FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.
Открыта регистрация в новую лотерею Искаженное Зеркало Иллюзий милости просим всех отчаянный бойцов удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №3. 24ого марта 17085 года - Талькос. Эрилимия, Далендор


№3. 24ого марта 17085 года - Талькос. Эрилимия, Далендор

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Торговый караван около месяца назад вышедший из Кардоса прибыл в Талькос к полудню 24ого марта 17085 года. Расположившись на окраине города, он намеревался задержаться здесь на пару дней, прежде чем двинуться к следующему пункту своего назначения – в Иридиум.
Нелюдимая темная эльфийка, сопровождающая торговцев и проронившая за время пути едва ли больше десяти слов, отделилась от группы, чем вызвала у многих невольное облегчение. Ко времени отправления она присоединится к ним снова, однако, даже эти недолгие дни в отсутствии представительницы тёмного народа были для многих караванщиков подобно глотку свежего воздуха. Эрилимия, даже несмотря на свою редкостную красоту и изящное сложение, была не самой приятной представительницей своего племени. Бесстрастная, со своими совершенно бесцветными серыми глазами, она отталкивала неприкрытой чужеродностью, привыкших к совершенно другим женщинам, людей.
Эльфы не были людьми и никогда ими не будут, сколь бы много нежных баллад не сказывали о них человеческие барды и менестрели. Даже светлейшие из них не стояли со столь скоротечными созданиями вровень, как не может стоять с ними вровень существо, одно только детство которого могло длиться более целой человеческой жизни. Это не демонстрировалось. Это чувствовалось.

Оказавшись в самом городе, Тёмная остановилась в одном из гостиничных домов, располагающим конюшней. Оплатив уход за лошадью на два дня вперёд, эльфийка не сказав ни слова, вручила мальчишке-служке повод Черники. Четвероногий ездовой зверь слишком сильно отличался от привычных для Эрилимии двуногих ящеров – маэлиндо, наградив её, помимо обычной дорожной усталости, неприятной болью во всём теле.
До вечера Тёмная не выходила из своей комнаты, довольствуясь любезно предоставленной хозяевами купальней и обедом. Не бесплатно, разумеется.
Приведя себя в порядок, она покинула гостиничный двор лишь когда стемнело, позволяя своим глазам отдохнуть от столь неприятного для подземного жителя слепящего дневного света.
Не слишком сильно привлекая к себе внимания благодаря наброшенному на белое лицо капюшону плаща, Тёмная обошла закрывающиеся на ночь торговые ряды и главную площадь, наблюдая со стороны жизнь жителей Талькоса. За время пути сначала моряки, а затем и караванщики были её единственными наглядными пособиями представителей людской расы, что делало полученную информацию несколько однобокой, а в общей картине народа в целом и вовсе ошибочной.
Город жил своей жизнью, а благодаря своему расположению на торговом тракте - был терпим к чужакам. Впрочем, жизнь и этого города стала стихать вместе с медленно стелющимися сумерками, а когда воздух окутала приятная, умиротворяющая ночная темень – обезлюдел.

Крик, раздавшийся из ближайшего переулка стал неожиданностью для Эрилимии. Он вспорол тишину ночи подобно клинку убийцы и также внезапно прервавшись, разлил по пространству ещё более глухое безмолвие. Короткая сосредоточенность и несколько отточенных жестов всколыхнули вокруг Тёмной силы Воздушной стихии, что завертелись ветряной пляской и хрустом магических молний осели ей на плечи. Щит шока - удобная и универсальная защита окружила эльфийку, когда она, положив левую руку на руку на рукоять кинжала двинулась вперёд. Нет… ей было не слишком интересно влезать в мелкие людские дрязги. Просто иначе, чем как через тот самый переулок было невозможно попасть на улицу, где располагался постоялый двор.

2

Он валялся в луже собственной крови и продолжал истекать. Боли не было, как и криков, однако была серьёзная возможность больше никогда не надоедать никому, что помогало держать затуманенный рассудок под контролем. С каждой секундой он ощущал как приближается кровавое безумие. Скоро он не будет собой, если срочно что-то не предпринять. Далендор быстро оценивал свои повреждения и прежде всего занялся ногой. Точнее её обрубком. Вместо ноги сейчас была сплошная пустота и маленький обрубок, активно кровоточащий. Его вампир сразу зажал обрывками плаща, а дальше ещё и прижал рану тканью. Без напора мёртвого сердца этого вполне должно хватить, как подумал вампир. Правда сделать всё это одной рукой и зубами было не просто. Левое плечо было буквально вмято в тело, с из плоти торчали кости. Как она держалась на теле, Далендору было не очень любопытно, главное чтобы не сильно кровоточила. Просто кое-как намотав ткани вампир удовлетворился этим. В пустую глазницу было решено запихнуть кусок ткани, ну а отсутствующие по всему телу куски плоти пришлось проигнорировать, тем более что засыхающая на ранах кровь вроде как справлялась с кровотечением. Нужно было думать, что делать дальше...
Крик ярости раздался из уст Далендора, когда он вновь вспомнил что случилось, это от потери крови в нём просыпался хищник. Однако сути его состояния это не меняло, нужно было срочно придумать что делать. Собрав кое-как мысли в кучу, вампир сосредоточился на задаче.

3

В жизни каждого вечноживущего мертвеца хоть раз, да случаются такие ситуации, когда бессмертие уже не мнится столь абсолютным, а собственная нежизнь уже не воспринималось как состояние смерти. Смерть была ещё где-то впереди. Абсолютная и непреклонная в своём ожидании.
Неизвестно было, бродили ли подобные мысли в голове у раненного кровососа, но состояние его, тем не менее, было весьма плачевным. И никто не мог бы сказать наверняка, чем обернулась бы для вампира эта ночь, если бы в переулок сейчас вошёл непреклонный служитель добра и света…
Однако, по счастью, невысокая, тонкая фигура, показавшаяся из-за угла со стороны улицы, принадлежала существу совершенно другого сорта.

Привычные к темени глаза Эрилимии скользнули по лежащему на земле телу. Шаг. Цепкий взгляд выхватывал из общей картины повреждения, вряд ли несовместимые с человеческой жизнью. Шаг. Она видела кровь, много крови, видела, что мужчина ещё жив и что он пытался бороться за своё существование. Эльфийка никогда бы не придала большого значение происходящему, если бы не совокупность всех факторов.
Повреждения на теле незнакомца были столь серьёзны, что невольно вызвали у Тёмной томительное желание… выпить его последние мысли. Погрузиться  в омут сознания умирающего именно сейчас, именно здесь, прочесть его боль и страх, всё то, что он не желал отпускать. Всё то, за что он так отчаянно цеплялся.
Она остановилась, в надежде, что измученный болью и не обладающий столь острым в темноте зрением, человек не заметит чужого внимания. Её присутствие, даже смутная надежда на помощь, изрезала бы его разум, не давая Эрилимии возможности узреть его истинную природу. Это бы испортило чистоту эксперимента. Тем более, что в таком состоянии, надежда всё равно являлась не более чем иллюзией.
Вот так, принимая свою маленькую слабость, Тёмная обретала над ней контроль…
Освободив свой разум для чтения мыслей, эльфийка направила силу своего Дара, дабы тот мягко и незаметно прокрался в недра чужого сознания. Раскрыл его, подобно книге, легко освещая даже самое потаённое.
Однако, что-то пошло не так…
Она ничего не чувствовала, ничего не слышала. Лишь неприятная пустота зияла там, где должны были роиться страхи и растекаться боль.
Настоящее, живое удивление всколыхнуло привычное бесцветие её существования. Серые глаза Тёмной распахнулись, разбивая вечное бесстрастие её облика. Совершенно невиданное дело…

4

Сосредоточится было не просто, постоянно отвлекаясь от мыслей о крови. Тяга хищника непрервным потоком гениальных идей наполняла сознание, не давая действительно сосредоточится на создании плана. Просто стремление выползти на дорогу и напасть на первого встречного конечно имела свой толк, но с равными шансами можно было нарваться на серьёзного противника, ибо кто вообще в такое время бродит по улицам? Идея пить свою кровь с земли тоже не казалась адекватной, а вот залететь в дом какой-то в виде летучих мышей уже звучало как план. Но в какое окно..? Ползти искать открытое окно в таком состоянии..? Прежде всего можно было не попадать в такую ситуацию.
Он заметил её ещё до того, как она показала в поле зрения. Мерцание на земле, треск магического щита и походка человека, никогда не занимавшегося скрытностью. В целом это был идеальный вариант для трапезы, если бы не одно но. На ней был магический щит. Ужасное и досадное заклинание превращало вкусный ужин в опасного противника, оо которого надо бы бежать побыстрее. Однако был шанс..? Когда она появилась в поле зрения, он не обращал на внимания,  будто он невероятный страдалец и жить ему осталось не больше получаса. Вспомнив что значит быть человеком Далендор начал дышать, потом слегка стонать, изображая агонию. Целая рука начала трястись, держась за обрубок ноги. В очередной раз он издал крик, но на этот раз страдания и боли, которых совершенно не испытывал. Губы дрогнули, стараясь по привычке сложиться в улыбку, что Далендор сразу пресёк. В темноте это было невозможно заметить.

5

С одной стороны кровососу очень повезло - Эрилимия не была борцом с ночными тварями вроде него. С другой стороны – всё шло совсем не так, как он рассчитывал…
Вопреки всем ожиданиям, девушка не стала спешить на помощь к страдальцу.
А когда тот, воспользовавшись всем своим опытом подобных манипуляций, начал изображать предсмертные муки, она лишь по-птичьи склонила голову на бок, вперившись в него своими светло-серыми, лишёнными каких-либо иных оттенков, глазами. И дело было даже не в том, что вампиру не хватило опыта, а в том, что Эрилимия была напрочь лишена привычного человеку сострадания.
А ещё она была умна. И хотя не имела за плечами опыта жизни за пределами подземелий, хорошо знала, что невозможность воздействия стихии Разума могла иметь место в двух случаях. В случае если существо само являлось магом разума или если существо было мертво. Но оба этих варианта не отменяло того факта, что мужчина находящейся в этом переулке, находился в крайне скверном состоянии.
Эрилимия ощущала интерес. И некоторую, совсем незначительную досаду от того, что не может вот так просто вторгнуться в сокровенное пространство другого. Незначительную, но навязчивую. Такую, которая может возникать тогда, когда очень желанная вещь, совершенно внезапно становится полностью недоступной...
Время шло. Кровосос «страдал». Тёмная наблюдала.

6

Актёрская игра не особо помогала. Странная особа не реагировала даже на явные страдания, хотя совершенно точно заметила его, о чём говорил её затихший шаг. Почему она решила именно наблюдать, Далендор не знал, хотя предположения о садистских наклонностях сразу вспыхнули в голове. Странная особа могла либо наслаждаться его агонией, либо подумать, что тут некая ловушка. Далендор и сам бы не бросился помогать первому встречному умирающему, так что лишь наконец наткнулся на похожее существо. Долго играть умирающего он не мог.
- Эй, ну я тут как-бы умираю! - С ноткой возмущения сказал вампир.
Прямо открыться, ну а что ещё оставалось в такой ситуации. Поэтому вампир просто взял в целую руку кинжал и приготовился убегать отсюда. Конечно убегать целым, как показывает ситуация, у него выходит с трудом, однако он ещё жив. Относительно. Единственный целый тёмно-красный глаз пристально смотреть на незнакомку, а с лица исчезли эмоции кроме настороженности и любопытства.

7

Только взглянув на незнакомку, он смог выделить черты, не очень хорошо вписывающиеся в привычный человеческий облик. Белая кожа… нет, не бледная, а именно что белая, которая может быть свойственна разве что подземным жителям или альбиносам. Длинные чёрные волосы, были слишком гладкими и густыми для того, чтобы принадлежать людской девице. Но более всего выделялось лицо. Прекрасное, даже при том, что не выражало никаких ярких чувств. Глаза под стать - светлеющие в тени капюшона, своей бесцветной серостью. Разве что чуть приподнятые брови указывали на то, что существо это пребывало в некотором недоумении от происходящего.

Эрилимия была не из пугливых. Не была из заботливых, говорливых, горделивых, не из эмоциональных, не из самых добрых, как, впрочем, и не из самых злых. Она была эльфом, тем более – тёмным эльфом, и это, несомненно, откладывало своей отпечаток на её мышлении и повадках.
Однако, это не отменяло того факта что Тёмная была крайне молода и не имела практически никакого опыта контакта с представителями других рас. Каталийские вифреи, шумные моряки да караванщики, вот собственно и всё.
Что это означало? Всё просто – она не знала как ей вести себя в такой ситуации. Просто не знала. А будучи магом разума, привыкшей не выпускать из-под контроля все свои реакции, эльфийка следовала самому важному из всех возможных правил: Не знаешь – не делай.
Потому она лишь наблюдала.
- Ты кто? – бесцветно спросила Тёмная, полностью проигнорировав заявление человека. Ей не важен был ни сам ответ, ни его правдивость. Эрилимию интересовала лишь реакция на внесённые ей изменения. Подобно безумному анатому-первопроходцу она препарировала незнакомое ей состояние. Своё, чужое... это уже не имело большого значения.

Отредактировано Эрилимия (2016-07-15 21:51:15)

8

Далендор направил на неё свой целый глаз и был удивлён. Перед ним была никто иная, как тёмная эльфийка! За свою не короткую жизнь он видел не так уж и много тёмных эльфов и от того его незнание чего ждать от девушки только возросло. Девушка была достаточно привлекательной, хотя Далендора больше сейчас интересовал её внутренний мир, а точнее кровь. Мысли напасть незамедлительно разрушались ещё на стадии планирования о этот волшебный трескучий щит. Если с одного удара убить не может, то нападать он даже и не хотел, понимая насколько это бессмысленно в его положении. На его стороне быьо преимущество, ведь она не подозревала на что способен умирающий вампир. А сам Далендор судил по не слишком продвинутом магическом щите о том, какой у неё уровень магии.
- Ты ещё спроси что со мной и что я здесь делаю. Так же в такой ситуации обязательно следует поинтересоваться мнением о погоде. По моему этот вечер потрясающий, ты так не считаешь? - Улыбка образовалась на окрлвавленном лице и показались клыки. - В общем без предисловий и прочей чуши расскажу как есть. Я послан богами, чтобы испытать тебя и твою добрую волю! Поможешь мне и будешь обладать великой силой, богатствами, женщинами.. - На секунду он замолчал, задумавшись, и продолжил. - Ну и конечно неограниченным запасом беспомощных жертв для дурацких вопросов!

9

Возможно, если бы у Тёмной был бы хотя бы намёк на чувство юмора, она бы оценила столь яркую... слишком яркую для умирающего, речь. А может быть и нет. Так или иначе, но её не проняло. Ни на смех, ни на порыв религиозного трепета. Лишь настороженность во взгляде проявилась куда сильнее, когда Тёмная заприметила мелькнувшие в улыбке незнакомца клыки. Разрозненные факты сложились в единую картину - перед ней на этой самой земле возлежал вампир. Это было необычно...
Эрилимия никогда не видела вампиров, хотя, как и подобает воспитаннице Сан-Моран, о них знала. Интерес взял своё и некоторое время она, совершенно не обращая внимание на сказанное немёртвым, рассматривала это раненное существо уже с другой позиции - с позиции знания. Ещё раз отметила отсутствующую руку и выбитый глаз, отметила кровопотерю. Это не был взгляд ненависти, но было в нем что-то ещё более пугающее -  это был взгляд исследователя. И вполне вероятно, окажись нежить надёжно связанной, без возможности воспользоваться своей силой...  кто бы знал как повела бы себя Тёмная.
Что же касается здесь и сейчас, то  риски были слишком велики.
- Я учту это на будущее, - не изменяя своему бесцветному тону ответила Эрилимия и даже чуть склонила голову, что вполне могло быть расценено как знак прохладной вежливости.
После Тёмная неторопливо двинулась вперёд, дальше по переулку прямо мимо вампира, огибая его при этом  по широкой траектории, на случай, если раненный, таки предпримет попытку броситься на задумавшую оставить его в одиночестве эльфийку.

10

Странная эльфийка, похоже, даже не понимала о чём идёт речь. Пустой изучающий взгляд вызывал в Далендоре ощущение чужеродности, будто этот организм вовсе не из этого мира. Желание приписать всех женщин к существам из другого мира было слишком соблазнительным, чтобы вампир не уделил обдумыванию этой идеи несколько секунд. Ну а девушка просто бросила сухую от эмоций фразу и пошла мимо. Вот тут то и почувствовал вампир, что пора брать ситуацию в свои руки.
- Будешь заставлять умирающего выпрашивать помощи? У меня есть немного золота, если интересно. Если не интересует золото, могу подарить своё руку и сердце, или какие части обычно девушек интересуют? - Он усмехнулся. - Только я не гарантирую сохранность руки, если не предпринять меры сохранения. - Мозг активно обдумывал вещи, которые можно было предложить девушке, но ничего интересного в голову не приходило. Возможно, дело было в том что мозг просто отказывался работать при таком малом количестве крови внутри. Ну или что-то придумать с человеком, который, похоже, не имеет эмоций было просто невероятно трудно. И везёт же мне на такие милые странности.

11

Из происходящего Эрилимия сделала несколько выводов. Во-первых - повреждения такой степени настолько неприятны для этих существ, что делают их нуждающимися в посторонней помощи. Данный конкретный представитель не представлял для Тёмной угрозы, пока был ослаблен, а та, в свою очередь, находилась под защитой своей магии. Ибо если бы он мог, то наверняка уже совершил бы нападение. Во-вторых, учитывая болтливость индивида, всё происходящее вполне могло оказаться не более чем игрой человеческого ума, изнывающего от стагнации и скуки. Разум людей не был хорошо приспособлен к столь длительному существованию, истрачивая свой основной ресурс за какое-то столетие. В таком состоянии и руку самому себе оторвать немудрено, дабы хоть как-то разбить унылую пелену бесконечных ночей. Безумие…
Впрочем... всегда и везде находились свои исключения.
- У меня нет возможности поддержать сохранность подобных образцов отдельно от тела, - на полном серьёзе ответила ему Тёмная, имея ввиду, к возможному ужасу вампира, как руку, так и его сердце вместе взятые.
Тем не менее, она замедлилась и в итоге совсем остановилась где-то на половине пути от выхода из переулка.
- Я могу знать, что ты не нападёшь на меня после того, как получишь желаемое? – последовал встречный вопрос от Тёмной.
Бессмысленный вопрос, по сути. Она не могла этого знать, и лишь продолжала считывать первичные реакции индивида, не придавая никакого значения степени его искренности.
Эрилимия снова повернула голову в сторону вампира и совершенно бесцеремонно стала разглядывать его выбитый глаз и неопрятно торчащий из глазницы лоскут материи. Кажется, её ничуть не смущали подобные картины.

12

Ладно, допустим она не сильный маг воздуха. Перемещаюсь на её голову, делаю удар в падении и надеюсь что щит разобьётся? Или надеятся что он пропустит мой удар и даст сразу убить? Но если не пробьёт и не убьют, то ситуация будет так себе. Хотя ситуация уже не самая весёлая... Поток мыслей активно прорывался сквозь увеличивающуюся пелину слепой жажды. Далендор не представлял сколько у него осталось времени адекватного состояния, но понимал что когда оно закончится, он точно труп. На этот раз навсегда. Го вот вроде-бы она заинтересовалась, если вообще такая эмоция присутствует в этой особе. Однако очередной "интересный" вопрос сорвался с её губ, на что Далендор даже не сразу придумал что сказать.
- Конечно-же не можешь, что за вопрос! Так говоришь будто ты впервые в этом мире. Ещё спроси можешь-ли ты знать, что я отдам всё то, что обещаю.
Не свойственное вампиру раздражение увеличивалось. Такое необычное состояние, как грань смерти, пробуждало в нём новые черты. Обычно это была просто злость, а здесь что-то необычное, хотя и очень похожее.

13

Как ни странно, но такой ответ Тёмную устроил. Более того, именно уверения в собственной кристальной честности стали бы для неё тем самым тревожным звоночком, после которого стоило без разговоров отправиться восвояси. Во взгляде эльфийки даже проскользнуло на мгновение нечто, расходящееся с голодным интересом исследователя. Что-то, что могло принадлежать вполне живому существу, а не тому каменному изваянию, которым она предстала перед кровопийцей. О доверии, однако, речи всё равно ни шло.
- Хорошо, - голос Эрилимии, впрочем, был также спокоен и бесцветен, -жди здесь…
На этом она развернулась и, шагнув из переулка, скрылась из виду.

Скинув с плеч щит из молний, спрятав чёрную вуаль волос под плащ и ещё сильнее надвинув капюшон на лицо, тем самым минимизируя риск последующего узнавания, Тёмная довольно быстро отыскала то, что ей было нужно.
Она прекрасно умела играть. Умела, и даже очень. Но не любила это делать настолько, что при возможности, всегда заменяла игру простым магическим влиянием. Такая сила оставляла след, но сейчас это не имело особого значения. Припозднившийся клиент одного из питейный заведений, без лишних слов отправился следом за Эрилимией, ощутив на себе все прелести её внушения.
«Помоги раненому в том переулке» - незатейливая просьба, которой трудно отказать даже без какого-либо специального воздействия…
Впоследствии она обязательно собиралась отыскать ту степень магического влияния, которая бы покоряла чувства существа, а не на его волю. Ту особую грань, позволяющую Эрилимии иметь достаточно контроля, при том, чтобы не оставлять столь заметного следа насилия над чужим разумом. Это должна была быть мягкая сила, действие которой, несведущему человеку, было бы сложно отличить от собственных желаний, от собственных помыслов и чувственных порывов. Опасная сила. Впрочем, об этом эльфийка могла подумать позже...

В переулок Тёмная вернулась не одна. С ней был человек. Мужчина, неприметной наружности с неровно стрижеными волосами цвета соломы и словно бы остекленевшим взглядом. Молча, без каких либо вопросов и указаний со стороны эльфийки он направился прямиком в сторону ночного хищника. Та же в свою очередь откинула капюшон с лица и защитив своё тело стальным покровом, прислонилась к стене неподалёку. Она наблюдала. Пристально, не упуская из внимания ни одну деталь, с неподдельным интересом, но при этом без удовольствия.

Отредактировано Эрилимия (2016-07-17 14:47:03)

14

- ...жди здесь...
- Да ладно тебе,  я по быстрому сбегаю в трактир и возьму нам выпить. А то чего я буду сидеть на месте, как беспомощный? - Прозвучало ей в след.
Далендор остался один в переулке, причём не с лучшими мыслями. Его терзали сомнения по поводу его новой знакомой и её способностях помогать вампирам. Он ждал и думал уже о альтернативах. Например вернуться к изначальному плану выползти из переулка и ждать случайного прохожего. Хотя пока было, время подождать и помечтать. Вдруг ему бы привели эльфийку?  А может две? Однако мечтать о этом было опасно. Представление крови снова дало волю хищнику и тот рванул на себя нити контроля над телом. Сильно, но пока безуспешно...
Ждать, к счастью, пришлось не так уж и долго, в переулок вошли двое. Первая - это уже знакомая ему тёмная эльфийка, а второй это обычный мужчина не примечательной внешности. Ждать больше Далендор не мог. Шагнув в пустоту вампир мгновенно оказался у мужчины с кинжалом в руках. Взмах кинжала перерезал его способности к крикам в ночи быстрее, чем тот успел среагировать. А потом мужчина упал, а вместе с ним и Далендор, который уже прислонился к горлу умирающего и жадно пил. Были несколько секунд, когда Далендор потерял бдительность - идеальная возможность убить вампира, однако он уже ни о чём не помнил в этот момент. Потом мозг стал работать и Далендор сел, прислонившись вновь к стене и притянув уже к себе труп, продолжая поглощать. Взгляд тёмно-красных глаз, которые больше не были затуманенны жаждой, изучали эльфийку, выглядывая из-за чужой головы.
Началось именно с глаза, который восстановился первым, вытолкнув тряпку ещё до того, как вампир сел. Дальше с противным хрустом начала вправляться рука. Кости становились на место и сращивались и вот вторая рука снимает мешающую ткань с ноги, которая начала отрастать. Не прошло много времени и вот на месте умирающего сидит невероятно бледный мужчина в рваной одежде и весь в крови. На коже не было ни единой царапинки, хотя вся одежда была равными лохмотьями. Далендор встал и, поправив на себе одежду, улыбнулся, обнажив клыки.
- Ты ужасно выбираешь пищу для вампиров. - Скорчив лицо он сделал вид  будто съел гадость. - Вкус ежедневной рутинной работы с примесями алкогольных радостей - самый ужасный.

15

Эрилимия не шелохнулась. Даже когда вампир совершенно непостижимым образом очутился за спиной своей жертвы она не вздрогнула, едва сумев подавить эту естественную реакцию своего тела. Даже тогда, когда блеснувший кинжал оборвал чужую жизнь, так коротко и легко, точно это не жизнь была вовсе, а лишь тонкая шёлковая нитка. Тёмная смотрела. Светло-серые глаза, настолько бесцветные, насколько это вообще только было возможным, казалось, были специально созданы для того, чтобы вбирать в себя все окружающие краски. Все без разбора. Все без остатка. Без прикрас и лицемерия. Она никогда не закрывала глаза, на чтобы ни смотрела. Никогда не отворачивалась. Будь то ужасное или прекрасное, боль или счастье, будь то это видения или кошмары. Или как сейчас - смерть.

Также как ещё совсем недавно она с жадностью пыталась поглотить последние чувства "умирающего" вампира, в странном, пугающем стремлении заглянуть в лик того, от чего все остальные так старательно пытались отвернуться. Сорвать это лживо-прекрасное покрывало с неприглядного, уродливого тела настоящей жизни. Протянуть руку и принять таким как есть то, от чего все так долго отводили взгляды. Сковырнуть наносное, выпустить наружу этот застарелый гной, позволить ему выходить до тех пор, пока не изойдётся он до конца всем тем накопившемся ядом бесконечного отвержения. До тех пор, пока не выйдет целиком, оставив место для чистой крови. До тех пор, пока воздух снова не станет тем, чем дышат.

Рассматривая эльфийку, вампир теперь мог сказать точно - он ошибся в своём первом предположении. Тёмная не получала удовольствия от происходящего и возможно, даже не была столь равнодушна, как могло показаться на первый взгляд. В ней чувствовалось некое напряжение, смутная, едва различимая тревога. И всё та же странная грань интереса. Нет, не праздного скучающего любопытства, не любознательности, что была свойственна детям, вифреям и некоторым учёным умам. Нет, девушка словно бы читала происходящее на одном ей только понятном языке, в попытке добраться до последнего слова. Но повесть эта, однако, была слишком длинна.
Вампир чувствовал как взгляд Эрилимии беззастенчиво касается его стремительно восстанавливающегося тела. Без отвращения скользит по стягивающейся коже, по вправляющимся суставам и восстанавливающимся конечностям. Складывалось впечатление, что не будь на нём одежды, эльфийка тоже не отвела бы смущённо своего взора, подобно девам, стянутым в корсеты надушенных приличий. Вероятно, она бы не отвернулась от него даже не будь на нём кожи.
- Я это запомню, - ответила Тёмная глядя в глаза поднявшемуся с земли вампиру. Озвученный каприз скользнул в копилку знаний, так и не задев ни единой струны эльфийской души. Кожа её блестела сталью, серое неизменно поглощало алый и не было сомнений в том, что она действительно запомнит всё, что увидела сегодня.

Отредактировано Эрилимия (2016-07-21 04:14:10)

16

Верный кинжал был аккуратно очищен от чужой крови о чужую же одежду. Далендор потянулся, больше по привычке, чем по необходимости, и пару раз раскрутив кинжал вокруг руки ловко убрал его в ножны.  Взглянув на небо он улыбнулся и посмотрел на эльфийку. Что у неё сейчас было в голове? Знала ли она как рискует? А может она держала ситуацию полностью под контролем? Боится ли вампира?
- Какая чудная ночь. Начало, скажу я тебе, было так себе. Однако продолжение. Ужин под звёздами и красивая эльфийка, приводящая тебе еду, о чём ещё можно мечтать? - Далендор улыбнулся, обнажив клыки, и шагнув в пустоту оказался прямо около неё, закинув руку на плечо. - А почему же ты не ешь? Обстановка не достаточно романтичная?
Переулок с двумя лужами крови и одним трупом вызывал разве что отвращение. Характерный запах крови разжигал в вампире действительно хорошее настроение. Хотя всё остальное вызывало лишь желание уйти побыстрее.

17

Ни кровь, ни труп, ни даже сам вампир целиком не доставляли Эрилимии столько неудобств, как одна его единственная рука, слишком внезапно оказавшаяся у неё прямо на плече. Вторжение в своё личное пространство без её на то позволения и желания Тёмная не любила, однако, умела терпеть достаточно успешно, сохраняя при этом достаточно непоколебимый облик. Весьма полезный навык, для того, чтобы недоброжелатели быстро теряли к ней интерес из-за отсутствия каких-либо иных, ожидаемых в таких случаях реакций. Вот и сейчас, следуя этой незатейливой привычке, Эрилимия не сбросила с плеча руку мужчины. Не возмутилась и даже не покривилась.
Это было чем-то похоже на игру осторожных. Никто из них не знал возможностей друг друга и именно поэтому, в какой-то степени, они были друг от друга защищены. Это было похоже на игру, в которой проявление слабости или тени страха, может быть рассмотрено оппонентом как приглашение к атаке.
Тёмная никогда не встречалась с вампирами, но хищников в её жизни хватало. Она знала их повадки. Стоило только вздрогнуть, в ужасе распахнуть глаза и начать отступать - как ты становишься не более чем жертвой. И было совершенно не важно были ли у противника клыки или нет.
Эльфийка чуть склонила голову, словно бы прислушиваясь к окружающим звукам, куда более далёким, чем голос красноглазого вампира возле её плеча.
- Надо уходить, - бесцветно сообщила Эрилимия и не став дожидаться реакции кровопийцы, направилась в сторону улицы противоположной от той, откуда она привела ему смертного. Лишь спустя пару мгновений он сам смог различить пока ещё далёкие, обрывками доносящиеся до него голоса.
-...уверен?... видел?
- ...из окна...вроде ... какой-то мелкий парень в плаще с собой позвал...
Острый слух, свойственный тёмным эльфам, позволил девушке спокойно покинуть переулок до того, как сюда подоспеют товарищи несчастного выпивохи, и тем не менее, она в одно движение скинула с плеч плащ и расправила длинные, чёрные волосы. Теперь она точно не походила на человека в плаще и тем более её невозможно было перепутать с парнем.

18

Похоже она глушила в себе все эмоции. Далендор предполагал, что она считает их слабостью, подобно многим немёртвым, которых он много встречал. Они уходили от жизни, эмоций, воспоминаний и всего, что мешало им творить магию, считаято слабостью. Однако тут было более интересно, ведь особа перед ним была относительно живая. И даже рука на плече ощутила живое тепло. Нюх вампира ощутил запах, чистых и живой, без примесей разложения. В вампире стало играть любопытство, которое теперь стало на первом месте его дел этой ночью. Ему хотелось узнать, как она будет вести себя в самых разнообразных ситуациях, пытаясь игнорировать свои эмоции. Вампиру казалось, что невозможно отречься от всего, даже если ты мёртвый. Личи и те не переносили ударов по своего гордости, а уж начать что-то делать с их костями...
Далендор услышал голоса, но это уже не имело значения. Как всегда он забыл про осторожность, когда дело касалось его любопытства. Девушка собралась идти, однако вампир уже действовал. В то время как она распустила волосы, он почти мгновенно ловко и быстро собрал волосы эльфийки в хвост и крепко схватился практически у самого конца волос. Держащую левую руку он вытянул, а сам внимательно наблюдал за реакцией. Идти он никуда не собирался, и отпускать волос тоже. На лице играла широкая улыбка, обнажавшая клыки.

19

Не ожидав подобного безрассудства со стороны вампира, эльфийка заметила что что-то не так, лишь тогда, когда больно дёрнулись её захваченные в плен волосы. Сцепив зубы от крайне неприятных ощущений, она едва сдержала готовое сорваться с губ шипение. Прежде чем обернуться, Эрилимия упорядочила ум, насколько это вообще было возможным в такой ситуации и шевельнув пальцами, в незаметном, но отточенном движении, привела всё окружающее пространство в единение с одним ей только слышимым ритмом.
- Это способ выразить благодарность за предоставленный ужин? - голос, медленно повернувшейся Эрилимии был почти также бесстрастен, как и до этого. Более того, она даже воздержалась от качественной оценки подобного поведения со стороны немёртвого.
Ей пришлось сократить дистанцию, чтобы избежать боли и теперь она смотрела вампиру прямо в глаза с довольно близкого расстояния. Почти неприлично близкого. Смотрела пристально, цепко, практически не мигая, но совершенно без вызова. Можно было бы даже сказать "пусто", если бы не явное напряжение, застывшее в её серых, бесцветных глазах.
Настороженно вслушиваясь в звуковые колебания творящихся событий и в изменения, происходящие на лице мужчины, готовая в любой момент прервать свои действия, Тёмная медленно подняла руку, для того, чтобы осторожно захватить пальцами чужую тёмную прядь.
- Возможно так они даже не обратят внимания на тело...
Снова это тихое, совершенно беспросветное бесцветие. Хотя, впрочем, Эрилимия в чем-то была права. Вид у них был действительно, ещё тот...

20

С удовольствием вампир заметил появившееся в глазах тёмной напряжение. Теория о блокируемых чувствах подтверждалась, что было интересно, хотя ответная реакция была куда более интересная. Кроме напряжения вампир ничего не заметил, но раз можно вызвать напряжение, то можно и до чего-то ещё докопаться! Эта мысль сейчас больше всего фигурировала в его сознании, а потому какие-то там люди его не волновали. К нему приблизились практически вплотную, хотя вытянутая рука позволяла держаться на приличном расстоянии, и смотрели в глаза. Так близко, что Далендор даже с смешком подался вперёд, докоснувлись до тёмной холодным носом. Вот она приняла его игру и взяла его тёмную прядь, вызвав ещё один смешок. Упоминание людей заставила Далендора сделать лишь одно. Несколько огненных шаров изменённых одарённостью вампира, сорвались в ту сторону, откуда слышались голоса. Приэтом Далендор не открывал глаз от эльфийки, следя за реакцией. Огненные шары были увеличены очень сильно. Конечно это ослабляло весь поражающий эффект, но по магии огня не скажешь сильно она обжигает или слабо, а вот эффект большого огненного шара мог вызвать страх перед большой магической силой. Далендор сомневался, что те люди способны отличить фальшивый огненный шар большого размера, от шара большой силы, как сомневался и в эльфийке.
- Ужин был ужасен. Хуже даже нарочно сложно сделать. А вот за спасение, допустим, можешь загадать почти любые три желания. - Играем дальше.

21

Демонстрация вампиром своей магической силы не сильно впечатлила эльфийку. Одиннадцать лет в стенах Сан-Моран сделали своё дело - она была достаточно подкована в магических науках, чтобы не вестись на подобные детские уловки - Тёмная лишь проводила огненные шары тусклым взглядом. Что же касается людей, то со стороны улицы послышались испуганные возгласы. Незадачливые спасители не решались ступить в переулок, однако и возвращаться по домам просто так им, видимо, не позволяла совесть - их сильно удалившиеся, перепуганные голоса всё ещё могли касаться слуха.
Куда больший эффект на Эрилимию произвело непрошеное прикосновение. Тёмная коротко отпрянула, моментально разрывая дистанцию. Не сильно, впрочем, дабы снова случайно не дёрнуть за собственные волосы, или, за куда более короткие пряди вампира, которые отпускать, при всём при этом, явно не собиралась. Напряжение во взгляде на какое-то мгновение вспыхнуло очень яростно, перемешиваясь с чем-то иным, совершенно не читаемым, но потухло также быстро, вернувшись в своё предыдущее состояние.
- Ты различаешь вкус? - последовал вполне закономерный вопрос. Эрилимия не могла упустить возможность узнать как можно больше об этой форме нежизни в целом, так и о данном конкретном её представителе в частности. Теперь, помимо всего немногого, во взгляде Тёмной можно было прочитать и интерес.
- А за спасение будет достаточно Услуги...

Отредактировано Эрилимия (2016-07-27 17:51:06)

22

Действия приводили к успеху! Ещё немного эмоций поступило сквозь пелину отгородки, а Далендор лишь жадно впитывал ощущения от новой игры. Всё шло достаточно весело и его даже не попытались ещё убить! Внимательно выслушал её, Далендор решил продолжить копать в сторону эмоций, продолжая беседу. Про людей он и вовсе забыл, сейчас для ничего не существовало. Правая рука резко дёрнулась к горлу эльфийки и серьёзно схватила. Далендор видел блики магического щита, а потому не боялся сломать девушке шею следующими действиями. Одним сильным рывком руки он поднял девушку за горло и резко прижал к ближайшей стене. Солнце давно скрылось и сил у Далендора было больше чем обычно, а потому проблем поднять лёгкую девушку не составило. Она бы ощутила удушье и сильный удар затылком, если бы не магия, а так она лишь висела в руке и не доставала ногами до земли, испытывая лишь постепенное лёгкое истощение щита. Далендор улыбнулся и снова приблизился к лицу, докоснувшись носом. Левая всё так-же не отпускала волос. Он был так близко и тёмно-красные глаза смотрели в светло-серые с нескрываемым весельем.
- Первое желание узнать о моей способности к вкусам?

23

Она почувствовала изменения в общем фоне. Услышала резкий, диссонирующий отзвук и выпустив прядь волос вампира, отступила назад, в попытке сотворить ярость ветра, но не успела. Возможно сначала немёртвый избрал верную тактику для того, чтобы выковырять из этой эльфийки хоть что-то, но позволив себе столь явную агрессию, перестарался. Он даже мог бы почувствовать как сердцебиение её резко ускорилось, сбивая весь тщательно выстроенный ранее ритм, но уже через несколько мгновений снова замедлилось. Раз.... два... три.... кажется, теперь это выглядело даже более искусственно чем раньше.Всё то подобие жизни, которое в ней читалось до этого схлопнулось в единый миг. Отлаженный защитный механизм.
Для Эрилимии подобное не было чем-то выходящим из ряда вон. Безродная, она прекрасно научилась выносить и более отвратительное обращение. Она научилась закрывать своё сознание и от куда более ужасных вещей.
- Ты больше никогда не прикоснёшься ко мне без моего разрешения, - в бесцветном голосе Тёмной не было ничего. Как и в глазах, лишённых сейчас даже настороженности. Она не отводила взгляда, в котором сейчас отражалась лишь разочаровывающая пустота, - сойдёт такое желание?
Согласится ли он на такой, ставший вдруг столь неприятным, расклад? Неизвестно. Однако то, что теперешние действия привели вампира в тупик - было фактом. Во всяком случае до тех пор, пока сталь продолжала покрывать кожу странной эльфийки.

Отредактировано Эрилимия (2016-07-27 20:05:56)

24

Вампир с улыбкой выслушал её желание, будто он этого и ждал. Очередная зажатость эмоций вызвала лишь разочарование. Игрушка не работала как надо, хотя оставалась ещё не законченная игра. Может игра будет чуть лучше?
-Ты... Больше никогда... Не прикоснёшься ко мне... Без моего разрешения... - Он повторял и будто пробовал каждое слово на вкус. - Ты... Тут уже не очень понятно, я именно я или моё тело? Уже странные у тебя желания, ладно, допустим ты имела в виду вампирское тело. Больше никогда... Ну ты сама должна понимать, что за пару тысяч лет может произойти слишком многое, чтобы говорить никогда, допустим возьмём эту ночь. Не прикоснёшься ко мне... Ладно, допустим возьмём как в случае со мной не именно тебя, а твоё тело, но только потому, что хорошее настроение. Поэтому не прикоснусь не к твоему "я", а к твоему телу. - Руки при этом её не отпускали. - Однако! Не будем считать касаний до желания, ибо это глупо, а так же не буду считать касания через проводники, ибо по этому пункту не было уточнений. А именно одежда, магические щиты и тому подобное. Итак первое желание потрачено. - Далендор широко улыбнулся. Волосы так же были в руке, старое касание ещё не закончилось, а магический щит на шее хорошо удерживал холодные руки вампира.

25

Пустой на вид взгляд запоминал лицо вампира. Кто знает, зачем? Возможно, чтобы знать с кем никогда более не стоит иметь дел. Ибо человек, нарушающий собственные правила не стоил того, чтобы тратить на него своё время. А может затем, чтобы однажды, когда-нибудь, когда Эрилимия стала бы сильнее, сделать с ним такое, после чего смерть может показаться благостью. Он нажил себе врага этой ночью. Может не того врага, который может убить одним движением, но, возможно, куда более опасного. Того, чей удар может прийти откуда, откуда не ожидаешь. Врага, который умел обзаводиться могущественными союзниками. Врага, который умел ждать.
Кап.... кап.... кап.... прозрачный перезвон падающих капель хрустальным эхо разносился по пещере, на стенах которой играли подвижные, голубоватые отблески. Часть сознания эльфийки была надёжно укрыта в тщательно возведённом ею убежище, что позволяло девушке держать под контролем всё лишнее. Страх, боль, злость. Там этого не существовало. Там она была в безопасности. Lindo Kaulen...
Ритм звучал в ушах, путался с отзвуками её персонального, закрытого мира, а в дальнейшем фарсе просто не оставалось смысла. Тёмная не стала бы рисковать, если бы знала, что у неё есть другой выход. О нет, для этой эльфийки осторожность и выживание являлись главными приоритетами. Но даже самый осторожный зверь, загнанный в угол, без шанса на отступление, начинает кусаться.
Эрилимия старалась сделать всё как можно быстрее в надежде на вероятное любопытство и неосторожность поймавшей её твари. Бледные губы шевельнулись, когда она произносила заклинание, пальцы быстро, максимально быстро сплетали заклятие, но она уже ненавидела себя за то, что не могла подчинить стихию быстрее. Ещё быстрее. Одной лишь волей. Мгновенно. Но возможно, когда-нибудь...
Стальные иглы веером сорвались с её тонких рук. Она постаралась, чтобы у вампира оставалось как можно меньше шансов для того, чтобы он мог запросто уклониться. Он показал ей слишком много своих возможностей... чтож... главным для неё было заставить его просто отпустить.

26

И вот пошло то, чего Далендор уже ждал раньше. Его тонкую натуру в который раз не приняли. Явная боевая магия в сочетании с запоминающим взглядом, как много раз он это видел. Ещё один человек решил стать врагом Далендору.
- А может не будем?.. - успел сказать он, пока она говорила слова и направляла магию.
Финальный жест в Далендора сопроводился выстрелом и развоплощением Далендора. Чёрная стая из сотни маленьких летучих мышей разлетелась по сторонам. Мышки уже разлетались по сторонам от указующего жеста, когда иглы сорвались с тёмных пальцев. Через секунду они собрались в трех метрах от тёмной в Далендора. Он сидел на земле в позе для медитаций и почти с скукой смотрел на девушку.
- Вот ты же умная тёмная эльфийка. Но при этом используешь такие банальные способы освободится. А при этом у тебя ещё целых два желания! Как ты думаешь, будет у тебя шанс выжить, если я захочу тебя убить? - На этот раз он посмотрел серьёзно. Так необычно для его лица, которое казалось было создано для улыбки, а сейчас ничего. Нейтральность, скопированная с лица эльфийки и разбавленная суровостью.

27

Так или иначе, она получила то, чего хотела. Диалог с подобным существом всё также не приобрёл для Эрилимии никакого смысла, поэтому она просто молча развернулась и направилась восвояси, вслушиваясь в несмолкаемый, истощающий ритм. Играть с тем, кто плюёт на собственные же правила было слишком рисковым занятием, не предоставляющим, к тому же никакой пользы. Остаться при таком раскладе было бы величайшей глупостью из всех возможных.
Любезно предоставленное убежище внутри сознания, воссозданное по памяти из клочков и образов было достаточно надёжным, чтобы охранить её ещё немного. Если Эрилимию никто не остановил, она покинула это место не произнеся ни слова.
Последовательно и непреклонно она старалась взять по контроль в себе всё, что могло в последствии отозваться болью. Чувства, страхи, любые бесконтрольные проявления эмоций подвергались нещадной дрессировке. Во многом как раз из-за тех, кто считал себя в праве причинять ей боль. Ей оставалось только ждать. Выживать, раз за разом, благодаря своей гибкости, и ждать. Продолжая как молитву повторять одно и то же заклинание, способное успокоить разум и усыпить чувства.

"...отзовись тропа... ...на которой век...
...не растёт трава...
...и не тает снег..."

28

Ни фразы, ни попытки возмущаться. Ни эмоции агрессии, ни отчаяния. Не больше эмоций чем у низшей нежити, которую Далендор не особо любил. Недостаточно умна, или слишком скрытн?.. Она уходила, а Далендор не собирался её преследовать. Охота могла иметь место быть, но он уже отдал ей два желания. Теперь он был должник, хотя это и не особо беспокоило его. Важнее было то, что ночь только начиналась, а он был полон сил. Странная эльфийка практически сразу вылетела из головы, а вампир пошёл в сторону тех, кто не решался войти в переулок. Эта ночь была неудачная для них, и разве что удача могла спасти их. Лёгким движением Далендор поднялся и пружинящей, полной силы, походкой начал движение. Свет луны упал на кожу, а Далендор поправил плащ. Ночь только начиналась...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №3. 24ого марта 17085 года - Талькос. Эрилимия, Далендор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно