Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Трэдия

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

http://sh.uploads.ru/3njpQ.jpg

Небольшой городок – поселение, расположенный в начале тракта ведущего из Бирвилии в Валенсию. Трэдия окружена массивным бревенчатым забором и даже имеет некоторую охрану, но до полноценных стен этому городку всё же далеко. Рабочий городок, лишённый утончённого Валенсийского лоска и большого выбора мест для праздного времяпрепровождения. Промышляют здесь в основном заготовкой и обработкой дерева, однако, построенных целиком из дерева строений здесь не очень много - в архитектурном плане в Трэдии преобладает куда более устойчивый к пожарам фахверк.
Дома преимущественно двухэтажные, небольшие, улицы средней ширины и чистоты. Имеются постоялые дворы на разную толщину кошелька, кабаки, таверны, небольшой театр и крупная, довольно благоустроенная  торговая площадь, расположенная в восточной части города.

Внутренние локации:
1. Гостиница "Дубравная"
2. Торговая площадь
3. Дом бургомистра

2

Мидленд >> Мистерийская Империя >> Тракт Валенсия-Бирвилия

Дом бургомистра, на удивление Шады, выделялся на общем фоне не сильно. Она вообще не заметила каких-то радикальных сословных отличий. На чистых улицах не сновали босоногие нищие, а из-за углов внутренних улочек не выглядывали из-под капюшонов подозрительные личности. Но и расфуфыренных богатеньких, обычно передвигающихся в карете и со свитой, Шада тоже не встретила. Трэдию нельзя было сравнивать с Иридиумом, что Шада каждый раз подсознательно и делала. Иридиум играл на контрастах, нижнее и верхнее кольцо представлялись Шаде разными мирами со своими законами и обычаями. Конечно, своим домом она считала кольцо верхнее. И даже самые скромные дома в верхнем кольце Иридиума выглядели внушительнее, чем поместье, перед которым остановилась Шада. Что этот факт мог сказать о бургомистре? Что он близок к народу? Не тратит деньки на ветер? А может слишком жаден или боится завистников?
Гонец привязала поводьям лошади к забору. Посылку она взяла в руки, разгладила, ещё раз перечитала реквизиты. Откинув полы плаща и удостоверившись, что имперскую фибулу прекрасно видно, Шада зашагала к крыльцу. Вытянувшись в струнку, она постучала в дверь (или использовала какой-то предусмотренный для этого звуковой сигнал). А затем звонко произнесла, кто она, к кому и по какому делу.

3

Миновав ступени, Шада оказалась перед парадным входом. Дверь была одностворчатая, но внушительная, в куда большей степени надёжная, чем изобилующая декоративными элементами. Хитроумных звоночков девушка не обнаружила, зато по центру красовалось массивное, из тёмной стали, кольцо. Стук гулко разнёсся по округе, после чего за закрытой дверью послышались шаги. Дверь открыл мужчина, только вступивший на порог средних лет, с первой, едва заметной сединой в ранее насыщенно-каштановых волосах. Он не выглядел как хозяин, скорее как помощник или дворецкий, ухоженный, строгий, но с лицом, на котором застыло слишком уж много учтивого ожидания для того, кто был обременён властью.
http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0121/h_1485017137_5551671_c866b3a7ea.png
Дворецкий: - Добрый вечер, - поздоровался мужчина, склонился перед девушкой в вежливом поклоне, после чего протянул вперёд правую руку, - я с радостью передам послание господину Редклифу.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-01-21 19:55:50)

4

Реакция на стук не заставила себя ждать. Ага, значит, дома кто-то есть... Подумала Шада, прислушиваясь к шагам. В голове успела промелькнуть радостная мысль, что с посылкой она расправится уже в этот вечер, что бургомистр на месте и не отбыл никуда на неопределенный срок. В следующее мгновение дверь открылась. Свет из прихожей пал на Шаду, заставляя прищуриться, чтобы лучше разглядеть человека перед ней.
Пока гонец представлялась и объяснялась, она успела сделать несколько выводов о человеке, открывшем дверь. Конечно, это был не бургомистр. Было бы странно обратное. Одежда, манера учтиво, но не надменно держаться, отрепетированный поклон - все это указывало на очевидное. Этот человек всего лишь дворецкий, принимающий гостей. В доме Мирштейм тоже раньше был старый и строгий домоуправитель. Правда, в конечном итоге всех слуг Мирштейм распустили, чтобы сэкономить свои расходы.
Шада выслушала дворецкого, учтиво склонив голову. Но посылку ему не отдала и с места не сдвинулась.
- Распоряжением второго помощника Лорда Венкуса - Самюэля Марисса, мне поручено передать посылку лично в руки господину Редклифу. Он сейчас может меня принять? - глаза Шады периодически мельком оглядывали область за плечами дворецкого.

5

Область за плечами дворецкого рассматривалась относительно сносно, представляя собой небольшой проходной зал-прихожую, освещённую чуть более тускло, чем было необходимо, что могло говорить о том, что в это вечерний час этот дом не ждал гостей и скорее всего уже готовился ко сну. С её позиции также была видна часть уходящей на второй этаж массивной, чуть извитой лестницы.
Дворецкий на какое-то мгновение словно бы засомневался, а в его чуть сощурившихся глазах промелькнуло смесь сомнения и чего-то ещё, чего Шада так и не смогла прочитать. Это, впрочем, произошло очень быстро, за какое-то мгновение, после чего тот учтиво кивнул и посторонился, позволяя девушке пройти.
http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0121/h_1485017137_5551671_c866b3a7ea.png
Дворецкий: - Раз так, позвольте вас сопроводить
Это была исключительная вежливость, хотя миледи было как никому другому понятно, что бродить по чужому дому без сопровождения ей бы всё равно не позволили. Пропустив Шаду в дом, мужчина закрыл дверь и пригласив её следовать за собой, неторопливо направился к уже примеченной девушкой лестнице.

6

Дворецкий на мгновение заколебался и у Шады возникло горькое предчувствие. Вот сейчас он скажет, что господин Редклиф отбыл по важному делу и вернётся через несколько дней... а это означало, что проторчать в Трэдии придётся дольше, чем планировалось. Но через мгновение Шада облегченно выдохнула и чуть более, чем полагалось стремительно, вошла в прихожую.
- Благодарю Вас..., - Шада слегка огляделась, ровно столько, чтобы не показаться невежественной и не выглядеть слишком уж пристально рассматривающей дом Редклифа. Затем гонец в сопровождении дворецкого прошла дальше, поднимаясь по лестнице. В одной руке она держала увесистый конверт с документами, а другую положила на рукоять меча. Это непроизвольное движение внушало уверенность. Оказываясь в незнакомом месте Шада часто держала руку ближе к оружию. Похоже, нервная система девушки неслабо потрепалась. В последнее время Шада инстинктивно выхватывала клинок или метательный нож, будучи застанной врасплох громким звуком. Так однажды она до смерти перепугала леди Мирштейм, подкравшуюся к дочери чтобы шутливо напугать ее. Впрочем, больше София так не шутила...
Оказавшись на втором этаже, гонец слегка посторонилась, пропуская дворецкого вперёд. Крыша над головой, тепло и уютный свет внушали чувство крова. Усталость перенесённой дороги вновь давила на плечи и спину, вытянутую по военному уставу. Хотелось побыстрее закончить с делом и покинуть чужой дом, снять номерок в ближайшей гостинице, выдохнуть и расслабиться в относительной безопасности. Да, безопасность для Шады теперь везде казалась относительной...

7

Мужчина шел впереди и не мог обратить внимание на её жест осторожности, да и если бы заметил, едва ли сказал хоть что-либо что противоречит правилам этикета. Лестница, широкая и каменная, хотя и уступала по размерам подобной в поместье Валленсов, была сработана на совесть. В целом убранство этого дома выдавало крепкое благосостояние своего владельца и вполне могло быть под стать мелкому дворянину, который в интерьере своём не гнался за излишней роскошью.
Второй этаж встретил Шаду коридором, тускловато освещённым настенными подсвечниками и закрытыми дверями жилых комнат. Провожатый повёл её налево, остановившись у самой последней из дверей и постучал. Через некоторое время девушка услышала приглушённый голос хозяина, позволившего войти. Открыв дверь, дворецкий шагнул в комнату и чуть вбок, одновременно пропуская Шаду и представляя её и её миссию.
http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0121/h_1485017137_5551671_c866b3a7ea.png
- Господин Редклиф. Вам послание от второго помощника Лорда Венкуса - Семюэля Марриса, - на том он поклонился и вышел, намереваясь закрыть за собой дверь после того как девушка окажется в помещении.
Управляющим оказался человек преклонных лет, уже совсем седой, но с живыми глазами и без старческой немощи в движениях. Он сидел за большим письменным столом - единственным хорошо освещённым местом в комнате и его тёмные глаза уже успели внимательным прищуром коснуться лица вошедшей миледи.
http://storage1.static.itmages.ru/i/17/0126/h_1485455759_4302748_30893a41dd.png
Бургомистр: - Чтож, госпожа посол, проходите, проходите, - он махнул рукой, тем самым давая разрешение использовать большую часть пространства кабинета, - как вам Генри? По моему очаровательное приобретение... в моём возрасте уже тяжеловато самому управляться со всеми этими встречами... кхм... о чём это я? Ах да... говорите, послание от господина Марриса?

8

Шада прошла к центру комнаты, останавливаясь в паре шагов от письменного стола. Позволив дворецкому представить ее и обозначить цель визита, гонец приветственно поклонилась бургомистру. Он оказался не совсем таким, каким в своей голове представляла миледи.
Шада ожидала увидеть крепкого мужчину, быть может слегка полноватого, но ещё способного крепко держать меч. И рядом обязательно должна была хлопотать его жена, а дом наполнять запахи еды и детский смех. Однако же в доме царил полумрак и тишина, но ведь и время было уже позднее. Почему то Шаде не хотелось, чтобы этот человек оказался одинок, лучше было думать, что все его семейство легло спать, и Генри он нанял вовсе не потому, что некому было открывать дверь и провожать гостей.
- Да, господин Маррис распорядился о доставке вам этих документов в срочном порядке, - Шада опустила на стол увесистый конверт, слегка придавливая его пальцами. Вопрос о Генри она пропустила, посчитав риторическим. Да и какое ей дело до дворецкого? С младых лет миледи окружала всевозможная прислуга. И Шада относилась к ним практически так, как относятся к полезным предметам - они должны были исполнять своё предназначение.
- Прошу вас расписаться на этой бумаге, господин Редклиф, - сверху конверта легла расписка о получении адресатом посылки. Шада старалась не показывать своего нетерпения. Она стояла, ровно вытянув спину и глядя на бургомистра с вежливым ожиданием.

9

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/0126/h_1485455759_4302748_30893a41dd.png
Бургомистр: - Да, да, конечно, просто замечательно, - управляющий потянулся к чернильнице и обмакнув кончик пушистого, белого пера в содержимое полупрозрачной склянки, поставил на расписке свою размашистую, витиеватую подпись.
Ему не пришлось долго возиться - Шада застала Редклиффа за работой и все письменные принадлежности были у того под рукой.
Бургомистр: - Наверняка опять дерево, что ещё от нас может быть нужно, кроме дерева? - очередной риторический вопрос в несколько добродушной манере выдавал в бургомистре человека либо говорливого по своей природе либо того, кому действительно было особо не с кем поговорить. Он словно бы пытался заполнить царившую в этом месте сосредоточенную, рабочую тишину.
Бургомистр: - Вот, держите госпожа посол и добро пожаловать в Трэдию, Трэдия - хороший город, - управляющий передал расписку девушке и улыбнулся той на прощание. Ему предстояло ещё много бумажной работы перед тем как ночь окончательно погрузит этот дом в тишину.
Генри, также как и вначале сопровождал девушку по дому, в этот раз на выход, попрощавшись с ней так, как и было положено по всем правилам этикета. Конь терпеливо дожидался её там, где миледи его и привязала, а в памяти всплыла вывеска вполне приличной на вид гостиницы, совсем недалеко от центральной площади. Название её правда было не слишком притязательное - "Дубравная", зато крепкий порог и хорошее освещение на входе говорило о качестве предоставляемых услуг куда лучше. Сейчас Шаде как никогда требовался отдых и, возможно, визит к лекарю, учитывая как неприятно ныли полученные во время привала комариные укусы.
В целом город встретил её если не сказать что радушно, но без происшествий.
Без происшествий прошёл и обратный путь до Валенсии. Сэмюэль остался доволен работой девушки и заплатил за её услугу весьма неплохую цену в восемь золотых монет. Его весьма лестной рекомендации было достаточно для того чтобы обеспечить миледи стабильной работой по профессии на ближайший срок, если конечно та была готова продолжать.

Квест выполнен: Старое дело на новом месте
Шада: +2 уровня
Получено: 8 золотых монет, 30 серебряных монет

В скачок:

Прежде чем я отправлю вас в скачок, можете в стиле повествования расписать примерную деятельность персонажа в Трэдии и по возвращению (разговор о правосудии на нападавшими, подарки для матери), если такова конечно была и важна для дальней истории)

10

Бургомистр производил впечатление неплохого человека. Шада даже улыбнулась, заражаясь его весело-ворчливой манерой. Получив расписку и убрав ее, Шада распрощалась с господином Редклифом. Генри проводил ее до дверей. Наконец, прохладный ветер с привкусом свободы и облегчения от выполненной работы встретил девушку, пока та шагала к калитке и взбиралась в седло. Она была чем-то полезна, она помогла, она не сидела просто так, не отсиживалась в безопасном уголке! Да, Шада пыталась скормить это своей совести. Нужно было как-то оправдаться, почему она сейчас не защищает Иридиум от осады нежити. Если эта осада ещё не прорвала защиту! Тогда Шада не простит себе этого, ведь солдат должен до последнего исполнять приказ. А она, получается, сбежала? Да нет, это не дезертирство, хотя со стороны так и может показаться... Но зато моя София в относительной безопасности, а значит, я все таки поступила правильно!
Закончила разговор с совестью Шада уже в номере гостиницы "Дубравная". Она была сыта, даже выпила бокал вина, надеясь, что сон от этого будет крепче и без сновидений. Уже лёжа в постеле и глядя в потолок, Шада, наконец выдохнула. По скуле медленно текли слезы, впитываясь в подушку. Ничего, все нормально... Я справлюсь. Срочно в Иридиум, в Валенсии увижусь с мамой и в путь. Убивать немертвых. Как можно больше, истреблять эту гниль, отнявшую у меня самого дорогого человека... Шада больно прикусила губу. Я буду мстить за тебя, пока дышу. И каждый повергнутый немертвый  будет продлевать память о тебе... Сон подкрался незаметно, мягко переводя сознание в царство грёз.
На утро плохие мысли не ушли, но попрятались по углам, ожидая, пока солнечные лучи вновь скроются за горизонтом. Настроение омрачал лишь укус на шее, непонятно, что за насекомое решило выпить ее крови, раньше таких ощущений Шада не испытывала. Место укуса припухло, чесалось и зудело. Девушка твёрдо решила, если до ее прибытия в Валенсию укус не пройдёт, она обратиться к лекарю.
Весь день Шада гуляла по Трэдии, зашла на рынок и купила матери небольшую шкатулку из дерева, а так же пополнила запасы провизии. К вечеру она отвела коня на перековку, и была готова утром отправляться.
Обратный путь не преподнёс, к счастью, никаких сюрпризов. Шада уже не торопилась и не загоняла коня, поэтому через три дня достигла Валенсии.
Встреча с матерью была одновременно радостной и болезненной. София так была рада видеть дочь, что Шада никак не могла подобрать удобный случай и сообщить ей о том, что собралась возвращаться в Иридиум.
Расписку Шада передала господину Самюэлю, получив соответствующую плату. Помощник был крайне доволен Шадой, а миледи с удовольствием согласилась прийти на званый ужин в дом Маррисов.
Укус все ещё беспокоил Шаду, о чем по чудесной материнской чуйке стало известно и Софии. В тот же вечер в дом Валленсов прибыл наилучший лекарь округи. Осмотрев миледи, он прописал какие-то примочки, предупредив, что, если это не поможет, возможно, недуг носит магический характер. Шада понятия не имела, как умудрилась так влипнуть. Когда стало ясно, что примочки не помогают, родственники Шады принялись дёргать за ниточки и искать мага, способного устранить причину дурного самочувствия Шады. С поездкой в Иридиум пришлось повременить на неопределённый срок.
>>> Скачок времени >>> Локация

Отредактировано Шада (2017-03-07 17:21:36)

11

Гильдия магов "Зеркало миражей" >>>

Зик словил плащ, хотя конечно, накидывать на себя не спешил. Смысла не было. Плащ не согреет и не умоет, пока броня в таком состоянии. Зику подумалось, что если то было проявление заботы - то весьма странное. Забота - вообще странная штука. Аллогичная. Тем не менее он с готовностью и некоторым облегчением шагнул в портал и столица исчезла из мира серого мистика.

Услышать ночное пение сверчков и кваканье лягушек, оказавшись посреди отдаленного поселения в Мистерийской Империи было подобно погружению в блаженство. Я даже не думал, что могу настолько устать от войны и от всей этой суеты, или это так на меня повлияла смерть? - В любом случае, Зик дождался пока Мириам пройдет следом и закроет портал. Переулок рядом с гостиницей, в котором они оказались был достаточно чист, на небе было слабо видны звезды. Кажется, дождь собирается... - Света тут почти не было, и поселение крепко спало. Зик выдохнул и отбросил в сторону плащ, которые ему одолжила Мириам. Потом он размотал свой собственный плащ, который прикрывал дырку в груди - грудная пластина - представляла собой сплошную мифрильную защиту с аккуратной, ювелирно выполненной дырой ровно в центре груди. Все вокруг дыры было заляпана кровью, перемешанной с грязью, так что мифрильный цвет пластины было бы невозможно разлечить, даже будь здесь побольше освещения. Серый измятый плащ тоже успел пропитаться кровью, он был брошен на землю рядом с первым плащом. Сначала Зик расстегнул ремешки, закрепляющие его наручи, которые были испачканы, но практически не пострадали. Когда наручи полетели на землю, он начал расстегивать крепления на нагруднике пластине.
- Никогда не мог в голову взять, как вы, маги пустоты запоминаете эти переулки, они ведь все одинаковые абсолютно. - Достаточно непринужденно озвучил свою мысль Зик, стараясь не думать о том, о чем пока думать не следовало. Вот пластина поддалась и нагрудник звянулся о землю. Грейсон поднял его, повертел и осмотрел насколько позволяет освещение, просунул руку в нагрудник, рука вышла через дырку на спине с другой стороны.
- Когда-то этим заклинанием Марагор убил остальных магистров во времена войны Искупления. Наверное, только полный идиот мог подумать, что способен такое выдержать. - В рубахе Мистика была точно такая же дыра, как и в доспехе, вся кожа вокруг была багрово-бурая от крови и грязи, но полностью целая. Зик бросил доспех и накинул на плечи одолженный плащ, закутавшись в него. Остальной металолом Зик стал компактно упаковывать, Внутри нагрудника были помещены наручи и скомканный плащ Зика, а сам нагрудник взят подмышку.
- Я все равно похож на Зомби. Надеюсь хозяин гостиницы, спросонья... Впрочем плевать. - Зик уже приметил довольно привлекательный стог сена возле конюшни. Сейчас упасть в него казалось идеей куда лучшей, чем пытаться что-то доказать несчастному корчмарю.
Я очень устал...

12

Иридиум. Гильдия магов "Зеркало миражей" <<<

Шагнув через портал, они оказались словно в другом мире. Свежей провинциальный воздух, просторное небо над головой, большое количество растительности даже в пределах городка. Казалось, война прошла мимо Трэдии, и это не могло не радовать. Знакомый переулок нисколько не изменился, как успела отметить заклинательница. Первым делом стоило разобраться со внешним видом, чтобы не пугать местных. И главную проблему в этом деле представлял Грейсон. Однако, на сей раз он не стал спорить, и просто выполнил просьбу Евы. Правда, зачем-то решил разоружиться и снять с себя все железки. Евангелина посматривала по сторонам, покуда тот был занят столь важной процедурой, и лишь единожды она взглянула на дыру в броне, чтобы как следует запомнить, как выглядит ошибкой ценой в чью-то жизнь.
- Никогда не мог в голову взять, как вы, маги пустоты, запоминаете эти переулки, они ведь все одинаковые абсолютно. - ворчливо начал Зик. Стало быть, тишина его стала напрягать? Забавно. Евангелина позволила себе усмешку, но спустя мгновение осеклась, вдумавшись в смысл сказанного. А ведь и правда. Я никогда не считала себя полноценным магом света. Скорей, это было удобное средство оставаться на хорошем счету. По-настоящему мне всегда были интересны возможности магии пустоты. И крови. Странно, что раньше я не задумывалась об этом...
- Все дело в деталях, - отозвалась она со всей серьезностью. - Не существует одинаковых мест. Запоминая деталь, ты запоминаешь и все, что с ней связано, по цепочке. От цветов до ощущений. Например, здесь, - Ева провела ладонью по деревянной балке, что была одной из несущих в конструкции большого дома, - Вырезана занятная надпись неизвестного автора: "Мы то, что мы едим". Кто знает, зачем он это написал и почему именно здесь. Несколько лет назад мне доводилось бывать в этих краях. В этом самом месте я долго простояла под дождем, наблюдая за окнами соседнего дома. Так и запомнилось. Кстати, этот городок - Трэдия, если тебе интересно.
После небольшого монолога прошло немного времени, Грейсон все еще возился с креплениями, в промежутках выдавая свои ядовитые комментарии. Слишком ядовитые. Хотя, может, временами он склонен к самоиронии? Наконец, Серый мистик облачился в маскировочный плащ, но ворчать продолжил. Отчего-то это позабавило заклинательницу.
- Ты невыносим. Потерпи немножко, я все устрою. Жди здесь, - Евангелина окинула спутника оценивающим взглядом, утвердительно кивнула, видимо сама себе, и, выглянув из импровизированного укрытия, проверила улицу. Людей на ней не наблюдалось, а в домах вокруг свет не горел. Отлично. Нам не нужны посторонние уши и глаза. Покинув переулок, Ева быстро, перемещаясь по теням, добралась до крупного здания гостиницы на противоположной стороне улицы с вывеской "Дубравная".

Ее интересовало неприметное окно со стороны внутреннего двора гостиницы, куда обычно гостям вход воспрещен. Добравшись до такого, заклинательница настойчиво стала стучать по стеклу, пока в окне не появилось заспанное лицо паренька. Он протирал глаза, силясь разобрать, кто там решил прервать его сон. В конечном итоге в мутном стекле толком было ничего не разобрать, так что он осмелел и открыл окно.
- Мириам?! Что ты здесь делаешь?- удивленно, но шепотом выдал он. Евангелина хитро улыбнулась, жестом показывая пареньку не шуметь.
- Мне нужна твоя помощь, Вальден. Прости, что так внезапно. Да к тому же ночью.
- Конечно, конечно... Сейчас. - Паренек стянул с головы смешной спальный колпачок и скрылся во тьме оконного проема. Прошло с пол минуты, прежде чем дверь неподалеку открылась и на маленькое крыльцо не вышел молодой человек в застиранном стареньком халате. Темные взъерошенные волосы клоками торчали в разные стороны, что придавало ему даже в чем-то милый вид домовенка. - Чем обязан?
Заклинательница подошла ближе, предварительно прикрыв створку окна.
- Мне и моему другу требуется ночлег. Было бы идеально, если бы ты смог придумать что-нибудь с возможностью отмыться от крови и поесть.
- С этим тяжко... Все комнаты заняты, а кухня закрыта, сама понимаешь. Вода тоже почти остыла наверняка. - будничным тоном трактирщика заявил парень, сладко зевнув.
- Вальден, - Евангелина выразительно взглянула на него, прекрасно понимая натуру будущего приемника гостиницы. - Десять золотых. Я смертельно устала и не собираюсь торговаться. Или долги ты забываешь также быстро, как и чистосердечную помощь?
- Ладно, ладно, только не начинай. - паренек поежился от ночной прохлады. - На прошлой неделе освободилась пара комнат в крыле слуг. С этой проклятой войной люди бегут как крысы с корабля, и все здешние начинают перебираться понемногу в Нокс. Подходите с другом к задней калитке, я вас проведу. Пока все подготовлю.
Обрадовавшись, Ева кивнула и без сожалений тут же протянула кошель с монетами. Там было чуть больше названной ею суммы, но Ева не придала этому значения, уже поспешив назад к Грейсону, покуда тот не натворил новых дел.

Ева появилась снова в переулке, так быстро, как смогла. Она все еще ощущала нервное напряжение. Чувство вины не давало покоя, так что она старалась всеми силами стереть кошмар пережитого в будничной суете. Вновь оглядевшись по сторонам, девушка жестом позвала Грейсона следовать за ней. Когда они поравнялись, она объяснила:
- Мы гости нежданные, но нас примут. Можешь ни о чем не беспокоиться.
Заместо главного входа Ева повела Серого мистика в обход гостиницы, к месту, о котором они с Вальденом условились. Старший сын хозяина "Дубравной" с фонариком ожидал у калитки. При виде Грейсона он в миг проснулся, подобрался, но выглядел вполне дружелюбным, насколько вообще позволяла обстановка ночного визита. Калитка скрипнула, и гости оказались во внутреннем дворе. Тут были оборудованы загоны для домашних птиц, да и луж с грязью хватало без этого. Крыло слуг являлось пристройкой к основному зданию, и имело отдельный вход с оборудованной кухней и даже помывочной. Словом, хозяин старался сделать так, чтобы его работники имели мотивацию трудиться от души.
Вальден ключом с большой связки отворил дубовую дверь.
- Как я и говорил, Мириам, еда остывшая, вода тоже. Но вы можете пользоваться. Это направо по коридору. Свободные комнаты наверху, в самом конце. Там разберетесь. И смотри, не перебудите мне весь дом. Доброй ночи. - ворчливо Вальден отстегнул два ключа со связки и протянул девушке, после чего направился обратно, досматривать свои сны. Маги же остались одни на заднем дворе перед открытой дверью.
- Прежде чем ты что-то скажешь, иди отмойся. А то тебя в самом деле можно за зомби принять. - заклинательница не собиралась слушать возражения, уже проходя в дом, предназначенный для слуг. - Направо, говоришь? - она запустила руку в сумку и выудила оттуда пару кристаллов "огоньков", что своим голубоватым свечением могли помочь не напороться на различные предметы быта в незнакомом месте. Один она протянула Зику. - Давай, не упрямься. Я пока поищу, чем можно у них здесь перекусить. Потом поменяемся.

13

Пока Зик снимал доспехи, он послушал немного познавательной информации о том, как конкретно маги пустоты запоминают детали. Хотя по-правде говоря, Зик не ожидал что ему вообще будут отвечать - вопрос был из разряда риторических, он то и сам бы догадался, что все дело в деталях, если бы разум не был на гране ментального истощения. Тем не менее, её голос было слышать приятно, а остальное сейчас не очень то волновало мага. Хотя Зик и не удержался от усмешки, когда услышал фразу.
- Сразу видно, что писал человек, не больно то образованный. Хотя и негоже винить крестьян за тягу к пониманию, грустно ведь жить, нечего не понимая и не пытаясь. - Написано так, будто мы состоим лишь из мяса. Изречение, достойное настоящего свинопаса. - Так или иначе, сколь быстро Зик задумался, столь быстро и выкинул из головы эту надпись. Его тягу к спасительной соломе безбожно прервали. Зик, конечно, не возражал, что Серкэ все разрулит сама, ему просто в голову не пришло что все может быть именно так. Голова уже не работает. Уже просто не учитываю возможность воспользоватсья сторонней помощью...

Зик присел, прямо на землю,оперевшись спиной о стенку дома, шея будто бы и не держала голову, которая стремилась бессильно повиснуть, утянув за собой тело в сон. Теплота плаща согревала и уже даже стог сена казался излишним удобством. Само по себе отсутствие криков, крови и смерти вокруг - убаюкивало лучше чем колыбельная, спетая материнским голосом, которого Зик никогда в жизни не слышал. Обещал пойти дождь, но разум уже выкинул этот факт за границы своих аналитических способностей. Сейчас было тепло. И тихо. Звуки природы. Оставшись один, Зик получил тот самый покой, который был для него - уютом. Так что возвращение Мириам показалось каким-то дерзким вторжением в сознание извне, подобным набегу варваров северных пустошей, с луками, топорами и беспощадной ледяной магией. Зачем она это делает? Это слишком жестоко!

Сначала рука поднялась в магическом жесте, но потом так же и опустилась. Ты что, решил потратить остатки магической энергии? Так или иначе, Зик все равно поднялся, не подавая виду, каких трудов это ему стоило. Взгляд невольно по-новой сместился к Сеновалу, который казался не таким уж и далеким, и вообще прекрасным, буквально, королевским ложем. Но вместо этого, Зик безмолвно поплелся за Серкэ к заднему двору гостиницы, прогоняя с себя сонливость и нагоняя обыденный серьезный и немного мрачный вид.
Трактирщик показался Зику слишком молодым для трактирщика, возможно, его отец ушел на войну, оставив дело своему сыну, или же его нашел несчастный случай. Но все это сейчас значения не имело. Самое главное, что он не стал возражать против ночлега, еды и воды. 

У Мириам оказались с собой огоньки. Зик считал это странным, потому что магу света огоньки не нужны, у них всегда есть светоч, а уж заклинателям - тем более, ведь они тратят на него меньше энергии, чем получают при помощи магического магнита. Тем не менее они у неё были, что несколько подчеркивало расточительную натуру, свойственную благородным. Но сейчас это её качество сыграло на руку Зику, ведь здесь, на дощатом полу, ориентироваться в темноте было практически невозможно. Так что Зик принял огонек, и упрямиться, конечно же не стал, раз уже поднялся на ноги, то лучше будет дотерпеть до конца и умыться, а лишь потом падать. Воды было не то, чтобы слишком много, пару ведер, но этого было достаточно, чтобы смыть грязь с лица, прополоскать волосы, а потом, раздевшись до гола, окатить себя ведерком бодрящей холодной воды и хорошенько обтереться полотенцем, предварительно рассеяв стальной покров само собой.  После этого, Зик понял, что у него абсолютно нет желания лезть снова в свое грязное белье, не постирав то, но другого у него не было. В конце концов, он решил что достаточно одеть трусы и замотаться в полотенце. Остальное постираю завтра с утра... Конечно, рубашке стирка уже не поможет - ей вообще теперь дорога в тряпки, после копья несуществования-то.

Серкэ Зик легко отыскал по свету второго огонька. Грязную одежду и броню он уже отнес в выделенную комнату и скидал в кучу в углу. Сам же он появился в дверном проеме в полотенце и заставил кристалл-огонек левитировать, и аккуратно опуститься на стол рядом с Серкэ, что-то уплетающей.
- Я не голоден, поэтому пойду спать. - Зик действительно голоден не был, вероятно, из-за особенностей его воскрешения, или же просто - кусок в рот не лез после пережитого. - ...Завтра поговорим. - До рассвета оставалось лишь пара-тройка часов, не так уж и много - но все лучше, чем нечего. После этого Зик побрел в сторону комнаты, где практически неглядя бухнулся на постельное белье и моментально отрубился.

14

Подозрительная покорность Серого мистика слегка напрягала заклинательницу. Будто он задумал что-то гаденькое. Но такая мысль быстро улетучилась, как только в свете зажженого "огонька" вблизи она увидела тени, что залегли под глазами Серого мистика. Проводив взглядом бедолагу, Ева тяжело вздохнула и побрела на кухню. Ночной дожор - то еще удовольствие для фигуры. Но засыпать под урчащие звуки как-то не хочется. Едва теплая, на печи стояла какая-то похлебка. Пошарив по полкам, и кусок хлеба девушка тоже нашла. Хоть что-то, и на том спасибо. Рассчитывать на роскошный ужин в кухне крыла слуг, определенно, не приходилось. Но за ту плату, что я оставила Вальдену, мне полагается еще и завтрак с новой одеждой. - хмыкнула она. Стоило только попробовать неказистую похлебку, как Ева почувствовала, насколько голодна. Только сейчас понемногу она начала осознавать, что Иридиум действительно остался позади. Возможно, Ева на всю жизнь запомнит столицу как город, поглощенный войной. Благо, теперь у нее был выбор и она могла распоряжаться своей жизнью, как того пожелает. Она уже дожевывала остатки хлеба, когда в дверном проеме забрезжил огонек.
- Я не голоден, поэтому пойду спать. - уставшим голосом произнес Грейсон и растворился в темноте коридора. Лишь по звукам шагов Ева поняла, что тот направляется наверх. Смущенная видом полуобнаженного мистика, она даже не нашлась, что ответить. Только когда Зик ушел, она с силой ущипнула себя за руку. Совсем сдурела!
- Нечего рассиживать, - отругала полушепотом заклинательница сама себя, поднимаясь из-за стола. Пылающие щеки вызывали раздражение, и девушка спешила избавиться от этих ощущений при помощи воды. Усилив свечение огонька при помощи лишь одного мысленного приказа, Ева оставила тот на тумбе, что предусмотрительно располагалась на входе помывочной комнаты. Особых изысков здесь, разумеется, не наблюдалось. Бадьи, ведра, табуреты, полотенца, небольшая купальня за деревянной ширмой, больше напоминающей здоровенную кадку. Те ведра, что стояли ближе к печи, соответственно, имели подогретую воду. Без зазрения совести Евангелина вылила приличное количество воды в кадку и с головой окунулась в водные процедуры. Однако, полезные занятия не отвлекали от странных дум, а, напротив, способствовали им. Одного смущающего вида Зика было достаточно, чтобы вспомнить Марейт, красивый закат и неожиданный приятный поцелуй. Противоречивые чувства сбивали с толку, отчего Ева злилась. Ах, дорогая, возьми себя в руки! Право же, его поцелуй был не так уж и хорош! А меж тем яркое воспоминание никуда не собиралось исчезать, оправдывая все. Неумело, но искренне.
Заклинательница выбралась из воды скоро, и, последовав примеру Грейсона, решила просто обмотаться полотенцем - все равно никто не видит, до комнаты дойти вполне хватит. Вот только у зеркала она задержалась, критическим взглядом оценивая свое отражение. Как и любая девушка, в собственном теле она находила множество изъянов, но мысль направилась в иную сторону, стоило лишь заглянуть себе в глаза. Это нелепо. Я не могу увлечься этим... Этим!.. Раздражающим магом. - отчего-то выражение своего лица выдавало обратно. Ева тяжело вздохнула и принялась уговаривать отражение. Не обманывай себя. Мы оба думали, что можем погибнуть. И это не было ошибкой. Ведь он действительно умер... Если бы не ритуал, не Иэления, сейчас бы ты даже не задумывалась на сей счет. Поцелуй - всего лишь робкая надежда на лучший исход, маленькое вдохновение, причина цепляться за жизнь. Для пунцовых щек нет причин. Грустная улыбка, печальный взгляд. Самой не верилось, что сожалеет. Ты ведь могла ему и не отвечать. А что сделала вместо этого? Глупая. Как самонадеянно. Пора горячей юности прошла, и страстно завладеть моими мыслями может лишь тайна, но никак не мужчина. Кто угодно, только не Грейсон! Она долго смотрелась в зеркало, испытывая чувства, одно за другим: стыдливость, робость, а затем и злость. Устало девушка прислонилась к зеркальной поверхности лбом. Холодное. Жесткое. Тем не менее, слегка успокаивающее. А как же чувства Барса? Когда-то ведь ты была неравнодушна и к Шенону. И Венум... Не многовато ли имен, что стали так тревожить сердце? А если эти мысли будут услышаны? Нет. Такое просто недопустимо. Нужно сохранить хотя бы остатки гордости. Проведя рукой по отражению, девушка словно смахнула пыль воспоминаний и мыслей. Помывочная опустела, а она шлепала по коридору босыми ногами, поднимаясь наверх.
Эльфийка справедливо задала вопрос: что нас связывает? Он красив, умен, чертовски силен, хоть и не дотягивает до магистров. Улыбайся чаще - и сердце любой девушки дрогнет, даже несмотря на скверный характер. Но что может связать убийцу магов и беглого тенелова? Правильно, война. Неизбежность, страх, "а если". на войне нет места хрупким барышням, как нет места и для пылких чувств. Единственное, что нас может объединять - магия. Вот наша истинная страсть и истинная природа. Ступени остались позади, на втором этаже было много комнат, но лишь в самом конце им отводилось место. Евангнелина старалась ступать мягко, чтобы не будить весь дом.

Дверь в предпоследнюю комнату оказалась приоткрыта, и поневоле девушка в нее заглянула. На кровати, прямо на постельном белье, спал без задних ног предмет ее мыслей. Сама не особо понимая, почему, она вошла. Шаг за шагом, Ева приближалась к спящему мистику.
Его влажные волосы небрежно раскиданы по подушке, рука вот-вот затечет, и ему придется переворачиваться. Несмотря на все мысли, отклик теплых чувств достиг сознания. Заклинательница нашла тонкое одеяло, сброшенное на пол. Все также тихо, стараясь даже особо не дышать, Ева подняла его с полу и укрыла спящего. Очнись, родная. Это пустынный мираж в полуденный зной, чувственная жажда, не более того... Осторожно проведя рукой по волосам, несмотря на все свои убеждения, она склонилась над ним и легко коснулась губами лба.
- Я очень рада, что ты вернулся... - чуть слышно прошептала она, отстраняясь.
Чтобы не напугать с утра слуг, самым разумным было закрыть дверь изнутри, благо, замки позволяли это сделать. Евангелина так и поступила: закрыв на ключ комнату Грейсона изнутри и оставив оный в замке, она с помощью мерцания покинула помещение. Дверь в ее комнату легко поддалась, сделав аналогичную операцию по соблюдению мер предосторожности, девушка стала располагаться.

Простенькая обстановка, уютная кровать - что еще для счастья нужно уставшему путнику? Евангелина приоткрыла окошко, чтобы пустить свежий воздух в комнату, и еще долго не могла уснуть, хоть и чувствовала себя опустошенной. Теперь, когда свидетелей не было, она в миг ощутила, как усталость каменной плитой наваливается на тело. Евангелина встретила рассвет. Первые лучи разогнали ночную мглу, но затем небо затянуло тучами и, в конце концов, пошел дождь. Приятный освежающий аромат весеннего дождя успокаивал, убаюкивал. Мягкое белье приятно касалось чистой кожи. Тая в блаженстве, Ева, наконец, уснула, лишь надеясь на то, что ее не будут беспокоить лишний раз.

Отредактировано Евангелина (2017-03-29 20:51:11)

15

Сон был тяжелый и глубокий. Зику снился сон. Но он не помнил его. Он помнил лишь размытые детали. Белое небо Окилара, надменный лик Великого магистра. Копье несуществования...

- Если и ты полезешь обниматься, я тебя стукну! - говорила она.
Руки, расставленные в стороны, чтобы сомкнуть объятья так и застыли.
Почему? - Застыл вопрос на лице Зика. И Серкэ показала пальцем ему на грудь.
Удивленный, Зик опустил свой взгляд, и увидел сквозную дыру в своей груди...

Проснулся Грейсон, как и планировал, пораньше с утра. Голова все ещё была тяжеловата. Стук капель по металлу за окном отбивал мерную мелодию дождя. Свет дня все ещё не разогнал темноту ночи, под пеленой дождя застыл прохладный сумрак.
Нечего тут отлеживаться. Сейчас вообще не время спать. - Чтобы побыстрее сбросить с себя обрывки кошмаров и заставить расстаться с нежностью постели, Зик выбрался из под одеяла и сплел заклятие Озарения, впрочем после этого - он расплел его обратно, так и не применив. Мана восстановилась не полностью, и все ещё не было известно, что за день сегодня ожидает серого мистика. Первым делом он проверил всю свою экипировку - оружие, броню - все было на месте. В гостинице большинство гостей все ещё спали, убаюканные песней дождя, но прислуга уже во всю суетилась, а по коридорам разливались вкусные запахи. В помывочной Зик не побрезговал вылить на себя ещё одно ведро холодной воды, чтобы взбодриться и смыть пот. Только сейчас, он почувствовал себя по-настоящему чистым, да в голове прояснилось. Хоть сознание и пыталось оттолкнуть события вчерашнего дня в дебри памяти и забыть, как страшный сон, разум безжалостно настаивал на необходимости вспомнить все до мельчайших деталей. И проанализировать каждую деталь. В этой короткой и неравной битве победил разум, но сначала Зик хотел разрешить мелкие бытовые проблемы, чтобы больше не возвращаться в ним, а потому перехватил одну из местных служанок, которую, в ходе короткого разговора, куда более интересному самой служанке, чем Зику, попросил помочь со стриркой и раздобыть новую одежду. Удивительным образом кошель с золотом пережил его смерть, и в отличие от того прискорбного случая, когда деньги расплавились вместе с доспехами прямо на нем, сейчас у него хватало монет, чтобы расплатиться за все, что понадобится. И все-же, когда служанка вернулась в комнату с комплектом из простых льняных коричневых брюк, которые были Зику немного великоваты и бежевой рубахи, на предложение оплаты она отреагировала неоднозначно, и в конце концов сбежала. Интересно, что вообще Серкэ наговорила хозяину? - Повернув голову направо Зик сосредоточился на магических ощущениях его зрения и заметил прекрасную светлую ауру, с небольшими кровавыми прожилками, разводами и легкими водоворотами силы, которая безмятежно покоилась в соседней комнате. Спит ещё. - Будить Серкэ Зику не хотелось. Ей тоже есть о чем подумать. Теперь она с одной стороны - Ренегат, с другой - Герой. С одной свободна, а с другой связана. Не зная раньше никакой жизни, кроме как учеба, да служба Тенелова, справится ли она? Чем займется?

Грейсон облачился в новую одежду, старую сдал в стирку, запер крохотную комнату на ключ и добрался до кухни, где попросил подать ему на завтрак этого ароматного хлеба, который так вкусно пах даже на втором этаже. Кружечка чая, миска сметаны, ломтики масла и сыра, да тарелка каши - дополнили рацион. Значит, Инуэн погиб. Но ритуал был все равно проведен. Важных вопросов два - Первый, что на самом деле случилось с Марагором? Ведь погибнуть он не может. Ритуал, способный лишить Магистра пламени души? Чушь несусветная, если бы такой существовал, они бы провели его ещё в первые годы войны искупления, да ещё и минимум восемь раз, чтоб наверняка. Но что все-же сделал ритуал? Почему Марагор отвел войска. А ведь он отвел. Другого разумного объяснения случившемуся просто нет. Не могли все личи, поголовно, почувствовать смерть Магистра и принять на его почве одинаковое решение, нет, это был приказ - несомненно. Значит Марагор все ещё жив. - Пока челюсти жевали, Зик продолжал размышлять. - А второй вопрос - кто был направляющим в Ритуале? Если я был мертв, как и Инуэн - то остается только Сания, но она была ранена и лежала в коридоре - Картина вполне себе ярко все ещё стояла в голове Зика - Она не могла бы вести ритуал и сражаться одновременно. Вопросы о том, кто воскресил Зика и остальных, а так-же - что ему делать дальше, маг считал второстепенными. - Все же я поступил слишком отчаянно во дворце. Мне бы не мешало предстать перед офицерами императорской гвардии и объяснить им причину моего поступка. - Зику подумалось, что бувально сразу же после воскрешения рядом с ним был сам сэр Уриан и попросить его поддержки было бы мудрым и правильным решением - Да нет. Нонсенс. Он же был абсолютно голый. У меня и в мыслях не возникло бы просить поддержки у голого рыцаря. - Зик усмехнулся и вернулся в свою комнату, после чего, забрав доспехи, отправился в сарай на задний двор со щеткой, чтобы почистить их от налипшей крови и грязи.

16

Своих сновидений Ева не запомнила. Казалось, их было очень много, но все они выглядели какими-то незначительными обрывками пережитого, смешанного со сценами воспоминаний из прошлого, что вкупе порождало настоящий хаос. И тем не менее, за окон был уже день, когда заклинательница пробудилась. Дождливая погода ненавязчиво предлагала подремать еще. Возможно, она бы с удовольствием так бы и поступила, если бы не одно значительное "но" в лице Зика Грейсона. Ева не раз могла убедиться в том, что даже под присмотром этот человек способен устроить беспорядок на ровном месте, надумав что-то и сделав совершенно непонятные выводы. До сих пор она не могла толком разобрать его ход мышления, но разгадывать эту загадку было интересно.
Она перевернулась на спину и стала разглядывать потолок. Неприятный разговор все равно должен состояться. Я же знаю, сколько ни убегай, он не отвяжется, пока не узнает все подробности, пока не получит свои ответы. Наверное, не стоит оттягивать неизбежное. К тому же... Все равно мне пока нечем заняться. Было бы разумно покинуть империю, направиться туда, где Министерство не имеет власти, и залечь на пару-тройку лет на дно, затаиться, пока про меня не забудут... Да и неплохо отправить весточку Барсу. Кто знает, может, его это убережет от необдуманных действий. Ну... хотя бы от самых глупых. Вылезать из теплой постели не хотелось категорически. Ева сладко потянулась, зевнула, и перевернулась на другой бок.
- А еще впереди стирка... Может, проще выкинуть это, чтобы даже не вспоминать? - пробубнила она, глядя сваленную недалеко от кровати одежду вместе со снаряжением. И в чем тогда ходить? Уж точно ни в чем мать родила. Хотя так хорошо... - Неделю бы отсюда не вылезала. - усмехнувшись, добавила она. Безделье прервал стук в дверь. Уверенный, но не слишком настойчивый.
- Мириам, это я. Оставлю одежду здесь, под дверью. Имей в виду, скоро от завтрака ничего не останется. А, да... Твой друг уже вовсю расхаживает по гостинице. - в голосе Вальдена звучало легкое раздражение, однако, заклинательница была уверена в том, что явно не она являлась тому причиной. Шаги за дверью стали отдаляться - Вальден направился по своим делам дальше, предоставив Еве выбор, как быть дальше. Ох... надо вставать. Если совсем обнаглеть, в следующий раз этот прохвост может и не пустить на порог. Нехотя девушка поднялась. Забрав аккуратно сложенную стопочкой одежду, она снова закрылась. Ей предоставили миленькое платье, не совсем по размеру и довольно легкое для коварной весенней погоды. Зато этот недостаток компенсировала шерстяная шаль. Нда. Платье с походными сапогами - та еще красота. Ладно уж, что поделать? Дареному коню в зубы не смотрят.

Картинка для красоты

http://s5.uploads.ru/BFgjf.jpg

Через некоторое время она уже крутилась перед небольшим зеркалом, пытаясь хоть как-то привести в порядок взъерошенные волосы, ныне больше похожие на стог сена, чем на приличную прическу. Уф... Ну и перед кем я тут наряжаюсь, право слово? Только гусей пугать. Фигурку девушки окутала неказистая ткань простого кроя, зато бирюзового цвета с несколько неуместной розовой вставкой. Впрочем, на Еве оно смотрелось неплохо, особенно когда из веревки от занавесок она соорудила поясок. Платье было чуть ниже колен, поскольку подразумевало еще нижнюю юбку в пол. Но все знают, что маги одеваются как хотят, зачастую наплевав как на моду, так и на правила приличия. В конце концов, если ноги будут слегка видны - это же не криминально? Высокие сапоги на шнуровке смотрелись неуместно, зато практично - ведь за окном была весна. В такой обуви можно по крайней мере не бояться грязи.

Свою уютную обитель Ева покинула почти незаметно для слуг. Разве что совсем молоденькая служанка предложила ей свою помощь, сказав, что Вальден ее попросил. Отказываться было глупо, так что заклинательница отдала в стирку свою одежду, а сама отправилась на поиски Грейсона, пока тот ничего не натворил. На вопросы о беловолосом парне слуги без сомнений указывали направление, так что плутать долго заклинательнице не пришлось. Осторожно заглянув за угол, она наблюдала занимательную картину "обыденность" в лице мага с огромной силой. Это смотрелось для нее настолько непривычно и нелепо, что поневоле девушка начала тихонько хихикать.
- Ни минуты без дела, да, Зик? - наконец, решила начать она первой, выбираясь из своего небольшого укрытия и присаживаясь на корточки напротив мистика. - Доброго утра.

Отредактировано Евангелина (2017-03-29 22:39:15)

17

Шкрябая, по полированной глади брони, Зик вошел в некий транс, в котором, мыслительный процесс, посвященый вчерашнему дню, увел его далеко от реальности. Внутри доспехи тоже были испачканы в крови и смягченные поддоспешные части ею тоже пропитались. Нагрудник Зик отложил напоследок, понимая, что теперь его уже не починить так просто, проще новый заказать, а этот сдать в гильдию на металл. Мифрил все-же на дороге не валяется. Тем не менее именно во время оттирания остатков нагрудника, дождь и порадовал Зика долгожданной гостьей. Она пришла в платье, даже без плаща. Лишь шаль укрывала её от весенней прохлады. Конечно же, уже причесанная, помытая и отдохнувшая. Можно были даже взглянуть в глаза и увидеть там крохотный оттенок радости, улыбку. Само собой, мы ведь все-таки победили. - Вот только самому Зику почему-то радоваться не хотелось. Но стоит признать, настроение его было не скверным, как было сплошь и рядом последние две недели - оно было обычным, обыденным, прямо как и чистка доспеха. Брови были лишь слегка сдвинуты, лицо серьезно. Взгляд выражал легкую усталость и отдаленную тоску, которую так легко можно было спутать с обидой, если разглядеть за явной сосредоточенностью.

- Жду тебя. - Произнес в ответ Зик - Ты выглядишь получше, чем вчера, хоть на женщину стала похожа. Привлекательную женщину. - Сарай казался неподходящим местом для такой весенней леди, и хотелось взмахнув рукой, превратить его в дворец. Увы, но на такое маги и волшебники способны лишь в сказках. В реальности строительство дворца при помощи магии - это огромный манозатратный ритуал, требующий уйму ресурсов, круг из нескольких десятков магов и месяцы работы. Но все-же если отбросить глупые фантазии, это место было идеальным для разговора. Дождь всех загнал под крышу гостиницы, и здесь, в сарае, никто и не собирается работать в такой день, а значит никто их не услышит. Зик отложил в сторону доспех и посмотрел в глаза Мириам, отчего губы дрогнули, постаравшись изогнуться в улыбке, но в последний момент опустились. - Ужасное чувство. Вроде-бы надо радоваться, что все закончилось, но вместо этого, мне тоскливо. Среди добровольце было столько совсем юных магов. Прямо как в тот раз. И многие из них погибли. Даже Инуэн со своим неумелым руководством, погиб, и его действительно жаль, ведь никто другой из Аристократии не взялся за это дело. А за бывшим рабом, вроде меня, не пошла бы ни армия, ни гвардия, ни гильдийские, не говоря уже о министерстве, там ты сама все слышала. Ты, да Бунтарка - вот и все кто проследовал за мной, а ещё Экселум, и он погиб из-за меня, слишком сложную задачу я на него взвалил. - Зик слегка опустил взгляд, потом поднял и снова сосредоточил свои мысли на сидящей перед ним девушке - Я говорю ей это, потому что доверяю.  - Напомнил себе Зик, упреждая вопрос, не успевший вслыть в сознании. Грейсон поднялся на ноги и потянулся, распрямляя немного затекшую спину. - Конечно, мне все ещё интересно то, как вы одолели Марагора, и как сумели провести ритуал, но мне больше не хочется возвращаться. Я старался повернуть этот мир к себе лицом, а в конце концов, он по мне потоптался ногами. Наверное, для задуманного мной, сил одного смертного слишком мало. И теперь, я даже не знаю - что делать дальше.

18

Евангелина долго внимательно смотрела в глаза Серого мистика, склонив голову на бок. Не нужно быть гением и читать чужие чувства, чтобы понять, что на плечах Зика снова огромный тяжкий груз. Правда, даже было удивительно, что он решил им поделиться с Евой. А ведь я уже собиралась снова ковырять этот черепаший панцирь, чтобы узнать, что он думает, - мысленно усмехнулась она.
- И теперь, я даже не знаю - что делать дальше. - сказано было так мало, но в тоже время так много. С какого конца браться, чтобы не упустить миг откровения с этой душой наедине? Ева поймала себя на мысли, что готова была запросто часами разговаривать с этим человеком обо всем на свете, и расставаться, снова окунаться в безумный мир в одиночку как-то совсем не хотелось.
- Хоооо... У целеустремленного Зика Грейсона выбили землю из-под ног и теперь он потерялся? - передразнивание вышло слегка колким, но исправила эту оплошность заклинательница мягкой улыбкой, поднимаясь на ноги следом. Должно быть, таким образом на него повлияла смерть. Это для него не страшно. Скорей... обидно? Очень может быть. Ведь он так хотел посмотреть на ритуал своими глазами, даже поучаствовать в нем. Он прекрасно знает о своей силе, и знает, что по этой причине на него многие полагаются. Но вот он проиграл. А другие сделали то, чего не смог сделать он. Ведь так? Она повернулась лицом к улице и стала наблюдать за каплями дождя, падающими в стремительно разрастающиеся лужи. Так всегда рассказывать что-либо было проще, ведь она могла погрузиться мыслями в прошлое, чтобы достоверно описать, как все прошло.
- Ничего. Это временно. - бодрым голосом добавила она. - Для начала - заканчивай с самобичеванием. Во-первых, Эксэлум жив. Магистрелла Иэления, а именно она всех вас вернула, сказала, что лишь две души из тех, о ком мы думали, уже нашли покой. Лина и Миста. И Инуэн. Лишь они не вернулись. - несмотря на слегка романтический вид, говорила девушка весьма уверенно и даже немного резко. Но она не сердилась, напротив, в коем-то веке была отчего-то полна решимости идти дальше, вперед. - Запомни, Зик. Ты сильней многих из нашей эпохи. Конечно, ты не сравнишься с силой магистров. Эта сила... она просто невообразима. В тот миг, когда они вернулись, наверное, я даже забыла как дышать. Они были похожи на богов... Но если ты не будешь ничего делать, то какой смысл вообще барахтаться остальным?
Это я виновата в том, что ты сейчас так переживаешь. Я не справилась с поставленной задачей. Слишком много думала, отвлекалась, боялась... И в итоге случилось именно то, что случилось. Не получилось даже своими силами все исправить. Паршивое чувство.
- Во-вторых, ты должен делать то, что ты любишь больше всего. - на сей раз она повернулась к мистику лицом. - Исследовать магию. С уходом эпохи магистров мы потеряли слишком много знаний. И эта халатность очень дорого обходится всему Мистериуму.
Чуть помолчав, она вдруг рассмеялась.
- Кажется, мне нездоровится. Кто бы мог подумать, что я когда-то начну говорить, как профессор Веллиоран. Уф... - она смахнула проступившую слезинку, отсмеялась до конца, и уже стала разглядывать сарай на предмет места поудобней. Гуляющий легкий ветер путался в подоле платья, так что заклинательница даже начала слегка съеживаться от прохлады, все-таки на дворе была еще весна. Стоять на сквозняке явно не самая мудрая мысль. Но не найдя ничего подходящего, в итоге девушка уселась на какой-то старый ящик, жестом предлагая Грейсону поступить точно также.
- Садись. История будет долгой. Ты ж все равно меня никуда не отпустишь, пока не узнаешь все до конца. - она вновь улыбнулась, подняв с пола соломинку и принявшись перебирать ее пальцами, чтобы хоть чем-то занять руки. - Если тебе будет легче, может... даже стоит воспользоваться магией разума, чтобы все лучше увидеть. Теперь ведь у меня нет амулета. - невольно рука потянулась к груди, где раньше висел ненавистный ошейник, но когда ладонь не нащупала Эхо Тени, Ева как будто поуспокоилась.
- Прежде чем я начну рассказ, хочу вот еще что сказать... Есть угроза пострашней Марагора. - вспоминая об этом, заклинательница даже слегка изменилась в лице, эти воспоминания были действительно пугающими. Но вместе с тем игривое настроение никуда не делось, так что она не позволила себе окунаться раньше времени в неприятное, вдруг решив мистику подмигнуть. - Если ты будешь послушным мальчиком, я даже расскажу тебе один секрет, который может стоит целого мира.

Отредактировано Евангелина (2017-03-30 15:49:55)

19

Её колкие замечания, порою, возвращали к реальности похлеще хлестких пощечин. Особенно в тех редких случаях, когда попадали в точку. Вот и сейчас Зик сначала приподнял бровь, потом хмыкнул и развел руками.
- Уж кто бы говорил, мисс Ренегат! Сама то - уже придумала кровавые ритуалы, оправдывающие все страхи министерских? - Ухмылочка была доброй, насколько вообще могла быть доброй на лице Серого Мистика. Зик сделал пару шагов и встал рядом, в тот момент, когда подруга просто смотрела на дождь. Зик тоже посмотрел на дождь. Забавное явление природы, и как уже было доказанное - практически не сопряженное с магией. Старая школа магии гласила о том, что дождь берет свое начало из плана воды, а источники - в морях и океанах, затягивают в себя излишки влаги, возвращая таким образом воду в родной план, эта гипотеза была бы вполне жизнеспособна, но должевая вода в большинстве случаем была просто водой, соврешенно не обогащенной эфиром. Зик даже помнил имя мага, который впервые занялся исследованием воды, отследив путь отдельной капли при помощи магии, от выпадения с небес до - выпадения с небес. Сейчас это было уже изученной темой, чего нельзя было сказать о древних магистрах. Эта тема была забыта.
- Ничего. Это временно. -Сказала она, и Зик просто кивнул. Это была правда. Если старая цель размылась и исчезла - он придумает себе новую цель. И если он теперь - простой смертный, то он придумает для своей жизни смысл. Обычный мужчина делает женщину смыслом своей жизни. А обычный избранник эфира - магию. Все просто. Магия всегда будет соблазнительнее. - Эта мысль казалась неудовлетворительной, хотелось ведь всего и сразу. Но так не бывает. Погнавшись за двумя зайцами, рано или поздно - все равно придется выбирать, и вот в этот то момент - и можно потерять обоих. Новость про возрождение была воспринята Зиком даже без какого-то шока. Он ожидал нечто невероятное - он получил его. Зик даже эмоции смог сдержать. Магистры вернулись. Действительно. раз Марагор вернулся - то что остальным то пропадать. - Это казалось так просто, что даже глупо. Взяли и вернулись. Чего им это стоило? Они же познали такую магию, о которой простые смертные, такие как он, Зик, и мечтать не могли. Зик сразу же вспомнил, как он ненавидит закулисных вершителей судеб, обладающих невероятным могуществом и допустившим имеющиеся положение вещей. Чем магистры лучше их всех? Да нечем, скорее - наоборот, они худшие из всех, из-за их небрежности вселенная едва не погибла. Чего теперь ждать? Новой ошибки? Новой небрежности? Или циничного безразличия?
- Конечно, спасибо ей, что воскресила Экса, уверен, он совсем не против пожить... Ещё немного. - Яд прямо сочился из уст Грейсона, разве что на пол не капал.
- Уж барахтаться я буду, так и знай! На что я, в конце концов, ещё способен? - Зик вытащил руку под дождь и подождал пока намокнет ладонь, после чего начал созерцать капли.

А потом Серкэ сказала что-то такое, от чего у Зика глаза на лоб полезли. Действительно - новость о возвращении магистров ошеломила его чуть меньше, да что там, существенно меньше, чем серьезное заявление Серкэ о необходимости изучать магию. Это было что-то вроде Арбалета, неожиданно выстрелившего пушечным ядром. Осталось только потерять равновесие и распластаться по земле. Святые поддоспешники! Серкэ просит меня изучать магию!? Может я ещё не проснулся до сих пор, или на небе снова выросла вторая луна?! - Она рассмеялась так искренне, что Зику показалось, будто всему причиной его глупая удивленная физиономия, из-за чего смутился и отвел взгляд, стараясь сделать лицо как можно более серьезным. Не очень успешно. Потому что хотелось засмеяться следом. В общем, Зик так и не нашелся что сказать, а потому смирился, неохотно присев на пустой бочонок, как и было велено, прежде чем осознал, что слушается не задумываясь.

- Я все ещё считаю, что ты зря умирала, чтобы избавиться от амулета. Теперь, пройдя через то же самое, я могу сказать точно. Мало что действительно стоит такого! Я мог бы разрушить заклинательный рисунок Эха тени при помощи чистой энергии и тебе не пришлось бы умирать. Что же до магии разума - я терпеть её не могу... Но да, я слишком сильно хочу увидеть все в деталях, пока оно ещё ясно в твоей памяти. - На лице мистика читалась явная неохота применения таких методов, в борьбе с неистовым желанием узнать все в подробностях. А не боишься ли ты того, что может промелькнуть в её голове? - Промельнула мысль, которую Зик постарался выбросить подальше.
- Угроза говоришь? Ну уж нет, спасибо! Знать не хочу! Я ведь простой смертный теперь, Империя тысячелетия стояла на костях своих героев, нечего, простоит ещё столько же и без помощи одного маленького Зика. - Грейсон улыбнулся и взглянул ей в лицо, постепенно становясь серьезнее - Скажи, когда будешь готова. - Чтение мыслей было подготовлено и лишь ждало команды.

20

То ли растерявшись, то ли еще по каким соображениям, но Грейсон не перечил и просто сел рядом на бочку. Сложный разговор в простом месте. Так даже лучше. Действительно, ничто не отвлекает, никто не станет подслушивать. Она ухмыльнулась, и эта ухмылочка не сошла с ее лица даже тогда, когда мистик решил все-таки выдать свои мысли относительно отсутствия амулета и ее былых действий.
- Я все ещё считаю, что ты зря умирала, чтобы избавиться от амулета. - будничным тоном заявил он, будто рекомендовал иначе селедку засаливать. Но Еву это нисколько не разозлило. Рано или поздно и этот разговор должен был состояться. Поэтому девушка, не отводя взгляда, сразу нашлась, что ответить:
- Не думаю, что ты сможешь это понять. Я собственными руками прервала свою жизнь. Всего лишь один удар. Страшный и болезненный, прямо сюда, - она указала на солнечное сплетение, - Я даже не побоялась довериться Гробовщику, чтобы тот вернул мою душу назад в тело. Жизнь за свободу - справедливая цена, не находишь? Если бы ты мне помог... Ты бы решил мою проблему вместо меня. И я бы продолжила колебаться, не осознавая всей ценности этого дара. Я решилась сделать выбор, понимаешь? Прежде мне не приходилось этого делать, ведь простой пешке не нужно думать, ее просто передвигают туда, куда нужно или куда не жалко. А теперь я могу выбирать сама, что мне делать и куда идти. Возможно, если бы я не смогла пройти через такое "освобождение", я бы даже не смогла вернуться в Иридиум. И мы бы не встретились. Как бы тогда все повернулось, кто знает...
Надеюсь, когда-нибудь ты сможешь это понять. Ведь в чем-то ты такой же. По крайней мере, таким был. Ты учился принимать решения, и рядом с тобой никого не было, чтобы поддержать в трудную минуту. Достойна ли я иного? Заслуживаю ли поддержки? Совсем не уверена.

Серьезное лицо Грейсона выглядело привычней его попыток примерить на себя улыбку. Тем не менее, Евангелине было трудно решиться: магии разума она никогда не доверяла, искренне считая именно ее по-настоящему запретным даром. И сомнения свои укрыть ей не удавалось. В конце концов, осознав, насколько бессмысленно здесь и сейчас прятаться, она решила признаться:
- Знаешь... Хех, прозвучит забавно, но мне не доводилось по собственной воле кого-то водить по закоулкам мозга. - Ева выглядела смущенной, очевидно, признавать, что чего-то она не умеет, было ей совсем не просто. - Честно говоря... Я не знаю, что правильно делать. Так что... Если ты мне как-то сможешь помочь, то, возможно, все пройдет куда лучше. Думаю, можно начинать.
Будучи совсем не уверенной в том, как следует поступить, в робкой надежде на успех заклинательница взяла Грейсона без разрешения за руку. Сцепленные ладони ей разглядывать было значительно проще, чем смотреть Зику в глаза сейчас. Я постараюсь. Это самое малое, что я могу сделать, дабы искупить свою вину за безолаберность. Глубоко вдохнув свежего воздуха, она прикрыла веки, мысленно погружаясь все глубже и глубже в омут памяти.
- Когда твое тело со стальным звоном опустилось на пол Окилара, бой ни на миг не остановился... - совсем негромко, едва ли не шепотом, она начала говорить. Приспособиться к воспроизведению мысленных образов Еве было в новинку, поэтому она старалась корректировать сама себя при помощи своего же голоса.
Как могло выглядеть путешествие другого человека по ее воспоминаниям? Мог ли он ее слышать, способен ли был прочувствовать все то же, что и она когда-то? Ева не знала возможностей магии разума, так как по правде - всегда боялась ее. В какой-то момент тьма перед глазами стала рассеиваться, уступая место переливчатым, слабо различимым узорам. Тело словно стало легким, как пушинка, и она начала медленно падать, утягивая за собой в воспоминания силуэт знакомого человека...

http://s3.uploads.ru/sgiSV.jpg

- Я требую... полного опустошения! - голос Евы звучал эхом, она совсем не узнавала его. Наполненный ярости и боли. Чувства, способные разрушить все на свете, начиная с личности. Многие союзники пали, кругом был темный пожар: тени пожирали все, к чему прикасались. Но даже несмотря на страшную потерю, она сосредоточила свое внимание на Кхане, Энмико и Марагоре. Пока Евангелина в пылу ярости пыталась хоть как-то задеть Марагора, члены отряда спасали то, что уцелело - смертная оболочка Грейсона и часть свитков. Пока орк выполнял важную функцию транспортировщика, белой тенью эльфийка решила нанести свой удар. Дерзко, необдуманно, вместе они нанесли магистру удар. Словно во сне, оружие Энмы даже не поцарапало Марагора, будто пролетело сквозь него. Но это действие помогло ей отобрать у врага то, ради чего простые люди и нелюди явились в запретную секцию, в Окилар, - сердца магистров древности.
- ЛУАР! - в бешенстве рявкнул темный магистр. Они отступали, унося с собой тела мертвых и раненых.
Угодив в смертоносную ауру Марагора, эльфийка в буквальном смысле воспылала. Но она не останавливалась, продолжая бежать к союзникам в надежде, что те смогут унять темное пламя и адскую боль. Они уже готовы были сбежать, как вдруг... выхода больше не стало. Окилар оказался изолирован.

Одновременно глядя на себя со стороны, и вспоминая детали, Евангелина снова переживала этот кошмар.
Окилар изолирован. Выхода нет. Они остались один на один с тем, что им было не под силу уничтожить...
Ладонь невольно сжала руку Грейсона крепче.

Раздался ужасающей силы взрыв. Но вместе боли они принес тьму. Всеобъемлющую и всепоглощающую. Каждый в один миг остался наедине с самим собой, а магистр меж тем мог нанести удар любому. Но он начал говорить:
- Смертные! Вы доказали свою силу и достойны жить или умереть... Опуститесь на колени перед тьмой. Примите тьму. Откройтесь тьме.
Свежие воспоминания вызывали сильные эмоции, отчего контролировать поток мыслей-образов становилось крайне тяжело. Конечно, Ева сбилась. Она вновь увидела образ себя в детстве, тот самый призрачный образ, что приходил к ней в минуту отчаяния. Вдали вновь звучал искаженный собственный голос, напевающий слова когда-то забытой песни.
- Не бойся этой ночи, ты не потеряешься. Хоть тени уже опустились, звёзды еще ищут свой путь...

Нет, нет, это совсем не то! Понимая, что мысли заносит не в ту сторону, заклинательница начинала волноваться.

http://s5.uploads.ru/pkU6j.png
- Ты и правда готова сделать это снова? - вопрошала девочка, будто живая, стоя напротив.
- Мне все равно... Умирать не так страшно, хоть и больно. Но я очень хочу на той стороне встретить его. Встретить...

НЕ ВАЖНО! С силой Ева оборвала поток мыслей, до боли закусив нижнюю губу. Кажется, это помогло сосредоточиться вновь. Во тьме забрезжил свет...

21

Не смотря на её слова, Зик все равно понимал - о чем идет речь. Нежелание оставаться в долгу, зависеть - привязываться к кому-либо узами долга. Это Зику, как уроженцу Востока, понятно лучше, чем кому-либо. От долга можно сбежать, но нельзя сбежать от себя самого. - Конечно, Зик понимал, что не стал бы пользоваться этим. Это был бы просто подарок, который не много стоил бы самому Грейсону, чтобы что-то требовать за него. Пользоваться этим он бы не стал, но в то же время - будь он сам на месте Серкэ - тоже бы отказался. Хотя Зика и напрягало то, что она доверилась Гробовщику, когда могла довериться ему. Что вообще за интересы между ними, и кто этот Гробовщик вообще такой в конце концов? В этой истории все ещё много дыр и рано или поздно я окончательно в ней разберусь.

- Этому можно научиться - успокаивал Зик, - Чтение мыслей было создано для того, чтобы выдергивать информацию из головы собеседника без воли оного, поэтому заклинание само по себе не требует какого-то специального отклика со стороны того, чьи мысли читают. Альтернативно использовать заклятие, для передачи полной картины данных и ощущений - научились уже позднее. И была даже создана методика путешествий по воспоминаниям, но это - лишняя ерунда, важно лишь понять несколько Аспектов. Нужно вспомнить, как можно ярче и наиболее структурировано всю последовательность событий. Нужно настроиться на неё, буквально, пережить ещё раз. Ну и наконец, важно не отвлекать свое сознание посторонними мыслями и рассуждениями, хотя для опытного псионика и подобное не будет помехой. - Зик принял руку, хотя физического контакта и не требовалось для данного заклинания. Руки были мокрыми от дождя. - Я начинаю. - Заявил Грейсон, отпустив заклинание чтобы узор его нитей сплел оттенки их сознаний.

То, что может занимать целые часы утомительного рассказа, при прямой передачи мысли может занимать лишь секунду. Этот процесс всегда считался чем-то сокровенным, волнительным, и практиковался лишь между ближайшими друзьями, родственниками и другими магами, которые готовы доверить друг другу все. Это была близость на уровне мыслей и чувств и вряд-ли сам Зик позволил бы кому-нибудь поступить так с ним самим. Разве что ей... - но она не владела магией разума. То, что происходило в Окиларе, после смерти Зика. Трудно было Анализировать бой со стороны Серкэ, все-таки в бою они вели себя совершенно по-разному, хотелось повернуть голову, подпрыгнуть, чтобы больше увидеть, но более всего - активировать магический взор, но нет - это была не его голова, не его тело, и не его память. Было вообще страшно, для Зика, это было что-то вроде чудовищного ужаса, оказаться посреди боя с великим магом - без мистического взгляда... Ориентировать было почти невозможно и все что оставалось - лишь опираться на мысли самой Серкэ, на её пустоту, которая образовалась дырой посреди его сердца. Я все-же отвлек на себя важный удар. - Его отряд расправился с тенью достаточно быстро. И дальше действовал в соответствии с планом - даже без него самого... И  преуспели. Бунтарка показала просто невероятную прыть, и в этот раз Зик проникся к ней настоящим сочувствием. Чувствовать, как с тебя кожа буквально слазит заживо под воздействием черного пламени...

А потом все исчезло в пучинах отчаяния... Врата исчезли? Тьма накрыла весь Окилар. Это была какая-то сюрреалистическая картина... Хотя, конечно сила Марагора вполне была способна и на такое, но... Увидеть маленькую Серкэ.
- НЕ ВАЖНО! - Эта мысль была подобна крику, стремящемуся выбить Зика из своего сознания с такой силой, что он даже вскочил с бочки и лишь стальная хватка заклинания позволила ему устоять, не обратившись в бегство. И все-таки Зик отменил заклинание, и второй рукой приподнял Мириам и крепко прижал к себе, бережно стиснув в объятьях, прежде чем она успела открыть глаза...

...

http://s8.uploads.ru/guy8v.png

- Перерыв несколько минут. - Серьезно сказал Зик, отпустив девушку, и задумчиво уселся обратно на бочку, подперев голову рукой, и не очень то зная, что сказать, просидев секунд двадцать и почесав затылок, Грейсон придумал, как разбавить неловкую тишину - Знаешь, как я первый раз познакомился с магией разума? Занятная история, никому ещё не рассказывал.

22

Воспоминания начинали преображаться в новые действия, по крайней мере, так в голове заклинательницы отделялись события одно от другого. Схватка с Марагором после смерти Грейсона была лишь первой ступенью. И вдруг все резко прервалось. Ощущения возвращались к реальности. Свежий воздух заместо затхлости подземелий, успокаивающий шум дождя. И тепло. Она не сразу поняла, почему именно это ощущение с ней сейчас. Руки потянулись вперед и сжали одежду. Зик? Не доверяя себе, слегка перепутав грань между внутренним миром и реальностью, заклинательница приоткрыла глаза. Поддерживающие объятия мистика не позволяли ей упасть обратно в бездну пережитого ужаса. Я напортачила, да? - с некоторым сожалением подумала она, уткнувшись лицом в ему шею. Наверное, я слишком жалко выглядела, иначе как объяснить его действия? И вопреки собственным мыслям Ева наслаждалась мигом уюта, позволяя постороннему человеку вмешиваться не только в свое личное пространство, но и в свои мысли. И все же, какой запах... Пользуясь моментом, она втянула носом аромат кожи того, кому так доверяла. Так нельзя. Это уже становится пыткой.
- Извини. Я поторопилась и цепочку не получилось выстроить как следует. - Грейсон вовремя ее отпустил, так как дольше находиться в объятиях заклинательнице уже просто становилось неловко. - Со мной все в порядке.
Отчего-то тело ощущалось каким-то ватным, хотя с момента использования заклинания "чтения мыслей" прошло не больше пары минут. Она тоже вернулась в исходное положение, усевшись обратно на ящик. Вот только состояние было каким-то... мутным.
- Знаешь, как я первый раз познакомился с магией разума? - вдруг спросил Грейсон. Девушка покачала отрицательно головой.
- Конечно, нет. - уголки губ дрогнули в подобии улыбки. - Расскажешь?

Отредактировано Евангелина (2017-03-31 12:08:46)

23

Прежде чем начать рассказ, Зик неожиданно поймал себя на мыле, что похож на конюха, травящего байке своей подружке рядом с сеновалом в конюшне провинциального городка. Рядом не хваталось только кувшина чего-нибудь крепкого. Образ был настолько омерзительным, что Зик оттолкнул его куда подальше, решив что все это не важно - конюх или неконюх, да и историей ему поделиться хотелось, хотя-бы ради того, чтобы не чувствовать за собой слишком большой долг за открытие сокровенных тайн разума.
- Это был даже не Дарвиол. Нет. Мне тогда было пятнадцать лет. - начал Зик, стараясь поудобнее расположиться на бочке. - Той ночью меня всего искусала мошкара впервые. В пустыне, в речных поймах, тоже есть кровососущие насекомые, но размером побольше и с последствиями пострашнее, а эти вызывали лишь раздражающую чесотку, впрочем, мне она казалась предсмертными муками - я уже и не надеялся в живых остаться, поэтому шел по дороге без всякой осторожности и наткнулся на приграничный патруль. Рожу этого рыцаря с челюстью кирпичом до сих пор помню, а вот имя... Вроде его звали Сэр Майрон. Он со своими людьми сначала наставили копья, а потом попросили представиться, но отвечать им мне было страшно, я бы мог, наверное, уложить их магнитной бурей, но не видел смысла - считал, что умру без помощи лекарей, поэтому сдался и рассказал им, что я беглый раб. Разумеется, они меня побили, назвали Шедимским ублюдком, и одели наручники, но с другой стороны - накормили, так что я на них зла не держал. Я думал, что меня вернут хозяевам на рудники, и не умерев от чесотки, придумывал способ, как бы убить себя до того, как это произойдет. Тогда до меня очень долго доходило, что это вовсе не Шедимские воины, Мистерия была для меня волшебной страной, полной магии со сказочными эльфами и прекрасными голубоглазыми красавицами, а образ рыцаря с квадратной челюстью совершенно не вязался с миром к которому я стремился. В общем, ночью, подгадав момент, я расплавил наручники, разрезал веревки и улизнул из Лагеря Майрона, прихватив с собой их припасов в дорогу, а спустя два дня наткнулся на ферму на отшибе, где 2-3 семьи организовали рыболовецкую общину и занились рыбной ловлей, совмещая по мере сил с простым крестьянским трудом. - Зик ненадолго прервался и почесал затылок.
- Там то я и встретил голубоглазую красавицу, которую представлял. Конечно, она не была красивой - обычная деревенская девочка, ровесница моя. У меня закончилась еда, не было лекарств, я попросил у местного рыбака работу. В рыбных снастях я не разбирался, да и вообще нечего не умел, кроме как руду добывать, так что пришлось мне копать ямы в земле, дрова рубить, землю пахать, и заодно учиться. Все относились ко мне с подозрением, и старались не сближаться, я пообещал, что уйду через неделю, и казалось, что все с нетерпением этого ждали, единственной кто как-то мной интересовался была она, Лира, вроде её звали, тоже, не помню точно. Помню что у неё было два ленивых брата, старшой и меньшой, которые работали из под палки и задирали её постоянно. Она с пониманием и добротой ко мне отнеслась, кусочки пирога мне с кухни тягала, уговаривала оставаться, да так складно уверяла что все хорошо будет, что я уже действительно начал было подумывать об этом. А потом как-то ночью, меня разбудили, я подумал сначала, что выход на работу проспал, но нет, это был не тот рыбак, а другой - отец этой самой девочки. Он угрожал мне и говорил - убираться немедленно, обещая в бараний рог свернуть, в то время я не понимал о чем идет речь, но точно знал, что я больше не раб и никак не позволю с собой так обращаться. В конце концов он распустил руки, и я магией ему отсек одну - правую, я тогда не умел толком сдерживаться, когда приходилось использовать магию. На его крики вся ферма сбежалась и Лира в том числе. А как она меня проклинала! Такими словами даже Надсмотрщики рабов своих не погоняют... Она кричала и умоляла братьев голову мне отрубить на месте. Конечно, я был шокирован и не смог дать отпора. Местные меня связали и посадили в подвал. А на следующий день за мной приехали военные, надели сковывающие Путы и отвезли в Нокс, в тюрьме которого я провел два месяца с ярлыком "Шедимский Шпион". - Зик усмехнулся - Кстати, в Императорских казематах поприятнее будет, там хотя-бы лежанка есть и сток. - Зик снова посерьезнел - Разумеется, под пытками я нечего не смог сказать, так что решили, что я крепкий орешек и привели меня к псионику. Я не помню о нем нечего - все это он стер из моей памяти по окончании работы. Но сам процесс я помню очень хорошо. Он попросил меня подойти, а потом спросил как меня зовут - и тут же ответил за меня, потом спросил - какой магией я владею - и так же сам ответил. А потом, спрашивая о том, кто был моим учителем, он удивился, и я успел ответить, что освоился сам. Следующие десять минут мне показались пытками пострашнее всех пережитых ранее. Он вытащил из меня все, начиная от потаенных страхов и заканчивая скромными амбициями, которые тогда казались мне огромными, не переставая усмехаться и смеяться над моим видением мира. Он сказал, что это его подарок - то, что он не будем стирать мне память об этом разговоре! В конце концов, он сказал, что ему понравилось то, как я убивал "Шедимских выродков", а потому он отпустит меня и понаблюдает, что я буду делать дальше. По большей части на меня было всем плевать, так что никто не стал возражать. Этот маг вывел меня за границу города, бросил, оборванного и голодного, в обносках, за стеной, и заявил, что по возвращению - скажет тюремщику, что мне удалось улизнуть и в какую сторону. Поэтому, от Нокса я побежал обратно на восток. Искали меня, к счастью, недолго.
- Напоследок Зик хмыкнул. - Вот такая вот история, рассказчик из меня, конечно, никакой, никогда не понимал суть всего этого поэтизма и нагнетания атмосферы. По мне так - все это грязные манипуляции чувствами. - похоже, ментальное напряжение от заклятия Чтения мыслей улетучилось и можно было продолжать, когда наконец, Мириам будет готова.

24

По мере того, как Зик делился своим прошлым, выражение лица Евангелины менялось с каждым новым высказанным предложением. Справедливость в мире? После услышанного такое слово вообще существовать не должно. Она-то считала, что жизнь с ней обошлась не лучшим образом. Но, как говорится, все познается в сравнении. Удивительно, почему Зик стал о таком говорить. Пожалел меня? - неприятно кольнуло в груди. Жалкой она никогда не хотела выглядеть.
- Кажется, у твоей жизни не только начало, но и продолжение было совсем не радужным, - задумчиво хмыкнула заклинательница, выслушав настолько поразительную историю. Ей думалось всегда, что такие горькие рассказы пишут в книгах, но вспоминала свою жизнь, и всегда становилось смешно - выходит, она такой же типичный книжный персонаж, каких любит безликая толпа. Что еще тут можно было сказать? Сочувствие неуместно, возмущение тоже. То, что было, останется в прошлом. Кажется, Зик даже особо не переживал по этому поводу. Так стоило ли ей начинать? Почувствовав ту самую неловкую паузу, заклинательница расправила складки платья, укуталась поплотней в шаль сказала:
- Давай продолжим.
Пока мое желание поскорей забыть этот кошмар не стало сильней.
На сей раз она не цеплялась за мистика, но все так же прикрыла глаза. Так было значительно легче абстрагироваться от внешнего мира и погрузиться в воспоминания.
- Ты знаешь одну истину? Ее любят упоминать архоны. "Только в самых темных глубинах отчаяния свет становится по-настоящему бесценным". Каждого из нас охватила тьма, но никто не сдался. Когда мы вошли в Окилар, каждый был готов умереть. Оттого угрозы великого магистра не возымели должного эффекта. И в тот миг взошла заря...

Ослепительная вспышка света была ответом на все. Первую секунду показалось, будто так оборвалась жизнь. Снова. Но как только глаза привыкли к свету, она поняла, что лежит на полу. Мимолетная злость, непонятно на что. Поднимаясь на ноги, она оглядывалась, силясь осознать, что произошло. Когда среди союзников обнаружилась окутанная ярким сиянием Джейн, воскресшая из павших Избранница Инноса, сразу все встало на свои места. Боги все же сыграли свою роль в этой истории, - ехидно подметила Ева, но, как и обычно, не высказала этого вслух. Вместо злопыханий она кинулась на помощь храброй эльфийке, что выполнила задачу, несмотря ни на что. И Кхан был жив, приглядывая за телом Грейсона и живыми союзниками. Живые собирали мертвых по частям и кускам. Далеко не всем повезло так, как Грейсону, что был лишь пробит насквозь, в отличие от того же Рекса, разнесенного на кровавое месиво. Но кровь была столь привычна Евангелине, что совершенно не вызывала никаких эмоций.
Запертые в Окиларе, несмотря на побег магистра Марагора, они должны были искать выход, чтобы успеть провести ритуал. В ходе разбирательств выяснилось, что одного камня не хватает. Путем исключений они пришли к выводу - пропавший без вести Инуэн никак не мог доверить одно из сердец Министерству магии. Соответственно, речь шла о "Зеркале Миражей". Павших собирали, словно конструктор, в одну большую кучу, затем стали собирать их в голема для удобной транспортировки. Все еще надеялись, что их возможно вернуть. Зато Джейн считала, что необходимо нанести решающий удар по Марагору прямо сейчас, отправившись в его логово со скудными силами...

На удивление заклинательница выстраивала в этот раз значительно лучше цепочку воспоминаний. Ровно до тех пор, пока союзники логически не пришли к мысли "а кто же теперь может руководить ритуалом, если больше о нем никто не в курсе?". Начиная с этого момента события становились более хаотичными, обрывистыми, как будто Евангелина хотела поскорей "промотать" их, оставив главные свои переживания за кадром. И все же, главное - неудачное воскрешение Зика, она не смогла скрыть.

Им всего-то не хватило немножко чуда... Вера в богов, даже несмотря на избранницу Инноса, живую и невредимую, в этот мог провала Ева потеряла. Как в тот миг осознания, что Зика больше не вернуть, она не могла пошевелиться. Казалось, Ева даже забыла как дышать, настолько велико было ее отчаяние. 
Хочу уйти. Исчезнуть. Не сила моя проклята, а я сама. Находящиеся слишком близко неизменно умирают. Просто исчезнуть... Вереница страшных мыслей сломленной заклинательницы неслась с бешеной скоростью, а ее собственные мысли звучали так громко, словно она произносила их с усилением магии, настолько сильны были ее переживания.  Ненавижу эту слепящую магию... Магия не нужна этому миру.

Сейчас Ева чувствовала некоторое сожаление, ведь у нее не получилось даже скрыть этих мыслей от Грейсона, ныне живого. Она съежилась, обнимая себя за плечи и кутаясь в шаль.

Избранница Инноса нашла выход из закрытого Окилара, обратившись напрямую к "смотрителю", который принял форму Луара. Выход снова появился. Но нежить ожидала такого поворота событий, и их уже горячо встречали. Худшим была одна из мастеров смерти, что имела схожие с Зиком способности. Такое жуткое сочетание до сих пор вызывало в Еве с трудом сдерживаемый гнев. В те же минуты заклинательница попросту не жалела сил на то, чтобы избавиться от страшного напоминания... И все же, союзники смогли выбраться из западни. Затем были катакомбы, где они избавились от перенастроенного генератора при помощи одной лишь Артемедес, которую послала Сания, и смогли открыть портал в гильдию. Однако, на этом неприятности не окончились. Стоило только ступить их ногам на землю, как моментально на них напали. Вот только на сей раз это были живые. Предатели. Те самые, без чьей помощи нежить не смогла бы провернуть все свои грязные делишки. Весь путь заклинательница была словно неживая сама, мир потерял для нее краски и вкус, запах. Но по инерции она направлялась все равно вперед. И смогла прийти в себя лишь тогда, когда оказалась в стенах гильдии...

25

Комментарий девушки к его истории вызвал у Зика легкое непонимание. В голове ярко пронеслась ассоциация с магией света, основанной на разложении света на яркость и цветность. Природное явление Радуги, о котором все ещё ведутся споры, насчет магического происхождения явления или естественного, и конечно же боевая магия, переливающийся всеми цветам вихрь, притягивающий частички разного вида эфира, стараясь провести ассоциации со своей жизнью, Зик попал в легкий тупик.
- Радужным? Что ты имеешь ввиду? - Наверное, имеется ввиду, разнообразным. - Самое логичное предположение, если уж речь идет о разложении света. - Да уж, так то моя жизнь действительно не больно-то разнообразна.

Зик кивнул и был вновь вынужден погрузиться в мир эмоций и чувств Серкэ. Темнота страх. Отчаяние. Неожиданная, но верная победа. Момент появления Избранницы Зик отметил особенным вниманием, отмечая о необходимости в будущем разобратсья с тем, почему так произошло, воскреснуть просто так она точно не могла, а в помощь свыше Зику даже сейчас верилось в с трудом. Пока эти мысли занимали его уголок сознания, поток событий устремился вперед. Вы пытались вернуть меня... Там? Зик постарался представить, что бы было, очнись он прямо после боя с Марагором. Может быть, я отправился бы с Джейн в обитель Марагора. Взглянуть хоть одним глазком на башню безымянных земель. Ритуал ведь никуда не денется, если Марагора уже не будет... А Башня... Если бы только удалось заполучить её в свои руки... - Зик мысленно ударил себе по щеке - Спустись с небес, дуралей! Тебе никогда не получить в свою пользование монолит такой невероятной силы! Ты даже просто выжить не можешь, страдая и отмахиваясь от министерстких, как корова хвостом, от мух! Куда там тебе на башни магов лапы накладывать. В горле застрянет такой кусок! - С ситуацией помогло проститься эмоциональное состояние Серкэ после провала. Зик и сам переживал эту боль, памятуя заодно о кошмарах, видения которых будут мучать его ещё не одну ночь... Она так сильно страдала, что хотелось снова обнять, успокоить, и сказать "я здесь!", но Зик не решился, рассудив, что это может отвлечь её от потока мыслей, который, судя по обрывкам, ускорению и замедлению - ей давался вовсе не легко. Оставалось лишь переживать пустоту вместе с ней. "Там где был свет, и света не станет - настанет не тьма, а лишь безграничная пустота. Ведь тьма не существует без света." - Вспомнилась чья-то цитата, вот только память не открыла Зику - чья именно. Казалось не правильным. Ей не стоит так убиваться из-за такого неудачника, как я! Она куда проще и практичнее относится к жизни и может много добиться, если перестать её душить. Последней мыслью было то, что было крайне глупо не использовать силу Сердца Лайтона для подпитки такой сложной магии, но Зик все равно не был уверен, что его хватило бы.

Следующие битвы были чередой коротких вспышек воспоминаний, которые показались и самому Зику тоже, не больно то и важными. Все это время его не покидало отвращение, связанное с тем, что их салянкой сгрузили в одного Голема. И это после того, как орк моим телом стрелы ловил! Какие же вы все-таки циничные сволочи! Хотя конечно, понимаю, выбора не было особо, но все же, я это запомню! Облик некромантки и её поведение походило на то, что она училась по тем же книгам, что и Зик, и практиковала похожие методики, хоть и была существенно слабее. Сознание отметило тот факт, что Зику, дабы достичь нынешних высот - знания потом и кровью доставались, не везде есть эти книги, и не каждому их дадут, подумать только, что такие имеются у некромантов-отступников безымянных земель!

Поток мыслей был на подходе к самому главному и теперь Зик был сосредоточен на чтении мыслей, как никогда ранее...

26

Евангелине будто почувствовала нетерпение мистика, его усиленную сосредоточенность. Могло показаться, будто Зик даже затаил дыхание. Он понимал, что вскоре сможет увидеть все, что так волновало его разум. Заклинательница чуть улыбнулась. Такая реакция напомнила ей ребенка, застывшего в предвкушении чуда.
- Последний камень, сердце Астара, Инуэн оставил своему брату, Ллойду. Тому самому пареньку, которого я тащила со стены в Министерство магии. Очевидно, перед походом на Аклорию его успели воскресить... - сам стиль изложения заклинательницы тоже изменился. Теперь она говорила уверенно, а ее видения становились насыщенней.

Евангелина вызвалась первой, решив олицетворять магистра Лайтона, что было вполне очевидным решением. Следом за ней роли распределились быстро: Ллойд стал держать сердце Марагора, Варс Кейн - Арвелира, Жила заняла роль Вадии, а волшебница Аладора заняла роль Иэлении. Кейт взяла на себя ответственность представлять магистра Гирхарда, студент Ярион - Файрана.
Маленькая заминка вышла с последней фигурой ритуала - центровым. Четких требований к олицетворению Астара не было известно, лишь только "любая магия, но не личность". Путем некоторой дискуссии решили, что речь идет о сильной личности, и в этот момент решилась попробовать свои силы Энмико. Остальные отправились сдерживать натиск вампиров и гильдии "Зуб дракона". Робкая Шана запутанными коридорами привела группу "ритуалистов" к секретному месту, где находился настоящий круг.
И первое же впечатление от увиденного пробудила в Евангелине ранее дремлющие чувства. Она словно оживилась, позабыв на короткий срок о всех своих несчастьях.

Евангелина глубоко вздохнула, силясь восстановить в памяти цельную картинку увиденного ей в ритуальной комнате.
- Под "ресурсами" я никак не могла себе представить такое количество магических предметов и кристаллов...

Несколько свитков пергамента левитировали над кругом, источая легкое сияние. В спешке никто из участников ритуала не догадался поделиться друг с другом информацией на свитках, а ведь там были необходимые слова для первого этапа. Хвала логике, хотя бы они догадались избавиться от магических предметов на себе, сложив все за пределами круга.
- Чтобы собрать все это, многие Гильдии, Лорды и Магистры сделали крупные пожертвования.
Едкая фраза Варса Кейна до сих пор в памяти заклинательницы вызывала бурю негодования. Впрочем, как и поведение Шаны выбивало ее из хрупкого видимого равновесия. Любая мелочь, незначительная на первый взгляд деталь запросто могла разрушить сложнейшую цепь магических формул из-за одного простого "Ой", произнесенного этой непутевой девкой. И все же, она хотя бы выдала инструкции, то, что знала сама. Этап первый - при помощи текста на свитках обратиться к эфиру и сконцентрировать нить магии на центровой фигуре ритуального круга. Этот этап должен был переносить участников в Астрал. Оттуда должны были даваться указания дальше, и всего этапа должно было быть 4. И более никакой конкретики.

Удивительным образом Ева обнаружила, что все еще помнит, какие слова они произносили.

- Но проникая в фибры мироздания,
Не забывай про доброту, про понимание...
- недостающие слова она подставляла на свое усмотрение, очевидно, как и другие участники ритуала. Но формулировка вызывала приятные чувства и даже душевный отклик. - И свет, что души наши окрылит, - Магический поток сформировался в ее ладонях, и заклинательница приготовилась парой незамысловатых, но изящных движений направить энергию в центр, следуя примеру Варса. - Надежду, веру, силу возродит... Хотя жестоки будут испытания...

Даже сейчас, вспоминая эту часть ритуала, Ева чувствовала тепло в ладонях. Неизвестность будоражила сознание. Сейчас, вспоминая такие мелочи, ей было немного грустно. Они тогда и подумать не могли, что ритуал на самом деле воскресит настоящий магистров древности. Максимум, на что рассчитывала Ева, так это на лишение Марагора бессмертия.

Последние слова были сказаны. Ловкая эльфийка танцевала с магическими нитями, что обжигали кожу, стоило их только чуть коснуться. Миг - и все застыли. А в следующую секунду они попросту исчезли из ритуальной комнаты. Перемещение произошло не только разума, но и тела. Энергия ритуального круга затопила каждого участника, увлекая за собой в неведомые дали.

Каждый является вселенной, в то время как вселенная является каждым.
Чтобы понять сию простую истину, пройти, порою, приходится через слишком много...
http://kovcheg.ucoz.ru/_fr/1/0618127.jpg

Они видели вселенную. Мириады звезд, туманностей, завихрений. Каждый понимал, что на любом отблеске любой звезды может быть жизнь. Родной Мистериум откликался среди бесчисленных небесных светлячков теплым светом. Казалось, будто собственное сознание - лишь часть чего-то небольшого. Будто они смогли на миг соединиться с сознанием магистров и почувствовать, понять друг друг друга. Слова были ни к чему, они были везде и нигде, всем и ничем одновременно. Они даже не ощущали собственных тел - каждый был сущностью, что своей силой понемногу завладевала пространством. Среди туманных облаков, потоков магии и бесконечных звезд вселенной - магистры чувствовали осколки родной силы, разбросанные по пространству. Что это были за осколки? Силы магистров или части сознания, а может, даже души участников ритуала? Никто не знал ответа. Они лишь доверились некой силе, что подсказывала им, что делать дальше.
И Ева потянулась за осколками, рассеивая туманности, будто по чьей-то нелепой шутке на пару минут стала богиней, способной создавать новые звезды и разрушать привычный порядок бытия. И таким был каждый, кто оказался к круге. Обратившись к сердцу Лайтона, Ева почувствовала, как бьется это сердце, как пульсирует его магия, отдавая в её естество теплым светом надежды. Она почувствовала, что в любой момент может вернуться - если только пожелает. Но тогда вселенная снова закроет двери для её ощущений. И все может закончиться... По мере того, как осколки силы находили своих хозяев, пространство очищалось, баланс восстанавливался. Это казалось правильным, так было нужно.

Казалось, будто в своих воспоминаниях заклинательница вновь окунулась во вселенную.
Ее тело стало совсем расслабленным, она не ощущала холода и сырости от идущего на улице дождя.

Неожиданный ужас объял всех ядовитыми щупальцами. Существо, образ... Везде, всюду, как воплощение самого безумия, он владел страхом, контролировал его и охватывал им целые миры, после уничтожая. Эта сущность не обращалась ни к кому, но ей словно доставляло безмерное удовольствие сковывать глубинным страхом все, что попадает в поле "зрения".
http://s1.uploads.ru/upND9.jpg

- Безымянный... - с огромным трудом пояснила заклинательница Зику сквозь собственные мысли, теперь уже зная ответ. Даже сейчас, сквозь воспоминания, ее окутывал животный страх. Еве вновь показалось, будто прошла целая вечность, пытки разума были страшны, и теперь она хорошо понимала, о чем рассказывал Грейсон.

Отредактировано Евангелина (2017-04-04 13:32:10)

27

Вожделение, с которым Зик ожидал "начала ритуала" было в какой-то мере удовлетворено. Конечно, это было не сравнить с непосредственным участием в сотворении магии, но это было лучшее из того, что можно было получить задним числом. Яркие воспоминания и сама структура события. В деталях. Зику подумалось, что наверное, если бы ему представилась возможность выбирать, Серкэ была лучшей кандидатурой из учавствующих в ритуале, та, опираясь на чьи воспоминания, можно было наиболее точно воспроизвести картинку. Внимание её, как мага пустоты и как тенелова - к деталям, которые могли показаться неважными другим, но составляли основную ценность. Лучше бы могло быть только участие, непосредственно со стороны центральной фигуры, если бы только....
- Бунтарка - центральная Фигура ритуала! Бунтарка!! - Зик не удержался от восклицания, прямо вцепившись себе в волосы около лба правой рукой... Это был удар молотом по голове, словно та была звонкой наковальней... ТАКОГО малодушия Зик не ожидал даже от Варса Кейна, который вообще беспомощен без инструкций свыше, не говоря уже о Сании. До этого момента Зик был почти уверен что именно Сания проводила Ритуал, хотя он и засомневался в этом слегка, когда увидел её раненной в коридоре.
- У нас подготовленны лучшие специали-и-иисты, доверьтесь им... Как же!... Я смотрю Врать тебя в Магистрате научили отменно! - Зик просто кипел. - Это что же получается! Бунтарка снова влезла в самый центр внимания! Как вообще получилось так, что она справилась? - Кажется отношение Зика к этой эльфийке стремительно менялось. Раньше она ему казалась довольно умелой, пусть и агрессивной, хитрюгой, которая видит суть событий и момент, когда стоит вмешаться, но теперь все переворачивалось с ног на голову! Да она просто девчонка, ищущая приключений на свою прекрасную задницу! И с чего ты решил, что её возраст автоматически добавляет ей мудрости! Все ведь просто - она развивается как эльф, и буквально вчера пушок скинула и перышками обросла! А теперь ей хочется мир спасать, целовать принцев и драконов седлать, только она все это скрывает за самым простым эльфийским высокомерием. Это помимо чисто бунтарской жажды - всегда все делать наперекосяк, лишь бы не так, как того другие хотят... - Впрочем, Зик видел через воспоминания Мириам ещё одну девочку, ту что пыталась продать якорь дороги мертвых, как безделушку, на черном рынке. В пользу Энмико говорило то, что она по крайней мере - не дура. Умная девочка...

Пусть это было решение, продиктованное молодостью Эльфийки, но никто более не решался, так что что-то, да говорило в пользу её кандидатуры, хотя-бы то, что она в конечном итоге умудрилась справиться. Наконец-то начался ритуал и прочие мысли Зика с огромной скоростью улетучились на второй план. Весь процесс подготовки, в том числе и подготовка ресурсов был Зику известен и интереса не представлял, в отличие от процесса проведения. Его Зик впитывал, задержав дыхание, словно волнующую драму в момент своей кульминации, опасаясь сбивать себя с мысли, Мистик замер и прикрыл глаза. Вся первая стадия напоминала своего рода подготовку, открытие ворот в сокровищницу, разговор со стражей и готовность шагнуть за порог, и хотя моменты, связанные с активацией и составляли некоторый интерес... Какая же надежная защита! Похоже ритуал видоизменить почти невозможно... это не шло и близко в сравнении с тем, что предстало взору потом.

Мысль. Слово. Это... Древняя концепция теории Астрала... - думал Зик. - Ввиду постепенного увеличения объема ауры и все большего и большего размытия прочих физических параметров, от слоя к слою, существовала древняя идея единства всего сущего, гласящая о том, что на седьмом уровне Астрала - все ауры во вселенной сходятся в одной и занимают всю вселенную. Утверждение было очень спорным и лично Зик не считал его истинным, некоторые математические выражения действительно лишь подтверждают то, что  все числа сходятся к нулю, либо бесконечности, на седьмом слое Астрала, но не все - есть элементы теории, которые абсолютно точно не сходятся. Кроме того, существует мнение, что бесконечность вселенной сама по себе исключает возможность размытия физических свойств ауры, поскольку размыты они должны быть до бесконечности, а это в свою очередь порождает множество парадоксов, которые не объясняются теорией Астрала. - Я так и думал, Магистры не достигли седьмого слоя! - Зик практически ликовал, забыв уже о том, в каком контексте вообще проводится исследование... - Да, Ауры Магистров имели свой ограниченный пространственный объем. Это ведь были Ауры, не так ли?...

Поток воспоминаний уже прошелся через сбор осколков, проанализировать которые Зик не успел, сосредоточившись на более важных и интересных для себя элементах, а вот испуг, связанный с явлением Безымянного передался Зику от Мириам в полной мере, о чем свидетельствовали его сжатые кулаки. Зик уже второй раз за сегодня убеждался на своем собственном опыте в Реальности существования богов... И если так выглядит Бог... То все абсолютно бессмысленно, таких сил попросту невозможно достичь. Надо лишь принять неотвратимость судьбы и свою маленькую роль букашки в этом огромном мире тайн... Но ведь Магистры смогли? - неуверенно мелькнула мысль, направленная практически угасшей надеждой...
- Держись, Мириам! - Зик не мог остановится, теперь ему было нужно досмотреть до конца...

28

Бунтарка? Ах, да... Он же так ее все время называл. - заклинательница улыбнулась, представляя, как хрупкий идеал великолепной структуры ритуала в этот миг для серого мистика рассыпался вдребезги. Наверняка он представлял на месте центральной фигуры, олицетворения Астара, по меньшей мере магистра Министерства магии, но уж точно никак не дерзкую эльфийскую воительницу, что едва ли что-то смыслит в магии. И ведь что ни говори, а Иридиум спасли вовсе не маги, а те самые воины. На фоне ярких вспышек заклинаний их плохо различишь. Но в критической ситуации только на них по-настоящему и можно положиться.
Если бы Евангелина осваивала магию разума, возможно, они бы смогли общаться без слов в этой непростой истории. Вот только Еве нечего было сказать. Она знала, что ждет впереди, понимала, как это важно для Зика, но была совсем не уверена, что сумеет утаить хотя бы часть самых сокровенных переживаний. Короткая пауза из-за эмоционального всплеска Грейсона была окончена. Еванглина намеревалась своими воспоминаниями на сей раз охватить полную картину.

Они боролись до победного конца. Преодолевая страх, все потянулись за последними осколками силы. Чем ближе они были к своей цели, тем яростней нападала страшная сущность, сжимая в своих лапах каждого... Пока не появилась она. Маленькая вспышка на фоне гигантской тени. Энмико... Олицетворение магистра Астара. Она встала между тенью и своими друзьями настоящей стеной. Все свои силы она начала отдавать, чтобы поддержать остальных, осушая себя до последней капли. Так не могло продолжаться долго. И не продолжалось. Стоило сущностям соприкоснуться друг с другом, как они стали по-настоящему ЕДИНЫ. Вихрь силы, переливаясь всеми цветами радуги, выбил Энмико из щупалец врага, пока вскоре все не оказались в пустоте...
http://tasachena.org/wp-content/uploads/2015/04/%D0%91%D0%9E%D0%93%D0%98%D0%9D%D0%AF-%D0%98-%D0%AD%D0%9D%D0%95%D0%A0%D0%93%D0%98%D0%98-%D0%A0%D0%90%D0%94%D0%A3%D0%93%D0%98.jpg

Не сразу, но можно было даже почувствовать, как Евангелина наслаждалась именно этим воспоминанием. Она чувствовала покой, и именно туда она теперь стремилась душой.

Пустота. Ничто. Ни цветов, ни запахов, ни звуков. Бесконечность несуществующих измерений...
Они лишь чувствовали друг друга, слышали мысли, хоть и находились на огромном расстоянии и не могли коснуться рукой. Каждый понимал искусственное происхождение этого места, но никто не торопился уходить. Это было укрытие, способное на время уберечь участников ритуала от вмешательства посторонней силы.
Вдруг Энмико заговорила не своим голосом. Через нее обращался к участникам сам Астар. Был ли это в самом деле он, или же таковой была задумана магическая формула, направляющая участников, Ева не знала. Да и не важным это ей показалось в сравнении с той задачей, которая теперь стояла.
Третья стадия ритуала заключалась в использовании силы души. И выбора особо не было... Для того, чтобы получить искренний отклик своей души, требовалось ее обнажить перед другими. Врагами, друзьями и незнакомцами.
- Чего вы желаете более всего?
- Чего вы боитесь более всего?
- Зачем вы существуете?
Первой ответила Кейт. Просто и немного наивно.

Воспоминание о словах этой девушки казалось чуточку смазанным, будто не особо важным, зато становилось ясно, что заклинательница вновь нервничала. Она не желала раскрывать эти тайны перед кем бы то ни было. Но собственные слова вновь находили отклик в душе болезненным чувством. Искренность часть наносит раны.

- Вы спрашиваете, чего я желаю больше всего? Лишь покоя... Стать ничем и раствориться в небытие. Исчезнуть... Этого она не могла забыть. Мертвая душа - проклятая душа. Мое проклятие - само мое существование. И все, чего я касаюсь, погибает... Страхи девушки тоже были вполне понятны. Только за них, казалось, она все еще держалась.
Исповедь бывшего тенелова, казалось, никого не оставила равнодушным. И от того Еве было лишь противней - она не искала жалости.
Спустя некоторое время заговорил Варс. Не менее простые, обыденные желания. Никто из них не мечтал стать императором, покорить весь мир или спасти планету. Все они были простыми смертными с самыми обычными желаниями. Наиболее ярко Евангелина помнила желание Жилы, что воистину удивило ее:
- А я детей хочу. Пятерых, как у Светоча.
Не менее простой оказалась и исповедь Энмико. Защитить, сразиться. Она сама признавала, что в самой ее природе бесконечная борьба. Но, быть может, именно это и вело ее вперед к новым целям.

Вспоминая об этом, уголки губ девушки дрогнули в подобии улыбки. Наконец, история ритуала подходила к четвертой стадии, последнему этапу. Позволив Грейсону увидеть мир больной души собственными глазами, Ева мысленно осторожно коснулась него, взяв за руку. Это почти конец путешествия. Ничему не удивляйся.

Получив отклик души, они расстались, оказавшись каждый наедине с самим собой. Евангелина не знала, что видели другие. Но свой внутренний мир она хорошо запомнила. Искалеченный, увядающий. Мир несбывшихся надежд... Засохшая трава, пустынный дом, реки крови и холод. Постепенно этот мир затопляла тьма, оставляя лишь крошечные островки света в виде редких ламп, освещающих лица мраморных статуй, истекающих кровью. Все, с кем когда-либо она встречалась, были здесь увековечены. Заклинательница вела по страшному коридору Зика, шлепая ногами по крови, растекшейся по полу.  Дорогие сердцу люди. Глядя на лица тех, кто был еще жив, она почувствовала сомнения. Это были те, за кого она еще готова была зацепиться, чтобы продолжить жить.
Во тьме, где их ожидал конец галереи статуй, она остановилась у статуи Серого мистика. Прямо как и тогда. Лица было почти не видно, но она точно знала, что это он - причина, по которой Ева вообще ввязалась в столь скверную историю, наследила в истории, но так и не смогла никого спасти. Собственные слова против воли повторяли в мыслях снова и снова гулким, но тихим, робким голосом:
- Прости меня, Зик...
Ритуал требовал отдать самое ценное, что только в принципе могло отдать живое существо - свою жизнь. Жертва - это так прозаично звучит. И все же, древний ритуал не обходился без нее. Поначалу заклинательница была готова отдать все без остатка. Но сомнения не позволили ей на этом так и окончить все дела. Поэтому она отдала максимум своих жизненных сил...
И вновь тьма накрыла все.

Разум Евы, совершив столь длительную прогулку, был уже изрядно уставшим. Однако, оставалась еще одна важная деталь, которую мистик должен был узнать. Увидеть...

Сил не было даже на то, чтобы поднять руку и подняться на ноги. И это в тот самый миг, когда им снова грозила смертельная опасность! Стоило только открыть глаза, как взору предстала картина очередной злобной твари, что держала на вытянутой руке Энмико и душила, пока та была не в силах сопротивляться.
И в этот миг глаза эльфийки вспыхнули сиянием Аркана.
- Боюсь, что нет.
Сильную руку вампира сжало нечто, а эльфийка зависла в воздухе. И стоило только ей опуститься на пол, как вампира откинуло к стене и прижало так сильно, что он попросту не мог пошевелиться. Не было жестов и слов, но прямо у них на глазах творилось нечто! Соединяясь из нитей, десятков, сотен, миллионов, ткалось едва ли из "ничего" настоящее тело. Пока перед присутствующими не предстал Старик. Астар. Одной улыбки, легкого мановения его руки хватило, чтобы в течение минуты воссоздать и тела других магистров. Даже Марагора...
С такой же легкостью ко всем возвратились и их силы. По крайней мере этого хватило, чтобы суметь подняться на ноги. Вот только заклинательница совсем не радовалась. Произошедшее ее пугало не меньше, чем истинный вид Безымянного бога. Возвращение магистров... Столько жизней было положено на то, чтобы избавиться от осколков древней эпохи, а в конечном итоге они за одну ночь сумели возродить целую эпоху. Магистры спешили, но только Иэления задержалась, чтобы помочь, чтобы хотя бы немного отплатить им. Без задней мысли все захотели возвращения павших. Разве в этом можно было сомневаться. Ева отчетливо запомнила ее слова:
- Именно потому, что я - не богиня - я верну всех. - для Евы эти слова оказались крайне важны, ведь теперь богам она не доверяла совсем. Она не только вернула всех, о ком были мысли участников ритуала, она еще и смогла всех исцелить. Вот только ее воскрешение оказалось чем-то совершенно иным, необычайно сильным и в тоже время... милосердным? Как только на ноги поднялись Аладора и Кейт, те, кто пожертвовали своими жизнями, Евангнелина более не стала терять времени и покинула комнату, чтобы убедиться во всем лично.

Ева выдохнула, уложив голову себе на руки. Голова нещадно болела от перенапряжения. Противоречивые чувства по-прежнему одолевали ее. Но теперь, пройдя это испытание снова, она убедилась в правильности своего решения. Я долго блуждала не по тем дорогам, когда истина находилась у меня под боком всегда...

29

Наблюдая за следующими испытаниями, Зик чувствовал сострадание к участвующим и жалел, что его самого нету там. Сильно жалел. Из-за того что я погиб, через весь этот Ад пришлось пройти Бунтарке. Возможно, это её сильно изменит... Хотя к худшему ли это? Я не знаю... но нам повезло... Риск был слишком большой... Помимо этого, Грейсон поражался, насколько фундаментально был построен Ритуал, насколько точно было выполнено разделение на четыре основы и насколько иделаьно были использованы самые эффективные аспекты для управления элементами вселенной для воссоздания... Возможно, я бы догадался к чему ведет нас ритуал, хотя, конечно, не факт, легко судить, уже зная чем все закончится... Зик ожидал вмешательства Безымянного в последние стадии Ритуала, но видимо, Магистры спланировали все это тысячелетия назад, в том числе и то, что собирая крупицы своей сути, распыленные по Астралу, они привлекут своего врага, и в последующих стадиях им придется прятаться.

Окунувшись во внутренний Мир Серкэ, Зик ощутил стыд и неловкость, словно бы он непросто увидел её обнаженной, а сделал нечто более грязное и непростительное - засунул нос в саму душу. Этот мир был безумно интересен, но Грейсон едва держал себя в руках. чтобы не прервать заклятие и не положить конец этому гнусному поступку. Через эмоции Серкэ можно было сделать вывод, что вокруг все умирает. Это место приходит в запустение, чтобы обратиться пеплом... Это было ужасно, этому надо было помешать...
- Нет! - Вырвалось слово, кулак вновь сжался, костяшки на пальцах побелели. Её желание - было ужасно, в ответ на мысли об исчезновении, Зик понял, что не может принять этого.
Спокойно, Зик, это всего лишь воспоминания... - Дальше пришлоссь сосредоточиться и смотреть на происходящее с позиции исследователя. Да, меня не интересует личное пространство этой девушки, лишь структура ритуала... - Когда мистик убедил себя в этом, стало попроще. Лишь собственная фигура в конце, заставила пошатнуться объективности взглядов. За последние пару лет ты стал для неё кем-то большим чем просто объект для шпионажа, и совершенно не думал об этом, даже в самый последний момент, ты помер, совершенно не думая о том, какую боль это может доставить ей. Ты болван, Зик. - Впрочем, не время было заниматься самобичеванием - Я свои ошибки - исправлю. - надо было продолжать.

Ритуал завершился и Магистры вернулись. Как и ожидалось, их сила была просто невообразима. Это что, и был тот самый Лорд Эфраим, который нагонял страху на весь город? - Взгляд на вампира, которого отбросили, как ребенка, после чего тот в ярости вырывался, выглядя при этом крайне жалко. По сравнению с тем образом, в котором его представлял Зик, Эфраим выглядел разочаровывающе.. Если это действительно был Эфраим. Наверное нет, это был просто один из его вампиров. - На этой мысли Зик и решил остановиться. Хотя тот факт что он называла Марагора отцом несколько смущал, но Зик это списал на то, что вампир в отчаянии звал Эфраима, который не смог вовремя добраться к ритуалу самолично. Иэления была прекрасна, как весенняя капля росы, в своей молодости, но при этом выглядела зрело, она казалась наивной и импульсивной, но в каждом её слове чувствовалась мудрость. Именно потом, что я - не богиня. - Зик тоже невольно запомнил это. Выходит, им не нравилось положение вещей, установленное богами, и они попытались его изменить. Попытались. Но вышло все плохо. - Но сам тот факт, что древний круг что-то пытался сделать, изменяя осточертелый порядок вещей, полный несправедливости и страданий уже делал им честь. - Хотя если боги уничтожили магистров, потому что те им мешали. Почему Иннос помог им вернуться? - Зик был не настолько наивен, чтобы полагать, что Избранница Инноса поспособствовала возвращению магистров - Случайно...

Все закончилось. Последним примечательным моментом было заклятие Иэлении, Зик снова жалел, что не присутствовал там в тот самый момент со своим зрением избранника, чтобы увидеть максимум. Но на этом было все. Мистик обрвал заклятие и задумался, кивнул, показывая, что все - закончилось, и задумался, подперев ладошкой голову, словно та потяжелела на целый килограмм. Слов было много, не было понятно - с чего начать, что для него важнее, Зик путался, перескакивая с мысли на мысль и немог найти простых ответов.
- Когда я тебя увидел в тот раз, у ворот министерства, ты мне показалось ужасно безответственной и циничной. Я наделал о тебе выводов, нечего не зная. Прости. Безответственный человек отдал бы всю жизнь без остатка, ты же поступила мудрее. Благодаря тебе я могу продолжить жить. А то, что ты показала мне - бесценно. Эта магия - она позволит нам чуть-чуть лучше понять, как устроенна вселенная, я буду работать над этим и мне хотелось бы поделиться с тобой результатами. Я перед тобой в долгу. - Сказал Зик абсолютно серьезно и посмотрел ей в глаза. - Я хочу отблагодарить тебя за все, что ты сделала для меня. - Хочу, чтобы ты была свободна, чтобы ты могла в любое время навещать своих близких и друзей и заниматься любимыми делами.

30

Понемногу буря утихала, и видения вновь становились всего лишь воспоминаниями. Теперь большинство из них можно было похоронить без зазрения совести. Кроме одного... Координаты местоположения магистров теперь. Смогу ли я сделать это в одиночку, после того, как они показали нам столько всего? Единство, вот что важно. Но быть с кем попало - не по мне. Слишком высока цена за такие знания. Пока Зик пребывал в смятении, заклинательница тоже восстанавливала силы. Боль от напряжения понемногу отпускала виски, и вот, она уже смогла подняться на ноги и потянуться, будто ни в чем не бывало.
- Не говори глупостей. Какие долги? - легко отмахнулась она, будто речь шла о спросе на крупу или рыбу. Вот только, столкнувшись с мистиком взглядом, она застыла, сбилась с наигранного веселого настроя и виновато опустила глаза в пол. Что он такое говорит? Зачем? Я не заслуживаю этого... не после всех ошибок, что совершила. Он погиб из-за моих ошибок, и я даже не смогла ничего с этим сделать.
- Не перегибай палку, Грейсон, - Евангелина намерено отталкивала мистика, снова закрываясь в свою раковину. И без того сегодня было слишком много откровений. Ей казалось, что после увиденного ее станут жалеть, и теперь все на это указывало. - У меня есть еще незаконченные дела. Пользуйся тем, что увидел. Конечно, можно забиться в угол, рыдать и говорить, как все бесполезно, а жизнь несправедлива, раз сам проклятый бог захотел наложить лапы на Мистериум. Но... Я хочу встретиться с магистрами снова. Хочу узнать истину. И я могу это сделать. - на последних словах она все-таки набралась смелости и подняла голову. Действительно, на ее лице не было и тени былых страданий, словно ритуал изменил саму ее суть. А затем она ухмыльнулась в своей привычной насмешливой манере. - Ты уже показал мне путь. Путь - мага пустоты. И я хочу пройти этот путь. Может, он будет куда интересней, чем тернистая тропа тенелова Света, испачканного кровью.
Сказав это, она глубоко вздохнула, и уже окончательно взяла себя в руки.
- Что ты теперь собираешься делать?



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC