FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.
Открыта регистрация в новую лотерею Искаженное Зеркало Иллюзий милости просим всех отчаянный бойцов удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Апт'Ахиль, 27 ноября 17076 года. Эрилимия, Йирт С'Апть, Фориуэль.


Апт'Ахиль, 27 ноября 17076 года. Эрилимия, Йирт С'Апть, Фориуэль.

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

http://www.fonstola.ru/pic/201309/800x600/fonstola.ru-117656.jpg
Апт'Ахиль никогда не был просто лагерем для лесорубов и охотников. То было рубеж, пограничье не столько государства, сколько последнее пристанище перед действительно сложным испытанием. Сюда стекались безумцы, которые не боялись злых зимних ветров и горных обвалов, которых не смущали бескрайние воды океана и глухие леса на многие километры пути вокруг. И, естественно, это было место относительно постоянного обитания самых заядлых безумцев среди исследователей и самых любопытных сумасбродов - вифреев. С временем, границы познания расширились, в пещерах горного хребта обосновались тёмные эльфы, но свой статус, во многом, этот лагерь сохранил.


На сей раз, правда, далеко не только вифреи оказались в этих краях. Или, если быть совсем точным, то благодаря паре-тройке хвостатых или не особо созданий в этот лагерь ветер принёс тёмную эльфийку и светлого эльфа.

Количество случайностей, которые сошлись для заманивания Эрилимии, начались со встречи с Финном, неунывающим вифреем-торговцем-каменоломом (как представился он сам, естественно, протараторив все свои характерные признаки как один). Не смотря на глубокие познания и искреннюю любовь к этому прочному материалу - а может быть, именно потому - вифрей благополучно заплутал в пещерах и если бы не помощь тёмной, то никто не знает, чем бы закончилось дело. Отощалое остроухое недоразумение клялось остатками своей пушистости в том, что найдёт способ отблагодарить девушку за спасение. Вариант с "давай заблудишься в джунглях, а я тебя найду" отпадал в силу некоторых причин, а вот другое мероприятие, упомянутое Финном, оказалось привлекательнее, хоть и согласие появилось не сразу. Балагуру и краснобаю потребовалось немало сил, чтобы убедить Эрилимию посетить с ним Ахиль, в котором скоро состоится ритуал Загадки Войлара. Коварный интриган не раскрыл всех карт, но обещалось событие такого размаха, что участвовать будет весь лагерь и можно увидеть то, чего более нигде не встретить. Недомолвками вифрей разжёг любопытство, искренним желанием отблагодарить привлёк доверие... Как думал он сам, естественно, хотя и чувствовалось, что молчунья поддалась на уговоры по своей причине
И вот тёмная эльфийка, пусть немного растерянная и растрёпанная после пути по пещерам, оказалась в получасе пути до лагеря. Что там ждёт? Что именно скрывает под собой ритуал и что есть "Загадка Войлара"? Или же, вопрос стоит в ином?... Начало поисков ответов пришлось на северную границу Ахиля, ранним утром 27 ноября.

С Фором было куда проще. После памятного эпизода в таверне, где всё закончилось на сколько хорошо, на столько же и удивительно для эльфа, он заинтересовался вифреями больше, чем того требовалось бы для простого путешественника, а потому прослышав про некое крупное собрание в конце осени браво направил свои стопы практически через всю страну. Как ни странно, некроматка и её юный обожатель (в большей мере, первая), тоже задумали отметиться в тех краях. По обрывкам фраз Уриэль понял, что основная масса населения после праздника переместится в иной район, давая вифрейке некоторое время для её изысканий. Каких именно? Остроухий не знал и не особо горел желанием выведать эту тайну, да и С'Апть не спешила делиться всеми своими мыслями. С Йиртом было и проще, и сложнее. Более ли менее поладив с подростком после подлой потери Легендарной Воды, Фор сохранял эту дистанцию до описываемых событий. Сблизиться больше остроухий не мог в силу множества причин, одной из которой была неприкрытая и в чём-то трагическая история о том, как Бесхвостый сам оказался хвостом. Так что особых подробностей и от него наш герой не узнал, действуя наобум и на слепую. Что ж, не это ли жизнь разведки? У южных границ лагеря ёльф оказался ранним утром 27 ноября, напевая что-то вроде "Тропою изумрудной идём мы в город рудный...", а Йирт...

Предсказать мысли, чувства и ощущения подростка чуть более, чем невозможно. Скорее всего, ответ даст он сам, либо те события, которые он совершит. Тем не менее, он уже вовлечён в тот водоворот происшествий, что уже начался.

Отредактировано Фориуэль (2016-10-31 18:49:44)

2

Второй курс. Время, когда первая, казавшаяся нерушимой непоколебимость, рождённая из гордости и стремления, даёт трещину и на смену ему приходит осознание - лучше не будет. Ни завтра, ни через день, ни через год. Ни через два.
Другое осознание следовало по пятам за первым - она осталась одна. По-настоящему и в одночасье, хотя готовилась к этому долгие годы. Готовилась стать новой ступенью, надеждой, проводником, гордостью, чем угодно, но только не самой собой. И как следствие, утратив понимание того, «кто она есть сама по себе», Эрилимия утратила и самую надёжную опору, какая только может быть у мыслящего существа. А другой у неё не было - эльфийка сейчас стояла выше кого бы то ни было в своём роду, оставив позади отца, мать и брата. Они смотрели на неё и видели надежду, а она смотрела вперёд и чувствовала страх. А впереди – лишь одна ледяная падь и неизвестность. И некому помочь. Совсем. Не то чтобы она была из тех, кто привык полагаться на других, просто всё это оказалось внезапно как-то… слишком.
А ещё ей пришлось уяснить – тот, кто стоит позади тебя, не должен знать твоих чувств. Иначе конец. Глупый, саморазрушительный вывод, однако именно он впоследствии не раз помогал тем, кто по какой-либо причине становился у неё за спиной. Обманутые уверенностью в благоприятном исходе, они не допускали паники и как следствие – ошибок в стройный ряд своих действий. Паника и смерть всегда ходили рука об руку.
Ответственность перед другими сопровождала её с тех самых пор, когда у девочки проснулся второй дар, а приглашённый мистик выявил у неё ещё и предрасположенность, но именно сейчас, вдали от дома и семьи, она всецело осознала, насколько на самом деле была беспомощна.
В чужом городе, в чужой среде, в чужом обществе. Безродная. Единственная среди благородных птенцов могущественных кланов, она как могла, терпела дурное обращение. Было бы странным полагать, что юной волшебнице не указывали на её место. Было бы странным полагать, что некоторые из них не заходили в этом начинании довольно далеко.
В первый год было легче. Во второй…
Эрилимия уходила в учёбу с головой, но успевая по всем дисциплинам и радуя преподавателей, только ещё больше злила избалованных юнцов.

Так и вышло, что свободное время для эльфийки было самым тяжелым и далеко не всегда ей удавалось спокойно отсидеться в библиотеке. Приноровившись незаметно выскальзывать из-под носа сокурсников, Эрилимия покидала стены Сан-моран и уходила в тишину пещер. Хорошо обученная своим отцом – старателем первопроходцем, она ориентировалась даже в диких, нехоженых лабиринтах и, изучая местные переходы, с каждым годом уходила всё дальше… впрочем, это уже другая история, а сейчас…
Сейчас Эрилимия брела вслед за вифреем, представившимся именем Финн и уже щурилась от света, который для представителей наземных народов, вероятно, мог бы показаться довольно густым утренним сумраком.
Вначале это казалось хорошей идеей.
Бесконечно неисследованное наземье волновало последние, ещё недобитые окончательно детские черты – тягу к неизведанному и желание прикоснутся к волшебству. Не тому волшебству, которое скрупулёзно изучала она по книгам и оттачивала на практике, а к такому, которому не было формул и объяснений. Впрочем, едва ли она могла осознать это с такой ясностью, чтобы вычленить из общей массы путанных, пока что, реакций. Соединившись с нежеланием так рано возвращаться назад, эта потаённая часть вынудила её шагнуть вперёд, в сотканный из зелени и подвижного воздуха, мир. Эфирные каналы моментально отреагировали на распростёршуюся вокруг свободу, насыщаясь дыханием лазурного эфира – это первое, что она почувствовала здесь.
Вначале это действительно казалось хорошей идеей.
Сейчас же, чем дальше она отходила от прохода, тем больше сомневалась в правильности своего решения. Деревья, травы, цветы, запахи, шорохи, свет, цвет… целый калейдоскоп ощущений. Всего это было столь невыносимо много, что Эрилимия невольно вспоминала те годы, когда даже прикосновение к её коже грубого материала ткани, могло вызвать неодолимое чувство затопленности и поглощения. Безродная, разумеется, не была избалованной, просто немного более остро, себе же на зло, воспринимала некоторые вещи. Она просто не могла иначе.
Поймав взглядом прорвавшийся сквозь листву осколок света, Эрилимия запнулась о корень и едва не полетела на землю, вовремя обхватив руками ствол небольшого деревца. Да так и замерла, закрыв глаза и пытаясь унять пляшущие под веками тёмные разводы.
- Нет… - на удивление спокойно для столь неприятной ситуации, с лёгкими оттенками упрямства в голосе, произнесла Темная, ещё немного обогатив тот крайне скудный список произнесённых в общении с Финном слов. Общением это, правда, было назвать весьма отдалённо, так как общался в основном именно вифрей, а Эрилимия только слушала, отвечая лишь тогда, когда молчание её могло бы показаться её новому знакомому совсем уж странным или откровенно невежливым.
До места, о котором говорил лис, оставалось всего ничего, но сейчас, с непривычки ослеплённая тёмная эльфийка вполне могла полагать, что не пройдёт дальше и пары шагов. Признаваться в своём полном бессилии она, разумеется, не собиралась.

Отредактировано Эрилимия (2016-10-15 22:28:26)

3

Йирту нравилось просыпаться на природе. Никаких сдавливающих стен, нависающих потолков и отвратительно ровной поверхности пола. Но Эйза С'Апть, некромант и по совместительству - опекун, исполняющий не легкую порой роль любви всей жизни Йирта, отдавала предпочтение ночевке в замкнутых пространствах. Волей-неволей Бесхвостому приходилось так же приобщаться к подобному времяпрепровождению. Конечно, в ночевке под крышей тоже имелась своя прелесть, но молодой вифрэй был непреклонен в своей бессмысленной и беспощадной симпатии к максимально длительному ночному времяпрепровождению на природе. И как-то раз, одним ноябрьским денечком поплатился за это...
Солнечные лучи косыми световыми столбами падали на спящего Йирта. Он фыркнул, разлепил глаза и еще раз фыркнул. Вместо того чтобы зевнуть и сладко потянуться, вифрэй судорожно дёрнулся и едва не проглотил тряпку, служащую кляпом. Руки его были связаны, как, в принципе и ноги. Свободными оставались лишь уши и глаза, которые предоставляли не столь уж и большое количество способов взаимодействия с окружающим миром. Дёрнувшись, Бесхвостый перекатился на другой бок и стал вертеть головой, пытаясь сориентироваться. Убранство не впечатлило придирчивого мальчика - его взору предстало совсем крохотное помещение в котором главной достпоримечательностью был он сам. А это что-то да значило. Обильно висящая повсюду паутина, старый, местами сломанный садовый инструмент (который, впрочем, мог послужить и крайне изощренным орудием пыток), пара печальных пыльных мешков, отправленные на пенсию бездонные вёдра и застывшее где-то наверху окошко, которое, впрочем, было настолько грязным что не пропускало свет. Другое дело - стена сарая, которая состояла скорее из дырок, чем из досок. Откуда-то снаружи слушался шум, едва ли не лучше чувства жизни говорящий о наличии живых существ
Осмотр ничего не дал. Учитывая что Эйза, несмотря на свои, порой, странные увлечения, не была фанаткой связывания - по поводу и без, вифрэй взялся за свой самый большой орган всерьез. Йирт попытался использовать "мозх" для того чтобы докопаться до какой-либо информации, способной пролить свет на причину его текущего местоположения. Однако тот сослался на остаточную боль в затылочной части черепа, отмахнулся от всех вопросов и ушел в дрёму, оставив вифрэя в подобии недоумения.
Однако это состояние продлилось не долго - фантазия Бесхвостого не дремала и вскоре он едва ли не искрился от восторга из-за свежеобретенного понимания. Его похитили! Эйза немедленно представилась не иначе как рыцарь в сияющих доспехах, которая его непременно спасет и подарит ему свой поцелуй. Настроение его взметнулось до самых небес, так что он стал попискивать от восторга и кататься по полу, собирая пыль, грязь и тельца распуганных им пауков что продолжали свой бег по его не перестающему перекатываться организму. Остановился Бесхвостый лишь из-за того что врезался в грабли и те с оглушительным грохотом обрушились на него, по какой-то чудовищной случайности замерев у самых глаз. Порченный решил что это положение как нельзя лучше способствует его спасению. И приготовился ждать...

4

Финн говорил без умолку. Неизвестно у какого именно мастера словесности учился этот хвостатый сумасброд, но учеником он был выше всяких похвал, потому что - сейчас кроме шуток - останавливался он только на время еды или когда совершенно не было сил. Сейчас, по утру да перед выходом из мрачного полога пещер, это был просто звуковой уничтожитель разумной жизни. Возможно, в этом есть некоторый баланс жизни, когда с разговорчивой Эри сошёлся молчаливый Финн. И в тот момент, когда Финн почти рассказал как с помощью сосновой шишки и мотка вёревки выловить форель, это равновесие нарушилось одним единственным "Нет", прерывая повествование почти в самом разгаре.
- Клянусь ветрами Войлара, это можно сделать! - Глубоко поражённый, в самое сердце, недоверием вифрей распушил хвост, -даже более того, если сейчас выйти за третий холм налево-вперёд-югу, то можно найти "синий" ручей - как-то в него шедимец с синей бородой сорвался, то-то потом смеху было. Название к ручью и привязалось - а в нём этой форели... Как камней в горах. И такая же жирная. Ой, простите, - неожиданно замолчав, лис приложил обе руки ко рту. Хвост, лишившись подпитки, перестал топорщиться возмущенно и остался просто виновато стоять, - не сразу понял что к чему, так неожиданно это было, простите. Может мне вам глаза завязать? - Подумав над смыслом предложения, вифрей столь яростно замотал головой, что теперь стали пушистее и его уши, - нет-нет-нет, не то хотел сказать, не то. Давайте подождём. Помнится, как-то я тоже решил после попытки спать неделю выйти на солнце... - Вифрей навалился на ствол, явно собираясь потратить эту самую неделю для досконального описания всех событий


Апт'Ахиль, кроме всего прочего, для Фора был и последней перевалочной точкой в нынешнем путешествии. Как ни крути, а основное задание было сбором информации по некоторым процессам, которые вроде протекали в вифрейском обществе, но являются прямым указанием на деятельность иных государств. Тёмные? Люди? Архоны? Вариантов было масса и со всеми хвостатые Арденцы поддерживали достаточно дружественные отношения, давая тем почти невозбранно решать свои вопросы. Как же сложно, порой, было смотреть этим детям природы в глаза, когда передаешь очередное послание через ничего не подозревающего гонца. Да, они не боятся смерти, но даже у самого хладнокровно встынет кровь, когда он узнает сколько живых существ никогда не покинули джунгли.

К счастью, сейчас был просто "опросник" - один из агентов должен будет доложиться по нынешней ситуации нашему герою, после чего есть подаренные сутки для собственного изучения местности. Не смотря на явную близость этих краёв к месту обитания тёмных, остроухий как-то не хотел пока спускаться в мрачные казематы жизни "братьев", потратив остаток времени на изучение этого самого ритуала. Откровенно сказать, в настоящий момент это интересовало больше всего, затрагивая какие-то тонкие струны души. Не зря ведь его так описывают, - намекнула мысль. Правда здравый рассудок подсказал, что слушать описание вифрейского праздника от вифреев стоит с здоровой долей скептицизма и сокращать все эпитеты где-то в половину, но душа, но вечный ребёнок познания требовали чуда.

Пока же остроухий смело направился к окраинам лагеря, где, по памятке, и сидел местный наблюдатель. Привычно улыбаясь на удивленные взгляды прохожих - не каждый день эльф ходит с таким большой сумкой, увешанной склянками, - востроглазый остроухий искал своего товарища


Каземат для нашего принца был, откровенно сказать, маловат. Сарай, в котором разве что не было великой пирамиды древних - хотя что это там такое в углу? А, не обращайте внимание, просто рассохшаяся бадья - откровенно давил своими габаритами и, возможно, даже интеллектом. К счастью, наделённый "мозхом" юный друг быстро смекнул, что если даже всё ну очень плохо сложилось, всегда есть возможность чуду. И если эта "чудо" вот прямо сейчас появится через дверь, посмотрит своим ласковым взором и распутает попавшего в беду Проклятого, то~о...

- Абаррбвбыр*, - раздался голос со входа. Уже можно было подозревать, что спасенье окажется грубым мужиком, - фшс тиду прстрю*, - Пообещал второй голос, открывая дверь сарая. Свет, озарив больную душу, открыл молодому Йирту видение на столько чудное, на сколько дивное. Стоял, в общем-то, обычный...вифрей? Или человек? Или, чем не шутит легенда жизни, вифреек? Челофрей? Сложно было сказать по увиденным ногам - для остального требовалось бы повертеться, сближая нежелательное знакомство с граблями - кто это был.
- А вы, собственно, кто будете? - На удивление чистым, пусть и хрипатым да удивлённым, голосом спросил челофрей Йирта, не иначе как ожидая подробного ответа, - и какого беса ты тут разлёгся, только вчера убирался! - С определёнными нотками возмущения продолжал незнакомец. К счастью, он оказался достаточно сознателен, чтобы поднять грабли и спрятать их от разлёгшегося юнца. После чего, додумавшись и до более важного дела, все же выдернул кляп изо рта, подставляясь и на зрение. И кто же это был? Судя по маске, убежденный любитель чего-то клыкастого.
* - Да что там это делается? (Утренне-вифрейский разговорник)
** - сейчас пойду посмотрю

Отредактировано Фориуэль (2016-10-31 19:50:53)

5

Эрилимия не была привычна к пустой болтовне, но не была раздражена на Финна. По большей части она просто фильтровала этот бесконечный поток поступающей к ней в мозг информации, будучи сосредоточенной на других, более значимых для неё вещах - физических ощущениях и чуть в меньшей степени информации визуальной. Слова, как и другие звуки, были самым незначительным раздражителем для тёмноэльфийской девушки. Впрочем это не значило, что она пропускала всё мимо ушей, скорее просто не включалась.
Ослепнув и потеряв ориентацию в пространстве, Эрилимия держалась за единственный якорь, связывающий её с реальным, существующим миром - тонким древесным стволом. Это было неимоверно глупо, но в какой-то момент ей даже почудилось, будто стоит ей отпустить, как она тотчас провалится в необъятную бездну пустоты и безвременья. Это была не мысль, не воображение, а лишь ощущение, сравнимое разве что с ошибкой восприятия, когда вдруг, безо всяких на то причин, внезапно возникает чувство резкого падения или невесомости. Впрочем, такие ошибки едва ли были частыми спутниками кого-то, помимо самой эльфийки, и вряд ли Финн смог бы понять её, в том случае, если бы вдруг у неё возникло бы желание этим с ним поделится. Разумеется, такого желания у Эрилимии не возникало, как даже и гипотетической мысли о том, что такое вообще может быть возможным.
- Всё в порядке. Я... просто постою, - сказала она, внутренне содрогнувшись от диковатого предложения взбалмошного вифрея о том, чтобы завязать ей глаза. Это звучало действительно... не очень. Как и всё происходящее в целом.
Попытку открыть глаза сквозь резь она совершила через несколько минут, одной рукой всё также вцепившись в несчастное дерево, а другой прикрываясь от света и возможного повторения предыдущей ошибки. Эрилимия снова могла видеть, хоть картинка и была для неё слишком яркой. Больше не решаясь смотреть по сторонам, Тёмная осторожно шагнула вперёд. Впредь она должна быть осторожнее.

6

Йирт был готов к тому чтобы его спасали. Абсолютно. Он стал придумывать подходящие слова, чтобы отблагодарить спасительницу. И когда он подобрал необходимый минимум, дверь, наконец-то, отворилась. Казалось бы - что могло пойти не так в идеальном плане лежащего на полу Бесхвостого? Злодейка судьба все же смогла исковеркать его мечты, внедрив в сказание о спасении какое-то постороннее живое существо.
- Ты не Эйза! - с обидой в голосе Йирт немедленно поспешил уведомить вытащившего кляп - Ты даже не женщина!
Раздражение и недоумение разгоралось в голове Йирта с больше и большей силой. Он не был намерен терпеть вопиющей наглости этой реальности и потому собирался взять всё в свои руки.
- Поэтому выйди и закрой за собой дверь! - произнес вифрэй резко и даже попытался шевельнуть ногами, дабы придать неизвестному ускорения. Но сжалился над беднягой и снизошел до легких, совсем невесомых объяснений - Не видишь что ли - меня тут спасают!
Маленький вифрэй пошевелил ушами. Все же ситуация ему казалась достаточно каноничной - рыцарь (да-да, на Каталии они могут выглядеть иначе, чем на страницах книг) пришел спасать принцессу. Но на неё месте он нашел Йирта, тоже являющегося объектом для спасения. Порченный сжалился над бедолагой - Твоя принцесса в другом замке. Развяжи меня и я помогу тебе её найти!
Бесхвостый на самом деле был не только добрым, но достаточно хитрым созданием, поскольку просто так лежать ему было скучно, а так он мог немного размяться перед тем как вернуться обратно - в образ спасаемого.

7

      Финн говорил много, зря и не по делу, но его стабильный звуковой шум был одним из тех островков, на которые можно опираться в своих попытках познания мира. Правда, он был не на столько крепок, как ствол дерева, но с той же мерой усилия помогал оставаться в этом мире. По крайней мере, так думал и действовал сам хвостатый, останавливаясь разве что для вздоха или в случае непредвиденной ситуации. Таковой опять оказалась неожиданная речь тёмной.
- М? Да-да, конечно, без проблем. Чем-то могу еще помочь? - довольно помахивая хвостом, легко согласился Финн, безо всяких проблем прерывая рассказ про создание больших крыльев, которые он думал использовать для полётов, но как-то ветер экспериментатора смущал. Продвинувшись вперёд, мужчина повертел головой, принюхался и задумчиво склонил голову набок, оборачиваясь к девушке, - а ведь хорошая погода, - уверенно констатировал факт торговец, доставая широкополый платок, - нет-нет, это не для этого. То есть тоже для тебя, но не совсем, - торопливо предупредил хвостатый, после чего растянул ткань над головой на манер полога для создания устойчивой тени, которая бы падала на лицо Эрилимии, - вот так вот, например. В принципе, осталось перетерпеть всего-ничего – до окончания солнечного дня осталось каких-то семь-десять часов. Моооожно попросить немного ускорить этот процесс, но Тори этого очень не любит, - вифрей, как обычно, не стал распространяться о том, как и кто это может сделать. Заметив, что дерево подходит к концу, вифрей немного заметался, желая и сохранить тень, и предложить более посильную помощь путём протягивания руки. В его жесте не было ложной жалости перед подземным жителем или попытка показать какое-либо превосходство путём навязывания услуги – простое и искреннее предложении руки тому, кто в данный момент может в ней потребоваться.


Долго искать информатора не пришлось, спасибо сострадельному местному населению. Хорошо что фразы «нет, спасибо, я не голоден» и «давайте легенду про Великое Древо расскажу потом?» остроухий уже успел заучить на местном языке, чем удавалось хоть на секундочку смутить вифрея, в течение которой надо было успеть задать все необходимые вопросы. Чаще всего, это удавалось, если не считать одного очень способного лавочника, у которого, незаметно для себя, остроухий прикупил чудесатого вида фрукт (про который даже и не знал, что делать и как его есть).
Наш герой установился у входа в один скромный домик, расположенный практически в центре поселения. Его хозяин, среброволосый эльф, вытачивал не то дудочку, не то флейту из дерева, попутная вещая загадочную историю окружающей его ребятне. Услышав аккуратное покашливание, рассказчик поднял удивлённый взгляд на «торговца», на что получил короткий ответ, - ветры долго несли меня до дома.


Возмущения юной жертвы практически попали в унисон вместе с криком «похитителя» Да это же не тот! причём сложно сказать, в каком из криков негодования было больше. Возможно усилиями двух голосов возникла такая сила, которая скинула – именно скинула, с громким «БУМ!» от приземления – еще один голос с лежака. Бодрый топот ног принёс очередное тело странных пропорций и непонятных вкусовых предпочтений в комнату. На его лице была маска, аналогичная вифрееку №1, разве что раскрас был похож на другого зверя.
- Как это – «Не тот»? – Потерянно пробормотал второй, - светло-желтые уши, с рыжим отливом хвост…
- Посмотрим внимательнее, а? – Просящее обратился первый, стойко игнорируя предложение выйти и закрыть дверь. А он очень хотел, по глазам это было видно!
- Да что тут смотреть… Разве что волосы скорее нежно-кремового цвета… - Заметив взгляд напарника, эстет поперхнулся на полуслове, еще раз изучив паренька. Глубокомысленно вздохнув, он пришёл к какому-то выводу и повторил про себя слова Йирта, - да-а, в другом замке. – И «король» тебе такой Монкафон устроит за таких «принцесс», - злобно пробубнил первый, опускаясь над связанным. В потёмках сарая злобно сверкнул нож, после чего впился в плоть верёвки и шустро её перерезал.
- Может быть его… Это? – Аккуратно поинтересовалась вторая личность, подмигивая первому, на что тот устало что-то проворчал и приступил к разрезанию пут на ногах. – А ты точно поможешь? – С каким-то недоверием спросила первая маска паренька, окончательно откидывая в стороны удерживающие путы.

8

Детям не свойственно сомневаться в чем-либо. А уж если будущая единица общества окажется еще и вифрэем...Йирт не сомневался ни на секунду что его освободят. Слишком выгодное предложение он сделал, слишком хорошие условия для выполнения предложил и, кроме того, несмотря на нелегкое детство, Порченный еще верил в то что мир крутится вокруг него. Бесхвостый великодушно пропустил мимо ушей предложение сделать с ним "это". Уже в таком возрасте, в котором вифрэй находился, он предпочитал не углубляться в нюансы - по крайней мере пока того не потребуют обстоятельства, или, скажем, левая пятка.
Ослепительный блик на клинке, короткий взмах и вот, героический вифрэй на свободе. Не то чтобы он ей радовался - связали его хорошо, а потому ноги и запястья, стянутые ранее верёвками, нещадно болели, а во рту, как ему казалось, поселилось семейство мышей (на деле - всего лишь пара молодых пауков, которые пока еще не приняли решение и лишь рассматривали возможные варианты, прицениваясь). Первым делом после своего освобождения, для создания дружеской атмосферы равенства и братства, Йирт блеснул знанием портовых ругательств, взъерошивая воздух ворохом сквернословия. Покосившись на "спасителей", он, желая закрепить за собой образ "взрослого парня", исторг наугад еще одну порцию слов, услышанных, на этот раз, в таверне. О том что они могли значить на самом деле Йирт как-то не слишком задумывался. Для него они были символом суровой брутальности.
- Я? Да ты что? Не знаешь кто я? Да я лучший в мире спасатель принцесс! - Йирт фыркнул и хотел было опереться ногой о что-нибудь, дабы казаться величественнее, но вместо этого оглушительно чихнул, что едва не упал. - Как она хоть выглядит то?

Отредактировано Йирт С’Апть (2016-11-25 22:31:59)

9

Эрилимия отрицательно покачала головой. Она не приняла помощи и теперь мечтала только о том, чтобы отойти от темы её чувствительности к яркому свету. Внимание к собственной уязвимости было настолько неприятно для девушки, что ей пришлось обратиться ко всем своим ресурсам Разума, дабы отстраниться и не дать Тени грызть её изнутри. Если кто-то и наслаждался собственной слабостью, упиваясь надеждой получить заботу и сочувствие от окружающих, пусть даже и искреннюю, Эрилимия точно не была в числе этих безмятежных счастливцев. Она не любила быть жертвой. И не жаждала ни спасения, ни всеобщей любви, что сильно отличало её от волооких аморфных девиц из людских сказок. Несчастная страдалица из неё бы вышла ужасная. Хотя бы потому, что Тёмная не была склонна к страданиям - даже те несладкие условия, в которых оказалась ученица Сан-Моран не ломали её. Подтачивали, гнули, видоизменяли, порой существенно, но не ломали.
- Нет, делать ничего не нужно, - ответила девушка достаточно спокойно и бесцветно, чтобы у Финна не возникло никаких противоречивых чувств и мыслей, - лучше больше расскажи о ритуале.
В вопросе Эрилимии был определённый смысл - она попробовала отвлечь вифрея от своей персоны и направить его внимание в другое русло. Да что там... даже обычное внимание ничуть не льстило Тёмной, что сильно отличало её от сверстников и изрядно прибавляло возраста. Внешность эльфов была обманчива, но едва ли Финн мог догадываться о том, что в пересчёте на года собственной расы, действительно имеет дело с подростком.

10

          Финн столь же шустро убрал руку, на сколько поспешно пытался её предложить, сосредоточившись на вопросе... и прежних попытках создать тень, что с каждым шагом от дерева становилось всё сложнее. По лицу было видно, что хвостатый относил и это действия к тем, что надо было прекратить, но если уж вифрей решил нести добро, то никакие беды его не остановят! Разве что немного смутят.
          - Хмм, с чего бы начать... - Впервые за всё время на светлом лице мелькнула тень задумчивости, после чего Финн прикусил губу и виновато прижал ушки, - честно сказать, я не сильно задавался этим вопросом в такой форме. Да, это ритуал, но он же и праздник. Хмм... Наверно, просто перескажу некоторые слова Старейшего, чтобы потом было проще понять, - придя к решению, вифрей вновь воспылал прежним огоньком уверенности и его речь полилась привычной рекой:
          - Как говорится, ритуал был основан в те давние времени, когда, по легендам, по миру только расселились первые представители высших рас. Эльфы, люди, орки, архоны...ну и мы, конечно, - вифрей задорно кивнул головой, гордо пошевелив ушками. Судя по всему, легенда была полутеатральная, ибо в движениях торговца явно сквозило желание показать, а не рассказать её, - и со временем сознательные заняли такую территорию, что ветру не осталось место для своих игр и веселья. Он пошёл к людям - и они замкнули его в оружие, создав лук; он полетел к эльфам - и они перенесли его на бумагу, творя песнь; потерянный, он прилетел к нам...и получил горы, луга и болота, где мог резвиться вместе с нами в своё удовольствие. Когда другие ветра прознали об этом, они примчались столь скоро, что от их силы в небо полетели дома. Это было...неудобно, наверно, - вифрей изобразил искреннее недоумение того владельца, который по приходу "домой" обнаружил бы свой кров где в вышине, - поэтому Совет тогда договорился с ветрами, что по-отдельности они могут резвиться сколько угодно, а все вместе - только по части времени года, в одном из краёв Ардении. При том что до прибытия всех ветров вифреи устроят встречу одному из них, чтобы он потом пригласил других.
          И вот сейчас, по зиме, ветра добираются сюда, в горы, где мы и станцуем с ними прощальный и приветственный танец. Хотя для меня это знак того, что стоит стряхнуть пыль из одежд и провести отличную ночь перед отъездом в Вилию. Ммм... Последнее к ритуалу не относится,
- на всякий случай предупредил Финн, после чего, осмотревшись, уверенно указал направление, - вооот туда пойдём, совсем уже рядом. Старейшие, думаю, не будут сильно возмущаться против гостьи, - до  этого момента вифрей как-то не заговаривался на тему того, что Эри могут и не допустить до ритуала, да и сейчас, кроме данной фразы, эту тему он более не поднимал.


          Эльф, услышав фразу, ни на секунду не задумался, даже на лице его не отразилось каких-либо ноток недоумения или растерянности. Ответив фразой - пусть ты не обретешь тут дома, но его ветер привёл тебя к нужному порогу, - после чего, тихо извинившись перед молодняком, указующим жестом пригласил в дом. Фор, торжественно поклонившись, принял предложение и смело шагнул за порог, подслеповато щурясь после яркого утреннего солнца. Хозяин дома, с явным удовольствием отпив из чудесатого вида кружки, вопросительно воззрился на гостя.
- Ничего серьёзного, нужен только отчёт. Еще бы я был очень благодарен, если пояснишь что это такое мне вручили и как его есть, - остроухий протянул купленный фрукт. Хозяин - которого в других отчётах именовали "Филин" с некоторой задумчивостью изучил приобретение. Потыкав в него ножом, он рассмеялся и вернул фрукт юноше, - это фигурка из мягкой глины, вечером, когда будет праздник, можно бросить в костёр и получить симпатичную шумиху. Съест, конечно, можно, но сам понимаешь... - Только после инферно и то под настроение, - процитировал учителя Фор, понятливо кивнув и сам, с любопытством, изучая полученное чудо. И ведь действительно, почти как настоящий, даже в руках ощущается мякоть тропического растения. Филин, тем временем, приступил к сбору листов, которые он исписал за те долгие для мира и едва заметные для эльфа три века, в течении которых он тут пребывал.


          Соляная брань, исторгнутая устами подростка, повергла мужчин в шок, недоумение и ответную реакцию, после чего маска №2, протянув - Во дела-а, и куда мир катится, - укатился в неизвестном направлении, видимо, проследить за миром. Тот же, который пришёл первым, задумчиво тёр подбородок, критично осматривая лучшего в своём деле. И чих, по-видимому, оказал на неизвестного крайне положительное впечатление
- Ну, если лучший, то может и поможешь. Но всё не так просто! Сперва мы пойдём добывать принца, а для этого ты должен выглядеть как лучший похит...спасатель принцев. Вот, тебе это поможет, держи, - маска, перемешивая дело с ругательствами, откопал в закромах сараюшки маску, на которой было изображено что-то среднее между обезьяной и бабочкой. Если вы никогда не видели такого зверя, то клянусь Богами - лучше и не видеть, - а то потом королевская стража кааааак поймает и хв...уши надерёт! - Первый продолжил копаться среди полок, выискивая что-то необходимое себе. Тем временем второй, услышав странные шумы от падающих вещей, соизволил вернуться
- Что опять-то? Мать честная... - Выдохнул мужчина, увидев маску у Йирта, - ему-то зачем?! - Ты видел, какой умелый? Какие заклинания знает, юркий, худой, - №2 надавил на последнее слово, показательно смеряя пузо №1 взглядом, - в любую щель пролезет. А нам, считай, еще настоящего "принца" добыть надо, ты не забыл? А принц нам нужен для того, чтобы указать на принцессу, вот, - конец фразы был обращен в сторону новоявленного спасателя, которому протянули аркан из джутового каната, - сам принц высокий, стройный, уши светлые, хвост рыжеватый. Днём спит, ночью бегает за принцессами - такая вот паскудная у принцев работа. Мы-то хотели помочь, хоть силой его удержать поспать, а тут ты подвернулся. Ну да ничего, - успокоил голос, - поможешь нам, и мы не обидим. Так тебя спрячем, что тебя только лучшая спасатель достанет! - Номер два, судя по трясущемуся животу, из-за всех сил сдерживал смех, но бодрый тычок от первого заставил его хрюкнуть и успокоиться.

Отредактировано Фориуэль (2016-12-18 09:30:29)

11

Безродная не была воспитана чтобы спорить и указывать, поэтому ничего более не сказала по поводу излишней заботы о своём благополучии. К счастью, рассказ вскоре завлёк Финна и персона эльфийки на остаток дороги снова стала принадлежать только ей одной.
Ветер...
Эрилимия задумчиво смотрела впереди себя уже достаточно наловчившись прикрывать глаза от света так, чтобы случайные блики более не представляли для неё большой угрозы.
Ветер...
Девушка не могла не чувствовать пробуждение её вечно дремлющей в тесноте пещерных сводов стихии, но конечно же знала что это было связано с выходом на поверхность, а не Загадками Войлара...
- Наверное, мне не стоит становится причиной возмущения, - спокойно ответила Тёмная так, словно бы её ничуть не расстраивала перспектива оказаться в стороне. Более того - это действительно было так. Почти бездумно она пропустила ветер сквозь пальцы и отправила его в свободном полёте путаться у себя в ногах лёгким водоворотом из обрывков старой пожухлой травы и щепы невесомой коры дерева Дуан завалявшейся в подлеске. Засидевшийся в неволе, он порывисто бросился в полёт, вмиг срываясь с нитей контроля и не будучи сдержанным, шелестом осел на окружающей листве. Лёгкое, едва заметное баловство...

Отредактировано Эрилимия (2016-12-10 00:45:43)

12

Йирт взял маску. Понюхал маску. Одел маску. Снял маску. Снова понюхал маску. Понюхал свои подмышки. Сморщился. Снова одел маску. И снова снял. Жарко и плохо видно.
Теперь, должным образом экипировавшись, вифрэй был готов выслушать все то, что его "спасители" готовы были ему сообщить. Вот только добрались они до полезной информации лишь спустя два зевка и полтора ковыряния в носу Йирта. Он немедленно вскинул руку.
- СТОЙТЕ! Я должен это...записать! - резко произнес он, как сам Бесхвостый надеялся, суровым голосом и ринулся на поиски того на чем можно было бы запечатлеть полученные сведения. В данный момент его не волновало что ни читать, ни писать сам он не может - благодаря Эйзе, он знал что так делать положено. Как на зло, в окрестностях писчих принадлежностей не обнаружилось. Но Порченный не отчаялся - он схватил первую попавшуюся палку и, высунув язык, стал что-то чертить на земле.
- Так. Продолжайте. - милостиво разрешило чадо и напустило на себя задумчивый вид. Во время нехитрого повествования, Йирт приделал еще пару-тройку черточек к созданному творению и по завершению, добавил от себя пару штрихов. На земле оказался классический рисунок - палка-палка, огуречик. Но этот был модифицирован с помощью схематично выполненного хвоста, вифрэйских ушей и короны. Удовлетворительно кивнув, тем самым спустив маску, Йирт обратился к "нанимателям".
- Ну что, похож? Это его нужно найти что ли? - требовательно спросил обладатель бабочково-обезьяньего образа, взирая выпученными глазами то на одного, то на второго заказчика.
- Вы обратились по адресу. Я знаю как его найти. - успокоил вифрэев Порченный и довольно улыбнулся. - Для начала нам нужно обратиться к Глазастым. То есть Зрячим.

13

Финн... Не сказать что недоумённо, скорее с искренним любопытством посмотрел на эльфийку после её ответа. Задумчиво отёр лоб платочком, смахнул пыль с своего пушистого хвоста, который на солнце играл новыми красками красной меди; немного помахал кусочком ткани в стороны, наблюдая её игру с ветром. На этом эпопея с бывшим укрытием от солнца закончилась, ибо вифрэй окончательно позабыл, чего ради он вообще его достал в первый раз, и, посчитав задачу выполненной, сложил конвертиком и упрятал в закромах своих шароваров. Встрепенувшись, сказал, - никакого беспокойства, - после чего устремился за Эрилимией, которая в ходе описываемых событий успела преодолеть некоторое расстояние.

- Были просто странные странности в одно время с чужеземцами, вот и бдим-с! - Хвостатый поднял палец вверх и пронзительно осмотрелся по сторонам, наглядно демонстрируя степень бдения и умения бдящих. Эта тема, сколько быстро появилась, столь же шустро канула в небытие, и внимание торговца вновь разлетелось на сотни тысяч маленьких осколков, которые окружали его мир и до которых он дотягивался доступными ему способами: шумным вдохом ароматов, насмешливым подмигиванием глаз и смешным топорщением ушек. Нельзя сказать, что количество слов из его уст в это время извергалось меньше, но их качество и непрерывность претерпели те же изменения, которые Эри могла наблюдать еще на рынке родного города: вифрэй, словно дитя, жадно бросался на каждую новинку, как лисица в снег. И вроде бы на поверхности такого должно было быть меньше, но откровенная тоска "наземника" после пещер выплеснулась широкой рекой, расползаясь тысячами - О, смотри! Актинус. Чудесно, просто чудесно, еще не завял, - обращенными ко всем и никому.

До поселения, как и обещалось, добрались шустро. Не смотря на относительно раннее время, казалось, что абсолютно все вифреи уже были на ногах и стремились что-то делать. Кто-то собирал свои скромные пожитки, готовясь к отъезду, кто-то примерял маски и наряды, кто-то бегал с детьми. Последнее ничуть не шутка: у самых границ деревни-лагеря троица лисенят во главе с седоусым старцем мастерили какое-то устройство, которое, как можно было судить по обрывкам фраз, поможет "побегать ночью".

Спустя мгновение и Эри, и Финн оказались в шумном водовороте событий, именуемом "встреча с вифрэями". Вопросы, радостные вскрики, истинные приветствия и добродушные шутки, казалось, плотным фронтом накатились на странников. Финн, где-то шуткой, где-то просьбой, устроил небольшой коридорчик, по которому удалось провести тёмную из этого океана звуков до домика на окраине поселения.

Его убранство заключалось всего в семи-десяти предметах: глиняная печь в углу, рядом с которой стоял высокий кувшин с водой; небольшая полочка над печь, уставленная массой непонятных горшочков; циновка и некий матрас, скрученные, скромно залегающие возле кувшина; из того, что было более привычно - небольшой столик и три табуретки вокруг них.

- Это дом Т'кина, он уехал еще до моего торгового похода. Пока можно остаться здесь - передохнуть, смириться с мыслью о рассказе историй двум-трём десяткам слушателей, - вифрэй хихикнул в кулак, - шучу, это не обязательно. Всё, до чего дотянется глаз - можно трогать и пробовать. Я пока схожу за Номи, Старейшим. Никуда не пропадай! - С этими словами Финн скрылся за дверью, из-за которой сразу же показалось минимум пять мордочек. На сколько тёмная могла понять, их интересовала не сколько тёмная эльфийка как таковая, сколько то, что она могла поведать.


Фор с прежним интересом изучал "фрукт", полученный им, постепенно переходя к более интенсивным способам получения знаний, таким как сжатие, надкусывание, слабые удары. Филин, недовольно цокая языком, старался упорядочить свои записи, периодически отпуская фразы на эльфийском языке, что уже вызывало недовольную моську Уриэля, ибо три века даже для эльфа является достаточным сроком, чтобы его акцент сместился в сторону языка местного населения. Не то чтобы это было так критично, но наш герой предпочитал упиваться чистотой воспоминаний о родных лесах, а потому такие штрихи несколько портили картинку. Впрочем, переход к деловым моментам шустро обрубил ветви ностальгии.

Обсуждение полученных бумаг заняло где-то двадцать минут. Как и ожидалось, ничего чрезвычайно опасного или просто вызывающего внимания за этот срок не произошло. Единственная неоднозначная ситуация случилась только год назад, на прошлом празднике.
- И как он смог пройти? Я думал, к шедимцам априори отношение иное, - Филин задумчиво потёр руки, после чего покачал головой, - история вышла неоднозначная. То, что он сотворил, были деяния человека, но что важнее для вифрэев - иностранца, так что конкретная принадлежность не играла никакой роли. Кроме того, многое выяснилось с неделю после этих событий, что никак не упростило ситуацию. Так что сейчас до участия в самом ритуале допускаются только те, кто обратился к Старосте или Старейшему с соответствующей просьбой. Ты остаешься? - Вопрос был, скорее, констатацией, так что Фор лишь кивнул на это изречение, после чего вновь раздался голос Филина, - хорошо. Вещи можешь оставить здесь, а сам пока сходи к зданию Совета. Не факт, что там будет хоть кто-то - сейчас идут сборы, управленцы помогают всем по мере сил - но рано или поздно Малый Совет там соберётся. И постарайся поменьше упоминать то, что ты алхимик. Это... Вызовет неприятные воспоминания, - очередной кивок и ухмылка, - так понимаю, Зрячие не оповестили "правителей". Поэтому в докладе отмечены лишь те, кто находится в "активной" страже? Что-то мало пяти упомянутых, для пограничного поселения - Ответная улыбка, - вижу, ты уже немного понимаешь их структуру... Да, против разведчиков нашего ранга не применяется банальный шпионаж и задержание. С другой стороны, и мы не устраиваем никаких актов скрытой слежки за обществом, или попыток внести разлад, или решить проблемы с иными шпионами на территории деревень и троп. А джунгли... - Лес примет всё: и злодея, и жертву, - Фор поклонился Филину, - спасибо за наставления. Есть что-то еще, что мне нужно знать?

Через пять минут Фор покинул дом гостеприимного хозяина, внимание которого вновь оккупировала прежняя стайка детей. Насвистывая под нос незамысловатую мелодию, Уриэль не без удивления разглядывал подаренную маску филина и сплетённый из перьев амулет.


Наниматели задумчиво изучили художество, маска №2 даже припал к земле, словно бы желая проверить совпадение вкуса или запаха рисунка с настоящим принцем. И, по-видимому, остался доволен, ибо донеслось неясное бурчание, в котором были слова "а что" и "вроде да". Первый мужчина смелым движением стёр корону и пальцем добавил сумку, пояснив действие, - это атипичный принц. Корону он носит с собой, а не на себе. Скромный! - "Клыкастый" вытер палец о подвернувшуюся под руку ветошь, чем сделал только хуже: пропитанная непонятным маслом тряпка размазывала грязь по руке. Отпустив нелицеприятную реплику о том, что он думает про тряпки, масло и сумчатых принцев, №1 остановил свою тираду только после упоминания Зрячих.

- Нуэмэмэу, - уверенно промычал второй, чем продемонстрировал восхищение осведомлённостью Йирта, - не, так не пойдёт, - вновь встрял первый, столь интенсивно помахав головой в стороны, что его ушки поползли в разные стороны. Второй, заметив эту оплошность, шустро вернул их на место, затягивая тесёмки, - тогда Глазастые спасут и принца, и тебя, и всех принцесс из всех замков. Потом принцы без дела голодать начнут, худеть, тощать, исчезать, потом принцессы без принцев скучать. Нам это совершенно не надо, - как ни странно, реплика принадлежала второй лисности, от чего первая вскинула поражённый до глубин души взгляд на товарища, но шустро спохватилась и обернулась к бабочко-обезьяне.
- Да, вся задумка насмарку. Не пойдём мы к Глазастым, - уверенно заключил №1, вскакивая на ноги, - а пойдём в секретный замок Принца. Там, когда проберёшься, надо будет потянуть за одну тайную верёвку. Мы её так и не нашли, но ты точно сможешь, - грубая лесть, исторгнутая хрипливым голосом не то же самое, что скромная похвала Эйзы, но тоже могла вызвать отклик. Второй номер, помянув Войлара и Скаляра - кто бы это ни был, определённо уважаемая личность - направился в тёмный угол сарая, отодвигая в разные стороны мусор.

- Пошли! А то принц еще еще убежит, - Поправив маску и плотнее затянув пояс, номер один направился к расчищенному выходу, попутно собрав ногами то, что подло маскировалось в темноте. Открытая дверь показала Йирту, что вся компашка сейчас располагается где-то на границе поселения, ибо от двери до забора было чуть более десятка метров.

Отредактировано Фориуэль (2016-12-18 11:12:40)

14

Непривычно. Бессистемно. Пугающе. Как только они очутились в поселении, Эрилимия более не совершала лишних движений. Возможно, Финн обратил внимание на сей факт, а может и нет, учитывая его разрозненную отвлечённость на все события, окружающего его мира. Впрочем, почувствовать разницу в случае этой эльфийки было бы действительно не просто - она была минимальна и могла быть распознана разве что действительно чутким, привыкшим подмечать детали, взором. Она просто больше не играла с ветром, не рассматривала растительность, не отвлекалась, а движения девушки стали выверенными и пустыми.
Ей было непросто. Действительно не просто. Здесь не было точных правил, которым можно было следовать зная, какой шаг идёт за другим, нельзя было быть уверенной наверняка, какое действие приведёт к тому или иному результату. Здесь царила неопределённость. И неуверенность.
Эрилимия привыкла к шаблонам. В её сознании умещалось множество таких. Эрилимия была привязана к определённым ритуалам и последовательностям. И хотя с тех пор как как она подросла и освоила магию Разума это перестало быть для неё всепоглощающе болезненным, нарушение привычных течений всё же доставляло девушке некоторые неудобства.
Тёмной была до тревожности непривычна вольготная простота обращения с чужим жилищем и то, что именно Финн идёт за Старейшим, а не наоборот - кастовое мышление, свойственное всем Нур, делало своё дело.
И сейчас, стоя посреди чужого дома, с чужим вифреем, посреди чужого поселения, ей было просто необходимо внести в этот хаос хоть толику порядка и точности.
-  Tåkke'r  ћu lattalie. Благодарю за гостеприимство, - эльфийка сложила ладони в незнакомом для вифрея жесте и легко поклонилась. Спокойно, выверено и официально. Так, как было положено. Так, как её учили, - я буду ожидать вашего возвращения.
Ритуал был соблюдён и беспокойный гомон тревоги немного улёгся, оставляя место для трезвого ума. Всякому могло бы показаться это чистой воды глупостью, но сейчас для Эрилимии это было действительно важно. Пройдёт ещё несколько лет, прежде чем она окончательно убьёт в себе некоторые мешающие аспекты, загнав всякую импульсивность, внутренний хаос и тревожность глубоко в область Тени. Конечно, она сделает это сознательно и конечно, будет периодически спускать этот тугой повод, умудряясь сохранять шаткое перемирие между внешним и внутренним. Но сейчас это было не совсем так. Она была немного живее. Но ей было хуже.
Приметив движение в окне, эльфийка повернулась и всмотрелась в лисенят. Лисенята смотрели на неё. Молчание затягивалось. Эрилимия не знала как следовало себя вести в подобных обстоятельствах.

15

Йирт чуял неправильность. Он украдкой осмотрелся по сторонам, прошелся взглядом по не внушающим доверия лицам, чуть сгорбленным фигурам "нанимателей", коснулся воровато скрюченных пальцев, впился в рисунок на земле, перевел взор на веревки что не так давно стягивали его конечности и замер на небольшом предмете с мутной, едва-едва способной отражать поверхности. И тут он всё понял. Озарение настигло его сознание с истовостью влетевшей в глаз мошки. Вифрэй вытер выступившую слезу, вместе с тем выдавил останки насекомого, убедившись что оно не относится к ядовитым и довольно улыбнулся, будто объевшийся неосторожных путников болотный монстр. Маска. Он не одел маску!
Но совершив вышеобозначеное действо, Йирт закашлялся и поспешил вновь снять дарованный ему предмет. После непродолжительных раздумий, Странным было решено облачать лицо в маску лишь в самых что ни на есть крайних случаях. Понимая что за размышлениями он пропустил достаточно большой промежуток времени, Йирт поспешил за "доблестными искателями принцев" - меньше всего на свете он хотел пропустить столь явно наклевывающееся Эпическое Приключение. На самом деле, оно лишь совсем не дотягивало до оного, ибо в нем не хватало всего лишь пары элементов, которые, как он надеялся, всего лишь ждут своего часа чтобы объявиться.
"Вот бы показать маску дядьке Миртэ. Как понюхал, сразу его вспомнил. От мимика чем то таким же пахло..."
- Эй, а как вы нашли нужного принца? - первым делом спросил Йирт у сопровождающих - Вдруг это не тот что нам нужен, м?

16

Финн, в ответ на официозную благодарность, успел отвесить лишь некое подобие поклона, которое было преисполнено не только старанием сделать нечто официозное, но желанием закончить с чуждым его подвижности официозом. После этого начались гляделки.

Молчание сложно было назвать напряжённым, скорее оно было выжидающим с одной со стороны и бессильным с другой. К счастью для Эри, юные зрители шустро покинули свои места, но на их место рано или поздно появлялись другие, которые с той же детской непосредственностью наблюдали за гостьей, не делая каких-либо иных действий. Последнюю группу из трёх голов спугнул громкий разговор, который шёл на повышенных тонах.
Финн – Да-а, да-а, суета и всё прочее. Но это важно! Не могу же я просто так сказать «а, ну что-то не срослось», когда она спасла меня от десятка пещерных ползунов.
Незнакомый женский голос – Клянусь духами, Финн, всего пять минут назад он был один!
Финн – Просто я точно слышал, что он скрипел своим товарищам «вкусное мясо, быстрее сюда».
Незнакомое женский голос, сквозь смех – И как ты это понял?
Финн – Никто не будет столь противно верещать, когда его лишат еды.
Спустя считанное мгновение, дверь распахнулась и Эри могла ясно наблюдать пару. 
http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0122/h_1485105308_6413808_bded20b08b.gif
Девушка-вифрэйка была похожа на Финна на столько, на сколько она отличалась от него. Примерно один окрас шерсти, общие чёрты лица, схожая мелкая моторика рук и хвоста полностью перечёркивались разницей в манере речи и поведении в целом. Если сравнивать с ветрами, то девушка скорее была муссон, который движется с неумолимым стремлением, чем явно отличалась от резких и своевольных порывах Финна.
- Извиняюсь, что задержался, но мне пришлось пробиваться через толпы страж… - Финн… - Страждущих помощи, чтобы пригласить мою великолепную в умении справедливо судить сестру. Прощу – Мей'Ра, Староста селения. Мей'Ра, позволь представить… - Финн немного растерялся, припоминая некоторые особенности Эри относительно излишнего внимания к себе, - мою спасительницу Эрилимию, - получив кивок от сестры, он с скоростью кошки бросился к шкафам, что-то учуяв.
– Приветствую, странница, - вифрэйка продемонстрировала некоторые знания культуры, совершив относительно недурственный поклон, после которого указала на табурет со словами, - прошу, садись. Не люблю, когда гости стоят, - для себя же Мэй'Ра расстелила циновку, усевшись на неё на коленях. Из небольшой сумочки, закрёпленной на поясе, девушка изъяла странную конструкцию из перьев и веток, которую разместила рядом с собой.
- Можешь звать меня Мэй. Прошу прощения за некоторую сумбурность, но у нас впереди праздник, подготовка к которому отнимает много сил, - и еды. Ох, чую тут её склады, только зарытые, - прокомментировал Финн, на секунду скорчив забавную мордочку, после чего вернулся к изучению полок.старательно шарясь по полкам. Подавив смешок, Староста продолжила, - скажи, пожалуйста, с какой целью ты пришла и как надолго хочешь задержаться, - выждав пару мгновений, Мэй'Ра задержала свои бледно-зелёные глаза на лице эльфийки, - ты маг? - После чего девушка взяла странное плетение и принялась за его украшение. Можно было понять, что она совершенно не ждала ответов сразу после вопроса, давая время на обдумывание. Погромыхивающий тарелками вифрэй уже казался привычным элементом местного обихода.


Как гласит древняя мудрость, эльф с ушками отличается от безухого только наличием двух острот. Однако местное население, похоже, не сталкивалось с подобным юмором, из-за чего наш герой, будучи просто с маской, привлекал куда больше внимания, чем без неё. Местами, стоит признать, перешёптывания были не самые светлые, что, в общем-то, Уриэль понимал: праздник масштабный, в большей степени - кланово-религиозный, что никак не вяжется с наличием этих странных иностранцев, к коим алхимик неизбежно относился. Впрочем, если верить слухам и описанию, попробовать поучаствовать стоило, а для этого необходимо убедить Старосту или Старейшего в своей крайней безобидности.

Удача на сей раз почти покинула нашего героя, ибо в здании Совета не оказалось никого, кроме периодически мелькающих личностей. Поймав первого, кто не успел скрыться, Фор с предельной осторожностью поведал свои планы и попросил помощи, на что было заявлено следующее: Совет, в большей степени, разбрёлся по кто-куда, помогая переселенцам либо подготавливаясь к празднику. Последней более ли менее свободной была только Староста Мэй'Ра, которая, вроде как, никуда не уходила. Чтобы проверить свою догадку, юноша крикнул:

- Мэээээй? Мээээээээй! – Вито, что кричишь? – Тут эльф, нужна Мэй. – У них массовое переселение? – Из-за двери показались до ужаса удивлённые ушки, после чего вынырнул и их носитель, - Финн только что влетел, как ураган, трещал про эльфийку государственной важности, и увёл Мэй'Ру с собой. Думаю, вернуться не скоро. Или я не знаю Финна,Оу… Не то чтобы я сильно спешил, но всё же не дело затягивать с важностями накануне праздника. Может сделаем ставку на эльфийскую «магию» поиска и я попробую сам найти Мьей?Мэй, - отвлёченно поправил Кито, - так ещё и маг? Эх, всё не так с этими остроухими, - юноша чуть поворчал, подумал, да махнул рукой в определённом направлении, чуть напряжённо помахивая хвостом, - последний дом по этому направлению. И удачи в своих поисках, волшебник, - раздавшийся коварный смешок несколько смутил Фора, но всё же советы Филина  возобладали над пустыми опасениями, и, наш герой отправился навстречу с местным представителем власти. И почему в такое время всегда остаётся только один советчик? Хэ, хитрый вифрейский заговор, – улыбнувшись своим мыслям, эльф ускорил шаг.


Вопрос повис в воздухе с грозностью топора, который заносят над головой преступника. Шаловливый взгляд, потерянная тряска рук да торопливое приплясывание показывало, что ответ будет получен не скоро, лишь когда терпеливые пауки вновь сплетут тенёта обмана вновь…
С другой стороны, даже на масках пауков не было, так что тишина развеялась почти что сразу.
- Он умён, красив и лохмат, – произнёс первый, ни на секунду не сомневаясь в точности данной характеристики, - и корона в сумке. Точно знаем, – даже с большей концентрацией железа в словах, подтвердил второй, после чего, выпустив шайку-лейку на ясный свет, приступил к неторопливой возне с проржавевшим замком, с медлительностью палача пытаясь попасть скрипучим ключом в отверстие. Не оценив такой заботы, №1 дал ключнику по макушке и посоветовал «мануку не валять», на что последний,  признавая доходчивый жест, согласился.

- Здорово~о, - протянул более объёмный №2, увидев на лице Йирта маску. Не сдержавшись, тыкнул пальцем ближе к подбородку, - сам рисовал, – самодовольная поза только подкрепила слова, на что первому вновь пришлось использовать физические методы передачи информации напрямую в голову.
- Айиии… Да сейчас-то за что? – Потом любоваться будешь, - хмуро буркнул неизвестный, - тем более, тебе еще возвращаться за сумкой-помощником. – Возвращаться? – Недоуменно уточнил пострадавший, - она ведь в том самом схроне. Ты уже забыл, Тинэ? Сам ведь просил «спрячь подальше, ещё учуют»
И вот тут Йирт мог почувствовать, как в воздухе стали клубиться тёмные тучи глубинной ярости, источником которых был озвученный ТинЭ. Или ТИнэ? Определённо не ТиНэ. И пока решаются важные вопросы определённости личности, на волоске повисла жизнь второй маски, из-за посыпавшихся с вершин гром и молний.
- ДА КАК ТЫ ОСМЕЛИЛСЯ ТУДА ПОЛЕЗТЬ! – Т-тинэ-э? – НАПИТОК, ДА? НАМ ВЕДЬ ЕЩЁ ПРИНЦА ЗАХв… Спасать, - оборвавшись на полуфразе, Тинэ бросил взгляд на Йирта, после чего в глазах засверкали лукавые звёздочки, - и как ты забираешься спасать принца без помогайки и зелья храбрости? Что важнее, как ты достанешь с страшной, заброшенной территории наше последнее средство спасения, Карну? Кто, достаточно смелый и способный, поможет тебе? – Именованный Карну всем своим видом показывал раскаянье и сожаление, призывая в свидетелей духов, небеса и пирожки. У торжественного спасителя Принцев, похоже, появилась цель – спасти спасателя Принцев! Либо присоединиться к Тинэ и бить недотёпу (возможно, даже ногами).

17

Эрилимия стойко выдержала испытание лисенятами и обернулась, когда в дверь вошёл уже знакомый ей вифрей в сопровождении довольно молодой лисицы. Тёмная довольно быстро отметила сходство девушки с Финном, а его слова о сестре окончательно поставили на место эту деталь. Она часто обращала на детали куда больше внимания, чем на общую картину. Это было недостатком, но она пыталась как могла сгладить эту особенность. А вот молодость вифрейки, казалось, совершенно не удивила эльфийку, да и с чего бы, учитывая что для долгоживущих народов юная внешность вполне привычное явление у тех, кто занимал высокие должности?
Тёмная снова кивком поприветствовала Финна, после чего поклонилась Мей в ответ, приветствуя её как положено.
- Не стоит беспокоится, - бесцветно заверила Эрилимия принимая предложение сесть. Она, в отличие от лис, не чувствовала ничего что могло бы говорить о наличии в этом доме запасов провизии. Её чувствительность к запахам была не столь велика как у тех, в чьих венах текла звериная кровь.
- Я пришла следуя приглашению вашего брата Финна, но не планирую задерживаться здесь слишком надолго. Не дольше, чем будет длиться празднование, если мне позволят присутствовать, - возможно, для полных жизни детей Найи, Тёмная казалась пустой и невзрачной. Её голос, взгляд, движения... точнее их отсутствие. Ровная спина, сложенные на коленях руки, не нарочито, нет, Эрилимия не старалась - она была естественна в своих проявлениях и оттого казалась ещё более чуждой беспечному звериному народу. Задумывалась ли она вообще о том, как выглядела со стороны? Даже внешне она была словно соткана из бесцветия. Чёрные волосы и одежды, белая как снег кожа, серые глаза - ни одной яркой краски, лишь сплошное чёрно-белое марево.
- Да, я маг

18

Великий спаситель сирых, убогих и вообще всех подряд был занят совсем иным, нежели ожидали от него сопровождающие. Выслушав ответ, он неопределенно покачал головой и задумчиво прищурил глаз, погрузившись в раздумья. Его ухо важно отмахнулось от проникающих в него шумов избиения. Вместо того чтобы внимать развернувшемуся представлению, вифрэй размышлял над тем каким образом можно было бы сэкономить всем время и организовать принца без какой-либо необходимости куда-либо идти. Припомнив сведения о необходимом минимуме, из-за которых индивидуум мог бы считаться принцем, Йирт решил что в принципе и сам обладает всем необходимым набором качеств за небольшими исключениями. И именно их то и надо было восполнить. Не обращая внимание на избиение, Бесхвостый с интересом стал рассматривать окрестности в поисках того, что можно было бы принять за корону. Хотя бы отдаленно. Но...его поиски увенчались ничем. И тогда, немного расстроенный, Бесхвостый вернулся к "сотоварищам". На вникание в ситуацию ушло менее пары секунд, а после он важно вышел вперед и заслонил своей узкой грудью виновного вифрэя.
- Я помогу вернуть Карну ваше доверие, о храбрые спасатели принцев! Пойдем же, храбрец! - произнес он и постарался как можно более пафосно опустить руку на плечо обозначенного им сообщника. Затем Йирт гордо мотнул головой, давая своим нестриженым волосам всколыхнуться, подобно пшеничной волне.

19

Да, в глазах лисицы читалось некоторые удивление, что особо ясно можно было заметить в те моменты, когда она вскидывала взгляд на девушку по ходу её ответа. Брат, тем временем, успел перевернуть верх дном и без того не отличающийся стройным порядком ящик, старательно и громко бормоча себе под нос "да где же оно" и "приедет - покусаю. Надо же так спрятать!". Мэй, похоже, тишина и спокойствие страшили куда меньше, потому как после затухания отзвуков речи Эрилимия она сперва закончила с плетением некоторого амулета.
http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0122/h_1485105308_6413808_bded20b08b.gif
Мей'Ра: Хорошо~, - напела девушка, любуясь полученным изделием. Возмущенная вставка Финна, - да что тут хорошего, закопано пуще клада! - Она отсекла хмурым взглядом, который подействовал на суетящегося примерно как никак, разве что вызвал возмущенный фырк, остановку, привычный жест с прикладыванием ладоней к губам и протяжное, - ой, прости, не заметил. Получилось славно. Можешь чуть-чуть мне помочь? Чую, это где-то здесь, - обречённый вздох девушки оказался для Финна достаточным для понимания: помощи пока ждать не стоит, так что поиски продолжились
- Думаешь остаться как зритель или поучаствовать? - Уточняющий вопрос к Эрилимии был задан с короткой фиксацией взгляда на её лице, и в голосе сквозили нотки сомнения относительно последней части фразы. Вплетая ещё пару бусин в амулет, Мэй'Ра продолжила, на секунду стыдливо прижимая уши - правда, вопрос не ко времени, потому что большую часть дня, если захочешь осмотреться, придётся провести рядом с Финном или иным сопровождающим, что так или иначе пройдёт близко с вовлечением в танец. Прости, мы верим дружбе наших государств, но подобные танцы и праздники... особая событие, куда попадает не всякий иноземец, особенно с магическим даром, - явно чувствовалась неловкость происходящего для Мэй, что только усугубляли промежуточные комментарии брата с описанием высоких достоинств и моральных качеств его спасительницы. Ещё раз присмотревшись к тёмной эльфийке, Староста кивнула своим мыслям, словно бы окончательно в чём-то убеждаясь.

- Кстати, а роли уже назначены? - Как всегда некстати проявился юноша, в один прыжок подскакивая к своей сестре с горящим взглядом. Последняя, нисколько не смутившись проявлению бодрости, передала ему в руку пластину из сумочки на поясе, что вызвало просто бурный - хотя куда больше-то? - восторг Финна. Не сдерживая эмоций, он звонко чмокнул родственницу в нос и, словно штормовой порыв, выбежал из дома, попутно что-то кому-то крикнув. Отпустив благожелательный смешок, Мэй снова взяла слово.
- Финн уже третий год подряд нарекается "ветром Ахея", штормовым северным гостем, который приходит незваным и уходит негаданным, - с нотками гордости пояснила лисица, - что привлекает к нему особое внимание и чем он сам бесстыдно пользуется. Как понимаешь, Эрилимия, его поручительство дорого стоит в наших глазах, но рядом с ним, на празднике, находиться...сложно, - максимально деликатно вымолвила девушка, - и я не хочу, чтобы ритуал показался для тебя борьбой с кружащим вокруг карнавалом слепящего света и оглушающих песен, или, хуже того, клеткой с своим стражником. Днём ты в полном праве отказаться от сопровождения Финна или иного собрата, но вечером кто-то будет присматривать за тобой, незримо и явно, - вздохнув, Мэй продолжила, - и в этом случае всё, что я могу для тебя сделать - взять на себя эту роль. До вечера у меня есть долг перед селением, который мне необходимо выполнить, но потом обеспечу тебе то место в ритуальном танце или около него, которое будет тебе удобно, - потеребив амулет, девушка один-в-один повторила жест Финна, застыв хвостом и коснувшись пальцев губ, - ой, забыла. Этот амулет будет символом поручительства нашей семьи, - вифрэйка легко встала на ноги и приблизилась к Эрилимии, передавая своё плетение.


Как говорится, "я же не совсем дурак... Хорошо, совсем". Фор благополучно заплутал уже через два дома от центра поселения, потому что принципы постройки вифрэев, похоже, были разработаны с словами "случайно", "я так хочу" и "если поставили, то пусть будет". Улочки, в отличие от центральной, плутали от сарая к жилому дому, от колодца к уютной беседке, при этом кругом пестрели вывешенные вещи, продукция и штандарты с упоминанием различных ветров. Не раз и не два проклянув свою самоуверенность и спешку, юноша обращался к местным жителям с просьбой помочь. Да, они помогали. Но как это всё происходило - отдельный номер, достойный упоминания в личной летописи клана ла Митора как каноничный пример особо активной позиции. Тем не менее, определённый успех всё же был достигнут: Фор нашёл Старейшину, который, правда, отошёл от дел и "этой ерундой не занимается", увлечённо рассказывая окружающим его лисенятам какую-то захватывающую историю. Остроухий собрался было уходить, как один из них - или нет? Вроде он не сидел в толпе - потянул его за полы походного камзола.
- Ты алхимик? - Вопрос был с задан с недетской серьёзности, что надетая на лицо маска клыкастого вепря только усиливала. Скривив виноватое лицо, Фор ответил, - да, имею такой грех. Меня запах выдал? Хочешь что-то присмотреть, valen? - На что-то тот, потупившись, пробормотал чуть слышно, - да, мне надо... Но смогу только так! - К концу фразы молодое дарование протянуло ладонь с мелочью, которой, строго говоря, не хватило бы даже на пустую склянку. Заметив это в глазах торговца, спрашивающий спешно добавил, - мне напиток храбрости! Он ведь дешёвый, правда? - На что Уриэль уже кивнул. Эффект самовнушения у вифрэев превосходил все, даже самые смелые, ожидания, так что продать им можно было буквальное "ничего", перед этим лишь обработав морально. Заниматься этим у эльфа не было времени и права, так что пришлось брать ситуацию в свои руки. Придвинувшись к мальчику, Уриэль сказал:
- Поможешь мне найти Старосту Мьей'Ра - Мэй'Ра? - Да, её, или кого другого, после чего я смогу находиться не на птичьих правах, - как?... - Хэ... Они поймут. Поможешь - склянка твоя, нет - не взыщи, - О, с этим мы быстро! - Твои слова да Войлару в уши, - ворчливо подумал остроухиий, устремляясь за пушистым метеором.


Карну был торжественно спасён ещё до того, как ситуация стала критической, что, судя по коварной улыбке маски-Тинэ, было так и задумано. Смирившись с неожиданным препятствием, нападающий развёл руками и отмахнулся фразой, - хорошо, но только быстро! - После чего пригрозил пальцем своему товарищу да отвернулся, направляясь в совершенно другую сторону от указанного Карну направления. Последний, видимо, как-то не горел желанием идти только с спасителем спасителей, и бодро пискнул вопрос-обвинение, на что получил отпор в виде фразы, - сколько бы ты ни выпил, его уже не хватит! Нам ещё на ритуал, помнишь? Постараюсь добыть сам, но сумку с тебя, - отрезав всё, до чего удалось дотянуться своим грозным ножом, Тинэ пропал с видимого света, благополучно теряясь между домиков. Карну, шумно выдохнув, переместил маску с лица на бок, демонстрируя свою физионимию
http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0311/h_1489253571_5811897_cfbe4144c8.jpg
То было не по-вифрэйски пухлое лицо с необычно добродушными глазами, что придавало ему детский и наивный облик. Впрочем, это было не так уж далеко от истинного возраста вифрэя - торчащие ушки, которые не скатывались на подозрительных и подозреваемых верёвках, выдавали его голову с головой. Потратив с минуту времени на надёжную фиксацию маски, Карну кивнул и уныло вымолвил, - пошли-и...

- Ты серьёзно не боишься? - Словно бы на всякий случай уточнил спутник, задавая этот вопрос с нервным оглядыванием на частокол, мимо которого пролегал маршрут героев, -  заброшенные дома стоят уже много-много лет, даже Старейшие не все их помнят. Мало ли что туда заползло да поселилось, ещё какой-нибудь бры'Дук, который похищает сны, - юноша подёрнулся, словно бы от холода, и зябко потёр свои руки, - или ещё другие духи, которые прилетают вместе с ветрами Войлара.  Тинэ рассказывал мне, что только с зельем храбрости можно ходить там, потому что страхи бояться тех, кто ничего не боится, и сами начинают прятаться! Я, правда, никого не видел, - по секрету признался подросток, - но что они были рядом - это факт, я прямо кожей чуял их желание убежать. Ух, а сейчас зелье кончилось, - Карну обречённо повесил нос, - я думал, что мы справимся и без сумки, но Тинэ всё же вспомнил. Эх, - тем временем, компашка добралась до входа в это жуткое место...

В общем-то, это была заброшенная часть старой стоянки вифрэев, которая когда-то была столь же оживлённой, как поселение за спиной. То ли от природного непостоянства, то ли не желая тратить время на ремонт и возводя всё с нуля, лисы практически не задействовали ни материал, ни постройки оставленного в прошлом лагеря, давая ему дожить свой век в относительном спокойствии.

То там, то сям виднелись надломившиеся стены, окна с порванным пузырём, треснутые двери. Металлические петли, которые только по очень большой забывчивости были оставлены, проржавели насквозь, окрашивая древесину вокруг себя в непривычно-оранжевый цвет. Кроме этих признаков запустения, со стороны заброшенного лагеря веяло сыростью и запахом прелой листвы, которую, вместе с обломками деревьев, пригнало сюда в период зимних ветров. Эти же озорники опрокинули несколько домиков набок, создавая совершенный беспорядок.

- Как-то так, - только и прокомментировал Карну, с неприкрытым страхом оглядываясь по сторонам, - пойдём, что ли, тут вроде недалеко, - взяв в руки толстую, как он сам, жердь, юноша чуть успокоился, ступая уже больше настороженно, чем испуганно, хотя мелкая дрожь колен говорила об истинном состоянии Карну.

Отредактировано Фориуэль (2017-03-26 20:05:48)

20

Эрилимия неопределённо повела плечами, так и не выразив ни одной хоть как-либо интерпретируемой эмоции.
- Моих познаний будет достаточно лишь для того, чтобы смотреть, - сказала она, явно не до конца понимая суть и смысл вифрейских праздников и ритуальных действий. Конечно, Эрилимия прекрасно понимала различия Нур с дружественным народом лис, но всё же, выросшая в строго упорядоченном мире подземий, не могла так просто отбросить собственное привычное восприятие действительности.
Слушала Мей она спокойно, и в отличие от самой вифрейки не испытывала видимых неудобств и неловкостей. Тусклая и невыразительная, как всегда, она лишь кивнула и приняв из её рук амулет, скользнула пальцами по его плетению, словно бы в попытке различить касанием все хитросплетения его узора.
-  Днём я могла бы быть сама по себе, - разумеется, нелюдимая подземница отказалась от сопровождения в светлое время суток. Она могла бы спокойно находится и возле болтливого Финна и возле любого другого вифрея, привычно приспосабливаясь, а отчасти и вовсе и отрезая часть восприятия от ненужных раздражителей. Могла бы конечно.... но имея возможность побыть в одиночестве, просто не могла ей не воспользоваться.
- Где мне найти вас к вечеру?

Отредактировано Эрилимия (2017-03-20 18:07:01)

21

Некоторое время Йирт чувствовал себя героем. Ещё бы - спас от неминуемой гибели честь и достоинство другого вифрэя. Однако это приятное чувство продлилось не слишком большой промежуток времени . А вернее, ровно до того момента как его взгляду предстало место, в которое необходимо будет направиться для достижения цели, поставленной сомнительными знакомыми. Сами они растворились, кроме нездорово пухлого провожатого, вызвавшего у Йирта приступ сочувствия. Уж кто-кто, а Порченный знал всё об унижениях и отношении к тому, кто отличается от остальных - отсутствием хвоста, или, как в случае невольного попутчика, пухлостью. Вифрэй еще раз порадовался тому что спас брата по несчастью. Однако, вернувшись к своему текущему положению и предстоящим делам, вновь приуныл. Теперь он даже не мог бросить Пухлю, как собирался поступить в самом крайнем случае. Уродство объединило их, породнило и связало узами куда более крепкими чем семейные...По крайней мере в данный момент Йирт чувствовал симпатию к необычному вифрэю. Единственное что оставалось делать Бесхвостому - это двигаться вперед, высоко задрав нос - чтобы даже случайно Пухля не смог заметить растерянность, затаившуюся в глазах Величайшего Спасателя Принцев. Впрочем, идти так было совершенно неудобно поэтому вифрэй начал погладывать по сторонам с интересом и нарастающим страхом. Кто-кто, а он знал что в таких вот заброшенных местах может водиться различная нежить, с которой, к слову, Эйза и справлялась за разумную плату...Неожиданный вопрос застал Йирта врасплох, вырвав из болота размышлений, которые только-только стали окрашиваться в приятные тона распускающихся цветов.
- К-к-конечно да! То есть нет! Это же и так абсолютно понятно - я ничего не боюсь. - заявил Бесхвостый чуть подрагивающим голосом. Под конец речи он всё же совладал с собой и придал голосу твердости. Для пущего эффекта еще и презрительно сплюнул, как, насколько он видел, делают охотники, когда говорят о чем то совершенно незначительном. Впрочем, вместо того чтобы упасть на землю, как это полагалось по всем законам мироздания, слюна повисла на языке и неторопливо потянулась к земле, будто начинающий ныряльщик, пробующий ногой температуру воды в которую собирался опускаться.
Донесшийся до чуткого Йирта протяжный звук вызвал приступ паники и он бросился к Пухле, намереваясь укрыться за ним.
- Э-э-э...ты, надеюсь, понял что я ничего не боюсь кроме скрипа? Я как-то победил демона Дверей и он...э-э-э...обещал вернуться за мной как сможет найти...э-э-э...Дверную Ручку Свободы. - заяви Бесхвостый и смахнул со своего плеча пылинку. - Веди, веди. Кроме того что я герой, я еще и маг! Тебе совсем нечего бояться.
Порченный смутно припомнил что магия жизни, которой он владел, обладала, судя по словам Эйзы, возможностью повреждать нежить и духов. Это немного успокаивало. Совсем чуть-чуть. Он сплел свет жизни, готовясь пулять им в первую попавшуюся тень, или смутный силуэт.
- Кстати, а как ты оказался в команде по поиску Принца? - вопросил Бесхвостый, чтобы хоть немного заглушить там-там стучащего от страха сердца.

22

Девушка вздохнула не скрывая своего облегчения - похоже что вопросы, которые были связаны с предстоящим ритуалом, стояли для Мей весьма остро, и она старалась разрешить их заранее и без желания как-то обидеть Эрилимию. Возможно, малая эмоциональная вовлёченность эльфийки в этом плане сыграла хвостатой на руку, так что она уже не выглядела столь удивлённой при серой реакции тёмной. Отказ от сопровождения, впрочем, всё же обратил ещё один вопросительный взгляд, но если судить по хвосту - результат для лисицы был вполне ожидаем, и ничего страшного она в этом не увидела.
http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0122/h_1485105308_6413808_bded20b08b.gif
Мей'Ра: Ближе к вечеру я или Финн заглянем за тобой - ритуал будет проводиться несколько в стороне от центральной площади и можно легко заплутать среди наших построек. В остальном... - Мей огляделась вокруг, старательно изыскивая всё необходимое, - вода имеется, циновка... О, точно! - Староста шустро оказалась около стойки, вокруг которой не так давно кружился Финн. Её действия были менее суетливы, нежели у брата, и необходимое она нашла всего через две-три манипуляции, оставляя перед Эри вяленого в вине и пряностях мяса с гарниром из орехов.
Мей'Ра: Я понимаю, на сколько это непривычно для вас, но можешь не стесняться - грядущая ночь будет длинной, не стоит морить себя голодом. Тем более что Т'Кин был признанным мастером среди наших поваров,  даже у ваших собратьев, - девушка, похоже, любила упомянуть достижения вверенных ей вифрэев, - в остальном, как и говорил Финн, этот дом - твой, на сколько это потребуется. Я же постараюсь сделать так, чтобы никто не помешал отдыху, - взмах хвостом ознаменовал завершение беседы, и Староста направилась на улицу, оставляя Эри в одиночестве до наступления темноты. Время, до сего момента рвущееся вперёд, словно бы остановило свой бег, убегая вместе с суетливыми лисами.


Дом, куда привели эльфа, был явно не тем, который он ожидал увидеть. Честно признать, остроухий был готов увидеть что угодно, но никак не то, что было перед ним. Если только Мей - не мужское имя, и старец, что радостно приветствовал прибежавшего, не был той самой Старостой. Правда кого я обманываю, - с глупым видом подумал остроухий, совершая небольшой поклон вифрэу.
- Тинэ? - Дедушка Уто, привет! - Ух-х, задушишь ты меня так... - Старец ворчливо обнял мальчика, не забывая потрепать его по голове и расшевелить некрепкие тесёмки ушек, - и что ты на сей раз удумал? Всё ещё носишься за Финном? Что шипишь? А, точно, голова моя дырявая, - вифрэй хитро улыбнулся и подмигнул эльфийскому гостю, словно бы желая что-то открыть последнему, - хорошо, вспомнил. А эльф тебе зачем? - Он алхимик! - Понимаю... Хэх, рад бы сходить с ним до Совета, да дел невпроворот - всё хочу шумиху сделать, а получается белиберда какая-то. Дымит, плюется, а не горит,Ммм... Если я смогу помочь, то дел станет меньше, правда? И прогулка до Совета поможет развеяться после тяжелого труда, - Уто с довольным видом кинул, отлично смекая что к чему, затем широким жестом предложил зайти. Тинэ, однако, был несколько недоволен таким результатом, вцепившись в халат алхимика, - а зелье? -  Какое зелье? Тинэ, мы уже обсуждали, - нет, с ним! - Упрямо вторил юноша, смотря с затаённой обидой из-под своей маски. Фор, рассудив про имеющийся договор, вручил мальчику бутылёк. Юнца от побега пришлось удержать насильственно, - по-прошу задержаться. Зелье надо настоять на солнечном свету не менее часа, чтобы оно впитало силу света. Потом перемешать. Если белый налёт на дне не рассосётся, повторить. Понимаешь? - Кивок был достаточным ответом для Уриэля, после чего Тинэ скрылся, словно бы его и не было.
- Сахар, да? Хе, пока растворит, мы с делами и управимся. Хороший он мальчик, та больно идеестый. Как что укусит, так хоть пожар, хоть потом, - речь вифрэя стала менее "стариковская", та сам он, выпрямившись, стал выглядеть значительно моложе, - и хотя не понимаю зачем он занялся тем, что сейчас удумал, не хочу разрушать ему вечер. В прошлом году они знатную потеху устроили, может и в этом не обидят. А мне бы действительно помощь не помешала, - Уто посмотрел в глаза эльфу, на что получил шуточно-возмущенный вздох и кроткое согласие. Понятливо кивнув в ответ, старец прикрыл занавеску в дом, где предстоит приоткрыть завесу между миром химии и этим.


Уверенный тон и грозный вид главного принцеспасателя успокоил Карну, давая тому вздохнуть свободнее пред лицом грядущей опасности. Казалось бы, он даже стал вышагивать прямее, словно бы готов вот прямо здесь и сейчас показать, что и сам он, в общем-то, не боится, но справедливо опасается. Всё это продолжалось ровно до наступления момент истины, когда скрип поприветствовал гостей в царстве запустения. Вибрация дрожи пухлого вифрэя, кажется, распространилась вокруг него в воздухе, а само тело просто ходило ходуном под прочным захватом Йирта.
http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0311/h_1489253571_5811897_cfbe4144c8.jpg
Карну: Аэ, демон?! - Высоту звука оценить было сложно, но скорее всего, в помещении бы эта нота пробила потолок да улетела бы в небо, - д-да, пр-рудём. Никаких тут руч-чек Свободы нет. Я увер-рен. Т-точно. Вот ни кап-ли не вру, - упоминание о том, что сопровождающий ещё и маг, несколько всесили уверенности в сопровождающего, так что шаги, вместо пингвиньих, заменились на осторожный шаг крадущегося зверя. Дубина, словно палка слепого, была устремлена вперёд, грозя многими бедами любому встреченному демону и прочим скрипачам. Заодно она позволяла откидывать с пути подозрительные кучки весьма подозрительной листвы, под которой могли спрятаться не менее скрытные демоны. Пока там, правда, лежала только более старая листва, но Карну не сдавался, с упрямством выполняя свой долг проверяющего.

Карну: - В команде? Ну-у... Тинэ пригласил меня. Его уже третий год подряд выбирают главным на предстоящем ритуале. Или одним из больши~их... Не помню, честно говоря, меня пока туда не пускали, - юноша шумно выдохнул, стараясь восстановить нормальный ритм дыхания, - и как Тинэ говорил, принцу иногда надо бы и отдохнуть, а то сам он не готов вот так вот взять и лечь. Принцессы там не спасены, подвиги не совершены. Дел-то много, - за хозяйственными рассуждениями Карну двигался много шустрее, чувствую свою родную стихию в спасении принцев. И вот, собственно, через пару десятков очень аккуратных шагов товарищи по несчастью оказались в покосившемся домике, на котором - о счастье! - не было ни ручек, ни петель, так что демонами даже и не пахло. Другое дело, что противных запах перепрелой травы немного портил эту картину, да дело привычное.
Карну: Вот сюдать! - Уверенно заключил проводник, вздыхая, - ха-а, спасибо. У меня чуть сердце... Это. Не вырвалось навстречу демонам, ага! Но ты их распугал, - в глазах вифрэя читалось искреннее восхищение своим напарником, но через секунду оно сменилось неподдельным ужасом.
Карну: АААА! - Именно с этими многозначительными словами юноша зарядил своей дубиной по какому-то чёрному пятну, что мерцало своими глазами на вошедших. Дом, и до того не отличающийся особой прочностью, окончательно перекосило, переламывая стропила проёмов с противным хрустом, - о-ой, - мальчик обрушился назад, увлекая за собой и Йирта. Впрочем, особо бояться было нечего, и через пару минут подростки оказались запертыми в заваленном доме, где на них теперь недовольно шипела местный житель - обычная чёрная кошка, которая всем своим видом показывала недовольство.
Карну: К-кошка. Ну я так и подумал, только вот... Завал, да-а... Точно! А я ведь говорил, что не зря! - С этими словами юноша проявил такую прыть, которой он раньше не хвастался. Даже кошка, которая забыла про свою обиду, глядела на действия вифрэя с явным любопытством. Не успело время сделать и шага, как Карну вновь оказался перед Йиртом.
Карну: Вот! - Юноша гордо показал огрызок медной ножовки длиной где в полметра, с помощью хитрой конструкции удерживаемый рукоятью, - папа говорил, что дома тут слабые, от вздоха могут обвалиться. Или от удара там, не важно. Главное, что мы выберемся! А от такого шума все демоны разбегутся, это точно. Только вот пилить придётся много, - юноша прикусил губу, оценивая объём работы. Даже по самому короткому пути подростки провозятся тут до вечера.

Отредактировано Фориуэль (2017-03-26 20:35:57)

23

Конечно Йирт боялся и, конечно, не подвал виду, что странным образом увеличивало частоту с которой стучали его зубы и дрожали ноги. Хорошо хоть хвоста не было - тот бы мигом выдал истинное настроение Порченного. А так, несмотря ни на что, он мог уверенно ступать за проводником, судорожно вслушиваясь в его речь. Уж лучше так, чем внимать инфернальной симфонии скрипов и тихих завываний сквозняков, что уж очень напоминали потусторонние стоны призраков, услугами которых Эйза иногда пользовалась. К слову, в своей магии Бесхвостый был уверен даже меньше, чем в огромной оглобле, которую держал Пухля - слабенький огонек жизни, который будет спущен с поводка при малейшем признаке опасности явно уступал внушительным размерам почти настоящего оружия. Так они и двигались - крадучись, прячась один за другим, аккуратно, пока, наконец, не дошли. К слову, Йирт испытал крохотный приступ разочарования - уж слишком все вокруг было обыденным. И даже ни одного чудовища не встретилось. Но затем всё пошло не по плану еще больше, чем это можно было вообразить.
Бесхвостый закричал едва ли не одновременно с Пухлей, охотно поддержав его начинания. И не удивительно - учитывая что столь ожидаемое Йиртом чудовище все же явило себя, став серьезным противником паре подростков. Но Бесхвостый не сплоховал он прицельно запустил свет жизни прямиком в светящиеся глаза странного создания. То что он не попал, Бесхвостый в дальнейшем спишет на то что он на самом деле пожалел бедного монстра, а пока он находился чуть ли не в эпицентре тотального разрушения всего и всея. Крохотный промежуок этого процесса Порченный наблюдал своими глазами - пока упитанный вифрэй крайне решительным образом не перекрыл ему обзор. Сколько мог, Порченный наблюдал (не забывая вопить) за причудливым процессом преображения всей, с виду более-менее прочной постройки в набор отдельных бревнышек и составляющих, не поддающихся детальному описанию. Потом (спустя несколько десятков секунд после описанных событий) Йирт здраво решил что никогда еще он не был так близок к Смерти. И это при том что его сестра Эйза вообще была могущественным магом, едва ли не постоянно пользующейся силой Мира Мертвых. А все из-за тяжелого тела Карну, навалившегося на него сверху и пару-тройку тягостных мгновений просидевшего на нем, как ни в чем не бывало...
Порченный сначала ощупал себя, проверяя тело на наличие лишних вмятин, появившихся после неприлично тесного контакта. Затем осмотрелся по сторонам, чихнул, попытался поймать кота и...отрицательно покачал головой на слова Пухли. Йирт с сомнением посмотрел на причудливое орудие в руках товарища по несчастью, ткнул режущую кромку инструмента пальцем, убеждаясь в её едва ли не абсолютной тупости и еще раз покачал головой.
- Как говорится, даже если тебя проглотили, имеется как минимум два выхода. - мудро заявил Порченный и веско поднял палец вверх - Я с помощью своих магических сил попробую найти задний путь. А ты пока начинай пилить, расчищая передний.
Бесхвостый углубился в поиски - с его телосложением было проще пробираться в бардаке, а чувство жизни должно было помочь ему обнаружить поблизости живых существ, помимо коварной кошки и Пухли. Если бы нашелся хоть кто-нибудь, Йирт бы воспользовался бы магией крика, требуя немедленную и неукоснительную помощь: - СПАСИТЕ! Не насилуют, не убивают, просто кошка дом обрушила!!!
Устав же, Бесхвостый вернулся бы к Карну с вопросом.
- Кстати, а что там с этим зельем? - вопрос был задан как бы невзначай, чем и выдавал крайнюю степень заинтересованности вифрэя.

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-04-01 13:48:01)

24

Выслушав Мей, Эрилимия кивнула и наконец осталась в одиночестве. Постояла немного, глядя на закрывшуюся дверь, после чего подошла к окну и села,  положив голову на скрещенные на подоконнике руки. Не привыкшие к свету глаза смазывали открывающуюся за окном картину, ветер касался кожи непривычным теплом. Она не привыкла к теплу - там, под землёй, было всегда холодно. Этот холод занимал собой всё - и только впустив его внутрь, она сможет выжить впоследствии. Стать тем, кем ей было стать суждено - бесцветным, выцветшим сорняком, пещерной алирикой, коей то ли в шутку, то ли всерьёз, именовал её брат Тшантис - маленьким, серым цветком, цветущим в полной темноте один единственный раз в своей жизни, чтобы после опасть невзрачным ворохом серых, тусклых лепестков. Талантливая ученица первой магической академии. Жертва постоянных нападок со стороны благородных сокурсников. Инструмент в достижении целей свой семьи. Для самой себя же она была лишь невзрачным, серым цветком. Ничем, по сути, стоящим. Но было ли это важным для Эрилимии? Имело ли это хоть какое-то значение? Нет, ведь как и многие Нур до неё, девушка спокойно принимала своё положение и саму себя такой, какой и была. Или хотя бы такой, в какую себя она сама верила...
Потревожил ли её кто-нибудь пока солнце на начало клонится к закату или этот день действительно грозился войти в историю её жизни как самый спокойный и безопасных из всех прочих?

25

Время шло своим чередом, не стараясь затянуть эльфийку в искрящий водоворот событий. Порой за окном мелькала шумная компашка, иногда виднелись и любопытные взгляды, но их обладатели не спешили приблизиться. Боялись? Глупость. Скорее всего, обещание, данное Мей'Ра, было исполнено неукоснительно точно, давая гостю привыкнуть к нынешнему окружению. Очередной урок жизни или возможность отдохнуть перед новой войной - что бы это ни было, оно неуловимой вуалью окутало пространство вокруг. Сумерки, в этом случае, пришли желанным гостем, давая глазам отдохнуть от тропического солнца. Но вместе с тем...
http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0324/h_1490378416_7146441_1e904f7855.jpg
Финн: Эрилимия! - Как можно было заметить, торговец сменил походную одеяния на нечто более свободное, не забыв взять обязательный атрибут своего праздника - маску. Кроме этого, на открытых участках груди угадывались уходящие по всему телу ритуальные рисунки и татуировки, которые были нанесены краской индиго, особенно чётко просматриваясь на бледном теле светловосого. Да и сам халат на нём, при ближайшей рассмотрении, играл на свету едва заметными лаковыми полосами цвета небесной глазури.
Финн: Мей не заходила? Эх, хотела ведь, чуть не упустил, - торговец находился в крайней степени возбуждения, его глаза просто сверкали огнём нетерпения, так что никаких ответов он не стал дожидаться, в один прыжок приблизившись к столу, - вот! Я так думаю, что это будет отличное дополнение к одеяниям для этого праздника, - вифрэй протараторил фразу параллельно выкладыванию на стол элементы костюма с маской белой совы, - полярная вестница, Оренья, спутник Северного Ветра. Здорово, правда? - Хвост летал из стороны в сторону быстрее, чем менялась тема речи вифрэя, - Старейшины долго рядили на этот счёт, но я сказал: так ты точно окажешься под их неусыпным наблюдением, если только Гино не заснёт до выхода восточных ветров как в тот раз. Ох и сторож он, - Финн хихикнул, но вдруг поменялся в лице на тень задумчивости, - правда, в этом случае потребуется выйти к костру, а там мноооого будет зрителей. Но ничего делать не потребуется! Достаточно просто объявить...или спеть. Если будет желание. Если захочешь попробовать поучаствовать, - последнее было произнесено с такой долей сомнения, что её можно было буквально увидеть. То есть для вифрэя отказ казался чем-то невероятным, и вопрос был не в святотатстве или "предлагаю же я!" - просто он не видел иной жизни, и его сущность стремительного потока не могла принять холода постоянства.


Эксперимент в условиях ограниченности материалов всегда был одним из основных испытания алхимика на профессиональную пригодность, но события этого дня Уриэль бы советовал как испытания повышенного уровня. Сырьё едва выдержало путешествие в тропиках, а местный ветер никак не давал настроить вытяжку для возгонки. Но кроме климата, куда опаснее были местные обитатели, которые готовы были сунуть нос в любую подозрительную колбу, и лишь неусыпный контроль Уто позволил избежать минимум двух особо крупных взрывов, которые бы создали атмосферу праздника до момента его наступления. За временем в этих условиях следить было некому, так что освободились алхимики только к вечеру.
- О~ох, - выдохнул вифрэй, - и как я до седых волос с таким делом дожил? Всё не поверю, - меня больше интересует, почему седины так мало, а самих волос, напротив, целые сады, - Парочка расслабленно рассмеялась, после чего староста сказал, - хэ, пойдём что ли. Маска у тебя есть, да и я свою не забыл, - и вынул где-то с полок изделие, подобное подарку Филина Фору, на что последний достал для осмотра свою. Приметив рисунок, староста присвистнул, - это кто же дал? А, понимаю. Филин всегда двояко относился к нашим праздникам, глубоко вникая в картинку и не пытаясь заглянуть в сущность, - "старец" вздохнул, - что же, один эльф или другой, а вестника Ветра Суши, порой, выбирается из инородцев. Готов попробовать? - Мне потребуется устраивать кровавые жертвы и разнузданные ритуалы? Нет? Эх, а ведь счастье было так близко, - юноша улыбнулся и зафиксировал маску у себя на голове с помощью повязок, - посмотрим, как всё получится. Сперва бы мне только доказать, что я тут ничего поджигать не собираюсь... Кроме, разве что, костров установленной формы и содержания, - получив одобрительный смешок, Уриэль устремился за вифрэем.


Дом оказался на столько хитрым созданием, что получившийся обвал можно было преодолеть только с помощью багра и особо сильного колдунства, потому что щели среди досок получились на зависть любой толстой мышке. Один из пухлых лохматиков, тем временем, вполне себе успешно разгребал устроенный им самим беспорядок, благо древесина, хоть и отличалась нетипичной для вифрэйских построек толщиной, всё же изгнила или просохла, порой демонстрируя обе грани одного состояния.
http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0311/h_1489253571_5811897_cfbe4144c8.jpg
Карну: ООо, зелье, - в момент передышки выдал юноша, - Напиток Храбрости, Элексир Смелости. Выпиваешь - и вооообще ничего не боишься, вот совсем и ни капли. Я тогда с ним даже за тигром следил, - похвалился юноша, - правда издали и через Камень Сокола... Но и это было здорово! Он вон, в сумке, бутылёк с белой крышкой, - бутылёк был тоже не прост. Он был Бутылёк с Белой Крышкой, Сияющим Внутри Элексиром и Крупной Надписью На Общем. В общем, он мог внушить уважение одним только своим видом.
Магия крика "Ктоб-По-Мог!" дала свой результат лишь через несколько часов, когда где-то на границе ощущений промелькнула аура живого существа. Это создание проявило необычную прыть, преодолевая расстояние до дома быстрее, чем Карну и Йирт вместе. При ближайшем рассмотрении это оказался наш старый знакомый Тинэ, который, шумно отдуваясь, скинул свою маску, демонстрируя загорелое лицо мальчишки с Востока Мистерии. Лишь заметив взгляды сквозь почти очищенный обвал, он радостно бросился к товарищам.
http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0401/h_1491045226_2420028_c9e69dfba6.jpg
Тинэ: Застряли, обормоты? Сейчас-сейчас... Сумка, Карну, не забывай! - Юноша с ощутимой сноровкой и знанием дела приступил к помощи со своей стороны, умело шуруя брёвнышки в сторону от тропы, давая свободный проход Йирту и даже Карну, не смотря на значительную упитанность последнего, - ху-у... Быстрее! - Выпалил Тинэ, - ритуал вот-вот начнётся, а там "Принца" ищи-свищи! Ещё его уже одели в Северного, времени почти не осталось, - мальчик натянул маску на лицо, - готовимся. Спаситель! Мы с Карну отвлечём - ассистент, отвлекатель! - основных участников, а тебе надо будет дунуть на Принца порошком забытья. Он будет одет в белый халат с голубым орнаментом, ещё и тело в синих татуировках. Ты сможешь это сделать после того, как выйдет последний Вестник, Вестник Севера - ты ведь Путающий Хтош, Переменчатый Дух, - Тинэ постучал по бабочко-обезьяней маске, протягивая Йирту в руки мешочек с порошком - тебе надо будет их запутать, чтобы они потом искали свои Ветра. И в это время проход до Фи... Принца будет открыт. Вперёд! - Тинэ не оставлял вариантов для выбора, увлекая своим горящим взглядом. Это. Будет. Нечто! - вот что обещали глаза "Спасителя Принцев".

Отредактировано Фориуэль (2017-04-01 16:06:55)

26

Оклик выдернул Эрилимию из дрёмы и заставил резко встрепенуться на звук. Она повернулась и встала, смахивая с лица выбившуюся из чёрной гривы прядь волос и приложила ладонь к губам, дабы просто напросто не зевнуть в чужом присутствии. Тёмная не слишком хорошо помнила того момент, когда так неосмотрительно соскользнула в сон и теперь, ещё не успев вернуть сознанию былую остроту, чувствовала себя безнадёжно отстающей от слишком быстрой, несущейся вперёд, реальности.
- М? - девушка сощурилась, вынужденная сфокусироваться на вифрее раньше, чем окончательно пришла в себя, - Финн?...
Лиса было трудно узнать в его ритуальном обличье и она сначала даже усомнилась в его личности или даже реальном существования.
- Что?... -  эльфийка с трудом воспринимала столь бурный поток слов, но суть уловить смогла. Этого было достаточно для того, чтобы вифрей мог похвастаться тем, что сумел узреть след замешательства на вечно бесстрастном лице подземной жительницы. Она казалась несколько огорошенной и удивление теперь отчётливом серебром окрашивало извечную серость её глаз.
- Постойте, Финн... помедленнее, прошу... - она даже обратилась к нему по имени, словно бы надеясь таким образом воззвать к его совести или здравому смыслу, который, по разумению самой Тёмной, сейчас был утерян лисом окончательно и бесповоротно. Эрилимия даже приблизилась, осторожно ступая по полу так, словно бы имела дело не с представителем мирного хвостатого племени, а с разъярённым чудовищем из тумана Намийских топей. Взгляд, которым она одаривала при этом лиса, вполне мог бы сгодится для встречи с этим монстром.
- Участвовать? Вы... ты серьёзно? Но... я ведь даже не знаю что надо делать. Я уже сказала Мей, что моих знаний недостаточно.  Это не... - взгляд её скользнул по белой совиной маске. Девушка уже была достаточно близко, чтобы протянуть руку и коснуться перьев, проведя кончиками пальцев по всей длине стилизованного крыла.
Мягкие...
- ... возможно.
Закончила девушка уже совсем едва слышно.
Сомнения - ядовитые корни. Допустишь хоть один такой и они разрастутся, заполонят душу, не оставив ни единого места для чистого разума. Делая выбор - не сомневайся, сделав его - не жалей. Вот и всё, что было в её правилах. Сейчас же, она собственноручно поселила внутри себя отраву. Она сомневалась. Белая маска Ореньи смотрела на неё круглыми глазами северной ночной птицы и Эрилимия не могла отделаться от иррационального ощущения её живого, пронизывающего насквозь взгляда. Маска была немного жуткой, такой, какой было всё, что имело власть заглянуть глубже всяких преград. Пожалуй, Эрилимия бы могла надеть её. Могла бы быть жуткой. Немного отталкивающей. Пугающей. Эльфийка никогда не стремилась понравится окружающим и потому подсознательно не отвергала этот образ.

Полярная вестница...
Спутница Северного Ветра...

Странные, чуждые для неё названия. Они откликнулись шелестом впервые потревоженной листвы в мёртвом, ранее безветренном лесу. Волной внутренней дрожи пробрались туда где всё было серым-серо. Пробежались по позвоночнику, оставляя после себя ещё больше смятения и толику страха. Как едва теплящееся пламя. Пламя, родившееся на слишком коротком фитиле свечи, что внезапно прорезало холодную, чёрную пустошь, которая от начала своих времён не ведала имени огня...
Магия? Дурное воздействие на разум? Отблески силы первобытного ритуала? Эрилимия не знала. Она оторвала внимание от белой, совиной маски и подняла на Финна свой взгляд.
- Вы мне поможете?

27

Каждый из присутствующих был чем-то занят. Все, кроме одного. Поймав взглядом торчащий из сумки пузырёк, Йирт погрозил тому кулаком. Он сильно раздражал Бесхвостого своей ни на чем не основанной важностью, которую надменно демонстрировал, не принимая участия в спасении из плена обрушившегося дома. Пару раз Йирт собирался было подойти и путем осушения содержимого все же "привлечь" сосуд к общественно-полезной деятельности. Но все же делать этого не стал. Сработал пресловутый инстинкт самосохранения. Смерив пузырек полным презрения взглядом, вифрэй вернулся к своей ответственной работе. Он сейчас очень жалел что не так сведущ во всяких странных склянках как один его знакомый "мимик", который, кроме того, мог не плохо так помочь с разбором завалов - всё же вдвоем предаваться неинтересному занятию было крайне скучно. Чтобы хоть как-то развлечь себя, Порченный попытался даже некоторое время совмещать "магию крика" и распиливание попадающихся палок. Результатом стали ноющие с непривычки мышцы и саднящее горло, которому пришлось дать небольшой перерыв. Почему небольшой? А потому как на горизонте появился потенциальный спаситель в виде солярного отклика. К счастью, тому не потребовалось слишком много времени чтобы расчистить завал...
После их вызволения из плена, последовала сумбурная речь спасителя, из которой Йирт понял не слишком многое, обратив внимание на, как ему казалось, главное - обнаружение принца и острую необходимость кинуть в него чем-то. Дополнительные слова несли мало смысловой нагрузки, а потому он их отчаянно фильтровал, чтобы не потерять самое главное. Он сжимал и разжимал руки, после долгого заточения готовый немедленно приступить к выполнению поставленной задачи. Получив желаемое, он коварно улыбнулся и подбросил мешочек, поймав его в воздухе. Зажженный взором Тинэ, Бесхвостый, от избытка энергии, подпрыгнул на месте.
- Тогда...Тогда чего мы ждем!? Я хочу срочно спасти какого-нибудь принца, да побыстрее! - заявил Йирт и побежал. Вот только спустя пару мгновений он сообразил что выбрал не то направление для движения и ему пришлось потратить пару лишних мгновений чтобы развернуться и последовать за Пухлей и Спасателем. Чуткий слух Бесхвостого ловил доносящие звуки, предвкушая большое количество народа и, конечно же, веселье!

28

Когда вифрэй хочет нести добро в свет, ни о каком промедлении и речи быть не может! Особенно если разговор зашёл о таком активном представителе хвостатых, как Финн, который столь глубоко благодарен немного растерявшейся Эри. Тем не менее, не смотря на нетерпение и мятежно бьющийся поток сознания, какую-то поступающую информацию юноша всё-таки смог уловить, чувствуя как смещается позиция тёмной эльфийки.
http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0324/h_1490378416_7146441_1e904f7855.jpg
Финн: - Конечно, да, никак иначе, можешь целиком и полностью на меня рассчитывать! – Единым духом выпалил лис, останавливаясь в своём жестоким по скорости опустошении сумы и рывком оказываясь рядом с Эрилимией, складывая сперва на груди, потом сцепляя их в замок, и, наконец, накладывая свои ладони поверх пальцев девушки. Можно было ощутить, что вифрэй ещё проявил чудеса стойкости в проявлении горящей внутри себя бури, иначе быть бы растерянной Эрилимии в пушисто-благодарном захвате самого лучшего благодарителя в этой стороне Ардении, который, к слову, распространял вокруг себя сложный по идентификации ароматом из лесных трав и, словно бы, морозной свежести гор, - это не самая сложная часть ритуала, – Финн отпрянул в сторону, старательно разглаживая элементы костюма: руки перья и накидку из совиного пуха, -  но очень и очень важная. Ахей, Северный Ветер, Порывистый Вредитель, он всегда приходит после затишья, которое приносит с собой его спутник и вестница Оренья, несущая на своих крыльях перья холода северный ветров. Год от года она проявляет себя по разному – когда пугающе, когда милостиво, но неизменно величаво, грациозно, неотвратимо молчаливо. Обычно Мей выступала в её роли, только она могла действовать столь…спокойно? – Казалось бы, что Финну даже сложно выговорить это слово, - но никто не справится лучше тебя! Мей согласится, уже согласилась. Сможет полюбоваться на нас со стороны, участвовать в танце Ветерков, как она давно хотела~, - лис мурлыкнул, с особой нежностью придавливая торчащий пух, -  а тебе, как Вестнице, дадут возможность остаться с нами до зари, наблюдая за своим спутником. За мной, то есть, чтобы ничего не поломал, - Финн хихикнул, - постараюсь в этом году вести себя сдержаннее, чтобы ты могла увидеть всё происходящее. Помочь тебе с костюмом? Его можно надеть поверх привычных одеяний, это недолго. Чуууууть чуть только подгоним… - Финн был целиком и полностью готов помочь со всем, что только потребуется, демонстрируя это всей своей сущностью.


http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0401/h_1491045226_2420028_c9e69dfba6.jpg
Мальчик с довольством взмахнул кулаком в воздух, после чего смелым жестом полководца указал в деревню
Тинэ: Вперёд, спасатели, дело не ждёт! – И припустил вперёд с такой скоростью, что нагруженный Карну и альтернативно-ориентированный Йирт оказались далеко позади. Предчувствуя своё одиночество, мальчишка обернулся с криком, - ну, что копаетесь!? Вперёд-вперёд, праздник нас ждёт! – И вновь оказался впереди своего импровизированного отряда, правда двигаясь уже чуть помедленнее.
Карну: Только… Не нюх-й… Порошок… Уснёшь! – С трудом контролируя дыхание, предупредил пухлый юноша, -  когда ег.. кинешь…задерж…дых-нье, Спас-ль…справится! – Уверенно крикнул Тинэ, слыша разговор за своей спиной, -  нам…надо будет… Ху-у, стоим! – Приказ остановиться поступил после того, как компашка немного углубилась в деревню, останавливаясь в кустах за большим домом, - так, маски…ху-у…Одежда? Ноги, уши? Все целы и готовы? Будем действовать быстро, Принц может и укрыться. Только не будем попадаться на глаза – малышня кружится в Весёлых Ветриках, - в словах Тинэ послышалось снисхождение, - ещё нас туда отправят, скучно будет. Кусты наше всё. Скрываемся! – С этими словами юноша рухнул на землю, и, словно заправский диверсант, пополз по направлению к центру деревни, делая завлекающий жест рукой.
http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0311/h_1489253571_5811897_cfbe4144c8.jpg
Карну: О-ох… - Пухлый осел на землю с явным затруднением, шумно пыхтя при каждой попытке шевельнуться, - оооо, - удивлённо протянул он, - смотри, - прошептал юноша, - бутылёк на поясе. Он выпил Храбрость… Тогда эта – наша! – Уверенно заключил Карну и в глоток ополовинил ёмкость, протягивая остатки Йирту-Спасителю, - держи. Нам понадобится все твои умения и ловкость, -  после чего замолчал, напряжённо вслушиваясь в окружающее пространство.

Отредактировано Фориуэль (2017-04-03 18:28:38)

29

Дезориентация прошла быстро и, можно сказать, безболезненно как для разума, так и для тела - благо никто не показывал пальцем и не смеялся над товарищем, попавшим впросак. Впрочем, вполне возможно что на это банально не хватало времени - предводитель по мере своих сил подгонял подопечных, вынуждая выжимать из себя абсолютный максимум скорости. Йирт даже не пытался сосредоточиться на чувстве жизни, что говорило о наличии где-то поблизости обладающих соляром существ. Не интересовался он не чужими действиями, ни звучащими в отдалении словами. Сказать по правде, Бесхвостому сейчас было совершенно все равно что происходило вокруг - для него куда важнее были те ощущения, что он испытывал. Йирт едва ли не впервые в жизни был не предметом для насмешек, а полноценным членом команды, объединившейся ради во истину великой цели - закидать Принца пылью из мешочка! Высунув язык, вифрэй со всех ног мчался вперед, в кои то веки не чувствуя себя не ущербным, ни лишним на этом празднике жизни. Рядом с ним были товарищи, дышавшие пусть далеко и не в унисон, но разделявшие его взгляды и стремления абсолютно...
Приказ остановиться настиг Бесхвостого когда он только-только начал, как ему казалось, обгонять мальчика. Но приказ есть приказ и Йирт не нашел ничего лучше как просто грохнулся на землю, по инерции перекувыркнувшись пару раз прежде чем остановиться. Ему пришлось отплеваться от попавшей в рот земли и выбить немного грязи из ушей - чтобы начать внимать новым указаниям. И не прогадал - они оказались даже интереснее, чем предыдущие, ибо от них веяло своеобразной таинственностью, которая одновременно охлаждала и воспламеняла кровь, заставляя её двигаться каким-то несуразными толчками. Бесхвостый поспешно поднялся на ноги - насколько того позволяли ушибы и распластался по земле, не собираясь отставать от предводителя. Однако, задержаться ему все же пришлось - Пухля протянул ему то самое зелье Храбрости. Йирт отрицательно покачал головой.
- Нет! Настоящий герой должен быть храбрым и без всяких зелий - заявил Бесхвостый гордо и хромым ужом скользнул за Тинэ. Тот был настолько быстр и проворен, что на мгновение Порченный тоже захотел стать человеческим мальчиком. Но потом передумал, услышав как громко тот шебуршит травой, явно не слыша всех тех звуков, которые позволяла ощутить вифрэйская локационная система. К чувству жизни Йирт-диверсант так же собирался изредка прислушиваться - чтобы совершенно случайно не наткнуться на тех, кто не играет в их занимательную игру с масками и прятками.

30

Было не просто взять и не отшатнуться в сторону от этого шторма. Не выученная как быть в подобных ситуациях, не имея нужного шаблона, по которому следовало себя вести, Эриль застыла, неизбежно проседая в собственных заторможенных реакциях на происходящее. Лишь речь воспринимала всё также, явственно улавливая все несоответствия даже в этом, казалось бы спутанном, сумбуре.
- Постой... так ваша сестра ещё не знает? - эльфийке было сложно сохранять прочные границы там, где они планомерно разрушались под напором столь разрушительной стихии, которой несомненно являлся Финн. Из-за этого подземница неловко прыгала с одной манеры обращения на другую похоже даже не особо замечая этого факта.
Сейчас же, несмотря на то что слова вифрея о Северном Ветре и Полярной Вестнице непривычно цепляли её, завораживали и не давали возможность так просто отмахнуться, сказав обыденное, бесцветное и равнодушное "нет", ей не хотелось конкурировать с Мэй. Она не привыкла конкурировать. В Сан-Моран она должна была быть лучшей лишь для того, чтобы её хотя бы немного воспринимали как равную... и то это была лишь формальность. Разве могла Эрилимия быть чем-то большим, чем безродное имя, бесцветный облик и пустая судьба низкосортного придворного мага в самом наилучшем из всех возможных вариантов для такой как она? Там где происхождение стояло во главе угла, она была обречена с самого начала. Без шансов. Но может именно поэтому так не хотелось лишаться этой чужой истории. Не хотелось спорить. Лишь просто позволить этому случится.
Совершенно неподходящая сказка, несомненно, созданная для кого-то другого, но она уже не могла исчезнуть просто так.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Апт'Ахиль, 27 ноября 17076 года. Эрилимия, Йирт С'Апть, Фориуэль.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно