Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мистерия » Тракт Валенсия - Бирвилия.


Тракт Валенсия - Бирвилия.

Сообщений 1 страница 30 из 66

1

http://s4.uploads.ru/SaoFk.jpg

Это один из основных торговых трактов, по которому товары с юга и с центра империи доставляют в самые удалённые её провинции. Конечно, он не столь благоустроен и люден, как столичные, но его широкая и ровная земляная дорога вполне комфортна, как для пеших путников, так и для караванщиков. Несмотря на то, что путь пролегает через руины Призрачного города, притянувшего к себе изрядную долю тревожных суеверий, дорога всё ещё пользуется у местных жителей завидной популярностью. Впрочем, дело может быть и в отсутствии сколько-нибудь достойных альтернатив. Сами руины располагаются на примерно равном удалении от двух населённых пунктов, самой Валенсии и Трэдии, деревушки, расположенной на пути к Бирвилии. Поэтому путникам, вышедшим ещё засветло, часто приходится останавливаться на ночлег в непосредственной от руин близости. Что касается местности, то на протяжении большей части тракта она представляет из себя поля, изредка переходящие в холмы и степи. Вдали от дороги располагаются небольшие лесные просеки, которые становятся гуще по мере приближения к Трэдии и Бирвилии.

Внутренние локации:
1. Родник

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-09-28 15:23:40)

2

» Валенсия. Город.<

Весеннее солнце ползло по небу и, наконец, достигло зенита. Пора было остановиться на обед, тем более позавтракала Шада совсем рано, и теперь живот возмущённо бурлил. Сейчас, сейчас покушаем... надо только местечко подходящее присмотреть...
Девушка замедлила коня, переводя на рысцу, и принялась оглядываться по сторонам. Вскоре на глаза попалось живописное местечко у ручья. Шада спешилась, разминая ноги и придерживая поводья. Коню выделили отличную позицию, где он мог и травку пощипать, и из ручья попить.
Сама девушка открыла потрепанную сумку с провизией. Пошебуршав там рукой, она вытащила и развернула плотную бумагу, выбирая тонконарезанные кусочки вяленого мяса и укладывая их на ароматную хлебную лепешку. Усевшись на траву и скрестив ноги, Шада принялась обедать, посматривая на дорогу. На своём пути она встретила совсем мало повозок, да и сейчас тракт, по куда хватало глаз, оставался пуст. Затем она развернула походную карту, рассчитывая время пути. Попеременно сметая хлебные крошки с карты, темноглазая разглядывала тракт. По её расчетам к вечеру при том же темпе движения она приблизится к середине тракта. А именно там располагались руины. Остаться ночью одной в загадочном и наверняка опасном Призрачном городе ей совершенно не хотелось. Оставалось заночевать где-то перед злополучным местом, благо времени в запасе было предостаточно и Шада никуда не торопилась.
Подкрепившись и дав отдохнуть коню, гонец снова двинулась в путь. И вновь ветер засвистел мимо ушей, топот копыт умиротворяюще действовал своей однотонностью. Шада глядела вперёд, прищурив глаза от ветра. Так они и ехали до самого вечера. Едва сумерки опустились на землю, Шада начала присматривать место для ночлега. Подъезжать слишком близко к руинам ей совершенно не хотелось.
Через некоторое время пути девушка заметила довольно большой лагерь, разбитый в привлекательном местечке. Издалека она вглядывалась в палатки и людей, пытаясь увидеть какие-то отличительные знаки. Но разглядеть удалось лишь телеги, гружёные деревом. То ли торговцы, то ли дровосеки... Подумала Шада, приостанавливая коня.
Дальше следовать ей не хотелось и она направила коня сойти с тракта, держась на расстоянии от лагеря. Шада планировала расположиться в противоположной стороне от тракта и, соответственно, лагеря.

Отредактировано Шада (2016-09-22 13:04:07)

3

Было ли зерно разума в том, чтобы воюя с мёртвыми, избегать живых? К сожалению, да. Таков уж род людской, со всеми его пороками. Этого было не изжить, не выжечь, ни пламенем волшебного огня, ни священными кострами. Пожалуй, действительно только смерть и могла бы навсегда очистить эту червоточину. И тем не менее, где-то там, далеко в столице, воевали за жизнь. Впрочем, вопрос о том, кого бы было предпочтительнее встретить на тракте, живых или мёртвых, для некоторых был не так уж и прост. А для других, ответ на него был очевиден. И не в самую ожидаемую сторону...
Шада, конечно же не была из числа тех высокородных благочестивых дев, что взирали на мир сквозь призму аристократического воспитания и страниц выхолощенной художественной литературы. Именно поэтому сейчас, когда сумерки спускались на широкое раздолье валенсийской провинции, Шада была здесь. На воле. Именно поэтому она вдыхала похолодевший, свежий вечерний воздух, который так по-особенному пах весной. И именно поэтому, она была осторожна.

И всё же, если она действительно хотела бы максимально скрыть своё присутствие от лесорубов, то столкнулась бы с рядом трудностей. Здесь, возле дороги, царило раздолье. Такое, какое крайне редко можно было встретить в западных областях Империи, густо покрытых лесами, деревья которых своими боками тесно подпирали пути и тропы. Валенсийский тракт же, наоборот, вольготно бежал среди полей, оставляя лесные массивы на довольно большом от себя расстоянии. Во всяком случае так было здесь, на первой половине пути. Деревья конечно были - небольшими островками рощиц встречались они то тут, то там, но возле единственной такой на всю ближайшую округу и расположились пришедшие сюда раньше, люди. И чем гуще становился крадущийся навстречу вечер, там ярче выделялось на фоне этого мрака мерцающее сияние костра в их лагере. И было бы странным предположить, что если Шада тоже разведёт костёр, то он не будет также виден с другой стороны.
Предстояло либо помёрзнуть, либо выдать своё присутствие.
Впрочем, это же были Люди. Живые. Чего их бояться?...

4

Шада, придерживая за поводья коня, отошла от тракта на достаточное расстояние и остановилась. Местность была степная, лишь поля да тракт. Высокие деревья темнели где-то на горизонте, обозначив начало леса. Но до туда было далеко, а самая ближняя роща находилась по ту сторону тракта и как раз оказалась занята лагерем лесорубов.
Ну что же, главное, не замерзнуть на этой ветреной равнине... Запасов воды и еды у Шады было более, чем достаточно. С дальними соседями она могла смириться, главное, что бы они так и оставались дальними.
На глаза попался широкий старый пень, который видимо так и не смогли выкорчевать местные крестьяне. Девушка прицепила поводья за торчавший из земли корень и скинула сумки на пень. Уже почти стемнело, а нужно было собрать веток и развести огонь, и конечно как следует подкрепиться.
Все следующее время Шада была занята сбором камней и веток, что отгоняло холод и даже позволило откинуть полы плаща за плечи.
Служебный конь флегматично следил за тем, как девушка выкладывает камнями границу костра, дабы не спалить все поле, и пожёвывал высокую полевую траву. Уже совсем стемнело, когда уставшая девушка наконец уселась перед трескучими языками пламени, над которыми, держась на самодельной перекладине, покачивался походный котелок.
Ожидая, когда нехитрая похлёбка будет готова, Шада глядела в сторону огней в далеке, туда, где располагался лагерь. Могла ли она присоединиться к ним, сидеть у большого костра и чувствовать себя в безопастности? Возможно, раньше она бы так и сделала... Теперь же Шада ловила себя на мысли, что наслаждается одиночеством и чувствует себя увереннее, сидя на пне в чистом поле и слушая треск костра и ржание верного коня. Шада прекрасно понимала, что не останется незамеченной, да она и не скрывалась. Она открыто показывала своё местоположение, подразумевая тем самым, что ничего дурного не задумала. Да и чем может быть опасен одинокий всадник целому лагерю? Вряд ли она представляла какой-то интерес для них и такой расклад ее полностью устраивал. Шада вообще не любила связываться с кем-то или чём-то посторонним, пока выполняла поручение.
Похлёбка начала весело булькать и источать мясной аромат. Девушка, сдерживаясь, чтобы не обжечься, сняла котелок с огня, набросала в бульон куски хлеба и принялась за ужин. Похлёбка показалась ей намного вкуснее съеденного накануне супа у Валленсов, хотя язык она все же умудрилась обжечь. Кутаясь в длинный плащ, гонец сидела на пеньке, вытягивая ноги к костерку и соскребая ложкой остатки похлёбки со стенок котелка.

5

С наступлением темноты воздух стал зябким и влажным, как частенько бывает в весеннюю пору. Мир наполнился особым ночным песнопением - пока ещё редким и едва слышным сверчковым посвистом да мышиной вознёй на самой границе света. Здесь, в валенсийских полях, было очень много мышей. Как и змей, для которых первые являлись основным источником пищи. Треск пламени, хрустящий, приятный слуху, вносил в этот ансамбль дикой природы немного уюта. Впрочем, всякий, кому было не впервой оказываться в пути весной или осенью, когда ночь могла продирать до костей холодом ещё не прогревшейся солнцем земли, знает, что уют этот всё же весьма относителен. Путников могло изрядно поджаривать с одного бока и подмораживать с другого, так и Шада сейчас чувствовала как подпекаются протянутые к костру ноги, а прохлада, на контрасте, так и норовит укусить её за лопатки. Необычное ощущение, которое тем не менее, могло показаться даже приятным тем, кто действительно соскучился по настоящей  свободе.
Сытость и растекающееся изнутри тепло разморили девушку и та, даже несмотря на не самые комфортные условия, начала чувствовать подступающую сонливость. Из этого состояния её вывел фыркнувший и затоптавшийся на месте конь, который до того момента, дремал повесив голову и поставив на край копыта поджатую заднюю ногу. Шорох, куда более навязчивый чем естественные полевые отзвуки послышался со стороны далёкого мелькающего пятнышка костра чужого лагеря.
- Ах тыж... гадюка... - отдалённый, и тем не менее пронзительный в кристальной чистоте ночного воздуха, шепот отрывками касался слуха Шады. Говорили мужчины и судя по грубости, различимой даже сквозь намерение приглушить речь, это явно не были достопочтенные господа...
- Тише ты... уж это...
- Сам ты ... уюж...
- Тшшш... вдруг таки тать какой, а ты орёшь...
- Да баба это, сам видел...
- Ты то увидишь...
Судя по всему, говоривших было трое, но увидеть точнее не получалось из-за густой темени сгустившейся за пределами круга света. Так всегда бывает, после того, как посмотришь на яркое пламя...

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-09-30 15:04:00)

6

Гонец сидела на широком пеньке, кутаясь в длинный плащ и повыше подняв воротник. Опустошённый котелок лежал рядом на траве, остывая. Сквозь усталое сознание лёгким стрекотом проносились сверчки, дальними шорохами пробегали полевки, шелестела от ветра высокая трава, на задний план ушёл спокойный треск костра... Звуки перемешались между собой, становясь глуше и дальше. Согретое едой и костром тело расслабилось, чувствуя уютную мягкость плаща. По суставам Шады лениво растекались сонные волны, веки отяжелели, постепенно закрываясь. Сейчас уже встану... разложу спальный мешок... ещё немного только посижу, так хорошо и тепло ведь... Нестройные мысли сами расставляли акценты. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы сонную Шаду не растревожило резкое фырканье коня, который нервно затоптался на месте. Девушка вскинула голову, глядя на лошадь.
- Аа..?Что это ты? Приснилось чего?.., - пробормотала гонец, часто моргая и сбрасывая с себя пелену сна. Наконец и до девушки донеслись выходящие за привычный набор полевых звуков шорохи. Эти звуки слышались со стороны лагеря. Видимо, соседи не разделяли ее желания поспать. Шада продолжила недвижимо сидеть, только тело под плащом напряглось, мышцы скинули с себя сонную слабость, разгоняемую адреналином. Отрывки разговоров гонец услышала, из чего сделала выводы о том, что приближающихся соседей трое, это мужчины и явно не благородного происхождения. Шада поморщилась, продолжая всматриваться в темноту и ожидая, пока глаза привыкнут к резкому переходу от света огня. Сейчас я вам покажу бабу... Аристократическая сторона девушки уязвлено скрестила руки и обиженно отвернулась. Сама же Шада, напоминая себе о том, что сейчас она солдат, а перед ней скорее всего мирные жители провинции, встала с пенька, выпрямляясь.
- Кто здесь? Покажитесь! -  звонкий девичий голос разрезал ночную тишь. Одной рукой под плащом она провела по стройному ряду рукоятей метательных мечей, будто вспоминая, что неплохо умеет постоять за себя. Эти дни в Валенсии, наряженная в шелковые платья и отдыхающая в роскошных покоях, Шада и впрямь немного поверила, что это ее жизнь. Теперь же, вдыхая прохладный воздух, чувствуя запах дыма и походной еды, она осознала, что эту часть жизни вычеркнуть так просто уже не получится.

7

Глаза постепенно привыкали к темноте, и девушка уже могла выхватывать из сплошной ночной пелены силуэты приближающихся фигур. Их действительно трое.  Впрочем, предполагать, что лагерь лесорубов пришёл к ней в гости полным составом, было весьма опрометчиво. Даже несмотря на то, что ещё на подъезде девушка окинула его взглядом лишь вскользь, этого было достаточно, чтобы отметить, что там обосновалось не менее восьми, а то и десяти человек. Так что не спалось, скорее всего, именно этим троим, а вот по какой причине - оставалось только догадываться.
Девичий возглас внёс сумятицу в нестройный рад приближающихся фигур, заставив их остановиться и воззриться на хорошо освещённую пламенем костра Шаду.
- Говорил же - не тать... - зашептала одна из фигур, но получив лёгкий тычок локтем под бок от своего товарища, притихла.
- Хе-хей, красавица... - один из них, довольно крупный мужчина с чёрной, вьющейся мелким бесом, бородищей, примирительно махнул рукой и вышел на границу света, наконец позволяя себя рассмотреть.
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - Мы тут это... с друзьями глянуть пошли, что да как, и кто же знал что у нас такие очаровательные соседи окажутся...
Вот уж кого нельзя было принять за благородного мужа не при каких условиях и в любом состоянии сознания. Широкий, коренастый, он довольно сильно походил выросшего до человеческих размеров гнома, с крупным носом и кустистыми бровями, похожими на две тёмные волосатые гусеницы. Манерами он тоже не отличался, совершенно не стараясь как по-особенному и витиевато строить фразы. С сальной усмешкой на полных, тающих в бороде, губах, он рассматривал Шаду с неприкрытой наглостью. Возможно, с его точки зрения это был своеобразный акт внимания, но в благородных кругах так никогда не стали бы смотреть на леди.
Вслед за ним на свет показались ещё двое. Один высокий, с суровым лицом и жесткими глазами, другой на вид самый обычный, почти ничем непримечательный. По сравнению со своими приятелями он казался серым и маленьким, и в отличие от первого, который вёл себя так, будто бы был хозяином обстановки и вторым, который своим видом источал лишь непоколебимую суровость, казался немного взволнованным и явно не зная куда себя деть, мял в ладонях край своей рубахи.
http://storage2.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137530_3276357_4f6b49fef4.png
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_4222838_b7f586d60d.png

8

Ночная тьма понемногу отступала, очертания людей, подходящих к костру, стали заметнее. Они, видимо, не ожидали, что голос окажется женским. Вся троица замешкалась. И не удивительно, встретить на ночь глядя посреди полей одинокую всадницу. Конечно, вопросы вызовет.
Наконец, один из мужчин, по манере говорить и держать себя явно лидирующий в их троице, вышел к костру. Мягкий свет огня  позволил Шаде хорошенько его разглядеть. Фамильярность и общую неграмотность языка она заставила себя пропустить мимо ушей. А что ты, собственно, хотела от дровосеков? Или кто они там?.. За годы службы Шада всякого навидалась, не стоило судить строго людей, у которых не было ни возможностей, ни денег, ни способностей для должного образования. Они от этого людьми быть не перестают. Впрочем, стоит отметить, что Шада и с совсем бандитскими персонами дел никогда не имела.
Девушка ощущала, как три пары глаз рассматривают ее. Она не поняла, заметили ли они позолоченную фибулу, приколотую на плаще под горлом. Широкий и длинный, плащ скрывал полностью фигуру Шады.
- Кто вы? И куда путь держите? - на правах "хозяйки" первая спросила Шада у "гостей". Она поняла, что просто так они не уйдут. Что вело их, любопытство? Скорее всего. Надо же проверить, что за таинственный объект разместился по соседству, а ведь то и не уснуть. Особенно, когда относительно рядом расположился город-призрак, из которого так и веяло промозглым холодным ветром.
А возможно, им и нужно было что-то. Помощь? Шада снова присела на пенёк, позволяя полам плаща смяться и показать часть перевязи с мечом и метательными ножами. В свою очередь она сказала:
- Я не побеспокою вас. Переночую и с рассветом двинусь дальше, - Шада открыто глядела на заговорившего с ней. Сложно было сказать, что она с ним дружелюбна, но и грубости в ее голосе не было. На остальных двоих гонец взглянула мельком, они молчали и, видимо, предоставляли право говорить за всех гному-переростку.

9

http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - А к тебе и держим, красавица! - разухабисто усмехнулся лесоруб подходя к костру и протягивая к огню широкие ладони, венчающиеся толстыми, на вид не слишком цепкими пальцами - колбасками, - неужто к своему костерку не примешь?
Несмотря на хозяйское поведение Шады, индивид этот, чувствовал себя полноправным хозяином положения. Да и другие не отставали и следуя примеру своего заводилы, оказались вблизи костра с явным намерением здесь задержаться. Оставалось только гадать о том, как подобные формы жизни умудрялись раз за разом просачиваться в генофонд человечества. Впрочем, само человечество было к подобному, в большинстве своём, предельно терпимо, так что и удивляться тут было особенно нечему.
Даже если мужчины и заметили фибулу девушки, и даже если и сумели вот так сразу различить символику, то здесь, среди ночной тишины, бескрайних полей и мышиной возни, это едва ли имело какое то значение. Куда более значительной в их глазах стало показавшееся из-под тканей плаща, оружие.
http://storage2.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137530_3276357_4f6b49fef4.png
Второй Человек: - Смотрик, чой тут у нас, - голос высокого мужчины с жестким лицом оказался грубым и неприятным, а сама по себе речь, для аристократического слуха Шады, была корявой даже в сравнении с её первым собеседником, - ещё небось и крутить ентим могёш?
Внимание всех троих теперь было приковано к бёдрам девушки. Не самое приятное осознание...
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - Ого, да ты, красавица, совсем серьёзная, смотрю, - ожидать трепета, восхищения или страха со стороны мужчин, было пожалуй, слишком наивно. Сами они ведь тоже не были безоружны - на поясе каждого висел нож, простецкий, не боевой, но несомненно хорошо заточенный - необходимая вещь в любом деле за пределами городских стен и неустанного бдения стражи.
Человек: - Не бандитка случаем? - зычно загоготав, предложил широкий, судя по всему, совершенно не расценивая Шаду как боевую единицу.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-10-03 15:28:57)

10

Шада поначалу даже опешила от бесцеремонности и хамства "новых знакомых". Когда те подошли к костру, вытягивая руки и греясь, девушка почувствовала, как в ней закипает злоба. Да что они вообще себе позволяют?! Темноглазая мысленно обозвала каждого из троицы не самым приятным словом, но вслух этого не произносить её терпения еще хватало. Шада не была жестокой, и если наступившая война научила её разделываться с нечистью, то в случае с людьми все было намного сложнее... Ведь девушка даже ни разу не убивала живого человека, было пару случаев боя, но все заканчивалось лишь не смертельными ранами. С нежитью то свои права качать не надо, им не докажешь ничего, бери да бей. Люди в этом аспекте - сложная натура, у каждого свой характер, каждый индивидуален...
- Ваш костер поболе да и греет он лучше, - медленно проговорила Шада похолодевшим тоном. Она всем своим видом показывала, что собеседник из нее никакой и гостеприимные посиделки тоже отменяются, - Посмотрели? Убедились, что никакого вреда я вам причинять не собираюсь? Вот и возвращайтесь в свой лагерь, высыпаться перед дорогой. Девушка не теряла надежды уговорить троицу по-хорошему. Грубить и угрожать мирным гражданам ей совсем не хотелось. Все люди сейчас на одной стороне, и делают одно дело...правда по-разному, кто-то поручения доставляет, кто-то древесиной снабжает. Все нужны, все важны, как говорится.
Имперскую фибулу её соседи, к сожалению, не заметили, зато мелькнувшее под плащом оружие произвело явный фурор. Но все последующие реплики имели подтекстом твердое убеждение, что обращаться с этим оружием Шада умеет постольку поскольку. Шаду это задело, она одарила обоих говоривших свирепым взглядом, чувствуя, как щеки ее заалели.
- Вы про это? - девушка ловко вскочила с пенька, выхватывая меч из ножен. Адреналин стремительно растекался по венам, давая чувство легкости и наполняя энергией. Остатки сна окончательно сбежали куда-то в сумрак ночи за границей света от костра. Заточенное лезвие сверкнуло над огнем, проносясь в сантиметре от растопыренных пальцев греющихся у костра дровосеков. - Могу и покрутить, ага!
Ох, как хотелось разрезать мечом пояс одного из грубиянов и посмотреть, как тот будет удерживать свои штаны... Но Шада вместо этого вложила меч обратно в ножны быстрым умелым движением, продолжая стоять по другую сторону от костра. Хоть каждый из мужчин и был выше её ростом и больше в комплекции, она ни сколько не сомневалась, что при ее желании, каждый из них побежит в свой лагерь, придерживая спадающие штаны.
Шада больше не хотела ничего говорить, последней её мыслью итак было то, что она переборщила. Но реплика низкорослого мужчины про бандитку заставило утихающее в ней пламя разгореться с новой силой. Ее назвать бандиткой?! Шада терпеть не могла нарушителей закона. Она на дух не переносила всех криминальных личностей и всегда держалась от них подальше. И это сравнение просто выбило из калеи. Гонец вытянулась в струнку, впиваясь в рукоять меча и слушая гогот самого говорливого из всех троих.
- Вы разговариваете с Гонцом Мистерийской Империи, который находится на задании Лорда Венкуса - Управляющего Валенсией! - отчеканила Шада, делая шаг вперед. Свет костра отразился в темных глазах. - Ваше дальнейшее пребывание здесь будет расценено как воспрепятствование делу государственной важности... или даже как государственная измена, - напряжение достигло своего пика. Девушка медленно переводила взгляд с одного на другого, а затем на третьего. Этот третий показался ей наиболее слабым, поэтому она решила его дожать. - Ты знаешь, что бывает с теми, кто попадает под статью шесть имперского Свода Законов? - тоном, не предвещающим ничего хорошего, спросила Шада у него. То, что обычные дровосеки в совершенстве знают структуру и четкие формулировки статей Закона Шада сомневалась, поэтому  позволила себе немного исказить их.

11

Раздался приятный слуху звон извлекаемой стали и огненный блик пойманный на кромку меча по дуге расчертил темноту валенсийской ночи. Когда Шада вскочила на ноги, порыв прохладного ветра растрепал её тёмные пряди, а пламя, отражённое в ореховых глазах полыхнуло жгучим янтарным отблеском. Оказавшийся слишком впечатлитеньным, или вовсе того не ожидающим, худой мужичонка, до того момента не произнёсший ни единого слова, громко вскрикнул и отшатнувшись от костра, запнулся о спутанную траву и повалился навзничь. На вопрос девушки он лишь ещё шире распахнул глаза и отрицательно замотал головой, судя по всему будучи готовым отползать от неминуемого падения статьи прямо так - на локтях и по земле. Второй же, здоровый детина, также отпрыгнув в сторону, среагировав для простого деревенщины довольно резво и нахмурив густые, кустистые брови одним движением вытащил из чехла свой нож. Он, кажется вообще не понял что имела ввиду Шада и теперь взирал на неё недоумевающе-злобно.
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - Воу, воу... - заводила отступил назад поднимая вверх свои короткие руки. Он не казался испуганным или трепещущим, но пыл явно по умерил - насмешка, всё ещё красующаяся на полных губах человека стала казаться натянутой и неестественной, - не горячись ты так... будто шуток не понимаешь...
За казалось бы примирительным тоном, в голосе лесоруба читалось напряжение, которое вполне можно было списать на тот же адреналин. Однако же и без того было понятно, что сдача позиции была ему неприятна вдвойне - под тяжестью век, в глубине глаз поселилась промозглая жесткость, которая раньше была незаметна под мороком насмешливой непрезентабельности. Что и сказать, с людьми всегда было сложнее, но даже так, был ли смысл их жалеть? Был ли резон полагать, что сейчас все люди были на одной стороне? Был ли резон полагать, что люди хоть когда-то были на одной стороне? Каждый решал за себя. Кто-то принципиально, кто-то теша себя иллюзиями.
Человек: - Чевой, чевой? Нет тут никакого свода, красавица, только небо звёздное, - конечно, было бы глупо полагать, что после угрозы, мужчина сразу перейдёт на высокий слог, да и понимания сути вопроса, похоже обошло стороной выходцев из простого народа. Однако, витиеватая речь Шады, оперирующей законодательной терминологией внесла коррективы в их положение - мужчины теперь смотрели на неё настороженно, и столь вальяжно приближаться к костру пока не стремились.
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_4222838_b7f586d60d.png
Третий человек: - Да магиня она, каменная, вот чевой, - заговорил едва оклемавшийся от пережитого потрясения тощий и стал осторожно подыматься на ноги, - сейчас как долбанёт тебя сводом и поделом...
Поднявшись, он юркнул за спины товарищей, но без них никуда уходить не торопился и теперь уже с откровенным опасением рассматривая новоиспечённую магиану.
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - Да ладно те, магиня, то то и верно, что наш костёр поболе будет, - хмыкнул себе в усы заводила, растирая уже успевшие озябнуть толстые пальцы, - не хочешь тогда в гости заглянуть, а? А то небось замёрзла тут с этой фитюлькой. Как раз растолкуешь про свои эти, своды, хах... отогреешься...

12

Реакция мужчин оказалась не совсем такой, какой представляла себе Шада. Она не хотела ущемлять их самодовольство, лишь припугнуть. Но, похоже, эти понятия оказались весьма идентичны. Единственный, кто отреагировал кое-как ожидаемо, это третий, наиболее неуверенный в себе сосед. Он по-началу аж свалился в густую луговую траву, вызывая нервное ржание служебного коня. Шаде даже стало стыдно, она не ожидала такой яркой реакции на свои слова.
- Шутки шутить я сейчас не настроена..., - ответила она лидеру "тройки", поднимающему руки вверх и отходящему назад. Пусть она и подействовала на них устрашающе, благодаря финту с мечом,  но тупое "животное" запугивание дровосеков претило всякой чести девушки. Шада отметила, как поменялся в лице низкорослый мужчина, а эмоции, отразившиеся в его глазах, давали понять о том, что его смирение было очень даже косвенным. Ну же Шада, пора уже уметь приструнить гражданских, пользуясь служебным положением... Уязвила себя девушка. Внутренне она запаниковала, чувствуя, как упускает из рук владение положением.
- Возвращайтесь в свой лагерь, дровосеки, не тратьте час сна на лишнее, - четко произнесла Шада, мимолетным движением доставая из мешка точильный камень. В другой её руке оказался метательный нож. Скрипучий монотонный звук затачиваемого лезвия нарушил ночную тишь. Твердый взгляд девы не отрывался от самого говорливого мужчины. Она видела, как тот сдал свои позиции, пусть и нехотя.
- Ночь в этих краях не самая безопасная... Без вас лагерь остается открытым для зловредных тварей, - мимика Шады казалась весьма правдивой, - В случае чего с этой стороны вы прикрыты, сон у меня чуткий, не сомневайтесь, - весьма многозначно проговорила темноглазая, подкидывая собранного заранее хвороста в огонь.

13

Манипуляции с метательным ножом не остались незамеченными для рослого мужчины с рефлексами бойца. Злой взгляд быстро метнулся в сторону её рук с прищуром и явным недовольством. Вообще, из всей троицы, он мог вызывать особое беспокойство - Шада даже могла бы предположить, что жизнь он свою провёл не только в поле и за рублей дров. Бывший военный? Наёмник? Разбойник?... осевший дезертир? Вариантов было много. Но даже так, лицо его нельзя было назвать "лицом простого доброго, но необразованного человека" - откровенная жестокость, примеченная девушкой ещё в первый раз, сейчас собиралась в действительно плотную, грозовую массу. Он не улыбался, и в отличие от своего приятеля, как и сама миледи, шутки шутить был не настроен. Впрочем, в разговор он при всём при этом не вступал, да и каких либо физических поползновений в сторону Шады совершить не стремился. Что, впрочем, не отменяло исходящего от него ощущения опасности.
Что же касается остальных, то худой мужичонка, похоже, только рад был оказаться подальше от подозрительной "магини" - простой люд порой относился к обладателям дара с суеверным трепетом, а этот человек действительно мог бы подойти под описание "проще некуда" и поверить в наличие волшебных возможностей даже если таковые и не были продемонстрированы в открытую. Надолго ли? Даже самого недалёкого человека невозможно было дурачить вечно... если конечно речь не шла о каких-либо по-настоящему серьёзных отклонениях в развитии.
Заводила же оставался при своей манере, то ли в угоду упрямости, то ли из-за недостаточного понимания предмета беседы. А скорее всего из-за всех этих факторов вместе взятых.
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - Чтож, красавица, это мы запомним, - как-то уж совсем гаденько усмехнувшись, он от души сплюнул на траву и развернувшись, чуть вразвалочку двинулся в темноту. Он явно был не настолько простецки туп, чтобы внезапно проникнутся некими "зловредными тварями", особенно если предположить, что в этих местах лесорубы промышляли не первый день, и возможно даже не первый год.
Его приятели двинулись следом - худенький почти с радостью, высокий же, только после того, как одарил девушку крайне тяжелым взглядом. От такого вполне могло бы стать не по себе - будто бы даже и не на человека он был направлен.
Вскоре все три силуэта скрылись в чернильной темноте ночи, но от беспокойства Шада едва ли могла бы избавится так просто. Пережитая встряска давала о себе знать внезапно накатившей усталостью, а странные последние слова заводилы точно эхо, раз за разом повторялись в сознании миледи.

14

Шада, задержав дыхание, подождала, пока мужчины отойдут от костра, а затем шумно выдохнула. Их тяжёлые жёсткие взгляды и последние слова их лидера - все это совершенно не радовало. Шада может и не боялась их в открытом бою, но что-то ей подсказывало, что подобные личности не побрезгуют действовать исподтишка.
Гонец задумчиво поменяла затачиваемый нож, глядя в спины удаляющейся в ночной темноте троицы. Сейчас девушка пожалела, что не путешествует на пару с кем-то. От осознания того, что этой ночью она абсолютно беззащитная будет спать прямо возле таких людей, Шада поёжилась. Однако усталость вновь накатывала, беспокойное сознание тонуло в вязкой тине. Первой мыслью было сменить местоположения, но на новом месте также придётся разжечь костёр, обнаружив себя, иначе Шада замёрзнет. Второй мыслью было установить обнаруживающие ловушки, Шада начала рыться в походном мешке в поисках чего-нибудь подходящего. Но никакой веревки у неё не было с собой, искать редкие в поле веточки ночью - тоже идея не из лучших. Девушка поджала к себе колени, приобняв их, и положила сверху подбородок. Мутный от усталости взгляд медленно обводил местность за костром. В голове было предательски пусто, только в отдалении сознания эхом вторили друг друга последние слова лесоруба. Шада шмыгнула носом, подкинув в костёр ещё пару поленьев, заранее сложённых около с расчетом на целую ночь. Сил не оставалось даже на то, чтобы моргать, на какое-то время девушка погрузилось в полную темноту и давящую тишину. Так прошло пару минут или часов, гонец нехотя открыла глаза, будто выныривая из пучины сна, звуки ночи снова резко вышли на первый план.
Ей ничего не оставалось, как развернуть спальный мешок, и, завернувшись в плащ, залезть в него. Снятая перевязь с мечом лежала у девушки под правой рукой, сокращая время схватить оружие до секунд. Ремешок с метательными ножами тоже пришлось снять, свернув его у изголовья. Остались лишь маленькие ножики с сапогах и в наручах.
Шада лежала спиной к костру, вслушиваясь в ночную тишину. Вскоре звуки потонули с монотонном гуле, который затягивал сознание в глубину сна. Девушка сама не заметила, как уснула.

15

Беспокойный и тревожный сон захватил Шаду в свои объятия. Смутное волнение, никак не отпускающее девушку после встречи с местными, вышло за пределы реальности и мягко прокралось туда, где у неё было меньше всего власти - в её собственное сновидение. Фигуры, голоса звуки, запахи. Мутным маревом они кружились вокруг. Бессознательное, спутанное месиво из искажённых образов и осколков, разбитых вдребезги чувств. Она чувствовала, как осколки их впиваются в ладони, проникают под кожу, жгучим, горячим пламенем растекаются по венам вместе с кровью, заставляя испытывать нестерпимую, неодолимую боль от потери. От всех потерь одновременно, которые ей только довелось пережить. Здесь, в этом месте не было смысла, здесь, в этом месте не было даже её самой. Только оголённое, неприкрытое ни телом, ни разумом, кровоточащее чувство...
Капля упавшей с неба влаги раздробила спокойствие мутной глади под ногами. Голоса вышли из-за полога туманного савана, забрезжил тусклый свет. Неприятный, белый. Такой, какой бывает промозглым осенним утром, когда последние воспоминания о пряном, тёплом лете уже успели затеряться в череде однообразно серых будней.
Лоточники наперебой зазывали покупателей приобрести их товары, тусклые, словно перемешанные с бесконечно серым, краски одежд и лиц, грязными пятнами мелькали в череде нескончаемого потока людей. Здесь тоже не было Шады. Только пустота да горькое равнодушие, такое, какое можно было ощутить лишь на грани последнего забытья. Или в муторном сне, оставляющем после себя неприятное, прогорклое послевкусие.
На прилавках лежала рыба, испуская в воздух характерный резкий запах, в нотки которого периодически вписывались оттенки разложения и тлена – запах, который будет преследовать её во снах ещё очень и очень долгое время. Но здесь не было Шады… только безликая тень, созданная для восприятия этого испорченного, искореженного её подсознанием мира.
Рыба была повсюду. Мёртвая, живая. Мёртвая, которая казалась живой. Множество серых, подёрнутых белёсой дымкой, глаз не мигая, смотрели  её сторону. Недвижимо. Беззвучно. Гнилые глаза…
Мгновение, за мгновением, растягивающимся в бесконечную колею безвременья. Рыбий взгляд на самой коже. Под кожей. Уже внутри…
- Шада?... – знакомый голос, тронутый удивлением и бесконечной нежностью разбивает пустоту, заставляя девушку, наконец, вспомнить своё имя. Вспомнить свою историю. Она не может не развернуться, безвольная, всё ещё не в своей власти, ещё не до конца в своём времени. Она не может не повернуться к нему, ожидая встретится взглядом с серой сталью глаз возлюбленного. 
Чёрные волосы, тусклые в неверном белом свете и усталая улыбка, тронувшая потрескавшиеся губы. Горечь скользит в воздухе, разделяя весь существующий мир на тот, который был при нём и тот, в котором его не стало.
Но у него глаза рыбы, не человека. Круглые, без единого намёка не веки, серые мутные шары наполненные гнилью и гноем. Тронутые мёртвым бельмом зрачки вперились в её лицо, цепко, остро, словно бы действительно могли видеть.
- Шада, почему ты не можешь принять меня?... – голос его, живой, наполненный печалью и тоской, мягко касается её слуха, но она могла видеть только глаза. Глаза рыбы. Глаза мёртвой, гнилой рыбы.
Он… или нет, уже оно… тянет руку, нежно, осторожно, словно бы боясь вспугнуть застывшую в ужасе девушку. Совершено безумное сочетание воплощённого кошмара и ласки выбивает из колеи даже сильнее, чем его внешний облик. Это не то, во что она верила, не то, что она знала всё свою сознательную жизнь…
- Прости… но тебе надо идти…

Реальность вторгается в сон стремительной, опустошающей волной, вышибая Шаду из охвативших её иллюзорных образов и чувств. Реальность полнится ночью, треском поленьев за спиной и дико колотящимся сердцем. Что-то не так – Шада знает это, чувствует это кожей, но слишком поздно – дорожная усталость не дала девушке возможности заранее почувствовать приближающуюся опасность. Опасность, разрушающую понятие абсолютно идеально выверенного дуального мира, там, где с одной стороны находилось блестящее идеальное добро, а с другой – неизменно отвратительное и гниющее заживо зло.
Живой добрый мирный житель, с горящей в тёмном взгляде жестокостью, набросился на неё сверху, намереваясь приставить заточенное лезвие своего ножа к её шее. Он медлил только потому, что не хотел убить сразу. Тот самый, из троицы - крупный детина с грубой, исковерканной речью.  Заводила тоже был тут, подбежав с другой стороны, он вцепился девушке в плечи. Сама по себе хватка его была не сильной, и куда большую проблему представлял собой именно вес этого человека – пересилить его напрямую было бы весьма непросто для Шады. Третьего человека – худенького и робкого она не заметить не успела, скорее всего, он просто отказался участвовать в этой сомнительной авантюре.

http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - Я до последнего был уверен, что ты окажешься умнее и просто свалишь отсюда… - усмехнулся он, давя своими ручищами в хрупкие девичьи плечи.
Ещё бы пара мгновений и лезвие уже коснулось бы её кожи. Ещё бы пара мгновений сна…
Впрочем, и эти выигранные секунды теперь утекали крайне стремительно.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-10-12 12:41:15)

16

Шада незаметно для себя потонула в собственном растревоженном сознании. Оголенные нервы давали разрядку во сне, превращая все вокруг в хаотичное бесформенное нечто. Шада тоже была частью этого бесконечного многогранного месива, она не ощущала своего тела, не могла пошевелиться, даже моргать. Ее дергало и мотало в параллель с движением мутных потоков. Постепенно мельчайшие частички вокруг начали группироваться, системно двигаясь по какому-то явному порядку, объединяясь в острые осколки. Шада опустила взгляд вниз и обнаружила, что у неё появились материальные руки, в них впивались мириады осколков. Девушка отрешенно смотрела на струйки крови, которые стекали с ее ладоней и, подхваченные бесформенными потоками, впитывались в них, каждый раз обагряя окружающее во все более и более алый цвет. Наконец, будто осознав увиденное, Шада ощутила накатывающую волну боли. Эта боль начиналась с острой и резкой, от порезов на руках, затем боль впитывалась в раны, проникала в вены, тупой и ноющей двигалась вверх по рукам, к сердцу. Девушка беззвучно закричала, хотя у неё не было рта, ее самой не было в этой бушующей пустоте, только всепоглощающая боль.
Будто смилостивившись над хозяйкой, сознание позволило прохладным каплям дождя с шипением впитываться в мучительную агонию, делая ее слабее. Багряное мутное марево прояснилось, прорезаясь тусклыми лучами солнца. Захотелось вдохнуть свежий холодный воздух этого сонного и будто отрешённого утра. Но Шада вновь не была действующим лицом, она лишь наблюдала откуда-то сбоку рыночную суету. Взгляд скользил по прилавкам - рыба, ещё рыба... склизкая чешуя подгнивающего товара маняще поблёскивала и Шада не могла отвести взгляд. Тушки рыбы лежали и на крышах торговых палаток, в серых тоннах живности виднелись ещё подёргивающиеся хвосты, которые издавали мерзкий чвакающий звук. До девушки донёсся знакомый разлагающийся запах, от которого немело горло и подкатывала щекочущая тошнотворная волна. А ещё глаза  каждой рыбы, замутнённые белой поволокой, были направлены точно на Шаду. Кто-то произнёс ее имя... этот мужской голос она узнала бы и через тысячу лет. 
- Это... правда ты? - обессилено просипела Шада, пытаясь не уноситься в круговорот чувств и воспоминаний, нахлынувших на неё с могучей силой.
Это были его волосы, его лицо... Шада безвольно остановила свой взгляд на сухих потрескавшихся губах, они улыбались... тупая ноющая боль с грохотом била в виски с периодичностью пульса. Девушка с усилием подняла взгляд выше и тут же панически отпрянула. Точнее, хотела отпрянуть и отвести взгляд от бездонных выпученных глаз рыбы на месте глаз любимого, которые она помнила. Но не могла ни пошевелиться, ни закрыть глаза, оставалось лишь давиться собственным омерзением и одновременно наслаждением.
Почему, как, зачем... все эти вопросы не всплывали в сознании, Шада не  давала себе отчета в том, что вообще происходит. Образ любимого с рыбьими мутными глазами приблизился к ней, девушка вновь содрогнулась от ужаса, но тихий родной голос заставил испытать мимолетное счастье. Ей хотелось снова слушать его, живого... смутный образ дотронулся до ее руки. От противоречивых чувств будто разрывало изнутри, деформировало все органы, перекашивало саму суть.
- Прости... но тебе надо идти... , - это была последняя фраза, сказанная голосом любимого. После чего Шаду со всего разгона швырнуло в реальность.
- Венум..., - слетело в губ девушки, будто она ещё продолжала диалог из сна. Но все было кончено: вокруг снова темнела ночь, за спиной потрескивал костёр, ночные шорохи и звуки наполнили слух. Даже не отойдя толком ото сна, Шада загривком почувствовала, что что-то не так. Эти мгновения дали ей возможность собраться, насторожиться. Будто в замедленном действии сердце девушки сжалось от неминуемого предчувствия беды.
Сначала массивная мужская фигура набросилась спереди, в отсвете от огня сверкнуло лезвие кинжала. Затем за спиной кто-то ещё надавил на плечи. Издав диковатый крик застигнутой врасплох кошки, Шада истошно замолотила ногами, целясь грубыми сапогами в живот, грудь, лицо напавшего. Лишь бы откинуть его от себя. До рук второго, державшего ее сзади она попробовала дотянуться ртом, чтобы с силой вцепится острыми зубами. А если бы это ослабило хватку, Шада подняла бы руки, вцепившись в череп мужчины и продавливая большими пальцами его глазницы. За спиной девушки был костёр, поэтому попятившийся нападающий должен был бы угодить в огонь.
- А я до последнего была уверена, что люди лучше немертвых..., - прохрипела девушка, часто дыша от нахлынувшего адреналина. Если бы ей все удалось, то она успела бы вскочить на ноги, держа двух нападавших перед собой.

17

Сил у Шады оказалось недостаточно, чтобы так просто отпихнуть в сторону довольно крупное, массивное тело, зато она была достаточно ловкой и проворной для того, чтобы нанести несколько хлёстких и крайне чувствительных пинков. Да и внезапное пробуждение девушки на целых пару мгновений раньше, чем предполагали нападающие, сыграло свою роль - не успевший принять более-менее устойчивое положение крупный детина с ножом, получив несколько ударов, в том числе и в область паха, приглушённо ойкнул и потеряв равновесие, повалился на девушку, неприятно прижав ту к земле всем своим телом. Это сильно затрудняло её дальнейшую манёвренность, однако, чтобы приподняться, мужчине пришлось упереться в землю обеими руками - в том числе той, которая сжимала нож. Это означало, что непосредственная угроза быть зарезанной здесь и сейчас отступила на неопределённый срок.
Что же касается второго, то зубы миледи безжалостно впились тому в толстую ладонь, заставив коренастого порывисто отдёрнуть руку и завопить.
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Человек: - Ах тыж стерва! Упыриное отродье! - выругался мужчина, резко вырывая руку и сдирая кожу об зубы девушки. От боли он ослабил хватку, а затем и вовсе отпустив её плечи, отшатнулся в сторону, как предполагала Шада - к костру. Он даже наступил на его край, заставив сотни мелких искр вспорхнуть в воздух с тлеющих поленьев, да только вреда такой огонь причинить ему не мог - высокие сапоги хорошо защищали кожу от воздействия не столь агрессивного жара.
Человек: - Что ты там возишься?! Держи её! - баюкая укушенную руку рыкнул коренастый - он, судя по всему не привык получать столь яростного отпора и теперь был несколько ошарашен болью - он сразу не показался девушке похожим на бойца, скорее на подбреха и всеобщего заводилу, который во время серьёзной заварушки предпочитает оставаться в стороне, лишь наблюдая за происходящим. То, что сейчас он вообще принимал непосредственное участие в авантюре, значило только то, что девушка действительно задела его гордость. Может словами, может умением. А может и вовсе - одним только своим существованием.
Инстинкты бойца и вкус чужой крови на губах подсказывали Шаде, что пусть она и не имела возможности действовать идеально быстро и идеально красиво - зато она просто могла действовать. Яростно, нечестно, подло. И в данной ситуации это было вполне оправданно.

18

Здоровенный детина, получив по причинному месту, скорчился и повалился вперёд прямо на Шаду. Тяжёлое мужское тело навалилось сверху, на мгновение перекрывая дыхание, и девушка подивилась тому, что ее не раздавило. Второй нападающий с укушенной рукой что-то выкрикивал у неё за спиной. Но Шада не особо вслушивалась, в ушах гремел адреналин.
Девушка почувствовала солоноватый вкус крови во рту. С запозданием пришло осознание, что это не ее кровь, а того укушенного.
- Что ты там возишься?! Держи её!
Боевой раж разгорался внутри, растекаясь пламенем по венам, заставляя почувствовать силу и лёгкость. Шада не хотела проливать кровь этих людей, но инстинкт самосохранения работал на передовой.
Нужно было выбраться из-под громилы, тот как раз упёрся ладонями в землю, планируя подняться. Этим он дал Шаде место для удара, чем она и воспользовалась. С силой лягнув ногой, Шада постаралась зарядить острой девичьей коленкой между ног здоровяка.  Кулачок отбивавшейся, в размерах с мужским, конечно, уступал, но смело был нацелен куда-то в нос человеку.
Шада надеялась, что попадёт, и нападающий ослабнет, хватаясь за причинное место и заваливаясь на бок. А если бы он ещё и выронил кинжал, то девушка его бы тут же схватила, откатываясь и вставая, наконец, с земли.

19

Попасть в нос человеку, который успел лишь чуть приподняться на руках, при этом попасть с достаточной силой - задача непростая. Однако, Шада не была бы собой, если бы не знала расположений большинства уязвимых точек на человеческом теле. В этом знании на самом деле не было ничего удивительного - базовая подготовка любого солдата и разведчика включала в себя такие вещи. И пусть девушка и не могла знать всех анатомических нюансов этих слабых мест, ударить по ним поточнее было вполне в её силах.
Адреналин кипел в крови и тренированное тело реагировало быстрее, чем мысль. Шада отвела руку в сторону и коротким, хлёстким движением тюкнула громилу не в нос, но в висок. Быстро в образовавшемся пространстве и сильно, насколько это было для неё возможным.
Человек - хрупкое существо. Человек мужского пола в этом плане не был исключением. Даже если в нём было почти под два метра ростом и целый комплект сопутствующей мышечной массы. Нападающий, невнятно рыкнув, мотнул головой и вперился в пространство перед собой пустым, осоловелым взглядом. Так, словно бы хотел увидеть перед собой лицо боевой девицы, но в итоге не увидел ничего вообще. Этой заминки ей хватило чтобы крутануться в бок, вышибая собой одну из рук, которыми человек упирался в землю - тот видимо был слишком дезориентирован ударом, чтобы целенаправленно пресечь подобные действия.
Миледи успела как раз вовремя - носок тяжелого сапога пронёсся в каких-то сантиметрах от её головы, ровно в том месте, где мгновение назад находилось её лицо. Крупный мужчина, за которым она не имела возможности следить будучи занятой первым нападающим, видимо, таки решил внести в ход сражения свою лепту. Ещё мгновение - и девушка вскочила на ноги, ощущая лёгкое нытьё в одном колене и боль в костяшках пальцев левой руки - той самой, которая недавно воссоединилась с лицом рослого громилы. Это был хороший признак - если было больно ей, то значит и нападающему прилетело не слабо. К слову он, всё же оказался крепким детиной и вместо того, чтобы разлёживаться, уже вовсю принимал попытки подняться на ноги - не слишком резво, но с достаточно гневным и целеустремлённым выражением на лице, чтобы гонец могла не сомневаться в его решительном настрое. Засветы от костра мешали Шаде рассмотреть детали, но он успела заметить, что правый глаз его густо заплыл кровью, и в купе с его жестким, злым взглядом это могло смотреться действительно жутко.
Крупный же, чуть замешкавшись от столь стремительного освобождение недавней "беззащитной" жертвы, подхватил с земли, выкатившуюся из потревоженного им костра, подпалённую лишь с одного конца палку, и размахивая ею из стороны в сторону побежал на девушку.
Оба противника были довольно близко, но приоритетом сейчас был именно низкорослый - несмотря на свои габариты, он не успел выдохнуться и действовал довольно стремительно. Одно было хорошо - оба противника пока находились в поле зрения девушки, а позади них догорали остатки костра, с одной стороны съедающие детали обстановки, с другой - резкими контурами темноты очерчивающие фигуры недоброжелателей. Позади неё растревоженный ночной потасовкой нервно топтался её служебный конь.

20

Прицельный удар острыми костяшками пришёлся ровно по виску громилы, нависшего над девушкой в горизонтальном положении. Один из наиболее уязвимых участков человеческого тела именно висок, и главное, что совершенно не важно при этом какого ты пола и комплекции. Так что для Шады это была отличная возможность выпутаться из тесного неудобного положения и, наконец, обрести контроль над ситуацией.
От удара мужчина явно потерял координацию и возможно на несколько мгновений был не отличим от мешка с песком. Этим надо было воспользоваться, девушка с силой оттолкнулась, перекатываясь вправо и вышибая одну из рук увальня, которой он упирался в землю. В это же мгновение Шада услышала свист и громкий удар сапогом по земле. Именно по тому месту, где была ее голова. Девушка каким-то подсознанием ещё успела отметить, что не зря собрала волосы в пучок, а то бы все могло произойти не так удачно.
Наконец, миледи оказалась на ногах. И оба нападавших были перед ней: один ещё не отошёл от удара в висок, но однако успел подняться на ноги. Второй же, быть может не так обученный воинскому ремеслу, как его товарищ, но помимо укушенной руки никак не пострадавший, требовал внимания. Он подхватил горящую палку из костра и ринулся на Шаду.
Девушка за те секунды, пока осматривала и оценивала ситуацию, уже выхватила из наручных креплений по метательному ножу.
Лёгкий прищур, цепкий внимательный взгляд девушки следил за движением руки с горящей палкой. А ну брось бяку... Подгадав момент, она отправила один из ножей "Калечащим ударом" обратной стороной, дабы выбить оружие из руки нападающего. Нож со второй руки полетел в той же технике и тоже обратной стороной, целясь по суставам ног.
После двойного броска девушка намеревалась юркнуть к своему спальному мешку за перевязью с мечом. Она была поглощена боем, не было времени на долгие раздумья. Но даже в таком состоянии в подкорке головного мозга стучали отрывистые мысли. Как же так... что я им сделала!?.. почему... разве так можно!? Шада не могла поверить, что люди могут ни за что лишить жизни...
- Остановитесь! Прекратите это, иначе вы пожалеете! - Шада не оставляла попыток прекратить эту драку по-хорошему.

21

Отточенным движением девушка отправила ножи в стремительно наступающего противника. Мечущийся в непонимании разум миледи, был словно бы отделён от сосредоточенного на выживании тела прозрачной плёнкой. Рукоять первого ножа с хрустом врезалась в человеку прямо в пальцы, вызывая у того вопль боли, непонимания и ярости. Он был больше, он был сильнее и он, родившейся, росший и живший именно в этом единственном миропонимании не мог взять в ток, что существо женского пола может хоть что-либо ему противопоставить. Второй нож врезался ему в коленную чашечку, и хоть бросок, избранный Шадой не пустил мужчине крови, это не отменило ни силы ни точности этого приёма. Девушка не могла сказать, насколько сильно она повредила ему сустав, но тот, неловко припав на повреждённую конечность, уже через мгновение выпустил из рук палку и завалившись на на землю, обхватил руками свою ногу.
Голосил он довольно громко, а состав его речи был по большей части весьма и весьма неприличным. Даже будучи вовсе не изнеженной обитательницей дворцовых гостиных, разведчица не знала значения и половины используемых в её адрес "терминов".
Выведя и строя первого противника, Шада скользнула к спальнику, но именно в этот момент дорогу ей преградил человек с ножом. Он не казался полностью оправившимся от удара в висок - его лицо искажала гримаса, которая могла вполне сойти за гримасу боли. Скорее всего у него болела голова. И тем не менее он был достаточно крепок и вынослив, чтобы не уступать этой помехе и теперь, подгоняемый ещё более разогретой злостью, мужчина встал в боевую стойку, характерную для кинжальщиков. Не совсем правильную, можно даже сказать корявую - его телосложение больше подходило для управления топором или мечом, но он, благо не догадывался о том, что последний находился буквально у него под ногами - прикрытый смятым спальником миледи. Он молча ждал, и судя по всему, был готов к повторению тех приёмов, что девушка использовала на его куда более неумелом товарище.
Возмущение, непонимание и затаившаяся обида всё ещё скользили в мыслях Шады, хотя после первого всплеска, поток рассуждения в её голове стал чуть более лаконичным и она могла бы предположить, что её всё же не хотели убивать. Что же тогда? Догадка оказалась даже хуже, чем её первое предположение. Пожалуй, даже смерть могла бы показаться милостью при таком исходе. Чтож... для представителей подобного слоя имперских граждан, надругательства над "незнающего своего места" девицами были действительно в порядке вещей.

Примечание

День добрый) Названия используемых приёмов для удобства лучше помечать жирным выделением.

22

Крик Шады о прекращении боя разбился о глухую звериную агрессию, а затем потонул в потоке ругани и сквернословия. Это бранился низкорослый, которому девушка, похоже, повредила пальцы и колено. Но Шаде не было жаль его, подобное поведение, будь на ее месте кто-то другой, могло вызвать не ушибы, а перерезанную шею. А она церемонилась, уговаривала, осторожничала, пока двое обезумевших от боли и унижения нападавших не брезговали ничем. Одно Шада успела заметить, хотя голова по большей части была занята боем. Они не торопились ее убивать, то лезвие, поднесённое к шее спящей миледи, не перерезало бы ее сразу. Что им было нужно?.. девушка не хотела продолжать эту мысль, но догадка уже принялась наполняться подробностями и деталями. Волна ненависти, омерзения и страха всколыхнулась внутри, заставляя каждую мышцу зазвенеть от напряжения.
До меча спокойно добраться ей не дал тюкнутый в висок громила. Ещё не очень уверенно, но тяжело, он встал перед Шадой. В огромной ручище кинжал смотрелся довольно комично, но он был все таки оружием. Мужлан внимательно смотрел на девушку, ожидая, что она начнёт действовать также, как и с его товарищем, который валялся на траве и произносил такие ругательства, что на Шаду будто ведро с помоями выливали. Это действовало на нервы, злость распалялась, девушка поймала себя на мысли, что могла бы заставить его замолчать одним броском ножа...
Но этого она не сделает. Ее руки и тело тренированы, она убивала, калечила, отрубала конечности, но то были немертвые. Брать на себя грех и решать, когда окончиться жизнь другого живого существа, она не готова. Хватит и кошмаров о тех, кого потеряла и бесконечных ужасах о мертвяках, не хватало ещё мучиться лицами убитых.
Громила ожидал удара, и девушка решила, что надо предоставить ему то, чего он ждёт. Бросок "пустышка" должен был заставить громилу уйти в сторону, потому как защищаться ему было нечем. Шада ожидала этого, учитывая нарушенную координацию мужчины, он мог и вовсе запутаться в собственном теле... Шаде нужно было лишь рвануть вперёд, проскочить освободившийся на мгновение путь, подхватывая ножны с мечом из-под спального мешка.
А в следующее мгновение она бы уже была с мечом в одной руке и так и не метнувшимся ножом в другой, главное, чтобы хватило времени развернуться и встретить громилу лицом.

23

Всё произошло стремительно, однако для тех, кто непосредственно участвует в сражении, время, порой приобретает странную форму. Оно не летит, а становится словно бы... нормальным, а ощущение от его течения и вовсе могут затеряться бесследно.
Громила ждал броска, и стоило Шаде только сделать обманный замах, как тот довольно резко, для своих размеров, отклонился в сторону. Девушка понимала, что если бы её бросок был настоящим, то она наверняка промахнулась бы. Уже не обращая внимания на ставшие почти простым фоном болезненные завывания заводилы, миледи стремительно рванулась вперёд, и в изящном кувырке подхватив ножны за ремни, вскочила на ноги уже по другую сторону от спальника. Тело реагировало на пределе своих возможностей - чётко, быстро, без ошибок. Уже в развороте меч скользнул из ножен и в следующее же мгновение разбил воздух пронзительным стальным звоном, приняв на себя лезвие вражеского ножа. Звон этот, острый и хищный наверняка разлетелся далеко по всей округе.
Всё случилось почти так, как Шада и предполагала. Почти. Громила оказался не настолько никчёмным и явно не собираясь путаться у себя же в собственных ногах, сразу перешёл в наступление. Однако её подготовка и инстинкты были сильны, и теперь, вместо того, чтобы получить лезвие под рёбра, она сбила чужой удар зажатой в собственной руке, верной сталью. Девушка знала, что принимать блоком нож или кинжал так близко от себя нельзя - слишком ненадёжно, учитывая огромную разницу в возможностях контроля на таком расстоянии, но в данном случае именно это её и спасло. То, что происходило, вообще было мало похоже на привычное для миледи сражение, где всё было стройно и понятно, а неразумные мертвые тела, в массе своей являющиеся по сути лишь такими же инструментами как лук, топор или клинок в руках отдельных управителей, не обладали жестоким коварством живого ума.
Понимая, что набранная Шадой дистанция станет для него фатальной, громила подался вперёд, в попытке перехватить её кисть до того, как разведчица успеет отскочить и воспользоваться всеми преимуществами сохранения дистанции.
Пожалуй, это действительно был не самый приятный день для их мужского эго - даже оружие у миловидной девицы оказалось длиннее.

Пояснение

Про непонимание вижу. Противник пытался ударить ножом - Шада приняла удар на меч, после чего тот идёт на сближение в попытке перехватить сжимающую меч руку, тем самым не дав ей возможности ударить и разорвать с ним дистанцию. Дистанция в сражении на оружии разной длины - ключевая штука) Мечник всегда будет стремится её сохранять, ножевик - войти вплотную в обход клинка в "слепую зону". Хотя маневр конечно ещё тот)

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-11-02 15:13:35)

24

Все шло так, как было задумано. Громила уклонился от ложного броска, а Шада ловко проскочила мимо, в кувырке хватая перевязи с мечом. Ещё мгновение и девушка стояла на ногах, начиная разворачиваться. Движения были выверены до мелочей, в повороте меч выскользнул из ножен, сверкнув длинным начищенным лезвием.
Вначале Шада услышала звон врезавшейся друг в друга стали, сразу же почувствовав усилие в руке, держащей меч. Благодаря траектории ее стремительного разворота, утяжелившей ударное движение меча, Шада сбила кинжал с намеченного пути ей под рёбра.
Теперь уже не казалась, будто эти ублюдки стремились отсрочить ее смерть. Дикая ярость, перекривившая лицо здоровяка, становилась все более безумной. Их план летел ко всем чертям, хрупкая девчонка оказалась не так проста и теперь вбивает их мужскую гордость с каждым ударом все глубже в пасть Белиара.
Впрочем, внутри миледи тоже клокотала ярость и злость. На человеческую глупость, жадность, алчность и жестокость. На саму себя, что не смогла договориться по-хорошему. На судьбу, в конце концов, которая преподнесла ей этот подарочек.
Шада отбила удар кинжалом, намереваясь тут же отскочить назад, в комфортную для ударов мечом зону. Но у здоровяка, похоже, в голове были кое-какие извилины. Он понял, что выпускать девицу из узкого круга черевато - длинное лезвие меча по сравнению с его кинжалом выглядело ещё одной насмешкой над  итак пострадавшим самолюбием.
Шада ощетинилась подобно маленькому дикому зверьку. Догорающее пламя костра отражалось в тёмных глазах и освещало растрепавшиеся, торчащие в разные стороны волосы. Громила сделал движение, чтобы перехватить ее запястье, держащее меч. Но во второй руке у миледи все ещё находился нож, который, в отличие от меча, прекрасно действовал в узком кругу. Воспользовавшись тем, что внимание здоровяка приковано к ее мечу, Шада вскинула левую руку, намереваясь полоснуть коротким ударом по руке, сжимавшей кинжал. Если бы ей удалось повредить сухожилия, она бы продолжила наращивать дистанцию и тогда бы в ход пошёл меч...

Офф

Спасибо за пояснения!)

25

Он не ожидал этого. Шада видела это по удивлению, просочившемуся сквозь пелену злости на лице нападающего. То ли попав в ловушку собственного гнева, то ли, что более вероятно, просто не разглядев в ночной темени лезвие, всё ещё оставшееся в руке миледи. Кажется, он действительно был уверен, что та метнула свой нож...
Шада не смогла бы сказать наверняка, смогла ли бы сама по себе отшатнуться так быстро, чтобы не дать жестким пальцам сомкнуться на её запястье. Это был единственный шанс мужчины и он, разумеется, не действовал вальяжно или с небрежностью. Это было резкое, жесткое движение вперёд, вскормленное злобой и гневом, почти невероятное для его габаритов. Однако именно в этот момент лезвие метательного ножа полоснуло его по запястью другой руки, заставляя того дёрнутся и отступить. Широкая рана с расползшейся по краям кожей сразу начала обильно кровоточить, и заливать пальцы, сжимающие рукоять ножа, а Шада тем временем смогла беспрепятственно набрать дистанцию. Только сейчас она осознала, насколько близко тот умудрился к ней подобраться. Теперь же нападающий, утратив единственное преимущество, едва ли мог представлять угрозу для вооружившейся миледи.
Здоровяк выронил нож и шипя сквозь зубы, зажал порез здоровой рукой, отступая ещё на шаг.
В этот момент Шада поняла, что что-то изменилось. Не в действиях своего противника, не в своих ощущениях. В пространстве. Притом изменилось уже несколько долгих мгновений как, и это что-то сильно отличалось от того, что было раньше.
Тишина.
После постоянных завываний и ругательств, доносящихся со стороны скрючившегося на земле заводилы, внезапно схлопнувшееся безмолвие казалось каким-то совершенно неестественным. Застывшим.

26

Похоже, громила действительно счёл замах ножом не пустышкой. Поэтому он и не рассчитывал, что в соседней от меча руке у девушки сжат тот самый нож. Ей повезло, лезвие действительно повредило кисть, струйки крови потекли меж пальцев, запачкав кинжал, который в следующее мгновение упал на землю.
Шаг назад, ещё шаг... Миледи спешно отходила, но не из-за того, что хотела отступать. Нет, просто у неё было преимущество-длинный меч, который она держала перед собой, направив острие в сторону мужчины, зажимающего рану на руке. Она медленно стала обходить здоровяка, держась безопасного расстояния вытянутого клинка.
- На колени! - звонко крикнула Шада и только сейчас поняла, что больше никак звуков вокруг нет. То есть, вообще никаких. Смолкло чириканье птиц, шевеление мелкой живности в поле, стрекот сверчков... Даже грубая ругань второго из нападавших, валяющегося на земле с повреждённым коленом, смолкла. Шада бросила быстрый взгляд на него, с чего бы вдруг он прекратил свои завывания? Затем быстро осмотрела вокруг себя, проверила наличие лошади.
Неестественная тишина поднимала самые жуткие воспоминания. Внутри Шады скользким червем заворочалось чувство страха. Взгляд заволокло образом, вот она на верном Эхо, мчится с очередной посылкой... и ее накрывает похожая, всепоглощающая тишина... А дальше кошмар, настоящий, который не выкорчевать из памяти ни теперь, ни когда либо ещё... События "чёрного понедельника" и дальше бы представали расплывчатыми обрывками в памяти, но Шада взяла себя в руки. Она уже не та девочка, от скуки и жажды приключений взявшаяся служить имперским гонцом. Она уже давно на многое смотрела другими глазами, да и ценности сместили свой приоритет.
Если бы громила подчинился и встал на колени, Шада бы подцепила концом меча кинжал, отбрасывая его в сторону. А затем приказала бы противнику затянуть свои руки ремнём или веревкой, которой он подпоясывал свои штаны. Конечно, в том случае, если неестественная тишина не поглотила и ее голос...

27

В отличие от самой Шады, здоровяк, похоже, обратил не слишком много внимания на то, что его товарищ внезапно перестал голосить. Да и сама девушка могла бы подумать, что то было лишь разыгравшееся на фоне стресса и воспоминаний, воображение. Кинув беглый взгляд вбок, миледи убедилась в том, что и заводила и конь всё ещё находятся на своих местах, а её собственный голос, прозвучавший вполне отчётливо, мог и вовсе заверить её в том, что она разволновалась почём зря. Ну, затих и затих крупный увалень, мало ли что, вдруг осип или вовсе связки надорвал. Немудрено, если так то голосить всю дорогу.
Грубое, жесткое шипение повершенного противника тоже звучало вполне естественно. Во всех смыслах этого слова.
http://storage2.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137530_3276357_4f6b49fef4.png
Человек: - И што делать буш? Убьёшь ежели нет? - с вызовом бросил здоровяк, сплюнул на траву, но взглянув на ощетинившийся холодной сталью меч Шады, таки подчинился, опустился на траву и, кое-как управляясь повреждённой конечностью, сделал то, что ему было велено. Хотя в качестве и приходилось, разумеется, сильно сомневаться.
Человек: - Я тя, девка, хорошо запомню... - слова его звучали грубо, как угроза, а сама речь действительно была сложна для понимания дочери благородного семейства. Слишком исковерканной она могла показаться.

Она отбилась. Победила. Разум девушки чуть расслабился, перестал звенеть натянувшейся от напряжения струной и наконец, получил возможность обрабатывать всю поступающую в него информацию. Тут то Шада и поняла что кое-что в той картине, которую она узрела, бегло взглянув на своего первого противника, было немного... не таким.
Она развернулась почти мгновенно, дабы убедиться и увидела то, но что не обратила внимания раньше. Заводила действительно был на своём месте, только уже не лежал, а сидел, молча и совершенно неподвижно. С лица его исчезла боль, злоба и даже насмешка. А взгляд был устремлён миледи за плечо. В поле.

28

Здоровяк зашипел, сплюнул на земь, но повиновался. Шада с едва скрываемым ликованием смотрела, как он касается коленями земли и возится с ремнём. Девушка ловко подняла кинжал, сунув за пояс. Пригодится...
Бой закончился, она не пострадала, а двое разбойников живы, но побеждены. Вроде, все правильно. В голове Шады боролись две противоположные мысли: наплевать на напавших и не отвлекаться от своего задания или довести дело до конца и найти на них управу. Эх, широкое поле все таки не стены города. Здесь закон, похоже, подкреплялся внушительным мечом, иначе никак. Но вот все ли люди такие?..
На слова здоровяка она тихо хмыкнула. Звериные порядки! Шада рывком проверила ремень на кистях мужчины, затягивая потуже. Грубый материал впился в широкий порез, причиняя ему новую порцию боли.
- Идёт война с немертвыми! А вы готовы убивать друг друга из-за обиды!.. Вначале я подумала, что ты воин. Может даже, бывший солдат, подготовка чувствуется. Но я ошибалась, солдат знает, как дорога каждая жизнь. Особенно сейчас! Вам за горизонтом и не видать ничего, но орды нежити почти захватили Иридиум. А потом силы тьмы, подобно заразной болезни, расползутся в стороны. А когда они будут здесь, у вас... тогда каждый, кто может держать оружие окажется ценным, и все люди вдруг поймут, что перед ликом Смерти они на одной стороне, - Шаде тоже захотелось сплюнуть подобно пленённому мужчине, но манеры не позволяли ей сделать это даже в подобной ситуации.
Зачем она все это говорила ему? Ведь очевидно, что все напрасно... наверное, Шада просто с трудом признавала другие мнения, помимо своего собственного. Она так разгорячилась, что на заострённых скулах выступил румянец.
- Кто глава вашего лагеря? - ореховые глаза смотрели сверху вниз с неким презрением. Но даже этот недалекий громила мог понять, что убивать его она не собиралась, иначе сделала бы это уже давно.
Шада отошла в сторону второго нападавшего, подбирая оба ножика. И тут ее взгляд ещё раз скользнул по притихшему леснику. Тот уже сидел , а лицо его, белее мела, не выражало прошлой злобы и жестокости. Взгляд коренастого не отрываясь  был направлен куда-то за плечо Шады, в поле.
Девушка, чувствуя наступающее как тяжёлая волна гнетящее чувство, обернулась.

29

Ничего.
Ночь и бесконечное пространство поля, едва подёрнутого тусклым светом иногда показывающихся из-за облаков, далёких звёзд. Ветер гнал рябь по высокой траве, даль таяла во мраке, собственная тень Шады, застывшая в ореоле тёплого свечения,  дрожала в последних, догорающих остатках пламени.
Действительно ничего.
И никого.
Ни живых. Ни мёртвых.
И может быть, именно от этого было ещё хуже. Неопределённость и неизвестность. Огромная, размером с весь мир, размером со всё это поле. Она была воздухе, в шелесте, в характерных щелчках пышущих остаточным жаром дров. Девушка обернулась, для того, чтобы увериться наверняка, но и сзади ничего не было. И ни справа, ни слева. Только то, что и было до этого. Только бесконечно открытое пространство.
http://storage2.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137530_3276357_4f6b49fef4.png
Человек: - А пошто енто тебе надо? - прошипел здоровяк, но теперь создавалось впечатление, что шипел он больше от боли, чем от злости - ремень, грубо стянувший руки тревожил рану и не давал ему забыть о полученном повреждении. На слова девушки он только смотрел волком, и было понятно, что они явно не достигают его чувств. Впрочем, даже само наличие чувств у данного индивида можно было вполне поставить под сомнение.
http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0929/h_1475137476_2758016_36c1e02455.png
Заводила: - Небось п...п..ознакомиться хочет, - впервые за всё это время подал голос грузный, явно намереваясь придать своего голосу куда более привычный, желчный и насмешливый тон, однако тот оказался тих и слаб, положение его в целом оставляло желать лучшего, а взгляд, вновь направленный на девушку то и дело стремился снова падать в открытое поле. Если он что-то и видел там, в этой ночной темени, то явно предпочитал делать вид, что ничего не случилось. Во всяком случае, для себя самого. 
Попытавшись встать, он громко охнул, припал на повреждённую ногу и упершись ладонями в колени, замер, неприязненно, но с опаской глядя на боевую миледи. Было понятно, что если бы не травма колена, то его бы сейчас и след простыл.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-11-10 00:23:21)

30

Встревоженный взгляд девушки скользнул по горизонту. Ничего... мерно колыхались колосья в поле, темнело ночное небо над головой. Шада чуть нахмурилась, поворачиваясь в разные стороны. И тут ничего...
Гонец раздраженно шагнула к мужчине, указывая ему делать то же, что и первому пленному - связать руки. Проследив за его действиями и проверив, что ремень действительно туго стягивает кисти мужчины, Шада  задумчиво осмотрела его. Вроде головой он не стукался... или это был манёвр, чтобы я отвернулась? Но бежать ему некуда с таким то коленом... В любом случае, лесоруб не был похож на человека, обладающего магическими способностями. А раз ничего физического Шада не видела, а магического и подавно,  она отодвинула в сторону  мысли об этом.
Ей нужно было позаботится о судьбе этих двух. Миледи прикрепила к седлу котелок и свернутый спальник. Затем разворошила костёр, позволяя углям догореть и начать остывать. Она улыбнулась на слова коренастого и кивнула.
- Ты прав, именно познакомиться я и хочу..., - Шада, уже собранная, все ещё держа в руках меч, вскочила на коня.
- Покажете мне дорогу?.. - девушка направила острие меча на здоровяка, заставляя того встать на ноги.
- Ну же, смелее! И другу своему помоги, если он, конечно не хочет скакать всю дорогу на одной ноге, - Шада держала парочку перед конем, то и дело подгоняя их. Она и сама знала, где находится их лагерь. Но отомстить, хоть словами, очень уж хотелось.
Девушка периодически все ещё бросала нервные взгляды за плечо, слишком уж искренним был взгляд того лесоруба...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мистерия » Тракт Валенсия - Бирвилия.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC