FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Конец сентября 17084 года Эры Раскаяния. Волчий лес. Мия и Стефан


Конец сентября 17084 года Эры Раскаяния. Волчий лес. Мия и Стефан

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Неспокойные времена нынче и омрачающая дни всего живого тень легла на земли Мидленда. И в то время когда решается судьба миллионов, мир полнится проблемами меньшего масштаба: разбойники на трактах обнаглели в край, сбиваясь в крупные шайки и нападая на вооруженные караваны и мелкие селения; на древних кладбищах по ночам бродят воющие призраки, что забирают души у неосторожных путников, дабы те присоединились в их вечном скитании, без шанса обрести покой; каждое полнолуние небеса полнятся смехом - то ведьмы летят на шабаш, на котором они решат, как еще напакостить честному люду; в ранее спокойные леса не зайти ни за ягодами, ни за вязанкой хвороста, так как зверье, словно с ума посходило. А уж про некромантов, вампиров и прочих колдунах не стоит и говорить. В таких условиях работа для магов всегда найдется, особенно, если это адепты света. Но так повелось, что простое на первый взгляд задание обернулось неожиданным приключением.

http://sf.uploads.ru/MIfoE.png
Пролог

Где-то в Волчьем лесу...

Скрываемое кронами деревьев солнце уже приближалось к горизонту, и небосклон окрасился ярко-оранжевый цвет. Дух лета все еще чувствовался, однако ночи становились все холоднее и холоднее, а погода куда капризней. Дожди размыли дороги, а холодные ветра заставляют плотнее запахнуть дорожные плащи. Еще не устилает землю красно-желтый ковер, хотя тут и там можно увидеть, словно пробившуюся седину, золото в зеленых копнах деревьев. Шелест потревоженных ветром листьев наполняет лес, и ему вторят звуки, издаваемые местными жителями: из ближайшего кустарника дикой малины доносилось хрюканье, недалеко от тропинки у старого пня барсук, с фырканьем, сдирает кору в поисках жучков на ужин, а вдали слышно похожее на лай "гаканье" косули. Птичье пение, хоть меньше, вносило лепту в общую симфонию природы. И сквозь лабиринт зарослей вела лишь одна тонкая как нить тропинка, местами уже заросшая травой.
Ничто не могло потревожить царящую идиллию. Никто... кроме двух путников, идущих по заброшенной тропке. Что они ищут? Куда идут?
- Где же выход из этого леса? - послышался голос, в котором читалась усталость и нотки раздражения. Высокая фигура, облаченная в плащ, озиралась по сторонам, в поиске знаков, которые говорили что они близки к цели. "Всего-то требовалось найти и освятить проклятое место, чтобы лесничии да селяне не ворчали. Но весь день ушел впустую. Ни ауры, ни следов, ничего нет." Рядом была фигура поменьше ростом, принадлежавшая девушке по имени Мия. Она была вифрейкой. "Лисовица." - так окрестил ее Стефан, наряду с "ушастой", и более приятельским "хвостатая". Однако о дружеских отношениях речи все же не шло. Не сложились.

Тем временем, солнце почти скрылось на краю мира, прощаясь, озаряя эти земли последними лучами света. Совсем чуть-чуть, и тьма вступит в свои законные права.
http://s7.uploads.ru/bgVEO.jpg
От вида исчезающей звезды сердце сжалось и хотелось завыть. "Не терять контроль. Мы должны быть близко, обязаны быть близко." Используя свои немногочисленные познания здешних мест, юноша знал, что поблизости должен быть небольшой хутор с незатейливым названием Пень, по-доброму называемый местными "Мшивый Пень". Или вшивый? Но как бы он не назывался, а хотелось бы провести ночь в помещении, под одеялом и с полным желудком. Одна лишь беда - селение они так и не нашли. Тропинка, которая должна была давно вывести их к населенному пункту, казалось вела их то кругами, то петляя, избрав наиболее длинный и сложный маршрут. Несколько попыток идти напрямик, не взирая на проторенную дорогу, не увенчались успехом. "Быть может это даже не та тропка, с которой мы начинали идти!" С ужасом размышлял адепт.
А все почему? Потому что они решили, что неплохо было бы углубится в лес, распугать живность и предупредить всю округу, мол здесь есть чем поживится, налетайте - человечинка и вифрейчин..щинка? Как результат: они заблудились. "Кому пришла в голову та идея - уж точно не мне. Хотя, вроде и не возражал. Или я мог такое предложить? Точно не я! А значит..." Устало потерши переносицу, и скорее высказав мысли вслух, произнес с зевком:
- Еще чуть-чуть и будем в Пне. Главное не останавливаться, дорога нас приведет туда, рано или поздно. Стефан оглядел полянку, на которой они оказались как раз кстати. Они могли бы разбить здесь ночлег, развести костер. Но адепту хотелось продолжить путь, так он был уверен в своей правоте и не желал признавать свою ошибку.

Отредактировано Стефан (2016-06-14 19:00:49)

2

Где-то в Волчьем лесу...

Лес убивал настроение на корню. Вифрэйка всегда любила деревья, жизнь среди них и этот дурманящий запах древесной свежести, когда всё хмелело в беспробудной тиши старой древесины. Когда птицы тихо щебечут, но резко замолкают. Когда издали раздаётся уханье совы и завывание волка. Когда жизнь и мир сужался до маленького лоскута безграничной зелени, отмирающей, местами золотистой, но неумолимо пленяющей и пьянящей девушку.
Лес даже улыбался ей. Обжигающе, острозубо, пушисто и шелестяще... Мучительно мимолётные, недосягаемые улыбки, ласкаемые жестоким ветром и малым светом. Мия брела, спотыкаясь о корни. Нога провалилась в нору. Шорох травы, сдавленные ругательства тонут в дикой тишине. Идти, идти дальше. Легко касаясь корявых стволов пальцами, задыхаясь от сладковатого запаха травы и увядания. «И смерть бывает привлекательна».
Чуть впереди шёл ещё один не-житель этого странного места. Он был слишком далёк от этого и, кажется, совсем не ценил место, в котором оказался. «Стефан Скеллен...» Вифрэйка наслаждалась редким для неё настроением: лёгкая меланхолия порой расслабляла. Кто-то стрекотнул сверху звонкой трелью и обсыпал её трухой. Отряхнулась, недоумённо передёрнув плечами. «Адепт света», –  девушка замерла неподвижно, в широко раскрытых глазах отражался болезненно-алый закат. – «Какой он человек?»
Ни особой симпатии, ни интереса к человеку, с которым ей пришлось выполнять задание. Она не знала Стефана, только наблюдала со стороны, когда замечала его на занятиях. И это через раз, а то и два. Честное слово, она предпочла бы идти в чащу леса с эльфийкой или водной адепткой. Скорее, даже с последней... Кэтариэль до сих пор не узнавала в Мие ту-самую-Петру, и это забавляло лютнистку. В этот раз мелодичный кусок дерева остался в Академии, и без него она чувствовала себя неуютно. Но зато при ней была её магия: пятый порядок света, пятый воздуха. Негусто, но не сказать, чтобы совсем бездарность.
– Пень... – ночевать на хуторе незнакомцев было необходимостью, которую вифрэйка не поддерживала. – Может, ты не заметил, Стефан, – до «Стефи» Апетри за год учёбы так и не дошла, не настолько они хорошие приятели. – Но ты... мы, точнее, заблудились. «При всём моём умении ориентироваться в лесах, это же умудриться нужно: завести в такую беспробудную чащу!» – Мы переночуем здесь. Поляна идеально для этого подходит, – приятная тоска, разливавшаяся по телу вязким сиропом, пропала. Осталось глухое раздражение и досада, с которыми не хотелось бороться. Она слишком устала для вежливости. Мия указала на старинный раскидистый дуб, виднеющийся за парой деревьев, небрежным кольцом окружающих поляну, на которую случай закинул юных адептов. – Можно привязать себя к дереву, и ночные звери тебя не достанут. Самой девушке это было ненужно – она была готова уснуть на толстой ветке без всяких предосторожностей. Сколько раз уже в Ардении проделывала этот трюк...

Отредактировано Мия (2016-06-16 14:26:07)

3

Шансов прибыть в поселок до наступления темноты практически не осталось, Стефан это понимал. Ему было не привыкать к пейзажу первозданного, нетронутого рукой человека леса. Но этот лес не выглядел дружелюбно, деревья плотно обступили чужаков, а шелест листвы словно требовал, чтобы они убрались восвояси. Было душно, от чего, юноша оттянул ворот рубахи, впуская сколь либо охлаждающего воздуха. Буйство лесных запахов дурманило, а цвета, в которые оделся осенний лес, вскружили голову, слепя и завораживая. Не оставили они безучастным и адепта, хотя тот хотел прежде всего выбраться из лесу.
А еще эта "лисовица"...
Неприязненный взгляд, которым он смерил девушку, угас, скрыв все эмоции. "Мия Апетри. Адепт света." В душе юноши притаилась обида, которую он мысленно стыдился произносить. А так как в изучаемых им магических дисциплинах он был все еще слаб, задание решено было дать двум ученикам.
- Может вифреи родичи белок, и им лучше спать на деревьях, укрываемые листвой, пока птицы вьют на них гнезда, а я бы предпочел крышу, пусть даже соломенную. "Теплую постель, горячую пищу. Но с этим придется повременить." Слова Мии вновь заставили парня посмотреть на нее с нескрываемым возмущением. "Она еще поиздеваться решила." Стефана не устраивала ситуация, где ему придется всю ночь прокуковать на ветке, связанный по рукам и ногам, без возможности перевернутся на другой бок и даже почесаться. "Хотя, зерно истинны в ее словах есть." - тихий шепот напоминал об обитателях леса. Недаром его прозвали Волчьим.
- Разведу костер. А тебе, если хочется так спать на ветвях, можешь даже желудями закусить. - донеслось в ответ, пока Стефан, независимо от реакции девушки, принялся оглядывать поляну, ища место где лучше всего смотрелся костер. Самым примечательным на небольшой полянке был высокий и ветвистый дуб, переживший немало зим. Желуди на нем уже успели созреть, и один из таких неприятно саданул паренька по лбу. В ярости, юноша, наклонившись, поднял снаряд и зашвырнул его со всей силы куда подальше. Вернувшись же к делу, он отметил, что поляна была достаточно ровной и дуб на краю, в то время, как сама поляна круто обрываясь, спускаясь в овраг.
Самое время вспомнить всему тому, чему учили. Определившись с участком, Стефан принялся очищать его от опавшей листвы, трухи и веток - всего того, что может гореть, а так же от дерна, выкопав в центре небольшое углубление, изрядно запачкав руки (удобного ручья, где их можно было вымыть, увы, не было поблизости). Итого, получился безлиственный круг диаметром в полшага с выкопанной посредине ямкой. Завершив приготовление, маг поднялся, отряхнул с себя землю и труху, и обратился к Мие...
- Теперь, нужны дрова и камни. Ты, найди дровишки поменьше и маленьких прутиков, а я поищу все остальное. Хотел он добавить о том, чтобы девушка брала только сухие дрова, но решив, что та сама управится, промолчал. На время покинув "приятное" общество, Стефан ударился в поиски. Сумка с припасами и посох остались на месте стоянки, у корней дуба.
" А еще лютнистка. И бард."

Сгущались сумерки, и лес погрузился в предвечернюю тьму. Солнце уже исчезло со свода, уступив небесный трон только-только восходившей бледной сестре. Именно потому заблудшие путники не могли заметить тень, скользившую от дерева к дереву. А даже если и заметили, то приписали это разыгравшемуся воображению и игре ночного леса?

Спотыкаясь, падая, вновь поднимаясь, Стефан вернулся к лагерю, с кучей дров. Светоч освещал его путь. Камней для костра он так и не раздобыл, да и бес с ними - главное, чтобы ветер не разбушевался среди ночи. С облегчением избавился от ноши, сбросив весь груз рядом с кострищем. В отсутствие солнечного света, и когда в небе еще не засияли звезды, адепт света чувствовал одиночество и еще большую усталость. Потому, неожиданно для себя, стал оглядываться в поисках Мии. Тогда-то паренек и заметил блуждающую тень, и сначала хотел окликнуть, но та скрылась быстрее, чем он успел сделать это.

Где-то вдали небосклон от вершины и до земли разделила яркая молния, и раскатистый удар грома донесся до этих краев. Вскоре, заморосил мелкий дождь.
http://s0.uploads.ru/Mv18b.jpg

Отредактировано Стефан (2016-06-24 09:13:40)

4

Раздражало! Всё! До клокотания в груди, до дрожи, до... до чего там может довести излишнее эмоциональное перенапряжение? В общем, негативных последствий хватало. Ещё немного, ещё пару обидных слов или даже простых замечаний – и Апетри расцарапала бы Стефану глаза. А потом сама бы недоумевала, что на неё нашло. И ведь такая была дружелюбная обычно, хоть сбегай от такой общительной ушастой... Но тут дело не в этом. Задета национальная гордость, причем у Мии хвост был достаточно пушистым и выдающимся, что только подливало масла в огонь. Девушка с очаровательным хвостом оказалась сравнима с белкой?! О-о, это Мия восприняла не столько за личное оскорбление, сколько за укор в сторону всей беззаботной расы.
– Мы хотя бы не губим природу без надобности, как вы, людишки, – тщательно цедя каждое слово, вифрэйка сжала руки в кулаки и завела их за спину, пытаясь успокоиться. Не кидаться же на напарника? На однокурсника. Ей же потом достанется. «Вдох. Выдох. Вдох, Мия! Это всего лишь человек, дорогая. Он не понимает. Не знает. Будь снисходительна. Выдох», – увещевал внутренний голос, но вспыльчивая хвостатая тут же взбеленилась:
– «В смысла, снисходительна?! Не все люди такие! Ивейн вот никогда себя так не ве...»
– «И? У неё повода не было. И ты сейчас, кстати, оправдываешься»
– «Пф, да, а за что? Прекрати, я должна подумать, как заставить его уснуть на дереве – это сейчас поважнее нравоучений от самой себя...»
– «Ты оправдываешься, чувствуя вину за то, что рассказала ей про Орден!»
– «Неправда. Моё подсознание такое лживое – я собой даже горжусь, хех»
– «..А теперь тебе страшно доверять человеку: вдруг опять проболтаешься? Вдруг опять доверишься?»

Апетри тихо застонала, на минуту хватаясь за голову и присаживаясь на сухую траву. Реплики адепта она слышала лишь краем уха: какие тут внутригрупповые конфликты, когда ей даже не по силам договориться с самой собой? Посидев так с минутку, Мия устало поднялась и подошла к закончившему расчищать участок адепту, с громким шлепком убивая комара на руке. Кажется, насекомые в этом Волчьем лесу имели воистину волчий аппетит.
– «Извиняйся!», – вифрэйка агрессивно помотала головой, отчего Стефану могло показаться, что идея разводить костёр была скверной. Она такой и была, чёрт возьми! Но до этого девушка дошла уже позже, когда отошла от их временного лагеря, подбирая на ходу сухие веточки и прутики. Собрала она, если сравнивать с юношей, несколько меньше: банально не донесла бы всё набранное добро.

Дурное предчувствие? Головная боль? Усталость? Всё присутствовало в таком большом количестве, что Мие стало даже неудобно находиться одной посреди угрюмого леса. Обступавшего её со всех сторон, заключая в плотное кольцо. Скалясь елейной, но кровожадной улыбкой, видевшейся в тенях деревьев, чувствовавшейся в прохладном (а казалось – остром) ветре. Апетри ускорилась, на память ориентируясь среди веток, корней, старательно избегая возможности упасть.
В воздухе запахло грозой, но вифрэйка почувствовала на себе капли дождя лишь после яркой молнии, разрывающей небосвод широкой кровоточащей раной... затянувшейся с поразительной быстротой. Девушка раздражённо бросила взмокшие ветви и огрызки сучьев на сырую землю. «К Белиару их, к Белиару Сте... А где Стефан?», – да, в тёмном лесу, в миг промокшая до нитки, Мия невольно забеспокоилась, в порядке ли адепт.
– Сте-ефа-ан! – попыталась перекричать дождь и то и дело прорывавшийся гром хвостатая. Чья-то тень-силуэт мелькнула и мимо неё, но была она гораздо выше той, что должна была принадлежать юноше. Девушка побежала, уже не заботясь о том, чтобы не падать – пару раз навернулась, но скорости не сбавила, в считанные секунды добравшись до открытой поляны со старинным дубом. Ошалелый взгляд нашёл Стефана, кажется, вышедшего с другой стороны, и Апетри кинулась к нему: – Ст... Стефан! – в голосе мешались испуг и облегчение, усталость и взбудораженность. – Пошли скорее! – схватив его за руку, вифрэйка потянула его под могучие и широкие ветви по-прежнему зеленеющего дуба.

5

По спине юноши побежали мурашки: то ли от холода, которым дышал воздух после начавшегося дождя, то ли услышав вдали хруст веток. Чей-то голос настойчиво звал его по имени, отчего становилось не по себе, и голова полнилась иррациональными страхами, где за каждым кустом притаилась чья-то тень. "Но может быть, она прячется за тем дерев..." Но мысль закончить он не успел, когда его кто-то схватил за руку. Тут Стефан коротко вскрикнул, но обнаружил не жуткого призрака леса, а всего-навсего...
- Мия! Ты... И снова вспыхнула молния, а вслед за ней грянул гром, перекрывая его возмущенный возглас. Светоч, подражая своему хозяину, подлетел поближе, освещая вифрейку и неистово мерцая, меняясь в цвете, чуть ослабляя и тут же разгораясь еще сильнее. Выглядела она встревоженной. Человек понял, отчего девушка-лисица так себя повела - испугалась малехонького дождика и пары вспышек молнии! Конечно, упрекнуть за это вслух Стефан не решился, считая эту затею не благородным делом, потому лишь снисходительно улыбнулся.
- Я разведу костер, он будет согревать и освещать. А дождь скоро закончится, вот увидишь. Однако, не успев сделать и шага к брошенной охапке дров, как мир сотряс новый удар грома, да такой силы, что могло показаться, что боги спустились с небес и под их стопами треснули вековые вершины гор. А молния так ярко засияла, словно приоткрытые врата в иные миры, из которых вот-вот хлынут орды демонов. Ах да, и дождь стал лить пуще прежнего, будто Херум, божественный наблюдатель, случайно задел своим оперением небесную ткань, высвободив потоки воды. В общем, не стоило и думать о том, чтобы разжечь костер. "И погреться." - тоскливая мысль преследовала его. Ну, хоть ветвистый дуб закрыл их от ненастья.
Со вздохом плюхнувшись на выступающий из земли корень, Стефан вдруг вспомнил, что с полудня они ничего не ели, занятые поиском пути и переругиванием.
- Ты не проголодалась, Мия? Давай, хм, может перекусим? - задал вопрос девушке, а тем временем, уже подтянув к себе сумку, принялся шарить в ней в поисках... "Ага, попался!" На свет светоча было явлено: бурдюк с яблочным сидром (вода хранилась в отдельных флягах), початая буханка хлеба и кусок кислого сыра, все это хранилось, завернутым в скатерть. Тут же вспоминались легенды об артефакте невиданной мощи - скатерти-самобранке, что могла создать любую еду, какую только душенька не пожелает. Но сколько не моргай, а на тряпке, гордо называемой им "скатертью", оставался все тот же хлеб да сыр... Из-за мучившей жажды, маг сначала сделал большой глоток из сосуда с яблочным сидром. После, протянул Мие.
"А нет, вот еще желудь. Теперь наедимся, как следует." Подняв внезапно появившееся украшение их небогатого стола, в этот раз не спешил отбросить плод куда подальше. Подбросив вверх и словив, Стефан продемонстрировал трофей Мие. На губах заиграла противная ухмылочка, а перемотанная тряпица с едой переместилась за спину адепта.
- Мы, людишки, расчищали леса и осушали болота, дабы на освободившихся полях и лугах выращивать пшеницу и пасти скот. Все это позволяет заготовить множество припасов, не только для себя, но и чтобы с другими было чем торговать. Но раз тебе не нравятся подобные методы, что ж - хлеб и сыр оставлю себе, и, так и быть, соберу тебе горсть желудей, лисовица. Не отдавая себе в этом отчет, парень веселился, насмехаясь над сокурсницей. Еще секунду, и должна быть новая вспышка гнева, язвительная фраза, а в ответ донесется более едкие издёвки. Он чувствовал, будто пронизан самодовольством всей человечества перед другими расами. Но одумавшись, понимая, как далеко заходит, Стефан положил желудь в кармашек, и протянул мешочек едой, со словами:
- Это... просто давай поедим, без распрей и обвинений в адрес друг друга. Это можно было трактовать как "извини", если бы юноша действительно хотел бы попросить прощения. Разложив перед собой еду, он принялся пережевывать кусок хлеба, задумчиво глядя себе под ноги. Он стал жестче, чем студент помнил его утром, но все еще съедобен.
" - Соратники. Сокурсники. Давно пора привыкнуть к этому. Ведь ничего плохого она не сделала... Надо быть снисходительней. "
" - Пожалуй, не стоит мне разбрасываться шпильками некоторое время, а того и глядишь, даже нормальную беседу заведем. Всегда хотел спросить - а это вторая пара ушей, ну, у них на голове? Или одна? " Незаметно, как ему казалось, Стефан поднял глаза и посмотрел на уши товарища. Они скорее походили на причудливую прическу, чем на настоящий орган слуха.
" - Уф, страшно представить, что вместо другой. И еще хвост... вроде и от людей не отличишь, а уши и хвост, как у лис. Это... даже...?" Продолжать размышления не эту тему парень не стал, тем более - может это была часть хитрого плана вифрейки? "Я не куплюсь на этот трюк. Ха! Еще чего."
Приятное тепло разнеслось по всему телу, когда путник сделал еще один глоток из бурдюка с сидром. Бодряще-веселящий помогал справится с мыслями, что еда у них кончается (шутки шутками, а скоро действительно питаться желудями и ягодами придется), дорога не привела их к цивилизованному миру,  за пределами широко раскинувшимися ветвями дуба царит мгла и вода, а может и еще кое-что. Пару раз, Стефан замечал неествественные движения в лесу вокруг них. Даже мысли о холоде отступили, когда он разгоряченный напитком, пристально вгляделся в сокрусницу.
- Слушай, м-м, тебе не холодно? Давай плащ тебе дам что ль... - Стефан принялся отстегивать плащ, незаметно для себя бормоча: "И почему у вифреев нет шерстяного покрова? Ведь тогда бы не было холодно."

Отредактировано Стефан (2016-06-29 09:57:11)

6

Зарядивший дождь не пугал вифрэйку, нет – в другом настроении она нашла бы во вспышках молнии и в просто оглушающих громовых раскатах свою прелесть. Шум, стук капель, шелест влажной листвы и переплетение запахов свежести, древесной коры и чего-то неуловимого, что можно почувствовать только интуитивно, как заметить чудо – лишь уголком глаза... Да, гроза могла радовать: такое буйство стихии во всей красе всегда подкупало и вдохновляло многих.
– Разведёт он костёр, как же... – тихо фыркнула Мия, звучно стуча зубами. К счастью, звук перекликался с ливнем, и вряд ли адепт это услышал. Мощные ветви дуба надёжно скрывали однокурсников от происков дурной погоды, но это не значит, что здесь они не промокнут: то и дело несколько капель срывались на нос хвостатой, где-то падали на руку, на и без того безнадёжно вымокшую одежду, тонули в утратившем былую пышность хвосте... – Надо было напроситься в напарницы к Иви, а ты даже не попыталась, – ещё тише выдала девушка, кидая упрёк скорее себе, чем Стефану.
Девушка здорово продрогла, но показывать это ему, конечно, не собиралась. Поэтому, как не хотелось ей сейчас подтянуть к себе колени и усесться где-нибудь в сухом уголке погреться, она с напускным любопытством глядела, что там выуживает адепт металла и света из своих закромов. Есть ей не хотелось, а при виде скудных припасов пробуждавшийся было аппетит окончательно исчез. Но руку Мия протянула за скромным ужином, чтобы разложить и организовать перекус по-человечески, как ни комично бы это звучало из уст вифрэйки.
Всё испортил чёртов жёлудь. Из-за него гордая девчонка решила остаться без еды этим вечером и гневно вскинулась, сверкая золотистыми глазами. Из-за него ей захотелось треснуть Стефана так, чтобы искры из глаз посыпались, пусть она и не питала особой надежды на нужный эффект (ах, эти споры про то, побьёт ли её девочка-орчанка в рукопашной... очевидно, побьёт, вот Апетри и не питала ложных иллюзий на счёт своего практически отсутствия физической силы).
– Это вас не оправдывает, – покачала головой девушка, равнодушно отвернувшись. Вспышка гнева, злости, желание вступить в драку – всё это померкло перед одной обречённой и напрягающей мыслью: «Та тень, чья она была?». От липкого страха спас промозглый ветер: холодок пробежал между лопаток – широкая, но вымокшая рубаха липла к телу, а врывающийся под густую крону ветер усиливал эффект. Мия, кинув неопределённый взгляд на Стефана, схватила свои пожитки и обошла дуб, стараясь не проходить под дырами между листьев и ветвей, откуда ручьем сливались дождевые капли. Дерево было широким, так что неловкости удалось избежать: скинув рубаху, вифрэйка натянула тёплый мохеровый свитер, услужливо одолженный одной из однокурсниц и поспешила вернуться. Стало теплее и суше, но Апетри всё равно мёрзла: никогда она не привыкнет к таким холодным мистерийским дождям!
– Это... просто давай поедим, без распрей и обвинений в адрес друг друга, – хвостатая вздохнула и неохотно взяла кусочек сыра, старательно отгоняя внутренний голос.
– «Конечно, давай поедим, ведь это не ты всё начал!», – злое ехидство не сорвалось с языка, но это не помешало Мие окинуть юношу неприязненным взглядом с искоркой снисхождения.
– «Начала всё ты», – услужливо поддакнул невидимый собеседник, разражаясь мерзким хихиканьем.
– «Да что ты? А кто сравнил меня с белкой? Хотя, если был занудой, сравнил он нас! Тебе тоже должно быть обидно»
– «Мне?», – притворно извинился голос. – «Дорогуша, это не я ставил в упрёк этому адепту, что он вас заплутал. Ты это сделала, конечно, изящно... но недостаточно хорошо. Даже оскорблять толково не умеешь»
– «Что?! Но это правда он, его вина»
– «Ты ориентируешься в лесах в разы лучше»
– «Каталийских!»
– «Не строй из себя идиотку»

Продолжать немую беседу Апетри не стала. Ели они в напряжённом молчании: никого не интересовала беседа, хоть и ужин оказался скудным и разрядить его парой шуток было бы неплохо. Но это же Стефан – невыносимый юноша, а ведь казался таким симпатичным, если смотреть со стороны! Девушка ушла в свои мысли, а он... кто его знает. Когда вифрэйка в очередной раз шмыгнула носом («А, простуда! С первой мистерийской зимы по тебе скучала!»), голос у него всё же прорезался.
– Слушай, м-м, тебе не холодно? Давай плащ тебе дам что ль... – хвостатая тут же жестом остановила его, впав в раздражение от раздавшегося бормотания. Он не знал, насколько остер у её народа слух? Да кто этого не знает?!
– Обойдусь, Скеллен, – буркнула Мия, ради такого случая без запинки выговорив трудную фамилию. И собиралась замолчать дальше, но таки сорвалась: – Да потому что мы не животные, Белиар тебя забери! Уши и хвост не дают тебе повода вечно сравнивать нас с ними, прекращай это! «Я же не говорю, что у вас есть определённое сходство с обезьянами...»

7

Стефан фыркнул, когда услышал ответ Мии, и обратно накинув плащ на плечи, скрепил края латунной брошью. К слову, на которой был запечатлен образ дерева, как того, под которым они укрылись. Похлопав себя по носу, силясь словить какую-то мысль, слегка опьяневший паренек произнес:
- Ну извини-извини... не хотел тебя оскорбить... да и всех вас. Далее последовало невнятное бормотание, полностью разобрать которое не мог помочь острый слух лисовицы. "...может быть такое, что дерево назвали..." Проведя рукой по несуществующей бороде, Стефан задумчиво, с придиркой, посмотрел на спутницу. Его взгляд утратил ясность, помутнев, но не потерял той неприятной цепкости, с которой юноша разглядывал вифрейку еще с первой их встречи. Юноша приблизился к ней, словно волк вглядываясь в добычу. Оказавшись в полуметре от ее лица, он смог разглядеть те черты: ее взгляд издалека походил на кошачий, или другого животного, но вблизи глаза Мии больше походили на два отливающих желтизной янтаря с застывшими в них трепыхающимися угольками-зрачками; ее глаза выражали, как показалось юноше, холод раздражения и усталости, и вспыльчивую заносчивость и нетерпимость его присутствия, слов. Вздернутый нос шмыгал (ох, неужто простудилась?), и пара лисьих ушей подрагивала, в такт настроению хозяйки, а может из-за налетевшего промозглого ветра. Весь вид девушки доказывал, что она не намерена терпеть надоедливого, наглого мальчишку, посмевшего так жестоко издеваться над ней.
- Скажи... - Стефан будто не обратил на это внимания, продолжая следовать своей теории, прищурив правый глаз он еще сократил дистанцию, что была между ними: ты случайно не была в южных краях? Никто с именем "Мия" из "ваших" не посещал Лисьей рощи? М-м, деревья не сажали?
Наконец, нарушив все мыслимые и немыслимые границы личного пространства, парень отодвинулся и поддерживая рукой склонившуюся голову, уперев локтем в ногу, закрыл глаза, задумавшись. Прошла секунда, две, так могло показаться, что он задремал. Но спустя пять секунд, произнес:
- Та! Не может быть... байки врут. Неохотно открыл он глаза, прерывая приятное уединение, в котором юноша пребывал в своих мыслях. И уставился он на лисовицу с прежним пренебрежением во взгляде. С таким видом, будто перед ним действительно сидела лиса, чуть разумней своих сородичей!
- Ладно, наверно стоит отдохнуть перед... ньех, еще одним переходом. А там и глядишь, до Пня доберемся... - Юноша принялся собирать немногочисленные пожитки обратно в сумку. Сделав это, его внимание привлекло уже дерево, которое молчаливо согласилось укрыть их от бесчинств погоды. Зазвучавший в голове шепот настаивал на том, чтобы переночевать на земле, у корней дуба, но будто неохотно отказываясь от этой мысли, Стефан согласился с Мией.
http://s4.uploads.ru/KoSde.jpg

- Веревки нет, так что спать буду на нижних ветвях, чтобы, когда свалюсь, не сломал чего-нибудь. - За судьбу вифрейки он не беспокоился. Ну, разве что чуть. Выбрав себе подходящее место, Стефан взобрался на дерево, не без труда, так как зацепиться было почти не за что. И только когда он, свесив ноги, занял свою "кровать", на ближайшую ночь, закинув на ветвь повыше сумку, и кое-как повесив посох меж двух ветвей, юноша, с присущим ему весь вечер чувством заявил:
- Следи за хвостом, чтобы он не перевесил тебя.
И с этим напутствием отправился покорять мир сновидений.

8

– Извини? – тихо прошипела девушка, скорее удивлённая, нежели возмущённая, таким отношением. За свою недолгую жизнь она поняла, что нетерпимость и боязнь неизвестного у некоторых представителей людской расы просто зашкаливала. Что может быть более эксцентричным, чем вифрэйка с далёкой Каталии?.. Разве что выбравшиеся на поверхность чернокожие дроу или чудны́е длиннохвостые обитатели морских глубин, но это уже совсем экзотика. Хвостатые-ушастые – более лёгкий вариант и самый миролюбивый, но даже к ним порой столь неприятное отношение имело место. И почему-то ей было немного больно сознавать, что такие люди есть и в Аклории. И Стефан – маг Света, чёрт возьми, как и она! – был одним из них. Скверно-скверно, конечно, но с таким обществом придётся мириться. Мия резко отстранилась, вскочив на ноги и окинув юношу колючим взглядом – нетрезвым он показался ей ещё более неприятным.
– Лисья роща? Делать мне нечего, – буркнула Апетри, когда на нос ей свалилась одна очаровательная дождевая капля. Фыркнув, она смахнула её, припоминая, что не то проезжала через Лисью рощу, не то около неё при своём путешествии в Аклорию. Ах, какие светлые воспоминания – один офицер и волшебная морозная адептка чего стоят. Были, конечно, и страшно, и обидно... и было опасно, да. Но делиться с этим с ним она точно не собиралась. Не стоит это откровение быть высказанным, нет.
– Та! Не может быть... байки врут.
– Солнце, тебя в детстве роняли?.. – приторно-сладким тоном поинтересовалась Мия, скрывая лёгкое замешательство от его поведения. Едва ей показалось, как он задремал, то тут же странно вскинулся, забормотал что-то. Нет, алкоголь – это точно не её. Он делает людей какими-то... жалкими? Хотя, когда она распивала медовуху в трактире Кардоса, ей так не казалось...
– Лучше бы что-нибудь сломал, – почти шёпотом буркнула Апетри, но осознав, что тогда придётся с ним возиться, тут же взяла слова обратно. А потом вспомнила, что они маги Света, и снова позволила себе позлиться. А раздражение подогрела и последняя фраза, кинула этим странным юношей. Но она промолчала, да. Снисходительно вздохнула и, призвав светоч, привычно подпрыгнула, зацепившись за одну из веток, что оказались повыше. Там она и расположится на эту ночь. Устроившись полусидя-полулёжа, Мия, наконец, расслабилась (кто бы мог подумать, что одной на ветке ей гораздо спокойнее, чем на твёрдой земле в компании адепта?) и попыталась уснуть, потушив волшебный огонёк.
Этой ночью ей досаждали кошмары.

9

Беспокойством был охвачен не только мир сновидений - лес тоже не спал. В безлунной ночи, без единой звезды, пройдя заросли с созревшей на ней ежевикой, не отвлекаясь на лакомство, раздвинув высокие кустарники боярышника и волчанки, можно увидеть дуб, одиноко стоящий на краю поляны. Это было старое дерево, широкое и массивное, пережившее не мало зим, и как человек на склоне лет, лишенный поросли на многих ветвях. Лишь на одном краю, густо покрытой листьями практически лишенной вкраплений золота, свою приют нашли семейство белок, сыч и других путников, скрывающихся от дождя. Но вот ливень закончился, с дерева же никто не спешил спускаться. Застывшие тени единым целым с дубом, как прочие ветки и листва. Кто сидел на нижних этажах, вжавшись в ствол дуба, неспокойно заерзав на месте - и снова погрузившись в тишину, нарушаемую лишь его прерывистым дыханием. Этажом выше проживал другой не-житель леса, чей хвост в темноте легко спутать покачивающейся веткой покрытой листьями, а не слишком образованные и предвзятые люди, вблизи, могли спутать девушку с белкой. Но этой ночью, не было других посетителей у поляны, а ветер с запада не принес ничего, кроме пробирающего до костей холода, и даже хвост мог стать неплохим одеялом, тем более что на дереве негде было скрыться от капризов природы. Хоть дождь и утих, но приближающийся гром не сулил ничего хорошего.
Что снилось им? И снилось ли. Хоть лес молчал, гром заполнял эту тишину - слышен был волчий вой? Сначала где-то вдали, его снова можно было услышать, но гораздо ближе. Звериный чуткий слух мог уловить их дыхание: тяжелое, предвкушающее, сопровождаемое тихим рыком. Лапы мягко ступали на землю, не надломив и не задев большие заросли кустарника; семейство барсуков было потревожено, но те нерешительно огрызались из своей норы, будто чувствуя, что не они являются целью хищников. Волчья стая целенаправленно продвигалась к дереву, полукругом, окружая дуб, высящийся над ними как неприступный замок.
http://s0.uploads.ru/yVerm.jpg
На мгновение, на нижних ветвях послышался шорох...

10

«Оно тихо воровало время. Оно – это то, что можно нащупать случайно в старом чулане, на чердаке, в древней коробке, о которой никто и не вспомнил, если бы... Эх. Когда находится Оно? Маленький ты, сдирая коленки лезешь на чердак, чтобы взглянуть на осколки прошлого. Взглянуть на то-что-уже-было... Оно – тёплое и пушистое, рождаясь в старых уютных вещах, таких как...
Домик на дереве. Убийственная духота каталийского леса. Тропики. Тёплый ливень. Моросящий и нежный, ласковый. Приятный?..
В домике – паутина. Запах пыли после дождя. И счастливые маленькие вифрэи, задумавшие очередную игру с Удачей. И какое-то время всё было даже хорошо.
Треск. Скрип. Грохот.
Что происходит?..
Молния бьёт в дерево.
Обломки, обрывки. Крик.
Вой?!»

А вой не приснился, протяжно отдаваясь эхом в ушах. Ещё лучше.
– ААА! – с криком развеялось кошмарное сновидение, а Мия, встрепенувшись, едва не рухнула с ветки, но успела зацепиться рукой и с бешено колотящимся сердцем, запрыгнуть обратно. Теперь девушка сидела, тяжело дыша и легкомысленно болтая ногами, чтобы успокоиться. Такие простые и незатейливые действия всегда работали лучше всякой травы, какой пичкают всезнающие бабки-знахарки особенно нервных и трусливых детишек, пытаясь вырастить из них подобие рыцаря. Так. Всё. Не отвлекаться. Дышать. Вот та-ак. Вдох. Выдох. Вдох. Спокойствие.
Впрочем, чтобы вернуть умиротворённое настроение (которого, более того, сегодня вообще у Апетри не было), нужно было избавиться от пары раздражающих факторов. Первое – дождь! На нос в который раз за день упала звонкая капля, и вифрэйка раздражённо стряхнула его. Прислушалась. Ха, чудеса... и правда кончился, дождевой каплей Мия была обязана листку, с которой она слетела с мановения эфемерной руки ветра. Второе – гром, то и дело гремящий в ушах и не факт, что после очередного залпа, ливень не зарядит по новой. Третье – Стефан... Стефан!
– Эй, ты, – свесилась вниз головой с ветки вифрэйка, за недовольным видом пытаясь скрыть неловкость от недавнего вопля. Он был, конечно, заглушён волчьим воем и достаточно шумным громом, но~... скорее всего, юноша слышал. И этот факт бесил Мию не хуже вечернего разговора, а может даже и больше. – Спишь? Я слышала волков... они тут водятся?
В момент затишья, когда лишь продувной ветер бередил слух, отвлекая внимание, раздался треск надломленной ветки. Мир вверх ногами пошатнулся – девушка снова приняла сидячее положение, оставив в покое адепта. Она напряжённо прислушивалась, чувствуя, как сердце начало беспокойно ныть. Раздался... скрип?.. Апетри тряхнула головой. «Не сон, не сон! Я не сплю сейчас!» И вот, взгляд выцепил тень волка. А где волк – там вся стая.
– Ст... Стефан, – напряжённо познавала хвостатая. – Тебе лучше залезть ко мне на ветку. В идеале – ещё выше. Если не хочешь стать ужином. «Может, всё-таки захочешь?»

Отредактировано Мия (2016-07-12 10:50:31)

11

Кошмар Там-Сяма

Проснувшись в поту после плена кошмара
Студент без ответа оставил солнца улыбку с утра
Поспешил он к учителю, чтоб рассказать
О вещах злых фантазий, терзавших во снах:
Тесноте помещений, закопанных глубоко под землей
Двери есть, но открыв, обнаружить крепость стены глухой
О неволе на воле, в чистом поле без выбора доли
Про бег без движения, про крики без звука
Про потерю друга, в окружении лиц незнакомых
О зверях, что скребутся в окно средь ночи
Людоедах, в пещерах, точащих свои ножи
О клетке из ребер, костей, сухожилий и плоти
В которых пленен дух, но он вроде не против
Про смех на шабаше - ведьмы у котла собрались
Чтоб впустить в мир сновидений свое виденье о
Том, как спать на потолке, не чистить зубы,
Сморкаться в руку, забыть о скуке, повиснув на люстре
Бить тарелки - а лучше не мыть, но все равно потом разбить
Мир, где течение времени идет вспять или быстрее в разы
Где волны не к берегу идут, унося с собой в море открытое
Где взрослых в детей неразумных обратили
А малые все тяготы жизни на себе ощутили

Услышал учитель, ничего не сказал - оторвался от чтения книг
Поднявшись из-за стола, улыбнулся во все 132, и с ехидной спросил: "Ты спишь?
Уж лучше проснись, ведь страшнее кошмаров во снах
Те, что поджидают тебя наяву.

Вой и вскрик пронзили темноту. Им вторил гром, а следом молния, на мгновение осветившая пространство вокруг и снова погрузив во тьму, где вытянув руку, уже едва мог различить пальцы.
Проснувшись, Стефан пребывал в легком замешательстве. И не смотря на то, что было довольно прохладно - тот же ветер, что настиг путников вместе с дождем, продолжал дуть, покачивая верхушки деревьев, отзывающихся шуршанием листвы - парень вспотел, а сердце грозилось выпрыгнуть из груди. Плюс к этому, затекшее тело от неудобного сна на ветке дерева. То был всего-навсего глупый сон, а столько беспокойства, что ему даже стало интересно содержание кошмара, пока он сидел в тишине, подобрав ноги поближе к телу и сильнее запахнув плащ, вжался спиной к стволу дерева. Силясь вспомнить, что ему снилось, он услышал знакомый голос, донесшийся откуда-то сверху.
- Эй, ты спишь? Тому обстоятельству, что не один он сегодня не спал, Стефан обрадовался, но лишь на секунду. Когда донесся сверху шорох, маг решил зажечь светоч, только для того, чтобы увидеть искаженное недовольством личико Мии, свесившейся с ветки. Хотя, по правде говоря, он сам не испускал лучи добра. От последовавшего вопроса, Стефан в недоумении нахмурился. Прислушиваясь к звукам леса, он ответил:
- Естественно. Лес ведь назван "Волчьим" не потому, что здесь в изобилии водятся лисы. Менторским тоном, начав вещать: Но не стоит беспокоится об этом, ведь волки нападают на людей, только если... очень голодны. - он вскоре запнулся, вместе с вифрейкой погрузившись в молчание, когда они стали вылавливать неестественное копошение в дальней части поляны. Слух у вифреев был острее, и зрение должно быть тоже, но и Стефану удалось их услышать - или, как минимум, ему почудилось, что он слышит шорох среди кустов. Это могло быть любое другое животное, а волчий вой не повторялся снова, но рисковать юноша не стал. Подхватив немногочисленные пожитки, он стал карабкаться еще выше, там, где сидела Мия. Уже в спину ему донеслось протяжное завывание, и недолго думая, Стефан посмотрел вниз, чтобы увидеть, как целая стая волков в скорости окружила дерево. Один из волков, видимо наиболее голодный, подобрался вплотную к основанию дерева, оставляя следы на нем, попытался взобраться, клацнув желтыми зубами, но осознав, как далека его цель, отступил к остальным. Свет выхватывал лишь пяти волков, но, сколько еще притаилось в темноте?
Заставив девушку чуть потесниться, Стефан занял ветвь рядом с ней, и теперь с тревогой смотрел на ситуацию, в которой они оказались. "Уйдут ли они сами, если поймут, что нас не достать?" С противоположной стороны был крутой спуск, нынче похожий на обрыв, дна которому видно не было.
- Хм... ты как думаешь, они сами уйдут? - волнительно, юноша обратился к товарищу по несчастью. Продолжить свои измышления он не успел, так как внизу происходило нечто интересное.
В слабо освещаемом светочем круге появился зверь, разительно отличавшийся от собратьев.
http://s1.uploads.ru/5oDrL.jpg
Огромный волк появился - видимо, вожак стаи. И все окружающие волки, в разы меньше вожака, разошлись, продолжая глядеть на куковавших на дереве учеников-магов. Без учета хвоста, длинной он был метра два, а может все и два с половиной, массивное тело, светло-серого окраса, с белой полосой тянущейся от головы до кончика хвоста, это сразу бросалось в глаза. Но еще сильнее в память врезались глаза: красные, словно свежепущенная кровь, они будто горели в темноте, но страшнее этого была целеустремленность, с которой волк-монстр глядел на них. В сердце юноши закралось сомнение, пополам со страхом. Но больше всматриваясь в глаза волку, тем сильнее становились другие чувства. Отчего-то, он вновь вспомнил разговор с Мией, где та насмехалась над ним с тем же нахальным лисьим выражением и блеском желтых глаз. Проблема с волками уже не была на первом плане. "Неплохо будет, если волки заберут "лисовицу" - уж звери найдут общий язык."
"А вообще, это она во всем виновата! Говорил же, что надо продолжить путь, так бы не ночевали на дереве, в компании волков."
Тем временем ветер усиливался, и стоило крепче держаться за ветвь, на которой сидели. Непогода нарастала, грозясь обернуться новым дождем. Поляна, на которой происходило действо, осветилась в бликах молнии на некоторое время. Понадобилось бы три вспышки в небе, чтобы точно подсчитать, сколько волков штурмует одинокое дерево.

Отредактировано Стефан (2016-07-14 18:59:31)

12

«Не бойся, они не нападают, пока не голодны. Волкам всегда мало, когда они ели досыта? Перекусить хвостатой  и человеком... даже после этого стая продолжит охоту, но на сегодня мы – их добыча, их маленький пир. Скорее, задушевный ужин при свечах: сколько там на Стефе мяса? А на мне? Не-ет, на них всех точно не хватит. Волчий лет... может, улететь? Сплести крылья ангела и сбежать в Белиару, забить на этого мальчишку. А если он меня сбросит к ним во время концентрации? Я не могу бросить его. Он невыносим, но он аклориец... да, вспомни о чувстве долга. Предательство? Да ну?.. И где более опасные враги – на ветке рядом или там, внизу? Очевидно...»
Мысли в голове крутились вихрами, узорами, постоянно сплетаясь между собой и сталкиваясь, удивляясь противоречивости собственных суждений и не уставая отстаивать собственную точку зрения. Мия потерялась в водовороте сомнений, мыслей и противоречий, пытаясь вычленить из творящегося в голове хаоса хоть что-то толковое. Хотя кого она обманывала? Это было заранее обречено на провал по одной простой причине, перечёркивающий и сводящей на нет все попытки: она поддалась страху. А страх. Как известно, ясности рассудка не способствует, о чём тут же поспешили сообщить ставшие ватными ноги, учащённое дыхание и напряжённый взгляд, обращённый в темноту, в которой то и дело вспышками молнии отражались серые и белые волчьи спины.
– Хм... ты как думаешь, они сами уйдут? – в отблеске светоча адепта вифрэйка адресовала ироничный взгляд. Ну, как ироничный, таким он был бы в обычной ситуации, а сейчас напоминал скорее болезненную форму сарказма, когда хочется усмехнуться и опустить человека, но сделать ты этого не можешь по самой что ни на есть прозаичной причине – ты оказался рядом в такой же мерзкой ситуации. Мия передёрнула плечами и шумно вздохнула, пытаясь успокоиться. Успешно? Если бы.
– Что нам делать? – взгляд жёлтых глаз казался чуть более водянистым от лёгкой пелены слёз (которую вифрэйка поспешила стряхнуть поскорее), чем обычно, отчего напоминал расплавленное золото. В такой ситуации она впервые. И, не дав Стефану высказаться, торопливо затараторила, переведя взгляд на явившего себя огромного волка. Он напоминал ей одного давнего знакомого... но уже неважно, кого. – У меня есть чары ускорения для тебя и, если мы спрыгнем с дерева, есть шанс ненадолго оторваться от них. Для себя я сплету крылья ангела из школы Света... только, Стеф, я отстану. Моя скорость останется прежней и в такую грозу я не знаю, смогу ли тебя потом разыскать. Чёрт, как я не догадалась, что Волчий лес кишит волками, – последнее предложение Апетри уже прошипела, коря себя за недогадливость. Могла ведь отказаться от задания и не влипла бы в это! Эх.

13

Ситуацию едва ли можно назвать рядовой. Пока волки огрызались, лаяли, ждали, Стефану оставалось лишь глядеть на них с ветки, погружаясь в воды мрачных мыслей. И тут, сидящая рядом аклорийка стала рассуждать о том, как им выбраться отсюда. В ответ на это, юноша лишь усмехнулся, но в глазах его была неуверенность. Он прервал адептку:
- Стой, Мия... - в этот раз, в его речи не было намеков на издевку, лишь попытка все холодно и трезво оценить: - Мне не убежать, как быстро бы не бежал, а действие твоих крыльев вскоре закончится - так и будешь, с дерева на дерево перелетать? А волки за нами пустятся в погоню, я так думаю. Ночью мы запросто заблудимся и... эх, неважно. Будь он на земле, так бы распластался на ней, словно ящерица на солнце, вздыхая и коря себя за необдуманный поступок. Или в злости бы метался? Сидя на ветке, словно птица, особого пространства для вышеописанных действий не было, что лишь сильнее злило и угнетало. А ведь казалось задание таким простым - найти проклятое место, очистить его, и вернуться с победой. Но теперь его ближайшей перспективой было или провести остаток дней на верхних ветвях старого дуба, или в желудке зверя. Хорошо, хоть не одному... и наверно впервые за несколько дней, Стефан был рад, что рядом была Мия. Он даже усмехнулся, когда та сетовала на нарицательное название леса. "Действительно, Волчий лес, и вдруг заселен волками."
Вряд ли много времени прошло, и ветер не на шутку сильнее стал дуть, когда на ум паникующего пришла совсем безумная идея, хотя даже она могла стать их спасением. Да, пожалуй, этот шаг выглядел теперь единственным правильным решением. Но присоединится ли вифрейка к его решению, этого он не знал и никакой уверенности не было.
"Стоит ли спрашивать разрешения - еще благодарна будет, если все пойдет как надо. А если нет... то просто сделаем так, как она предложила, но уже утром."
Радиус действия у всплеска эфира был мал, всего лишь километр, или около того - Стефан был уверен, что попытаться стоит. Невидимая для глаз смертных энергия высвободилась, как если бы скопившийся пар в плотно закрытом котелке сорвал бы крышку, обдав всех одаренных силой волной энергии. Хотя, в их случае, юноша использовал бы формулировку "Как последний крик безнадежно утопающего". Он не пользовался этим простеньким, даже не заклинанием, приемом ни разу, и теперь, открыв глаза, почувствовал себя ведром, из которого выплеснули всю воду разом.
- Я... всего лишь попытался... - слабо ответил маг. Глупо было отрицать, что всплеск его рук дело, а потому, Стефан начал оправдываться как только мог: сказав, что если их найдут, то могут вытащить из передряги, а ученики в случае чего, помогут. Правда, не ясно, кто придет на вызов, и придут ли вообще, а если и придут - не съедят ли и их волки. Темная мыслишка прокралась, шепча, что пока волки будут разбираться с другими, они с Мией успеют сбежать. Но такие размышления тяжело было поддерживать.

Вскоре, на его зов откликнулись. Но Стефан не рассчитывал, что ответом станет молния.

Лезвие света и пламени, от неба и до земли, вонзилось в старое дерево, и переживший много лет и зим дуб ответил жалобным скрипом и треском. Вспышка была столь яркая, что зрение на время покинуло парня. Ему был нестрашен солнечный свет, пламя свечи и яркие лучи аклорийских светильников - теперь же весь мир стал белой пустыней. Лишь звуки продолжали врываться в его мозг: треск, лай, вскрик Мии... или то был его крик? Не видя ничего, Стефану показалось, что его тянет куда-то назад. В страхе упасть, он склонился на левый бок, схватившись обеими руками за ветвь на которой сидел. При этом посох он выронил и тот улетел куда-то вниз, во тьму.
Медленно, словно смертельно раненный, но не сломленный до конца воин, дуб стал накреняться к земле, в сторону крутого спуска, над которым он нависнет будто над пропастью. У основания дерева уже начало гореть пламя, медленно подползая к магам; огонь охватил листву нижних ветвей дерева. Волки, кружившие рядом с высоким деревом, в большинстве разбежались, скуля словно побитые щенки. Но некоторые остались, и среди них был вожак - он неотрывно следил за добычей, отделенной от него стеной огня. Запрокинув голову, он завыл, хотя на вой это было меньше всего похоже, издавая гортанные звуки вперемешку с рыком, становясь похожим больше на демона, чем на животное.
Время было на исходе: дерево наклонялось все ниже, а сил держаться за спасительную ветку оставалось все меньше, сильный ветер дул, усугубляя обстановку.

http://sg.uploads.ru/wlrHJ.jpg

14

Отлично, идея, предложенная Мией, оказалась с ходу забракована. Причём оправдания этому были так себе: ангельские крылья – невероятно полезная штука, и, по опыту девушки, позволяли надолго зависать в воздухе, так что нужды в перелётах «с ветки на ветку» не было. Разве что ради сокрытия яркого света, исходившего из-за спины, ну так его всё равно и так, и так было бы видно. Одно дело – маячить всем своим видом в грозу, когда любой, даже самый хилый светоч, виден на многие километры (забудем, что обзор закрывают многочисленные деревья, возьмём самый безнадёжный и печальный вариант – волки и поле, уберем ветки и листья, будем же, в конце концов, добропорядочными пессимистами!), и другое – маячить, Белиар забери этого чудака, эфиром!
Пока Апетри безучастно наблюдала за волками, что копошились внизу серыми мышиными спинками (то и дело разрезающая небо молния освещала их, давая выход странным и не совсем красивым сравнениям внезапно вдохновившейся лютнистки), этот... Стефан Скеллен, с позволения сказать, горе-однокурсник, не посоветовавшись с ней, наплевав на их жизни и их безопасность («Эгоизм на лицо, не правда ли?», – не мог не заметить внутренний голос, и это один из немногих случаев, когда вспылившая девушка могла с ним согласиться), всполошил всех магов в округе. Если они тут были.
«– Чащоба, здесь никого нет», – убеждала себя Мия, прожигая отчаянным взглядом разом осоловевшего и словно ослабшего адепта.
– Ты совсем сду... – начала было вифрэйка, резко взмахивая хвостом от переизбытка эмоций, напоминающим скорее старый и облезлый куст. Страх, опасения, осознание, насколько дело – дрянь... Как-то волки даже забылись. На мгновение.
«– А вот и есть», – мерзко хихикнуло подсознание, но идиотская мысль потонула во вскрике. И треске. И жутком шуме, в котором вой и быстрое перебирание убегающих волков было просто не слышно. По крайней мере Мие: в её голове образовалась тишина, в буквальном смысле оглушительная – заговори Стефан, закричи она сама или случись ещё что, она бы просто не услышала, не поняла, не осознала... Девушка легко коснулась кончиков ушей и почувствовала на пальцах алые капли. Паника ударила в голову вместе со стучащей в висках кровью, бешеным сердцебиением, разливающимся по телу параличом страха... Апетри резко зажмурилась, скорее интуитивно, нежели от боязни ослепнуть: достаточно того, что слух оставил её.
Надёжная опора потеряла доверие, а мимолётное чувство обиды на собственную стихию, вдарившую по дубу молниеносной вспышкой, захлестнуло и тут же отпустило, как и любая сильная, но скоротечная эмоция. «Войлар?..», – но нет, рассудок отказывался скатываться до того, что сам Войлар выразил своё презрение к каким-то жалким адептам этой молнией. Да и у него она была бы гораздо мощнее... Правда, в такой ситуации Мия так и не сумела догадаться, что это проделки какого-то мага, любезно откликнувшегося за зов Стефана. Зов, звучащий примерно так: «Хей, мы здесь! Убейте нас, пожалуйста! Нам волков, понимаете ли, мало».
Дерево резко накренилось и, если адепт сумел ухватиться за ветку, то слабая физически, оглушённая вифрэйка первая полетела вниз, распрощавшись с сознанием. Последнее весело сделало ручкой, обещая вернуться. Сроки не уточняло.

Спустя ? времени...
http://s4.uploads.ru/Nf2c8.jpg
В голове – гул, во рту – пустыня. Полумрак. Откуда идёт свет?.. А, дверь, едва приоткрытая, где-то в углу маячит неясным пятном. Кашель. «Мой» Сухой воздух полон ароматами: травы, благовония, кажется, чьи-то духи и много, невообразимое для девушка количество цветочных запахов. Перенасыщенность и духота пробудили из болезненного забытья, занимая всё затуманенное сознание и перебивая прочие чувства. За что им большое спасибо, но... Для вифрэйки с чутким нюхом оказаться в таком месте равносильно передозировке чудных грибочков: голова тяжелеет, наваливается жуткая слабость, мешающая осуществить жгучее желание сбежать отсюда.
Её положили на широкий сундук, застеленный не то жёсткой попоной, не то одеялом невероятно скверного пошива. Стефи валялся где-то рядом, но на полу. Вот уж спасибо, позаботились о девушке: толку-то, стоило пошевелиться и едва ли размять затёкшие конечности (боль разлилась по телу так резко и стремительно, что на миг вифрэйка просто забыла, как дышать), как она тут же свалилась с неустойчивой конструкции прямо на адепта. Правда, почти сразу отползла в угол комнаты, пробормотав извинения и схватившись за голову. И где наша хвалёная ловкость? Не до неё, когда всё тело – один большой сгусток боли, а болевой порог у тебя низкий и слёзы прочерчивают влажные дорожки на щеках. Рассудок туманится, в ушах – неясный губ и ты чувствуешь какие-то вибрации, словно где-то рядом, в соседней комнате, играют мелодию. Пять минут. Десять. На пятнадцатой головная боль притупилась и сдавленные рыдания прекратились – только сейчас Мия подняла глаза на Стефана. Не могло у неё уместиться в голове, что они очутились в избушке. Ж и в ы е. Они ведь падали... а дальше? Ещё одно белое пятно в прекрасной памяти хвостатой.
– Что нам теперь делать? – хрипло прошептала Апетри и глухо закашлялась. Какие симпатии-антипатии? Она теперь от адепта ни на шаг не отойдёт, только бы не остаться в одиночестве в этом странном месте. Месте, подозрительно напоминающем избушку чокнутого алхимика. Или лесничего. Или убийцы, безумного исследователя, тёмного мага... Всхлип вырвался невольно, но девушка тут же закрыла рот ладонью, со страхом покосившись на дверь. Сдавали нервы, хоть зрение и слух уже были при ней. Голова и тело всё равно дико болели и лишний раз шевелиться было страшно – казалось, все кости стали невероятно хрупкими, только поднимись на ноги, как рухнешь обратно, только вот уже не встанешь.

Прийти в себя оказалось непросто.

http://sa.uploads.ru/Jemy6.jpg

Отредактировано Мия (2016-07-22 10:06:49)

15

- Мия...! - крикнул юноша, или это была лишь отчаянная мысль, когда он, не в силах что-либо сделать, наблюдал за падением девушки. Тогда Стефан еще пытался залезть на ветку, цепляясь носком правой ноги. Но и его сил не хватало, и вот он уже продолжил держаться лишь обеими руками, нависнув над пропастью в которой сгинула она. Цепляясь за жизнь, из последних сил, юноша все еще пытался увидеть вифрейку в этой кромешной темени, зажженный светоч или два ярких крыла, на которых та взлетит. Тщетно.
"Извини-извини-извини-изви..." С незнанием о судьбе Мии пришло отчаянье и осознание, что его поступок стал причиной возможной гибели девушки. Ни ветер, качающий его словно перезревший плод, ни лютоволки, выжидающие у надломленных корней дуба, ни огонь - эти проблемы стали фоном. Несмотря на все сказанные друг другу слова, Стефану стало стыдно, и ужасно одиноко. "Вот бы не идти в этот лес никогда!"
Инстинктивно, он продолжал цепляться за ветку, как за спасительную соломинку, но и этим потугами настал конец. Сухой треск древесины наконец донесся до него, и это был первый и последний звук, который он услышал, прежде чем упасть вниз.

Кх-х, белиаровщина, и зачем, зачем я это сделал?! Прости-прости меня... про... Видение, наконец, ускользнуло от него.

* *   Глава 1 "Чем дальше в лес..."   * *

Где-то, все еще в лесу...

На смену ему пришло болезненное пробуждение. Голова гудела, словно она была между молотом и наковальней, а в ушах стоял звон, но даже так, он услышал шепчущий голос, доносившуюся где-то вдали мелодию.
Будь рядом целитель, на вопрос "Где болит", можно со всей серьезностью ответить "Всё". Все тело чувствовалось непривычно тяжелым, а каждое мало-мальское движение сопровождалось болезненными уколами и ноем костей так, будто он спал на полу очень долгое время. Так и оказалось - подняв, не без труда, голову с подушки - свернутой в валик кусок ткани - Стефан, сквозь пелену влаги, увидел вифрейку.
- М-мииии... - в попытках прошептать имя девушки, он не сразу понял, что происходит. "Мы... мы мертвы? А это и есть божественные чертоги? Хм, выглядит как чья-то подсобка, при чем хозяин не слишком следит за порядком." Или они все же добрались до Пня - а все произошедшее было лишь жутким сном. Стефан не успел обрадоваться этой мысли - рукой потянувшись к голове, он наткнулся на шероховатую поверхность обернутой вокруг нее тряпья. "Это что... бинты?" Недоумение на лице сменилось гневным шипением, когда юноша задел место ушиба.
Стефан принялся оглядывать помещение, в котором они находились. Большая часть стены была занята полками, с находящимися на ней склянками, книгами, и травами, от которых шел дурманящий аромат, и от запаха которых труднее было сконцентрироваться. У окна, зарешеченного естественно, стоял широкий, судя по всему, рабочий стол, а рядом, на стене, весел инструментарий. И еще больше трав. Совсем рядом стоял сундук, обернутый какими-то лохмотьями, похожий на импровизированную кровать. Здесь спала она. Комнату можно счесть большой, если бы не множество предметов интерьера, оставляющих мало места.
– Что нам теперь делать? - так прозвучало, что Стефан не сразу нашелся, как ответить. На четвереньках, не без труда, он подполз к Мие. А когда оказался на расстоянии вытянутой руки, полушепотом сказал, делая паузу чтобы прислушиваться к звукам из другой комнаты.
- Т-шш, успокойся... мы отсюда выберемся. - неожиданно, даже для себя, мягко произнес Стефан. Виной тому ли была ушибленная голова или ситуация, в которой они оказались, а может вид вифрейки, но маг решил позабыть о прошлых обидках. Они не стоят того, чтобы кто-то пострадал. Я ведь не знал, что так все получится. И уж тем более, не хотел этого.
- Но в какой-то момент пожелал, когда она начала кичиться. Посмотрите на Ее Хвостатое Превосходительство...

- Я обещаю. - произнес, уже глядя в глаза Мии. Теперь, не было ни высокомерия, ни пренебрежения - взгляд Стефана лишь выдавал страх и непонимание. При этом, он был искренен, хотя бы здесь. "Сейчас, сейчас найду воды." - пробормотал парень, и попытался подняться на ноги. Попытка, скажем прямо, не очень удачная, сам Стефан, резко выпрямившись, чуть не свалился на пол - ноги подкашивались, ощущались ватными, хотя остальное тело будто было отлито из металла. Опираясь на попадавшиеся под руку предметы: столы, сундуки, полки и стены - Стефан огляделся в поиске сосуда с тем, что называлось "вода". Увы, ничего такого не нашлось - единственный сосуд с длинным горлышком был наполнен какой-то зеленой пузырящейся жидкостью, да только пузырьки в ней не всплывали, а опускались на дно. На колбе была приклеена бумажка с надписью (едва разборчивым почерком): Шрумбульбулька. Стефан решил не рисковать, оставив сосуд в покое. Кроме этого, на крючках и гвоздях висело множество трав и ягод, но большинство из них паренек не мог распознать.
Тогда, вновь став на колени, юноша подполз к двери. Она была приоткрыта и из нее доносился свет, и не только. Заглянув в щель, он увидел просторное помещение, а источником света был камин, в котором, пожирая дрова, весело потрескивал огонь. В отличии от комнаты, в которой находились горе-адепты, помещение за дверью казалось до неприличия пустым. Успел заметить, что на стене висит несколько полочек; вдоль нее стоит бочонок, а рядом лежала беспорядочная груда дров и хвороста. Кроме камина, Стефан не увидел иного источника света - огонь очага освещал фигуру, сидящую за столом.
С такого расстояния, он выглядел огромным: сидя на самодельном стуле, склонившись над грубо сколоченным столом, в его руках блестел нож, которым он методично счищал кожуру с картошки. Облачен он был в мешковидный балахон, какой можно было лицезреть на нищенствующих монахах. Глаза казались закрытыми, но руки, знатоки своего дела, быстро и умело расправлялись с порученной работой.

http://se.uploads.ru/vO3Hg.png

Незнакомец

- Пам-парам... - Как из глубин большой и грубо сделанной музыкальной шкатулки, доносилась тихая мелодия. Разобрать слова песенки человеческий слух был не в состоянии, однако мотив напоминал все знакомые с детства песенки и колядки, и в то же время чем-то отличалась от известных.
Сидящий не вызывал каких-либо подозрений, напротив - видимо он и принес их, аклорийцев, в свое жилье. Но зачем?

При виде еды, юноше пришел в голову вопрос. "Интересно, который сейчас час? В окно глянул, вроде уже утро, хотя небо серое-серое. Дождь что ль собирается? Как тогда..." Но от мрачных помыслов паренька отвлек другой звук - низкое урчание, которое на фоне тишины царившей в доме, казалось ревом пробудившегося ото сна дракона. Стефан, почувствовав прилив крови к ушам, оглянулся на Мию, слышала ли она. Тут, до него дошло, чего не хватает - его сумки и посоха в помещении не оказалось. Как, в принципе, чего съестного. Показывая в сторону двери, юноша шепотом сказал:
- Там какой-то человек сидит... вроде и не разбойник, но Войлар его знает... Подняв голову, Стефан увидел рукоять топора, виденный им ранее. "Если что, можно будет отбиваться. Но оставил бы разбойник двух жертв в незакрытой комнате, да еще и с оружием?" Надо было решить, дать ли знать о себе и просить помощи, либо искать иной выход из положения. Железные прутья на окне затрудняли побег, но только если ты не маг металла.

Карта

http://s9.uploads.ru/sf8pz.jpg

Отредактировано Стефан (2016-07-30 12:05:04)

16

Т-шш, успокойся... мы отсюда выберемся, – излишне самоуверенно пообещал Стефан.
«Это он себя убедить пытается?» – уточнил внутренний голос.
«Нас всех», – мрачно отозвалась Мия.
«Меня не убедил», – разочарованно процедил голос. Апетри решила промолчать – если не игнорировать противного собеседника, обмен любезностями может затянуться на пару часов – вифрэйка имела несчастье узнать это на личном опыте.
Откуда-то издали донеслось тихое пение. Оставалось только надеяться, что это не посланники Люммина.
Там какой-то человек сидит... вроде и не разбойник, но Войлар его знает... – неуверенно сообщил Стефан. Странный незнакомец заранее пугал Мию, а внутренний голос, явно обижаясь на то, что ему не уделяют должного внимания, щедро поделился с вифрэйкой образами какого-то маньяка-каннибала. Апетри и без того было плохо, поэтому от образов она поспешила избавиться. Ну, или попытаться это сделать – обиду голоса девушка явно недооценила. Прокашлявшись так, что неопытные портовые грузчики, ещё не успевшие переболеть всеми мыслимыми и нет формами простуды, вполне могли выстроиться к хвостатой в очередь за консультацией, Мия занялась складыванием слов в предложения.
Вроде?.. – не сдержавшись, уточнила Апетри.
«Давай-давай, попридирайся к словам», – предложил увлекательное занятие на ближайшее время внутренний голос. Ну уж нет.
«Ты и без меня с этим справляешься», – веско отозвалась Апетри, твёрдо решив больше не отвечать. Вряд ли получится, правда – противный собеседник умел вытряхивать с хвостатой реплики.
Пусть будет разбойник, мне уже ничего не страшно, – нагло соврала в первую очередь себе же Апетри. Пошарив глазами по комнате, она тоже приметила топор. Внутренний голос, снова начавший раздражаться из-за молчаливости Мии, поделился с ней картинами, на которых пошатывающаяся вифрэйка вынуждена обороняться топором от разбойника-вифрэееда. Выматерившись на вифрэйском под нос и глубоко оскорбив утонченный вкус внутреннего голоса, Апетри начала постепенно приходить в себя. Во всяком случае, чувства, что она прямо сейчас разлетится на кучу маленьких вифрэек, уже не было. Тяжело вздохнув (на этот раз консультация понадобилась бы местным философам), Мия решилась на невероятный героизм – попыталась приподняться.
«Сиди уж», – резко одернул её внутренний голос. Апетри и сама успела заметить, что это было не лучшей идеей.
«И зачем остановил? Такой хороший повод поиздеваться был бы», – заметила Мия.
«А потом ты бы отключилась, и мне снова пришлось бы сидеть в тишине», – разоткровенничался голос.
«Белиаров эгоист», – оскорбилась хвостатая.
«С кем поведешься...» – закончил перепалку голос.

17

Юноша продолжал следить за их спасителем, или пленителем, как кому угодно. Лично сам Стефан не знал, как отнестись к произошедшему, ведь их вытащили из большой опасности, оставили на ночлег. В тепле и... уюте? "Как же болят шея и спина, ох. Будто целой дерево рухнуло на меня, хотя, скорее так и было." О том, что девушка свалилась на него, он и не вспомнил, сетуя на затекшие суставы. А вот колкости "лисовицы" жалили не хуже, чем ядовитые осы.
– Пусть будет разбойник, мне уже ничего не страшно - захрабрилась вифрейка, или просто констатировала факт, но юноша не преминул вставить свое язвительно слово.
- Да? А как насчет разбойника-вифреееда? Слышал, будто они из хвостов делают отличные помела, и чем пушистее, тем лучше. А из ушей... о-о-о, а из ушей они шьют прекрасные шапочки и продают их на рынках. - В медово-карих глазах заблестели огоньки - Стефан не скупился, приукрашая образ лесника-людоеда. Так, что самому страшно стало. "А вдруг он, ну, действительно людоед? А вифреи вроде мало чем отличаются от людей, людоеды в сказках ведь не привередливые, и котов с сапогами уминали."

До того времени, как его нога ступила в пределы столицы, он особо и не знал об ушастом народце. Рассказы, сказки, легенды, но вот самих вифреев он мог увидеть лишь на тракте, и то, издалека. По-простому одетые, как и простые горожане, крестьяне, они умели подбирать яркие цвета, всегда улыбались и шутили. С собратьями они часто говорили на своем языке, причудливом и звучном языке. "Они такие.. странные, что ли. Интересно, а как выглядит их край, как выглядит Каталия? Большие ли там города, есть ли дворцы и замки." Уже в академии Стефану довелось еще ближе познакомится с этой забавной расой и еще раз уяснить для себя - они странные, но отличные ребята. Адепт чувствовал симпатию к ним, пожалуй, наравне со своими соплеменниками и эльфами, с которыми тоже доводилось повстречаться.

Юноша подобрал к себе ноги, сложив их в позе лотоса, и облокотившись на старый пень, принялся размышлять, как быть дальше. Пока, в это время, Мия пыталась подняться.
- Лучше ползком, так легче, и меньше шума. - не глядя посоветовал маг, задумчиво стуча большим пальцем правой руки по подбородку.Идей это не прибавляло, но все же. Тут и настигло его озарение, широко раскрытые глаза устремились с надеждой на окно - оно было закрыто металлической решеткой. Металлической. "Нье-хе, самое время проверить, не растерял ли навык во владении магией."
Хотел было он побрести к окну, даже приподнялся, опираясь на колоду, да вот вспомнил, что шум от выламываемой клетки привлечет хозяина. Ну, и как с этим быть. Ответ нашелся почти сразу. Повернувшись к Мие, Стефан попытался уговорить ее:
- ... просто сядь тут, и следи за этим... милсдарем, пока я буду разбираться с нашим выходом отсюда. Ухмыльнувшись, Стефан, как бы невзначай добавил: - Ну, если только не хочешь узнать, из чего сегодня будет суп.

18

Да? А как насчет разбойника-вифреееда? Слышал, будто они из хвостов делают отличные помела, и чем пушистее, тем лучше. А из ушей... о-о-о, а из ушей они шьют прекрасные шапочки и продают их на рынках, – с каким-то подозрительным энтузиазмом, как будто гильдия вифрэеедов платит ему процент за каждую новую жертву, принялся распинаться Стефан.
А я слышала, что человеческая кожа лучше всего подходит для изготовления обложек каких-нибудь книг по демонологии, – злорадно отозвалась Мия.
«Умеешь же ты к себе людей располагать», – не сдержался голос.
«У меня были хорошие учителя. Ты, например», – веско заметила Апетри.
«Не прибедняйся и не приписывай мне свои заслуги, ты сама научилась вызывать у людей неприязнь», – смилостивился и поделился лаврами собеседник. Апетри промолчала.
«Даже ответить нечего», – развлекался голос, намертво прицепившись к вифрэйке. Мия молчала.
Лучше ползком, так легче, и меньше шума, – посоветовал Стефан, когда Апетри попыталась приподняться.
«В его голосе определенно было злорадство», – принялся сеять раздор голос.
«В твоём его уж точно больше», – парировала хвостатая. Теперь возражать нечего было уже самому голосу – с правдой он редко спорил.
Просто сядь тут, и следи за этим... милсдарем, пока я буду разбираться с нашим выходом отсюда. Ну, если только не хочешь узнать, из чего сегодня будет суп.
Я бы с удовольствием понаблюдала за процессом приготовления, – ехидно перевела стрелки Мия, считая, что таинственный разбойник вряд ли склонен к экзотике вроде вифрэеедства и почти наверняка предпочтет человека, – но мне здесь слишком скучно.
Высказавшись и сделав свой вклад в уничтожение дружелюбной атмосферы, Апетри ползком добралась до двери и выглянула.
«А сейчас он тебя заметит и окажется вифрэеедом», – принялся страдать оптимизмом голос.
«Ты-то чего радуешься? Тебя съедят вместе со мной, между прочим», – отозвалась Мия. Её собеседнику снова нечем было крыть.
Апетри задумчиво разглядывала спину разбойника, стараясь игнорировать увещевания голоса о том, что он почти наверняка страдает запущенной формой ненависти ко всем и всему. Других причин жить в чём-то вроде этого дома Мия придумать не смогла, но и думать о том, что она может послужить кому-то в качестве неплохого перекуса, ей не очень хотелось.
«Снова не хочешь смотреть правде в лицо», – злорадно отметил голос.
«Меня-то можно игнорировать, а вот вифрэееда – нет. И не обольщайся, что он выглядит вполне спокойно и безобидно – это затишье перед бурей каннибализма», – подождав секунд десять, добавил он.
«Что за внезапная любовь к дурацким пафосным эпитетам?», – полюбопытствовала Мия.
«Они не дурацкие», – оскорбился голос, не став отрицать собственный пафос, но явно обидевшись на то, что его никто не оценил. В голове вифрэйки повисла долгожданная тишина – теперь она могла спокойно наблюдать за хозяином несчастного дома.

Отредактировано Мия (2016-08-10 12:28:04)

19

– Я бы с удовольствием понаблюдала за процессом приготовления "Эй, она явно произнесла это осмысленно. Спорю, что сама не прочь была бы помочь маньяку, подкинуть морковки и петрушки в кипяток. А-а, может она того... людоедка. Вифреи с виду все такие радушные, а на уме всякие коварные помыслы. Может они людоеды, просто очень хорошо маскируются." Дело было сделано и парень потерял остатки спокойствия, а о любезностях можно не говорить. Сам Стефан в долгу не остался.
- Если это случиться, надеюсь мы не окажемся в одном котле - не хватало еще свариться с тобой. - неумело парировал юноша, и тут же представил сцену, где их, связав, кинули в огромный котел и под звучный смех и дождь из овощей и специй, медленно готовят.
"Да нет же, цельное мясо кидать глупо - для начала нужно освежевать, а после, избавиться от костей и хрящиков, волос там и прочего лишнего. Далее, мелко порубить, или лучше - приготовить фарш, и сделать тефтели... - Молчи уже!"
Понадеявшись, что Мия точно не хочет оказаться в супе (и что она не людоедка), а потому следит за незнакомцем, юноша подобрался к окну. Оно было снабжено железной решеткой - что немного странно, ведь это защита от воров. Кто будет грабить лачугу посреди леса? "Нет, точно людоед. Или разбойник. Или и то и другое одновременно. Приличный человек не стал бы так закрываться." Прежде чем приступить, Стефан убрал лишние предметы со стола: весы оказались на сундуке, причем, порошок на нем быстро оказался в воздухе, стоило только поднять их, и юноше едва хватило сил удержаться и не чихнуть. Сдвинув глиняную миску на край стола, Стефан залез на стол и оказавшись перед решеткой, принялся за свое дело. Используя заклинание деформации, он принялся менять форму прутьев, делая их тоньше или искривляя так, чтобы позже было легко выбить решетку одним-двумя ударами.
Тем временем, хозяин жилья закончил нарезать овощи и поднявшись из-за стола и отправился к камину. Отчетливо зазвучал металл, как крышка звякнув оказывается в воздухе, как пар поднимается в воздух, неся тепло и аромат готовящегося обеда.
Бульк-бульк-бульк... овощи оказались в котле. Хозяин, отставив крышку и взяв ложку с длинной ручкой, распробовал то, что получилось. Видимо, результат не до конца его удовлетворил, так как далее послышалось недовольное бормотание. Густые брови комично поползли вниз.

http://s0.uploads.ru/cjnQu.png

Незнакомец
- Так-с, чего-то не хватает... особого ингредиента. Надобно бы сходить и взять... лишь бы не проснулись... - донеслось до ушей невольной гостьи. Оставив суп готовиться на огне, хозяин дома направился в каморку, где как раз находились наши главные герои. Когда неизвестный повернулся, стало возможным разглядеть его детально.
Незнакомец оказался не то чтобы высоким, скорее широким в плечах. Домотканый балахон спускался до пола и был опоясан обычной веревкой, что упиралась в большое пузо. Лицо походило на каменное изваяние, небрежно сделанное скульптором: крупный мясистый подбородок и не менее крупный нос картофелина. Небольшие поросячьи ушки и огромные щенячьи глаза, что казалось всегда глядели на мир этим добродушным взглядом.

20

– И не мечтай, – насмешливо фыркнула Мия, явно считая право вариться с собой в одном котле невероятной честью.
Услышав запах готовящегося блюда, Апетри остро почувствовала мгновенно начавший её душить голод. Готовить этот не то разбойник, не то людоед явно умел.
«Вот там тебе и место», – злорадно поддержал вифрэеедские мотивы внутренний голос.
«Молчал бы, у тебя вообще тела нет», – бесцеремонно надавила на самое больное Мия.
«Зато у меня хотя бы логика есть», – как-то неуверенно парировал голос. Апетри ухитрилась фыркнуть мысленно, откровенно сомневаясь в истинности столь смелого утверждения.
Сам людоед тем временем повозился с кастрюлей и что-то забормотал – Мия не смогла точно расслышать, что. Впрочем, его следующую реплику вифрэйка всё-таки разобрала.
Так-с, чего-то не хватает... особого ингредиента. Надобно бы сходить и взять... лишь бы не проснулись...
«Особый ингредиент!» – радостно взвыл внутренний голос.
«Тебя съедят вместе со мной», – нервно напомнила Мия, в панике пытаясь придумать хоть что-нибудь.
«Ради такого и собой пожертвовать не жалко», – злобно парировал голос.
Он сюда идет! – громким шепотом и с бегающим взглядом проинформировала Стефана Апетри.
Прикидывайся спящим. Или мертвым... Или мертвым и спящим! – затараторила Мия, тут же исполняя собственное указание – вифрэйка резко отползла подальше от двери и распласталась по полу. Сейчас хвостатая выглядела то ли так, как будто умирала в невероятных муках, то ли как уже упоминавшийся портовый грузчик, решивший вздремнуть после особо тяжелого дня. Тот ещё вид, в общем.
«Ты что сделать пытаешься? Смертельно напугать вифрэееда? Вызвать у него жалость, чтобы он тебя прикопал под ближайшим кустиком? Спрятаться?» – засыпал юную актрису вопросами внутренний голос.
«Тебя забыла спросить», – рыкнула на него Мия.
«Оно и видно», – заметил собеседник.
«Если бы ты меня спросила, я бы сказал, что голову лучше повернуть в другую сторону. Для мертвой ты слишком нервно дергаешь глазами и слишком глупо улыбаешься», – через пару секунд добавил он. Мия послушалась.
«А ты у нас неплохо в трупах разбираешься, я посмотрю», – не сдержалась она.
«В отличие от некоторых, хоть в чем-то разбираюсь», – невозмутимо не стал отрицать свои познания голос.

21

Погруженный в свое дело юноша не стал отвечать на колкости вифрейки, лишь фыркнул в ответ. "Тоже мне, предел мечтаний." Спустя порядка двух минут, все прутья были покорежены и перекручены причудливым образом - эффект деформации. "Ох, и что бы сказали учителя на такое? Маг металла, ха, смешно. Ведь уже попадал в беду прежде - стоило бы подготовиться? Не-е-ет, ведь подобное вряд ли повториться. Ога, как же. Сумасшедший ученый, людоед, волки - в своей профессии маги только с этими ребятами сталкиваются, уже усвоил." Прошел год, и он был полон событий, увы, в основном печальных. Тогда, и сейчас, Стефан не проявлял себя с лучшей стороны, ни как маг, ни как воин. Судьба юного адепта это бесконечный цикл из учебы, практики, экзаменов, где сражаться приходилось не с драконами - цифры и формулы были самыми страшными монстрами. С удивлением обнаружил Стефан, что Империя людей огромна, и на ней нет башен с заключенными там принцессами, которых стоило бы спасти. И что даже столица такого государства может подвергнуться нападению самой смерти.
Схватившись за решетку, Стефан принялся расшатывать ее, пытаясь оценить свои силы и крепость железной ограды. Стоит ли говорить, что ожидаемого эффекта не произошло. Кряхтя, юноша сильнее приналег, ему стало казаться, что решетка поддалась, как вдруг он услышал тревожный шепот позади себя:
- Он сюда идет! - Внутри у парня все похолодело. Сознание забило тревогу, и первая мысль к исполнению была: выбить наконец решетку и вывалиться на улицу, а там дальше заковылять куда глаза глядят, забыв и о маньяке, и об оставленных вещах, и о Мие. "Но нет, я так не могу. Да и решетку не смогу выломать. Нужен другой план." Предложение Мии показалось сомнительным, но она же и первая притворила его в жизнь - раскинувшись на полу, примерно там где он сам очнулся.
"А мне куда падать прикажете?!" - чуть не прошипел юноша. Пытаясь слезть со стола, на котором он стоял на коленях, он случайно задел миску, которую ранее отставил в сторону. Та упала на пол и с грохотом разбилась на десятки осколков разных размеров, просыпав на пол содержимое в виде какого-то светло-коричневого порошка. От этого неловкого движения, сам Стефан чертыхнувшись упал вслед за миской, по приземлению, сильно приложившись спиной и затылком о дощатую поверхность.
"Вот бездна, похоже меня съедят. Ну, Мия, у тебя хоть будет шанс сбежать, пока меня будут варить на обед - не стань ужином." - пронеслось в мыслях, прежде чем в дверях появилась фигура хозяина дома. Из-за своего положения, Стефан мог видеть того верх тормашками.

http://s5.uploads.ru/ysb4O.png

Незнакомец
Уперев руки в бока ( а они были у него широченные ), хозяин произнес глубоким басовитым голосом, эхом разнесшийся, словно его хозяин говорил из глубины пещеры. При этом, произнося слова, он шепелявил, словно у него недоставало пары зубов.
- И что же вы тут устроили, ребятня? - поглядев с несколько секунд на двух страдальцев, видимо не произведших на него впечатление умирающих в муках, он направился к столу, рядом с которым распластался Стефан. Тот начал подниматься, готовясь принять последний бой, но вместо того, чтобы схватить и связать, тот придерживая за руку, помог пареньку принять устойчивое положение сидя. От неожиданности, маг света лишь тихо пробурчал "Спасибо", все еще глядя на "каннибала" со смесью страха, недоверия и желания бежать, чтоб аж пятки сверкали. Незнакомец же, занятый чем то у стола - он взял пучок незнакомого ребятам растения, чем-то напоминающий петрушку, и найдя то что искал, собрался покинуть комнату, сказав напоследок:
- Скажешь своей подружке, что, когда перестанет притворяться спящей, пущай идет ко столу - скоро будет обед. А ты, не забудь убраться за собой - указательным пальцем, тот указал на лежащий под столом небольшой "лисий хвост и чугунный совок, видимо, для печи или камина.

Стефан, сконфуженный этой сценой, глядел в след леснику. Теперь дверь была открыта, приветливо приглашая главных героев в помещение.
Мия могла приметить, что их вещи висят на крючке, на одной из подпорок. А там, совсем рядом, была дверь - стоит полагать, что это выход из хижины. Хозяин был занят, трудясь над своим блюдом, и может он не заметит как они смоются?

Карта

http://s6.uploads.ru/4LjRy.png

22

Если бы у вифрэйки были человеческие или хотя бы эльфийские уши, они бы заалели тысячами оттенков и переливов красного. Увы, раскидистые лисьи ушки с каштановым мехом для таких возмутительных манипуляций была не приспособлены («– Доказательство отсутствия совести у хвостатой братии, как долго я тебя искал!», – радостно подвывал внутренний голос, откровенно радуясь, что его не съели), поэтому вся краска прилила к обычно бледному лицу девушки. Она, подняв взгляд на удаляющегося незнакомца, вскоре перевела его на Стефана со смесью смущения, досады и.. восторга. Одним ловким движением вифрэйка вскочила на ноги, наконец почувствовав, что отдельные части тела в состоянии её слушаться.
– Не съедят нас, так съедим мы, – приблизившись, заговорщически прошептала Мия, совершенно сумасшедшим взглядом осматриваясь. Истерические нотки в звонком голосе должны были насторожить адепта... Не стоило забывать о чудо-порошке, который он рассыпал: от того исходил едкий запах, мешавшийся с и без того дурманным ароматом, царившим в комнате. Лёгкое головокружение и прилив энергии куда-то делся – это Апетри неуверенно пошатнулась, подавляя сдавленное хихиканье.
– Что же.. мне, хи~, так весело..? – с недоумением, контрастирующим с глупой улыбкой, поинтересовалась девушка, а внутренний голос поспешил грустно констатировать: «– Укурилась. Даже травы тётушки Ли не надо. Видели бы её родители..», – но сейчас Мие было плевать на нытьё невидимки, она его даже не услышала. Более того, вспомнив, что их позвали перекусить, уверенным шагом вприпрыжку последовала на незнакомцем. Но остановилась, заметив лестницу наверх.
Любопытство, безрассудство, влияние ароматов на нежный и чувствительный вифрэйский нюх – и об осторожности можно забыть. Первая ступенька отозвалась душераздирающим скрипом...

23

Некоторое время, Стефан, не веря случившемуся, переводил взгляд от дверного проема, в котором исчез тучный хозяин дома, то на Мию, которая, позабыв о недуге, подпрыгнула со своего места и приблизилась к сидящему и недоумевающему пареньку. В желтых глазах вифрейки заиграли безумные искорки, а сказанное заставило усомниться, в своем ли она уме.
– Не съедят нас, так съедим мы. "Звучит, как отличный план" - с неестественной веселостью донеслось из глубин сознания. Вдруг, на губах паренька заиграла улыбка, которую он всеми силами пытался сдержать... но тщетно, он уже не властен был над переполнившими его эмоциями. Вслед за улыбкой, он засмеялся, сначала прерывисто, а после забившись в истерическом хохоте.
"Если нас он не съест, то значит, мы съедим его. Как в той сказке, про двух маленьких детей, что в лес ушли и натолкнулись на домик ведьмы, но с точностью да наоборот." До чего же абсурдная ситуация вышла - они думали о жутком каннибале, что съест их, не подумав о простейшем варианте. Стыда за разбитую утварь и покореженную решетку правда не прибавилось. Закрыв ладонями лицо, Стефан еще некоторое время продолжал тихо посмеиваться, что могло вызвать серьезные сомнения - в своем ли он уме? "После всего что случилось, оставаться в здравом уме!? - да вы настоящий безумец!" - авторитетно донеслось в ответ.
Пересиливая сиюминутный порыв, Стефан медленно поднялся на ноги. К тому моменту, Мия уже выскользнула из помещения - только хвост и промелькнул. Молодой маг остался наедине с лопаткой и веником. Странный порошок, что был в разбитой тарелке, пока Стефан был занят уборкой, тот поднялся вверх, вызывая зудение в носу и легкое головокружение. Зато, хоть напряженность спала и на душе стало чуть полегче. "По меньшей мере, нас не сразу съедят - может к празднику готовится. Ох, о чем я думаю, простой человек, в... не совсем простом лесу живет, это не значит что он людоедствует... правда, не значит."
Уборка осталась за спиной -  в прямом и переносном смысле - и теперь, оказавшись в более просторном помещении, любопытный взгляд юноши не мог остановиться на чем-то одном. Под каждой стеной, в каждом углу, были нагромождения полок, бочек и сундуков, кастрюль и котлов. В другой половине помещения так же, разве что, с подвешенной голубой занавеской. В дальнем углу стоял камин, а у камина хозяин дома усердно алхимичил над супом в средних размеров котле, подвешенном над огнем. Камин, как заметил маг, примечателен был тем, что одна из стенок отсутствовала: камин словно "прильнул" всей своей каменной основой к углу дома. Обеденный стол был практический пуст, стол поменьше был полностью заставлен горшками и тарелками, в некоторых даже что-то было. И это что-то ( как подсказывал обострившийся от голода нюх паренька ), было съестным.
Подступив поближе, освоившись и набравшись смелости, Стефан спросил у хозяина дома:
- Вам чем-нибудь помочь, милсдарь? - Спрятав руки за спину, парень всячески пытался высмотреть, из чего же состоял их обед. Немного поглазев, хмыкнул - суп как суп, вроде как. Немного выждав, и не получив ответа, паренек снова задал вопрос, только громче. Вдруг, их приютитель глуховат?

http://sa.uploads.ru/wNsyu.png

Незнакомец
- Я не глухой, так-то слышал, что ты сказал малец... - не отрываясь от готовки произнес незнакомец. Хозяин, орудуя ложкой, зачерпнул немного супа и попробовал, и судя по раскрасневшимся щекам и блуждающей улыбке, результат его удовлетворял. После, взмахнув ложкой, словно зачарованной палочкой, сказал, уже снисходительней:
- Ты очень поможешь, если расставишь все тарелки и ложки на большом столе для троих. Миски, тарелки, пустые и заполненные едой, стояли на маленьком столе. Ложки же лежали на полках, совсем рядом с большим столом. Стефан тут же отправился выполнять поручения, шустро курсируя от стола к столу и от полок к столу.

Ступенька под ногами Мии жалобно заскрипела, словно вифрейка весила тонну, но это осталось незамеченным другими обитателями дома: хозяин все еще трудился над своим главным блюдом, Стефан же донимал того вопросами. Девушка была предоставлена самой себе, путь на верх никто не охранял. Дверь на второй этаж ничем не отличалась от других дверей в этом доме, виденных ранее. Сначала, могло показаться, что она заперта, но если дернуть за ручку, окажется, что дверь просто плотно прикрыта.

24

[float=left]http://storage4.static.itmages.ru/i/16/0821/h_1471777839_1248721_326504f7b7.jpg[/float]***
Вифрэйка была немного не в себе – настолько, что даже робкие возражения внутреннего голоса она не столько игнорировала, сколько просто не слышала. Дурманящий порошок оказался своеобразным веселящим газом, отбивая на прочь полезные инстинкты и предчувствия. Поэтому едва ступенька скрипнула, как девушка, сдавленно хихикнув, наступила на неё же второй ногой, таким образом развлекаясь и слушая стоны несчастной лестницы. Зато внутренний голос или, если так удобнее, остатки рассудка хвостатой похолодели и возопили, пылая праведным гневом и то и дело замирая от страха за жизнь нерадивой хозяйки (милое противоречие, однако Мия не оценила комичности ситуации, она её вообще не заметила).
«– Идиотка! Ты что творишь, белиарово... Аргх!», – Апетри миновала лестничный пролёт, действительно старый и жутко скрипучий. Будь она в своём уме – ни за что не ступила бы на столь хрупкую конструкцию. В конце концов, и безрассудным вифрэйкам жизнь дорога! Если они не под воздействием грибочков и чудо-травы, конечно.
Мия прокашлялась и вежливо постучалась, как и полагалось хвостатой, обученной этикету и умеющей себя должным образом вести. «– Но ты не обучена! И вообще грубиянка, прогульщица, бездарь!», – взвыл голос, фигурально выражаясь, хватаясь за голову. Свою или Апетри – вопрос поистине интересный, но фантасмагоричный, так сразу и не ответишь. На стук отозвалось (удивительно, правда?) глухое покашливание в глубине комнаты. Девушка дёрнула за ручку. «– Заперто!», – обрадовался невидимка, но снова сник, едва до Мии дошло, что дверь ещё можно не очень вежливо толкнуть – что же, амплуа аристократичной вифрэйки ей всё равно не шло!
Сумрак небольшой комнаты осветил светоч. Увиденное напрочь вышибло остатки чудного порошка, холодным ушатом воды возвращая рассудок. И эмоции. И страхи... да, давно не виделись, ребята.
***
Чуткое обоняние атаковал целый букет разнообразных ароматов. Неаппетитных, что уже немного утешало – варенья-соленья из человечины и шкурки убиенных вифрэев наверняка находились бы в подвале, а вот на втором этаже людоеды и прочие странные, но очаровательные и харизматичные в своём безумии личности обычно томились милые и невинные девушки, которых как бы надо спасать. «Как бы» – потому что прекрасных девиц здесь не наблюдалась, а сама Мия на рыцаря в сияющих доспехах не тянула, даже если постараться и растерянную мордашку привести в порядочное невозмутимое состояние.
Запахи витали разнообразные. Подсгнившая листва? Масляные краски? Что-то беличье.. «Кисти?» Снова кашель, сбивающий сосредоточенность увлекшейся ароматами вифрэйки. Но ещё она успела вычленить кое-что любопытное – мята и что-то каталийское. Откуда тропическое растение.. Едва ощутимое, напрягающее. Что-то плохое. «– Раффлезия, это яд!», – пробормотал внутренний голос, заставляя девушка отступить на пару шагов. – «Малая концентрация, максимум, до чего дорвёшься – головная боль, но страдать придётся здесь скорее мне», – немного нервно усмехнулся невидимый собеседник, однако этого хватило, чтобы Апетри немного успокоилась. Совсем чуть-чуть. Кашель... чей?
Светоч взлетел к западной стене, освещая... да, освещая картины. Портреты и пейзажи с неясными силуэтами, молодыми юношами и девушками, чаще – с сытой, немного сонно улыбкой. Это типичное выражение лица перетекало от картины к картине, словно художник не умел рисовать иначе. Раффлезия снова ударила в нос, словно её источник передвигался в полумраке комнаты, ускользая от сознания вифрэйки. По спине прошёлся едва заметный ветерок, провоцируя табун мурашек, забирающихся под рубашку, терроризирующих девушку неясной паникой, сдавливающей живот глухой болью. Ноги резко стали ватными, Мия торопливо осела на пол, растерянно озираясь. Голос отнялся?..
– А.. что?.. – тихо пробормотала Апетри, однако так хрипло и так неуверенно. Горло сдавила невидимая рука неясного, пустого в своем проявлении ужаса. Она почти убедила себя, что ей показался ядовитый аромат, что на картинах – просто люди, случайные, плоды вдохновения чудаковатого лесника. Неважно, что у лесника бы не хватило денег на дорогие краски, не нашлось бы такого таланта да и надо ли это искусство простому работяге?! Почти успокоилась. Оставалось совсем немного. Даже поднялась на ноги, скептично скрестив руки на груди. Всё равно не отрывая взгляд от картин, перебегая от одной к другой всё быстрее и быстрее.
[float=right]http://storage1.static.itmages.ru/i/16/0821/h_1471778130_2926830_1497ae8091.jpg[/float]Почти, да. Пока не увидела себя.
Неясный силуэт маленькой вифрэйки: каштановые волосы, пушистый хвост. Можно подумать, и не она, мало ли на свете миловидных хвостатых с таким оттенком. Но это был её костюм, она сама его сделала. На Каталии. Откуда бы простому леснику знать её пять-шесть лет назад? «Откуда...»
На плечо опустилась тяжёлая рука, над ухом раздалось прерывистое старческое дыхание. Повеяло холодом. Мия вскрикнула и попятилась, погасив светоч. Видеть незнакомца почему-то не хотелось.
Девушка кинулась к выходу. «К Белиару... надо хватать Стефана в охапку и бежать.. что за место..»

25

Большой стол заполнялся всяческой утварью и яствами, при виде которых желудок Стефана вновь отозвался жалобным урчанием, в то время как сам малец задержался на минуту у полки, с которой он и стащил большую часть посуды. В отличии от виденного им в кладовке, эта посуда выглядела добротно, не из грубо обожженой глины, а из качественной керамики - у некоторых из тарелок, по краям змеились узоры. "Видимо хозяин где-то эти тарелки приобрел - похоже на то, что продавали в посудной лавке, в Иридиуме. Значит, мы с Мией не так далеко от цивилизации. Надобно расспросить, но уже после обеда." Еще, паренька взволновало количество посуды: если хозяин этого дома не является заядлым коллекционером керамических тарелок и чаш из посудной лавки Бакура, "каждой из которых по 3000 лет!", то в доме либо много гостей бывает, либо он живет не один.
"Тут и второй этаж есть, а нас оставили "отдыхать" в подсобке. Явно что-то нечисто. И где это демоны носят Мию? А вдруг, она сбежала втихаря, и теперь я совсем один остался... да не, чушь. Наверно на второй этаж пошла." Едва закончив мысль, в сознание ворвался другой, сторонний, вскрик. Домыслы, варианты, риски - не успел Стефан опомниться, как оказался у двери, ведущей на второй этаж. Она была приоткрыта, а оттуда доносился свет, пока, внезапно, не исчез. Человеческий нюх не сравнится с вифрейским, но что бы ни было за дверью, смесь различных запахов ударил по обонянию. Пахло... красками и, кажется, дёгтем.
Парень не успел зайти, даже дверь приоткрыть, как оттуда вывалилось нечто взъерошенное хвостато-ушастое. Стефан признал Мию. А позади нее - было темно, но можно было разглядеть неясную тень, должно быть, принадлежавшую человеку. Разглядеть ее юноша не успел, когда к ним, с завидным проворством, подскочил хозяин дома, и резким тоном пролаял:
- Зачем вы полезли туда, кто вас просил? - оглянувшись на дверной проем, в которой все еще стояла фигура, он уже мягко, даже просительно, сказал: - Ступайте за стол обедать, я скоро спущусь. И больше не лезьте наверх. Загородив собой ход, он скрылся, не забыв захлопнуть дверь. Далее, отчетливо послышался металлический скрежет механизма - дверь оказалась заперта.
Герои остались одни на лестнице, переглядываться в недоумении и опаске. Сглотнув, юноша обратился к вифрейке, в этот раз давая передышку между вопросами. Происходящее продолжало удивлять, но постепенно, Стефан начал привыкать - такова судьба магов.
- Ты цела? Что там увидела? Взгляд был обеспокоенным, а мысли тревожными. Но спустя миг, темные брови просели вниз, выражая недовольство, не скупясь на мимику и движения: - И что это было? Нас собрались угостить, а ты начинаешь злоупотреблять гостеприимством!
Но итогом всего был вздох. Естественно, из них двоих, юноша считал себя наиболее трезвомыслящим, а соответственно, ответственным за их маленький отряд. Ответственность, знаете ли, накладывает обязанности - например, решить, что делать дальше. Немного отступив, на пару ступенек вниз, он озвучил то, что вертелось у всех на уме уже некоторое время: - После обеда, мы спросим дорогу и сразу же уйдем.

Отредактировано Стефан (2016-08-28 20:55:01)

26

Выбежав из комнаты, взъерошенная Мия, уже успевшая обзавестись испуганным выражением лица и бегающим взглядом, столкнулась со Стефаном. Прежде чем вифрэйка успела хотя бы собрать воедино обрывки мыслей и хоть что-то ему объяснить, до них добрался хозяин дома.
– И больше не лезьте наверх, – как-то то ли умоляюще попросил, то ли потребовал он.
«– Действительно. Зачем ты туда полезла?» – поинтересовался голос. Ответа не было.
Ты цела? Что там увидела? И что это было? Нас собрались угостить, а ты начинаешь злоупотреблять гостеприимством! – сразу засыпал её вопросами Стефан. Адекватных ответов у Мии всё ещё не было.
Н-ничего, – неуверенно выдала Мия. Впрочем, через пару мгновений она резко сменила испуганное лицо на уверенно-мрачное, с каким вестники обычно рассказывают о смерти очередного старого короля, удовлетворенно наблюдая, как его место занимает лучший правитель. – Но уходить надо прямо сейчас.
«– Как пафосно и убедительно. Сама бы пошла, если бы тебе так сказали?» – полюбопытствовал голос.
«– Не нравится – сам убеждай», – отрезала Апетри. Голос, не приносивший никакой пользы и занимавшийся исключительно критикой всех её действий, в последнее время раздражал Мию особенно сильно.
Там, – неопределенно махнула рукой куда-то в сторону двери Апетри, – Э-э... Что-то странное. Нам правда надо идти прямо сейчас, – нервно бросила попытки что-то объяснить Мия, переходя на полутрагическое шипение.
«– Ты всё убедительнее с каждой минутой», – сообщил голос. Вифрэйка решила просто его игнорировать – придумывание обидных реплик отнимает слишком много внимания, а собеседник редко обижается больше десяти минут. Апетри бросила попытки хоть как-то собраться с мыслями и объяснить Стефану, что она увидела в этом несчастном зеркале и почему её это так напугало, просто надеясь, что её взлохмаченный вид говорит сам за себя.

27

Внимательно выслушав Мию, Стефан и вправду не понял, о чем лисовица хотела поведать. Может, о таящейся за дверью угрозой, древнем зле, сокрытом на верхнем этаже в богами забытой хижине? О страшных пыточных инструментах, на которых застыли кровавые потоки, и где их, горе-магов, ждет страшная участь? Просто плод воображения или результат сильного удара по голове? Юноша склонялся скорее к последнему варианту - его и самого мучили жуткие образы и монстры за каждым углом. Но то, что пыталась сказать Мия: из слов вифрейки трудно понять что-то, но глаза девушки подсказывали, что нечто страшное надвигается. Глаза ведь не врут, так? Стефан уже готов был пересмотреть свое решение оставаться ли в этом доме еще на пару часов. «Стоит прислушаться к тому, что говорит эта лиса. Явно не хитрит, глаза и хвост сдают...»
- Хорошо, Мия, тогда мы... - не успел он закончить фразу, когда из-за двери, ведущей на второй этаж, донеслись непонятные крики. Их хозяин был явно чем-то недоволен, но разобрать, что он говорил, не представлялось возможным. Послышался удар - что-то упало на пол, так, что сквозь деревянный потолок посыпалась пыль и опилки. После, все стихло, ни звука не доносилось с верхнего этажа. Это пугало еще больше.
«Да-да-да, нам стоит отсюда уходить! Какая замечательная идея». Стоило только успокоится, привыкнуть к новой обстановке, как странности снова захлестнули их, отчего мурашки нестройными рядами маршировали по спине. И когда он был готов схватить вещи и Мию, и сбежать из дома, в этот момент в дверном проеме выросла фигура хозяина лачуги. На его лице все еще держалось та доброжелательность, но она казалась менее естественной, чем раньше - будто отлитая из бронзы маска, с несменяемой эмоцией.
Хозяин дома: - Ну чтож, детишки, прошу к столу - обед готов. Размеренным шагом, он миновал стоящих на ступеньках адептов, направляясь в центр комнаты. Стефан, поначалу не проронил ни звука, вжавшись в стену, когда здоровяк проходил мимо. Обменявшись взглядами с Мией, тот решился задать вопрос, что так мучил их.
- Эм, прошу прощения, но... мы не можем остаться на обед. В смысле, мы очень благодарны за помощь, *тут, парень слегка поклонился, выражая почтение* однако, нас уже скорее всего ждут. Тут юноша сделал паузу, ожидая реакции, когда хозяин дома обернулся к ним. С понимающей, как казалось, улыбкой, он сказал:
- Понимаю, вас действительно уже заждались.
- Да! И нам нужно уходить. Если бы вы указали нам дорогу обратно, мы бы были в неоплатном долгу.
- Боюсь, это не в моих силах. - с нескрываемой тоской ответил человек. У Стефана появилось нехорошее предчувствие, но он не собирался сдаваться.
- То есть, вы не знаете выхода из лесу? Ну, чтож, тогда мы просто уйдем отсюда... всего хоро-
- Я не могу вас отпустить за пределы этого дома. Вам придется остаться здесь...
- На ночь? Ну, конечно, еще отдохнуть не помешает, однако...
- Остаться здесь, навсегда.
В воздухе повисла тишина. И в этой тишине отчетливо был слышен щелчок, донесшийся со стороны входной двери.

Отредактировано Стефан (2016-09-24 22:40:56)

28

Остаться здесь, навсегда.
Навсегда? – автоматически переспросила Мия будничным тоном, каким обычно интересуются ценой мангостинов на рынке или справляются о здоровье троюродной тетушки по двоюродному деду, случайно столкнувшись с последним на семейном собрании.
«— А тебя предупреждали», — злорадно сообщил голос. Можно подумать, это не ему здесь оставаться вместе с ней.
«— Интере-е-сно, чем ты заниматься-то будешь? Уже придумала новое хобби?», — заметив, что его предыдущая реплика только усилила беспокойство Мии, голос явно решил, что он сегодня в ударе, и собрался добить несчастную хвостатую. Апетри начала раздражаться и приближаться к панике — сочетание этих процессов точно ни к чему хорошему не приведет.
Нет-нет, вы не поняли, — замахала руками Мия, — Нас правда ждут. И нам очень-очень нужно идти.
По виду вифрэйки нельзя было уверенно сказать, ради чего она вообще выдала этот набор крайне убедительных фраз — то ли она действительно была настолько наивна, то ли считала наивным глупцом хозяина дома.
Мы скучные, — вдруг заговорил голосом Мии ее противный внутренний собеседник. Вифрэйка была слишком в шоке, чтобы сопротивляться. Её тон немного изменился; если Стефан прислушается, он наверняка заметит, что её голос несколько погрубел. — Очень скучные. Думаю, мы уже успели вам надоесть. Представьте теперь, что будет даже через неделю? Сами ведь попросите убираться поскорее. Поэтому давайте мы уйдем прямо сейчас, — жизнерадостно заключил голос, демонстрируя завидное мастерство ведения переговоров. Апетри, подавившая внезапный глас безумия, явно обзавидовалась и мысленно наградила голос потоком отборной брани на пугающей смеси вифрэйского и общего наречий.

29

И как в подтверждение и полное согласие со словами вифрейки, юноша быстро закивал головой. Возникло опасение, что так и голова отвалится. Усилием воли, Стефан продолжал держать маску добродушия, хотя присущая нервозность все равно промелькнула в голосе.
- Да, зачем нам здесь задерживаться дольше, чем требуется? Уверен, у вас своих дел полно, а мы будем мешаться. У нас самих забот полно. Так что, спасибо что приютили и... - Внезапно, до слуха мага донесся смешок. Тогда, сознание готово было назвать это "демоническим" смехом человека удерживающего их в ловушке - теперь, ему кажется, что в нем было больше горечи. Все время, что адепты тратили на увещевания, хозяин странной хижины в лесу неотрывно наблюдал за юнцами.
- Я понимаю вас. Но, боюсь, это для вашего же блага. - С этими словами, он сделал шаг к двум адептам. Выставив руки перед собой, ладонями вперед, незнакомец старался показать, что у него нет злых намерений; его слова сквозили дружелюбием, глубокий мягкий голос усыплял внимание. По виду этого человека, не скажешь, что он может причинить им вред - может, у него есть веские причины держать их взаперти. Но...
«Нет! Это ловушка. И мы внутри нее - пора выбираться отсюда!» Теперь, Стефан не стал медлить - в ход пошла магия.
- Мия, закрой глаза! - последнее что он успел сказать, перед тем как ослепительная вспышка сорвалась с его рук. До этого маг не пользовался новым заклинанием, и от непривычки у самого парня в глазах заиграли пятна от вспышки. Ему стоило лишь поморгать, чтобы эффект сошел на нет, а вот хозяину дома повезло меньше. Закрыв рукой глаза, другой ухватившись за край стола, он стонал от боли. Эффект был столь ошеломляющим, что Стефан ужаснулся содеянному.
- Простите, простите, но нам срочно нужно уходить! Мия... - Стефан уже подбежал к крючкам на которых висели их вещи: сумки, плащи. Тут же, рядом, бы и посох. Но далеко уйти парень не успел.
Не каждый день пол под вашими ногами уходит, а сами вы, и без магии, летите к противоположному концу дома. Сильный толчок сбил юношу с ног, и тот очутился прямо под дверью.
Между Мией и Стефаном возникло препятствие. Одна из держащих подпорок была не тем, чем казалась на первый взгляд - теперь из нее торчали длинные ветви-руки, а глаза-щели под самым потолком глядели то на вифрейку, то на человека. «Да что тут происходит? Дом превращается в энта?»
- ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВАС ЖДЕТ ВПЕРЕДИ! МЫ ХОТИМ КАК ЛУЧШЕ! - взвизгнул человек в балахоне. Теперь он восстановил координацию, хотя продолжал щурится и непрерывно моргать. И, скорее всего, именно он призвал энта. «Хуже сражения с магом природы посередь леса, может быть только сражение с магом воды посредине озера.»
- В рассыпную, ну же! Стефан схватил все пожитки, что были у них и попробовал открыть дверь, и заодно увернутся от рук энта. Заперто. Окна в хижине были зарешечены, и выбывать их было столько же смысла, сколько и дверь. А тем временем, на лестнице оставалась вифрейка, к которой, одной рукой, тянулся энт.

Карта не боя

http://sg.uploads.ru/40dbc.png

Отредактировано Стефан (2016-10-29 16:08:15)

30

Мия.

«– Это ещё что за громадина?», – упавшим голосом интересовалось подсознание, а сама Мия просто не могла найтись, что ответить. – «К Жнецу Стефана! Беги!», – взвизгнула тёмная сторона вифрэйки, что как раз отправляла в энта молнию и, следом, луч.
– Минимум пятый порядок Природы, энт – уязвимость к огню, – едва слышно, скороговоркой проговорила девушка. Разумеется, для себя, Стефан бы ничего и не услышал, даже если бы хорошо постарался... – Прости, Стеф, – уже одними губами шепнула девушка, отправляя в незнакомца Ярость ветра и пулей проносясь по лестничному переходу. Прочь. Наверх. Хоть куда-нибудь! Но Мия забыла одну немаловажную деталь... На втором этаже она была не одна.

Незнакомец.

http://storage6.static.itmages.ru/i/16/1102/h_1478085901_3471861_9e633a47fa.png

– ТЫ НЕ МОЖЕШЬ УЙТИ. НЕТ, НЕТ-НЕТ-НЕТ! – продолжил звонко кричать мужчина. Он явно не был магом со стажем – даже не удосужился наложить щит, однако адепты не могли знать всех его способностей. Что, если пятый порядок – не предел? А ведь уже с одним пятым наделать дел было можно – это посреди леса-то. – Я НЕ ПО... – а теперь визгливый и здорово бьющий по ушам голос резко прервался, оставляя неприятное послезвучие, словно играющая секунды назад струна резко оборвалась, а нота, звучащая до сего момента чисто, вдруг перескочила на другую строку нотного стана, от души фальшивя.
Заклинание Мии сработало – мужчину резко подкинул сильный поток воздуха, поднимая его выше. Выше. Выше... На деле это заняло мгновения, доли секунды – балахон взлетел вместе с незнакомцев, неописуемо громко и глухо одновременно стукаясь о потолок. Крепкий дом выдержал, а вот сумасшедший – нет. Опустим кровавые подробности, ведь даже у добротно сколоченной избушки могут выпирать довольно острые гвозди и штыри... Боль, кровь, крики. Неприятно, но концентрироваться он был явно не способен. Какие заклинания, когда щёку разодрало штырём, а в области живота растекается кровавое пятно? У Стефана был шанс и воспользуется ли он им – хороший вопрос. Ведь оставался ещё чуточку подпалённый энт... и то, что происходило наверху. На втором этаже.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Конец сентября 17084 года Эры Раскаяния. Волчий лес. Мия и Стефан


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно