Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мистерия » Седой Лес. Чаща.


Седой Лес. Чаща.

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

http://s7.uploads.ru/iXKNm.jpg

Обширный лесной массив, раскинувшийся от Ельника и реки. Дикий поток на западе, до крепости Нокс и Мерцающего озера на востоке. Северной своей частью упирается в Роковой хребет, а южной граничит с Криволесьем и основным торговым трактом между крепостью Нокс и Бирвилией. Название своё получил из-за странной, аномальной окраски местных растений, отличающихся серебристыми, а порой и совершенно белыми верхушками своих крон и стеблей — причина этого феномена до сих пор не ясна и является причиной некоторых местных баек и пересудов. Деревья в седом лесу очень старые — могучие стволы и развесистые кроны подметают небеса и не дают солнечным лучам достигнуть подлеска в необходимом для произрастания молодняка, размере. Лишь мелкий ягодный кустарник да орешник спокойно обитает в тени многовековых гигантов. Характер леса преимущественно хвойный, реже — встречаются дубы. Множество птиц заполняют лес звуками своих трелей, часто можно встретить скачущих в ветвях белок. Здесь также водится и зверьё покрупнее — лисы, зайцы, волки, лоси и медведи.

2

Лес. Мелькающие с большой скоростью стволы деревьев. Позади слышны крики и тяжелые, будто каменные, бранные слова что летят в спину Альфария. Люди, в количестве четырех человек, бегут по лесу, приминая мягкую податливую лесную почву, наступая в муравейники и распугивая мелких грызунов. Один из них, бывший служащий крепости Нокс, а ныне не более чем бродяга без рода и племени. Причин по которым за ним могли пустить погоню из трех наемников могло быть огромное множество, но какая из них вернее всего - едва ли возможно определить. Пока преимущество было за ними - они застали его врасплох, были лучше вооружены, но допустили одну существенную оплошность, заплатить за которую им предстояло в самое что ни на есть ближайшее время. Они не убили Альфария, когда могли.
Люди бежали неравномерно - ближе всего, метрах в десяти от Магнуса, находился долговязый наемник с перебинтованным глазом. Вооружен он был арбалетом, к слову, неудачно разряженным в бывшего старшего лейтенанта, да парой коротких клинков. Далее, метрах в пятнадцати от беглеца - низкий, похожий на гнома человек с щитом и увесистой палицей. Приблизительно наравне с ним бежала девушка, у которой в роду могли быть как орки, так и гномы - учитывая её силу и предпочитаемое оружие - двуручный топор.

Альфарий получен уникальный вызов: Бей, беги!

3

Переход из Крепость Нокс: Стены и ворота

Загнанный в угол зверь, отчаянно сломленная своим существованием тварь, бегущая в бездумной тяге выжить. Что осталось в мужчине человеческого? А что должно было остаться? Подточенный инфернальными событиями разум медленно скатился в пучину безумия, наполненного образами женщин, причинивших лишь боль, зеленым огнем таверны Лесная Глушь и смертью брата. Кажется, сам мир не желал, чтобы в мутное болото сознания дворянина попало хоть что-то светлое, хоть одна радостная мысль... Боль.
Невообразимая боль. Нет, это не пытка, от которой скрипят и трескаются зубы. Это не судороги, заставляющие опустошить легкие и надрывно пытаться вдохнуть. От этой боли не хочется кричать и не хочется с ней бороться. Эта боль - словно мягкая шелковая вуаль, окутавшая образ воина, стала его новым взглядом на мир. И сколь много раз можно его менять? Ему далеко за тридцать лет, пора бы обрести устойчивое мировоззрение, но, кажется, цемент его души постоянно подвергается испытаниям.
К черту.
Что ещё может иметь ценность в этом мире, как не жажда жизни? Столько раз его хотели убить, столько раз пытались, но сама природа Альфария Магнуса де Кэсселя отрицала возможность умереть! И теперь весь его инстинкт, вся сущность обратилась в эту жажду, отбросив разум... Так ли это? Последнюю неделю так и было. С тех пор, как Альф сбежал из госпиталя, где ему было суждено в очередной раз погибнуть, не было времени обратится в свой внутренний мир. А сделай он это - могло ли все обернуться так? Увидел ли бы он след отвратительной зеленой энергии в своей душе и смог бы с этим что-нибудь сделать?
Ахахаха... Какой к черту след! Да будь воля Альфария, он бы просто нажрался в кабаке, ища смерти на дне бутылки рома или погиб, проткнутый стилетом бандита в почку. А может и на плахе, вздернутый, за дезертирство. Да, это наиболее возможный исход, если бы не война, отвлекшая все внимания комендатуры и прочих сил правопорядка. Хороший шанс, чтобы убежать. И бежать теперь, ощущая, как живот крутит от голода, а сознание жрет червь, вселяя странную разрушительную злобу.
Дворянин бежал, разрубая мечом грубые заросли, если таковые попадались на пути. Но, преобладающий в этом месте папоротник ничуть не задерживал его движения, а рубить его туповатым, старым солдатским мечом, найденным в роще перед этим странным лесом, все равно что бить палкой. Альфарий старался запомнить расположение противников, преследующих его, так же, как их вооружение... И наибольшее его внимание было обращено к одноглазому арбалетчику. Прежде всего так и не удавалось выяснить, какой из двух его глаз перебинтован, а так же бежит ли он четко позади, или немного в стороне. На месте преследователей, Альф постарался бы поймать жертву в клещи, но эта троица больше походила на каких-то бандитов, которым за коим-то чертом понадобился обезумевший отшельник. А может это давнее эхо интриг Верхнего кольца Иридиума? В сознании тут же всплыли воспоминания прошедшей зимы, а так же те дела, которые он проворачивал, утверждая свое право на наследие династии, которое теперь было полностью его, после смерти Залнарика. Конечно, его отец мог бы решить и иначе, но только если отречься от своего отпрыска, а это сродни самоубийству - высокий имперский чиновник ни за что не пойдет на это. Теперь они пытаются убить его? Всегда пытались.
Гори они в Вечном Инферно, но ни грамма наследия не достанется ни одной грязной дворянской собаке во всем Императорском дворце! Только он - единственный наследник Магнусов де Кэсселей!
Вот только, правда, честолюбивая улыбка, всплывшая на бегущем воине, лишь тень было просыпавшего аристократизма. Может, время ещё не настало, но пока эта ухмылка обратилась хищным оскалом и Альф продолжал бежать, оценивая лес и, по возможности, врагов, ища хотя бы малейшую возможность оторваться или дать бой...

4

Пересеченная местность и проносящиеся мимо тонкие сосновые стволы не позволяли как следует рассмотреть преследователей - при быстром повороте головы удалось опознать лишь смазанные силуэты, находящиеся где-то позади. Двигались они условной линией, что каждый из них постоянно находился в поле зрения двух других. Выбивался лишь долговязый предводитель, будто специально вырвавшийся вперед и медленно, но верно нагоняющий Кассиэля. Построение их не могло не напомнить аристократу банальную травлю - когда гончие должны были спугнуть зверя и привести его в определенное место, где его уже поджидала бесславная кончина в лице хорошо вооруженных людей. Прикинув в голове план местности, Альфарий вспомнил - впереди должен располагаться глубокий овраг, зияющий в толще земли. Простирался он на пару километров в обе стороны и имел неблагозвучное какое-то название, связанное с трупами. До него оставалось еще около двух минут активного бега...

5

Образ огромного оврага, раскинувшегося зияющей раной на теле седовласого леса, вспыхнул в сознании и тут же пронесся мимо, словно очередной сосновый ствол. "Значит, овраг? Подвести меня к краю и прикончить? Скормить мою плоть темной земле этого леса? Хахаха... Ну что же!" Альфарий стал понемного сворачивать, так, чтобы бежать к краю оврага под острым углом, при этом намереваясь выбежать на наиболее пологий его склон, чтобы иметь возможность спуститься вниз, не оказаться прижатым к пропасти. Бывший офицер знал этот лес и эти знания не были теоретическими - часто обучение в военной академии Нокса заводило его в этот лес ради выживания, тренировок и маневров, в том числе и к этому оврагу, который юные лейтенанты заучивали наизусть. Впрочем, все более напрягая память, Альф вспоминал дурную репутацию этого провала в лесном полотне... Не зря его название так настойчиво подкидывало ассоциации с трупами.
При этом, бежать Мясник намеревался не в полную силу, решив поберечь силы. Все-таки, изменив траекторию, он больше подставлялся под удар преследователей и пытаться оторваться от них становилось бессмысленным, особенно учитывая, как долговязый догонял его. Все, в чем мог побороться демонолог с преследователями, это в выносливости, и чтобы поберечь её стоило бежать не в полную силу, а в одном ритме, что, конечно, проблематично в условиях леса...

6

Замедление дало свои результаты - появившаяся в теле резь пошла на убыль. Организм более не надрывался - наоборот, перешел в режим экономии сил. Изменение траектории движения не оказалось незамеченным - позади раздался женский выкрик, сообщающий о том что добыча уходит в сторону. Альфарий услышал как совсем рядом в воздух взвилась стая черных проклятий - то Одноглазый витиевато помянул Белиара, не забыв присовокупить к нему Магнуса, вместе с его предками. Чувство опасности неожиданно мазнуло по разуму бойца и тот инстинктивно шагнул за одно из деревьев, резко поменяв свой путь следования. Дыхание чуточку сбилось, но раздавшийся глухой удар металла о дерево сообщил что метательный снаряд угодил "в молоко". Очередная порция непечатных хриплых словечек стала лучшим подтверждением того что боец все сделал правильно. А вот металлический шелест, как и приближающееся хриплое дыхание говорило о том что противник почти приблизился на расстояние удара. Позади раздались предостерегающие крики.
Где-то сбоку, со стороны оврага угрожающе протрубил рог. Если бы Магнус не свернул чуть ранее, то от источника прокатившегося по лесу звука едва ли можно было бы безболезненно уйти в сторону, не наткнувшись на всю свору наемников разом.

7

Сладкий момент битвы. Не видеть врага, но слышать его дыхание, движения... Строить в своей голове расположение его тела, в какой руке оружие, на какой глаз ослеплен. Знай он все это, то не дал бы секунды передышки, за которую враг успеет приблизиться опасно близко. И эта опасность была не только для Альфария, которому стремительный бег уже порядком надоел. Прижавшись спиной к стволу дерева, он чуть согнул колени, так, чтобы его голова и плечи не торчали поверх зарослей, а так же было удобнее совершить дальнейший маневр - боец свободной, левой рукой выхватил боевой нож, тут же подбрасывая и перехватывая его за лезвие. В этот момент демонолог вырвался из своего укрытия правее противника, делая ставку, что именно правый глаз перебинтован, дабы совершить бросок и метнуть нож, целясь в шею наемника. При этом Альфарий не выпрямлял ноги, держа их в напряжении, словно пружина, чтобы одновременно с полетом ножа поднырнуть и загнать меч под ребра одноглазого хищника, больше полагаясь на импульс тела и вложенную для удара силу, чем на неожиданность. При этом же свободной рукой боец попытается тут же вернуть боевой нож обратно, он может ещё не раз пригодиться.

Отредактировано Альфарий (2016-07-22 10:16:10)

8

Воин ловко скользнул за дерево и тут же опустился, попытавшись скрыться в неподатливой растительности. Учитывая габариты Альфария, подобная маскировка не могла обмануть кого-либо обладающего зрением, но это было и не нужно, учитывая что в следующее мгновение над головой Магнуса в дерево вонзился клинок, призванный отрубить его голову. В следующий миг из-за дерева показался и сам мужчина, прикрывающийся вторым клинком от возможной атаки. И не прогадал - кинжал ударился о сталь, сохранив здоровье преследователю. Но готовый к такому развитию событий Альфарий устремил меч к лишенному защиты торсу Одноглазого. Брызнула кровь. Человек каким-то чудом извернулся, так что клинок бойца проделал в нем солидную, но, судя по всему, не смертельную рану, к которой мужчина инстинктивно прижал руку, лишившуюся застрявшего в дереве оружия. Повязкой закрыт у него оказался все таки левый глаз.
http://storage3.static.itmages.ru/i/16/0723/h_1469274786_8044974_8ed5225c9a.png
Одноглазый: - Ах ты падаль... - прохрипел он, буравя дезертира единственным оком. Он выставил вперед короткий меч и начал мало-помалу пятиться, роняя целые грозди алых капли крови - Эй вы, быстрее!
Откуда-то позади раздались воинственные вопли. Соратникам нужна была минута, а то и меньше, чтобы достичь нетерпеливого арбалетчика.

9

Все вышло вполне удачно, самый шустрый и, похоже, главный из троицы оказался ранен и выведен из погони. Если только у них не найдется какого зелья или мага, обладающего нужным колдовством... Но все это уже становилось мелочами жизни, а перед Альфарием замаячила возможность оторваться и он тут же сорвался что было сил, намереваясь за короткое время оторваться от преследователей как можно сильнее, отступая все так же вдоль оврага, ища пологий спуск. Конечно, быстро бежать далеко дезертир не собирался, выиграть десяток метров уже будет отличным вариантом, а дальше можно перейти и на более спокойный темп, снова рассчитывая на свою выносливость. К слову говоря, убегал демонолог не с пустыми руками, а резким рывком вырывая из соснового ствола меч одноглазого арбалетчика, таким образом немного улучшая свои шансы. Трофей он держал в руке, а вот свой меч прибрал в ножны. Так всяк удобнее бежать, а в случае битвы достать второе оружие будет не так уж сложно... А вот боевой нож все-таки было жалко. Такая мелочь, а всегда спасает положение в самый критичный момент.

10

Одноглазый не нападал, а наоборот, отступал к ближайшему дереву, не спуская единственного глаза с Альфария. Мужчина преодолел почти половину расстояния, когда Магнус протянул руку к застрявшему в дереве клинку и потянул. С хрустом оружие поддалось и покинуло древесную плоть. Меч оказался коротким, с небольшой гардой и подходил скорее для сражения на узких улочках или в строю. На вес клинок не отличался от привычного демонологу оружия, что говорило о том что он был сделан из старой доброй стали. Полустертые черточки на острие могли рассказать об особых свойствах, но у Альфария не было времени для того чтобы рассматривать свежеприобретенный меч. Его снова ждал бег.
И вновь, дезертир оказался среди мелькающего частокола гигантских деревьев. Но на этот раз преследователи были где-то позади и сколько он не оборачивался, никак не мог рассмотреть хотя бы их силуэты. Выносливость позволяла ему продолжать бег достаточно долгое время, что, видимо, нельзя было сказать о наемниках. Впереди замаячил обрыв. Оказавшись на небольшом клочке свободного от деревьев пространства, Магнус заметил что расстояние между дном оврага и местом где он находился было не слишком велико. Видимо он все же немного сбился, так что до склона, позволившего бы обойти рваную земляную рану, оставалось не так уж и много. Неожиданно тягучий вой рога прорвал нарушаемую лишь дыханием Альфария тишину. Спустя пару секунд ему ответил такой же. И если первый шел откуда-то от условного центра оврага, то второй донесся со стороны отставших наемников. В сознании дезертира заворочалось недоброе предчувствие.
Сквозь овраг пробегала небольшая речушка, которая скорее напоминала разросшийся ручеек. Вот только вода в ней всегда пахла мертвечиной...

Альфарий получен стальной гладиус с неизвестными рунами.

11

Снова этот рог... Наемники пытались взять Альфария в клещи? Что значит эта перекличка? Её шум ещё был очень громок и раздавшийся из оврага он тут же заставил дезертира передумать спускаться. Спустившись, демонолог наверняка окажется в западне, а значит нужно бежать дальше. Впрочем, бежать-то теперь как раз и не обязательно. Оторвавшись, Альфарий перешел на шаг, прислушиваясь к шуму леса, стараясь сразу же приметить преследование, если оно начнется. А пока он двигался вдоль оврага, иногда бросая взгляд в его глубь,  и все больше ощущая, что туда ему как раз-таки и не надо. Значит, нужно свернуть в сторону и идти прочь... Наемники наверняка растеряются и не смогут сразу его выследить. Здесь демонолог мог как спуститься вниз, так и уйти в глубь Седого леса. Второй вариант он как раз и намеревался использовать.

12

Никаких следов преследования не было - лишь многочисленные деревья, застывшие неровными рядами, словно многомиллионная армия варваров, готовая смести все на своем ходу. Хрустящий лесной полог под ногами Альфария едва пружинил - прелая листва вместе с коричневыми иголками устилали подножья сосен и все чаще попадающихся на его пути хвойных деревьев. Зеленая растительность пробивалась сквозь покров неохотно - то тут, то там торчали раскидистые лапы папоротников, небольшие деревца пытались подражать вековым гигантам, устремляясь в небеса, но как бы ни старались, не могли получить достаточно света для того чтобы составить им конкуренцию. Очередной шаг и из-под широкой зеленой юбки ближайшей ели вылетает заяц и со всех ног устремляется прочь от потревожившего его покой человека. Но бежит он не долго - из ниоткуда ему наперерез вылетает огненно рыжая лисица и стремительно нагоняет. Взирая на дезертира пронзительно желтыми глазами она медленно впивается зубами в тушку и медленно утаскивает с собой. Неожиданно она выпускает из пасти не трепыхающуюся уже добычу и вскидывает голову, прислушиваясь. И если ранее звенящая тишина, обрушившаяся на Альфария после надругавшихся над спокойствием леса трубных гласов нарушалась разве что успокоившимся дыханием Магнуса, то теперь вдалеке на самой грани восприятия слышался лай. Лисица не стала мешкать. Вонзила зубы в добычу и устремилась куда-то в право от избранного Альфарием направления движения. Мгновение и она скрылась в мельтешении древесных стволов. Однако, легкий след из кровавых пятнышек вьется за ней, выдавая её путь.

13

Альфарий, подобно лисице, замер на месте, чуть пригибаясь вслушиваясь в звенящую тишину леса. Если бы он обладал звериным нюхом, то непременно бы шумно вдохнул ароматы сосны и хвои, витающей чаще, чтобы почуять врага, определить расстояние, их количество. Но, конечно, дезертир был зверем лишь наполовину и эта половина скорее касалась его духовного существа, нежели физического, а значит фантастическим нюхом он не обладал, полностью полагаясь на слух. И когда он тоже четко определил лай, демонолог осторожно бросился следом за лисицей, стараясь не упускать из вида кровавые следы. План прост - выследить животное до самого её логова, убить лису и спрятаться в её норе, вымазавшись кровью животного, а для пущей уверенности и вовсе им прикрыть вход в нору. Так псы не смогут учуять его запах и потеряют след.
Впрочем, это был лишь план, а для начала следует не потерять след, найти нору и одолеть животное быстро и без лишнего шума.

14

Приняв решение, воин немедленно бросился в погоню за рыжим зверем. Тяжелая обувь мужчины вминала пружинистую почву леса, в то время как глаза дезертира судорожно выискивали кровавые пятнышки. Альфарий не плохо знал леса и был способен концентрироваться на деле, так что первое время ему удавалось следовать задуманному плану. Но постепенно следы крови начали становиться меньше, попадаться реже, пока воин не обнаружил себя полностью сбившимся с пути. Преследование хитрого рыжего зверя вывело его в другую часть леса - здесь по прежнему высились огромные сосновые гиганты с пухлыми белыми шапками, но ландшафт утратил свою однородность. То тут, то там в листве проступали бугры, напоминающие заброшенные курганы. Изредка попадались и торчащие из земли неотесанные каменные глыбы, напоминающие редкие кривые зубы. Однако, в их расположении угадывалась какая-то причудливая закономерность - будто это были куски чего-то некогда цельного.
Тем временем лай неумолимо приближался. Магнус уже мог расслышать его, не напрягая слуха. Борзые. Собаки, специально натренированные для травли. Дальнейшее развитие ситуации грозило окраситься кровью - в пешем бою не каждый воин мог совладать со стаей, привыкшей загонять и убивать даже самых лютых зверюг. Необходим был план. И чем быстрее - тем лучше.

15

План, хитрый и очень действенный в своей основе, провалился. Альфарий не смог выследить лису, обнаружить её нору и теперь оказался в незнакомой части леса... Может, он не заметил, как спустился в овраг? Вполне вероятно, что один из его краев имеет пологий склон, в лесной чаще - особенно при такой холмистости, как здесь, - практически не заметный. И что же делать теперь? Псы выследят его. Загонят и если не прикончат сами, то уж вымотают достаточно, чтобы дело закончили их хозяева. Да, будь проклят этот день, пусть все горит в Вечном Инферно!
Дезертир больше не мог совладать с своими чувствами, неудача и чувство схлопнувшейся ловушки нарушило его душевное равновесие, мрачные мысли и эмоции наполнили его сознание кровью и зелеными вспышками. Мысли шептали о смерти, разрушении и войне, но какой черт это имеет значение сейчас?!
- Я больше не рыцарь... Я не офицер, я не воин, хватит говорить мне о войне!.. - с яростью зашептал Альфарий себе под нос, выхватывая свой меч из ножен и крепко сжимая оба оружия в ладонях.
- Кто же ты?! Предатель?! Дезертир, трус! Слабак! Тебя никто и никогда не любил! Вспомни всех! Вспомни их лица! Дилана! Она игралась тобой! Ты отдал ей книгу! Отдал, отдал! Кристиан насмехалась над тобой! Насмехалась! Ты думал, ты силен! Ты слаб, слаб, слаб!
Голос безумия в голосе, эманации ярости затмили глаза Альфария и он больше не слушал лес, не слышал лая. Его лицо исказила гримаса гнева, он сгорбился, согнул ноги в коленях, всей позой будто готовясь в рывку, подобно разъяренному медведю. Скрип белоснежных зубов мелом по доске разрезал воздух меж стволов деревьев, над камнями-обелисками и холмами-курганами.
- Я... демонолог... - вдруг дрожащим, но полновесным голосом произнес воин, выпрямляясь и оглядывая. Ярость угомонилась, боль отступила и вспышки пропали - теперь он был в сознании и усиленно оглядывался, ища удобную позицию. Он намеревался потратить оставшееся время на то, чтобы изучить это место, куда его завели лисьи следы, быть может понять его скрытую логику, но главным образом все же составить себе выгодную позицию. Псы найдут его, но он приложит все свое тактическое и стратегическое мышление, вымуштрованной годами войны на то, чтобы подготовить хорошую засаду и дать бой. Он демонолог. Он больше не будет бежать.

Отредактировано Альфарий (2016-08-02 15:55:48)

16

Все было перед глазами - небольшие возвышенности, перемежающиеся с могучими стволами сосен, а так же каменные глыбы, врезавшиеся в землю. Оставалось лишь пораскинуть мозгами. За неимением готового плана, Альфарий двинулся сквозь черные обломки, скользя взглядом по их неровной поверхности. В вышине раздалось решительное постукивание дятла. Подняв голову, воин обнаружил замысловатый факт - верхушки некоторых деревьев оказались поломаны и стволы, лишившиеся пышной кроны, теперь превратились в кривые почерневшие жерди. Вновь вперив взор в глыбы, Альфарий осознал - то были либо самые нелепые снаряды для метательной машины, либо обломки какого-то причудливого здания, словно слепленного из единого куска камня - ни единого намека на каменную кладку или орнаменты. В принципе, можно было прикинуть направление, откуда они прилетели и отправиться в ту сторону, но...дикий лай усиливался, звучал какофонией десятка голосов. Они, казалось, доносились со всех сторон сразу, но демонолог не дал себя обмануть. Он поудобнее перехватил меч, пятясь спиной к огромному камню, доходящему ему до середины спины. Ждать было не долго. Из стройного ряда древесных стволов выбежало сразу не менее шести псов и немедленно окружили Магнуса, впрочем, держась от него на порядочном расстоянии. А затем из леса вышел он.
http://i349.photobucket.com/albums/q367/misteriumfrpg/bestiary/animals/mist%20empire%20-%20midland/h_1467992503_3029388_d10ae0d5fb_zpsc5gcifi5.jpg
Огромный черный мастиф с двумя уродливыми шрамами, больше напоминающий медведя. В его звериных глазах читался опыт и охотничий азарт. Пока остальные собаки отчаянно лаяли, брызгая слюной, он приблизился к Альфарию и тихо, угрожающе зарычал. Огромный нос заходил ходуном. Он узнал свою цель. А потом, без предупреждения, доселе лишь пытающиеся запугать его собаки неожиданно бросились в атаку...Все, кроме мастифа.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-08-03 16:01:48)

17

Псы вынырнули из леса, тут же окружая дезертира, отрезая ему пути отступления. Яростный лай, целые хлопья белой вспенившейся слюны, животные ликовали, упиваясь запахом пота своей жертвы, но едва ли могли ощутить привычный страх дичи. И только мастиф, матерый, древний пес смотрел на Альфария взглядом равного.
Собаки, умные твари. Идеальные помощники в охоте и на войне, в пути и дома, Магнус знал это. Он вспомнил своего старого пса, большого серошкурого бойцовского терьера. И множество других, кого он называл другом во время службы на западной границе. И теперь впервые Альфарию необходимо сразиться с этими животными, окруженный, загнанный.
Не сломленный. Демонолог выхватил из ножен свой меч за секунду, как псы ринулись в атаку. Дезертир стремился выявить самого глупого пса, вырвавшегося слишком сильно вперед, чтобы встретить его подныриванием, нанизывая на свой клинок и отбрасывая в сторону, стремясь сбить с курса другое животное. Впрочем, какой еще к черту план? Шесть псов, шесть озлобленных, чувствующих свое превосходство собак в присутствии матерого вожака. Они пришли за его плотью и кровью, и Альфарий намеревался продать все это подороже, впадая в отчаянное неистовство загнанного в угол зверя, стремительно парируя слюнявые челюсти, выставляя свой меч и трофейный гладиус так, чтобы слюнявые пасти натыкались на лезвия, а после стремительно контратакуя наседающих зверей, прежде всего защищая собственную шею и лицо. Как раз напоследок узнает, не кроет ли его новое оружие каких-нибудь приятных сюрпризов...

Отредактировано Альфарий (2016-10-21 10:15:42)

18

Яростная атака охочих до крови зверей казалась подобна морской волне что накатила на Альфария. Оскаленные пасти, полные ненависти глаза - для них стоявший перед ними человек был не более чем добычей. Целью своры было схватить его за ноги, опрокинуть на землю и вгрызться в горло. Едва ли кто-либо был в состоянии противостоять слаженно работающей рычащей лавине. Но Альфарий Магнус де Кэссель был иным. Дезертир оказался скалой, что не поддалась стремительному напору. Его мастерство в использовании оружия позволяло атаковать, вгрызаясь клыками - лезвиями в мохнатую плоть наседающих на него охотничьих псов, практически не заботясь о собственной защите - противники были совершенно не его уровня. Клочья алой пены-крови брызнули в стороны, а прохладный лесной воздух наполнился взвившимся визгом первой жертвы. Но несмотря на то что на земле осталось тело одно из своры, псы не отступали, немедленно предпринимая следующую попытку. И вновь лес наполнился предсмертным визгом пса, чей череп оказался пронзен гладиусом, к слову, не продемонстрировавшим никаких особенных свойств. Лишь сейчас стая заволновалась, но угрожающий рык медленно приближающегося мастифа кинул вновь их вперед, на сталь. Руки Альфария работали без устали - удар следовал за ударом, вот только теперь псы не столько нападали, сколько сдерживали его на месте, стараясь не попасть под мечи. Однако, несмотря на это, псы получали все новые повреждения...

Карта

http://storage4.static.itmages.ru/i/16/1022/h_1477145870_3013234_8b7028b566.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-10-22 17:30:46)

19

Первый натиск был отражен, два пса ранено, ещё два валяются остывающими вспоротыми тушками на траве, обильно насыщая грешную землю Седого леса кровью. Легкий пар шел от разгоряченных погоней животных, чьи тела оказались вскрыты жестокими ударами мечей. Теперь зверье изменило тактику, прижимая Магнуса к камню, лишая того пространства для маневра. Наступление на одну из собак неминуемо означает нападение всех прочих, а исход такой схватки станет непростительно мутным. Зато демонолог не был окружен, более того, у него появилось мгновение после атаки чтобы оценить ситуацию и составить план действий, а был он, как всегда, воистину безумным! По правую руку от Альфария отчаянно захлебывался лаем, поскуливая, раненный пес, тот явно представлялся, как слабое звено в кольце окружения, вот только вырываться боец не собирался. Резким движением в сторону раненной собаки, оглашая лес яростным криком, Альфарий хотел двинуться на пол шага, отпугивая животное и открывая спину для здорового борзого, который теперь оказался ровно позади него. Недалеко был ещё и мастиф, но если и тот тоже решит воспользоваться шансом, будет даже лучше... Сразу же после выпада Альфарий, используя ложный взмах мечом для отвлечения внимания псов перед собой, быстро развернется, встречая спровоцированных животных выпадом, а после сорвется в отчаянном рывке прямо на вожака, широкими горизонтальными рубящими ударами обоих мечей намереваясь напрочь срезать ему его слюнявую челюсть. Магнус понимал, что это может сработать только если мастиф приблизиться, именно поэтому он хотел нанести такой удар, что затрагивал бы наибольшую площадь перед ним, чтобы если зверь попробовал уйти хотя бы немного задеть его и навязать бой. Убил вожака - победил стаю.

Отредактировано Альфарий (2016-10-22 18:53:01)

20

Небольшая передышка между атаками оказалась заполнена тихим, угрожающим рыком вожака, который заглушил раздавшийся уже совсем рядом тягучий звук охотничьего рожка. Раненные, истекающие кровью собаки тихонько заскулили и, оставляя на земле кровавые капли, ринулись прочь - в сторону, откуда прибыли. Но их дальнейшая судьба была уже предрешена - Альфарий мог быть уверен в том что после каким то чудом пережитых ударов им осталось не более десятка минут жизни. Клинки дезертира не ведали жалости, расправляясь с нападающими со всей своей пронзительной суровостью. Но звериное упорство заставляло псов двигаться прочь, невзирая на смертельные раны...
Дезертир начал действовать. Его план был прост и, учитывая обстоятельства, не мог не привести к успеху. Вот только после звука рога, наполнившего воздух киселем протяжного звука, псы решительно изменили тактику. Вместо того чтобы атаковать человека, они уворачивались от его ударов, лишь лая, да пугая его ложными попытками немедленного нападения. Воздух свистел, обтекая наполненные яростью клинки Альфария, но на этот раз чужую плоть они так и не нашли. Отступление раненых с поля боя боя дало возможность собакам перегруппироваться и рассредоточиться, чтобы равномерно окружить Альфария. После ушедшей "в молоко" серии приемов, оставшиеся собаки пусть и лаяли, но не нападали, отскакивая от его ударов, но всё равно создавая своеобразный круг.

Карта

http://storage3.static.itmages.ru/i/16/1029/h_1477757028_1490051_e38be6419e.jpg

21

Бой вдруг прекратился практически так же быстро, как и начался. Оставшиеся лаявшие псы и даже мастиф уже не казались такой угрозой, как вначале, более того, они сами перестали проявлять желание навредить Альфарию. Этот истошный лай, окружение и ни одной попытки укусить.
Магнус выпрямился, расправляя плечи. Мечи все еще были в его руках, вязкая кровь стекала по лезвиям на землю, источая запах псины. Они были испачканы налипшей шерстью, жестким волосом, грязью, кусками кожи. Демонолог свысока посмотрел на оставшихся псов так, как смотрит ворона на копошащихся у корней лисов. Он все еще был собран, готовый парировать и тут же контратаковать, но постарался сделать наиболее расслабленный вид, спокойно идя "на прорыв". Как среагируют псы? Будут вести его, лаять или нападут? Дезертир хотел добиться второго эффекта и расправиться с гончими, но явно этого не произойдет - собаки наведут на него охотников и тогда ему не поздоровиться. Нужно уходить от псов... Единственный вариант - отступить в овраг.
Нет. Он не убежит. В овраге его окружат. Собаки будут вести его, выследят. Он даст бой тут, а пока будет дразнить и провоцировать собак. В конце-концов, было интересно, кто эти неизвестные преследователи и что им нужно? Зачем нужно убивать Альфария?

Отредактировано Альфарий (2016-10-30 13:01:22)

22

Альфарий двинулся вперед, готовый к отражению агрессии. Но псы, несмотря на попытки удержать человека на месте лаем и не завершающимися нападением наскоками, вынуждены были двинуться следом. Но почетный, но, пожалуй, чересчур шумный эскорт сопровождал дезертира не долго - очередной тягучий зов охотнчичьего рога вынудил собак сначала замереть, а после сорваться в бег. Последним уходил матёрый мастиф. Он посмотрел на демонолога карим глазом, прорычал что-то напоследок и грузно потрусил следом за другими псами, устремившимися в лес, навстречу своим приближающимся хозяевам.
Альфарий не знал как быстро любители псовой охоты настигнут его - застывший в каком-то странном окоченении, свойственном одной лишь безразличной ко всему природе, седой лес рассеивал звуки, создавал ложные впечатления. Неизвестные охотники за жизнью целую вечность назад сбежавшего с поста офицера будто намеренно продемонстрировали ему своих псов, чтобы он понял - ему некуда бежать, некуда скрыться. И окружающая местность будто вторила этому не озвученному вслух заявлению - раскрошившиеся валуны служили ужасным местом для того чтобы попытаться спрятаться. Но вот то что являлось их источником...Воспоминания наконец то проклюнулись сквозь бушующий в крови адреналин.
Безымянная крепость. Несмотря на звучное название, она не была нанесена ни на одну из известных карт. Дело в том что в стародавние времена черное сооружение было полностью уничтожено и ни для кого не представляло никакого интереса. Осталось лишь основание, напоминающее прогнивший насквозь корень обломанного зуба. Но как то раз демонолог, вместе с соратниками обнаружили на том самом месте логово контрабандистов...
До развалин было едва ли больше ста-ста пятидесяти метров. Вот только преодолевать их нужно было по пересеченной местности.

23

Этот лес - нечто большее, чем просто прокаженное странной аномалией скопление деревьев, наполненное жизнью. Жизнь здесь была, но гораздо больше в этих соснах было смысла... Чистый воздух, белый налет на растениях, тишина. Это все походило на какой-то большой склеп, зачищенный магией до такой степени, что энтропия не затрагивала камня, не давала усопшим гнить, скапливаться пыли, заводится паукам и мышам. Алхимики бы назвали это абсолютной стерильностью, но Альфарий не был алхимиком.
И все это обретало смысл в свете явившегося из глубины воспоминания, горького, болезненного, вязкого и черного, как смоль. Они молодые курсанты, привлеченные к маневрам в Седом лесу. Задача была совершить марш через добрую его треть и Альфарий, следуя своему буйному нраву, подбил свой отряд срезать путь. Они сошли с намеченного маршрута и ушли в сгущавшуюся рощу, по пути им стали попадаться камни, а вскоре - бандиты, устроившие свое логово в самой чащобе среди древних черных развалин. Контрабандистов оказалось слишком много и курсанты попытались бежать, но разбойники не соберались никого оставлять в живых, ни одного свидетеля... В отряде Альфария был юноша, такой же, как они молодой красавец, сын дворянской семьи, великолепный блондин, настоящий герой, без преувеличения. Ему пророчили славный путь, что оборвался в самом начале... Имя парня не запомнилось демонологу. Он ничего не помнил, как будто это было видение, а не воспоминание. Парень погиб, а они спаслись ценой его жизни. Логово тут же зачистили силами армии, вот только Альфария тогда уже с позором выгнали из академии на долгие годы, стоившие ему карьеры.
Как он мог забыть эту трагедию? Разве такие вещи не запоминаются на всю жизнь? Альфарий покачал головой - с той жизнью кончено. Теперь он больше не офицер. Он демонолог, воин, несущий в душе лишь разрушение, питаемое бессознательной жаждой власти, неограниченной силы; сии чувства лишь зарождаются, но Седой лес все больше и больше наполнял их своим смыслом.
Как только видение прошло, дезертир побежал в сторону разоренного некогда логова бандитов. Там мог кто-то быть, за десятелетия могли смениться множество хозяев и если они там были, то наверняка слышали лай и насторожились. Насторожился и Альф - он не собирался огалтело выбегать на открытую полянку, но для начала разведает обстановку и только потом возьмется за более внимательное изучение старого притона контрабандистов.

Отредактировано Альфарий (2016-11-02 20:58:20)

24

Лес затих, будто всё внимание его сосредоточилось на разворачивающейся картине. Он наблюдал её сотни десятков раз - свора гнала лиса. Вот только у самого рыжего прохвоста имелись острые клыки, которыми он защищался от смеющих нагонять его шавок. Деревьям было совершенно не важно что в этот раз лис шел на двух ногах, а клыки свои он держал в руках, готовый в любой момент вновь обагрить их алой влагой своих врагов.
Альфарий двигался аккуратно, внимательно прислушиваясь к звукам, наполняющих пронзительно свежий воздуху леса. Его слух отсеивал шелест белесых листьев в вышине, а глаза уже привыкли к мрачноватому оттенку местной растительности, рыская в поисках того что было чуждо этому месту. Двигался бывший солдат уверенно, решительно, ибо знал что промедление в этой ситуации недопустимо. И неизвестность раскрыла перед ним свои объятья.
Пришедшее из воспоминаний возвышение, напоминающее лысый, без единой травинки холм, было тем единственным что осталось от развалин. Не было разломанной оплавленной стены, не было каких-либо следов пребывания человеческих существ. Кто-то позаботился о том чтобы выкорчевать зло окончательно, сравняв черное строение до самого основания. Огромный валун служил подобием надгробия на том самом месте где был спуск в небольшое подземелье. Едва ли простой человек мог сдвинуть его с места. Но что-то тянуло демонолога к этому месту. Оно казалось на удивление...своим.

25

Альфарий оглядел лысый холм настолько, насколько позволяла его точка обзора. Лишенное растительности возвышение было похоже на прыщ, коричневую язву... Нет. Он был похож на голову клеща, вросшую в плоть леса, отравившую его своим ядом в предсмертной агонии, словно в насмешку над отчаянной попыткой неумелого врачевателя вырвать насекомое из тела планеты. Не оставляло сомнений, что армия Мистерии или некто, кто пришел после, приложил максимум усилий, чтобы выжечь клеща, выкорчевать его, уничтожить саму память Безымянной крепости, но подобно неопытному путнику они лишь избавились от взбухающего животика, что было только опаснее.
Альфарий подумал, что аналогия, явившаяся в голову, была очень приятной, красивой, аллегории вновь и вновь рвались в сознание, скованное сосредоточенностью и настороженностью. А в глубине души шевелился мерзкий, любимый червь, отогретый пламенем таверны, вскормленый предательством и разочарованиями. Он шевелился, как спрут, пытаясь согреть разум воина своим ядовитым теплом. Этот клещ только рос, пуская обезбаливающий яд, он уже поборол приступы боли, а теперь подавил и саму душу.
Демонолог вышел из леса прямо к камню, влекомый аллегориями, любопытством, желанием крови, жаждой безумия... Войны. Этот холм - ужасный выбор для битвы. Но Магнус ощущал, здесь он дома. Здесь он... Получит защиту. Давным-давно забытое чувство...
Что стало с его гарнизоном? Знают ли они о дезертирстве своего командира? Или сейчас они маршируют в огромной орде, наступающей на Иридиум сабатоном безразличной ненависти. Конечно, Альф ничего не знал. Ни о них, ни о судьбе Регрета, о судьбе города, на который ему было плевать. С самой смерти Залнарика Магнус-старший даже не думал о семье, ставшей для него каким-то аморфным придатком, ненужным дополнением.
Все сковало мраком, булькающим, пылающим, бесзвязным, как мысли, нахлынувшие на Альфария, стоящего в метре от камня.
Он насытится кровью. Он отомстит. Он спасет. Он уничтожит.
Он выживет.
Он умрет.
Развяжет войну ради мира.
Изнасилует ради невинности.
Убьет ради жизни.
Возненавидит ради счастья.
- Что дальше, Лес?! Что дальше, Регрет?! Я устал бежать, Альберт! Я выучил все твои сказки, они в моей голове, в моей душе, они прокляли мою жизнь! Я не хочу бежать! Я стою здесь, Судьба! Пожри меня Вечное Инферно!

26

Поток ветра налетел на терявшиеся в вышине верхушки деревьев, сгибая их и грозя вот-вот олрушить вниз. Но они в который раз выстояли. Вдалеке раздался лай собак.
Как только Альфарий приблизился к камню, разум его наводнил неразборчивый шепот. Здесь и сейчас этот многоголосный шелест звучал в голове дезертира наиболее громко, но с некоторым удивлением Магнус осознал что он присутствовал и ранее, пусть гораздо менее интенсивно. Слов нельзя было разобрать, будто чем-то отдаленно знакомые голоса доносились из-за незримой преграды, но звучали тем отчетливее, чем меньше оставалось между Альфарием и камнем. Прикосновение к шероховатой поверхности выявило неровности, которые соединялись в борозды, а те в свою очередь образовывали ряд символов, в которых не сведущему в магическом искусстве воину, было не разобраться. Но не нужно было обладать какими-либо оккультными знаниями чтобы понять - камень имел магическую природу и служил чем-то вроде печати от того что находилось под ним.

27

Альфарий стоял почти вплотную к странному черному камню. Вокруг шумел лес, вступив в схватку с налетевшим ветром, словно привлеченный криком Магнуса. Он уже не боялся быть пойманым, его уже поймали и что-то с этим сделать... невозможно. А значит нужно вступить в схватку и победить или умереть достойно, пускай этого самого достоинства у дезертира осталось чудовищно мало.
Альфарий стоял у камня, проводя по его неровной поверхности пальцами. Он обнаружил, что его крику ответили, но ответ был скрыт, неразборчив. Недоступен. Заперт за магическими печатями, закрыт камнем, так близко, так... прозаично. Мучения последних лет вели его сюда, в этот лес, а теперь он стоит в одном шаге от Всего и беспомощен.
Слаб.
Альфарий зарычал и с силой ударил кулаком по камню - руку обожгло болью, теплая кровь заструилась из рассеченой кисти, но кости остались целы. Кровь оказалась на камне, пропитанная ненавистью, жаждой разрушения, жаждой Смысла, жаждой Всего!
Это все было бессмысленно, но Альф грубо замотал руку лоскутом ткани, благо, одет он был в жалкие лохмотья.
- Я не понимаю тебя, Кристиан. Твой мерзкий шепот неразлечим. Даа..  пошепчешь на моей открытой могиле, - демонолог на прощание погладил камень, размазывая собственную кровь по магическим узорам, разворачиваясь и крепче сжимая мечи в руках.

Отредактировано Альфарий (2016-11-11 20:44:39)

28

По мере того как вязкие капли крови чудовищно медленно ползли по покрытому бороздами камню, звуки столь же неторопливо приближались. Против воли Альфарий прислушался. На этот раз собаки не бежали впереди охотников, но сопровождали их. Голоса, звон сбруи и похрапывание лошадей казались в этом лесу совершенно посторонними, поэтому язвенными нарывами выделялись на фоне ставших привычными лесных звуков. Люди совершенно не скрывались - смеялись в голос, поддразнивая собак и вынуждая их громче лаять. Судя по всему - то был целый отряд, состоящий преимущественно из вооруженных мужчин. Впрочем, изредка прорезался и женский голос, разбавляющий грубую какофонию. Люди совершенно не чувствовали опасности, неторопливо приближаясь к загнанной добыче. Видно х за деревьями все ещё не было...
...камень...сдвинь...расколи...уничтожь...освободи...
Времени у демонолога совершенно не было. Он и сам понимал что его положение на вершине холма являлось едва ли не худшим из всех возможных с тактической точки зрения. Чернота минерала башни, на территории которой он находился, простиралась еще на пять метров во все стороны вокруг продолговатого, на удивление ровного камня. Сам он представлял собой форму яйца, устремленного более узкой вершиной к небесам. Поблизости валялось несколько разноразмерных булыжников, не представляющих никакой ценности. Ближайшее же дерево находилось на отдалении десятка метров от остатков руин черной башни - лес, несмотря на значительный промежуток времени, прошедший после разрушения будто бы боялся подступить к мрачному остову неизвестной твердыни.

29

Волна судорожного безумия отхлынула, словно отлив, выпуская сознание Альфария из своих вязких обьятий... Адекватность явилась как ушат ледяной воды, давая понять, как глупо себя ведет Магнус, какой бред наполнил его голову. Впрочем, демонолог лишь хищно улыбнулся своей слабости - в нужный момент она спасет ему жизнь или избавит от страданий. А сейчас оно привело его сюда, к окровавленному черному камню. Кровь была его и магический рисунок никак не отреагировал, но голос... Шепот... Он стал разборчив. Таинственные силы были сокрыты от мира и эти силы звали его, они говорили с ним.
Это было так похоже на сказки Альберта... Знал ли он об этом месте? Заводила ли его в Седой лес дорога инфернальных знаний? И если он был здесь... Этот воздух помнил его.
Это существо помнило его. Возможно? Может быть. Времени на предположения нет. Бежать некуда, а впереди власть, разрушение, Магнус ощущал это нутром; Инферно сочилось в воздухе, распугивая жизнь обещанием боли. Может быть эта же сила отравила весь Седой лес. Будь демонолог магом, он без сомнения ощутил бы отвратительные эманации...
Бросив мечи на землю, Магнус навалился на камень всей тушей, обхватив ручищами основание валуна. Он держал спину ровно, чтобы не сорвать ее, согнув колени для резкого рывка. Поднять глыбу, совершить невозможное!.. сдвинуть ее в сторону, осводить достаточно места для того, чтобы спуститься во мрак пещеры.
Или его ждет клокочущее безумие Ада?..

30

Альфарий испытал боль напряжения что разлилась по его телу, породив вспышку накатившей и тотчас же схлынувшей боли - все же камень оказался достаточно массивным дабы воспротивиться чужому желанию сдвинуть его с места. Валун поддался неохотно, оказавшись не в силах удержаться под могучем напором воина - с недовольным рокотом он все же был сдвинут с места. В тот же миг спертый воздух, оказавшись наполненным давно успевшими потускнеть запахами гари и крови, вырвался из заточения. Неровные ступени вниз пусть и были частично засыпаны камнями, но спуску они мешали не сильно. Провал вниз был оказался более свободен.
Но стило Альфарию сделать шаг, как он ощутил горячую волну жара что прошлась по его спине. Когда воин нагнулся к своему брошенному оружию, разум его посетила очередная вспышка боли, берущая начало в пояснице. Видимо чрезмерное усилие не прошло даром для организма Магнуса - несмотря на его занятия тяжелой атлетикой и не дюжую силу, мужчина был не достаточно подготовлен для резкого поднятия тяжестей. И сейчас пришла расплата - каждый шаг порождал боль, будто сотни клинков одновременно вонзались в спину. Но воля демонолога была слишком крепка чтобы остановить его на пороге, возможно, самой важной находки в его жизни. Тем более что производимые группой преследователей звуки стали невыносимо громкими...
Спуск занял незначительный промежуток времени - свет, изливающийся с потолка позволял осматривать пространство и повсеместно находить одну лишь черноту будто бы спёкшегося камня. Если здесь и были ответвления, то все они были замурованы. Очень быстро единственный проход привел к тупику. Кроме большого количества камней в этой пещере ничего не было. Только вот у самой дальней стены на стене виднелись странные выбитые в самом камне линии, которые из-за отсутствия освещения очень тяжело было внимательно рассмотреть. Однако, разум демонолога зацепился за видимые ему элементы и достроил недостающее - то была готовая к использованию пентаграмма.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мистерия » Седой Лес. Чаща.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC