывая жутковатым ножом, которым только что не глядя прибил пробегавшую мимо ящерицу. Лук он убрал и теперь с интересом поглядывал на девушку.

24

Охотник, согласившись с рассуждениями Мии о социализации, отпустил духа. Последний, правда, тут же куда-то побежал, и вифрэйка, дернувшись за ним, всё-таки задержалась, но разочарованный вздох сдержать не смогла. Ну вот. Видимо, вопросы всё-таки останутся без ответов.
Ну. Так, показывай. Где ты таких еще видела. Коль много, и тебе поймаем, и нам, – дружелюбно помахивая ножом, предложил один из охотников.
«Вот и выкручивайся теперь», – злорадно пожелал удачи внутренний голос.
Вон там, – сообщила вифрэйка, бодро указывая пальцем куда-то. – Или там?.. – развернулась на 180 градусов. – Или, может быть, там?.. – ещё на 90.
Ой. Я же тут после трактира гуляла... – постаравшись изобразить растерянность, внезапно выдала Мия. – У меня как раз выступление неудачное было, вот я и напилась... – Апетри сменила растерянность на подавленность, делая вид, что воспоминания о провале ранят её до всей глубины её подобия души. – Может, примерещилось?..
«Блестяще придумано», – снова продемонстрировал чудеса тактичности и поддержки внутренний голос.
«Сама знаю», – огрызнулась Мия.
«Вот сама с ними тогда и разбирайся!», – обидевшись, голос всё-таки замолк. Делал бы он это почаще...
Апетри, устроившая здесь театр одного актёра, прекрасно понимала, что охотники такому повороту вряд ли обрадуются. Нож в руках одного из них Мие совсем не нравился, поэтому вифрэйка смогла разве что начать создавать небесную молнию. Последнюю девушка была готова выпустить в любой момент – особенно в том случае, если охотник решит компенсировать жажду убийств и упущенного вифрэерога за её счёт. Тем не менее, Апетри их прекрасно поняла бы – на их месте она бы тоже себя убила.
«Хорошо, что ты это хотя бы понимаешь», – не сдержался внутренний голос.

25

На этом моменте история встречи Мии с "водным духом" подошла к концу. А, как известно, когда что-то одно завершается, нечто иное начинается.
Итак, Мия и охотники углубились в джунгли...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Июнь 17083 - Колодец желаний. Мия, Йирт С’Апть.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно