FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.
Открыта регистрация в новую лотерею Искаженное Зеркало Иллюзий милости просим всех отчаянный бойцов удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Ранняя осень 17065 года. В лесах севернее Болот Скорьби. Зейн, Фор


Ранняя осень 17065 года. В лесах севернее Болот Скорьби. Зейн, Фор

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://stat17.privet.ru/lr/0a05720e6e126e32fb41e344eee89aa8
Леса этих краёв таят для путников многие беды. Западная граница великой Империи - задворки государства, куда стекается то, что не принял центр. Немного южнее - королевство дроу, на сколько таинственное, на столько жестокое. Севернее - территория кланов орков, место закона кулака и права сильного. Правда ведь, что может быть прекраснее пересечения таких своеобразных сфер в одном месте?


     Свет едва мог проникнуть через накрытое плетёной решеткой окно зиндана, и оставлял малый, едва заметный, круг в центре помещения. Пожалуй, оно было и к лучшему, потому как ничего хорошего случайный взгляд бы не обнаружил. Остальные органы чувств также отказывались работать в таких условиях, явно предвидя самые мрачный исход обследования. Тем не менее, какая-никакая информация всё же проникала в голову пленника.
          Например, самая важная мысль: "Фор - ты идиот"

    Она не покидала остроухого уже целый час (если чувство времени не подводит разведчика), и не смотря на отчаянные попытки её выгнать, верной собакой возвращалась в чертог разума. И стоит сказать, мысль-то была верная, потому что оказаться в нынешней ситуации не позволит себе ни один здравомыслящий эльф. С другой стороны, куда как более скромно, небольшой сонм мыслишек пел, что всё, в принципе, хорошо: главное ведь живы, с остальным можно разобраться. И кроме того, мы не единственное создание, попавшее в эту западню. И хотя такая мысль больно резала самолюбие напоминанием об эгоизме, она же давала толику облегчения.

     Негромко звякнув цепью, Уриэль медленно повернул голову в сторону другого...тела? Сложно было опознать кто или что это, на столько темно. Попытки подобраться ближе ни к чему не приведут, потому что движение разведчика в данный момент ограничено в пределах полуметра от текущей позиции. Ровно до места выдачи, - подумалось герою, и он, инстинктивно, посмотрел наверх, после чего болезненно зашипел, коснувшись свободной рукой пульсирующего затылка. Кровь уже стала спекаться в волосах, но боль всё еще осталась в этом месте. Хорошо что не ударили левее, место бы мне и потемнее сгодилось, - с мрачной ухмылочкой подумал остроухий, аккуратно массируя края раны. Когда пульсирующее ощущение поутихло, эльф уселся удобнее - на сколько это было можно реализовать - и обнял колени руками. А ведь и одежда осталась. Вся почти. Ну чуть изодрана, - никак не успокаивался оптимизм, когда путём ощупывая удалось определить и голенище сапог, и плотную ткань штанов. Что ж, в этом твоя правда, слепая вера, наша песенка еще до конца не спета.

Отредактировано Фориуэль (2016-11-05 21:50:40)

2

Лес... Сбивчивое дыхание... Враги наступают на пятки... Сил больше нет... Удар... В памяти Зейна вспыхивали, и тут же гасли моменты вчерашней ночи, что так услужливо предоставляла память. Вдруг откуда извне раздался рокот. Как будто бы каменная лавина сходила с гор. Дроу поморщился. Любые звуки вызывали невыносимую боль. Проваливаясь в черные глубины небытия Зейн вдруг понял, что рокот на самом деле был чьим-то голосом... Но это уже нисколько не волновало эльфа. Но забытие было столь же капризным, сколь море во время шторма, и вскоре дроу был выплюнут на берега сознания. Открыв глаза, Зейн постарался приподняться, но адская боль в спине пресекла все его старания на корню. Издав стон, дроу снова повалился на землю. При падении, совсем рядом  зазвенели цепи. Взгляд Зейна невольно упал на запястья. Как не удивительно, там оказались те самые цепи. Рядом с собой эльф заметил стену, на которую он облокотился и смог сесть. Боль снова напомнила о себе. -Iblith! сквозь зубы выругался Зейн, и прикрыв глаза тяжело задышал. Из под капюшона выбилось несколько прядей серебристых волос. Правда их цвет было сложно разглядеть среди грязи.

3

Звук брякнувшись цепей пробудил остроухого из забытья, в которое он успел впасть. Вновь остро кольнул вопрос про время пребывания в этом месте: прошёл ли еще один час? Сколько еще таких маленьких отрезочков пройдёт до конца? Неизвестно. По крайней мере, можно выяснить кто же есть тот второй страдалец, которого те же ветра занесли в эту мрачную комнату. И хотя нельзя было назвать даже примерный облик сокамерника, более чем ясно его физическое состояние. Похоже что с ним не церемонились, - подумалось эльфу, когда звяканье сопровождали вздохи и болезненное шипение. Немного странным показалось то, что за всё время движений не раздалось ни одного знакомого слова. Либо товарищ по несчастью в принципе не любит выносить свою боль через ругательства, либо умудрился сделать это на столько тихо, что даже не потревожил слух эльфа.

    - Я не вижу тебя, но слышу как дрожат твои пальцы, - с некоторой долей патетики произнёс наш герой, почти точно цитируя героя одного произведения. За фразой последовал короткий смешок, обозначающий миролюбивый и, в общем-то, оптимистичный настрой нашего героя. - Можешь назвать себя? Пусть уж это и не дом, но веселей скучать вдвоём. Человек ты али бес? Сам с женою - или без? Впрочем, последнее можешь оставить без ответа, это я еще могу разглядеть, - очередной смешок и Фор, словно бы в замедленном времени, положил свою голову на стену, приятно ощущая затылком холодящие стены. Глаза на протяжении всего описанного действия оставались закрыты - увидеть что-либо в этом мраке всё равно не предоставлялось возможным.

     Как бы только не пришлось убеждать тебя в том, что ситуация несколько иная, - отвлечённо подумал остроухий, пытаясь сообразить где и с какой целью он сейчас располагается. Вообще этим он занимался всё то время, которое прошло с момента пробуждения Фора до первых попыток шевеления незнакомца, но никогда не вредно начать это делать заново. Всё равно, как говорится, более разумных альтернатив не было.

4

Устроившись возле стены Зейн прикрыл было глаза, но тут внезапный голос заставил его вздрогнуть. Неизвестный говорил на общем языке которого Зейн не знал совсем. -Ну вот. Даже с сокамерником не поговорить.  Дроу тяжело вздохнул. Неизвестный тем временем продолжал говорить. -Видать давно у него не было собеседника. подумал Зейн разглядывая болтливого узника. В отличие от своего сокамерника, дроу видел в темноте прекрасно. Им оказался, судя по ушам и цвету кожи, светлый эльф. -darthiir? Удивился Зейн. Хлат'тар в первый раз видел представителя рода светлых эльфов, так что с интересом разглядывал незнакомца. Вдруг в памяти всплыла фраза которую все ассасины учили перед выходом на территорию врага. Особого смысла в этой фразе не было, так, дань традициям. Силясь вспомнить последовательность, и произношение, дроу на ломаном общем заговорил: -Нйичйего... Не... Я... Скажжжйю... -Надеюсь он поймет, что с общим у меня не лады. подумал Зейн.

5

     Собеседник - если можно было так именовать неизвестного сокамерника - не спешил с ответом, лишь чётко прозвучал глубокий вздох, чья природа для нашего героя была совершенно непонятна. В обычных условиях, конечно, можно отличить вздох сожаления от усталого выдоха, но тут, похоже, было некоторое сочетание эмоций. Как вы думаете, наставник, какой именно спектр тут отображён? - Мысленно воззвал Уриэль к своему учителю, после чего потёр руки друг о друга и мрачненько констатировал, - правда, если мне ответят на этот вопрос, то можно смело разбивать голову о камень, ибо иного лекарства от безумия пока не придумали, - на этом, к счастью, рассуждения прекратились, так как раздалось первое слово, которое Фор вновь чуть не спутал с болезненным шипением. Правда кто умеет вопросительно болезненно шипеть? Такими талантами не всякий чревовещатель награждён. В чём же дело? - Остроухий недовольно поёжился, чувствуя свою беспомощность даже в этом простом вопросе.

     Не долго пришлось страдать разведчику, незнакомец всё же смог произнести несколько слов. Пришлось, правда, напрячь весь острый слух, чтобы более ли менее точно разобрать сказанное, но даже то, как это звучало, уже многое дало Фору. И самое первое, конечно, что не светит уютных посиделок тёплыми осенними вечерами за кружечкой чая за приятным разговором. И нет, не потому что нет набора из первой части.

     Лениво потянувшись всем телом, эльф, для успокоения совести, еще раз уточнил - Совершенно ничего не скажешь? Hören? Umae? Значит, посидим в тиши, - смиряясь с неизбежным, с наигранно печальным вздохом согласился Фор. Только вот судьба оказалась немного против этого.
     - Живы, подонки?! - Раздался рокочущий голос сверху, после чего решетка была сдвинута в сторону, - и даже не думайте подохнуть до арены... - И я вас чрезвычайно рад видеть. Арена, говорите? Почём билеты, где спектакль? - Эльф приоткрыл глаза, чтобы увидеть чего поднялся этот шум, но в ответ на приветственные речи раздалось ворчание и тихий шелест верёвки, которая спускала небольшую бадью с едой. Судя по размерам порции, голодом морить пленников не входило в планы

     - Какая щедрость... Может, вина? - Еще одно слово, ублюд... - И я умру от расстройства, а вы - от скуки. Или каждый день по эльфийскому следопыту ловите, чтобы так нас вырезать? - И вновь в ответ раздался рык. Эх, не было б печали, - уже гораздо бодрее подумал Фор, наблюдая как решетка возвращается на место. Бадья с пищей, похоже, останется тут до следующего раза.

     - Не знаю, как на твоём языке "еда", но это именно она, - проинформировал своего собеседника Уриэль, пока не двигаясь с места. Голод, правда, был зверский, но ожидание болезненного взрыва от лишнего шевеления пока ограничивали действия разведчика.

Отредактировано Фориуэль (2016-11-07 18:41:45)

6

Судя по всему незнакомец расстроился, из-за незнания Зейном общего. А может и нет. Дроу показалось что в голосе сокамерника промелькнула наигранность. -А впрочем какая разница? Я здесь не для того чтобы с ним разговоры вести. подумал было Зейн, но его размышления прервал окрик сверху. Судя по тембру голоса, это был, явно чем-то недовольный, орк. Светлый эльф тут же вступил с ним в словесную перепалку, но орк судя по всему не был настроен на полемику. На пол скользнула какая-то корзина. -Видимо еда. Ну по крайней мере нас не убьют в скором времени. Эльф сказал еще что-то, но языковой барьер оставался неумолим. Тут желудок Зейна, известил хозяина о том, что неплохо было бы перекусить. Дроу попытался встать на четвереньки. Боль неприятно, но терпимо, вонзилась острыми зубами в спину. -Iblith! Озлобленно прошипел уже ставшее для него привычным ругательство, Зейн. Когда боль поутихла, ассасин попробовал подняться на ноги. Каждое движение отдавалось жгучей болью в спине, но благо рядом была стена, о которую дроу мог опереться. Когда боль снова утихла, эльф решил дойти до корзины. Каждый его шаг сопровождался звоном цепей и злобным шипением. Вскоре он не торопясь вышел в очерченный светом круг, в котором стояла корзина с едой. Взгляду сокамерника предстал темнокожий эльф в бывшей некогда черной, кожаной броне. Ныне же цвет ее был погребен под слоем пыли и грязи. Зейн откинул капюшон, и серебристые пряди осбодившись из заточения растеклись по его плечам и спине. Лицо эльфа все еще было скрыто маской. Заглянув вовнутрь Зейн удивленно приподнял бровь. Внутри был хлеб, вода, и что совсем удивительно, даже немного мяса. Попытка сесть увенчалась успехом, но боль была тут как тут. Издав очередное проклятие, дроу снял маску, и приступил к трапезе.

7

     Сложно в точности сказать, что именно повлияло на действия сокамерника: неизвестная ему речь или понятный любому сознательному существу вид пищи, но с его стороны раздались звуки активного шевеления и попыток встать. Я бы не советовал спешить… - Вертелось на языке у остроухого на протяжении всего процесса шевеления сокамерника, но если все прочие попытки найти общий язык хотя бы из имеющихся трёх, то и этот доброжелательный комментарий определённо не приведёт к новому результату. Кроме того, голод у неизвестного, похоже, был на порядок сильнее боли, поэтому советы лечь да переждать боль были практически бесполезны даже в отсутствие языкового барьера.

Тем временем, попытки неизвестного принять вертикально положение успешно завершились. Еще одна ступень развития взята, отлично справился, - кивнул Фор. Тихо ноющие острые иглы боли в затылке только того и ждали, чтобы вонзиться в позвонок, творя хаос и безумие. Недобрым словом помянув свою неосмотрительность, разведчик вновь вернулся к неспешному массажу краёв места ранения. За тот промежуток, пока удалось заглушить отвлекающие ощущения, сокамерник доковылял до центра помещения, оказавшись под единственным световым потоком. Рост и доспехи выдавали в нём уже более ли менее взрослую личность, определённо задействованную в некой армии; серебристые волосы, острые ушки и тёмная кожа ясно обозначали его расу. Маска, до сего момента скрывающая личность, была снята сразу после удачного приземления, чтобы не мешать трапезе. Лицо, пожалуй, было самое обыкновенное, по отношению ко всему остальному.

-  Дроу, ха? – Не сказать, что в вопросе сквозило удивление, скорее некая констатация факта вкупе с затаённым любопытством. До сего момента, в лучшем случае, удавалось видеть этих эльфов совершенно издали, в худшем случае были бездыханные трупы. Значит слухи не врали на счёт их речи, -  пометил разведчик где-то в своём внутреннем дневнике. Аккуратно, словно действуя с вазой из тонкого стекла, Фор приземлил свою голову на руки, прикрывая глаза. Наблюдение, правда, не прекратил, делая его лишь менее навязчивым.

В чём-то это даже забавно, - подумал разведчик, вновь обдумывая имеющуюся ситуацию и по достоинству оценивая изящество шутки орков. К несчастью для них, нашему лесному эльфу в нынешних условиях было совершенно нечего делить именно с этим дроу. Это если срастётся множество условий, начиная с побега и заканчивая очередной встречей, то Фор с той же лёгкостью, с которой сейчас балагурит, выступит против врага. Пока не будем играть с зеркальным шаром предсказаний, -  обрезал свои раздумья остроухий.   
- Приятной трапезы, - вновь обращаясь к сокамернику, остроухий одной рукой указал на себя, - я Ургез, эльф. Ты - …, дроу? – Последняя часть фразы была сопровождена жестом открытой ладонью, указующим на незнакомца. Выждав пару мгновений, остроухий вновь повторил имеющийся набор действий, давая привыкнуть к жестикуляции. Не приведи Аданос к тому, что у дроу это значит «я зарежу тебя и твой дом», - сдерживая смешок, подумал Фор. Навязчивой мысли обучать незнакомца общей речи вроде и не возникало, но, по крайне мере, можно было попытаться, для установления хоть какого-то контакта. Либо же, используя интуицию и языкознание, можно обучиться самому, но и это намерение надо как-то передать.

8

Зейн превозмогая боль уселся рядом с корзиной, набросился на еду как ястреб на замешкавшуюся добычу. Хлеб был конечно не первой свежести, но дроу это сейчас мало волновало. Сьев половину содержимого корзины, Зейн с  непроизвольной улыбкой запрокинул голову наверх, и издал вздох полный удовлетворения. Но тут Зейн понял что эльф что-то говорит. Повернув голову, дроу увидел что сокамерник, смотрит на него, активно жестикулирует, и что-то говорит. Понаблюдав за действиями светлого эльфа, Зейн понял, что эльф называет свое имя, и судя по всему хочет узнать его имя. -Хочешь наладить контакт? Что ж, давай попробуем. Подумал Зейн и показав на себя произнес: -Зейн. После чего указал на свое ухо и добавил: Ilythiiri Переведя палец на светлого эльфа, дроу пытаясь повторить сказанное ранее, произнес: Йа Ургессс, эльффф. а затем указал на ухо Ургеза и сказал: Darthiir

9

     Заметив, что слова вызвали больше заинтересованности, чем ранее, Фор неспешно поднял голову, чтобы смотреть на темнокожего хотя бы в одной положении. Подняться до одной горизонтали, увы, в ближайшее время особо не светило. Впрочем, и так неплохо, - подумал Уриэль, когда вспомнились уже несколько другие слухи про дроу и их оценку земных обитателей. Но это сейчас было куда как менее важно, чем попытка понять сказанное Зейном. То, что "Угрез" понял и запомнил имя, было закреплено медленным киванием. С остальным, определённо, возникли некоторые сложности.

     - Иллюфири...? - Несколько неуверенно проговорил Уриэль, безбожно смягчая всё, что только можно было смягчить, не забывая сопроводить сказанное указывающим жестом. Что это значит? Ухо? Услышано? Понимаю? Следующая часть фразы была зеркальным отражением попытки нашего героя, только более жесткой по звучанию и с большим количеством шипящих. Так, "Ургес", эльф. Имя и раса. Ага! Кажется, начинаю понимать. Надеюсь, что правильно, - Деарфиир? - Юноша коснулся своей груди, внимательно наблюдая за реакцией Зейна, после чего закрепил изученное фразой:
- Дроу - Иллюфиир - Зейн, - раскрытая ладонь обратилась к сокамернику, - Эльф - дарфиир - Угрез, - коснувшись своей груди. Если только это значит не "сокамерник" или "одна беда" или не "юноша, мужчина". Но зачем тогда ухо? Потеребив острый кончик органа слуха, разведчик едва удержался, чтобы не хлопнуть себя по лбу Вот оно к чему. Мы же оба остроухие, отличительная черта эльфов. Ох, иногда дела проще, чем кажутся, - облегченно протерев подбородок, Уриэль осмотрелся в поисках чего-то очевидного, чтобы можно было продолжить скромные шаги изучения. Поднимая с пола цепь, остроухий немного погромыхал ею и указал на неё ладонью, после чего вопросительно воззрился на Зейна.

Отредактировано Фориуэль (2016-11-10 18:27:34)

10

Светлый эльф безбожно коверкая слова, пытался повторить сказанное Зейном, что не могло не вызвать улыбку у представителя народа Ману Астар. Подумав некоторое время Ургез, снова продолжил диалог, видимо желая достичь понимания. В этот раз фраза была сдобрена словами сказанными Зейном. -Понятно, он хочет узнать, так ли он понял меня. А он неплох. Даже немного жаль что он не дроу. Когда Ургез закончил говорить, настал черед Зейна. Хлат'тар кивнул, подтвеждая сказанное светлым эльфом ранее, после чего показал на цепь к которой был прикован и сказал: -Qunen. После чего, Зейн взял батон, и положил на него немного мяса. -Сahallin Произнес дроу указывая на получившийся бутерброд. -Ургессс... темный эльф снова указал на бутерброд. -Сal после этого слова, дроу начал делать вид как будто откусил от бутерброда кусок и жует.

Отредактировано Зейн Хлат'тар (2016-11-11 19:26:45)

11

Необычно было видеть улыбку на лице дроу. Скажем так: необычно было видеть лицо, которое при этом принадлежало дроу, а тот, в свою очередь, улыбался. Но похоже что в этот день запас удивления еще ни раз и не два будет подвержен различным испытаниям на прочность, следственно его бы стоило немного поберечь. Закрепив проговариванием про себя уже имеющиеся слова, Фор выслушал "название" цепи. Подавать внешних признаков удивления не рискнул, но где-то внутри был приятно поражен тому, что здесь не было шипящих. С другой стороны, всё еще сложно привыкнуть к иному ударению и более твёрдым согласным.
- Qun'en, - почти без запинки отрапортовал эльф, бодро громыхнув упомянутой штукой. - Цепь, - озвучив название на общем, Уриэль кивнул, после чего задумался над одним моментом в происходящем. Он ведь видит мою реакцию и действует в соответствии с ней. Вот это зрение. Восхитительно, - отвлёкся наш герой, пока Зейн творил свою кулинарию.

- C'lahallin, - повторил Уриэль, после чего состроил удивлённую физиономию и развёл руками в сторону, показывая недопонимание. Определённо демонстрировалось что-то связанное с мясом или хлебом, но что именно? Сам факт пищи, её сочетания или конкретно полученный результат? Однозначно сказать сложно. С другим словом было уже понятнее, - Cial. Есть, - и понимая, что это еще и предложение, Фор склонил свою голову между колен, демонстрируя место удара и спёкшиеся в крови волосы. Вернувшись в прошлое положение, немного поёрзав для удобства, разведчик коснулся затылка и сказал, - рана, - обозначая саму суть повреждения. О помутнении в глазах после столь, казалось бы, простого телодвижения говорить не хотелось.

12

Выслушав последнее слово Ургеза, Зейн коснувшись уже своего затылка, примерно в том же месте произнес: -streea. После этого немного пошевелил губами в поисках нужного произношения, и продолжил: -Р'..Рэ..Ра..Рана -Судя по всему, он не может идти. Что ж. Придется ему помочь. Положив бутерброд обратно в корзину, кряхтя, Зейн покачиваясь приобрел вертикальное положение. Подняв корзинку, Хлат'тар зашаркал к эльфу. Но тут спину дроу пронзило очередное копье боли. Вскрикнув, сребровласый полетел вместе с корзинкой вперед. Еда разлетелась по полу пещеры, а Зейн тем временем растянулся на полу не в силах пошевелится, ибо каждое движение причиняло ему нестерпимую боль. Сознание Хлат'тара начала окутывать тьма. -streea... только и смог произнести дроу перед тем как погрузиться в пучины беспамятства.

13

     Уриэль вновь кивнул, давая понять своё понимание, понятливо наблюдая за пониманием Зейна. На этом, наверно, можно было бы говорить об окончательном успехе, если бы только события происходили где-нибудь в тёплом зале таверны за кружечкой сбитня, когда два путника случайно встретились и пытаются понять речь друг друга, а не случайный урок словесности двух противников в Богом забытой дыре в лесах на территории орков. - St'heeea, - Озвучив новое слово, Фор не нашёл другого способа передать успешность, кроме как кивнуть. Что ты задумал? - С явственным удивлением во взоре спросил Фор, наблюдая попытки дроу встать и невольно подёрнувшись своим телом. А... Ага. Вот оно что, - догадался Уриэль. Действие, пожалуй, было крайне необычно видеть, но еще неожиданнее был финал - вскрик и откинутая вперёд корзинка. Очередная попытка адекватно среагировать напомнила остроухому, что с нынешним повреждением головы любой подобный эксперимент ожидает аналогичный финал.

     - Рана, - прошептал разведчик, медленно укладываясь набок. Голод был силён, но мутнеющая перед глазами реальность всё меньше напоминала об этом.

Неопределённое время спустя

     Фор пришёл в себя в том же состоянии, что и оставил, разве что затекли ноги, плохо ощущалось плечо и живот уже просто вопил о пище. С другой стороны, в голове наступило явственное просветление, которое, если особо не изгаляться, скоро достигнет необходимого значения. Пора бы уже и cial, - подслеповато щурясь в окружающей темноте, Фор как крот пытался определить хотя бы точное местоположение своего сокамерника и, что не менее важно, пищи. Попыток докричаться до первого - и, тем более, второго - не было. И так понятно, что никуда пока никто не делся. С другой стороны, совершенно бесшумно действовать было невежливо, так что Уриэль немного покряхтел в попытках подняться. Вторым звуком было бряцанье цепи в попытках растереть глаза ото сна, дабы они хоть чуть-чуть привыкли бы к окружающей темноте. Сколько же времени прошло, - бессильно вопрошал разведчик свои внутренние часы, получая в ответ изумлённое молчание.

Отредактировано Фориуэль (2016-11-14 20:13:24)

14

Звон цепей Ургеза, прозвучал словно колокольный набат. Зейн поморщился, и открыл глаза. В яме царила темнота, и дроу это устраивало более чем полностью. Рядом копошился светлый эльф гремя цепями. Голова болела, но к счастью несильно. Поняв что боль сдала позиции, Хлат'тар попробовал приподняться на локтях. Боль как злющий пес, слегка вонзила зубы в спину дроу словно бы напоминая, кто здесь хозяин. Но по сравнению с прошлым разом, ее хватка была слабее. Видимо организм понемногу исцелялся. Тогда Зейн решил сесть. Спина ныла, но было терпимо. Оглядевшись, пленник увидел Ургеза рыщущего по полу, в поисках чего-то. -Ургессс... произнес дроу вставая на ноги. Подойдя к эльфу, Хлат'тар продолжил: -jabne. положив одну руку на плечо а вторую на грудь Ургеза, Зейн слегка надавил, останавливая дальнейшее движение. После этого, Зейн взял корзинку, и собрал всю рассыпаную еду. Хлеб слегка зачерствел, но все еще был съедобен. Подойдя к Ургезу, дроу сел напротив. -Ургессс...Сal. произнес Зейн и положил руку светлого эльфа на корзину с едой.

15

     Закончив утренние – или вечерние? – приготовления, Фор окончательно прозрел. Что, в окружающей темноте, было совершенно излишним действием, но без некоторых условностей было сложно. Услышав тихое бзяканье цепи, Уриэль повернулся на источник звука, вглядываясь в тёмный силуэт. О. Хорошо, очнулся, -  отметил остроухий, аккуратно подавшись вперёд и начав шарить по полу в поисках как рассыпанной еды, так и Зейна. Наткнувшись грудью на руку – или это был упор со сторону дроу? – эльф даже вздрогнул от неожиданности, забыв про отличное ночное зрение тёмнокожего. Когда удалось вспомнить этот важный момент, остроухий присмирел и послушно уселся, бессильно прислушиваясь в происходящее.

- Cial… Есть? -  Пополнение словарного запаса еще не успело отложиться в памяти окончательно, но ощущение хлеба под рукой помогло ассоциативному мышлению. С благодарностью кивнув, Фор взял краюху и вцепился в неё зубами, с довольным урчанием дорвавшегося зверя вгрызаясь в плоть ссыхающегося теста. Расправившись с этим делом, остроухий поелозил по корзинке в поисках питья, после чего наткнулся на бутылку. Рассчитывать на вино было излишним, но и вода в нынешних условиях было просто чудо. Пахнущее болотцем чудо.

- Ха-а… Прекрасно, - Довольно протянул разведчик, протягивая корзинку дроу, - Зеин, есть! – С лёгким нажимом сказал наш герой, предлагая разделить трапезу. Продуктов после вчерашнего, правда, уже не хватило бы двоим, но Фора всё еще удерживала травма головы, и голод, из-за вынужденного соперничества с помутнением, будет утолён куда меньшей порцией.

16

Нащупав еду, собрат Зейна по несчастью вонзил свои зубы в черствую краюху хлеба. Хлат'тар поморщился. Звук с которым Ургез ломал горбушку хлеба, по громкости ничуть не уступал треску падающего ствола векового дерева Левиана. Голова тут же отозвалась молниями боли. Дроу начал массировать виски, чтобы хоть как-то избавиться от боли. Это не помогало, но сидеть без движения было еще хуже. -Зейн есть! Погрязший в раздумьях Зейн и не заметил, что светлый эльф уже закончил трапезничать, и протягивал Хлат'тару кусок хлеба. -Хas. Ману Астар кивнул, и жадно впился в еду. Хлеб был настолько твердый, что корочка своими острыми краями царапала дёсны, но белоголового это ничуть не смущало. Позже в ход пошло мясо. Казалось бы ничего лучше Зейн не едал ни на одном званном банкете Азол-Дипа. Ел он жадно, много, и совсем не заботясь о манерах. Тут Хлат'тар осознал что в глотке наступила засуха, и было бы неплохо выпить немного воды. Однако не все оказалось так радужно. Делая глоток, дроу умудрился поперхнуться, и закашлялся. Кашель вызвал рвотные позывы, и все что успел сделать Зейн, так это отвернуться. Извергнув часть только что съеденного, Хлат'тар неимоверным усилием смог прервать рвоту, но гадкий приступ во рту был непередаваем. Головная боль, которая казалось бы уже улеглась, вновь напомнила о себе, неумолимо как морской прилив. Растянувшись рядом с лужей из еды и желудочного сока, Хлат'тар глубоко дышал. -iblith вымученно произнес Ману Астар. На большее у него сил не было.

17

За неимением возможности увидеть происходящее, Фор ориентировался на звук. И, судя по знакомому звучанию, всё же хорошо, что зрение пока подводит. Сотрясение, – однозначно заключил остроухий состояние своего сокамерника, на ощупь изыскивая оставленную корзинку с пищей. Совершив это светлое дело в кромешной темноте, эльф извлёк на…свет?...вторую бутыль с водой. Плескать пришлось в произвольном направлении, примерно прикидывая место возлежания дроу. На особый освежающий эффект рассчитывать не приходилось, но, по крайней мере, это могло хотя бы взбодрить Зейна, чтобы тот не оказался в собою созданной луже с известным результатом. Разве что на это и был расчёт, – прикинул эльф. У орков особо нежные чувства ко всем эльфам, но с дроу воевать приходится чаще, а потому и любовь возрастает многократно. После избиения – иначе бы откуда столько болезненных стонов и непроизвольные сокращения пищевода? -  от грубой пищи он мог бы и задохнуться в принципе. Странно~, - заключил Уриэль, добавив вслух, - не спеши. Ммм, как быть это по вашему… Лешафть? – Остроухий хихикнул. После сытного ужина, который мог быть завтраком, настроение поползло вверх, так что даже прорезался оптимизм отчаянного. Хуже ведь не будет, правда? А пока надо как-то вытолкнуть на подобную тропу нашего тёмного друга, иначе в одиночном унылом заключении можно и рассудка лишиться.

Спустя четыре  дня

Время, проведённое в зиндане, эльф отнёс бы как эталонную меру абсолютного застоя. «Утро», вроде как день, вялая перебранка с орками, вечер. Возможно, в обычном состоянии Уриэль уже бы взвыл с отчаянной безработицы, а то бы и ещё что бесполезного натворил, но тут всё же хоть какое-то нашлось, связанное с образованием и самообучением. Процесс овладения чужой речью протекал достаточно медленно, не смотря на имеющуюся базу, однако каждое слово было шажком вперёд, так что на пятый день эльфы уже могли обмениваться односложными предложениями и – куда же без этого? – знали минимум по одному инородному ругательству. Смешно признать, но от сочетания «Иблиф шелудивый!» остроухий долгое время не мог избавиться, раз за разом возвращаясь к этой бессмысленной сумятице.

Новый день не принёс ничего нового, кроме, разве что, странных звуков откуда-то сверху. Прислушавшись к непривычному звучанию, эльф улыбнулся.

- Z’eihn. Спишь? – Обратился наш герой к сокамернику, - вода падать, - оставалось верить, что дроу знакомо понятие дождя и скрытой в этом деле романтики, словосочетание получилось не самое понятное. Впрочем, это не так и важно, дождик радовал остроухого, скорее, фактом своего существования, потому что это уже какое-никакое, а событие! И, быть может, за ним последуют и другие, если крупные шлепки на фоне общей барабанной дроби капель означают чьё-то приближение.

Отредактировано Фориуэль (2017-04-13 10:53:48)

18

-Z’eihn. Спишь?  Сквозь пелену сна дроу услышал собственное имя. На удивление, голова перестала отзывать ноющей болью при пробуждении, что уже было хорошим знаком. -Спать. сонным голосом ответил Зейн. После чего нахмурился. -Не спать... На лице Ману Астар отображалась титаническая работа мысли. Судя по всему он силился подобрать нужные слова, но выходило у него мягко говоря не очень. -Сейчас! Сейчас не спать. Лицо Хлат'тара просияло. -Я видеть вода раньше. Сквозь дождь стали слышны звуки чьих-то шагов. -Урук идти. сказал Хлат'тар -Еда. Хорошо. Желудок Зейна призывно забурчал в предвкушении "вкусного" обеда. Но судя по всему обед откладывался. Сверху замаячили головы орков. -Эй, остроухие! А ну вылазь сюды! Решетка сверху покинула свое место, и в яму спустили грубо сколоченную лестницу.

19

Эльф мерно покачивал головой в такт бьющих над головой капель, вслушиваясь в приближающиеся шаги, - cial, ashe, - согласился остроухий, хихикнув про себя, - это на сколько же плохо звучит моя речь для него, интересно? «Еда, согласный». Брр… С другой стороны, такой контакт лучше, чем его полное отсутствие, – на секунду отвлекаясь от столь важный рассуждений, разведчик отметил, - больше, чем один. Похоже что не с едой будет дело. Предсказание, если его можно так назвать, оказалось верным, и за громким зычным криком последовало открытие люка с сбрасыванием лестницы. Уриэль, не без скрипа, встал на ноги, старательно разминая давно затёкшие конечности.

- А я только привык к этому милому месту. Стенки разукрасил, место для сна собрал… Как-то даже нет желания уходить, – обратился разведчик гостям наверху, в очередной раз отмечая недовольное рычание и приказ пошевеливаться. Что ни говори, а дальнейшая судьба заключенных, похоже, незавидна, иначе бы стражники не стали терпеть столько колкостей от пленника. Приблизившись к лестнице, Фор подслеповато щурился необычно яркому свету, который после заключения казался словно бы небесные врата. Удалось нащупать и какой-то ключ, с помощью которого, увы, удалось отцепиться только от цепи, оставляя на руках кандалы. Иех, нет в жизни совершенства, – с скованными конечностями попытки взобраться отнимут куда больше сил, чем того ожидалось, - Zhein. Тишина, - на последок обратился Уриэль к сокамернику, делая соответствующий жест. Фор был практически уверен, что в обычных условиях средний светляк и дроу бы уже давно перегрызли друг другу глотки, так что не дело светить налаженными связями перед «уруками иблифыми». Ухватившись за деревянную попереречину, Уриэль устремился на свет.

Орки «приветствовали» эльфа весьма недружелюбным топором, сверкающим в опасной близости от шеи, от всей души советуя нашему герою не творить глупостей. Сказано то было, увы, на орочьем, но доходчивый язык стали остроухий понимал как никто другой, всем своим видом демонстрируя свою дружелюбность и безопасность. Подарив презрительный взгляд и уничижительное замечание, стражники потащили эльфа за цепь к какой сарающке. Им, одетым в плотные шкуры, противный сентябрьский дождик был нипочём, а вот одетого по теплу Уриэля капли холодили почём зря, так что через минуту остроухий промок и отмёрз больше, чем за всё прошлое время сидения в зиндане. Впрочем, в «помещении» было хотя бы сухо, да и трава под ногами приятно напоминала своими запахами о чём-то далёком и приятном. Зейна, к слову, притащили в то же здание, наблюдая за ним куда строже – тут и топор, и цепь в натяжку, ещё и копьеносец позади был готов кинуть свою сулицу. На столько опасаются, ха? Это может нам пригодиться, – Фор успел только подмигнуть Зейну, после чего, высокомерно закинув голову, показательно удалился от приближающего темнокожего, сжимая руки в кулаках и вставая в защитную стойку. Орки, возможно, подобную «хитрость» могли прочувствовать, а потому Уриэль вполне искренне распалился против своего сокамерника, испепеляя его тяжёлым взглядом застарелой ненависти долгожителя.

20

-Ну вот, обеда не будет. огорченно вздохнул Хлат'тар. Ургез сказал молчать, судя по всему он не хотел чтобы орки поняли что эльфы смогли наладить контакт. Чтож мудро, хотя Зейн считал что тупые зеленокожие просто не в состоянии родить такое умозаключение. Поднимаясь по шаткой лестнице, дроу прислушивался к собственному телу. Судя по всему процесс заживления ран шел довольно резво, так как при подъеме Хлат'тар почувствовал только легкий дискомфорт в затекших мышцах. Выбравшись из ямы, дроу первым делом натянул капюшон, на свои сбившиеся в один большой и грязный колтун волосы. Солнечный свет хоть и светил не слишком ярко по меркам живущих под солнцем, для Зейна же он был мягко говоря неприятен. На этом вольности отпущенные выходцу из Ману Астар закончились. В спину уперлось копье, цепь меж кандалов натянули по самые небалуй, и как будто всего этого было мало, рядом шел орк с топором наготове. -Прям почетный кортеж. Улыбнувшись подумал Зейн и поплелся следом за орком что держал цепь. Его завели в какой-то сарайчик. Проходя мимо Ургеза, Хлат'тар заметил что светлый эльф украдкой подмигнул ему, а после сразу сделал высокомерно лицо, и стал нарываться на драку. Зейн не заставил себя долго упрашивать. -Kyorl jal bauth, kyone, lueth lil quarval-sharess xal balbau dos lil belbol del elendar dro! Как можно яростнее и шипяще, дроу буквально выплюнул эти слова в лицо своему сокамернику. -Смотри-ка Грок, эльфятина совсем страх потеряла. произнес орк с копьем. -Может пристукнуть того что поменьше? А то уж больно противно шипит, прям змеюка подколодная.

21

Взрывное сочетание из яростных, словно бы змеиных, слов оказалось достаточным, чтобы надзирателя проявили хоть некоторое любопытство к происходящему. Предчувствуя настроения зрителей, Фор совершил короткий жест, словно бы затягивая петлю на шею, и добавил вслух, - иблиф шелудивый! - После чего постарался отойти к сторону, и лишь цепь, удерживаемая орком, не дала совершить желаемое. Судя по первым впечатлениям, приз зрительских симпатий отошёл к представителю Ману Астар, что Синдар ни капли не расстроило, если не сказать наоборот. С недовольством дёрнув цепь на себя, Фор отвлёк стражника от кровожадных мыслей, и спровоцировал волну насмешек. Неизвестно, было ли это задумано, или зеленокожие увлеклись, но большая часть оскорблений состояла из слов родного диалекта, так что светлому эльфу приходилось только догадываться об их содержании.

- Грязь! - Единственное слово, которое удалось разобрать, и с чем разведчик, в целом, был согласен - придётся предстать лишь тенью себя, грязью на сапогах, но выжить. Многие презирали подобное состояние, считая что некая мифическая честь позволяет прожить тот короткий период мировой истории - свою "жизнь" - достойно, и после предстать перед верховным владыкой с честной улыбкой на лице. "Шпионам ход в Небо заказан, так что забудьте эту дурость," - прошептала память слова наставника, и Фор, усмехнувшись, глянул орку в лицо, - благодарю, господин~, - за поплатился тычком пятки копья в живот. Возможно, деяния бы продолжились, но топорщик прервал сие славное действие. Зейна, тем временем, охаживала другая парочка товарищей из зелёного народа, действуя, признать, куда как более настороженно. Это прекрасно

Развлечение перебранкой быстро наскучило, и орки лишь мрачно мокли под противным весенним дождиком, старательно вглядываясь в утреннюю мглу. Движение, как показалось Фору, началось словно бы само по себе, но причиной тому послужил один весьма хмурый бугай с таким молотом на поясе, что Фор, при желании, мог бы за ним и скрыться. Бросив лишь пару фраз, бугай кинул под ноги две плотные накидки из шкур, которые тут же были подкинуты эльфам с помощью копья. Что же, это было хоть какое-то спасение, так что Уриэль с готовностью завернулся в тёплое спасение, вызывая некоторые недоверчивые взгляды. Эльфа в мехах не видели? Эх, молодо-зелено.

Выход начался тот же час, с той же степенью предосторожности. Шесть орков, все вооружены, вели две понурые остроухие тени в неизвестном для последних направлении. Переброситься словом больше не удалось, иначе бы неплохо разыгранный концерт покатился бы в жалкую драму. Незачем разочаровывать зрителей, - с мрачным решением подумал остроухий, задумавшись над финалом текущего концерта.

22

Кулаки конвоиров не заставили себя долго ждать, и уже неслись на встречу утонченному, хоть и изрядно помятому лицу дроу. Измученная голова отозвалась тяжелым набатом боли на удары орков. Зейн скрючился, дабы орки не поломали ему еще пару тройку костей. Вскоре оркам наскучило бить Зейна, и рванув за цепь, попутно чуть не сломав эльфу шею, зеленокожие поставили Хлат'тара на ноги. Однако среди пропущенного обеда и приобретенных синяков, внезапно затесалось кое-что хорошее. Самый большой, и вероятно главный орк, что-то пробурчал на своем языке, и зеленокожие помельче выдали эльфам накидки из шкур. Зейн был этому несказанно рад, потому что Захрэмский ветер пробирал до костей. Накинув импровизированный плащ на плечи, дроу почувствовал себя несколько лучше. Небольшой отряд побрел в сторону орочьих земель.

23

Утро стало днём, а он сменился вечером. За это время небольшой «караван» из пяти стражников и двух пленных эльфов успел пройти немалое расстояние вглубь земель орков, и окружающий пейзаж всё сильнее менялся от лесного к болотному, так что тропа, до этого покрытая плотной вытоптанной почвой, стала более зыбкой и расплывчатой. Дождь, моросящий с самого утра, только усложнял и без того непростой маршрут, создавая дополнительные сложности для бывших сидельцев. Хорошо что у орков не было цени загнать их насмерть, так что в течение дня случилось три остановки, с кормёжкой и непродолжительным отдыхом.

Всё это время Фор пребывал словно бы в забытье, молча и неумолимо шагая вперёд. Окружающий мир его словно бы не волновал, на тычки и обращения со стороны орков отвечал односложно и без всякой заинтересованности. Такое поведение, бесспорно, привлекало внимание, но оно выглядело бледно на фоне темнокожего эльфа, к которому орки испытывали буквально врождённую ненависть. Это же обуславливало некоторое уважение, и меры предосторожности, которые применялись относительно Зейна и чего «не заслужил» Уриэль.

Последняя остановка была на небольшом пятачке чахлого леса, окруженного рвом из ям – по видимому, уже не в первый раз эта площадка используется с такой целью. Пленников, после «ужина», привязали к двум близстоящим столбам под навесом из подпорченных годами досок и оставили перед костёр из болотного торфа. Запах и дым стояли нестерпимые, однако тепло искупало этот недостаток.

- Зе-ин, – едва слышно прошипел Фор. Бежать в первый вечер, пока стража сыта и подготовлена, а твои силы не восстановились? Да. Чем дальше они углубятся, тем меньше шансов обогнуть патрули орков, тем больше будет вот таких вот заготовленных площадок для пленения. Требовалось действовать сейчас, - шийе'ви, – Уриэль мог только догадываться, произнёс ли он слово «шум» достаточно внятно, потому как использовать общий в такой момент было элементарно опасно. И затем, извернувшись на сколько то было возможно, эльф подготовился действовать. Всего третий раз в жизни (кроме тренировки) ему приходилось использовать такую методику побега, так что следовало отвлечь первую линию стражи. Орк, вооруженный топором, в этот момент боролся со сном и смотрел куда-то вдаль, вполне себе доверяя уже предпринятым мерам предосторожности.

24

Отряд конвоиров довольно долго шел по пересеченной местности. Солнце потихоньку двигалось по небосводу с востока на запад, и вскоре склонилось к горизонту. Впереди замаячила полянка, на которой орки решили встать лагерем. Делали они это явно не в первые, так как место оказалось оборудованным для стоянки пленников. Выдав заложникам еду, и разведя костер большая часть орков ушла, оставив рядом с эльфами лишь одного часового. Судя по всему у светлокожего был какой-то план, так как он попросил Зейна пошуметь. -Ну чтож как скажешь. подумал про себя Зейн и кивнул. Вздохнув, Хлат'тар начал греметь цепями стараясь привлечь зеленокожего громилу. Судя по всему у орка была тугоухость, так как он не реагировал на позвякивания цепи. -Oish! Rol! сказал дроу обращаясь к орку. После этого громила наконец соизволил обратить на него внимание. -Чего тебе, рожа остроухая? подходя и попутно почесывая низ спины спросил орк. Разведчик активно начал изображать желание сходить в кусты. -За дерево чтоли хошь? Э, не. Давай терпи, а не то мне старшой головешку то открутит. в ответ на это, Хлат'тар начал еще сильнее звенеть цепями и изображать недержание.

25

Уриэль довольно усмехнулся действиям дроу. Прекрасно, просто прекрасно, с учётом его текущей ситуации и скованности. Едва раздался первый крик, как Уриэль сочно хрустнул суставом, не без труда сдерживая болезненный стон. Что ж, это было сложнее, чем думалось, зато проблема уже решена почти на половину, оставалось только полезно воспользоваться имеющейся ситуацией

Хорошо, что у эльфов такие хрупкие руки, - подумалось Фору, когда он высвобождал свою конечность из сковывающих кандалов. Разработанные под дроу, они оказались немного велики для синдар, что вкупе с перчатками дали возможность попробовать обычную методику: выбивание большого пальца. Больно, обидно, страшно - но действенно! Сейчас, чтобы не утратить остатки сил, Уриэль не стал заботиться обратной правкой смещённого пальца, тотчас метнувшись на коленях под орка как заправский горный хлопец в их лихом танце. Любая другая атака была абсолютно бесполезна - разница в массах полностью на стороне зеленокожего. Так что оставалось обрушить его на Зейна, чтобы он хотя бы связанными ногами помог в нелёгкой борьбе.

Так и вышло. Орк, совершенно не ожидающей подлости, подкосился словно бы мешок с костями, грузно оседая на болотную землю. Первый удар тёмнокожего - вполне возможно, чисто отмашка на инстинктах - попал аккурат по челюсти, едва не выбивая её напрочь. Далее, с помощью цепей собственных кандалов, Уриэль создал элементарную удавку. Орк ли кто иной, а шея у всех одна, и она совершенно не терпит того отношения, которой была подвергнута голова зеленокожего. Что забавно, всё прошло почти бесшумно - только звяканье цепи, только тихий звук смерти от перелома позвонков. Далее всё пошло проще, ведь топор орка позволил расправится не только с своими путами, но и огреть других конвоиров по темечку. Уриэль был более, чем уверен, что минимум один из сопровождающих сидел где-то в стороне, так что времени на рассуждения, опять же, не было. Ключи, грубая одежда, хоть какое-то оружие - и вот она, свобода на краю болот. Не только для себя, естественно, ведь Зейн оказался в этой ситуации на удивление схожим образом, с аналогичными последствиями. Сейчас, два древних врага, объявили друг другу временное перемирие - но как долго оно могло продлиться, когда опасность в лице зеленокожих миновала? Чисто ради собственной сохранности, Уриэль предпочёл расстаться с дроу как можно раньше, ускользнув под покровом тьмы в чахлый лесок. Там уже, согласно запасным планам выхода, он добрался и до поста рейнджеров, и до родных лесов.

Встреча закончилась столь же скоро, как и началась, растворяясь во тьме отношений рас и забываясь в пыльных архивах Гвардии как несущественная. Для Фора, конечно, всё было иначе - как-никак, личный опыт на грани смертельной опасности. Да, яркость переживаний несколько застилала глаза, однако обольщаться разведчик не спешил - единичный случай ещё не пример, и война дроу и светлых продолжился. Однако, подобное благоразумие, что проявил Зейн, не было оставлено без внимания, и послужило ещё одной ступенькой для создания не чёрно-белой, но сероватой картины мира для юного Гвардейца.

Отредактировано Фориуэль (2017-11-12 19:26:14)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Ранняя осень 17065 года. В лесах севернее Болот Скорьби. Зейн, Фор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно