FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 22 июля 17083 года, Иридиум - Ивейн, Альфарий


22 июля 17083 года, Иридиум - Ивейн, Альфарий

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Путешествие по реке закончилось еще вчера и Альфарий уже второй день был в городе. Дворянин любил столицу за ее бордели, кабаки, за тот непередаваемый шум, каким гудит город. Казалось, это место вечно, но его хрупкость и слабость хорошо была известна Альфарию. Повидав древние леса, болота, стену Рокового хребта... Мистериум вечен. А города на его теле - язвы, которые рано или поздно лопнут. Впрочем, это все были лишь праздные размышления офицера, который наслаждался днем предоставленного отпуска. Вчера он прибыл в столицу и доставил посылку в целости и сохранности, а сегодня мог в полную солдатскую душу отдыхать не думая о своих парнях, что остались в Кардосе разгребать дерьмо, которое заварила эта треклятая посылка. И о двух девушках тоже... Но не думать не получалось. Странная вифрейка и прекрасная голубоглазая девочка, совсем юная. Они разошлись как-то совсем не хорошо и теперь воин был похож на свинцовую тучу, готовую вот-вот сорваться в дождь. Он не пошел в кабак, не ночевал в борделе, эту ночь Магнус провел у себя дома, в особняке, общаясь с родителями и узнавая последние новости дворцовой жизни, а на утро ушел гулять по нижнему кольцу. Утренняя прохлада ласково гладила его широкую мускулистую грудь, плечи и шеи, легко проникая сквозь белую шелковистую рубаху, голова была не прикрыта и короткий ежик темно-рыжих волос в лучах солнца казался совсем огненным. Сапоги с дубленной кожи и свободные коричневые штаны с широкой портупеей заканчивали образ дворянина, гуляющего по еще спящему городу. Он не ходил по опасным улочкам, а избрал вполне приличные проспекты, так что совсем не боялся наткнуться на недоброжелателей, но с ним все же был его меч. И отчего-то очень хотелось в лес, в дождь, в грязь, аромат влажной хвои... Образ был таким явным, что Альфарий вдохнул полной грудью и вдруг напрягся, быстро оглядываясь. В нос ударил запах моря...

2

Будучи всего ничего в столице, девушка, первый раз в жизни оказавшись в настолько большом городе, разумеется, смотрела по сторонам широко распахнутыми глазами. С Мией они решили пока разойтись и заняться своими делами, поэтому Ив была одна-одинешенька в Иридиуме и, честно признаться, не могла решить, нравится ей это ощущение или нет. Когда совершенно никто не знает тебя, куда бы ты не пошла, никто не окликнет, не улыбнется, ты будто невидимка, дымкой скользящая в толпе. Поселилась она в дешевенькой таверне, решив обращаться с деньгами экономно, и почти все свое время тратила на то, что блуждала по городу. Смотрела на работы мастеров, прикидывала, где бы можно было предложить свои поделки, насколько они хуже местных резчиков, где что расположено. Нижнее кольцо Иридиума поражало если не пестротой (в которой сложно тягаться с крупнейшим портовым городом Империи), но размером точно. Здесь можно было найти все что угодно, целые лавки профессиональных резчиков попадались на пути, и шедевры там были такие, что оставалось только кусать губы от зависти и надеяться, что когда-нибудь удастся достигнуть такого уровня мастерства. С другой стороны, в лавках попроще встречались и вовсе невыразительные вещи, на фоне которых то, что выходило из ее собственных рук было вполне приличными изделиями. Девушка смотрела на цены, на дома, на жителей, петляя по улицам. Было холоднее, чем в Кардосе, но эта прохлада была почти неощутима, и Ив гуляла без плаща, замечая, насколько ее любимая рубашка отличается от местной моды. Ну и ладно, кому какое дело... Впечатлений было столько, что она почти не вспоминала дорогу до города, почти не скучала по родителям и вообще чувствовала себя взрослой, самостоятельной и серьезной, хотя из-за невысокого роста ее периодически принимали за малолетку. Волшебница уже думала обрезать косу, может тогда она будет выглядеть хоть немного повзрослее, но на такой решительный шаг не хватало силы воли. Жалко же, хотя хлопот с такой копной волос конечно не оберешься. Однажды - обязательно. Щурясь от яркого солнца, она все дальше уходила от района, который успела более-менее разведать. Нога ныла от постоянного хождения, но на это девушка давно привыкла не обращать внимания. Наверное, после поступления в Академию нужно будет порасспрашивать, быть может, возможно что-то сделать... Подлечить получше, чтобы избавить от хромоты - быть может, в столице есть маги, что могут такое. Ив теребила кончик косы и искала очередную лавку с поделками - это был отличный повод для прогулок. На лица она не смотрела, начиная наслаждаться ролью призрака...

3

Альфарий обернулся, обнаруживая, что стоит рядом с лавкой сувениров. Рядом висит табличка - "Сувенирный магазин Жемчужина Империи". Мужчина тут же вспомнил Кардос, море, песок и мягкий бриз... Похоже, что тут торговали изделиями и всевозможными дарами моря с юга. Приблизившись, Альфарий убедился, что так и есть. Оглядев единственную длинную витрину, выложенную всевозможными ракушками, камушками, какими-то изделиями из коралла и окаменелости рыб. Но больше все дворянина заинтересовали ракушки. Он ведь даже не привез ничего из Кардоса...
От огромного выбора всевозможных форм, цветов и размеров ракушек разбегалмчь глаза, но после трехсекундного блуждания взгляд карих глаз вцепился в маленькую голубую ракушку. Она перелизавалась лазурью, как будто на половину пропуская свет. Складывалось впечатление, что смотришь на крошечный кусочек морского мелководья...
Взяв ракушку в руки Магнус понял, что именно она так сильно источала запах морской соли. Такая маленькая - такая сильная.
- Сколько? - спросил дворянин у молодого торговца, - похоже, подмастерья, - указывая на ракушку в своей руке. Один серебрянник - мелоч для такой прелести.
Теперь Альфарий шел не один. У него был сувенир и он еще глубже ушел в воспоминания недельной давности, пока вдруг не увидел русые волосы. Его цепкий взгляд тут же упал на ножки и заметил, как сильно девушка хромает на левую ножку. Похоже, она совсем устала. Как Ивейн добралась без него?.. Пересела на другой корабль? Прибилась к каравану? Или сама?
В миг воин был уже рядом, двигаясь бесшумно, как хищник, но расслабленно. Он не хотел скрываться, но и хотел сделать сюрприз.
Ивейн стояла и рассматривала деревянные изделья оценивающим, сосредоточенным взглядом, так что похоже ее совсем не волновало окружение, пока оно вдруг не наполнилось жаром, энергией и ароматом морской соли.
- Частичка моря тебе. Прости, что обидел тогда. Хотя и не знаю, чем... Мия не обьяснила, когда ударила меня, - Магнус широко улыбался, его колкий взгляд обмягчел, но все еще был суров и... циничен. Так смотрит мясник на тушу мяса. Но за годы войны Альф разучился смотреть на мир сквозь очки надуманного оптимизма, жизнерадостности... Этот огонь исходил от сердца, но разум помнил ужасы и кровь.

Отредактировано Альфарий (2016-10-29 22:28:18)

4

Город просыпался. Лавочники уже ждали первых клиентов, которые только начинали выбираться из домов - те немногие, кто бездельничал, не спеша начать рабочий день, а улицы оживали, наполняясь гомоном, спешащими людьми и не-людьми, подмастерьями, разносящими готовые заказы... Такая городская жизнь была знакома волшебнице, хоть она и не любила ее, предпочитая сторониться суеты. Но новый город, что станет ей домом на ближайшие шесть лет, звал вперед, и девушка все глубже погружалась в водоворот столичной суеты. Вот наконец-то она нашла нужную лавку и впилась взглядом в витрину.
Это просто, это просто, это сложновато, но сделать можно, это не интересно, это... ух!
В глубине, под надежной охраной торговца, не удостоившего девушку и взглядом, стояло настоящее произведение искусства - огромная, с ее руку, статуэтка дракона. Каждая чешуйка была вырезана с небывалой тщательностью, раскинутые крылья, казалось, вот-вот дрогнут и унесут рептилию ввысь, а пасть была готова распахнуться, явив во всей красе огромные клыки, что лишь едва виднелись. Это было потрясающе. Сколько же времени нужно потратить, каким нужно обладать талантом, чтобы так поймать движение... И сколько же это стоит интересно? Ив набрала в грудь воздуха, чтобы спросить, но тут прямо за спиной раздался голос...
Девушка вздрогнула от неожиданности, чуть не подпрыгнув на месте, резко развернулась и уперлась взглядом в широкую грудь. Подняв глаза выше, волшебница узнала воина, с которым они достаточно... резко расстались на реке. Он протягивал ей лазурницу (наверняка по-научному эти ракушки назывались иначе, но в просторечии их звали именно так) и улыбался, но под этой улыбкой и взглядом Ив почувствовала себя как собака у хозяев с переменчивым настроением, которая не знает, ударят ее или погладят по голове. Глаза мужчины походили на глаза волка, который смотрит на овечку и то, останется она в живых или нет зависит только от того, голоден ли волк. Ив переступила с ноги на ногу, не зная, чего ждать.
- Альфарий! Вот так неожиданность, - девушка помолчала, приглядываясь к нему. Мужчина все еще протягивал ей ракушку, и волшебница взяла будто вырезанную изо льда раковину, пристально ее изучая, будто стараясь найти на ней письмена, что же делать дальше. - Спасибо... - Обидел? Он-то там не при чем, так, мгновение, которому поддались покинувшие дом девушки, но как это объяснить? Волшебница подняла на него сапфировые глаза и смущенно улыбнулась. - Это ты нас извини, что убежали, так, не поладили немного, кхм... с командой. Как... как твои дела?
Ив не знала, что делать. Он опять смущал ее своим взглядом и еще - он стоял слишком близко. Так близко, что она чувствовала жар его кожи и запах металла.

5

Альфарий нахмурился, отводя взгляд, пытаясь представить какого рода проблемы возникли у девушек с командой. Впрочем, он же ведь и предупреждал, разве нет?
- Почему не сказали мне, Ивейн? Пока вы были со мной я гарантировал полную безопасность, - мужчина вернул взгляд своих глаз на девушку, с ужасом замечая, что та замкнута, смущена. Сапфировые камни ее души не сверкали в полную силу и Магнус ощушал, как сильно он тосковал по ним. Какая все же это странная штука - человеческие взаимоотношения. Сложная система взглядов, вздохов, мимики, жестов, ментальных импульсов и фраз, все это смешивается, намешивается, вскипает, словно бой, оставляя после себя рваные раны. Обнаруживая их, в недоумении начинаешь бередить, не понимая, откуда и почему...
Альфарий было хотел обнять Ивейн, но лишь легко покачнулся, будто бы его кто-то пихнул в спину, хотя было видно, как прохожие обходили широкую спину рыжего воина. Теперь Альфарий засмущался, чувствуя себя невообразимо глупо и беспомощно, пока в следующий миг мягко не обнял сапфирового призрака, нежно сдавливая в обьятиях так, что из легких девушки прыснул воздух. Она оказалась оторвана от земли и просто висела, бедром касаясь рукоятки меча Альфария.
Это продлилось всего секунду и девушка уже стояла на земле, а офицер оказался дальше, так, что теперь он не смущал ее близостью.
- Не скажу, что я волновался... Вы сильные. Не скажу, что испугался или... Успел соскучиться.  Мы мало знакомы и недавно разошлись. Но могу сказать, что ты подарила мне радость, а я очень это ценю. Может, погуляем вместе?

Отредактировано Альфарий (2016-10-30 08:07:16)

6

Девушка то ли пожала, то ли дернула плечами. Вспоминать было неприятно.
- Да как-то даже в голову не пришло, мы же не настолько знакомы, чтобы просить помощи. Разбирались своими силами.
А действительно, почему? Она сказала правду - непривычно было просить помощи у считай незнакомого мужчины при... проблемах с другими незнакомыми мужчинами. Кто знает, что он потом попросит за помощь... Нет, не было повода подозревать Альфария в неподобающем, но это не меняло сути. Она рассчитывала на себя. И на Мию - в меньшей степени. Наверное, все действительно все получилось невежливо, он ведь хлопотал, чтобы устроить их на судне, но... можно было бы оправдываться тем, что им всего шестнадцать (ну... почти) и взвешенные, рассудительные решения пока не их конек, но Ив считала оправдания недостойным занятиям. Случилось, как случилось. Он не в обиде - и хорошо. Пока волшебница размышляла, нужно ли сказать что-то еще, как-то объяснить, воин шагнул вперед и прежде, чем Ив успела что-нибудь сделать, стиснул ее так, будто хотел сломать пару ребер. Земля ухнула куда-то вниз, а лицо воина стремительно прыгнуло навстречу - он опять это сделал. Девушка напряглась, отклоняясь назад, чтобы не быть так близко, но в следующее мгновение мужчина вернул ее на землю и отступил. Торговцу, очевидно, все это надоело, потому что он недовольно пробурчал:
- Будете что-то покупать или нет? Если нет - обнимайтесь в другом месте! Нашли тоже...
Ив смутилась, представив, как это выглядит со стороны и пробормотала извинения, делая несколько шагов дальше по улице и оглядываясь на мужчину.
- Пойдем...
Они шли по улице, Ив впервые за время пребывания в городе внимательно изучала брусчатку. И что мне сказать? Воспользоваться моментом и попытаться понять, что он за человек? Воин походил на огромный ящик, запертый за десяток замков и надежно защищавший содержимое. Волшебница и так не умела разбираться в людях, отдавая предпочтение книгам и одиночеству, а с этим человеком и вовсе полностью терялась. Ни разу о не дал повода думать о себе плохо, а то, что до ужаса напугал их тогда в Кардосе - наверняка они сами виноваты, что оказались такими впечатлительными... И при том, что безусловно Альфарий неимоверно смущал и немного пугал ее этими своими внезапными объятиями, они не были неприятны. Просто девушка не привыкла к таким проявлениям чувств, к такой близости. Нужно работать над собой - она ведь не особо вежливо себя ведет. Шугается как дикий зверек... Ив сунула руки в карманы, чтобы не выдавать нервозность и не теребить косу, и подняла глаза, улыбнувшись - почти искренне.
- Ну так... Может познакомимся нормально? Меня зовут Ивейн Ва...Вай, можно просто Ив, собираюсь в Академию учиться магии, на днях буду подавать заявление и начну готовиться к экзаменам, - она почти не запнулась на фамилии, запоздало подумав, что, вероятно, здесь-то всем безразлично, кто ее родители, вряд ли о них кто-то вообще слышал, но... уже поздно, пускай будет, как будет. - А ты? На службе у Императора? Я ведь даже толком не знаю...
Идти и разговаривать было намного комфортнее, чем стоять слишком близко, и Ив расслабилась.

7

Альфария не волновало, что вот так, при людях, неприлично проявлять чувства, тем более таким необычным способом. Его никогда это не волновало, ни  дворянский этикет, ни необходимость сдерживаться. Первое казалось ему излишней, ненужной маской, дополняющий картину лицемера-аристократа, а второе - слабостью немощного человека. Он же был свободен, свободен выбирать и нести ответственность за свои поступки, слова, мысли, так что Магнус поступал так, как считал нужным и совершенно ни на что не обращал внимание.
Они отошли с оживленной улицы и теперь гуляли по Иридиуму. Утро продолжилось для Альфария так же, как началось, вновь почувствовалась прохлада, быстро сменяющаяся жаром наступающего летнего дня. Но теперь он гулял не один, а в компании очаровательной девушки... Что еще может быть милее сердцу солдата?
- Да, так и есть. Я служу Империи с возраста, когда мог отвечать за свои поступки. И с тех пор ни разу не покидал пост... Но это не моя судьба. Я должен был стать имперским чиновником, придворным мужем, таков удел моей династии - Магнусов де Кэсселей. Но эта роль больше подходит моему младшему брату... А у тебя есть братья или сестры?

8

Мимо поплыли улицы столицы. Волшебница и воин бесцельно бродили, понемногу, крохотными шагами становясь ближе, узнавая пускай и неважные мелочи, но ведь всегда нужно с чего-то начинать. Ив поглядывала на мужчину краем глаза, гадая, почему он решил свое несомненно ценное время потратить на нее, почти незнакомую девушку, которая почти ничего из себя не представляет. Учеба, экзамены - о чем еще она думала? Да она даже не знала, что делать, если провалит поступление - девушка совершенно не представляла, чего хочет от жизни, чем жаждет заниматься. Плыла по течению, не сопротивляясь, позволяя нести себя вперед. А ведь так много тех, кто в ее возрасте точно знает свою цель и твердо идет к ней - понять бы, как у них это получается...
Слушая Альфария, Ив резко переключилась от мыслей о себе на размышления о нем. Наследие, династия... значит, он из тех зазнаек, кто живет в Верхнем Кольце и никого к себе не  пускает? Хотя воин и не похож на тех вельмож, что она один раз мельком видела. Совершенно. Они важные, как индюки, ой-ой, не плюйте рядом... Хотя то, что Альфарию явно плевать на мнение окружающих - интересно, среди людей своего круга как он себя ведет? Что ж, она никогда не узнает. Да и не горит желанием - зачем?
Когда мужчина сказал про брата, волшебнице стало интересно - какой он. Такой же здоровый и... она запнулась, пытаясь подобрать синоним слову "наглый". Бесстыжий, дерзкий, бесцеремонный... о! Вольный! Это как-то повежливее... В ответ на вопрос она качнула головой.
- Нет, я единственный ребенок. Как-то не сложилось. Ни родных, кроме родителей, ни близких друзей, никого кроме книг, - сказала девушка чуть рассеянно, пытаясь представить Альфария в роли чиновника. Воображение давало сбой и упорно показывало одну и ту же картину, где он срубает голову коллеге, несогласному с идеей Магнуса. Картина была премерзкая. Как часто бывает, стоило отвлечься от реальности, как под ноги попался неровный камень и Ив споткнулась - ногу прострелило до колена, как всегда бывало в таких случаях, и она сквозь зубы охнула. Пускай боль и была привычной, но менее "бо́льной" она от этого все не становилась. Волшебница чуть не навернулась, в который раз сетуя, что развить ловкость так и не получилось, не смотря ни на что. Пришлось остановиться и начать массировать больную ногу, чтобы проклятая боль скорей отступила и можно было идти дальше - не колдовать же посреди улицы. Да и все равно не особо-то и помогает...
- Извини... сейчас пройдет... - пробормотала она, чувствуя себя отвратительно. Да уж, грация истинной леди...

9

Город давно уже проснулся, столица забурлила, смешивая толпы людей в своих стенах словно реагенты в чародейском котле и парочке теперь приходилось искать улицы менее мгнолюдные, избегая больших проспектов и оживленные переулки. Впрочем, они все еще оставались в приличном районе, так что можно было не опасаться за внезапный срыв прогулки.
- О, ты совсем как мой брат, Залнарик. О нем я и говорил... Он создан для того, чтобы быть чиновником. Мне так всегда казалось, хотя, признаться, мне кажется и ему эта роль совсем не подходит... Он человек магии, знаний. Книжный червь. Не знаю даже, была ли у него девушка в его тридцать-то, - Альфарий беззаботно засмеялся, вспоминая брата, он чуть ли не хватался за свой подтянутый живот. Но смех оборвался быстро, стоило лишь девушки вдруг болезненно простонать. Магнус тут же собрался, припадая на одно колено рядом с Ив, мягко положив ладонь ей на плечо.
- Позволишь?.. Я, конечно, не профессиональный лекарь и не маг жизни, но вывихи вправлять умею, Ивейн. Давай уйдем с улицы, - вдруг уверенно, скорее в приказном порядке произнес офицер тут же мягко подхватывая девушку на руки и уводя прочь с дороги - спустя мгновение там пронеслась повозка, поднимая пыль и разнося цокот по всей улице. Мужчина отпустил девушку, посадив на бочку, что стояла тут же, перевернутая и вроде чистая. Оказавшись на ней, Ивейн могла заметить, что до земли ее ножки не дотягивают еще сантиметров тридцать.
- Столичные лихачи, гори они в Вечном Инферно... Ты в порядке?

10

От слов Альфария девушка вздохнула. Я книжный червь, ну спасибо... Хотя на правду не обижаются, все ведь так и есть. А еще она как-то не сомневалась, что в отличие от брата у воина девушек было чуть больше, чем очень много... В ответ на слова о вывихе волшебница только раздосадованно ответила:
- Да какие вывихи, это просто... - закончить она не успела, оказавшись на руках у воина. Ив хотела было возмутиться, но промчавшаяся совсем рядом повозка сделала бы любые возражения довольно глупыми, так что она промолчала, глядя, как прохожие шарахаются в стороны, а вслед повозке несется отборная брань. И быстро выкинув из головы мелькнувшую мысль, что оказывается это приятно, когда тебя носят на руках. Оказавшись на бочке, девушка снова помяла ногу, хотя из-за высоких сапог не получалось нормально подобраться к ноющему месту. Впрочем, как всегда, вспышки боли проходили быстро - к счастью. - Да, я в порядке, уже прошло, - она коротко вздохнула. - Просто мышцы, кракен бы их побрал.
Разумеется, до сих пор Ив вспоминала тот день, и до сих пор продолжала клясть себя за беспечность. Если бы только был шанс все исправить! Но теперь каждый день с ней напоминание о том, нельзя замахиваться на то, чего не понимаешь, нельзя шутить с магией и думать, что сможешь нагнуть ее, как тебе хочется. Оглядев почти пустой закоулок, Ив вдруг задумалась - и озвучила мысль, пристально уставившись на Альфария.
- Мм, надеюсь, тебя больше никто не пытается убить? Особенно днем и посреди города. Не хотелось бы опять измазаться в крови, - попробовала пошутить она. Стоило, наверное, идти дальше, но, честно признаться, посидеть было приятно - все же длительная ходьба давалась непросто, особенно без посоха, который очень сильно позволял разгрузить ногу. Эх, а ведь когда-то, когда прошла первая радость то того, что она вообще сможет ходить, Ив считала, что прихрамывать - это даже романтично. Жесткая реальность достаточно быстро показала, что это далеко не так и поврежденные мышцы это совсем, совсем не "романтично". Нога ныла от всего - от ходьбы, от холода, от жары, на погоду и просто без повода, доставляя массу неудобств. Регулярно Ив вот так спотыкалась и грохалась на землю, что крайне забавляло прохожих. Интересно, лет через 10 она тоже будет падать на улицах? Ох невеселая перспектива... Нужно научиться быть внимательнее, раз уж собственная глупость наградила таким увечьем. Хотя, разумеется, надежда найти очень сильного мага Жизни не оставляла волшебницу.
Отругав себя за самобичевание, Ив откинула за спину косу и примерилась, как бы спрыгнуть на здоровую ногу.
- Ну что, пойдем?

11

Мужчина стоял и смотрел на Ивейн, она болезненно морщилась пытаясь размять больную ногу прямо через сапог. Конечно же у нее ничего не получалось и Альфарий было хотел помочь, снять с ее ножки обувь и своими сильными руками попытаться принести облегчение, но... Ничего не сделал. Конечно, он был тот еще сэр безтактность, но сим действом можно было подорвать всякое доверие, этого офицер точно не хотел. Нахмурившись, он подумал, почему вообще так вцепился за начинающую волшебницу, он может позволить себе любую деаушку и в его жизни были те, с кем он готов разделить вечность. Но где они... эти валькирии. Кого-то бросил он сам, а кто-то ушел. И его мятежное сердце продолжает биться в цепях, пытаясь обрести единственного, того самого ласкового надзирателя. Если бы только Альфарий знал, сколько еще боли придется пережить...
Но он не знал. И его непреодолимо тянет к Ивейн, а это нельзя, да и не было смысла игнорировать. Нужно было думать, что с этим делать.
- Со мной опасно... - еще более помрачнев ответил Альфарий - Моя жизнь - всегда кровь, враги, война. Но сегодня хороший день и его ничто не испортит. Поверь мне, сапфировый призрак.
Магнус подмигнул русоволосой девушке, осторожно приближаясь к ней мягко обхватывая за талию чтобы приподнять, а потом плавно опустить на земли.
- Может, мы сходим куда-нибудь посидеть? У тебя есть время? Я знаю пару приличных мест... Никогда не водил туда девушек. Можно перекусить и поговорить не опасаясь, что нас собьет повозка, - Альфарий теперь широко улыбался, а его взгляд, словно капли жидкого металла, трансформировался из того холодного и равнодушного, на ьолее человеческий, добрый. Ивейн могла увидеть, что эта прогулка, слова, действия не просто попытка познакомиттся, девушка стала обьектом влечения. Сам Альфарий это принял и совершенно не стал прятать за маской сомнений, каких-то высших чувств, благородства. Он считал, что тепло нельзя сдерживать, наоборот, оно должно разгораться, шириться, сколь больно и плохо ни было потом - это все мелочи жизни. Тьма приходит, трудности, боль, войны, а потом сменяется любовью и радостью и так всю жизнь, бешенный цикл и зачастую тьмы гораздо больше. А значит нужно жить теплом... Пожалуй, именно эта философия и делала Альфария тем, кем он был.

12

Подняв глаза, девушка увидела, что Альфарий стоит и пристально смотрит то ли на нее, то ли сквозь - Ив не умела читать лица и не могла понять понять, о чем думает, но взгляд, казалось, был подобен океану в преддверии бури, когда не ясно, разыграется шторм или все стихнет, не успев начаться. Пережив столько, сколько несомненно видел этот человек, вряд ли можно остаться незамутненным. А она? Что он видит в ее глазах? Кристально чистый лед сапфиров, не несущий ни единого пятнышка? Волшебница опустила взгляд, дернув уголок рта. Глупые мысли. Уже более доверчиво, чем раньше, она протянула руки навстречу мужчине, угадав его желание помочь.
- Что ж, придется поверить, выбора-то у меня нет, - улыбнулась она. - Мне совершенно нечем заняться, я просто осваиваю понемногу город, так что я не против, - сделав несколько шагов, Ив обернулась, усмехаясь. - А в какие НЕприличные места ты водил девушек?
С одной стороны, такой пристальный интерес быть может и настораживал - кто знает, куда заведет эта прогулка, но с другой, в его обществе ей точно не грозили никакие проблемы вроде навязчивых торговцев, сутенеров (она уже один раз получила предложение подзаработать - пришлось охладить пыл желающего. Буквально.), бездельников и прочего сброда, которому нечем заняться кроме как поисками развлечений. К тому же можно будет спокойно перекусить, не считая каждую монетку, и порасспрашивать о жизни здесь, в столице.
- А сам ты учился в Академии? - Начала любопытствовать девушка. - Чем именно ты занимаешься? Мои познания в служебных делах идут не дальше патрулей, - она кивнула на стражников, как раз неспешно шагающих по улице. - А твоя семья, как они отнеслись к тому, что ты выбрал путь меча? Я-то ладно, у меня оба родителя маги, если бы я родилась без дара, вот был бы сюрприз! Совершенно не имею понятия, чем бы я тогда занималась, я же ничего больше не умею. Пыталась научиться бою хоть немного - и могу с полной уверенностью заявить, что я полная бездарность в этом плане, - Ив усмехнулась, вспоминая долгие и безуспешные уроки. Нет, чему-то конечно она научилась. Немного... чуть-чуть... капельку...

13

- А в какие НЕприличные места ты водил девушек? - вдруг прозвучал из уст Ивейн логичный, но от того не менее неожиданный вопрос, заставивший Альфария изрядно смутиться. Солгать, сказать, что это шутка, такой оборот речи? Но зачем теперь пытаться казаться хорошим мальчиком, Альф никогда так не делал, никогда и не сделает, но сам прецедент, возниуший в голове!.. К чему это?
Офицер вдруг вновь лучезарно улыбнулся, оглядывая Иву с ног до головы, благо, никаких дополнительных действий, кроме движения глаз, и не требовалось. Девушка чуть прихрамывала, но это ей не мешало и не смущало, она продолжала идти, не придавая этому значения, погруженная в свои мысли. И внешне это смотрелось очень романтично и притягательно - казалось, юная красавица излучает упорство, жизнерадостность, невинность и огонь жизни. Совсем не как Альфарий... Кажется, они во всем были совершенно разными.
- Кабаки... Таверны. Публичные дома. Впрочем, настоящей девушки у меня так и не было... чтобы сводить в приличное место. Можно сказать, дебют. Я просто не помню, было ли такое раньше, - Альфарий засмеялся, беззаботно, расслабляя обстановку и вспоминая Джейн и вампиршу Дилану. А еще маленькую Амэт, известную ему на тот момент, как Юми... Должно быть, та сейчас одного с Ивой возраста. Столько судеб, столько женщин, самых разных и все они оставляют свой след, но никто не решался разделитт дорогу полностью. Или же не решался он...
- Я закончил военную академию в Ноксе. Там готовят воинов, офицеров на службу Империи, это совсем не гражданское учреждение, вроде Аклории. Там готовят к войне или служению Его Величеству, никак иначе. Я занимаюсь больше первым, чем вторым, защищая западные границы, по большей части. Там я командую собственным гарнизоном. Что до родителей... Можно сказать, они сами отдали меня туда. Я не вписывался в роль смиренного наследника династии, как мой младший брат, а потому при первой же возможности убрали от двора. Думаю, оно и к лучшему. Мой отец знал, к чему может привести смешение моего характера и придворной жизни... Повзрослев я и сам представляю эту буйную гидрую, - Альфарий призадумался, замедляя шаг, а потом продолжил, - У каждого из нас есть судьба. Набор ситуаций, где нам предоставляют выбор. И делая его мы творим свою жизнь такой, какую заслуживаем, соразмерно усилиям, умениям, воле. Уверен, ты не так сильно интересуешься мечом, как водой. Это и так понятно... Твоя судьба - пройти путь в познании магии. Мой же путь - это путь войны.
К завершению этих слов они уже совсем остановились у какого-то красивого, расписного крыльца с красивой вывеской "Дубовый родник".
- Какой-то добротный постоялый дом. Заглянем? Оттуда приятно пахнет.

14

Слова о дебюте походили на удар пыльной подушкой аккурат по носу и всему прилегающему. Ив аж замерла на мгновение, подозрительно смеряя офицера взглядом, и чтобы не сболтнуть что-нибудь грубое, широко улыбнулась.
- Ну, думаю она у тебя еще будет! Хотя если она была, но ты об этом не помнишь, это несколько печально! - рассмеялась девушка, чтобы смягчить слова. Уж не решил ли он?.. Ну нет. Да ни за что на свете! - Нокс? - Переспросила она, вспоминая географию Империи. - Никогда там не была. Я собственно вообще нигде кроме окрестностей Кардоса не была. Ну и дороги досюда. А Академии тоже готовят к войне и службе Империи, разве нет? - Возразила волшебница. -Или в твоем понимании служба Императору это исключительно мчаться вперед галопом с мечом на перевес и Его именем на устах? Это же не так. Все, что мы делаем во благо Империи это служба. Если что-то случится и допустим на столицу нападут - все студенты встанут на защиту рядом с городской стражей, ведь это наш долг, - сообразив, что рановато причислила себя к студентам, Ив замолчала. Потом подумала, что не может знать, как поступит на самом деле - пускай она считает, что ни за что на свете не сбежит от опасности и не бросит друзей (все же волшебница надеялась ими обзавестись, хотя бы несколькими), но как знать, что будет на самом деле? Вдруг она до ужаса испугается и сбежит? Обдумав эту мысль, Ив отмахнулась от нее. Да ни в жизнь!
При словах о смешении характера и придворной жизни она сдавленно хихикнула, демонстрируя этим всю полноту своего мнения по вопросу.
- Интересоваться мечом я могу сколько угодно, но полное отсутствие хоть какого-нибудь таланта ведь никуда не денешь! Так же как ты можешь сколько угодно интересоваться магией но все равно не сможешь колдовать, если у тебя нет дара. Многие считают, что с воинским искусством это не так и ему можно научиться - не знаю, мне так не кажется. Талант нужен во всем, чтобы добиться действительно многого, - сообразив, что заразилась довольно пафосной манерой речи, девушка хмыкнула. Глядишь так пару часов погуляет - и будет вещать не по годам взросло. Смешно.
Посмотрев на вывеску, Ив пожала плечами.
- Как скажешь, - хотя пахло действительно приятно - чем-то мясным. Нагулять особого аппетита она не успела, но просто посидеть в спокойно обстановке тоже неплохо.
Внутри было уютненько - сплошь резное дерево и цветные стеклышки. Ив и Альфарий устроились за столиком в углу, и девушка блаженно вытянула ноги под столом, откинувшись на спинку и изучая интерьер.

15

Прежде чем ответить на слова Ивейн, Альфарий решил пройти внутрь и сесть за столик поудобнее. Девушка затронула два очень важных вопроса, о которых офицер любил размышлять... Вояка - это лишь внешняя оболочка, одежка, но ведь никогда не знаешь, что за личность перед тобой. Если ты, конечно, не маг разума... Или психолог.
Мужчина с легкой ухмылкой вспомнил множество людей с довольно примитивным ремеслом, размышляющих и философствующих о столь высоких материях, что и не каждый маг призадумается. И пусть их терминология примитивна, тот смысл и чистое стремление, разве не они составляют личность человека?
Альфарий сел напротив Ивейн, заказывая вина, а выбор блюда предоставляя собеседнице. Как только заказ был сделан и юный официант, сын или племянник хозяина этой забегаловки, убежал исполнять его, дворянин подался вперед, чуть ли не наваливаясь всем весом на добротный дубовый стол, чтобы лучше видеть волшебницу и чтобы та лучше видела и слышала его.
- Все встанут на защиту города, когда враг будет у ворот, но прежде чем ему там оказаться, он должен пройти всю империю. И кто же сдерживает армии недоброжелателей, там, на границе? Я не слышал, чтобы аклорийские выпускники спешили на запад или восток сдерживать угрозу. Ты не была в Ноксе, но я расскажу тебе, как проходит мирная и спокойная жизнь  на рубеже холода и пустыни. Комендантский час круглый год, каждый месяц - крупная стычка с шедимскими работорговцами. Каждую неделю асассин отравит или убьет какого-нибудь стражника, солдата, офицера. Ночью выходить за стены без конвоя равносильно самоубийству. У нас мир с Шедимом... - Альфарий откинулся на спинку стула, уходя в тень, подальше от солнечного света, падающего из окна на их стол. Его мускулистое телосложение тут же облачилось в драматические тени, серьезное лицо словно окаменело, губы почти растворилист, став еле заметной полоской, - ...везде одно и тоже. На Западе и Востоке. Вырезанные деревни. Рабы. Нежить. Карательные банды, отряды устрашения, полки опустошения. Они нападут на нас, мы устроим глубокий рейд. Иногда мы побеждаем. Иногда выживают единицы... Аклорийцы не спешат защищать Империю. Они встанут на защиту, когда их загонят в угол. Их и это поганое министерство магии... Инквизицию и всю проклятую церковь огня. Только тогда все послужат империи, потому что угроза будет прямо над головой, как Дамоклов меч. Но пока враг далеко... Аклорийцы живут свободной жизнью. Занимаются своими делами, наслаждаются миром, каждый по своему. Благодаря Ноксу и тем, кого там готовят. 
Альфарий на миг замолчал, кидая взгляд на соседний столик, где компания каких-то зевак пристально смотрела на него. Конечно, как только дворянин повернул голову, те тут же отвлеклись, принявшись что-то энергично обсуждать.
- Желание ничто перед волей. Отбери у тебя магию и кинь на арену, неужели не появится воля научиться сражаться мечом? Сослаться на отсутствие таланта не получится - от этого уже зависит жизнь.

Отредактировано Альфарий (2016-11-03 21:52:47)

16

Решив попытаться был наглее, девушка почти оборвала Альфария.
- Лучше медовухи! Не люблю вино, - как-то неловко пожала она плечами, бросив извиняющийся взгляд на мужчину. Ив вообще не особо любила алкоголь, но медовуха на ее вкус была однозначно лучше. Собственно она ее пробовала один раз в жизни, когда они с отцом были на пасеке - сначала очень не хотелось пробовать странный мутный напиток, в котором плавали трутни, но отец уговорил. Оказалось на удивление неплохо, а вот полюбить вино так и не получилось. - Иии не знаю... мяса? - Ситуация была крайне непривычной и волшебница не знала, как положено себя вести. Впрочем, поднятый разговор занимал настолько, что все остальное отошло на второй план.
Воин знал, о чем говорил. Он был там - в снегах, в крови, среди убитых друзей и врагов. А она? Ребенок, ничего не знающий о жизни, кроме нескольких моментов, бывших лишь песчинками на фоне того, что видел Альфарий. Ив не отрываясь смотрела на мужчину, в его глаза, пытаясь хоть немного понять его, нервно накручивая на палец прядку из кончика косы. Редко когда возникают мысли о том, что война идет постоянно, когда ты сыт, одет и здоров. Ведь все это где-то там, далеко... Однако просто молча согласиться она не могла.
- Да, нужно время, чтобы научиться сражаться, и я уверена что многие благодарны тем, кто стоит на страже Империи, но ты же не хочешь сказать, все обязаны наплевать на мирную жизнь и отправиться воевать? Кто-то должен добывать руду, чтобы вы - те, кто готов драться - могли защитить себя доспехами. Кто-то должен выращивать для вас пищу. А кто-то должен потратить время, чтобы стать тем, кто может помочь вам сдержать врага, - Ив чувствовала себя... очень глупо, если честно. Высказывать мысли, которые тебе кажутся, но... Нельзя же просто покивать и замолчать! Мы так просто не сдаемся. - А быть может, те, кто сражается там, на востоке и на западе, готовые умирать и терять все - быть может, они просто боятся другой жизни? Там все просто - враг впереди, его нужно убить или он убьет тебя. Не до моральных дилемм. С этой точки зрения "мирная" жизнь сложнее. Наверняка тебе кажутся глупыми все эти мысли, а такая жизнь лишенной смысла, но... отношения между двумя людьми могут быть сложнее всех тактических задач.

17

Альфарий и сам предпочитает медовуху, во все времена. Правда, слишком много ее пить нельзя, но сейчас он точно был рад неожиданной инициативе девушки. Когда Ив закончила говорить свою мысль им принесли выпивку и маленького зажаренного поросенка. Конечно юркий мальчишка выбрал из широкого спектра мяса самое дорогое блюдо, но Альф был только за то, чтобы потратиться ради такой магессы. Далеко не с каждой ему приходилось разговаривать на столь серьезные темы, более того, офицер чувствовал совершенно неприкрытое влечение к Ивейн, которое только наростало с каждой новой минутой их знакомства.
- Ты так говоришь, как будто на войну идут только ограниченные люди, слабые, бегущие от "сложности" мирной жизни. А люди свободные, состоявшиеся платят тем глупцам ресурсами и едой, чтобы они и дальше сражались, пока остальные граждане наслаждаются жизнью. Ведь мы начали изначально говорить об аклорийцах, не стоит переходить на общество в целом... Империя кормит и одевает нас, а не люди. Она взимает еду налогами, взимает деньги и покупает снаряжение за эти средства, чтобы воооужить солдат. Я не знаю ни одного не-комендансткого кузнеца, что за просто так ковал доспех для воинов. Ни одного рудокопа или фермера. Может, ты слышала о таких? Их нет. В мирной жизни каждый думает о себе, о своей личной выгоде, а маги еще заражены чувством собственной важности. Быть сильнее всех, владеть силой, не подвластной пониманию. Превозносить себя выше любой власти, организации. Это не повсеместно, но часто. Вот и вся разница мирной жизни и военной - тут предательство и ложь, лицемерия и тщеславие, а там верность и братство. Ты сказала, наплевать на жизнь и бросаться в бой... Если хотя бы половина аклортйцев пойдет служить в армию, через пару веков весь Мистериум обьединит Империя. Врагов не останется. И все, даже я, смогут насладиться мирной жизнью. А наши дети уже не будут знать, что такое война. Это намного лучше...

18

Ив обрадовалась возможности помолчать, приложившись к кружке, хотя одна мысль все же настойчиво стучалась в сознание:
А я не рухну с одной такой кружки? - рассчитаны они явно были на мужчин.
Ну, никто же не заставляет пить все... Напиток был намного лучше очищен и имел не тот вкус, который она помнила, но, впрочем, был вполне пристойный. Ив мужественно приложилась к кружке. Слова Альфария загоняли все глубже в пучину мрачных мыслей. Кого она пытается переспорить? И зачем?
- Хорошо, говорим об аклорийцах. Ты хочешь, чтобы все наплевали на обучение и кинулись на границы, чтобы героически сложить там головы? Сколько молодых идеалистов не переживут первый бой? Да почти все! И ты действительно считаешь, что захват всего мира это выход? Уничтожить всех несогласных или силой заставить подчиняться - это, по-твоему, решение? - Девушка пристально смотрела на воина уже другим взглядом. Поругаемся, - внезапно с ужасом поняла она. Как пить дать поругаемся, если продолжим в таком же духе... Ругаться не хотелось, но сейчас она ясно поняла, что такой разговор обречен никогда не выбраться из тупика, в который они забрели - два мнения, и один никогда не переубедит другого. Ив опустила глаза, уставившись в глубину почти прозрачного напитка, заполняющего деревянную кружку. Мелькнуло желание треснуть ей по столу и уйти со словами "что ж, лицемер тебя оставляет", но волшебница напомнила себе, что разговор идет не о личностях. Желание спорить пропало напрочь. - Увы, немногие маги понимают, что хороший воин ничем им не уступает, - сказала она просто, чтобы что-то сказать, и замолчала окончательно, стиснув пальцы на кружке и не подымая глаз.

19

Когда девушка заговорила, ее взгляд стал резко меняться. Это больше не было спокойное море, сверкающее волнами в лучах заинтересованности, чуть подернутое ветром опасения. Больше Ивейн не опасалась, сапфировые глаза наполнились темной решительностью разрушительного цунами и Альфарий сразу обмягчал. Волшебница не успела заметить этого, потому как опустила свои прекрасные глаза. Она обхватила пальцами кружку медовухи и просто смотрела вглубь, успев отпить совсем немного. Офицер  поднес свой напиток к губам и сделал большой глоток, смачивая вдруг пересохшее горло. Он просто смотрел на русые волосы девушки, ее вилые плечи, синий плащ, словно олицетворявший родную стихию волшебницы. Он вспомнил бой, тот самый бой  с волками в Кардосе...  Ивейн явилась прямо из мрака, вынырнула из ночи, окутанная льдом и сразу попадая в обьятия Альфария. Тогда он защитил ее, ее и красавицу-вифрейку Мию. Впрочем, он помнил и другие эпизоды... Воинсивенная хвостатая могла постоять за себя, когда как Ив еще совсем юная девочка. Странно, что сейчас у Альфария нет этого ощущения.
Он вернул свою кружку на стол и вдруг положил свою широкую ладонь на маленькую ручку волшебницы, обхватившую деревянную кружку.
- Все мы желаем мира для людей. Давай на этом закончим, Ив... - офицер погладил руку девушку и убрал ее. Не будь сейчас между ними стола, Альфарий обнял бы волшебницу, следуя своему импульсивному, чувственному, звериному нутру. Но такой возможности не было и он не знал, куда деть заряд нежных чувств...

20

Все было как-то не так. Внезапная встреча, внезапный спор о том, чего ей не давно понять - по крайней мере еще минимум лет пять... да и после... У нее иная судьба, как и у каждого живого существа; у них разные пути, которые так случайно пересеклись, столкнув лед и пламя, толкнув их слишком близко друг к другу, и это обжигало,  мешало мысли и чувства, заставляя до побелевших костяшек стискивать пальцы.
В сумбурные мысли резко, внезапно и стремительно ворвался воин, когда коснулся ее руки шершавой ладонью - волшебница вскинула на него глаза и была поражена - опять - той нежностью в его взгляде. Она видела его тело тогда на пляже, она помнила все те шрамы, что покрывали его. Она видела сейчас его руку на своей, всю в рубцах, с отсеченной частью пальца. Он весь представлял собой искореженный осколок войны, которого бездумная старуха пережевала и выплюнула. А он поднялся, отряхнулся и отправился на поиски хорошеньких девушек, чтобы не так скучно было идти к следующей битве.
- Как ты можешь? - вырвалось у волшеницы, когда Альфарий гладил ее по руке. -  Как у тебя получается оставаться  таким после всего, где ты был? Как ты можешь оставаться... человеком?
Она поймала его руку, стоило воину отстраниться - рефлекторно, под  действием момента, - почти обжигаясь о горячую кожу, сжимая пальцы и силясь заглянуть ему в душу.  Легкий шум в голове вряд ли был действием алкоголя - она выпила-то всего ничего... но тогда что? Удивление? Или..?

Отредактировано Ивейн (2016-11-05 10:28:45)

21

Ивейн поймала его руку, с силой сжимая четыре пальца - пятому, прелставляющему из себя одинокую фалангу, приходилось довольствовать робким соприкосновением с девичьей кожей. Эта противоестесственная пустота пугала и отталкивала на уровне инстинктов, прибавляя странные капли страха в супбур эмоций и мыслей волшебницы.
- Пока я не вижу смысла жить иначе, - Альфарий сжал ладонь Ивейн в том самом порыве, порожденным невыраженными чувствами. Ему так нравились эти моменты... Разве можно жить без эмоций? Без встреч и расставаний, без боли и счастья? Альфарий понимал, он знал, что не сможет жить подругому, что ужасно боится смерти, забвения, пустоты... Когда-нибудь боли станет больше. Радость меркнет с каждым днем, каждой травмой. Но...
Альфарий улыбнулся. Чисто, беззаботно, белоснежной улыбкой аристократа. Голубая кровь вскипела в его венах и тяжелым набатом ударила в голову. Когда мрак придет, когда боли станет больше... Это будет потом. А сейчас вояка ощущал легкую дрожь, муражки, невообразимое тепло, жаждущее вырваться наружу. Но они все еще были в таверне, ясность быстро вернулась к рычагам управления разумом и Альфарий ослабил пальцы, сжимающие в ответном жесте руку Ивейн.
- Надеюсь, когда пламя войны окончательно сожрет меня, рядом окажутся нужные люди, что укажут мне путь из смога пожарищ собственных мыслей, - фраза прозвучала совершенно не двусмысленно, Ивейн могла понять, что имеет ввиду офицер, улыбающийся, как пятнадцатилетний юноша, схвативший за руку подругу детства и утащивший ее к дикому пляжу полюбоваться, как близко подплыли к рифу дельфины.

Отредактировано Альфарий (2016-11-05 13:12:13)

22

Неловкость и опасение ссоры куда-то исчезли - незаметно, как тает туман под лучами солнца, истончаясь, исчезая и являя мир во всей кристальной красе. Ив не могла сказать, что теперь знала Альфария лучше (разве что капельку), но зато могла теперь несколько лучше понять, что им движет, и это понимание помогло - в который раз! - по-другому взглянуть на него. Осколок войны с живым сердцем... Волшебница расслабила пальцы, вновь обхватывая кружку и тепло улыбаясь вояке.
- Что ж, от всего сердца желаю тебе этого, - девушка отпила от кружки, решив, что чтобы стало совсем легко, надо немного выпить, смыв последние осколки неловкости. - Что ж, может быть стоит отдать должное местной кухне? Коли уж нам принесли поесть, - пахло от поросенка действительно замечательно - в который раз Ив подумала, что совершенно не понимает Мию - как можно не любить мясо? Это же так вкусно! Девушка отрезала себе изрядный кусок - оказалось, готовили здесь действительно отменно. Особенно в сравнении с местами, где она питалась со времени отбытия из дома. - Так... Куда дальше лежит твой путь? - спросила Ив, дожевав. По телу разливалось тепло, настроение стремительно повышалось - настолько, что было дикое желание сложить ноги на стул, но! Я еще не настолько неадекватная! - уверенно сообщила себе волшебница, довольно поглядывая на собеседника и уминая мясо. - Ты идешь, куда пошлют? А у вас там есть боевые маги? В Ноксе, - уточнила Ив, поглядывая на компанию, которая проявляла повышенный интерес с словам Альфа о спокойной жизни аклорийцев. Ребята все еще бросали взгляды в их сторону, однако так, чтобы воин не заметил. Наверное, им просто было скучно и нечего было обсудить. Ну и ладно. Все равно не сунутся, а даже если и посмеют - они с Альфарием славно повеселятся! Ив удивилась таким кровожадным мыслям, отмахнула и отпила еще...

23

Альфарий решил всецело поддержать девушку и тоже приступил к трапезе. Кровь быстро отлила от головы к желудку, даже быстрее, чем можно было подумать - сразу сказывался солдатский аппетит, совершенно не соразмерный с тем маленьким поросенком, что им принесли. Зато он был действительно на славу приготовлен! Хорошо прожаренный в собственном соку, мясистый, свежий, кажется, что только пару часов назад он бегал по скотному двору даже не подозревая, что в скорости окажется в чьих-то желудках. Думать об этом в каком-то ином ключе, кроме как одобрительном, вояка конечно же не мог, подобные мягкие мысли претили его натуре, зато где-то внутри зашевелился ехидный тощий червячок: "Дорогой, зараза!" Вот только червя этого тут же расплющил широкий сапог все того же солдата: "За такое можно отдать многое!"
А как хорошо медовуха полилась по горлу в желудок, разбавляя жирную и жесткую пищу, слегка обжигая приторным пламенем глотку, это ведь вообще неописуемые ощущения! От всего этого очарования Альфарий чуть было смачно не рыгнул, как можно было бы сделать у костра в походе или в столовой форта во время трапезы. В Захреме они часто ели оленину, волчатину, зайчатину, все, что только могли поймать разведчики, несущей дальний дозор. Излишки можно было обменять у коменданта на какие-то другие вкусности, непонятно откуда оказавшиеся на самом краю мира. И в свете этого Альфарию не приходилось особенно голодать как в физическом, так и кулинарно-эстетическом плане, тем более он был офицером и ему по уставу полагалась пища получше. Но все равно, то, что было приготовлено здесь, профессиональными поварами, в специализированном месте во много раз превосходило все то мясо и "контрабандные" блюда, изготовленные к трапезе грубыми и вечно голодными солдатскими руками. Хотя Магнус припомнил в этот момент одного следопыта, что служил у них всего месяц. Как вкусно он готовил сазанов, которых сам же и ловил! И откуда он брал Шедимские специи?! Среди прочих солдат даже ходили толки, что он шпион, вот только что делать восточному шпиону на западном фронтире?..
Покончив со своей, несколько большей долей, офицер облегченно откинулся на спинку стула, ожидая, пока ему дольют медовухи, когда в этот момент Ивейн разорвалась вопросами.
- Вернусь обратно на запад. Там все ещё стоит форт, которым я командую, мои люди нуждаются во мне, а я нуждаюсь в них. Граница никогда не успокаивается, а если это и происходит, то только чтобы разразиться каким-нибудь очередным вторжением... Но говоря прямо, да, я пойду туда, куда меня отправит командование. Только едва ли такие командировки, как последняя, когда-либо повторятся. Мое место на границе, все это знают и понимают. Никто без особой надобности не станет отрывать командира от местности, которую тот отлично знает и от людей, которые привыкли к нему и пропитались авторитетом. Ммм... Боевые маги? Зависит от конкретного места. В Ноксе их много, но я давно там не был, с тех пор, как выпустился с Академии. На западе намного меньше, это ведь фронтир, ничейная территория авантюристов, бандитов, прочего сброда и людей, которые пытаются навести порядок. Много магов у паладинов и в рядах имперской армии им прибитых, в моем форте он как минимум один, для быстрой связи. Но и то не всегда... К нам присылают только тех, кто сильно провинился. Все-таки одинокий форт и на многие километры вокруг никого, кроме нас и проклятых орков... Кому из достопочтенных магов прельстит провести полгода среди солдатни?

Отредактировано Альфарий (2016-11-06 15:32:53)

24

Девушка молча кивала словам воина, жуя мясо и глядя в сторону, пытаясь представить себе такую жизнь. При словах о полугоде среди солдатни Ив чуть не подавилась, мельком переставив себе такую ситуацию, а остальное... Самое сложное, что она знала - жесткий распорядок дня, забитый учебой, когда нет даже времени погулять по пляжу. А жить годы, не имея дома, каждый день быть готовым к битве, к смерти, к потерям? Такая перспектива казалась слишком мрачной, чтобы быть настоящей - ведь в пятнадцать есть твердая уверенность, что впереди весь мир и времени более, чем достаточно, чтобы познать его весь. Да и зачем постоянно думать о войне? Помочь этим никому не поможешь, только вгонишь себя в бесполезное уныние. Такие разговоры, конечно, помогали не забывать, что война идет постоянно, просто не везде, но с другой стороны - нельзя же говорить только об этом... А о чем еще можно говорить с человеком, который ничего, кроме войны, и не знает? Девушке казалось, что воину достаточно просто сидеть, попивать медовуху да глядеть на нее - и для хорошего дня ничего больше не надо. Ив так не могла. Приятно было спокойно посидеть полчасика, но когда темы для беседы кончаются - не напиваться же молча... Просто общаться с кем-то вроде Мии - она сама и приключения найдет, и тему для беседы, и окружающих подключит, остается только поддакивать да поспевать за хвостатой. А тут... Ив посмотрела на тарелку, подцепила вилкой последний кусочек, который могла в себя впихнуть и с непосредственным видом переложила оставшиеся на тарелку Альфа - ему-то надо однозначно есть намного больше, он вон какой здоровый... Так что делать, чем заняться?..
Придумала!
- А научи меня ездить верхом! - Вскинулась Ив и сразу же добавила: - Пожалуйста.
Разумеется, собственную лошадь она очень вряд ли купит ближайшие лет пять, но дорога до столицы показала, что неумение ездить верхом - весьма серьезное упущение. Почему она раньше не думала об этом - дома? Ведь особенно с ее ногой долго ходить пешком все же тяжело, хотя и полезно, а с лошадью все намного проще. И перевоз поклажи - вспомнить вон того же Альфария на выезде из Кардоса: все свое ношу с собой, но все тащит лошадь. А если так получится, что нужно будет быстро сматываться, а она не знает, с какой стороны к животине подступиться? Ив последний раз отхлебнула из кружки, решив, что с нее хватит. А то залезть-то на коня она залезет, но вот еще немного и не будет гарантии, что не свалился с нее головой вперед. Впрочем, пока было только приподнятое настроение и желание улыбаться - что девушка и делала.

25

Просьба застала Альфария за пережевыванием, отчего он чуть было не поперхнулся, но смог не подать вида, стойко продолжая шевелить челюстью и пытаться проглатывать кусочки разжеванного мяса. В голове тут же возникли образы и предположения, как это можно устроить и как это будет выглядеть, а параллельно появилась довольная мысль, что Ив хочет провести с ним больше времени. Такое внимание невероятно сильно грело душу вояки, пускай он и не в первый раз сталкивается с подобным. Наверное, именно это и делало его таким чутким и внимательным, каждый раз не насыщаясь эмоциями других людей, не привыкая к ним, а дорожа и оценивая по достоинству.
Впрочем, прежде чем среагировать, Магнус дожевал, отодвинул от себя тарелку и хлебнул немного из кружки с обновленной медовухой. Положив руки на стол он задумался, прикидывая варианты, а потом подняла глаза на девушку, тут же сталкиваясь с ней взглядом и ощущая, как легкий холодок пробежался по широкой спине. "Какие же красивые глаза! Разве можно отказать такому взгляду?!"
- Хочешь попробовать прямо сейчас? Моя лошадь в конюшне, в Верхнем кольце, где живу я и моя семья, так что немедленно начать мы не можем, но... Как насчет встретится вечером? Скоро солнце будет в зените и под палящими лучами может не выйти нормально сосредоточиться, а вот вечерком, в тени, почему нет? Давай встретимся у восточных ворот где-то в пять-шесть вечера. Там же у восточной стены за городом и проведем занятия. Если тебе понравится, можем повторить и завтра утром... Я уеду только к обеду.

26

Девушка вертела в руках кружку, открыто наблюдая за воином, уже почти без смущения ловя его взгляд. Полезная вещь - алкоголь. Насколько способствует расслаблению и повышению степени доверия, главное не путать такие чувства, появившиеся только благодаря хмелю с настоящими. Была ли настоящей появившаяся симпатия к этому человеку? Ив изучала мужчину, будто стараясь под всеми возможными углами оглядеть его и понять, что чувствует, понять, действительно ли пропало то смутное ощущение тревоги, которое грызло ее раньше в его присутствии. Будет ли она скучать по нему? Разобраться на хмельную голову, разумеется, не так просто, так что волшебница решила до поры до времени махнуть рукой - сейчас хорошо и ладно. Позже она поразмыслит над этим получше, все равно свободного времени сейчас очень и очень много... Предложение Альфария всколыхнуло в первую очередь одну-единственную мысль - ах да, низкородным ведь вход в Верхнее Кольцо запрещен и заниматься придется за городом. Ну да, ну да. Волшебница конечно догадывалась, что смысл был не в этом, просто... ее раздражало это разделение города, отсутствующее в Кардосе. Почему только из-за разного происхождения люди не имеют права куда-то ходить? Там наверняка очень красиво... Ив тихонько фыркнула. Богачи, зацикленные на чистоте своей крови. Хотя этот явно не такой. Сделала ли его тем кто он есть армия, или Альфарий был рожден иным? Никому не дано это знать да и какая разница.
- Ладно, - кивнула девушка, подымаясь. - У меня как раз есть еще дела.
Никаких дел у нее, конечно, не было, но наверняка были у него, да и не шататься же весь день вместе... Ив хотела побродить одна и обдумать эту встречу, к тому же не хотелось ляпнуть что-нибудь не то под действием медовухи - она не знала что, но наверняка что-то да можно было. Например можно пожаловаться на детали их путешествия с Ми в столицу, а конкретно - на события в Челез... синяки на руках все еще не прошли, окрашивая кожу в дивный лиловый цвет. А кто он, чтобы жаловаться? Да и зачем? Справились? Справились. Ну и ладно... От этих мыслей девушка нервно потерла плечо.
- Тогда до вечера! Спасибо за обед!
Ив помахала рукой и выбежала из таверны, окунувшись в толпу. Поток подхватил ее, закрутил и понес прочь, а девушка не сопротивлялась.

27

Альфарий не успел моргнуть, как вдруг оказался совершенно один в ставшем через чур людным зале. Люди собрались за столами большими компаниями, праздно распивая напитки и набивая животы прекрасно приготовленным мясом. Мужчина не знал, как он должен оценить эту ситуацию, какой символизм стоит уловить. Он вдруг подумал, что какой-нибудь подросток, юный адепт, ощутил бы себя одиноким в толпе. Но Альф не видел толпы и не видел одиночества. Одиночества не было в лесу, не посещало его в болотах, он не ощущал его и в крупнейшем городе Мистериума. Слишком сосредоточены порой были его мысли, чтобы отвлекаться на такое, но сейчас... Ивейн ушла так быстро, что почти создавалось ощущение, будто бы сапфирового призрака и не было вовсе. Прохладный бриз, подувший самым краем, самым расслабленным движением своих титанических легких.
Магнус хотел что-то еще сказать, но глупо было говорить со следами: кружкой, на которой еще оставался след юных губ и тарелкой с разводами жира , кусочками жаренного мяса, немного овощного гарнира. Но раз говорить было некому, офицер отдался наплыву бессвязных мыслей, заказал еще медовухи и какой-то закуски - "гренки со специями". Поедая хрустящие ломтики сушеного хлеба, Альф полумал о пустыне, о таинственном, темном и почему-то таком солнечном Шедиме. Это был единственный случай в жизни, когда Альфарий распробовал восточные пряности, даже не подозревая, что через несколько лет ощутит их вновь, будучи таким же обгоревшим куском чего-то больше.
Допив медовуху, Альф расплатился и пошел домой. Алкоголь наконец робко обволок его разум, позволяя мыслям еще больше расслабиться, совсем поглупеть, но лишь на время, совсем недолго. Недавний разговор стал казаться иллюзией, будто бы его не было, но рыжий вояка не давал себя обмануть. Он придет в назначенное время на свиданье с призраком и приведет с собой своего верного гунтара.
Вечер будет прекрасным, даже если сапфиры незабываемых глаз окажутся лишь звездами, отразившимися от водной глади на берегу близ Кардоса...

Отредактировано Альфарий (2016-11-10 21:48:00)

28

Позже вечером...

Почти весь день Ив бродила по городу, начиная потихоньку говорить с торговцами, показывать несколько готовых предметов, слушать предложения и суммы. Разумеется, не густо было, очень не густо, но она и не собиралась ехать "за цветами и аплодисментами", это так, возможность заработать на яблоки. А это было действительно проблемой - девушка могла их есть в любых доступных количествах, спуская все имеющиеся деньги, на которые можно было прожить до начала учебы. А это не вариант... Поэтому приходилось приучать себя к другой жизни, намного более ограниченной, чем дома. Ив купила несколько кусков дерева для работы, отнесла в комнату (она не оставляла там ничего ценного, просто на всякий случай. Кроме посоха - не таскаться же с ним по городу), повалялась немного, изучая грязный потолок. Стоит ли ей идти вечером? Стоит ли доверять этому человеку? Ничего не мешает ему позвать роту солдат да тешиться, наблюдая за доверчивой дурочкой.
А так думать о нем - стоит?
И ведь действительно. Почему-то регулярно она пытается уличить воина в подлости? Зачем? Девушка закусила губу, ища ответ. Он все еще ни разу не дал повода усомниться в своей честности, так почему она продолжает искать что-то? Только ли из-за того, что чувствует себя так странно рядом с ним?
Как все это глупо...
Можно ведь просто наслаждаться вниманием и приятно проводимым временем, что же мне мешает, кракен меня раздери? Уж чему стоит поучиться у Альфария - так это простоте, это точно.
Чтобы перестать изводить себя мыслями, привести в порядок которые упорно не получалось, Ив пошла в город - опять. Был пятый час. Она купила яблок, закинула в заплечный мешок и не спеша направилась в сторону восточных ворот. Волшебница еще не выходила из города после приезда, и это был отличный повод пойти погулять - она просто прогуляется... а если встретит кого знакомого - так это замечательно...
Найти ворота оказалось совсем несложно, и вот девушка оказалась за стенами города, с интересом оглядываясь. Жизнь везде кипела - все заняты своими делами, всем не важно, кто это тут глазеет по сторонам, грызя яблоко, и девушка наслаждалась этим, уходя от ворот, уже забыв, что вообще-то пришла с конкретной целью - но было интересно, как сильно отличаются эти места от местности за стенами Кардоса, и устоять перед любопытством было ох как сложно, да она и не старалась. Потому не спеша шла вперед, вертя головой и наматывая на палец прядку, выбившуюся из перекинутой на грудь косы. Солнце еще только начинало клониться к закату, времени до темноты - больше чем достаточно. Что же принесет остаток этого дня?

29

Оказавшись в особняке, Альфарий провел остаток свободного времени разгуливая по огромной гардеробной нагишом, распугав всю прислугу. Этот вечер отчего-то казался ему особенным и он, о Белиар, не знал что одеть! Самый настоящий нонсенс и офицер просто не понимал, как ему стоит реагировать и оценивать это. Он был в каком-то странном, полувозбужденном состоянии, когда выпитый алкоголь действует словно допливо разжигая костры в груди вояки. Мужчина конечно понимал, что с девочкой ему ничего не светит, но разве чувствам прикажешь?
В конечном итоге, любая молоденькая служанка в этом особняке не прочь будет помочь Альфарию спустить пар, но, что еще больший нонсен, он и не хотел этого! Ему нравилось, что он ощущал, это давно забытое волнение, юношеская робость, симпатия. Дворянину давно уже было за тридцать, он в самом расцвете сил, но его душа давно очерствела, огрубела, а потому ощутить такие свежие эмоции было приятно!
И их слеловало подбодрить, позволить романтическим мыслям парить дальше, жить максимально долго из своего очень коротко срока, отведенного судьбой.

В конечном итоге Магнус остановился на том, что просто обновил рубашку, одев еще более белоснежную, совершенно новую. Рубаха была с большим воротом, вырезом на груди, но при этом не такая мешковатая, как обычно предпочитал носить вояка. В этот раз о предпочел практичности эстетику, красоту. Альфарий прекрасно понимал, что он сильный и его силу видно, но если эту силу еще подчеркнуть!..
Пожалуй на рубашке все и закончилось. Ничего лучше кожанных штанов с портупеей и сапогов просто не нашлось, так что так Альфарий и выехал, оседлав верного гунтара. К слову говоря, он не давал ему имени... Слишком часто приходилось менять коней, чтобы успевать привязываться к ним.

Альфарий прискакал к воротам вовремя, но девушку не обнаружил. Неужели и вправду это был лишь мираж, иллюзия, тени на волнующейся волне? Магнус отказывался это принимать, заставляя своего коня крутится на месте, пока он сам вытягивал шею, оглядывая окрестности. Ивейн была здесь, но пошла... Альф не знал это, но чувствовал, чувствовал шестым чувством, интуицией! Избрав направление он сорвался в галоп, стремясь нагнать волшебницу прежде, чем что-то случится.
Что угодно...

30

Пускай шла она медленно, но все же уйти от ворот успела достаточно далеко - хотя массивные стены города все еще были хорошо видны, как и дорога до них. В город начинали стекаться жители - по одному, по двое, молча или ведя разговоры на самые разные темы: урожайность зерна, цены на металл, городские сплетни. Чуждый и неважный мир, но теперь она должна в нем жить, и волшебница волей-неволей прислушивалась, ловя обрывки разговоров. Вдалеке показался небольшой кортеж всадников, окруживших карету и разгоняющих жителей, которые беззлобно ругались на воинов, шарахаясь в стороны. Девушка отошла на обочину и остановилась, с любопытством наблюдая за процессией. Какой-нибудь посол, которому негоже подождать, пока честный рабочий люд доберется до домов - здесь везде эта наглая знать, считающая себя важнее всех прочих, и это жутко раздражало. Конечно, кому какое дело до мнения пятнадцатилетней девушки, но это не значит, что она не имеет на него права. На глаза попался один человек, явно очень уставший и из-за этого недостаточно быстро отходящий в сторону - едущий первым всадник замахнулся хлыстом, опуская тонкую плеть на плечи мужчины. Тот вскрикнул и пошатнулся, падая на пыльную дорогу, почти под копыта лошади - душа волшебницы вспыхнула ледяным пламенем и она птицей ринулась вперед, помогая мужчине подняться и отойти, да посылая гневные взгляды всаднику.
- Да как вы смеете?! Вы что, всех за скотов считаете?!
Девушке еще предстояло много узнать о жизни столицы, о ее жителях и об обычаях, царящих в Иридиуме, а пока - простая, прямая девушка, оказавшаяся в чужом мире и привыкшая открыто реагировать на события... Мужчина, которому она помогла, быстро ушел куда-то - толпы не было, все опускали глаза и спешили дальше. Всадник сдержал коня, с яростью глядя на нахалку и повторно замахиваясь хлыстом - вскинутую руку обожгло огнем, а с губ сорвался вскрик боли.
- Не лезь, куда не положено! А то проучу! - гордо заявил всадник и пришпорил коня, продолжая путь.
Ив стояла на обочине, изо всех сил сдерживая желание призвать всю силу магии - чего она добьется этим? Совершенно ничего, не кидаться же на каждого, кто косо на нее посмотрит... запястье горело огнем, но, к счастью, длинный рукав прикрывал кровоподтек. Девушка смахнула влагу с ресниц и быстро зашагала прочь. Проклятый город, проклятые люди, где каждый сам за себя... Ей придется научиться выживать, придется учиться молчать и не лезть на рожон.
Ну уж нет!
Приближался стук копыт, но Ив, шагающая по самому краю дороги, не обращала внимания - пусть хоть сам Император...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 22 июля 17083 года, Иридиум - Ивейн, Альфарий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно