Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Ипподром. Большой Цирк. Верхнее кольцо.


Ипподром. Большой Цирк. Верхнее кольцо.

Сообщений 1 страница 30 из 126

1


http://s9.uploads.ru/Vnbhe.jpg

Приличную часть территории Культурного квартала занимает развлекательная зона, предназначенная для проведения всевозможных представлений перед знатью. Она представлена в виде широкой, огороженной светлым камнем арены.
Места для зрителей занимают внушительную часть цирка, располагаясь по кругу относительно сцены. Но, в отличие от сооружений, рассчитанных на не столь притязательную публику, здесь был сделан упор не на количество мест, а на удобство каждого отдельного зрителя. Мягкие, обитые шёлком сидения располагаются на порядочном расстоянии друг от друга, которое заполнено ступенями да затейливыми узорами и штандартами Мистерийской Империи. В зависимости от стоимости приобретаемого билета разнится только удаление от происходящего в центре представления. Кроме стандартных мест имеются, конечно, и роскошные ложи для особенно важных лиц, защищенные дополнительными магическими средствами.
Кроме огромной цирковой арены со всем инвентарём в виде вышек, в комплексе нашлось место огражденной конной дорожке, пригодной как для проведения конных рыцарских турниров, так и для скачек на короткую дистанцию.
Помимо всего этого, архитекторами предусмотрен и целый комплекс служебных построек: выделено место и под зверинец (с клетками и необходимым инвентарём), и под склад (с холодными помещениями для хранения снести). Имеются оборудованные всем необходимым помещения для персонала.

Внутренние локации:
1. Вход и касса.

2. Места

2.1 Обыкновенные места
2.2 Ложи

3. Арена.

4. Служебные постройки

4.1 Зверинец
4.2 Склад
4.3 Помещения персонала

2

Миста 23:00

Большой цирк был полностью переоборудован под штаб. Но на удивление, охранялся он не так уж и сильно. Генерал Хатуль должен был находиться на последнем этаже здания для персонала. На арене и дорожке стояли кучки солдат и магов, судя по всему из очень разных отрядов, и даже принадлежащих разным расам, что наводило на мысли, что их собирают для определенных целей. В сам штаб Мисту не пустили, попросив подождать немного здесь. Собравшаяся толпа состояла по меньшей мере из сотни лиц, но на первый взгляд, знакомых он не увидел, возможно, стоит пройтись и поискать.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2016-10-26 12:12:27)

3

Сад>>>

Во время похода через разрушенный город отступающие смогли сполна утолить своё любопытство по поводу происходящего. Поднимающийся тут и там дым от пожаров, охвативших в некоторых местах целые кварталы, и вид сметённых до основания зданий производили гнетущее впечатление. Тем, кто не бывал в Иридиуме прежде, могло показаться, что сердце империи получило смертельный удар, но Миста уже видел, с какой скоростью оно способно затягивать раны. Судьба города зависела от исхода одной битвы. Если защитникам удастся отбросить нежить, не пройдёт и года, как Иридиум вновь будет поражать заезжих путешественников своим гордым великолепием. Пока, правда, нельзя было сказать, что людям и их союзникам сопутствует удача. Особенно смущала воина пара вулканов, видневшихся вдалеке, но всё же явно ближе городских стен. Насколько он мог вспомнить, министерство надёжно защищало столицу от заклинаний такой силы. Неужели врагу удалось преодолеть и эту линию обороны? Хотя оставалась и другая возможность — вызвать вулканы мог кто-то из своих, но иначе как жестом отчаяния назвать такой поступок было нельзя, а значит, ситуация в тех районах сложилась попросту безнадёжная. Поход завершился почти без происшествий, чему все его участники были несказанно рады. Миста удостоился чести быть приглашённым на собрание вместе с другими командирами отрядов, хотя, похоже, их задача сводилась к тому, чтобы получить необходимые инструкции и передать их своим подчинённым. Время ожидания алхимик потратил на то, чтобы лучше присмотреться к остальным собравшимся и попытаться выудить у них как можно больше информации о врагах, с которыми ещё не успел столкнуться. Мертвецы, пожалуй, больше, чем кто-либо ещё, славились своим умением устраивать самые неожиданные пакости, и командир не имел ни малейшего желания проигрывать схватку из-за собственного невежества.

4

Севриналь, Аладора, Винсент, Мия, Стефан, Кэтариэль, Ньюдеус. Около 22.30. Арена.

Большая часть арены прежнего ипподрома нынче закрывали собой палатки и прибывающие воины. Маги, волшебники, лучники, тяжеловооруженные бойцы, - словом, все, пережившие события в Аклории и на других участках фронта за пределами верхнего кольца. Студенты, оказавшись здесь, тут же были отведены к своим. Порой мелькали знакомые лица и на сердце становилось немного теплее, однако преподавателей фактически не было. В один момент Стефану показалось, что он заметил Миррона Эйгтона в толпе, но затем его увлек живой поток. Так и прошли их полтора часа, в отдыхе и беседах о случившемся. С ними же был и Севриналь.

Аладора же достаточно быстро рассталась с защитниками башни и была увлечена магами из отрядов возмездия. Из того скопления могучих чародеев и заклинателей, что она видела прежде, осталась разве что половина, но отчего-то волшебница была уверена, что нежить выдержала куда большие потери. Но от этого легче не становилось. Так или иначе, а все они собрались у большой палатки с имперским штандартом и штандартом второй армии, именно к ней был причислен некогда ОБР. Так или иначе, но генерала Питэра Бронхальда никто не видел, а раздавались слухи о том, что всех остальных здесь собирает генерал Хатуль. Слухов, что и говорить, было в достатке со всего фронта.

5

Аклория. Корпус воинов. Северная башня.

Они покинули осажденный дом. Перед тем, как прыгнуть в "окно" портала, воинам и магам предстала возможность, быть может в последний раз, окинуть взором академию магии, окруженную кольцом огня, внутри которого еще шел бой. С переменными успехами, но защитники отступали вплотную к корпусам и зданиям. Взгляд не желал отрываться от этой мрачной картины, пускай она и причиняла боль, но вот проход портала заслонил собой весь мир, и маг оказался уже на другой стороне. А после, новый портал, переход в следующую местность: из шумной галереи, стена которой испещрена порталами, в заставленную палатками пустыню, где дышать было невозможно от поднявшейся пыли, поднятой в воздух стараниями множества ног. Пройдя пару шагов вперед, Стефан встал как вкопанный, недоумевающе оглядывая множество развернутых шатров и палаток, между которыми горели разжигаемые костры или парили магические огни. Гомона здесь было не меньше, чем в башне окруженной призраками, или в эвакуируемой части академии. Все что-то делали, куда-то спешили, что-то говорили или кричали. Юный маг не обращал на это внимание - последние полдня отняли много сил и он был бы не прочь отдохнуть, хотя бы часок-другой. Из зева портала продолжали выходить люди и эльфы, воины и маги: кто шел своим ходом, кого-то приходилось поддерживать - до тех пор, пока "окно" не схлопнулось. Их группа была в сборе. Почти.
Линессии Инверс не оказалось с ними.

Большую часть времени, юный маг провел сидя у костра и глядя на пламя, лишь изредка отрываясь чтобы обменяться случайной репликой или вернуться к месту, из которого они пришли. Теперь Стефан узнал это место - Большой цирк, что располагался в Верхнем кольце города. Сам он здесь никогда не был, лишь слышал восторженные отзывы от тех счастливчиков из числа студентов, что могли посещать это место. Странно, юноша представлял, как однажды сможет посетить это место, узреть преставления и игры, но он не ожидал, что арена будет столь огромна, как и трибуны - здесь могла уместиться половина города! «Теперь мы часть представления, но нас никто не видит со зрительских рядом. Хм, наверно, оно и к лучшему».
Сначала, он думал, что Лина их нагонит. Так всегда было - рыжеволосая магесса могла столкнуться со знакомыми, учителями, расспросить и узнать последние сведения с фронта и просто не успеть в закрывающийся портал. Но чем дольше юноша ждал, тем больше уверялся - она осталась. Конечно! Чтобы продолжить сражаться с нежитью, делать то, что ему оказалось не под силу, каждую минуту, каждую секунду подвергая себя опасности! Когда она их покинула: в том столпотворении или еще в башне? «Как нелепо. И глупо! Это глупо и нелепо! Бросаться в гущу событий, опять. Без нас. Без меня». Почувствовав неприятный укол самомнения, Стефан лишь горько усмехнулся. Не смотря на это, он искренне переживал за магессу - как и за других товарищей из Аклории. Но, пожалуй, чуточку больше. Не найдя способа вернуться (свиток портала никто не дал бы, а пешком или на крыльях не долетишь), юноше оставалось делать тоже, что и остальным - отдыхать. А что ждет их впереди, неизвестно.
В очередной раз, Стефан решил обойти весь лагерь, посмотреть, кто прибыл, в надежде узнать, чем закончилась осада академии. Хотя, ответ очевиден. Еще, Стефану хотелось бы найти среди учеников, находившихся здесь, свою сестру Элизабет. Мельком, он ранее видел Миррона Эйгтона. Может и с ним удастся столкнутся?

6

Корпус воинов. Северная башня>>>>>>>>>>>

Аклория позади, вместе со стаями призраков и, несомненно, ордами прочей нежити. Значительная часть академии была уже в плохом состоянии, но это уже ничего не значило. Сейчас бой на этом поле закончился, оставляя лишь верхнее кольцо. Потом, когда все угрозы пройдут, конечно, город будет восстановлен, и быстро — люди так хорошо умеют работать, когда вдохновлены. Если бы еще в остальное время… И академия магии тоже будет отстроена заново, лучше прежнего, не без участия и самого геоманта, и, вероятно, даже кого-нибудь из учеников.
Но сейчас за формой портала остались в основном руины, в которые было превращено нижнее кольцо. Смотреть в будущее, конечно, нужно, как и не забывать прошлого, но жить-то приходилось настоящим, и Севриналю хотя бы повезло обладать способностью к тому. Что бы ни случись, он будет продолжать. До конца.
Пока, впрочем, у него была возможность отдохнуть. Геомант, привыкший к очень насыщенной жизни, знал цену перерыву, и воспользовался им на полную. Ему не требовалось много, даже сесть он мог где попало. И если обитатели неких полумифических монастырей использовали сложные позы и протяженные мантры для обретения своего желаемого состояния, то эльфу было намного проще. Он мог сосредоточиться на своем внутреннем я независимо от происходящего, и восстанавливать свои магические силы прямо из земли под ногами и из воздуха вокруг. Сплетение двух сил, могучих и вездесущих, наполняло его. Так быстро, как только можно без напряжения, отдыхать нужно поскорее.
Времени, как оказалось, было намного больше, чем Севриналь полагал. Такое было не в его нормах. От ожидания, и поскольку разум его не чувствовался отдохнувшим, он даже позволил себе задремать минут на десять, но после этого как-то резко проснулся. Обычно темный эльф и спал примерно так же, только дольше, но в это время уж точно ничего не склоняло ко сну.
Говорить преподавателю было практически не с кем. Отдых был нужнее, так что он провел этот период в одиночестве. Но после того, как он уже был готов к продолжению работы, любого рода, перерыв еще не закончился. И вообще пока не было понятно, что же дальше. Так что Севриналь пустил в дело свои ноги и свои уши, в пока пассивном поиске информации о дальнейшем. Возможно, от тех из Аклории, кто был здесь раньше него.

7

Корпус воинов. Северная башня ----->>>

И опять отступление, и опять портал, опять перегруппировка. Территория города все больше и больше наводняется нежитью, а среди живых нехватка тех кто способен дать отпор становиться все более осязаемой и угрожающей. В башне волшебницу кто-то окликнул, но из-за проклятой тьмы и скудного освещения она так и не поняла кто это был, хотя голос вроде был похож на Винсента. Кто бы еще это мог быть?, подумала она, но не успела ничего предпринять. Как-то все само собой произошло и едва она пришла в себя, как перед носом замаячил портал.
Лагерь обороны города явно претерпел много изменений, или это был другой лагерь? Мысли в голове колдуньи путались, смешивались в водоворот непрерывной чехарды размышлений и каких-то нелепых выводов. Что это за место? Лагерь где был лейтенант Куро? Или место где мы собирались еще вначале? Всемилостивая мать Этерия, ну как же странно строят они города, ничего не понятно, думала колдунья. Каменные жилища располагались вокруг площадки, на которой стояли палатки так же странной организации. Да, это не лесная чаща, где знаешь каждый пень, каждый куст, дерево, где свет в падает на полянку даже в самый пасмурный день, а где и при ярком солнце и луча не пробьется. А тут пойди разбери: кто? где? и откуда? Да и темнота эта, проклятая!! Что это за место? Какая-то площадь? Базар? Рынок? Парк? Аладора подняла голову вверх в надежде найти ответ там - темные тучи скрутившись в единый водоворот, словно крылья огромного ворона накрыли столицу империи вместе со всеми её окрестностями. А может просто завеса пелены, и водоворот лишь дорисовало воображение волшебницы - трудно было её глазам что-то хорошо различить, а уж тем более детали. Впрочем, там особенно то и смотреть не на что было. Кругом гул, ор, кто-то кричит, кто-то плачет, кто-то кем-то командует, откуда-то издалека по воздуху приглушенным эхом несутся звуки битвы. Откуда? Непонятно. Подхватываемые холодным ветром, отражаясь от каменных стен и сводов, они, кажется, несутся отовсюду и заполняют собой всю площадку. Кто еще сражается? Есть ли еще силы продолжать все это безумие? Или этот оплот остался последним и вот-вот начнется последний бой за клочок этой, уходящей из под ног, земли.
Колдунья так и не поняла, кто и как её увлек, но результатом было то что она оказалась у большо палатки где, по всей видимости, еще был кто-то кто точно знал что происходит и насколько все плохо или хорошо. За то, не продолжительное время, что волшебница провела в этом лагере, её уши успели пропустить через себя так много слухов, из которых добрая половина, а то и две трети изгоняли из сердца последнюю надежду на благополучный исход. В какой-то момент полукровка даже закрыла их руками, чтобы больше не слышать ничего: Нет! Все не может быть настолько плохо! Мы все еще живы! Мы все еще живы! проговорила она про себя сопротивляясь гнетущему чувству все ближе подступающему к сердцу и тянущему к нему свои ледяные пальцы страха и ужаса. Колдунья буквально чувствовала как её собственный внутренний голос дрожит преодолевая груз сомнения и те ужасающие образы что успели отпечататься в сознании, с того момента как нежить подступилась к стенам Иридиума. Что же это? Что же это? не успокаивалось сознание...

8

На миг всё естество юноши поглотила пустота. Пребывая нигде, чувствуя ничего и думая ни о чём. Всего краткий миг и вот он снова окунулся в мир ощущений, разум тут же заполонили мысли, а сам он вновь оказался где-то. Краткий миг перемещения через портал - не особо привычные ощущения для того, кто столь редко сталкивался с подобными методами перехода. Но сейчас Михаэлиса не заботили особенности межпространственного перемещения, тайны, скрывающиеся за способностью магии перемещать существ на огромные расстояния. Аклория осталась позади. То место, что за эти полтора года стало самым настоящим домом. И то место, где он мог получить вожделенные знания, постичь тайны магического искусства, что было частью жизни Винсента. Нежить отвоевала очередной стратегический пункт и теперь дело оставалось за малым - верхнее кольцо. «Мы... проигрываем?» Волшебник бездумно шёл вместе со своими товарищами, лишь единожды отвлёкшись от собственных мыслей - чтобы убедиться, что все были рядом и никто не оказался оставлен на той башне. «Лины нет?..» - можно было предположить, что неугомонную магессу занесло еще куда-то и оставалось надеяться, что та авантюра, в которую решила ввязаться Инверс, не обернётся чем-то неприятным для неё.

Винсент никогда не был здесь и чтобы сообразить, куда они попали, пришлось изрядно помучиться. Учитывая саму ситуацию и немного "пришибленное" состояние волшебника, это далось ему особенно сложно, но вскоре он понял, что они оказались в Большом цирке, на ипподроме. «Интересно, почему выбрали именно это место?» Винсент взглянул на товарищей. Ньюдэус, Стефан, Мия, Кэтариэль... С ними же был и профессор Севриналь, который, похоже, руководил обороной Северной Башни и именно с его дланей сорвались те поражающие призраков молнии. В прочем, профессор рунического дела предпочитал одинокий отдых и Михаэлис, разумеется, не стремился нарушать покой преподавателя. Он бы и сам, быть может, предпочел уединиться и побыть в одиночестве, но не хотел покидать одногруппников и потому пребывал рядом с ними. «Что нас ждёт дальше? Какие еще испытания выпадут на голову тех, кто еще даже не успел получить диплома и стать полноценными магами и волшебниками? Ведь мы даже не смогли защитить генератор святого барьера, что мы сможем сделать здесь, где нет оберегающей нас защиты светлой магии?» Винсент заметно нервничал. Он опасался неизвестности и воображаемых ужасов, что представали пред его мысленным взором. Но куда больше пугали мысли о том, что кто-то из них мог погибнуть - разум и фантазия не отказывали себе в ужасных, пугающих картинах смертей тех, кто успел стать дорог юному волшебнику.

9

<<< Корпус воинов. Северная башня.

«Кто измерит мой путь?.. Кто изменит мой рок...»
Аха.
С губ срывался тихий, едва слышный смешок, снова и снова, стоило ей вспомнить, в каком состоянии они покинули Академию. И как тяжёлая латная перчатка легко опустилась на плечо, провоцируя девушку обернуться и заглянуть пустым взглядом в глаза офицеру. Искусанные губы на миг приоткрылись, словно вифрэйка собиралась что-то сказать... и искривились в болезненной усмешке.
А затем в глазах померкло – студенты ступили во мрак портала.
«– Кто-то потерял в этом сражении дом. Кто-то, возможно, семью. Ты – ничего. Это ведь всего лишь этап жизни, один из многих. Аклория – каких-то несколько жалких учебных лет, учебники, знания. Всё ради того, чтобы стать сильнее. Да, пара новых знакомств. Разве это то, ради чего стоит рисковать? Почему..?», – в голове гулко отдавался внутренний голос, тщетно старающийся пролить на жгучее чувство вины хоть немного успокоения. Тщетно: стоило вспомнить о Кэтти, Стефане, Ивейн и многих других, при воспоминаниях о которых сердце начинало болеть и биться чаще, как на глазах вскипали слёзы обиды. «Почему, Войлар?.. Что мы сделали не так?..» Такая детская обида, когда винить некого, но эмоций слишком много и сдерживать их в себе невыносимо: хочется кричать и докричаться, чтобы все осознали, насколько часто в жизни всё получается несправедливо.

«Что начертан мне древним холодным мечом?»
В ушах гулко отдавались строки недописанной песни, обрывки тихой мелодии. Просто не успела, немного не закончила... Незадолго до того, как девушка отправилась на собрание учащихся, за несколько часов до штурма, она не отрывалась от лютни ни на минуту. Она видела проблеск света в жалком листке, испещрённом мелкими нотами и скачущими буквами, где мешались человеческое наречие с вифрэйским, уверенность в завтрашнем дне и надежда. Сейчас слабое воспоминание звучало жестокой насмешкой, укором наивному оптимизму.
Эти полтора часа были ужасны и тягостны. Никто ничего не говорил. Не обсуждал. А Мия, покрутившись около Стефана, не смогла сказать ни одного ободряющего слова. Чувство вины с новой силой захлестнуло девушку, за которой и так весь вечер бегали призраки прошлого под аккомпанемент чертовой мелодии и в особенности – Ивейн, с которой было вообще ничего не понятно. Жива ли? Как она? И где? Апетри всё больше беспокоилась, что уже никогда не услышит её голоса. Сейчас, когда у неё было время сосредоточиться на себе, она переживала лишь сильнее.

«Я блуждаю всю жизнь в лабиринте дорог...»
Поэтому полтора часа Мия провела в бегах от собственных тревог, а не в кругу одногруппников. Вифрэйка спрятала тревоги, отправившись бродить среди магов и волшебников, бойцов и лучников. Иногда старалась завести беседу, узнать, кто и где сражался, разведать обстановку и задать пару робких вопросов о будущем. Что дальше? Как далеко им придётся отступить? Апетри делала что угодно, лишь бы отвлечься. Если она натыкалась на раненых, то немедля предлагала услуги целительницы, стремясь подлатать пострадавших лечением или, если дело было совсем плохо, бралась за Великое исцеление. А почувствовав слабость, пригубила бы чародейский отвар, доставшийся ей, казалось, совсем недавно от Маркуса... «Как он там?»

«И ношу смерть за правым плечом»

10

>>>Корпус воинов. Северная башня>>>

Еще одним стремительным рывком через пространство Ньюдэус покинул территорию Академии. Сегодняшний день был для него богат на перемещения. Площадь, ворота, Министерство, Аклория, «библиотека», а теперь еще и цирк. Хотя он ожидал, что их всё-таки отправят на ворота. Видимо пользователь свитка знал место поспокойнее. Хорошо еще, что Ньюдэус не отдал все свитки, так что он при желании мог опять сбежать. Но был ли смысл? Мысль о том, что он продолжал сбегать, раз за разом была вполне осязаемой. И это была совсем не та мысль, которую он собирался активно думать.
- Так что же всё-таки тогда произошло? – Ньюдэус нашел относительно спокойное место вдали от основного потока людей и уселся на землю. В его сумке были интересные записи плюс запас еды на случай обеда вне дома. Случай сейчас был как раз подходящий. Так что парень устроился удобнее и принялся жевать яблоко.
У него была богатая почва для размышлений. Разные теории выстроились в ряды, выдвигая аргументы в свою пользу. Предположения бегали с места на место, иногда поднимая в воздух разноцветные идеи. После некоторых внутренних дебатов, Ньюдэус пришел к выводу, что закрытая секция библиотеки содержала проход в какое-то дополнительное пространство на манер тех, что создаются продвинутыми магами пустоты. Он был плохо осведомлён о возможностях создания подобных конструкций, так что лишь предположил, что пространство отделено от нашего. Так же внутри находился некий смотритель, скорее всего замысловатое порождение магии разума, способное на работу с именами и книгами. Этот О.К.И.Л.А.Р. скорее всего построили вместе с Аклорией, может быть даже Министерство помогало, чтобы хранить внутри особо опасные книги.
Открытым оставался вопрос о буре эмоций, которые тогда испытал Ньюдэус. Возможно, это было какое-то заклинание. Но вот эффект от творения руны был куда более интересным. Ньюдэус еще несколько раз промотал в голове те секунды, пытаясь разобраться в деталях. Фиолетовый цвет обычно относили к магии разума, но она плохо сочеталась с перемещениями в пространстве. Ньюдэус явно что-то упускал здесь, или же создатель руны просто как-то добавил такой визуальный эффект. В идеале адепту надо было еще раз использовать рисунок, но он, по крайней мере, должен был удостовериться, что библиотека не запечатана, чтобы не оказаться внутри, пока в здании идёт бой.
По итогам же всей ментальной работы, Ньюдэус просто задремал. В конце концов, время было уже позднее, так что для полноценного сна ему оставалось только устроиться удобнее на всю ночь.

11

Все происходящее с трудом достигало сознания медленно шагающей хрупкой фигуры. Её движения были чересчур замедлены, словно невидимые путы сковали все тело, не давая свободно пошевелить ни рукой, ни ногой. Тем не менее, движение имело место быть, полностью оторванное от разума и необдуманное, но хоть что-то. Прощальный взгляд вдаль перед шагом в портал, и застывшая наверняка надолго картина битвы в потемневших изумрудных глазах с отражающимся в них непониманием и запоздалым «почему?».

Новое место расположения защитников было незнакомым. Где-то далеко и очень тихо подняло ручку желание узнать, где они находятся, но уста остались сомкнуты в тонкую линию. Проведя некоторое время в полнейшей отстраненности и задумчивости, Кэт резко вскинула голову, когда её посетила мысль о том, что она пропустила какие-то распоряжения и указания к дальнейшим действиям. Но ничего такого – вокруг по-прежнему витала решимость и напряженность бойцов, но одногруппники переводили дух неподалеку, не спеша хвататься за зелья, посохи и бежать навстречу смерти.
Кэт решила позже обязательно проверить, кому нужна будет рядом её помощь, а пока, тихо ступая по земле, девушка осторожно подошла к костру и опустилась рядом со Стефаном, обхватывая колени. Быть может, она хотела побыть одна в стороне. Может, желала оказаться в веселой компании, которая взбодрит всех павших духом. Но один взгляд на притихшего парня – и Кэт не колеблясь осталось рядом: чтобы показать свою поддержку и чтобы получить эту поддержку самой в одном безмолвном присутствии и полной понимания тишине. Кэтариэль подняла взгляд на Винсента, легонько кивнула на место рядом и поднесла замерзшую руку к огню. Она задумчиво глядела на свои протянутые пальцы и с толикой удивления отмечала дрожь и неспособность согреться. Сознание мягко подтолкнуло: виной тому сковавший все внутри лёд. Сжать дрожащий кулак, разжать. Красные отметины от ногтей, но никакого чувства боли. На первый взгляд. На самом же деле она пронизывала собой каждую частичку физического и духовного и уже попросту стала едва заметным фоном за такой короткий срок. Искра.

«Ай, колется!.. Братик, ты говорил, что боль бывает еще другая. Как это…душевная, вот. Но её же не чувствуешь в пальце или животе. Значит она не такая опасная! Почему ты говоришь, что она хуже, я не понимаю!»
«Какая же ты еще малышка. Если бы ты знала, как часто я молюсь Этерии, чтобы ты не познала всю суть как можно дольше. А когда придет время, будь сильной несмотря ни на что. Но не переживай об этом сейчас, это дело будущего, а я всегда буду рядом, чтобы забрать часть боли себе. Всегда…»

- Но тебя нет. Обманщик, жестокий обманщик! – Каштановая голова уткнулась в колени, и плечи стали содрогаться от беззвучных рыданий.

12

Юный волшебник тяжело вздохнул, задумчиво наблюдая за огнём, что собрал вокруг себя их небольшую группу. Взгляд вновь скользнул к эльфийске и к своему легкому смущению Винсент обнаружил на себе её взгляд. Удержавшись, чтобы не отвести взора, парень кивнул в ответ Кэтариэль и присел рядом с нею. «Дрожит,» - отметил юноша, смотря на протянутые к огню руки. Он и сам почувствовал пронизывающий, неприятный холод, с которым ничего не мог поделать при всех своих познаниях в морозной магии. Его сочувственный взор коснулся лица девушки, но долго смотреть на неё парень себе не позволил и потому вскоре перевел взгляд к огню и рукам эльфийки. «Но могу ли я что-то сделать с этим холодом, что пожирает её изнутри?» - волшебник чувствовал себя ужасно. Ему было неприятно от того, что девушка всё это испытывает, испытывает эти страдания и тем более было неприятно, что Винсент даже не знал, что может сделать, что должен сделать, дабы отогнать этот холод. Он чувствовал себя беспомощным и эта мысль съедала его изнутри.
Слова, исполненные тихой, глубинной боли, пронзили сознание зазубренным копьем, что медленно прокручивалось в ране, причиняя еще большую муку. Фигурка эльфийки содрогнулась - Михаэлис тут же придвинулся ближе. «Почему я это допустил?» - корил он себя. «Кого ей не хватает? Кто бросил её?» - вереница вопросов прорвалась в разум юноши, но он старался не акцентировать внимания на них. Винсент аккуратно, словно бы боялся повредить хрупкую, хрустальную статую, приобнял девушку сзади, чуть привлекая её к себе. Он очень хотел поддержать её, найти какие-нибудь слова утешения, не позволять этой боли и печали разрастаться бескрайним океаном в душе Кэтариэль. Привычная мысль обратиться к магии была отвергнута в тот же миг - Ворон не желал применять заклинаний, он знал, что этого не надо, что это не то, что могло помочь, этого не будет достаточно. Он просто молча сидел рядом, стараясь разделить те страдания, что испытывала душа эльфийки. «Я не знаю, что могу сделать, что сказать, не знаю, как помочь тебе. И всё, что я могу - лишь попытаться поддержать, разделить эту боль. Так же, как это делаешь ты...»

13

Миста, Севриналь, Аладора, Винсент, Мия, Стефан, Кэтариэль, Ньюдеус. Около 23.00.

Время тянулось удручающе медленно. Здесь, под открытым небом, наконец-то у всех был долгожданный отдых. Долгожданный отдых после тяжелого поражения. Аклория пала. Темный Магистр победил. Но победил ли он вообще? Ходили разные слухи насчет значимости академии в планах Темного магистра... Один был хуже другого. Группа студентов держалась вместе, лишь Мия решила пройтись по окружающим в поисках информации, чтобы отвлечься от внутренних терзаний. Впрочем, едва ли ей это удалось. Атмосфера была гнетущая. Большинство людей здесь уже потеряли товарищей из своих отрядов в бою, и даже те, кому повезло обойтись без потерь - не моглипохвастаться успехом, ведь им приходилось сдавать позиции одна за другой. Терпкий дымок отчаяния витал в воздухе, и казалось, стоит поднести спичку, как он вспыхнет пожаром паники. Но нечего подобного не происходило. Мие удалось узнать положение дел в общих чертах. Внешнее кольцо потеряно полностью, внутренние лишилось защиты от глобальной магии, однако, из-за обилия смертоносной магии на территории города - не только защитники несли потери, нападающим так же стало сложнее пробиваться ко дворцу. В тех местах, которые ещё не превратились в озера лавы, каменные завалы и кошмарные рощи - небольшие отряды защитников могли удерживать довольно крупные силы неприятеля. Впрочем, некоторые личи теперь открыто пользовались порталами, чтобы перемещать нежить в тыл, а потому даже передвижение по верхнему кольцу нельзя было назвать безопасным. Говорить с Мией практически никто не желал - все устали и отвечали, по большей части кратко и по сути, а порою - и вовсе грубо. Трое раненных отказались от её помощи, а ещё двое приняли её. В конце концов она была уверена, что обошла всю не очень то и большую толпу, и могла вернуться к студентам, чтобы немного отдохнуть, потому что - она устала. Севриналь находился в относительном уединении, неподалеку от студентов.

Миста узнал практически то же самое, что и Мия, причины, по которым их всех собрали здесь - так и не сказали, лишь неоправданно фантастические слухи ходили,  что все это "Ради возможности положить конец войне". Предположение, что это - собрание офицеров, сразу отпало, большая часть собравшихся на офицеров не походило, среди них были даже Орки. Ещё Миста узнал о том, что где-то здесь был офицер, который передал Мисте его отряд и намеревался вернуться к своим, он не дождался Мисту буквально несколько минут. Вскоре среди незнакомых силуэтов, воин заметил белые волосы Алавены.

Во время отдыха, появилась группа из шести женщин и девушек и двух мужчин, которые привезли на площадку две бочки освещенной воды и ящик со скромными пайками, состоящими из пары лепешкек и маленького кусочка вяленого мяса либо рыбы. Все желающие могли пополнить запасы воды и получить паек. По поводу причин сборов снабженцы нечего не знали, кроме того, что приказ генерала Хатуля.

14

>>>> Таверна "Золотая бочка". Верхнее кольцо.

Итак, в итоге, после встречи с ополчением и дальнейшего пути дорога привела к ипподрому, главному и постоянному цирку столицы. С цирком было связано не мало воспоминаний из своей последней жизни, преимущественно светлых, исключая финал. Но окунаться в омут прошлого не собирался, то не состояние. Как и у большинства присутствующих. Ах да, на подходе к цирку впервые за последние часа отозвал "Наречённую" в мыслях не на долго с ней попрощавшись. Ей отдых не требовался, но это массивное, прекрасное оружие, с полыхающими язычками пламени на лезвии привлекает слишком много внимания. Достаточно того, что он едет верхом. Ну и наличия ещё одной косы покрытой рунами света в креплении лошадиной сбруи. В отличии от "Наречённой" выглядела она куда более безобидно. Так же, по прибытию, после возможных вопросов и слов орка, как командира отряда, вынужден был попросить помощи.
- Если здесь есть маг способный восстановить не только плоть, но и кости, то мы были бы признательны его помощи. - Будучи не в состоянии ходить, ему придётся оставаться верхом, а сейчас это было не слишком уместно. Опять же, больше внимания тому, кто тут разъезжает возвышаясь на головами. Даже с учётом того, что люди сейчас едва ли страдали чрезмерным любопытством. Ну и капюшон на голове пусть остается и немного прикрывает лицо. Из действующих заклинаний должен был оставаться только орлиный взор, повторённый после истечения действия.

Отредактировано Гробовщик (2016-11-04 17:41:27)

15

Переход >>>>   Таверна "Золотая Бочка"
-А не для тебя стараемся, - буркнул в ответ на реплику Рихарта орк, вкладывая в голос максимум иронии. - Мы видели уже столько всего сегодня, что взбодрит меня пожалуй только выпивка покрепче, горячая еда и часов двадцать сна. Кстати о еде и прочем...
Зеленый двигался во-главе отряда, и потому сейчас, проходя на территорию здания, собирался выполнять роль живой скалы, рассекающей массы людей, двигаясь по направлению к еде и целителям. Собираясь запросить поддержки у находящихся здесь многочисленных магов, Кхан во всю крутил головой,высматривая последних.
-Нам нужны целители! - на пару с Гробовщиком Шом огласил окрестности громким басовитым голосом - Если здесь есть таковые, прошу, моему отряду требуется помощь.
И своей рукой следовало бы заняться - битва,вероятно будет крайне жаркой, а значит все должно быть в порядке. Нужно попросить магов так же проверить, не осталось ли воздействий проклятий и ядов. Алкарион смог восстановить часть сил орка, однако если местные колдуны окажутся способны помочь и в этом будет прекрасно. Сам Гамашинох собирался прошествовать к общему ящику - нужно было принести воды и еды для всей группы, на одной магии не продержишься, нужен легкий перекус. Еще было бы неплохо захватить плошку святой воды, смочить бинты перед боем, да и промыть раны не помешает - легкие ожоги, царапины и прочее могло остаться.
Отрядом стоило бы остановиться на короткий отдых, поесть, набраться сил, однако изначально придется после исцеления оставить их группу отдыхать и восстанавливаться, а самому поискать людей из числа командования, доложить о прибытии и получить дальнейшую информацию если удастся. Кушать скудный паек Кхану придется,видимо на ходу.
Единственное что упомянул Шом вслух, после исцеления, что здесь стоит поискать магов, что смогут помочь им в битве своими усилениями, чем наверняка вызвал кислые мины всего отряда - уж слишком часто сегодня он возвращался к этой теме. Однако самого Кхана это нисколько не смущало, и свое занудство он был готов объяснить тем, что каждая мелочь и каждое заклинание поддержки от союзных магов может спасти им жизни.

16

Мия вернулась к одногруппникам подавленной и усталой, и тут же села рядом со Стефаном у костра, спрятав лицо в ладонях. На душе было гадко, закономерно, но всё-таки жутко обидно. Она видела состояние выживших и то, как они реагировали на расспросы: сухие и односложные реплики были более пугающими, звучали до страшного отчуждённо, в отличие от банальной грубости. «Обычная грубость, я их.. даже понимаю. Типичное проявление обиды на самих себя. Да обиды на что угодно, Войлар забери их всех», – куда больше резануло чувство беспомощности, которое все прятали за вспыльчивостью и гневом. А ещё многие просто отказались от помощи! И это так возмущало, что руки тряслись от бессилия. Но как вифрэйка не была опустошена, она донесла кратко и по делу то, что разузнала:

– Внешнее кольцо потеряно полностью, внутренние лишилось защиты от глобальной магии, но всё не так плохо. Пока что, – не сдержалась и совсем тихо добавила Мия, кидая сочувствующие взгляды почему-то именно на эльфийку. Всем здесь было несладко, но, казалось, именно адептке Жизни приходилось тяжелее всего. Столько смертей... «Они же всё чувствуют», – и в очередной раз Апетри невольно была рада, что не заполучила столь изнуряющего дара. – Кэтти, кажется, мы лишними там не будем, – вздрогнув от громового раската голоса орка и ещё одного незнакомца, заключила вифрэйка, угрюмо поднимаясь с места. «Ну, хоть эти не откажут, благо, Великое исцеление не успела ни на ком использовать»

– Нога? – осведомилась девушка, подходя к высокому и худому мужчине, не спешащему слезать с седла. Объяснение этому логично нашлось само собой.. – Кэт, помоги орку... «У меня такое чувство, что там только профессиональный целитель поможет, кхм. Наверняка ведь лез в гущу сражения.. А он? Откуда они? Ни в жизнь не поверю, что их так потрепало в Аклории, да и что им там делать?» Плетение Великого исцеления для чудаковатого мага требовало немалой концентрации от усталой вифрэйки, так что риторические вопросы на время пришлось отложить.

17

Внутри все буквально выворачивалось наизнанку от потревоженных воспоминаний, которые словно рой сердитых пчел начали носиться по сознанию, жаля, отравляя и заставляя все сильнее содрогаться от озноба, который порождался малейшей картинкой в голове и становился только сильнее с каждым разом. Внезапное касание со спины пронзило тело, словно раскаленным клинком. Кэт испуганно сжалась от новой волны выдуманной боли и стала всеми силами стараться обратиться к органам чувств. Осязание давно предательски бросило, сердце же оглушало и ослепляло, отбивая бешеный ритм. Снова движение. Девушка замерла испуганной птицей, постепенно с удивлением отмечая не ранящий холод, а уютное и такое нужное сейчас тепло. Она повернулась, чтобы в темноте на секунду различить длинные тёмные волосы, непослушно падающие на родные зелёные глаза, в которых устало плясал свет пламени костра. Только на секунду. Она заставила себя вырваться, заставила увидеть, чтобы разочароваться, испугаться самой себя, а потом еще долго корить себя за черствость. Когда силуэт Винсента обрел четкость, бледные губы искривились в попытке сказать хоть что-то, но вышел лишь жалкий писк, и Кэтариэль в отчаянии закрыла лицо руками, снова начиная дрожать всем телом. Слезы лились сами собой, никак не поддаваясь контролю. "Мы ведь толком и не знакомы. Никогда особо не общались, не были друзьями. А он утешает…" Кэт спрятала лицо в груди парня и через время в бессвязном лопотании уже можно было различить отдельные слова «тяжело», «больно», «спасибо».

Послышались шаги. Эльфийка вскинула голову и подскочила, не зная куда себя деть от смущения. "Развела тут нюни. Еще и при Стефане! Вот позорище то…" Она отвернулась от костра и стала поспешно вытирать слезы грязными ладошками, больше размазывая, чем делая лицо чище. Шмыгнув напоследок носом, Кэт повернулась к заговорившей вифрэйке, которая выглядела не многим лучше остальных. Новости неутешительные, но ждала ли она чего-то иного? В глубине души – да... "Лгунья."
Громкий мужской голос огласил округу, заставив Кэт испуганно сжаться, а потом тут же выпрямиться, разглядывая незнакомцев. Кем бы они ни были, важно одно – союзники. Кивок на слова Мии и осторожные шаги навстречу мужчинам. Тем, что был верхом и скрывался под капюшоном, занялась одногруппница, прямо указав на второго раненого. Кэт медленно оглядела тело и самым последним делом подняла заплаканные глаза к лицу орка. Душа ушла в пятки, если не ниже. Тело хотелось засунуть туда же. Поёжившись и старательно пряча желание сбежать, девушка сделала малюсенький шажочек в его сторону, фактически оставшись на месте и срывающимся голосом обратилась к этой скале.
- Я п-п-помогу. Рука, вижу. Что-то еще? Раны под броней, внутренние переломы, отравление? – Кэтариэль сделала еще один шаг, уже более уверенно, и, вновь вытерев глаза, указала на руку. – Если позволите. – Она сделала глубокий вдох, стараясь очистить мутную голову и стала, затаив дыхание, ждать ответа. Эльфийка была готова использовать очищенную кровь, чтобы остановить кровотечение, а заодно избавить воина от яда, если таков был, а затем применить целительные ладони.

18

Вернулся он еще более хмурым, чем уходил. Ни Миррона, ни Лиз он не встретил: оставалось надеяться на то, что они с сестрой просто не пересеклись и она сейчас с сокурсниками или помогает раненым. Встреченные им воины и беженцы, многие были подавлены, хотя и немало людей все еще поддерживало боевой настрой, не утратив веру в будущее. Из того, что магу удалось узнать, из сжатых, коротких, а порой и грубых ответов, Нижнее кольцо города потеряно и теперь линия обороны проходит там, где высится стена Верхнего кольца. За время, что он бродил между группами защитников, юноша пару раз применил магию, направив ее на исцеление. Не бог весть что, особенно в сравнении с более опытными целителями, но хоть какая-то польза от него. И даже так, работы было предостаточно: многие имели порезы, легкие раны. ожоги, некоторым не посчастливилось схлопотать проклятья. Те же, кто были тяжело ранены, их относили в самодельный госпиталь, что был поодаль от лагеря. Оттуда доносился свет, в которых четко угадывалась магии жизни и света, без устали, между бедолагами сновали доктора, определявшие кому срочно нужна помощь. Но, как это не страшно было признавать, не все ее получат сегодня.

Сидя у костра, Стефан украдкой наблюдал за происходящим вокруг невыразительным взглядом: за проходящими мимо людьми, доносящимися обрывками фраз, за сидящими рядом товарищами, за меняющимися выражениями их лиц, словами. А когда вернулась Мия с новостями, маг кивнул.
- Здесь мы, пока, в безопасности. - и уже шепотом произнес, скорее для себя: - У нас есть еще немного времени. «Ключевое слово пока. И все это лишь перегонки со смертью - рано или поздно она... Нет, в бездну эти мысли». Чувство стыда съедало мага. Он не сделал всего, что действительно мог. Страх смерти оказался не таким большим, в сравнении с неизвестностью, что окутало настоящее будущее. Что происходит сейчас? Чем все закончится? Но главное - что может сделать он, чтобы повлиять, хоть чуть-чуть, на события? «Очевидно, ничего» - с ноткой бессилия промелькнуло в голове.
Угрюмые мысли прервал шорох рядом. «Кэт... Кэт, бедняжка Кэт» Придвинувшись ближе, Стефан легко опустил руку на плечо эльфийки, но слова так сразу и не нашлись. Ни пылких речей, ни подбадривающей шутки. В итоге, все что он смог сказать это... - Все будет хорошо Кэт. Ты ведь сильная - сильнее всех. Продолжай быть сильной. "Не плачь" - хотел он добавить, но может, сейчас это-то и нужно было сделать. Выпустить накопившиеся эмоции, накопившиеся за этот вечер, вместе с прозрачными жемчужинами из глаз. Рядом с Кэт сидел Винсент. Стефан надеялся встретиться с ним взглядом и... беззвучно сказать "Не оставляй ее ни на минуту".
Когда прибыли новые бойцы с фронта, маг решил не сидеть в сторонке. Аккуратно, он поднялся на ноги. - Я с тобой Еще раз оглянувшись на магов жизни и природы, юноша направился вслед за вифрейкой. Его сумка со всеми пожитками лежала на земле, так как сейчас она больше мешалась, а плечо болело от врезавшегося в него ремня - молот прибавил ненужного веса, и Стефан подумывал избавится от него. Но отчего-то, он не спешил это делать.
Компания, стоит отдать должное, была самой странной на памяти адепта (сам он, правда, немного видел). Орк, два эльфа: светлый, темный, и беловолосый тип, худой, высокий, с бледным лицом и шрамами, от вида которых невольно содрогнешься. Тем не менее, маг сделал шаг вперед, в прямом и фигуральном смысле.
- Я не слишком силен в целительстве, но могу снять проклятья и вылечить некоторые раны - с этими словами, маг с подозрением глянул на орка, к которому подступаться он, естественно, побаивался. Но тут вышла Кэт, и парню оставалось еще раз встревоженно взглянуть на адептку жизни. - Если надобно снять проклятье, к вашим услугам. - теперь уже эта фраза была адресована огроподобному орку - сам Стефан хотел, чтобы и Кэт услышала его, знала что он будет рядом, если понадобится. Сам маг направился к эльфам для оказания первой помощи.

19

В янтарных глаза плясали отсветы пламени, одного из множества слабых огоньков, видимых с небесных мрачных высот на черном поле города. Тяжелый взгляд был прикован к огню, его осторожным, смиренным язычкам пламени. В этом огне юноша не видел огня праведного гнева, лишь огонь отступающих, угасающий боевой дух солдат, что давил тлетворной атмосферой. Но это не имело значения в эти мгновения. Винсент не мог чувствовать то же, что и она, он был бессилен пред теми терзаниями души, что мучили девушку, и никакой магии ему не хватило бы, чтобы излечить эти раны, чтобы прекратить её страдания. Он чувствовал тепло её хрупкого, нежного тела, сотрясаемого в муках душевной боли. «Как тяжело... больно... Сколь много выпало на её плечи. За что? Почему она должна была испытать всю эту боль? Почему мы должны были пройти через всё это, почему всё так вышло?» - бессмысленные вопросы, на которые никогда не будет ответа. Разве что: это жизнь? «Дурацкий ответ,» - зло подумал Винсент, но нисколько не поменялся в лице. Маска застывшей усталости и измождения - больше эмоционального, нежели физического, пусть за весь прошедший день и довелось изрядно устать и даже проголодаться. Но голод был оттеснён на третий план и беспокоил парня в самую последнюю очередь. Взгляд оторвался от пламени костра, коснувшись измученной эльфийки. Нежность и сочувствие, боль и раскаяние - янтарный взор пестрил эмоциями, пробивающимися наружу. Среди неразборчивых слов постепенно угадывались конкретные слова, что пронзали той самой болью и тяжестью, но вместе с тем создавали слабые искорки тепла. Винсент очень надеялся, что хоть чуточку ему удалось облегчить переживания девушки, разделить ту бурю, что охватила её с головой.
Взгляд скользнул в сторону и волшебник увидел красноречивые, но беззвучные слова товарища. «Не оставлю,» - пообещал себе волшебник, взгляд которого приобрёл твердость и решительность. Винсент слабо кивнул Стефану и вернул взгляд к огню, чуть крепче сжимая объятья, словно бы хотел взять на себя еще хотя бы чуточку переживаний эльфийки.

Зычный голос пронзил воздух словно гром, заставляя вздрогнуть от неожиданность. Прибыли бойцы из других точек города и, похоже, весьма горячих точек. Как только Кэтариэль поднялась на ноги, Винсент незамедлительно последовал за ней. И каково же было удивление студента, когда он увидел, что за отряд прибыл в лагерь. Точнее, удивлял конкретно состав этой поразительно разношёрстной компании. В первые секунды взгляд приковала возвышающаяся верхом на лошади фигура мрачного мужчины с белыми волосами и шрамами. Наличие косы, темные одежды и, в целом, мрачный вид незнакомца вызвал ассоциацию со Смертью, какой её обычно представляют в различных историях и сказках, но эти мысли парень тут же отогнал. Тем более, что была фигура куда более вызывающая опасения. Винсент невольно сделал шажок поближе к Кэтариэль - в присутствии здоровенного орка опасения за хрупкую девушку возросло многократно. Михаэлису еще никогда в жизни не доводилось встречать представителей этой воинственной, зеленокожей расы, но то, что студенту доводилось слышать об этом диком и жестоком народе не давало никаких радужных надежд на то, что этот тип может быть не опасен. Чего стоят хотя бы многолетние войны что с человеческим, что с эльфийским народом. «Я слышал какие-то слухи о орках в наших рядах, но видеть это в живую... Она что, серьёзно хочет подойти к нему близко?» Беспокойство взяло верх и Винсент подошел к эльфийке и орку настолько близко, насколько мог себе позволить, чтобы не мешать адептке заниматься лечением раненного. Пусть орк и был на их стороне, но устоявшееся мнение о зеленокожих было сложно выветрить одной лишь новостью о том, что они были на их стороне. Успокоиться чуточку вышло лишь тогда, когда на глаза попался светлый эльф, что был явно в составе этой группы. «Непримиримые враги объединились, чтобы противостоять злу?» - парень устало вздохнул. В прочем, сей факт не сильно обнадеживал. Внимательно взгляда удостоились и остальные члены прибывшего отряда, но так или иначе вернулся к орку и Кэтариэль. Сложно было скрывать своих опасений да Винсент и не пытался, то с настороженностью поглядывая на орка, то с беспокойством на эльфийку.

20

-Не ори — сердито буркнул Миста в ответ на раздавшийся прямо над ухом выкрик зеленокожего варвара, но задерживаться и вступать в перепалку не стал. На глаза ему попалась та, чьё общество сейчас могло поднять воину настроение лучше любых новостей. Надо сказать, что на фоне всеобщего уныния Миста и так держался куда бодрее остальных.
-Аладора! Прежде чем волшебница успела обернуться на голос, нечто сгребло её в охапку, обдав запахом дыма и царапнув по щеке колючей щетиной.
-Где ты пропадала? Где Кир? Что у вас было? Знаешь, зачем нас собрали? На полукровку посыпался град вопросов, не давая ей прийти в себя. Ответы алхимик выслушивал уже на ходу — уловив направление, он уверенно продвигался через толпу к костру, где собрались студенты, сделав крюк, чтобы разжиться пайком. В голову пришла запоздалая мысль, что отдых у огня не повредит и ему самому, чтобы скорее восстановить магические силы. Такая потребность у воина возникла едва ли не впервые в жизни — пусть пользы от его магии и не слишком много, нужно быть готовым использовать себе на благо весь доступный арсенал. Крепкий хлопок по спине заставил Винсента пошатнуться, бесцеремонно вырывая студента из омута размышлений о бренности бытия. Наперекор всем бедам Миста был жив, здоров и полон если не сил, то решимости пребывать в этом состоянии ещё долгие годы.
-Хэй-хэй! Глядите, кто здесь! Подхватив Михаэлиса под руки, мужчина оторвал его от земли и гордо продемонстрировал всем окружающим, будто трофей.
-Его вампирское высочество, герой невидимого фронта собственной персоной! Жив, цел, орёл! Оповестив всех о своём появлении, алхимик плюхнулся на землю у костра и вцепился зубами в паёк, не забыв потребовать у новоприбывших свежих сплетен.

21

Зеленая груда мышц прокладывала себе и своим товарищам дорогу в этом людском море весьма и весьма успешно - не многие решались задерживаться поблизости от великана. Целители подоспели весьма быстро и это были...подростки!
Кхан метнул быстрый взгляд в сторону Гробовщика, проигнорировав окрик человеческого воина.
Об этом я и говорил Рихарт. Посмотри на них - они напуганы! Причем я не могу сказать, что их пугает больше - я или эта бойня в столице.
Как только молодежь приблизилась, Кхан устало сел на землю в позу "лотоса", немного отойдя в сторону, чтобы не мешаться в проходе, движением здоровой руки снимая маску и глубоко вздохнул.
-Спасибо вам, - орк вложил максимум тепла в голос, стараясь не выглядеть возможной угрозой. Эльфийка может и старше него раз в десять, но она - все еще ребенок. Тем более это были не воины, лишь юные маги местной академии.
-Проклятия и яды были, не уверен что из этого могло остаться - в битве с Риг-Арзулом мы столкнулись с парочкой назгулов, и я не уверен, что из их магии могло остаться. - Шом вполне серьезным голосом, как к равному, ответил пареньку. - После того как битва кончилась, к нам подходили маги света, но я как-то забыл попросить их проверить...
Обращаясь уже к той девушке, что занималась его ранами, орк продолжил:
-Вроде бы больше ничего серьезного кроме руки: ожоги, синяки да ссадины. Был ливень темной магии, это точно, но последствия вроде бы исправили зелья. Нам бы силы восполнить, да можно дальше в бой, есть еще парочка неоплаченных должков.- после чего повернул голову к вифрейке и попытался улыбнуться - Попробуй подлатать этого белобрысого. Он на самом деле добрый, и очень полезный, когда не ворчит на весь окружающий мир. Нам с ним еще одному темному магистру надо морду набить за командира.

Отредактировано Кхан Шом (2016-11-05 19:28:57)

22

Время никогда не ждет, даже когда делать, казалось бы, нечего, это лишь пустое ощущение. На самом деле прямо сейчас где-то недалеко резня продолжается. Терять время нельзя в принципе. Севриналь это знал очень хорошо, и всегда умел найти себе занятие. Конечно, его мысли крутились вокруг того, чем он всегда занимался. Эльф никогда не жалел о прошедшем, не убивался по поводу «вот если бы...», но тем не менее мог и умел анализировать прошлую ситуацию в поиске возможных улучшений — в его случае это были в основном возможные модификации механики оставленной позади северной башни.
Идеи приходили одна за другой. Этот залп молний, скорее всего, испускает огромную массу энергии впустую. Можно ли встроить в башню структуру для поглощения свободной силы и возвращения ее обратно в запас? До какой эффективности можно разогнать этот цикл? Геомант наскоро рисовал наброски и формулы прямо на поверхности камня, используя вместо нормальных принадлежностей приемы формирования земли, стирая и заменяя надписи по необходимости. Если на «Короне» так или иначе ожидалось собрать прежде всего магов воздуха (и света?), нельзя ли было установить схему для усиления именно этой стихии? Он предпочитал использовать обычный мел или перо, но нередко приходилось писать магически — чаще рунописным стержнем, конечно, но и так тоже. Покрыть стены от призраков? Где-то у меня был рецепт под это. Все было написано с таким количеством сокращений и упрощений, что и сам геомант вскоре бы не разобрался, но полету мысли хватало. Сделать верх башни больше из стекла, чтобы пропускать свет генератора? Да, этого уж точно нельзя было сделать за такой короткий срок, да и столько сверхпрочного стекла не найти, но такая мелочь не мешала Севриналю обдумывать хотя бы в теории возможность конструкции с прозрачными стенами. Иногда такое делалось, но в основном отдельные перегородки, и несущие стены все равно были из привычных материалов, а уж тем более пол. Да и снизу тоже, ведь они пришли из земли. Башня из стекла, хм.
Но с каждой мыслью все отчетливее становилась более важная проблема. Его собственных сил очень явно не хватило на это сражение, и даже его специально приготовленные эликсиры не помогли. За всей этой работой, понимал Севриналь, он не уделял достаточно внимания собственному развитию. Даже со всеми тренировками последних месяцев, даже несмотря на то, что кому-то же надо было продвигать науку вместо взращивания лишь своей силы. Даже мощи его заклинаний было недостаточно. Это нужно исправить.
В размышления эльфа вклинилась окружающая реальность, ибо даже при концентрации на себе нельзя терять ее из виду. Когда громкий зов огласил округу, Севриналь бросил свои чертежи и повернул голову сначала на тех студентов, которые, видимо, прибыли с ним же — с «Короны» — или еще раньше. В соответствии с ожиданием, кто-то да двинулся в том направлении, и геомант, стерев все свои записи по схеме удержания святой силы для залпового освобождения, направился туда же. Даже если академия перестала существовать физически, ученики пока оставались учениками, и с эльфа не спала обязанность следить за ними, как для защиты, так и для предостережения их собственных ошибок.
А пока источник звука, пусть даже орк, не проявлял никакой агрессии в направлении целителей (что неудивительно), еще один громкий голос раздался уже с другой стороны — там, где еще только что были все эти ученики. Но пока Севриналь оборачивался, он уже мог понять, что пока ничего не произошло. Ненормальные все-таки приветствия у людей. Но именно этот субъект произвел на него едва ли более приятное впечатление, чем зеленокожий с маской. С такой наглостью, свойственной некоторым бойцам, ворваться в эту группу не есть примерное поведение. Небыстрым, но уверенным шагом эльф приблизился к костру, встав с другой стороны так, чтобы видеть и студентов-целителей. Пока что ни слова, ни действия, но только пока.

23

Был ещё один момент, который стоило сделать вместе с отзывом косы, а именно, конечно же скрыть следы стихии Смерти в ауре. Всё так же во избежание проблем, если здесь найдутся мистики или ещё что-то или кто-то решивший усложнить жизнь магу Смерти, хоть и союзнику. Теперь из их компании самым тёмным оставался Тёмный, впрочем, лидерство он и не терял. Позаботившись о необходимых мелочах в остальном угадал, большинству присутствующих здесь не было никакого дела до ещё одного отряда бойцов прибывших невесть от куда. Разве что кто-то посчитал необходимым одёрнуть орка за громкие слова. О да, стоит исчезнуть угрозе мертвецов, как этот мир между расами расползётся по швам и треснет. Прям как черепушка. Но Кхану похоже было больше чем плевать и можно было в очередной раз удивляться самоконтролю этого орка. Особое боевое воспитание явно сказывалось. На заботливо протянутый паёк, скривил улыбку, но взял одну из двух лепёшек и воду. Еду ради правдоподобности, а вода... Хотелось нечто гораздо большее, чем сделать пару глотков. Окунуться в спокойные воды озера или зайти в бурную, холодную горную реку. Но сейчас мог лишь сделать эти пару глотков и смыть собственную кровь с руки и металлической перчатки, закончив вытирать её кусочком бинта. Даже толком не успев закончиться это дело, подоспела помощь о которой попросил Гробовщик, но... скорее всего все услышали только Кхана. Вифрейка, совсем юная перепуганная эльфийка, паренёк, второй паренёк. Руки троих наполнила магия и посыпались щедрые предложения об исцелении от всего чего только можно. То исцеление которое действительно было нужно Гробовщику никто из них даровать не мог. Начинало казаться, что мыслями об этом, он только сильнее загоняет себя в угол, так что, пока лучше сфокусироваться на окружении. Второго паренька с чего-то вдруг обозвали "вампирским высочеством", что заставило чуток поморщиться напоминая об унижении. Немёртвым этот мальчишка не был, в том числе и полумёртвым кровопийцей, но душа его однозначно отличалась от прочих. Не трудно было навести справки о подобной аномалии, так что... - Ещё один избранник эфира? Юное даровании из Аклории? - Но подоспевшая на помощь вифрейка отвлекла.
Нога? - Усталость на лице хвостатой читалась весьма отчётливо, как и на многих других лицах здесь. Так что решил отбросить своё "ворчание на весь окружающий мир" и сделать более-менее воодушевлённый вид и сбавить градус мрачности, однако не переходя окончательно на стандартное амплуа Гробовщика. Такое сейчас не осилит.
- Да, да~ Пожалуйста. - Откинуть полу плаща открывая окровавленные бинты. Будь он жив, умер бы если не от шока, так от потери крови, при чём очень быстро. Кто-то из живых мог быть на его месте, так что всё не так плохо. Лоза скреплявшая бинт исчезла ещё полчаса назад, так что пара нужных движений и нога была быстро освобождена от него. Вроде бы целая, но на самом деле не совсем. О том, какая была рана свидетельствовал лишь отсутствующий кусок ботфорта и рассечённая штанина, ну и может ещё что-то осталось скрытое под коркой крови. Мягкое сияние света, ощущение восстановления целостности, теперь наконец-то можно будет спешиться и пользоваться собственными ногами. - Премного благодарен. - Мягкий голос и улыбка, это всё, чем он мог сейчас поблагодарить вифрейку. Большее едва ли было уместно.
- Попробуй подлатать этого белобрысого. Он на самом деле добрый... - Кхан тем временем бил рекорды социализации орка среди людей и эльфов, а Гробовщик аккуратно подмечал настороженные взгляды, что были не слишком рады подобной активности. Но кого это волнует.
- Сама доброта воплоти. - Не удержался, что бы иронично не прокомментировать речи орка, попутно вскинув бровь. Теперь он уже не нависал над всеми, исключая разницу в росте, а наконец-то уверенно стоял на земле. Капюшон не был снят полностью, но немного откинул приоткрывая лицо. - Не стоит тратить на меня силы, вроде как всё в порядке, на сколько это возможно. Но если решишь настаивать, то препятствовать никак не стану. - Адресовал фразу и улыбку адептке жизни, которой бы тоже не помешала помощь, что облегчит её ношу. По-настоящему справиться с этим она могла только сама или с теми, кто разделяет её видение мира, видение происходящего. Вестник Смерти видит похожую картину, но в иных красках. По части проклятий умиротворённое отрицание с руны должно было снять то, что могла наложить магесса крови, даже после их ухода, если была на то способна. Да и над ним власть крови не столь сильна. Тогда же взгляд скользнул и по парнишке с магией света, предлагавшего исцеление или снятие проклятий как пирожки на рынке. Ещё раз кивнув вифрейке, машинально переключился на остальное окружение и снова зацепился взглядом за душу желтоглазого мальчишки. - Жёлтые глаза у человека? Это так сказывается особый дар или просто аномалия? - Его собственные глаза отличались ещё более необычным цветом, на то была причина иная. При жизни они не были столь яркими как сейчас или как юноши. Следовало заняться небольшим ремонтом одежды, что бы хотя бы подлатать штанину, но когда ещё успеешь немного понаблюдать за необычной душой? Так что казалось, будто Гробовщик неотрывно пялится на мальчишку лишь немного отвлекаясь, что бы подтянуть подпругу лошади или нечто подобное.

Отредактировано Гробовщик (2016-11-05 22:54:48)

24

«И вновь я ничего не могу сделать, бесполезно стоя позади Кэтариэль. Что тогда, в Аклории, что сейчас, здесь. Каждый из них обладает талантом и способностями, каждый может быть полезен другим, имеет возможность помочь в меру своих возможностей, но что могу я? Ведь я за всё это время ничего так и не смог сделать, лишь сетуя на свою беспомощность.» Нежное салатовое свечение окутало руки эльфийки, когда та принялась исцелять раны орка. Удивительно, но орк вёл себя не так, как мог бы ожидать Михаэлис. Более того - он даже пытался улыбаться! Юноша не ожидал увидеть улыбающегося орка, в прочем, были слова, куда более удивляющие Винсента: в битве с Риг-Арзулом... Михаэлис тут же взглянул на орка с некоторым удивлением и уважением. «Не удивительно, что их так потрепало - они же сражались с самим Риг-Арзулом, с одним из семерых архиличей! Удивительно... Какими же силами и умением нужно обладать, чтобы пережить битву с одним из могущественных магов Культа Тьмы?» Имена архиличей в первую очередь вызывали ужас и трепет - могущественная нежить, чудовищные слуги Магистра Марагора, - однако, уже во вторую очередь, они вызывали неподдельный интерес, интерес к их магической силе, к их знаниям, опыту. Сколько знаний мог хранить каждый из них, сколько тайн о природе магии хранилось в памяти этих тёмных колдунов? Мысли готовы были и дальше нестись, рисуя в сознании художника картины той битвы, что довелось пережить орку и его товарищей, но неожиданно Михаэлис вздрогнул и пошатнулся. Определённо, Винсент был рад видеть Мисту живым и здоровым - по крайней мере по нему не скажешь, что он нуждался в лечении. Лёгкая улыбка тронула губы волшебника, но быстро угасла - происходящее вокруг, в столице, никак не могло позволить улыбаться слишком долго.
- Я не "вампирское высочество", - устало ответил юноша, вновь возвращая взгляд к Кэтариэль. Несмотря на то, что орк определенно не стремился угрожать им, парню было сложно отделаться от мысли о том, что он может быть опасен. Сложно было взять и в миг забыть о том мнении, что складывалось на протяжении годов знакомства с историей и различными моментами взаимоотношения с орками.
- И герой из меня тоже не вышел, увы. Мы потеряли Аклорию, - удручённо и весьма кратко поведал знакомому волшебник, считая это отчасти и своей ошибкой. Потому, что ничего не сделал, хотя и мог хотя бы постараться. Получше постараться. И отчасти лишь потому, что понимал, что его собственных сил все равно было слишком мало, чтобы оказать существенное влияние на происходящее. «По крайней мере мы смогли выжить, все мы. Надеюсь только, что Лина, отставшая от нас, не вляпалась в какую передрягу...» Оставалось лишь гадать, куда могла пропасть староста, но Михаэлис слишком мало знал о ней, чтобы быть уверенным в чем-то. Так что всё, что оставалось - это верить. Просто верить.

«По крайней мере у них есть возможность хотя бы чуточку отвлечься и быть полезными,» - со слабой, измученной улыбкой подумал Винсент, взглянув на Мию, Стефана и Кэтариэль. Взгляд вновь вернулся к орку, рассказавшему о интересных вещах. Михаэлис не мог не воспользоваться возможностью поинтересоваться столь любопытной темой, ведь, все-таки, магия была слишком интересна ему, чтобы не проявлять любопытство к ней даже в столь мрачных и тяжелых обстоятельствах.
- Вы... вы победили Риг-Арзула? - голос волшебника чуть дрожал, как бы Винсент не пытался выглядеть спокойным, он не мог справиться с теми страхами, что опутывали его сознание липкой тёмной массой. - А что вы можете сказать о его... магической силе? Каково мастерство одного из архиличей? Взгляд скользнул и по другим членам этого необычного отряда. Какой-то человек, мрачный и даже пугающий тёмный эльф, светлый эльф, вид которого так же не внушал хороших мыслей. И облачённый в черное всадник, что вскоре спешился, как только нога его оказалась восстановленной Мией. Необычного цвета глаза словно бы изучали Михаэлиса, что заставило волшебника тут же напрячься. Что такое разглядывал в нём этот человек? «Может, что-то не так с моим внешним видом? Да глупость какая-то. Тут всем сейчас явно не до того. Что же он хочет? Может его внимание привлекли слова про "вампирское величество"?» Винсент занервничал и занервничал сильно. Столь пристальное внимание незнакомца и ни одной дельной мысли, откуда бы этому вниманию должно было взяться.
- Почему вы так смотрите на меня? - все же решился спросить, мельком вновь взглянув на орка и Кэтариэль. Но взгляд вскоре был возвращен к беловолосому мужчине со шрамами.

25

Слова, много слов. Не удивительно, что их после такого отправляют на самоубийственную миссию. Может и правда удалось бы победить в первый раз предотвратив побег. Во второй раз же... упускалась одна важная деталь, что победили они благодаря ловушке созданной Солнечным Полумесяцем, поддержке Дереона, гильдийских магов и нескольких потерянных жизней. Но победили, да. Зачем теперь умалять свои боевые заслуги? Посыпались первые вопросы от того же мальчишки, ставшего предметом наблюдения. Теперь он слегка параноидально косился то на орка, то на Гробовщика, то на остальных новоприбывших. В итоге явно нервы не выдержали.
- Почему вы так смотрите на меня? - после этих слов, Вестник действительно посмотрел на него, а не в него. Мельком оценивая остальные детали, не сразу бросающиеся в глаза. Долговязый, худой, хилый, хоть как-то выделяющейся мышечной массой не наделён. Довольно типично для многих волшебников не уделяющих внимание физическому развитию, тем более родом не из крестьянской семьи. Окончив свою краткую анатомическую оценку, перешёл к ответу на вопрос.
- Потому что, такого как ты, увидеть можно не часто. - Вымучав ещё одну правдоподобную улыбку, решил что всё же пора перейти штопанью штанины, а то как-то не слишком удобно и прилично было так расхаживать, ладно хоть накидка прикрывает. Пока копался в кармашке извлекая небольшой набор игл и ниток предназначавшихся для зашивания ран, задал ответный вопрос. - Вампирское высочество? - Пока выбирал иглу, поднял глаза на Винсента и не дождавшись ответа, опустил их вновь, избрав менее кривую иглу с подходящим ушком. Штопать на глазах у всех в свете костра, в том числе дам, было лишним. Так что, укрывшись за Кэльпи, скинул капюшон и всю кожаную накидку, что была поверх брони, перебросил через седло и приступил к нехитрому дело.

26

Винсенту показалось, словно бы в какой-то момент взгляд незнакомца изменился. Юноша не сразу уловил эту разницу, но такое было ощущение, словно этот странный человек впервые посмотрел на него, именно на него - худого, высокого и потрёпанного мальчишку. Но на что же тогда смотрел он до этого? «Может быть, он мистик? Но... моя аура в принципе не может отличаться какими-то особыми изысками. Обычная, слабая аура. Но что же тогда?» Несколько мимолётных секунд ожидания, что пронеслись в напряженном предвкушении ответа. И ответ был прост и в то же время весьма загадочным. «Такого как я? Что он имеет в виду?» Недоумение ярко отразилось на лице молодого волшебника, что с интересом принялся разглядывать лицо беловолосого. «Волосы, кажется, не совсем белые, но при столь скудном освещении это сложно заметить. Светло-серый оттенок,» - парень невольно задумался над тем, в каких пропорциях нужно смешивать краски, чтобы получить нужный цвет, но быстро отбросил эту бессмыслицу. Уж до подобных вопросов сейчас точно было не время.
Мужчина решил заняться восстановлением собственного снаряжения, но на этом их диалог не заканчивался, ведь вскоре подоспел и ответный вопрос. Что был весьма неудобным в свете тех фактов, которые Михаэлис не особо желал раскрывать. «Он просто любопытствует или что-то чувствует? Но разве можно почувствовать состав крови другого человека с одного лишь взгляда? Или его привлекло что-то иное? А может я просто надумываю себе и это внимание исключительно из-за слов Мисты?»
- Я... Мне довелось побыть кем-то вроде почётного гостя в доме Лорда Эфраима, - выдохнув, сознался юноша, не открывая всех деталей того, почему его назвали "вампирским высочеством". - Они хотели, чтобы я стал частью Ножей тьмы. Вероятно, их привлекло нечто такое, что привлекло и ваше внимание. Что вы имели в виду, говоря, что таких, как я, не часто можно встретить? Любопытство было куда сильнее опасений перед этим странным мужчиной. Он явно видел нечто, что недоступно простым людям. Это точно не искусство мистического зрения, Винсент не особо верил, что его аура может иметь какое-то уникальное строение. Но что же тогда? Это стоило узнать. Конечно, не упуская из внимания Кэтариэль и остальных, но похоже, что ни орк, ни кто-либо еще не стремился им угрожать, что позволяло немного расслабиться. Наконец-то, за все эти долгие часы. Только сейчас Михаэлис заметил, что изрядно голоден, но отвлекаться от разговора не хотел.

27

Маленькая компания отчаянных учеников Аклории потихоньку пополнялась новыми лицами – взрослее, решительнее, увереннее. Всего пара фраз крайне положительно повлияла на состояние запуганной до смерти эльфийки, а размеренные переговоры и перепалки тут же вернули настрой с отметки «где-то под землёй» в «на уровне травки».

-Спасибо вам, - Кэт продолжала внутренне подпрыгивать на добрый метр от звучного голоса орка и каким-то чудом сохранять устойчивое положение наяву, но с каждым словом расстояние до земли сокращалось и в итоге она осталась с переменным вздрагиванием, чем и вполне довольствовалась. В голове всплыло множество моментов благодарности, где последней замершей и такой осязаемой была картина недавних слез. Прояснившиеся, но все еще красноватые глаза, уже увереннее посмотрели на пациента и медленно моргнули одновременно с кивком головы. Какая тут благодарность? Это их долг. Это возможность хоть чем-то облегчить путь воинов, подарить им драгоценные минуты жизни без боли, которые были сейчас на счету. Тем не менее, любое доброе слово приятно. Одно спасибо заставляет целителя верить, что он здесь не зря, а руки сами тянутся к ране, чтобы подарить живительное тепло. Одно слово – достаточно только его.

Девушка обернулась к Стефану и уже более удачно улыбнулась, по крайней мере, так казалось ей. Они вместе, поддержка ощущается почти физически, и хочется отдавать в ответ то же самое, хотя бы с помощью мимики – сейчас самое малое дороже напыщенных речей. Вернувшись вниманием к орку, Кэт внимательно выслушала и легко приземлилась на колени рядом с ним, вновь глядя снизу-вверх и чувствуя себя на редкость ничтожной по сравнению с мужчиной.
- Хорошо…то есть плохо, конечно, но я поняла. – Маленькие ладошки невесомо легли на крепкую ручищу и засветились, начиная подлечивать рану. Неловко кашлянув, Кэт поёрзала и замерла. Она кожей ощущала взволнованный взгляд Винсента. "Наверняка переживает из-за него. Но разве мы имеем такую роскошь – думать о прошлом, когда на кону будущее? То-то." – А вы все в бой рветесь. Я бы сказала, что время самоубиться всегда найдется, но мы нынче в невыгодном положении у этой составляющей вселенной. Так что остается только торопиться. Но тщательно залечить раны и восстановить силы по максимуму я бы посоветовала. – Затихнув, Кэт покосилась на остальных и губы снова разъехались в улыбке на новой фразе орка. "Занятные у них отношения. Друзья?.." – Кстати, а имена ваши можно узнать? – Раздался немного громче девичий голос, чтобы услышали все. Кэт тут же потупилась и нашла крайне интересным руку своего пациента. Незнакомцев прибавлялось, но ведь всего в пару слов можно убрать эту приставку «не» и обращаться друг к другу более свободно. Кто знает, вдруг их еще сведет судьба? Не так, нужно иначе… Когда их сведет судьба. Уже лучше. "Оптимистичный настрой так и прет, куда бы деться." Хмыкнув своим мыслям, эльфийка стала заметно румяней, бледность уходила не так стремительно, как окрасила лицо, но прогресс был заметен. Что ни говори, а когда рядом сидит здоровенный воин, неважно какой расы, а у тебя исключается вариант «бояться, визжать и падать в обморок, желательно одновременно, чтоб наверняка», то остается только чувство защищенности и накатывающей уверенности. "А, это, видать, уже истерика подъехала. Скоро начнем хохотать и отплясывать. Ну рановато, милочка, рановато… "

Выдернув себя из начинающих скатываться в опасную пропасть веселья мыслей, Кэт повернулась к беловолосому мужчине, предварительно кинув взгляд на Винсента и кивнув в сторону самого бодрого воина, что недавно обнимал парня так, что Кэт собиралась бежать залечивать несчастному кости, мол «кто это?».
- Не стоит тратить на меня силы, вроде как всё в порядке, на сколько это возможно. Но если решишь настаивать, то препятствовать никак не стану. – Кэтариэль смущенно отвела взгляд, увидев улыбку на чужом лице и почувствовав, как теплеет в груди. "Отличный настрой. Вот только это его «насколько это возможно» мне ой как не нравится!" Склонив голову и дунув на начавшую выпадать из хвоста челку, адептка со всей несуровой суровостью оглядела длинноволосого, кинула вопросительные взгляды на Мию и Стефана и тихо ответила:
- Я думаю, Мия вас должна была неплохо подлатать. Если же вы по-прежнему чувствуете боль, я вам обязательно окажу помощь. – Снова затихнуть, пока Винсент начал расспрашивать новоприбывших, и с интересом прислушаться к диалогу.

28

- Рихарт. - С некоторой заминкой ответ всё же прозвучал. Это имя сейчас как никогда популярно. Но пусть лучше оно, а не стойкое прозвище среди людей и Вестников - Гробовщик. Дело шло не лучшим образом, но чем меньше известности, тем лучше. Может дальше Солнечного полумесяца знание не уйдёт. А может всем будет всё равно и когда-нибудь вернётся к образу жизни, который успел вполне приглянуться. Вот только где и когда? - Польщён вашей заботой. Если потребуется помощь, обязательно обращусь. Отдых сейчас требуется всем. - После этого можно было возвращаться к иной беседе.

- Я... Мне довелось побыть кем-то вроде почётного гостя в доме Лорда Эфраима, - этих слов хватило, что бы Гробовщик поперхнулся собственной слюной и воткнул иглу себе в палец. Внезапное откровение расставившее ещё больше вопросов рядом с этим юношей. Стараясь аккуратненько скрыть последствия оказии и не слишком выдавать своего удивления. Может в любой другой ситуации так бы и не прореагировал, если бы сам не так давно не стал "гостем" Эфраима и компании в таверне. Несмотря на всё гостеприимство вампиров, парень был вполне цел, жив и даже полностью жив. - И почему вампиров мог заинтересовать избранник эфира? Конечно это даёт определённые преимущества клану в общей магической силе, но весь интерес хищников всегда сводится к крови. Даже щадя живых, они оставляют себе запас жертв на будущее.
- Смотря что ты имел ввиду говоря о роли почётного гостя в доме Эфраима. Если расскажешь, получишь ответ. Просто так не интересно. - Тут тоже было всё просто. Либо мальчишка чего-то не знает, либо знает но скрывает, либо знает и скрывает то, что не видит Гробовщик. Может отказаться продолжать сию беседу и на то его право.  Если это была какая-то занятная тайна не для ушей каждого, можно отойти ещё немного, окончательно скрываясь за стоящей лошадью. Так что не даром включил заговорческий тон и скосил взгляд на более "тёмный угол", тем более юная эльфийка развесила свои прекрасные ушки.

29

Буйный нрав своего народа Кхан понимал и принимал: эта часть всегда будет частью его души, и пламя ярости в крови извести не выйдет. Но никто не мешал ему следовать заветам учителей и задавай вопросы,снова и снова, шагая по жизни и познавая новое. Так Шом научился общаться с людьми, и представителями иных рас, без первобытных желаний размозжить их хлипкие черепушки об ближайшие камни. Нет, на войне, когда зеленый выступал с кланом, он действовал без малейших проявлений сострадания и слабости, уничтожая врагов вождя. Однако есть в мире те категории существ, которых жалеет даже черствая душа вояки - дети, котята...
-Мы действительно победили Риг-Арзула. Сделали мы это не без помощи магов столицы, но в непосредственной драке участие принимали именно мы.
Гамашинох еще раз с благодарностью кивнул эльфийке, что занималась его ранами.
-Кхан Шом, - скрывать свое имя орку было без надобности. Орк только было попытался проглотить кусок пайки, как парень неожиданно решил упомянуть одного гадкого Лорда Вампиров.
Невероятных волевых усилий Гамашиноху стоило сделать могучее глотательное движение, проглатывая ком еды не закашлявшись, после чего вся его фигура напряглась, будто бы зеленый из позы "сидя" в рывке сейчас сорвется в атаку. Мышцы рук с хрустом напряглись, сжимаясь в пудовые кулаки, а в золотых глазах полыхнул огонь. Кровь застучала в ушах...
Успокойся, ты их напугаешь, придурок.
Пламя ненависти опало так же быстро, как и пришло - менее секунды напряжения. Однако тон орка, в котором пусть и не было намеков на какие-либо негативные эмоции, был очень и очень серьезен:
-Эфраим, говоришь...Рассказывай, нам действительно очень интересно.

30

Волшебник улыбнулся, оборачиваясь в сторону того, с кем вместе выбирался из дома Лорда Эфраима.
- Миста. Благодаря ему и Аладоре, волшебнице, что помогла нам в Аклории, я живым покинул логово вампиров, - представив эльфийке мужчину, юноша вновь вернулся к разговору с беловолосым человеком, назвавшимся Рихартом. Однако, волшебник допустил просчет в своих словах, влив в них излишне много фактов - орк, похоже, был не очень рад услышать то, что он услышал. Винсент мигом напрягся да так, что с перепугу едва ли не применил на себя защитные чары Водяного тела, но вовремя остановился, сообразив, что пока опасности к его персоне нет. Пока. «Почему он так отреагировал на это имя? Очевидно, агрессия была не в мою сторону, иначе я бы не стоял все еще с целой черепушкой.» Страх вновь наползал неприятными, липкими щупальцами.
- И кто меня за язык тянул? - устало прошептал волшебник, переводя взгляд с Рихарта на Кхана. - Мои слова могут прозвучать как глупая шутка, но... я должен был занят место рядом с Лордом Эфраимом. Намекнув на грозившее ему особое положение, Михаэлис замолчал, но не на долго. «Надо больше думать, перед тем, как выдавать столь важную информацию. Проклятье, Михаэлис, так и проблем как на свою, так и на чужие головы обрести недолго.»
- Причина? Уж этого я не могу раскрыть. Разве что Рихарту, - взгляд вновь коснулся упомянутого человека, но прежде, чем отойти с ним в сторону, парень посмотрел на орка. - Прошу меня извинить. «В конце концов, каждый волен иметь свои секреты,» - юноша старался придерживаться осторожной речи, не желая лишний раз злить орка. Он надеялся, что этого будет достаточно, но был готов к тому, что ответ не удовлетворил интересов орка. И тем не менее Михаэлис не мог позволить себе раскрывать всех тайн тех событий - итак уже, по-глупости, взболтнул лишнего.
- Мы не надолго, - предупредил товарищей, обратив, тем не менее, взор именно к эльфийке. Осторожный взгляд коснулся затем и Кхана. «Может, им довелось и с Эфраимом повстречаться сегодня? В таком случае можно лишь подивиться тому, сколько пережили они. И понять подобную реакцию на имя.» Винсент посмотрел на Рихарта, давая понять, что готов отойти для более приватной беседы.

- В моих жилах около двух сотых долей крови древних вампиров. Я должен был стать лордом-вампиром, - уже наедине с Рихартом, поделился волшебник. Он внимательно всматривался в лицо этого необычного человека, пытаясь угадать, о чем же он мог думать, особенно после подобного откровения. Тем не менее, Михаэлис был готов рискнуть, ведь то, что мог знать Рихарт, имело шансы оказаться чем-то очень важным. Или же Ворон просто выболтал смертельную для себя тайну другому охочему до редких наследний и тогда это будет, вероятно, его последняя ошибка.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Ипподром. Большой Цирк. Верхнее кольцо.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC