FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.
Открыта регистрация в новую лотерею Искаженное Зеркало Иллюзий милости просим всех отчаянный бойцов удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 15 июля 17083, Кардос-Иридиум. Мия, Альфарий, Ивейн


15 июля 17083, Кардос-Иридиум. Мия, Альфарий, Ивейн

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Много путей ведут из славного города Кардос, что на юге Мистерийской Империи, в столицу. Наиболее проторенные и безопасные пути – тракты через Талькос на севере и через Левиан, что в Вечном лесу. Однако, некоторые путешественники могут выбрать более спокойный путь, вдали от широких дорог с их пылью и многочисленных караванов с их шумом, например, кто-то может подняться по одной из рек, что вытекают из озера Рыбного, чтобы затем остаток пути пройти по тракту до столицы. Путей множество, и для каждого найдется свой!

Этим ранним утром портовый город, как всегда, бурлил – загружались и разгружались корабли, ругались матросы, рыбаки расхваливали улов, караваны готовились к отправлению, везя заморские товары по всему Мидленду. Все лавки давно открыты и ждут покупателей, чтобы предложить товары на любой, даже самый взыскательный вкус. Чтобы выбраться из города в спокойствии, уходить нужно затемно, но две невысоких фигурки решили дождаться рассвета…

***

Душа Ивейн ликовала. Настал знаменательный день! Наконец-то! Этим утром она встала затемно, крепко заплела косу, натянула любимые удобные штаны и сапоги, поверх легла длинная туника – светлая, с узкими рукавами, от локтя расходящимися широким клином. По краям и вокруг локтя бежала синяя отделка, изображающая что-то неопределенно-текучее. Синий плащ на плечи, мешок за спину да посох из серебряного ясеня, что подарили в дорогу родители. Сегодня, волею Аданоса, она отправляется в Иридиум, в Аклорию, дабы познать и покорить магию! Долгая дорога ждет ее впереди… Взгляд синих глаз потеплел, остановившись на нежданно-негаданно свалившейся на голову подруге, с которой счастливая случайность свела четыре года назад, и с которой они проделают этот путь вместе. Златоглазая вифрэйка умела появляться эффектно, что доказала два дня назад, снова нежданной бурей ворвавшись в размеренную жизнь  - впрочем, это совсем другая история… Утром, обняв родителей, девушка ступила в другую жизнь, и кто знает, куда заведет ее Путь?

Девушки направлялись к Северным воротам, дабы решить, как добраться до цели их путешествия. Весь предыдущий день они потратили на сборы и закупку необходимых для путешествия вещей, советуясь в основном с родителями Ивейн – те охотно делились опытом. Ездить верхом обе не умели, так что нести все планировалось на себе, что, впрочем не беспокоило юных путешственниц. Синеглазая адептка даже сбегала на пляж и принесла оттуда небольшую конусовидную раковину, оплетя ее шнурком и повесив на шею. На память – смущенно улыбнулась она вифрэйке.
Привычно лавируя в утренней толпе, Ив вела хвостатую подругу вперед. Добравшись до относительно пустого пространства недалеко от Ворот, адептка коснулась локтя хвостатой. Она знала, что та поймет.
- Послушай, у меня к тебе просьба. Я это давно решила, но раз уж ты знаешь, кто я… Я устала быть «дочерью Эйши и Танариона Валкорион», кем была всю свою жизнь – мои родители достаточно известны в узких кругах. Поэтому прошу, забудь эту фамилию, пускай она остается здесь. Теперь я просто Ивейн Вай, та, кто я есть, а не та, кем меня делает это имя.

Отредактировано Ивейн (2016-06-06 02:38:18)

2

Всё утро Мия с упрямством достойным осла вела неравную войну против собственной совести. «Ты должна ехать с караваном, пожалей Ивейн!», – вещала она, а вифрэйка с раздражением мотала головой. – «Она повыносливее меня будет. И на что я подписалась... Может, правда?» Свои внутренние терзания Апетри озвучивать не спешила, поэтому с утра пораньше, но недостаточно рано, чтобы отправиться с тем караваном, который изначально присмотрела Ив, девушки оказались на перепутье. Решайте, дамы, так сказать. Учитывая, что обе были достаточно грамотные, то споры о возможном пути грозили затянуться... Но, как обычно, Мия не стала заморачиваться на этот счёт и просто ждала знака с небес – должен же Войлар хоть в чем-то ей помочь! Ей, которая при поводе и без него понукает его, грозит ему, молит о помощи и, в конечном итоге, день ото дня наглеет (что было не так критично, ведь молнии от Бога Ветров так и не последовало, впрочем, как и какой-то ощутимой помощи).

Благодаря родителям Ивейн и собственным кронам (слава всем богам: и светлым, и тёмным, что они так и не заморозили хвостатую за прогулку с их дочкой по притонам четыре года тому назад и в компании подозрительного офицера недалече, как позавчера), Мия обзавелась и второй увесистой сумкой, кажется, набитой провиантом. Две сумки да лютня – чем не юная странница?
И одежда была дорожная: та же, что и пару дней назад, только свежевыстиранная и имеющая более приятный вид, чем до этого. Белая блуза с опущенными плечами была перепачкана в крови, корсет недостаточно затянут, штаны со множеством хитрых кармашков и заклёпок тоже не в лучшем состоянии – всего этого сейчас нет, и это отлично. Приятные воспоминания той ночи (как и кровопролитные) были старательно забыты, хоть прошлой ночью Апетри и вскрикивала, просыпаясь в холодном поту от очередного кошмара, в котором неизменно был Альфарий...
– Очар-ровательно, – проскрипела вифрэйка, оборачиваясь к сорванцу, пытавшемуся сорвать её кошель и вырывающего её из глубокой задумчивости. – Неумело, золотце, скверно. Так просто: бесталанно и неинтересно. Вот, погляди на ту злую мадам, – тык пальцев в толпу, где женщина на всю округу жаловалась на плохую поставку тканей. «Богата или обеспечена» – Видишь кошель? Не беги. Подойди и заговори ей зубы, пока я подкрадусь сзади и отвяжу его. Ты умеешь давить на жалость? – внезапно покровительственный и озорная улыбка. Да, Мия давно не практиковалась, так почему бы не научить случайного воришку? «Надеюсь, малец, ты не из той шайки, что уже обкрадывала меня» – Запомни, никогда не кради у вифрэев. Мы это чуем. «Когда не болтаем, забывая об осторожности, на оживленной улице!» А вот у людей и эльфов – это да. Давай начнём.
Апетри подмигнула Ив и знаком показала, что ждать её недолго: пара минут и она вернётся. Мальчишка-оборванец оказался талантливым оратором, выплакав у женщины целую крону. А потом она пинками отправила его в сторону ворот.
– Вали, мелкий! – Мия за спиной дамы закатила глаза и показала большой палец мальчишке. Пара ловких и привычных движений – и не такое уж увесистое богатство было в её руках. «Три золотых? О-о, еще несколько медяков. Мило»
– Спасибо, хвостатая госпожа! – как-то подозрительно быстро мелкий согласился на один золотой из их доли, но Апетри было не до того. Она подбежала к Ивейн и заговорщически подмигнула. – Мы обогатились на два лиона, – отдала один морозной адептке с довольной кошачьей улыбкой.

«День задался», – неужели хотя бы один день в Кардосе она проведёт в хорошем настроении? – «Как хорошо, что мы уезжаем отсюда», – обворованная дама тем временем подняла скандал, поэтому Мия тут же увела Ив ещё ближе к воротам. Не дай Войлар начнут придираться до её хвоста.
– Послушай, у меня к тебе просьба, – девушка вскинулась и внимательно выслушала Ивейн. По мере краткого рассказа, Апетри расплывалась в довольной улыбке, а затем и вовсе рассмеялась. – Так ты профессорская дочка... Здорово, хех. Конечно я никому не скажу, я даже это «Валкава...что?» произнести не смогу. Вай – гораздо короче, мне нравится. Иви Вай, так мило звучит, – вифрэйка, всё ещё посмеиваясь устремила взгляд за ворота. «Что нас там ждет?», – внутренний голос ехидно заметил, что ничего хорошего, но Мия по-прежнему не слишком любила прислушиваться к гласу рассудка, пусть это порой и необходимо.

3

В ту ночь Альфарий так и не уснул. Еще совсем недолго насладившись ласковым теплом морских волн, он забрал резную шкатулку и вернулся в их лагерь. Собственно, лагерем был казенный дом, выделяемый городом под нужды всяких государственных дел. Его большой зал с огромным овальным столом и большими полуказарменными комнатами идеально подходили для этих целей. Альфарий до утра не стал трогать своих людей, предоставляя им время отдохнуть и приготовиться к следующему шагу - а появление Кровавых эльфов непременно создавало новые задачи и проблемы. И пока остальные приняли ванну и улеглись спать, офицер, так же искупавшись, разместился у стола в большом зале, поставив шкатулку на стол, а сам - напротив, чистя свое оружие и натачивая меч.
На утро солдаты нашли его в прекрасном расположении духа - посвежевший, бодрый, улыбающийся. Альфарий излучал энергию, к тому же, от вчерашнего побоища у него совсем не осталось ран, хотя остальные бойцы так или иначе были ранены. Конечно, ничего серьезного, но все же у командира и того не было!
Альфарий посвятил своих сослуживцев в произошедшее той ночью, опустив пикантные подробности, а после провел своеобразный брифинг и развод. Этот день выделялся всем на подготовку и отдых, а ночью бойцы должны были отправиться в логово Кровавых эльфов, здесь, в Кардосе, тем самым начав распутывать клубок событий вокруг резной шкатулки, стремясь дойти как можно дальше и найти, обрезав, как можно больше концов. Конечно, едва ли они найдут заказчика, но смогут изрядно обезопасить путь Альфа. А его задача была утром выехать в Иридиум.
Весь день солдаты посвятили отдыху... Еще бы, служивые всегда готовы двигаться в путь, в любое время и состоянии. И, возможно, этот визит в Кардос, город-порт, может стать последним, так что все пятеро хорошенько оттянулись, выплеснув все собравшееся напряжение в кровавом побоище на местных проститутках и утопив в уникальном вине. И лишь Альфарий, изменяя своему обыкновению, провел день спокойно, немного поспав и погуляв на берегу моря. Его мысли были поглащены двумя девушками, двумя очаровательными волшебницами. Ивейн и Мия... Сердце настойчиво кричало, что вскоре они встретятся, но мужчина отгонял эти мысли. Такие девушки дважды на жизненном пути не попадаются.
На утро следующего дня Альфарий остался в казенном доме совершенно один. Собрав провиант, он облачился в чистую, новую белоснежную рубаху, а поверх стеганного жилета, служившего поддоспешником, накинул кирасу. Кожанные штаны и сапоги уже были выстираны от крови и теперь мутные пятна терялись на фоне темной кожи, став абсолютно незаметными.
Оседлав коня, резвого непородистого гунтара, Альфарий двинулся к северным воротам, на пути размышляя о том, каким образом добраться до столицы...
Всего у него было три пути в Иридиум. Через Левиан, через Талькос или по ручью между ними, через Лисью рощу. Последний путь нравился ему больше всего...
Альфарий, неторопливо ведя своего коня, приблизился к шумной толпе у ворот. Люди разворачивали палатки, зажигали споры, скоморохи раскидывали шатер балагана, а юркая шпана рыскала меж людьми, опустошая кошельки. Романтика утренней городской жизни... Улыбаясь, широко расправив плечи, и сверкая кирасой на солнце, Альфарий ехал через толпу, иногда подмигивая тем девушкам, с которыми сталкивался его взгляд. Как вдруг он увидел Их. Эти глаза он узнал бы среди миллионов таких же - бездонно синие, словно сапфиры, они ярко осветили площадь у ворот и тут же сковали душу офицера приятным холодом. А рядом сверкнуло золото вифрейки, согревая вдруг оледеневшую душу теплым бризом. Пришпорив коня, Альфарий быстро подлетел к девушкам, явно собравшихся в путь.
- Бррр! Стой! - офицер остановил коня у самых путниц, своих недавних знакомых, быстро спрыгивая и, широко улыбаясь, подходя к Ивейн и Мии, - Доброе утро Мия! Мое почтение, Ивейн.. Вы собрались в путь? Я тоже сегодня покидаю город. Быть может, нам по пути?

4

Увидев золотой и наглую, довольную улыбку хвостатой, Ивейн попыталась возмутиться.
- Эй! Так нельзя! Мия!.. – но беззаботный взмах хвостом ясно дал понять, что подруга совсем не разделяет подобных благородных настроений. Девушка вздохнула и здраво рассудила, что деньги все равно уже у них, а раз так – ну не выкидывать же… дорога долгая, пригодится. – Профессорская дочка, ага, как-то так… и это жутко раздражает! – проворчала Ив. Это действительно было так. Сколько раз, приходя к новому учителю, она слышала одну и ту же фразу: «Знакомьтесь, это Ивейн. Дочь тех-то». И сразу это отношение, ожидание и оценка. А действительно ли? А достойная ли дочь своих родителей? И лишь воину, учившему ее держать в руках посох было глубоко наплевать на какие-то имена. Есть человек – учить человека. А заикнется «да вы хоть знаете кто я?» - упал-отжался и час бега по плацу. Она один раз видела такую сцену – в тот день девочка пришла на полчаса раньше, потому что хотела тихонько посмотреть на других студентов - ей нравилось наблюдать за танцем меча, пускай самой это было совершенно не дано. Отставной офицер не щадя гонял по утоптанной площадке бледного худощавого юношу с длинным мечом. Парнишка весь взмок и явно сильно устал, но учителя никогда не беспокоили такие мелочи, он считал, что всегда нужно быть готовым к схватке не на жизнь, а на смерть. Наверно, всю жизнь воюя с орками, и не такому научишься… Довольно скоро юноша сказал, что устал на сегодня и нужно остановить занятие. Разумеется, учитель отказался. Тогда-то парень и сказал это, встав в позу и потрясая рукой. «Да вы хоть представляете, кто я?! Я…» - девушка так и не узнала, кто же был этот молодой человек, потому что следующие полчаса ему было не до разговоров, ибо он на своей шкуре постигал старую воинскую истину.
Круг не знает сословий. Круг не знает классов. Все равны перед правом Круга и долгом Круга…
Ивейн хихикнула. Смотреть тогда было очень смешно. Правда, когда учитель ее заметил, но до смеха стало уже ей, но это мелочи…
Так они и дошли до ворот, ведущих из города, все еще не решив, как быть дальше. Впрочем, богам, очевидно, сегодня было скучно, потому что они решили избавить юных путешественниц от мучительных проблем выбора, и послали им решение в виде вихря гривы, мускулов и перестука копыт. Всадник осадил коня, на полкорпуса не доехав до девушек, и вот, грохнув немалым весом о мостовую, перед ними предстал, сверкая кирасой в утреннем солнышке… Альфарий собственной персоной! Довольный, умытый, с широкой улыбкой - ничем не напоминающий жуткое видение, окруженное кровью и лунным светом. Даже странно – сейчас он совсем не казался таким уж страшным. Обычный воин, да, шрамы на лице не добавляли красоты, но улыбка и глаза были открыты и полны добродушия настолько, что Ивейн сразу улыбнулась в ответ.
- Альфарий! И Вам доброго утра! Да, мы отправляемся в Иридиум, и вот думаем, как лучше туда добраться, - девушка жмурилась от яркого солнца, жадно вдыхая соленый воздух. Ей будет не хватать его… - А куда лежит Ваш путь?

5

– Тяжело оправдывать ожидания родителей? – понимающе улыбнулась вифрэйка. Нет, таких проблем, как у Ивейн, у неё отродясь не было: как-то не принято у хвостатого народца зацикливаться на таких мелочах. «Ведь ты – не твои родители, вы совершенно разные и не обязаны соответствовать ожиданиям друг друга», – здраво считала Мия, которая сама-то всего пару лет назад пыталась успевать и в Ордене, и в алхимии, и в парфюмерии ради участия в безумных экспериментах родителей. Видимо, судьба у них с Ив всё же похожа: у обеих семья была из учёных, только среди вифрэев это выглядело как-то не так презентабельно. Науки если и осваивались, то играючи, где-то «профессора» с хвостами оставили белое пятно в собственном образовании, которое заполнялось через множество рискованных экспериментов. Без которых можно обойтись, но так же неинтересно...
Апетри как раз отвешивала подзатыльник ещё одному нахалу, позарившемуся на её денежки и, подобно обокраденной вифрэйкой женщине, пинком отправила в противоположную сторону, когда ветер донёс звонкий цокот копыт. Впрочем, родная стихия припоздала – она уже и сама видела, что перед девушками остановился конь. Мия от неожиданности отшатнулась, но быстро пришла в себя и хмыкнула, коря себя за несдержанность: «Серьёзно? Впору сходить с ума, дорогая. Как ты раньше не додумалась узнать, что боишься лошадей? Отли-ично»
Но теперь, снова задирая голову (ничего не изменилось с той ночи: Альфарий не стал ниже, а Мия, увы, не подросла ни на сантиметр), девушка удивлённо выдохнула – какая встреча! Видеть мужчину после всего пережитого первые часы не хотелось, но прошедший в хлопотах день успокоил вифрэйку, и она приветливо заулыбалась:
– Доброго утра, Альфарий. – Ивейн договорила всё, что было нужно, но девушку не сильно интересовал ответ офицера. Она пристально осматривала его, выискивая какие-то изменения. «Почему не уехал вчера? Эх, Иви, ему с нами по пути... Только гораздо дальше на север. Притоки Ристел, что дальше Монастыря Огня!», – тот лёгкий разговор в трактире ожил, представ перед глазами. Таинственный и страшный Север...
Солнце слепило, но не так сильно, как отблески от кирасы мужчины. Мия отвела взгляд, прохаживаясь им по суетливым прохожим, петляя между шумными торговцами... Вифрэйке не терпело в путь, вот только проблема трёх вопросов – куда, как, на чём – всё ещё стояла и никуда не собиралась. «А каким путём поедет он?»
Жёлтые глаза с едва заметными карими крапинками обратились к Альфарию. Она и не верила, что они снова встретятся. Счастливое совпадение: и кто там жаловался на немилость Войлара?

6

Альфарий ожидал от девушек недоверия или опаски, но, очевидно, теплые подружки не таили на него зла. А если опаска была, то хорошо скрываемая... В конце-концов, офицер понимал - тогда он защитил их. Вот только гораздо теплее его встретила Ивейн, а маленькая вифрейка, одевшаяся так же, как и тогда, только корсет был чуть распущен, а манительные кожаные штаны испачканы в невыстиравшие пятна крови, была скорее нейтральна. Впрочем, это все равно было лучше, чем мужчина расчитывал!
-  В Иридиум? В столицу Империи? Хм... Наверное, это судьба или боги решили пошутить над нами, но мне тоже нужно в Иридиум. Мия... Ты знаешь, зачем,- при этих словах Альфарий подмигнул каштановой лисичке, хотя, видя, как она отворачивается от его сверкающей кирасы, едва ли она заметила этот жест, - Смотрю, вы совсем одни. Хотели идти пешим ходом?  На это могут уйти недели... И это опасно. Впрочем, если примкнуть к каравану и идти через Левиан... Нет. Мне это точно не по душе! Чуть выше по течению местной реки меня ждет корабль. Вернее, как ждет... Торговцы загружают товар прямо с тракта, на мосту. У меня же есть имперская дорожная грамота, она позволяет мне и моим спутникам свободно пользоваться попутным транспортом, без влияния на его ход. Так вот, этот корабль может быстро домчать нас через Лисью рощу прямо в восточные окраины окрестностей Иридиума! При должной удачи, мы доберемся туда меньше, чем за неделю. Вы как, со мной, красавицы?
Альфарий говорил весело и добродушно, сейчас, при свете солнца замечая, что его спутницы совсем еще юные чада. Та, что предстала в женственном образе сапфирового призрака, оказалась голубоглазой девушкой совсем юных лет. Эта молодость, здоровая юность виднелась в ее сладких овалах тела, изгибах фигуры и совсем невинных губах и сверкающих тягой к знаниям и чудесам глазах. Волшебных глазах... Вифрейка же наоборот струилась юношеской энергией, ее хвост и ушки то и дело двигались, активно изучая окружающий мир, кажется, совершенно независимо и отдельно. Обе девушки представляли из себя невероятные образчики невинности, энергии, юности в женском обличии, от чего сам Альфарий ощутил приступ отвращения к себе, ведь в силу своего характера он допускал мысли любовного характера к тем двум ночным принцессам... Сейчас же он видел взрослеющих детей.
Сам же он тоже теперь был совсем другим, чем той ночью. Побритый, в пышной белоснежной рубахе и начищенной кирасе, он сверкал не только броней, но и карими глазами, улыбкой целых зубов и чищенной в этот раз бляхой портупеи... Черные его сапоги тоже несли на себе следы бережного ухода, выявляя матовый цвет крема. И только дорожная пыль покрывала их, что чуть-чуть портило впечатление. Ножны меча ображули на себе металлические кружева, помечающие, что в них хранится орудие имперского офицера. В общем и целом, добродушный вояка был при параде!
Старая людская военная традиция выходить в поход парадом берет свое начало еще в доимперскую эпоху и Альфарий ревностно чтил ее, стойко перенося тепло нагревающейся на солнце брони.
Все же его пожитки, как теплая одежда, плащ-палатка, провизия, арбалет с болтами, все это было закреплено на седле лошади, что сейчас недовольно фыркала, явно ощущая дискомфорт от толпы и жары. Ей куда привычнее было безлюдие и холод Севера.

Отредактировано Альфарий (2016-06-06 11:51:25)

7

Толчея становилась все оживленнее – народу прибывало, все стремились купить, продать, обменять, украсть и заложить. И если вооруженного офицера хоть как-то обходили стороной, то невысоких девушек толкали во все возможные места, Ив даже кто-то дернул за косу, желающие пощупать пушистый хвост Мии наверняка тоже были. Девушка привычным жестом перекинула свою вечную проблему на грудь и серьезными глазами взглянула на вифрэйку.
- Что думаешь? Двигаться нам все равно нужно, мне кажется, это отличный вариант. Веселее, чем с караваном, быстрее, чем на своих двоих, да и безопаснее, - Ив снова взглянула на лучащегося отличным настроением Альфария - будучи, как и хвостатая, головы на полторы-две ниже офицера, она так же испытывала необходимость запрокидывать голову, чтобы смотреть ему в лицо и, чем ближе друг к другу толкала их толпа, тем выше. Кто-то особо спешащий от души впечатал ей промеж лопаток ладонь, и адептка второй раз за крайне короткое знакомство не справилась с инерцией и ткнулась носом в грудь вояки, хотя металлическая кираса, конечно, была не так приятна, как… Вообще не приятна! И не было такого! Щеки девушки порозовели. Почти сразу кто-то так же толкнул еще и Мию, и девушки оказались вплотную прижаты к офицеру безумно спешащими куда-то людьми.
- Давайте выбираться отсюда, а то нас запинают! Альфарий, идите вперед, мы сразу за Вами! Тут всегда так по утрам, - проворчала она, недовольно сжимая губы. Ну почему нельзя спокойно и вежливо идти по своим делам? Нет, именно ты – самый важный и сильнее всех торопишься. Ив крайне не любила любые скопления народа, предпочитая одиночество и свежий воздух, толпа же действовала на не угнетающе. Впрочем, это такое любит? Кроме карманников… вот бы Мия еще что-нибудь не уперла, непоседа бессовестная!

8

– Мия... Ты знаешь, зачем, – Лисица довольно сощурилась и кивнула. Жаркое июльское солнце сводило с ума, а солёный воздух добавлял щепотку недовольства в лихие завихрения переменчивого настроения вифрэйки. Возможность ехать всем вместе не могла не радовать: в мыслях девушки всё было куда менее радостно. Например, она снова поймала себя на мысли, что они просто теряют время за болтовнёй, когда как могли бы неторопливо пройтись за ворота. Чем это закончилось в прошлый раз, она старалась не думать. Да и дело было у других ворот.
– Я только «за», Иви. Любая авантюра, любое направление, лишь бы к сентябрю дойти до столицы, – фыркнула девушка, подмечая, что на улице стало ещё более душно. И народ всё прибывал... откуда их столько? Только Мия хотела нелестно высказаться о мальчонке, залезшем в её карман (да какой вифрэй в своем уме хранит собственное богатство во внешнем кармане?!), как мимо пролетела Ивейн, с размаху впечатываясь в мужчину. Апетри тихо рассмеялась, поблёскивая хитрыми глазами, но вскоре и её постигла та же участь.
– Всегда?! Боги, как ты тут жила?.. – со стоном вырвалось у вифрэйки, потирающей лоб. «Расшибиться о кирасу Альфария – что может быть лучше?», – ехидная мысль скользнула и пропала, потому что людей всё прибывало, толпиться не хотелось, и девушка поторопила офицера: – Давай уже скорее, нам, кажется, жить недолго осталось, – на тычок чьим-то локтем по рёбрам Мия ответила раздражённым пинком. «Всех поджарю, видит Войлар, я готова швыряться молниями!», – всклоченная девушка шумно вздохнула.
Пользуясь случаем, желтоглазая стащила очередной кошель и горделиво вскинулась, предвкушая куш. Независимый взгляд в сторону Ивейн – тут же развязывает. С лёгким, но приятным волнением, которое всегда сопровождает кражу. Ожидание и... По вытянутому лицу вифрэйки все могли понять: она ожидала что-то большее, чем горсть медяков!

9

- Зачем куда-то идти?! У нас же есть конь! - Альфарий громко засмеялся, тут же подхватывая Ивейн за пояс и поднимая, намереваясь усадить в седло, совершенно не оставляя девушке выбора. Следом пошла очередь Мии, ну а конь все это время просто стоял, фыркая, переменаясь с ноги на ногу. Вряд ли он оценил такое отношение к себе, но военная дисциплина касалась и животных, так что боевой товарищ офицера стойко переносил все тяготы и лишения службы. К тому же, подружки даже вместе были гораздо легче, чем Альфарий, так что все не так уж и плохо...
Как только девушки оказались на коне, следом поднялся Альфарий, но для начала он все же снял кирасу, повесив ее на специальный хлястик в седле. И пока шли эти десять минут, волшебницы были предоставлены сами себе и спокойствию коня. Офицеру было забавно наблюдать за их реакцией и действиями, он все время улыбался, но никак не комментировал - комментарии были излишни. И вот, под конец еще забрав вещи девушек, тут же закрепив их на седле, Альфарий присоединился к Ивейн и Мии, запрыгнув в седло позади них, беря в руки поводья и пришпоривая коня.
- хэй! А теперь в путь! - и громко рассмеявшись, Альфарий тронул коня, толпа же от громкого возгласа  прыснула в сторону, образуя дорожку, по которой и прогремел боевой конь, увешанный вещами и людьми. Его бег был тяжелым, но гунтару не привыкать, он носил и больший вес, врываясь в орочью толпу при броне и с латником на спине.
Пока конь бежал, Альфарий одной рукой приобнимал сразу обеих девушек, прижимая к себе, другой держа поводья и направляя коня. Как только они отдалились от города, офицер замедлил бег и вскоре они вовсе спокойно шли к тому самому мосту, о котором говорил Альфарий.
- Я никогда не был в Кардосе. Прекрасный городишко... жаль уходить оттуда. Но впереди нас ждет сплав по реке и Лисья роща... Я уже и не помню, что такое безопасный лес! Рад, что согласились идти со мной...

10

Ивейн успела только коротко выдохнуть от неожиданности, когда под громкий хохот ее подхватило, подкинуло в воздух и вот она уже сидит в седле, возвышаясь над людьми, вне досягаемости ног и локтей, а мгновением позже таким же образом из толпы была выхвачена Мия и усажена впереди. Когда конь переступил с ноги на ногу, девушка обхватила вифрэйку, убежденная, что животина под ними сейчас сорвется и поскачет и… но конь стоял. Альфарий где-то сзади громыхал железом и крепил бесцеремонно отобранные вещи, и адептка немного расслабилась, с интересом разглядывая людской поток с необычного ракурса. Вон крестьянка несет на рынок полную корзину яблок, чей вид сразу заставил сглотнуть – яблоки Ив любила больше всего и была готова есть их в любых количествах. Вон купец зазывает прохожих на свой корабль, расхваливая драгоценности и редкое оружие. Вон мелкий мальчишка проталкивается через толпу, активно работая локтями и, наверняка, не менее активно шаря по карманам. Распутно одетая девица оценивающим взглядом обводит улицу, подбоченясь и перебирая пальцами тесемки плетеного пояска. Размашистой, шатающейся походкой моряк идет явно воон в тот трактир.
Закончив с вещами, Альфарий вскочил в село, и девушка оказалась прижата к нему, даже через одежду чувствуя горячее тело. Посох в руке немного мешал, но деть его было некуда.
И почему я не выбрала что-то покомпактнее?.. – успела подумать Ив, а в следующее мгновение конь с места взял в галоп, и девушка сжала в объятиях Мию, сразу обрадовавшись, что воин так крепко держит их – свалиться с лошади совсем не хотелось, что-то подсказывало, что это очень, очень неприятно… Мелькнули и исчезли ворота, проносящийся мимо людской поток поредел, и офицер придержал коня. Теперь тот мерно топал копытами к реке, и девушка рискнула немного поерзать, устраиваясь поудобнее, по-прежнему обнимая вифрэйку за пояс.
Слева искрилось море, бриз доносил крики чаек и мерный шум прибоя, впереди уже показался мост и загружаемый корабль – небольшой, с гораздо меньшей осадкой, нежели морские суда, и выглядящий более изящным. Вот так и начинается ее новый путь – в обнимку с подругой и в объятиях мужчины, от которых почему-то начинает чаще колотиться сердце…
- Кардос - замечательный город. Если не соваться в порт, здесь довольно спокойно, - девушка помолчала, чувствуя спиной мощное биение сердца. - Это мы должны сказать спасибо за помощь в дороге... - она совсем замолчала, не зная, что сказать, и надеясь, что сообразительная полулиса уж точно легко заведет разговор.

11

– Зачем куда-то идти?! У нас же есть конь! – Ивейн взлетела куда-то вверх, а Мия отступила на шаг с ужасом глядя на эту громадину, на которой ещё надо куда-то ехать! Достаточно того, что конь просто был рядом, чтобы девушка таращилась на него и продумывала возможности побега. Но Альфарий не оставил выхода, усадив следом и её впереди всех, что было ещё страшнее. Мир резко поплыл перед глазами, но вифрэйка силой воли выпрямилась, стремительно бледнея.
– В-высоко, – едва слышно пробормотала Апетри, голос которой дребезжал как туго натянутая струна лютни.
«Оно движется. Оно ДВИЖЕТСЯ! Кони же не едят людей?.. А вифрэев?», – вцепиться было не во что, хотя очень хотелось. Разве что в гриву... А если это чудо злое?! Не любит хвостатых? Встанет на дыбы... Делать было нечего, вифрэйка, стараясь не злить коня, схватилась за его гриву. Хвост болтался из стороны в сторону, влияя на настроение хозяйки ещё сильнее. К тому же, порой он задевал лицо Иви. Всякий раз Мия тихо извинялась, подрагивая каждый раз, как конь переступал с ноги на ногу. А делал он это часто. В состоянии, когда частый вдох казался последним, Апетри и не заметила, куда делись её вещи. Вообще не до того было!
– Хэй! А теперь в путь! – «Мама, хочу обратно. На землю!» Вифрэйка неловко обернулась, боясь лишний раз шевелиться и наградила Альфария с Ивейн взглядом, который легко можно было расшифровать как «снимите-меня-отсюда-сейчас-же». Но её молчаливым молитвам никто не внял, и они понеслись! «Только бы не свалиться, только бы не свалиться, только бы...», – мысли девушки не отличались оригинальностью, даже объятия подруги и то, что мужчина их крепко держит, не могло её успокоить.
– К-какой идиот придумал, что в-вифрэи ладят со всеми животными? – шипела через раз Мия. От такой поездки все ругательства как-то разом вылетели из взлохмаченной головы вифрэйки, остались только неясные междометия и слова заклинания парения и крыльев ангела, которые хотелось использовать и слезть с коня. Понятно, что в таком настроении Апетри вообще не слышала, о чём там говорили Ив с Альфарием, когда мужчина наконец-то («НАКОНЕЦ-ТО!») позволил коню замедлиться. К этому времени девушка была готова отдать богу душу.
– А можно я рядом пойду? Или, там, полечу? – убитым голосом предложила Мия, на короткий миг привалившись к Ивейн. Но тут же выпрямилась и обернулась. – Ещё чуть-чуть, и я от вас сбегу к каравану, честно слово! – взгляд у бледной вифрэйки был при этом донельзя перепуганный, а сами глаза напоминали жёлтые блюдца. Так она не выглядела даже во время кровавого месива и небольшого срыва: видимо, хвостатой было, мягко говоря, непросто усидеть на животном.

Отредактировано Мия (2016-06-07 13:02:36)

12

Девушки поразному среагировали на сотворенное Альфарием варварское попрание прав свободы воли, от чего мужчина испытал смешанные чувства. Ивейн была спокойна, как вода, она стойко переживала явно непривычную ей верховую езду, крепко обнимая Мию и прижимаясь к груди офицера, явно опасаясь упасть. Но это не был паническмй страх, а разумное опасение, вызванное необычностью и неожиданностью ситуации.
Совсем другое дело пришедшая в откровенный ужас Мия! Не смотря на то, что она была вифрейкой, она явно ощущала истерический дискомфорт от верховой езды. Или может ее пугал конь? Но страх этот был столь явственным и очень ярким, что и сам Альфарий начал невольно волноваться, крепче обнимая Мию, положив ладонь на ее живот. Он совсем придержал коня, ощущая дискомфорт от того, что заставил девушку пережить такое испытание.
-Мия! Я не знал, прости... Конечно, я не буду держать! - Альфарий остановил животное, спрыгнул и помог слезть вифрейке, - Прости, Мия, я не должен был так поступать... Вышло очень... Неловко.
Альфарий задумчиво почесал затылок, виновато скашивая взгляд к морю. Выглядело это так, будто огромный мальчишка пришел к маленькой Мии просить прощения или признаваться в любви. Очень неловкая и по детски милая сцена, прерванная довольно быстро самим Альфом громким возгласом:
- А ты быстро летаешь?! Давай до корабля на перегонки! Хэ-хэй! - офицер, снова широко и добродушно улыбаясь вскочил на коня, крепче и куда откровеннее, плотнее обнимая Ивейн левой рукой, тут же схватил правой поводья и сорвался галопом, звонко и ярко смеясь. Вифрейка должна, она была просто обязана поддержать ребяческий азарт мужчины и погнаться следом!

13

Откровенный испуг Мии крайне удивлял адептку - неужели действительно можно бояться лошадей? Они же... они же не страшные! Но хлестающий по лицу хвост и вздрагивающая в объятиях девушка говорили сам за себя. Интересно, Альфарий так же чувствует ее саму?
- Не надо! - взволнованный крик потонул в хохоте офицера, как маленькая лодочка в огромноv водовороте. Ив отчаянно схватилась за луку седла, стискивая коленями конские бока... Объятия, крепкие настолько, что трудно дышать, смех где-то позади и ветер в лицо...
Они мчались над дорогой стремительной птицей, настолько быстро, что пейзаж сливался в размытую полосу. Альфарий подгонял коня, пригнувшись и прижав девушку к себе, скалой нависая над маленькой фигуркой, теплым течением обволакивая со всех сторон. И под этим мягким напором стена страха дрогнула, рассыпаясь обломками, что тут же унес ветер.  Девушка разжала пальцы, отпустив седло, откинулась на сколько позволял корпус воина назад и засмеялась, отдаваясь скачке и ощущению, что эти руки точно не дадут ей упасть. Вифрэйка мчалась рядом, быстрая, как стрекоза, и потоки воздуха восторженно играли с распущенными волосами...

Отредактировано Ивейн (2016-06-08 02:54:50)

14

Пока Альфарий помогал девушке слезть с этого коня («Земля, родимая, как я скучала!»), Мия вцепилась в крепкие грубые руки мёртвой хваткой. Мало того, кидала подозрительные взгляды на тяжело пыхтевшего коня, который, в отличие от неё самой, признаки агрессии не проявлял. Вифрэйка покачнулась, но тут же решительно фыркнула, выпрямившись и для пущей уверенности притопнув ножкой: не воздушная стихия, конечно, но гораздо твёрже и приятнее, чем тряска на этом животном.
– Альф, – фамильярно сократила девушка, уверенно уперев руки в свою талию. – Вот уж кто-кто, а ты тут совершенно не виноват. Мне надо было раньше выяснить, что мы с лошадьми, – Апетри потянулась потрепать коня за гриву, но как-то передумала и отдёрнула руку, – далеко не лучшие друзья.
– А ты быстро летаешь?!
– Нет, я... «как человеческий бег, где-то так. Ну, эй, выслушай меня!», – устало вздохнула. Придётся повестись на эту авантюру.
– Давай до корабля на перегонки! – сказал и унёсся с Ивейн в сторону. Мию беспокойно покачала головой, глядя на счастливую Ив на коне: только бы Альфарий её держал, если она в таком настроении свалится и сломает что-то... хорошо бы не шею, тогда хоть вылечить можно.
Крылья Ангела раскрылись за спиной девушки. Белоснежные крылья, широкие взмахи, плавные, но уверенные движение – Апетри с восторгом набирала высоту. Страхи были забыты, едва стихия приняла Мию в свои объятия. Давно понятно – вифрэйка была влюблена в небо, полёты, лёгкий ветерок, вплетающий эфемерными пальцами в волосы воздушные волны. На высоте запах моря, сырости и «свежести», как называли многие солёный воздух, ослабевали. Головокружительная – настоящая! – свежесть и прохлада оглушали, и от радости девушка не помнила себя. И здорово отстала от наездника со спутницей...
«Кажется, моя боязнь даже сыграла ему на руку», – дружелюбно усмехнулась Мия, нагнавшая коня благодаря ускорению.
Крылья оставляли ангельскую тень на земле, мчавшуюся вровень – разве что чуть-чуть отставая – с животным. Но продолжаться вечно это не могло: пять минут и Апетри скинула ускорение, как досадную помеху. Правда, это не имело значения – они уже приближались к реке и вскоре остановились.
Всклоченная, лихорадочная, быстрая и беспокойная – такой вифрэйка предстала перед Альфарием и Ивейн после небольшого соревнования. Белые крылья, сползающее плечико блузки, тут же неряшливо поправленное, мешающие верёвочки корсета, распускавшие его ещё больше и ни единой пылинки на сапогах. Желтоглазая лисица мечтательно улыбнулась и зависла невысоко над землёй, словно пользовалась простым парением, а за спиной не были широко раскрытых крыльев...
– Предлагаю ничью, – прошелестела Мия, задерживая рассеянный взгляд то на девушке, то на мужчине. В голове гулял ветер, и ничто не могло стереть улыбку с лица вифрэйки, здорово изменившейся за эти несколько минут.

15

Они бежали, словно ветер! Резвый конь яростно колотил подковами по земле, вздымая за собой столбы пыли, быстро уносящиеся назад. А впереди была лишь скорость, скорость и ветер, и длинные распустившиеся волосы Ивейн, обвившие грудь и шею Альфария. Юное тело девушки прижалось к нему в счастливом восторге от неистового бега, синий плащ яростно колотил на ветру, обжимая торс воина, а ее звонкий смех понесся по воздушным потокам куда-то к морю, подхватываемый бризом в небеса...
И это ли не счастье? Скачка, ветер, свобода, красивая юная дева в объятиях, радостная и веселая! Да, это счастье, это жизнь, это то, ради чего сражался Альфарий. Это его мир... И все демоны, все инферно отступило - кажется, ничто не в силах озлобить такого человека, как он, пока этот смех доносится до его сердца, а аромат юности и нежная плоть заставляет душу возбужденно дрожать.
Они быстро домчались до корабля. Здесь гремели тюки, ящики, снасти и грубый портовый мат, но это только добавляло ситуации морской романтики, которую скоро сменит речная.
Рядом остановилась чуть отставшая Мия. Ее магия не позволила ей держать ускорение слишком долго, но девушку не огорчало поражение - она была счастлива, ее парящий, воздушный вид веял волшебством. Пожалуй, обе подруги излучали своим видом магию...
- Ничья, Мия! Это было невероятно! - Альфарий спрыгнул с коня и помог спуститься Ивейн, нежно подхватив ее за талию, - Крылья... Это было нечто! Ты сейчас невероятно счастлива... Вы обе явно получили удовольствие! Ну что же, я же обещал хорошее путешествие!
Девушки стояли рядом, такие чистые, такие радостные и откровенные. Ох этот распустившийся корсет и эти волосы синеглазной Ивы, эти рубашки и плащи, эти ореолы счастья и удовольствия, расслабленные и довольные взгляды. От всей этой атмосферы так хотелось обниматься!.. А впрочем, это же Альфарий!
Мужчина крепко обхватил девушек за талию и поднял их обеих, тут же кружа в воздухе и добродушно, ребячески смеясь. Завершающий аккорд чудесного забега и эти ароматы юности, ударившие в мозг...

Через пол часа Альфарий и его спутницы уже разместились на корабле. Капитан поначалу был против, но после бутылки медовухи быстро нашел свободную каюту, где разместились подружки, а так же один подвесной лежак в трюме для Альфария. В корабельном же стойле, среди других лошадей нашлось место и для коня Магнуса. Ивейн и Мия забрали свои пожитки с собой, а свое Альф убрал в большой сундук в том же трюме. К вечеру речное судно отошло от берега и начался подьем вверх по течению. Весь день после того, как троица взошла на борт и разместилась по местами, они были предоставлены сами себе. Альф беседовал с командой и капитаном, а к отплытию решил зайти в каюту к подругам, чтобы проведать их перед сном и обсудить предстоящее плаванье, а так же последние новости. Ну и чтобы просто пообщаться в приятной компании за бутылочкой каталийского вина, честно выменянного у одного моряка за бутыль эксклюзивной медовухи с северных притоков Ристела.
Итак, стук в дверь...

Отредактировано Альфарий (2016-06-08 22:01:35)

16

Стремительная скачка кончилась, прерванная синей лентой реки, и под ногами девушка снова ощутила твердую землю - все же это было намного привычнее разгоряченных конских боков. Лента для волос опять где-то потерялась, и длинные пряди трепетали на ветру, отчаянно мешая. Мия парила рядом, воплощение воздуха, невесомый ангел с мягкими крыльями. Иногда Ивейн задумывалась, насколько же различны адепты разных стихий. Да, очень многие изучали несколько таковых, но своей, родной, центром всегда оставалась одна, откладывающая четкий отпечаток на личность. Или стихии открывались только четкому отпечатку? Вполне возможно, что и то, и то. Вот почему считается, что путеводное чувство для мага воды – спокойствие? Ведь вода может быть стремительным горным ручьем, может быть бушующим океаном, водоворотом, затягивающим в пучины. Как можно в любой ситуации оставаться непробиваемо спокойным? Она не понимала. Страх, сомнения, просто мысли, звуки… все это отвлекало. У девушки была цель – найти то, что поможет держаться, поможет не рассеивать внимание, найти… себя. Глядя на счастливого Альфария, она не понимала еще больше – как можно быть таким? Веселым и беззаботным, но в битве превращаться в чудовище, не испытывающее, как ей казалось, ни малейших эмоций? Как? Ив украдкой вздохнула, ощутив будто холодный ветерок между лопатками. Быть может, однажды она поймет. Но принять - не сможет никогда. Воспоминание – сон – опять мелькнуло перед глазами. Она бежит по пляжу, задыхаясь от ужаса и нехватки воздуха, падает, оборачивается… и видит Альфария, с волчьими клыками и оскаленной пастью, заносящего над ней окровавленный меч…
Все невеселые мысли вылетели из головы, когда их с вифрэйкой сгребли в охапку, оторвали от земли и закружили, еще больше смешав чувства относительно офицера. Девушка чувствовала себя беспомощной фигуркой в руках кукловода, настолько непривычным было подобное обращение. За эти несколько дней она получила физических контактов больше, чем за все остальные месяцы вместе взятые... Впрочем, разве это плохо? Ив хихикнула, с умилением глядя на счастливого вояку. Вот удивительный человек…
Когда Альфарий договорился с капитаном и им даже (!) выделили каюту, девушка, конечно, попыталась предложить помощь в чем-нибудь, получила откровенно насмешливый взгляд, будто выражающий фразу «ты что, серьезно, девочка?», смутилась и ретировалась. Ну и ладно. Будет больше времени на тренировки. Стараясь никому не мешать и чувствуя себя неуютно в незнакомом окружении, Ив ушла в каюту.
Вечером она сидела на кровати, скрестив босые ноги, обращаясь к хвостатой подруге.
- …и сижу я на ветке, за каким-то кракеном пытаясь одновременно сохранить равновесие и концентрацию, разумеется, не получается ни то, ни то. В общем, в итоге я навернулась оттуда аккурат в муравейник, который не заметила, когда лезла наверх, - девушка усмехнулась, вспоминая пренеприятнейший случай. – Оказывается, аллергии на муравьиный яд у меня нет – это было единственное полезное…
Тук-тук.
Девушка бросила вопросительный взгляд на подругу…

Отредактировано Ивейн (2016-06-09 06:43:49)

17

Мия только покачала головой на слова Альфария: пока начавшееся путешествие её ничуть не разочаровывало! Возможно, это потому, что они стремительно удалялись от Кардоса – города-призрака, наполненного столькими воспоминаниями, что, каждый раз возвращаясь сюда, вифрэйке приходилось нырять в омут воспоминаний с головой, встречать старых знакомых и видеть столько страшных и невообразимых вещей! И это не всегда плохо, стоит признать... Эфемерное прошлое снова напомнило о себе: вспомнилась та таверна, в которой ей было приказано оставить шкатулку. Обычный кабак, полный криков и возгласов, выпивки и не самых приятных запахов. Но он послужил отправной точкой всему происходящему и, только благодаря неосторожной кружке меховухи, Апетри сейчас кружилась вместе с Ивейн в объятиях Альфария. Сколько она ни пыталась – яркая улыбка не желала пропадать пропадать, напротив, стала шире, и девушка рассмеялась, прислушиваясь к доброму смеху офицера. Это было... интересно. 

Корабль не произвёл на Мию никакого впечатления: когда ты живёшь на дальнем материке и привык к долгим путешествиям, привыкаешь к жёстким корабельным условиям. Тем более, что вифрэи ни разу не расщедрились на каюту, и девушка было привычно собралась в трюм... Но тут постарался Альфарий, за что ему большое человеческое спасибо – всего каких-то два-три дня назад у неё жутко болела и ныла спина от подвесного лежака.
День прошёл как? Скучно, пусть и продуктивно. Апетри не стала никого ждать и поволокла свои сумки в каюту. Потратив полдня на приведение лютни в порядок (когда она умудрилась настолько расстроиться?!), а вторую половину на наигрывание всяких мелодий, чем наверняка бесила Ивейн, но так как от неё никаких возражений не последовала, вифрэйка в открытую наслаждалась возможностью перебирать струны. Почему-то уже довольно давно у Мии не хватало времени на наложение пары куплетов на музыку, а тут – такой шанс!
Вечером последовала пора рассказов о жизни девушек: всё же знали они друг о друге очень и очень мало, хоть и успели пройти огонь и воду в маленьких масштабах. Слушая Ив, Апетри сидела в позе лотоса, не выпуская из рук лютню. История оказалась забавной, и Мия хотела узнать ещё что-нибудь из жизни адептки, но тут негромкий, но основательный стук в дверь призвал девушек остановиться.
«Хм, кого там может принести, кроме...», – вифрэйка легко вскочила и, шутливо перехватив лютню за гриф, закинула её на плечо на манер дубинки и побрела открывать.
– Я открою, – кивнула на вопросительный взгляд Апетри. За день в её внешнем облике мало что изменилось: волосы оказались всё так же распущены и пребывали в печальном-лохматом состоянии, а корсет валялся где-то в сумках, так что девушка оказалась в свободной белой рубашке. На шее блестела серебряная цепочка, но самого медальона Альфарию видно не было.
Дверь со скрипом распахнулась и девушка, дружелюбно усмехнувшись, широким жестом пригласила гостя войти и присаживаться, куда душа пожелает. Вифрэйка не могла не кинуть любопытный взгляд на бутылочку вина в руке вояки, пока пропускала его в каюту.

18

- Добрый вечер, дамы! Прошу простить, но мне показалось необходимым навестить вас... Мы совсем недавно отошли от берега и теперь начали подьем. К тому же, я не с пустыми руками, - Альфарий явил любопытным взглядам девушек бутылку каталийского вина. Терпкий южный напиток однозначно был привычнее хмельной и приторной северной медовухи подругам, даже если они не пили никогда в жизни. Он был близок им по духу, по менталитету и образу жизни. Виноград рос в тех же широтах, его мяли ноги тех же южан под те же бодрые мотивы побережья, а бродило оно в погребах богатой солями и песком почвы. Катайлиское вино - напиток южан, он интуитивно больше подходил Мии и Ив, ну а Альф... Он пил всякое и мог говорить на языках различного алкоголя и сейчас мужчина выбрал то, что должно согреть сердца волшебниц.
Альфарий принял приглашение и прошел внутрь довольно тесной и уютной каюты, с двумя кроватями, прибитыми к стенам и столом ровно между ними. Ивейн сидела на одной из постелей, скрестив белоснежные ножки. Только сейчас офицер заметил уродливый шрам на ножке магессы, и что-то больно его кольнуло под сердцем. Не могло что-то подобное быть на столь прекрасном теле, так уродовать такие чудесные и юные ножки, но от того только добавляя остроты их очаровательной красоте.
Бутылка вина оказалась на столе, а Альфарий сел на кровать Мии. Он уже переодел рубаху на старую, серую, из овечьей шерсти, с широко распущенным воротом, оголяющим его грудь, оставшись в кожанных штанах, подвернутых на манер длинных шорт и сланцах. Очевидно, перед визитом вояка озаботился личной гигиеной и от него приятно пахло мылом вместо пыли, пота и железа.
- Как ваши дела, Мия? Вы с Ивейн хорошо устроились? Если что-то нужно, скажите. Я приложу все усилия и это путешествие закончится так же чудесно, как и началось... Не стесняйтесь говорить, - мужчина посмотрел на синеглазую, сталкиваясь с ней взглядами и тут же игриво подмигивая, без всякой причины и повода.

Отредактировано Альфарий (2016-06-10 22:53:49)

19

Взгляд синих глаз встретил Альфария. Действительно, больше некому... Девушку удивляло - он вообще бывает не радостным? Ей всегда казалось, что солдаты должны быть мрачными, привыкшими и любящими убивать и что кровь стерла в них все человеческое. Этот человек же был доволен жизнью, явно рад женскому обществу и готов гулять до утра, и ему не приходится одергивать себя, чтобы прогнать видение той жуткой ночи. Заметив взгляд, брошенный куда-то вниз, Ив чертыхнулась про себя и одернула штанину, задравшуюся почти до колена. Она не любила показывать ноги - отчасти стеснялась шрама, но в большей степени не любя расспросы. Мии она уже рассказала, что тогда случилось, и повторять историю не было никакого желания. В тот день она поступила в высшей степени глупо, и с вифрэйкой поделилась затем, чтобы уберечь от таких ошибок. Девушка подвинулась, почему-то подумав, что полулиса захочет сесть рядом, и стала теребить кончик косы, разглядывая ноги офицера. Да уж, постоянные тренировки сразу заметны, это вам не за учебниками сидеть дни напролет. Такой пинка отвесит такого, что мало не покажется... Подняв взгляд и поймав его подмигивание, девушка немного неуверенно улыбнулась в ответ и покраснела кончиками ушей, уставившись на бутылку. Алкоголь она не любила, но отказываться же невежливо...
Каюта сразу как-то стала слишком тесной. И что дальше?

20

– Вечера, проходи, – откликнулась Мия, ударом ноги захлопывая дверь за спиной вояки. Весь день ей было дико, просто невероятно скучно: Ивейн старательно тренировала свою треклятую концентрацию и, как следствие, полностью игнорировала Апетри, пока та с чувством насиловала инструмент над очередной песней, оказавшейся, к тому же, довольно печальной... На деле – очень, в лучших традициях девушка: сборник пополнился ещё одним заунывным бредом, который слушать можно только после принятия на грудь пары бутылок.
С лютней наперевес, вифрэйка ненадолго замерла в центре комнаты. «Уже подъем по реке. Сколько займёт это путешествие? Альфарий же говорил... чёрт, не голова – решето» Жёлтые глаза (в карюю крапинку, что заметно, к счастью, лишь вблизи) оценивающе прошлись по бутылке вина. «У людей так принято?», – вообще-то Мие повезло (или нет?) родиться в семье, где алкоголь был чем-то вроде невероятно опасного взрывного пойла, потому что неизменно несло неприятные последствия. Мать, увлекающаяся алхимией, однажды что-то смешала, пригубив старого-доброго каталийского, и полдома лежало в руинах. Отец добавил его к своим парфюмерным изысканиям и по ошибке продал, перепутав флаконы: от разгневанной хвостатой леди бегали всей семьёй. От забавного воспоминания Мия спрятала хитрую улыбку, поглядывая на уже севшего Альфария и Ивейн. Вопрос – Куда приземлиться самой? – встал ребром и требовал скорого решения. «На стол?», – неуверенно предложил внутренний голос, заглушая сонный протестующий разум. Что же, Мия не один и не два раза совершала глупые и абсурдные вещи, ведь у неё всегда было веский повод так поступать: ушки да хвост, а они, как известно, для людей были хорошей причиной проявить снисхождение. Ведь что нормально для вифрэя, для человек – неприемлемо. По крайней мере, многие мистерийцы, с которыми Апетри имела дело, так считали.
Стол оказался ничем не занят, потому что девушки толком не распаковывались: не такое долгое путешествие, чтобы как следует обживать небольшую каюту. Поэтому девушка беспрепятственно села, скрестив ноги, одной рукой расслабленно опираясь на корпус лютни. Переводит насмешливый взгляд от Альфа к Ив, и обратно.
– Дела... отлично, – пожала плечами Мия, посылая укоряющий взгляд адептке, в котором легко читалась скука прошедшего дня. – Я привыкла жить в более худших условиях на корабле, спасибо, что нашёл нам каюту, – благодарно откликнулась вифрэйка, опуская взгляд к струнам и выпуская из-под пальцев лёгкую трель флейты: этому приёму девушка научилась недавно и с удовольствием пользовалась время от времени. – Иви, тебе что-нибудь нужно?
– Альфарий, а сколько времени займёт подъем по реке? Неделя, две? – золотистые глаза снова обратились к мужчине и ненавязчиво переключились на бутылку вина. Ивейн не спешила активно вмешиваться в беседу, а сама Мия никак не могла найти тему для разговора и нуждалась в выпивке, как в отличном способе развязать язык. «А ведь изначально ты не собиралась пить», – вкрадчиво напомнил внутренний голос с возмутительными ехидными нотками. – «Посмотри, как на тебя влияет такое общество!»

21

Ивейн недовольно оглядела наглую хвостатую, усевшуюся на столе. Нет, вы это видели? На стол! Сесть! Как ей вообще в голову пришло? Девушка набрала полную грудь воздуха, дабы возмутиться, но тут она получила откровенно укоризненный взгляд желтых глаз. Ив с независимым видом скрестила руки на груди, забыв про неловкость от присутствия Альфария и кучу самых разных мыслей, теснящихся в голове. Между прочим, денек был тот еще, и в ушах до сих пор противно звенели не настроенные струны.
- Дела отлично, да. Не понимаю, чем Мия недовольна! - девушка перестала обращать внимание на присутствие воина. - Я весь день тебе не мешала терзать инструмент, хотя только Аданос знает, каких трудов мне это стоило, и еще и виновата? В таком темпе к концу плавания я в совершенстве овладею техникой концентрации, и ничто уже мне будет не страшно, - она подалась вперед и категорично уперла палец в грудь вифрэйки, гордо задрав подбородок. - И слезь со стола, невоспитанная, а то хвост оторву!

Отредактировано Ивейн (2016-06-11 14:48:31)

22

– Это Мия-то не... – начала было возмущаться девушка в ответ, сверкая лисьими глазищами. Хвост в это время угрожающе резко хлестнул по полу, а сама вифрэйка невольно подалась вперёд, с прищуром глядя на Ивейн. – Аданос, к сожалению, не в курсе, – так ядовито и ехидно, что впору яд сцеживать куда-нибудь и прятать про запас, на чёрный день. – Каких трудов тебе это стоило? Сидеть на кровати, спать сидя! И молча созерцать мои муки творчества! Даже не поддержала... Пф. Между прочим, под конец начало хорошо получаться, и струны настроились, и песня сложилась! Ты слишком далека от искусства, чтобы понять всю важность музыки в нашей жизни, – ущемлённая гордость и капелька самомнения просочилась через дамбу нарциссизма, которым, вообще-то, девушка страдала раз в год и только по праздникам. Но тут такой повод...
– Овладеешь, – неожиданно спокойно произнесла Мия. – Только через мой труп. Ни один день не позволю проводить в скучных медитациях. Альфарий, ну, скажи ей! – поддержки или её отсутствия дожидаться вифрэйка не стала, полностью увлеченная «светской беседой». Когда ещё удастся со вкусом поругаться на пустом месте? Никак нельзя упустить возможность спустить пар!
Изящный пальчик девушка отбила и гневно выпалила: – Этикету не обучены!
– Косу отрежу! – и, в подтверждение своих слов, девушка растянула губы в кровожадной усмешке и со всей силы дёрнула подавшуюся вперёд адептку за русые волосы.

23

- Поддержать? И что же? Ту заунывную бездарность, от которой тянет повеситься? - Остатки вежливости и хорошего воспитания.. ааа, к кракену, и семейную выдержку туда же добавьте - потонули в закипающем азарте. - Ты бы сочинила что-нибудь не такое плаксивое - и было бы, что поддерживать! А тебе до серьезности, так важной в магии, как до вершины Кристаллической горы! Так и представляю, как на экзамене или посреди боя ты начинаешь песенку сочинять, забыв про все на свете! - девушка схватила воображаемую лютню и состроила глупо-задумчиво лицо, а затем снова негодующе посмотрела на полулису. - Я, представь, себе, очень неплохо режу по кости и дереву и хотела тебе подарить что-нибудь! Но я же далека от искусства, так что вот тебе! - передразнив Мию, она сунула той под нос фигу. Про девушку никогда нельзя было сказать, что язык у нее острее ножа, ее язык даже на тупой тесак тянул с трудом - ругаться она не любила и не умела, предпочитая уйти от конфликта. Но вид взлохмаченной, как петух перед дракой, вифрэйки настраивал на нужный лад. - Через труп говоришь? - по возможности холодно улыбнулась адептка. - Да без проблем, дальше поедешь в виде куска льда, ущерба для психики меньше будет!
А вот услышав угрозу в адрес обожаемо-ненавистной косы, синеглазая посрамила пятнадцатилетние труды по вдалбливанию в нее хваленой выдержки.
- Ах тыы!.. - завопила она и кинулась вперед, стараясь дотянуться до пушистого хвоста.

Отредактировано Ивейн (2016-06-11 15:28:40)

24

– Твой подход к магии – та ещё скука, а ведь это важнейшая вещь твоей жизни, – о-о, теперь у лисицы прорезались иные нотки: тут и презрение, и снисхождение, и тот неповторимый отголосок покровительства, с каким обожают говорить удручённые горьким опытом маги, однако, не видящие дальше своего носа. – И из Ор... – скрежет зубовный раздался по каюте раскатом грома. – Из семьи я – лучший маг! Это при том, что даже до Аклории ещё не добралась.
– Да что ты с одной своей водой?! Только льдинками и кидаешься, – пренебрежительное фырканье и-и... Мия больно вскрикнула: Ивейн пошла в атаку с самоотдачей и концентрацией воистину достойной способного мага воды! Лютня – «Не дай Войлар, эта психованная ещё сломает!» – полетела в Альфария и, если мужчина её всё же не поймал, можно не сомневаться, что следующей жертвой взбесившейся лисы падёт именно он.
Пушистый хвост умело устранял все нападки, но равновесие в «поединке» сохранялось лишь благодаря ущербности вифрэйки в плане силы и присутствии гибкости и ловкости. Вывернувшись, Мия вскочила на стол и него тут же свалилась, больно приложившись головой. Ругательства на вифрэйском витиевато посыпались в адрес адептки, стола и, как ни странно, Альфария, хотя в чём провинился офицер ещё придумать надо. Косу Ивейн девушка по глупости выпустила, но так просто сдаваться не желала: была предпринята очередная попытка ухватиться за русые патлы!

Отредактировано Мия (2016-06-11 15:45:46)

25

- Это если ты-то лучший маг, остальные небось и ветерка поднять не могут! - фыркнула Ив, напрочь забыв о восторге, вызванном огромными снежно-белыми крыльями. - Да я своими "льдинками" весь корабль могу заморозить! - оскорбленно и хвастливо бросила девушка в ответ. И тут же обиженно взвыла, когда верткая лиса выскользнула из пальцев. А сама адептка, не сумев сохранить равновесие и ударившись о край кровати, рухнула на пол между кроватью и столом. Ноо вот вифрэйка свалилась рядом, и с азартом, накопившимся за долгое скучное детство, девушка оседлала ее и радостно стала пытаться поймать подружку за хвост. Затея довольно невыполнимая - вожделенная часть тела была верткая не менее всех остальных, а вот собственные волосы подвижностью, увы, не обладали. Так что, когда почти сразу Мия опять вцепилась в косу, пришлось срочно принимать решение касательно дальнейших действий - спасение или атака. И с упертой решимостью и перекошенным от боли лицом Ив таки поймала свою добычу.
- Ух ты, какой мягкий! - восхитилась девушка и в душевном порыве дернула.

26

«А остальные вообще не маги...», – мысленно хихикнула, но внешне глубоко оскорбилась и обиделась. – «Ну, большинство» Мало того, что эта наглая человеческая девочка начала портить ей жизнь ещё четыре года назад, так и теперь продолжает! Причём весьма успешно и талантливо это делает: едва порыв восторга захлестнул Мию от пойманного русого хвостика девушки, так тут же испарился. «Нашла коса на камень», – самозабвенно, с неповторимым удовольствием прошипел коварный внутренний голос в минуты душевного подъема обожающий возвращать вифрэйку с небес на землю.
– Ух ты, какой мягкий! – восхищённые нотки или показалось? Пф, может, тогда и дёргать не будет... И тут разряд тока прошёлся от кончика хвоста до самых ушек, вызывая новый потом неконтролируемого воя и брани! Из глаз брызнули слёзы, а хвост начал нервно подёргиваться в руках замораживающей одним взглядом тиранши. Оставалось лишь дёрнуть в ответ да так, чтобы искры посыпались! Ах, будь Мия магом огня... С каким бы удовольствием она подпалила бы эту несчастную шевелюру!
– Ах ты!..
Как бы Апетри не бесилась со скуки, но концентрация была у неё не хуже Ивейн, и опыта в медитациях тоже немало (что тщательно скрывается и остаётся тайной по сей день ради поддержания взбалмошности вида), поэтому даже в такой ситуации сосредоточиться на потоках воздуха проходящих сквозь пальцы было сложно, но возможно. При богатом-то воображении... Мия несильно дунула в лицо адептке слабым ветерком, играя на эффекте неожиданности. Она заставила выпустить свой многострадальный хвост, и, торжествующе смеясь, Апетри не погнушалась ещё пару раз дёрнуть Ив по уже успевшей немного распуститься косе!

27

Поток ветра будто подушка врезался в лицо - быть может, хвостатая и думала, что получится легонько, но на деле оказалось очень даже ощутимо. Разумеется, Ив опешила и выпустила хвост. Разумеется, ее тут же опять дернули за косу, чуть не оторвав оную. Этим вечером явно самой популярной была фраза....
- Ах ты!..
Из вытянутых в сторону Мии рук вырвался ослабленный поток воды, ударив девушку в грудь и заставив выпустить многострадальную косу, вернее, ее остатки - бóльшая часть расплелась, и они теперь были одинаково лохматые. Каюта была маленькая, девушки находились совсем рядом, поэтому облило обеих, и мокрые рубашки теперь липли к разгоряченным телам. Восседая верхом на вифрэйке, Ив быстро собирала волосы, чтобы за их опять не начали дергать, и гневно сверлила глазами хвостатую. Температура в помещении заметно упала, и влажная кожа покрылась мурашками. Чем бы таким в нее шарахнуть, чтобы не сильно и не больно?..

28

Альфарий молча наблюдал за развернувшейся сценой. Это было похоже на уличный театр, популярное развлечение в городах Империи, особенно в его северных и южных провинциях. Труппы бродячих актеров, ведущих традиции своего ремесла с тех же времен, что и воины выходят в походы при параде и торжественном строе, странствуют по городам и большим селениям империи, всюду делая постановки своих представлений на мобильных повозках-сценах. Настоящие аншлаки собираются в Иридиуме и Кардосе, а однажды, в эпоху процветания Севера, огромную аудиторию гномов и людей собрала труппа бродячих актеров, арлекинов, в городке Нордторг. Это было великолепное представление!
В отличии от того бедлама, чьим свидетелем стал Альфарий. У этого концерта было мало общего с теми представлениями, что дают арлекины, но одной детали было достаточно для отождествления - внезапность и безосновательность начала. Девушки вцепились в словесную перепалку совершенно неожиданно, стоило лишь всем куда-нибудь сесть. Альф ничего не имел против сидения вифрейки на столе, это было очень даже мило и удачно, порождая целый ворох различных путей развития этого вечера, и все они были очень веселые, милые и даже романтичные. Однако, как и в игре в кости, взыграла самая неожиданная ставка - ссора.
Недоумевающий зритель ошарашенно наблюдал за внезапным представлением труппы девушек-волшебниц, по обыкновению быстро развивающие сюжет и наращивая действие, доводя все до вакханалии и завершая эффектными магическими фокусами и лишь лютня, Альфарий, да бутыль вина были не причем. И если первые двое почти не пострадали - мужчина просохнет, музыкальный инструмент оказался укрыт в дальнем углу каюты за столом, - то вот бардовая влага с глухим звоном слилась с влагой магической.
Печальное зрелище... С медовухой такого бы не случилось, ее специально разливают по ударопрочным пузырям, обмотанными чехлами-сетками, потому что это напиток воинов и кабаков, явлений-синонимов, однотоннальных жестокости и необузданной радости, что влечет множество вероятностей битья.
В отличие от аристократичного вина, чьи каталийские ароматы разверзлись по каюте смрадом пьяного разврата... Секрет, скрытый в тонком запахе изысканности. Декаденс, спрятанный в возвышенном приличии.
- А вот вино было не причем... - только и сказал отрешенным голосом Альфарий, вернувший себе мрачную серьезность и безразличие.
Он тут же поспешил уйти. Это не было бегство с поле боя, скорее уход из тихой бухты корабля, который искал покоя, а нашел убежище пиратов. Что он мог сделать? Лезть в женские разборки себе дороже. Тем более, Альф едва ли знал двух девушек. В его сознании они представали в образах сапфирового призрака и обаятельной лисицы, но теперь он видел мокрых девчушек, которые оказались нерады не то что офицеру, но и друг другу.
Молча закрыв за собой дверь, Альфарий пошел в сторону трюма, где был его лежак. Перед сном он забрел в компанию отдыхающих матросов, добив странное самочувствие на душе терпким элем с сушеной рыбой, а уже перед самым царством Морфея вспоминал мокрые рубашки и горячие юные тела... Вечер мог бы получиться, если бы не визит в город труппы арлекинов. Сон медленно сморил офицера и он уже совсем забылся, как перед глазами предстали Мия, Ивейн и тот волк. В глазах волка была темная магия, но под ней - душа одинокого героя, странника лесов. Оседлав волка и попросив прощения за челюсть, Альфарий ушел в леса, а дальше лишь сны, сны, сны..
Завтра наступит новый день. Этот оказался слишком переполнен ощущениями.

Отредактировано Альфарий (2016-06-11 21:44:25)

29

Скинуть с себя Ивейн было не такой простой задачей, как казалось на первый взгляд, и она обернулась катастрофической неудачей: её облили водой. Пусть и адептку мороза захватила собственная магия, но для Апетри, собиравшейся снова применить свои таланты в ответ, это было тяжёлым ударом. Прерывисто дыша, Мия поправляла мокрую рубашку, липнувшую к телу и отмечающую все линии и изгибы вифрэйки. Медальон стало тоже отчётливо видно, но сейчас это было пропущено мимо хвостатых ушек. Мурашки ходили табунами, и она уже продрогла, но и это оказалось без внимания. Девушка ответила обидчивым взглядом широко открытых жёлтых глаз. Теперь-то и Ив могла видеть эти несчастные крапинки, которые саму девушку всегда раздражали...
– Ты! – в последний раз вздохнула вифрэйка и ужом выскользнула из-под Ив. – Я хотела поправить твою причёску молнией, но теперь... – огорчённый и красноречивый взгляд на мокрую рубашку и всю каюту. – Теперь если я решу шандарахнуть молнией, поджаримся обе.
Едва Мия хотела приступить к торжественному примирению и продолжению прекрасного вечера, как тяжёлая поступь прошедшего мимо офицера и скрип открытой двери, оглушили её. Недоумение. Она перевела растерянный  взгляд на адептку воды и огорчённо взмахнула здорово пострадавшим за сегодня хвостом.
– Как думаешь, это он обиделся или посчитал нас неразумными детьми? – вопрос повис в воздухе, и это было самым неприятным за этот день. – Хм-м. Или он из-за вина... Иви, можешь его как-то обратно собрать?
Апетри продула свою одежду за несколько минут и села на столе (кажется, теперь ей действительно нравилось пренебрегать всеми разумными, но такими далёкими и малоизвестными правилами этикета), рукой подперев подбородок.
– Что теперь делать? – воздух насыщен холодом и вопросами, как неловко. – Давай помогу убраться, – когда всё было кончено, Мия устало усмехнулась: она никогда не позволяла себе натянутые или фальшивые улыбки. – Ив, ты не кори себя. Мы, конечно, были похожи на взбалмошных и сумасшедших девиц, но, чтобы ты знала, я в любом случае первая это начала. Извини, – Апетри направилась к двери. – Пойду прогуляюсь («Полетаю»), пойдём со мной? – Скрип двери, и адептка вольной, неуправляемой стихии, скользнула в полумрак вместе с Ивейн.
Крылья Ангела раскрылись за спиной вифрэйки, и она с облегчением улыбнулась. Вот оно, знакомое чувство. Хоть что-то не меняется в ней за эти пару дней. Белоснежные крылья, сотканные из энергии света, не сочетались с Мией: её можно назвать скорее чертёнком. Но, как говорил один хороший человек, в сочетании не сочетаемого порой являет себя уникальное...
Девушка взмахнула крыльями и взмыла ввысь. Родное ощущение: полёт. Ветер бьёт в лицо, и она задыхается от невообразимого, что предстаёт глазу лунной ночью: тени могучих деревьев, и река, от которой веяло свежестью и непокорностью. И водная стихия бывает бурной, непокорной, как неудержимый ветер, ураган... Адреналин в крови, учащённое дыхание и чернеющие глаза: расширенные зрачки и яркое удовольствие от происходящего. 
Наверняка и Ивейн получала море приятных ощущений от общения со своей стихией. Мия понимала: за кораблём плавающей девушке так просто угнаться не удастся, поэтому ускорила её (на пять минут, чего более, чем достаточно) своей магией, когда пришла пора возвращаться.
Подвыпившие моряки и случайные путники могли видеть этой ночью странного ангела, кружащегося в потоках воздуха у вышине, у реки и у самой кромки леса и прекрасную русалку с русыми локонами, в рассеянном свете – манящий сапфировый призрак. Но немногие заметили, что вернулся на палубу уже не они: обыкновенные девушки, замёрзшие, растрёпанные, но неудержимо счастливые.

Отредактировано Мия (2016-06-12 07:05:32)

30

Мелькнувшую высокую фигуру девушка проводила удивленным взглядом, и сразу поникли плечи, выгнулись вверх брови и пропал весь запал. Ив сидела на полу, отрешенно думая, что чтобы еще хоть раз она поддалась эмоциям! Нельзя позволить себе делать то, что хочется, ни раньше, ни теперь. Скучное детство, полное обязательств, переросло в такую же юность… Ей-то казалось, что все увлекательно…
Голос Мии отвлек от погружения в пучины меланхолии.
-… неразумными детьми?..
- Наверное… - неопределенно ответила девушка и рассеянно оглядела красную лужу с осколками стекла. – Сейчас попробую.
Опустошив флягу, адептке пришлось повозиться, прежде чем жидкость послушалась и собралась в подставленную емкость. Кинув полную флягу на стол, Ивейн высушила всю воду в каюте и села на кровать, выудив из мешка гребень и горестно заломив брови. Ну вот. Повеселились.
- Да нет, это я начала, ты меня извини… - она бы наверняка испортила себе настроение до конца плавания, если бы не неунывающая вифрэйка. Милая Мия!
Помедлив разве что мгновение, девушка скинула штаны и тунику, оставшись в подобии коротких шорт и топа, плотно облегающих фигуру, и тихонько последовала за подругой. Найдя веревку, Ив завязала булинь и скинула конец за борт. Запрыгнув на фальшборт, она проводила взглядом уносящуюся ввысь полулису, бросила взгляд на луну… огромный диск уже начал едва заметно убывать, но все еще был почти идеально круглый. Набрав полную грудь ночного воздуха, девушка оттолкнулась и беззвучной стрелой рассекла волны, чувствуя, как вода смывает все печали, ласково принимая в свои объятия, обхватывая со всех сторон и сжимая, как оголодавший любовник. Она плыла в невесомости, а магия позволяла дышать, будто помогая единению, позволяя ощутить себя жителем вод речных, а не мимолетным их гостем. Вволю насладившись глубиной, в веере брызг вырвалась волшебница на поверхность, улыбаясь луне и звездам, холодящему кожу ветерку и удаляющемуся кораблю. Умиротворенность сменил азарт, и Ивейн ринулась вперед, дельфином рассекая волны и набирая скорость – над ней мелькнула стройная фигура и берега стали проноситься намного быстрее. Девушка бы рассмеялась, но она любила плавать быстро и сосредоточенно, а смех сбивал дыхание. Потому она направила радостную энергию на то, чтобы еще быстрее покорять реку, стремительно нагоняя корабль. И вот руки нашарили веревку, тонкой ниточкой тянущуюся вверх. Забраться было, конечно, не так просто, все же она не Альфарий, но тем не менее реально, и вот уже девушка стоит на палубе, и вода стекает с длинных распущенных волос. Не забыв вернуть на место веревку и, кажется, удивив вахтенного, девушки вернулись в каюту и моментально уснули.

16 июля 17083

Проснулась Ивейн с рассветом, в отличном настроении и с жаждой деятельности. Натянув штаны и тунику, она босиком вышла на палубу, жуя кусок сыра и зажав подмышкой рулон инструментов, заготовку и резной гребень. Расчесавшись и заплетя косу, девушка устроилась рядом с одним из шпигатов, чтобы можно было легко вымести за борт стружку и не злить капитана, развязала тесемки и вот на солнце заблестело два десятка разнообразных резцов – эльфийская работа, подарок Илириэля, что передали родители на ее пятнадцатилетие. Набор Ив хранила как зеницу ока и очень тщательно за ним ухаживала, ведь где еще она найдет подобный? Нет, найти-то найдет, но вот сколько он может стоить…
Карандаш очертил линии на ароматном можжевельнике, и девушка забыла про все на свете, от усердия прикусив губу и все внимание направив на проступающий образ крыла…

Отредактировано Ивейн (2016-06-13 12:26:30)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 15 июля 17083, Кардос-Иридиум. Мия, Альфарий, Ивейн


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно