FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Нуар – Великая Пустыня, Земли Востока » Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах.


Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах.

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

http://sa.uploads.ru/zhRWH.jpg

Этот храм расположен в центральной части пустыни Нуар, в Ветренных горах, что к востоку от города Нури. Его камни стары, а память о народе, что некогда его воздвиг, потеряна в веках. Теперь это лишь руины, затерянные среди непроходимых горных ущелий, преданные забвению и постепенно утопающие в песке. Не многие из ныне живущих знают об их существовании, и ещё меньше среди них тех, кто сможет отыскать к ним верный путь.
Сейчас это место используется одним из ассасинских кланов в качестве основной базы. Случайные путники сюда не забредают. А если и забредают, то себе на горе.
Клан Махт-Шорах не является выдающимся кланом, он не слишком велик и не кичиться громкими свершениями. Тем не менее, его верность Шедиму и Белиару не поддаётся сомнению, а каждое убийство совершается с безукоризненным следованием ритуалу. В этом клане сильны культурные традиции, а его члены являются хранителями древнейших знаний. Забытые воинские техники и знаменитое искусство шейдов, именно этот клан является их родоначальником, вновь открывшим их для всего остального мира.
На территории храма, под неустанным надзором старейшин, ученики Махт-Шорах обучаются искусству убийства и служения Белиару. Здесь же происходит обмен информацией между членами клана, и проходят все самые важные советы, касающиеся политики клана.

Внутренние локации:
1. Окрестности:
Запутанный лабиринт извилистых горных ущелий, полный песка и камня. Растительность высушенная и скудная.
2. Внешний двор:
Окружён скалистыми выступами и руинами. От внутреннего двора отделён глубоким разломом, через который ведёт один единственный природный мост.
3. Внутренний двор:
Достаточно обширная площадка под открытым небом, здесь часто проходят тренировки по рукопашному бою и стрельбе. Имеется колодец с чистой водой.
4. Загоны:
Небольшая, огороженная забором площадка, расположенная в одном из концов внутреннего двора. Укрыта навесом. Внутри обитает некоторое количество верблюдов, более приспособленных для здешних бесплодных условий, нежели лошади.
5. Залы и помещения:
Пустынные, полные песка и ветра. Многие из здешних залов наполовину обращены в руины.
6. Святилище Белиара:
Расположено в наиболее удалённом уголке храма. Обустроено в полном соответствии с требованиями тёмного бога, здесь есть всё необходимое для проведения обрядов в его честь. Так же это место используется старейшинами во время советов.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-05-17 01:38:36)

2

Эрилимия.
Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах. Окрестности.
17087 год. 11 Июня. Закат.

Музыкальная тема

Последние лучи заходящего солнца окрасили кровью вершины холмов далеко на горизонте. Дневная жара постепенно шла на убыль, сухой, пустынный ветер нёс с собой ночную прохладу. Дневные краски исчезали из этого мира, равно как исчезал солнечный свет, уступая место багрянцу и сумраку. Для зрения ночной эльфийки это не было помехой. Напротив, долгожданным облегчением после бесконечно яркого дня. С вышины горной гряды, что опоясывала собой храм, Эрилимия видела пустыню на многие мили вокруг.
Безжизненное, негостеприимное место в самом сердце Нуар. Где-то там, далеко за горизонтом, высятся чадящие шпили города рабов. Оттуда же тянется, извиваясь по-змеиному, гибкое тело Лисеуры, блестящее багрянцем в свете заходящего солнца.
Где-то в отдалении были слышны звуки ритуальной церемонии, воздающей почести Белиару. В этот раз, как и во многие предыдущие, Эрилимия при ней не присутствовала. Каждую ночь учитель брал её с собой в горы, простирающиеся вокруг храма. Поклонение Белиару было для него вещью намного более глубокой и личной. Он редко посещал святилище и часто искал уединения. В такие моменты лишь Эрилимия была рядом, чтобы его разделить.
Стоя на коленях, её учитель провожал взглядом последние лучи, истекающего кровью солнца. Его голос был тих и исполнен ритуала, он читал слова молитвы, громче и жарче по мере того, как тьма смыкалась над горизонтом. Эрилимия была рядом, всего на шаг позади, и также на коленях. Её учитель никогда не требовал разделять молитвы вместе с ним. Слова имели разное значение для каждого. Важны лишь были убеждения, что исходили изнутри.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель: - ...Кровью истекая, яркая звезда уходит во мрак. Тёмный господин побеждает вновь. Безраздельна его власть в чёрных небесах. На погибель Западу! На погибель Западу... - исполненные ритуального значения, слова его молитвы подходили к концу. Мужчина поклонился до самой земли той тьме, что поглотила собой последние отблески света. В жарком царстве пустыни наступила ночь.
Тёмная эльфийка терпеливо ждала. Она знала, что время возвращаться ещё не пришло. Сейчас, во мраке нуарской ночи, она вновь возвращалась в своей памяти к тому, почему она явилась в этот негостеприимный, мрачный край два месяца тому назад.
Кто мог знать тогда, чем для неё обернётся знакомство с мертвецом? И как быстро она окажется в круговерти его интриг... Одно было ясно - без дела ей сидеть не пришлось, и своё место она в новом мире нашла с лёгкостью. Более того, это было именно то место, которое её устраивало. Быть может, то место, которое она искала долгое время...
Новые знакомства, полезные связи, рискованные предприятия, заслуженная награда и уважение. Однажды они свели её со шпионом из Шедима, что имел знакомых и пользовался услугами в гильдии Эмиеля. В тот раз услугу оказала Эрилимия, и была в праве сама назначить плату за неё.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-05-26 00:10:25)

3

Сектор Суаб >>> скачок времени >>>

Мало что в этом мире могло быть ярче, чем засушливые ночи Нуара. Лишь ставшие ей практически домом горные вершины, выбеленные снегом даже в самое тёмное безлуние, были неизмеримо более пронзительны. И там и здесь небо казалось ближе, растекаясь по телу звенящим эфиром небесной лазури, и там и здесь звёзды могли сиять настолько ярко. И там и здесь царствовали Ветра. Только в горах Захрема они гоняли снега, а здесь - пески.
Время возвращаться ещё не пришло и Эрилимия не торопилась. Не было нужды бежать, когда впереди простиралась вечность. Всё должно было быть так, как должно и никак иначе. Спокойная, она оставалась позади, слушая ночь и слова чужой молитвы. Её учитель знал, что тёмные эльфы были верны другому богу, но никогда не интересовался большим. Эрилимия же никогда не выражала протеста чужим традициям. Войдя в чужой дом, она принимала его правила. Легко, без внутренней и внешней борьбы, скользя по этим, острым для многих граням так, будто это были самые мягкие волны тёплых рек южной Каталии. Здесь у неё не было врагов. Только она, её учитель и их совместный путь. Путь, начертанный двумя месяцами ранее, в озверевшей от режима Саманты Лионхарт Империи...

Она была обитательницей Белого Когтя, высокогорной башни восточного Захрема. Башни, хозяином которой являлся Падальщик, вифрей-реведант и её теперешний покровитель. Трикстер и хитрец, каких мало бывает на свете, он, тем не менее, смог дать ей то, что на тот момент эльфийке было нужно более всего – безопасность вдали от сумасбродства живых. Едва вырвавшаяся из цепей людского осиного гнезда, вынесшая оттуда лишь ещё большую неприязнь к людям, она смогла обрести мир лишь среди мертвецов. Но не только безопасность пришла рука об руку с этим решением. Было ещё кое-что... что-то, куда более важное, что-то, чего у неё не было никогда прежде. И имя этому было - Свобода. Имея место, в котором её ждали, место, в которое она всегда могла вернуться, Эрилимия впервые получила возможность полноценно распоряжаться своим временем. И что более важно - своим голосом. Ей более не нужно было угождать, чутко отслеживая чужие прихоти и настроения, не нужно было быть достаточно приемлемой, правильной и удобной. Свобода ошеломляла её своей пустотой, но потом это кажущееся небытие заполнилось расправившей плечи Тенью - тем, чем была Эрилимия на самом деле и тем, чем она никогда не позволяла себе быть. Конечно, пропасть между ними всё ещё была широка, но теперь она хотя бы была готова протянуть руку своему забытому когда-то давно отражению...
С этим человеком она встречалась не единожды, но всегда мельком, предпочитая держаться подальше от живых чужаков. Впрочем, Эмиэль как и Падальщик не могли сказать ничего дурного о своём Шедимском клиенте. Так могло бы происходить и дальше, если бы не беда, настигшая шпиона в одну из тех ночей, когда Полярная Вестница бродила далеко за пределами Когтя. Не имея «запретного» дара, с аурой, затемнённой лишь собственной, благословленной Малласой, кровью, она могла не опасаться целенаправленных преследований, имела разрешение на магию пределах Империи и если бы хотела, то могла бы подобраться так близко к горлу Министерства, как не мог никто. Шедимец не был ни глуп, ни слаб, но как это порой бывает со всеми, обстоятельства в тот раз сложились не в его пользу. На счастье Эрилимия тогда была неподалёку - всего лишь случайность, позволившая, однако, ему сохранить не только жизнь, но ценную информацию – суть всего визита.
Едва ли она сама запросила бы в уплату долга подобную услугу, всё чаще и чаще оставляя подобное на усмотрение должникам, но Падальщик, хитрый лис, и в этот раз умудрился разглядеть в происшествии свою выгоду. Тогда она узнала о Шейдах и их удивительной технике совмещения физической дисциплины с магией. Конечно, никто не стал бы склонять её к этому решению, но Падальщик не был против подобного вложения, более того, он не только стал источником, но и поддержал эту идею - для него это была очередная зацепка за этот, засушливый пустынный край.
Плата была назначена… а точнее, встал вопрос о назначении именно такой цены. Как представительница Нур, Эрилимия понимала важность традиций и не стала бы требовать чего-то, что шло бы вразрез с многовековыми устоями… если бы от этого конечно не зависело бы что-то действительно важное. Тем не менее, подобное оказалось возможным…

Теперь она была здесь, прикасаясь к традициям пустыни с нежностью и спокойствием, свойственным истинному исследователю. Была учеником… но ещё была и проводником для тех, кто остался позади. Эрилимия не была глупа и прекрасно понимала, что помимо прочего получила возможность подобрать для них ключ и к этой части мира.
Подход её учителя к божеству отличался от подхода большинства ассасинов клана, и при этом именно он был ближе всего к подходу в вере большинства Нур, предпочитающих близкий, личностный контакт с Малласой, торжественному, демонстративному богослужению, оставленному исключительно для жреческого сословия. Он знал это. Знал, что ученица поддерживает и разделяет его подход. Молчаливая и порой слишком уж прямолинейная, она не любила демонстраций, претендующих хотя бы на толику серьёзности. Возможно, Тёмная бы никогда не смогла бы стать Сестрой Сумерек, даже если бы имела клановое имя - слишком далека она была от ритуальности, предпочитая просто вслушиваться в песни Богини, а не ублажать, обращаться к ней с прошениями. И всё же, здесь, вдалеке от уже привычного края, наблюдая за учителем, она впервые изменила своим традициям и безмолвно обращалась к Малласе, прося её оберегать от яда чужих тайн всех тех, кого она временно оставила позади.

4

В наступившей темноте они провели ещё несколько долгих минут, прежде чем мужчина начал подниматься на ноги. Он был высок, выше прочих обитателей пустыни, и более широкоплечий. При всём при этом с кинжалами он обращался стремительно и смертоносно, не уступая в своём мастерстве многим воинам клана. Он был шейдом, владельцем стихий разума, земли и тьмы.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель: - Этой ночью прольётся кровь, - негромко промолвил он на чистом ашрэфи, языке пустыни, на котором говорил каждый из тех, с кем эльфийка могла здесь встретиться. Месяцы, проведённые в новом обществе, позволили ей улучшить своё понимание чужого языка и чужой земли.
Обращение её учителя было адресовано не то самой Эрилимии, не то пустыне, куда был устремлён его взор. Безразличная констатация факта, основанная на знаниях или же вере. У девушки не было причин усомниться в этих словах, равно как и пытаться найти в них смысл.

Не произнося более ни слова, мужчина отправился вниз по склону, неторопливо, позволяя эльфийке угнаться за ним. Он не был многословен, его обучение строилось не на поучающих лекциях, но на собственном примере, следуя которому Эрилимия всё лучше понимала свою роль и роль каждого из тех, кто её окружал. В спокойствии и тишине она оттачивала своё мастерство и постигала таинство традиций. Никто не вмешивался в её обучение и даже не разговаривал с ней, с того самого момента, как совет старейшин принял решение. Теперь было лишь двое: учитель и ученик.

Эрилимия.
Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах. Внешний двор.
17087 год. 11 Июня. Ночь.

К тому моменту, как они вернулись к воротам храма, голоса песнопений уже стихли в его глубине. Однако в ночной тишине всё ещё присутствовали инородные для неё звуки: перестук копыт, фырканье лошадей и отзвуки чьих-то разговоров. Они раздавались во внешнем дворе, по ту сторону от разлома.
На несколько мгновений учитель замер, окидывая взглядом животных и людей, оставленных для их охраны. Однако не сказал ни слова, и продолжил путь. Останавливать их ночные гости не собирались, а тайна их визита, вероятно, совсем скоро будет развеяна. Не часто пустынный храм встречал посетителей, но те, кто сюда всё же являлся, обычно хотели от клана вполне конкретных и понятных вещей. Клан Махт-Шорах служил Белиару и Шедиму, а что первый, что второй - извечно алкали крови...

Получен навык: Ашрэфи - Средний уровень
Получен навык: Знание пустынь - Ниже среднего

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-05-26 00:15:33)

5

Ночь сняла пелену света с глаз, позволяя всем тем, чей взор был привычен к мраку, прозревать мир куда лучше и чётче. Эриль была одной из таких. Рождённая в глубоких земных недрах, в черноте холодного камня, она не была порождением света, не стремилась к нему и никогда не питала связанных с ним иллюзий. Она принадлежала другому миру и это была её правда, её истина, её правильная сторона. И хотя это место не было связано непосредственно с ней, именно ради неё тёмная сейчас была здесь. Всё наконец-то было просто.
- Значит так тому и быть, - спокойно ответила эльфийка следуя за человеком, ставшим ей наставником. Имя ему было Шакхар, но она никогда не называла его таким образом. Здесь это не имело значения.
У входа она также обратила внимание на оставленных лошадей и их нехитрую охрану, окинула их цепким, внимательным взглядом, привычно подсчитав количество гостей и сёдел, отметив их благосостояние и общий эмоциональный настрой. Конечно, она не думала что могут найтись глупцы, осмелившиеся посетить это место не в качестве просителей, а в качестве врагов, но привычка к осмотрительности и извечное внимание к деталям делали своё дело. Одним движением девушка набросила на лицо капюшон плаща, скрывая свои черты от глаз чужаков.

6

То, что сумела понять Эрилимия, глядя на незнакомцев, так это то, что снаряжены они были как воины, а одежда их изобиловала украшениями. Здесь, в Шедиме, это говорило о статусе как их самих, так и тех, кого они охраняли. Лошади их господ - чистокровные баширы, они были представлены здесь в количестве двух штук. Их сбруя и сёдла были украшены особенно богато. Ещё пять лошадей, метисов, принадлежали воинам из сопровождения, трое из которых здесь сейчас и находились. Всё говорило о том, что в убежище клана пожаловали высокие гости.

Эрилимия.
Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах. Внутренний двор.
17087 год. 11 Июня. Ночь.

С ними они столкнулись во внутреннем дворе храма. Две высокие фигуры, в богато украшенных балахонах, что закрывали их с ног до головы. Скрыты были даже лица, оставляя для обозрения лишь узкую прорезь для глаз. Украшения, одежда и повадки этих гостей были столь похожи, что стоило бы большого труда не путать их между собой. В этом помогал лишь окрас балахонов, у первого он был чёрным и золотым, а у второго золотым и чёрным.
Их сопровождало двое телохранителей, похожих на тех, которых Эрилимия видела при входе. Эти самые телохранители деловито обернулись в в их с учителем сторону, демонстрируя собранность и контроль над ситуацией.
Здесь, под сенью чистого звёздного неба, гости о чём-то переговаривались с одним из старейшин клана по имени Ксарх ад-Дин. Однако при приближении Эрилимии и её учителя, разговор был окончен. Кивнув им обоим, просители, в сопровождении своей свиты, отправились в сторону выхода, оставляя ассасинов наедине.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/532635.jpg
Старейшина Ксарх ад-Дин: - Белиар ведёт тебя, Шакхар ибн Феррах. Иначе твоё появление не объяснить. Быть может, именно тебя он избирает для этой службы? - несмотря на почтенный возраст, голос старейшины был лишён старческой немощи. Напротив, он был глубок, возвышен, наполнен скрытой внутренней силой. Эрилимии он не уделил даже толики своего внимания, но это было и не удивительно. Сейчас, пока она находилась под полным попечительством своей учителя, для остального клана она не представляла из себя ничего. И всё же, несмотря на общее безразличие, двушка могла заметить, что некоторые из здешних обитателей настроены против неё более недружелюбно, чем остальные. Причиной тому, судя по всему, были ксенофобия и излишняя ортодоксальность. Благо, этим не страдал её собственный учитель, да и совет старейшин, в целом своём, тоже. Что же касалось Ксарха ад-Дина... На его счёт Эрилимия не была уверена полностью.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Соглядатаи из Нури. Не в силах утихомирить своих рабов, они взывают о помощи к Тёмному господину. Отзовётся ли он на этот раз? - бесстрастно ответил мужчина, делая уверенные выводы на основе своей проницательности, которая у него, как у мага разума, действительно была хороша. Усмехаясь в ответ на его слова, старейшина отвечал без толики смятения.
Старейшина Ксарх ад-Дин: - Отзовётся. И отправит тебя по следу этих беглецов, что под покровом ночи продвигаются вдоль правого берега Лисеуры, в тщетной надежде избежать кары. То, что принадлежит Белиару, будет принадлежать ему. Так или иначе. Эти беглые рабы позабыли об этом, и заслуживают наказания. Позаботься об этом, Шакхар, пусть никто из них не уйдёт живым. Сделай это, и ты получишь заслуженную часть его даров, - полномочия старейшин ассасинских кланов позволяли им говорить от лица самого Белиара, интерпретировать его волю и собирать обильные подношения от его просителей. Будучи ассасинами, клан Махт-Шорах был тесно переплетёт с религией и жречеством. Практически все деяния, которые совершали его члены, совершались во имя Белиара, либо наместников, избранных им. Такими наместниками обычно считались владельцы городов в пустыне, крупные рабовладельцы, члены и лидеры могущественных ассасинских кланов или гильдий тёмных магов. Тьма и убийства - они служили своего рода данью для тёмного бога. А значит фактически любой убийца или маг в Шедиме мог оказаться по совместительству ещё и ревнивым фанатиком. Однако же истинное уважение имели лишь немногие служители, члены старых кланов, чьи традиции уходили в века, а верность Белиару не вызывала ни малейших сомнений. Та верность, ради которой каждый из них был готов отдать собственную жизнь.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Я сделаю это, - ответил он коротко и сухо, впрочем, как и всегда. За всё время своего обучения Эрилимия успела понять, что её учителя крайне сложно чем-то поколебать. Он был незыблем в своей вере и убеждениях, он смотрел на мир зрелым взглядом. И если его богу требовалось его участие, он незамедлительно его оказывал.

Эрилимия, получен вызов: Среди песков и тьмы

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-05-26 00:16:20)

7

Эрилимия продолжала бесшумной тенью следовать за Шакхаром. Даже миновав внешние ворота она не скинула капюшона со своего лица, предпочитая скрывать собственные черты в густой тени плотной ткани, помноженной на черноту восточной ночи. Скрытная, тихая, блёклая, эльфийка не отличалась ни тщеславием, ни горделивостью, чтобы испытывать дискомфорт от отсутствия внимания к своей персоне. Она привыкла скрывать своё лицо и на своих территориях и блуждая по лабиринтам охваченной параноидальными настроениями Империи. Более того, она также привыкла скрывать свои имена. Лишь немногие знали в лицо Полярную Вестницу и лишь единицам из этих немногих было известно её истинное имя. Вопреки всем стереотипам об эльфах, для Эрилимии имя было не более чем набором обозначающих символов. Куда более значимым было то, что вкладывали в это имя уста, его произносящие...
В разговор наставника со старейшиной она, разумеется, не вмешивалась и не проявляла к теме обсуждения какого-либо интереса. Ей не приходилось играть - её чувства молчали, точно выключенные, Тень спала, а внимательный, цепкий взгляд и острый слух привычно вылавливали в чужих чертах и интонациях мелкие несоответствия смыслу сказанного. Такие могли быть или их могло не быть вовсе, но Тёмная не ставила себе каких-то определённых задач - не желая расслаблять собственный разум, она просто занимала его тем, чем могла на данный момент времени. Игра, не приносящая удовольствия и очередная тренировка понимания путаной системы невероятно непостижимых "других". Точность, но отсутствие пластичности восприятия. Это было слабое место подземницы, которое, впрочем, сейчас не должно было помешать выполнению её основной задачи - быть учеником, быть исследователем и быть неким дипломатическим элементом, потенциальной связью между разделёнными враждебной Империей, землями.

8

Наблюдение за собеседниками не принесло Эрилимии какой-либо новой или настораживающей информации. За всё время своего пребывания в храме, она успела многое узнать о его обитателях. Здешние ассасины не играли друг с другом в привычные человеческие игры. Их нельзя было поймать на лжи, но они не были и многословными. Их вера в Белиара была глубинной, не напускной, а поступки искренними, пусть и жестокими. Подлость? Нельзя было исключать её, когда имеешь дело с убийцами пустынь. Однако они очень редко лгали в лицо собеседнику. Они не искали выгоды. Если они чего-то хотели, то предпочитали действовать, а не говорить, увещевая, окутывая жертву паутиной соблазнов, в попытке добыть желаемое. Нет, в этом они сильно отличались от обитателей Торговой лиги. Более того, когда разговор заходил о жителях соседнего города-государства, наполнен он был обычно пренебрежением. Ассасины не торговались. Ни с окружающими, ни с самими собой.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/532635.jpg
Старейшина Ксарх ад-Дин: - Тебе понадобиться верблюд. Поезжай на северо-восток, наперерез рабам. Держи направление на голову Сатира, до самой Лисеуры. Окропи её воды кровью, во славу Белиара!.. - инструктаж был услышан, учитель Эрилимии ответил на него сдержанным кивком. Всё это время собеседники поддерживали пристальный зрительный контакт, особенный обычай, который помогал узнать о собеседники многое, куда большее, чем говорили его уста. Здесь, в Шедиме, люди могли отличить ложь по одним только глазам. Следовало иметь это в виду.
Всё это время на Эрилимию никто не обращал внимание. Учитель, закончив разговор, немедленно направился прочь, туда, где располагались крытые загоны. Его шаг был широк, но эльфийка научилась не отставать. Лишь сейчас она ощутила тяжёлый взгляд старейшины, который пал на её затылок на мгновения до того, как сам мужчина отправился внутрь храма. Стоило ли беспокоиться об этом?

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Помнишь ли ты свои тренировки, ученик мой? - сухой, как ветер над пустыней, раздался голос её учителя, пока они шли к загонам. Его капюшон лишь чуть качнулся в сторону девушки, недостаточно, чтобы увидеть лицо говорящего. За месяцы обучения она действительно научилась многому. Стала выносливее, быстрее, решительнее... Практиковала обращение с оружием и магией, заучивала традиции и ритуалы. Её готовили убивать, чтобы не быть убитой. И убивать, чтобы славить Белиара.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-05-17 01:32:38)

9

Молчание. Тишина внутри не была напряженной как это порой бывало. Эрилимия не задавливала ничего внутри себя, не пыталась сдерживать Тень - ей просто нечего было делать сейчас здесь, снаружи. Здесь не было ничего что могло бы её злить или интересовать - сейчас она была принята и не нуждалась в свободе, которой и так обладала. Даже чужой взгляд, недобро мазнувший по затылку не тронул её. Темнота изнутри лишь улыбнулась в ответ.
- Разумеется, мастер, - ответила Эриль на вопрос и голос её был столь же спокоен как и у её наставника. Разве что бесцветия было куда больше. Пустыня оставила свой неизгладимый след на Шакхаре, на ней же, казалось, следов не было вовсе. Обманчивое впечатление, конечно... впрочем для этого места оно было вполне реально. Всё вымывал бесконечно серый. Бесконечно серый отпугивал. Ни Шакхар, ни Шедим, ни клан Махт-Шорах не пытались проникнуть за пределы её покрова и не отставляли отпечатков на её душе. Это была именно та поверхностность, которая нужна была самой Эрилимии от этого места и от этого дела. Знания, умения, информация. Ничего большего, ничего личного. Даже наставник не был заинтересован в том, чтобы наладить более прочный контакт со своей ученицей, а ей, в свою очередь, просто напросто было всё равно. Это был деловой подход. А она в свою очередь, здесь была не более чем элементом этого подхода.

10

Оружие ассасина всегда было при нём, равно как и его навыки. Ассасин должен был готов в любой момент исполнить своё предназначение. Ни Эрилимии, ни её учителю, не было нужды тратить время на сборы. Всё необходимое у них уже было.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Увидим, - ответил он негромко, многозначительно и казалось бы, даже с неким тайным подтекстом. Эрилимия могла понять, что порученное им задание, станет для неё совершенно новой вехой в обучении. Значимость её собственных действий могла быть не меньшей, чем значимость самого успеха. А быть может, эти вещи были взаимосвязаны куда теснее, чем могло показаться на первый взгляд?
Учитель Шакхар: - Подготовь этих верблюдов, - вновь промолвил мужчина в тот момент, когда они добрались до загонов. Выбор его пал на пару высоких, выносливых одногорбых животных. Указав на них рукой, он дождался того момента, когда эльфийка начнёт действовать. Верховое снаряжение находилось здесь же, совсем неподалёку от загонов, а объезжать и ухаживать за верблюдами, Эрилимия обучалась с первых дней пребывания в пустыне.
Сам же учитель намеревался исчезнуть в собственной, ночной тени и отправиться по одним ему ведомым делам. Однако за долгие недели обучения девушка если не научилась ему доверять, то уяснила, что Шакхар ничего не делал просто так, по прихоти или незнанию. Если ему нужно было уйти, значит это было так, и спорить с этим было неуместно.

11

Эрилимия не была склонна к излишней рефлексии. Она не мудрила, не умствовала и не занималась извечными внутренними рассуждениями на тему причин и смыслов. Возможно, если бы прочие, живые и мёртвые, не накручивали внутри себя столь сложных систем, мир бы был лучше. Проще, уж точно. Понятнее. Эриль просто воспринимала информацию, отмечая для себя всё, что могла отметить, делала выводы и исходя из них корректировала собственные действия, приводящие к определённому результату. Иногда успешно, иногда встречая трудности, но это в целом была простая, не требующая слишком большого психического ресурса, схема.
Молча кивнув, она быстро управилась с животными, придав не слишком большое значение исчезновению наставника. Завершив приготовления, подземница стала ожидать возвращения Шакхара. Тёмная села на землю возле стоил и прислонившись спиной к конструкции и пользуясь этими минутами статики, стряхнула с разума остатки всего лишнего. Со стороны можно было бы сделать ошибочный вывод, что эльфийке легко далось путешествие через пол мира в этот пустынный край, но это было не совсем не так. Добровольно решиться на то чтобы вновь оказаться среди живых - непростой шаг. И пусть сейчас она старалась вырвать у ситуации всё, что только та могла предложить, простого интереса или стремления к совершенствованию было отнюдь недостаточно, о нет, Эрилимия не была из тех, кто может сорваться в сомнительную авантюру вслед за призраком, не имея на руках ничего, что могло бы гарантировать успешность предприятия. И даже сейчас, когда всё было оговорено и решено, она много времени проводила в этой своеобразном медитации, стабилизируя свой разум и чувства. Также как множество раз до этого, так и сейчас, Тёмная чуть прикрыла глаза, не теряя возможности видеть, одновременно фокусируясь на вероятных дисбалансах собственного сознания. Обращённая в слух, продолжала вслушиваться в многогранное окружение, выправляя неточности внутри себя и заглушая всё лишнее.
"Чтобы слышать мир, нужно перестать слушать себя. Чтобы услышать чужие мысли, сначала нужно заглушить собственные"
То были слова её первого учителя магии Разума, слышимые ею ещё в детстве. Вот только куда сложнее оказалось глушить себя, при том не убивая Тени...
Коротко шевельнув пальцами, Эриль активировала ритм, ещё сильнее входя в контакт со странным, выжженным шепотом этого пустынного места и на его фоне ещё сильнее заглушая всё ненужное, что только могло оставаться внутри неё. Сейчас скорее часть медитации, чем опасение, заклятие это, однако, было одним из самых частых спутников подземницы во многих, казалось бы, мирных жизненных ситуациях. Здесь, в Шедимских песках, никогда не следовало терять бдительности.

12

"Тот, кто не имеет собственных амбиций - обречён извечно следовать чужим" - это была одна из тех немногих ценных мыслей, что не отсеялась, пройдя через скрупулёзный фильтр, оберегающий разум Эрилимии от назойливости Торговой Лиги и не самых лучших образцов разумной общности мира, её населяющих. Эта мысль могла заставить эльфийку задуматься над причинами и следствиями как поступков окружающих, так и своих собственных. Действительно ли она желала находиться здесь сейчас? И было ли это правильно, если нет?
Впрочем, ответы на все эти вопросы у неё уже наверняка были. Не было смысла задаваться рассуждениями, если все твои действия проистекают в соответствии с безукоризненно выверенным планом, проверенным годами шаблоном поведения. Шаблоном, который просто не мог быть неправильным по сути своей. Как не могло быть неправильным или двузначным решение математической задачи.
"Я задерживаюсь. Возьми верблюдов. Спустись к подножию гор. Веди их на северо-восток, в пустыню. Я разыщу тебя там, среди песков и тьмы..." - голос учителя, возникший в её голове, Эрилимия идентифицировала с лёгкостью. Мелодия ритма отозвалась тревожными нотами, но текла мерно и приглушённо. Осторожность никогда не была излишней, когда любая тень вокруг тебя может обернуться убийцей, чьи намерения не прочесть до тех пор, пока не станет слишком поздно. В этом случае, находиться на их стороне могло быть не менее, а даже более опасно, чем напротив. О чём могут думать старейшины кланов, ведущие свою теневую политику? Как далеко простирались их амбиции? На этот вопрос Эрилимия не знала ответа. Но она знала, сколь легко чужие амбиции погребают под собой всех тех, кто неосторожно оказался поблизости.
Внезапно, мелодия ритма отозвалась протяжной скрипкой. Ноты резкие, настораживающие, и доносились они откуда-то сверху... Чья-то тень промелькнула в ночном небе, скрывшись за горной грядой быстрее, чем Эрилимия успела её опознать. В том же направлении находился единственный спуск, по которому смогли бы пройти животные... Но не единственный, для опытного скалолаза.

13

Информация, полученная через мысль-вестник воспринялась ровно и легко, так, как и должна была восприниматься после проделанной работы по упорядочиванию и структуризации сознания. Эрилимия сбросила с себя мнимое оцепенение медитации и не тронув активности ритма, поднялась на ноги. Отослав мысленное подтверждение и прикинув расстояние до наставника исходя из длительности отката, эльфийка перехватила животных под уздцы и направилась к спуску. Мысли о чём-либо ещё кроме происходящего вокруг были настолько же лишними, как и душещипательные диалоги во время боя - Эрилимия определила свой вектор уже давно и не нуждалась в сомнениях. Её амбиции совпадали с амбициями её союзников, поддерживали друг друга и взаимно взращивались на этой благодатной почве. Остальное же не имело особого значения.
Тень, промелькнувшая на фоне неба настораживала и подземница благоразумно не стала взбираться на спину одному из верблюдов. С одной стороны она никогда не была любительницей верховой езды, а с другой не собиралась терять изрядную долю реакции и мобильности в случае внезапного нападения. Она не отмахивалась от подобной вероятности, хотя также не отмахивалась от вероятности того, что просто храм сегодня ночью по своим делам покидает не только она одна.
Так или иначе, эгида стали первым делом образовала вокруг волшебницы сферу серой энергии, тесно сплетаясь с её реакцией и восприятием. Совиная маска Полярной Вестницы привычно скрыла лицо, а ментальное эхо раскинулось на сто метров во все стороны, выдавая Эриль местоположение всех живых разумных существ в этой области. Вышла ли таинственная тень за пределы этой зоны и знакома ли она была самой эльфийке? Кто знает...
Финальным аккордом этой минимальной подготовки стало направленное на обнаружение опасности предчувствие, к которому Эрилимия собиралась прислушиваться на протяжении пути.

14

Отследив собственную мысль-вестник, Эрилимия с лёгкостью определила, что расстояние до её наставника совсем недалеко. Прикинув территориально, где он мог сейчас находиться, эльфийка выделила для себя святилище Белиара, одно из самых удалённых помещений храма. Либо учитель находился там, либо вообще за пределами территории храма, но опять же, не слишком далеко. Обратившись к предчувствию, волшебница разума подтвердила первую теорию. И это было интересно, ведь по собственной инициативе святилище учитель посещал крайне редко. Быть может, встречался с кем-то из совета старейшин?
Как бы то ни было, у неё на эту ночь были свои задачи. Перехватив животных под уздцы, она направилась к выходу с территории внутреннего двора. Дальнейший её путь был однозначен. Это был единственный путь вниз с горы, который смогли бы преодолеть верховые животные.

Эрилимия.
Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах. Окрестности.
17087 год. 11 Июня. Ночь.

Музыкальная тема

Магия металла окутала эльфийку сферой сероватой энергии, практически незримой во мраке ночи. Эрилимия могла не бояться, что её собственная магия выдаст её, чего не сказать о верблюдах, удивительно шумных в это время суток. Быть может, спросонья?
Ментальное эхо собрало отголоски чужих мыслей и вернуло их волшебнице. Из всех разумных существ, что её окружали, внимания заслуживало лишь одно. То самое, что неуловимо тенью скользнуло в ночном небе, и сейчас находилось между скал, как раз на пути следования тёмной эльфийки. Его сознание было весьма развитым, в нём без сомнения угадывался представитель высшей расы. Вновь обратившись к предчувствию, Эрилимия попыталась определить степень угрозы, исходящей от незнакомца. Спустя непродолжительное время девушка уже была уверена, что явной опасности её не ожидает. Во всяком случае, если эту самую опасность не провоцировать... Выходило, что не так уж и сильно она рискует?
Тронув узду, Эрилимия повела верблюдов вниз через ущелье. Музыка её ритма была тревожной, загадочной, но мелодичной и довольно плавной. Опытному магу разума не составило бы труда вовремя отреагировать на её изменение, в случае возникновения реальной угрозы....

Ментальное эхо продолжало высвечивать загадочную сущность прямо по курсу. Пока ещё она была скрыта за скалистым гребнем, однако оставалось преодолеть всего десяток метров, чтобы выйти на более-менее открытое пространство, откуда будет уже достаточный обзор, дабы незнакомец не имел возможности спрятаться. Впрочем, как оказалось совсем скоро, он и не пытался...
Это существо разлеглось на вершине одной из скал, на высоте пяти-шести метров. Его тело более всего напоминало тело льва, с пышной гривой и длинным хвостом, оканчивающимся кисточкой. Вот только конечности были очень уж похожи на человеческие, или даже скорее обезьяньи, с неестественно длинными фалангами пальцев. Помимо прочего, существо имело крылья, покрытые перьями, под цвет коричневатой львиной шерсти. На месте звериной морды находилось привлекательное женское лицо, и ещё два таких же ниже него, вырастая прямо из покрытой гривой шеи. Глаза двух нижних были прикрыты и, казалось, дремали. Верхнее же внимательно следило за дорогой, сохраняя нейтральное, немного скучающее выражение.
Что и говорить, а зрелище, представшее перед Эрилимией, было по меньшей мере жутким. И ей ведь необходимо было пройти по дороге, прямо под носом у этой твари... Хуже всего было то, что тварь эта заметно оживилась при её, эльфийки, появлении.

Тварь

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/758696.jpg

15

Несмотря на то, что эхо засекло присутствие чужого разума, предчувствие не предрекало Эрилимии неминуемой и неизбежной опасности. И хотя источник находился строго на траектории её маршрута, подземница всё ещё допускала вероятность случайности - слишком не очевидной была полученная ею информация. Именно поэтому она не стала более усилять себя при помощи магии, ведь самое лучшее её благословение имело слишком недолгий срок действия для того чтобы использовать его перед угрозой, в потенциале имеющей вероятность проявится далеко не сразу - велик был шанс очутиться в слепой зоне отката именно в тот момент, когда сила ветра ей будет необходима более всего.
Путь лежал дальше и о том, чтобы совершать необдуманные поступки не могло быть и речи - необдуманные поступки небыли прерогативой Эрилимии. Даже когда странное существо предстало перед эльфийкой во всей красе, это не поколебало прочности её сознания - выдержки девушки могло хватить и на куда более странные зрелища. Дисциплина разума и не склонный к яркости темперамент делали своё дело. И всё же тварь была красива. В свете звёзд, с телом цвета пустыми и гривой, вьющейся подобно песчаным плетям. Странное, создание это купалось в призрачных созвучиях ритма, доступных только Эриль и за счёт этого удивительным образом не выпадало из гармонии окружающей реальности. Бликующий в темноте взгляд Тёмной коснулся сфинкса. Она не посчитала тварь жуткой. Скорее даже по-своему приятной взору, хотя сама всегда была далека от эстетики, крайне скудно воспринимая любую визуальную информацию. Детали всегда превалировали над общим образом и это не давало ей того особого таланта, позволяющего наслаждаться внешним - Эрилимия никогда не понимала смысла изобразительного искусства.
Сейчас же перед ней была потенциальная угроза, которую она просчитывала всеми возможными для неё способами - ритм позволял слышать всполохи мира, а предчувствие теперь работало не только на пассивное восприятие угрозы, но и на расчёт активных действий.
Метаморф? Если так, то тварью может оказаться кто угодно, ведь подземница не владела исчерпывающей информацией относительно способностей всех обитателей Храма. Случайность или запланированная встреча? Учитывая показания предчувствия, первый вариант сулил ей даже большую опасность, ибо обладал куда большим элементом непредсказуемости. Но если второе - то каков был вектор? И могло ли это быть связано с Шакхаром? Нелюдимый и не приверженный традициям Храма так яростно, её наставник несмотря на высокое положение, мог вызывать у многих и зависть и гнев. Последнее же его решение - взять ученицу из чужаков, могло ещё больше подогреть интерес к его персоне. Связи с Безымянными Землями на уровне разделения традиций могли стать выгодным приобретением и многие наверняка видели в этом очевидные плюсы, тогда как другие, придерживающиеся более консервативных взглядов - зрили погибель и зло. И не нужна была сила предчувствия чтобы понимать к какому из этих двух лагерей принадлежит  старейшина Ксарх ад-Дин. И если всё так, то не собираются ли их просто убрать с дороги? Здесь и сейчас, разделив и уничтожив по одному? Не самая радужная перспектива... хотя и маловероятная, учитывая неопределённость ощущений от её магии.
Эрилимия старалась учесть всё, нагружая ресурс предчувствия нескончаемым потоком предположений и привычно работая с ним легко и непринуждённо. При том она не собиралась останавливаться или проявлять агрессию к существу. И если предчувствие не предупредит об опасности подобных действий в ближайшей или же отдалённой перспективе, подземница собиралась пройти мимо сфинкса по своим делам совершенно не затронув его своим вмешательством. И всё же... что было нужно этой пустынной твари от неё непосредственно?

16

Предчувствие окутало сознание Эрилимии привычным коконом пурпурного эфира. Вопросы, сплетаясь в тонкие нити, один за одним закручивались вокруг её сознания, позволяя проследить незримые обычным взором витки вероятностей. Интуиция работала на своём пределе, и опытный маг разума знал, как правильно её использовать.
Предчувствие подсказывало, что тварь, поджидающая Эрилимию, с большой долей вероятности является именно метаморфом. Более того, метаморфом знакомом, при ближайшем рассмотрении... Её лицо тёмная эльфийка уже видела где-то раньше, и ей не потребовалось много времени, чтобы вспомнить где. Перед ней предстала одна из старейшин клана Махт-Шорах, женщина пустыни, колдунья и перевёртыш... Была ли это одна из её привычных форм, или же она специально оставила своё лицо для того, чтобы её узнали? Интуиция подсказывала, что вероятность случайности этой встречи стремится к нулю.
Всё меньше оставалось сомнений касательно событий, происходящих этой ночью. Определённо, все они были взаимосвязаны, вместе они ткали ту паутину, в который было суждено увязнуть как Эрилимии, так и её учителю... Но по чьей инициативе?
Этой ночью клан был разделён интригами. И было слишком мало времени и возможностей, чтобы выяснить кто на чьей стороне...
Учитель тёмной эльфийки действительно был уважаем, он занимал не последнее место в жизни клана. У человека его сорта должны были быть как союзники, так и враги. Ксарх ад-Дин? Он производил впечатление фанатика, гораздо большего, чем Шакхар... Стоило ли соглашаться на его поручение? Мог ли учитель позволить себе ошибиться? Эрилимия чувствовала опасность, которая исходит для неё от совета старейшин... Но опасность эта была смутной, и Ксарх ад-Дин, являясь частью её, вовсе не был частью наиболее значимой. Разлад... Совет испытывал разлад. Единственным способом избежать этого - было устранить смутьянов. Есть только двое. Учитель и ученик...
Большая часть её опасений подтверждалась.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/758696.jpg
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Твой мастер играет в опасную игру, - раздался в ночи женский голос, удивительно мягкий и приятный слуху, не такой бесцветный как у самой Эрилимии, но всё же скудный на окраску. Он раздался так близко, что могло почудиться, будто тварь подкралась сзади, использовав магическое перемещение... Но нет, то была лишь иллюзия. Тварь оставалась на своём месте, а голос её разносился в потоках ветра, что тихим шелестом направлялись к волшебнице разума. Этот ветер, без сомнения, являлся творением нечеловеческого собеседника Эрилимии.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Последуешь за ним и погибнешь, - без особых эмоций продолжила она, позволив себе лишь короткую, ленивую улыбку на губах верхнего лица. Остальные два продолжали дремать, лишь изредка приоткрывая глаза, чтобы смерить тёмную эльфийку безразличным, немного сонным взглядом. И почему-то вызывая подозрения о притворстве...
Эрилимия по-прежнему не чувствовала непосредственной угрозы от твари, что расположилась поодаль. Как не чувствовала правды или лжи в её словах. Если здесь и было что-то, то лишь стремление запутать... Или же чего-то добиться?
Пожалуй, тёмная эльфийка могла проигнорировать предостережение и просто пройти мимо... Во всяком случае, предчувствие на этот счёт молчало.

17

Узнавание не ставило всё на свои места, а лишь добавляло нитей в ту паутину, что сейчас так тщательно разбирало предчувствие. Какую сторону в интересах сторон занимает Сэхра? Под действием заклинания сознание Эрилимии без прямого её участия обрабатывало все, даже самые малые и незначительные детали связанные со старейшиной аль-Зир. Всё, вплоть до мельчайших нюансов поведения. Всё, что только могла воспринять подземница используя свои познания в этой области. Сейчас было бы крайне неплохо определить к какой из сторон интересов склонялся представший перед эльфийкой метаморф.
- Я учту это, старейшина аль-Зир - равнодушно ответила тёмная, продолжая неторопливо двигаться в ту же сторону и явно не заинтересованная в каких-либо более вовлечённых коммуникациях и тем более - спорах. Ответила так, как и было положено, даже чуть склонила голову в традиционном приветствии, но ни волнения, ни удивления не выказала - их просто не было, ибо магия уже раскрыла ей суть проблемы. Нейтралитет и неопределённость царила там, где стороны были не определены. Иначе было никак.
Запугивать Эрилимию было делом крайне неблагодарным и единственные варианты мотивации Сэхры, которые приходили на ум - проверка или попытка задержать.
Попытка задержать виделась странным вариантом. Во первых учитывая показания минимальной угрозы и сам факт того, что натравливать старейшину на ученицу было нерациональной растратой ресурса, а во вторых потому, что по факту давать ей возможность уйти было бессмысленно. Разве что они действительно опасались гнева Белого Когтя... что вряд ли, учитывая что они не могли осознать даже пользу от такого сотрудничества в угоду слепой традиционности. Проверка в этом плане выглядела более реалистичным вариантом, но лишь на первый взгляд и если не задумываться о смысле проверять очевидно находящуюся на стороне Шакхара чужачку. Перестраховка? Или же амбиции Шакхара простирались несколько дальше простых выгод и выхода за пределы многовековых устоев? Что если первый шаг к разладу сделал вовсе не Ксарх ад-Дин, а её наставник? Что если он претендовал на роль старейшины и выбрал для этого самую нестабильную почву? Если так, то его утверждение в этой роли было на руку и Эрилимии в том числе. Но... слишком размытыми были показания в данной области. Куда ни посмотри что-то да не сходилось - оставалось рассчитывать лишь на предчувствие, способное подсказать если не правильный ответ, то хотя бы направление.
Так или иначе мысль-вестник с кратким, но исчерпывающим отчётом касательно ситуации был отправлен Шакхару в том случае если предчувствие не вспыхнуло тревогой от мысли о применение, хоть и незаметной, но всё же магии.

18

О старейшине аль-Зир волшебнице разума было известно не много. Она видела её в числе прочих членов совета, когда он собирался на обсуждение разного рода вопросов. В том числе вопроса об обучении самой Эрилимии. Сэхра всегда держалась отстранёно, в стороне от других, и практически не находилась в Храме, когда того не требовал сбор совета старейшин. Поскольку голосование за кандидатуру Эрилимии в качестве ученицы клана проходило без её непосредственного участия, то она не могла знать, кто из старейшин отдавал тот или иной голос. Очевидно, что преимущество в итоге осталось на стороне тёмной эльфийки, но вот насколько значимым оно было?
Предчувствие подсказывало ей, что эта загадочная тварь, представшая перед ней сейчас, вероятнее всего ведёт собственную игру и отстаивает в ней собственные интересы. Это могло означать хотя бы то, что в качестве прямого врага её пока расценивать было преждевременно. Но насколько дружественными были её цели и намерения?.. Будущее было слишком размыто и неясно.
Причины, по которым старейшина решила удостоить ученицу Шакхара своим присутствием? Они могли быть разными и едва ли являлись более значимыми, чем последствия этой встречи. Среди всего хитросплетений вероятностей наиболее явно для Эрилимии угадывалось... любопытство?
Почувствовав незаинтересованность в диалоге, либо же по каким-то иным причинам, тварь больше не говорила ничего, лишь провожала тёмную эльфийку взглядом своих шести глаз, нижние пары которых постепенно пробуждались ото сна. Опасности подземница по-прежнему не чувствовала, а потому сплела свой мысль-вестник и отправила его наставнику. Судя по подсчётам, тот всё ещё находился на своей прежней локации. Ответа от него не последовало. Предчувствие подсказывало что это могло означать, вероятнее всего, отвлечённость на что-то более важное. Гораздо более важное.
Наконец, в тот момент, когда уже казалось, что Эрилимия окончательно разминётся с таинственной ночной собеседницей, последняя пришла в движение. Плавно поднявшись на своих длинных, мускулистых конечностях, она по-кошачьи легко спрыгнула со своей скалы, в воздухе расправляя широкие орлиные крылья. В прохладном пустынном воздухе она летела бесшумно и грациозно, практически в один момент преодолевая всё разделяющее их расстояние, и мягко приземляясь на землю, по правую руку от тёмной эльфийки. Верблюды от такого соседства проявили вполне ожидаемое беспокойство, и на некоторое время девушке пришлось остановиться, чтобы их успокоить.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/758696.jpg
Старейшина Сэхра аль-Зир: - И всё равно идёшь, - отозвалась старейшина с лёгкой улыбкой в голосе, тогда как ни на одном из лиц её не наблюдалось. Вблизи она казалось ещё более жуткой, чем можно было увидеть издали, пока тварь дремала, лёжа на скале. Тело её было подвижно, изящно и очень сильно. Размерами тварь не уступала верблюдам, но была гораздо проворнее, а под кожей её играли тугие, длинные мускулы. Такой не составило бы никакого труда везти на своей спине до трёх таких же, как Эрилимия...
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Неужели ты совсем... - длинная шея опустилась вровень к девушке, склоняясь набок и закрывая собой обзор на дорогу впереди, - Не боишься смерти? - голосом более низким, грудным отозвалось нижнее лицо твари, снизу-вверх заглядывая Эрилимии прямо в глаза. Оно улыбалось, хищно, дико, а в глазах у него плескался лунный свет, обжигающий своим холодом и неестественным, дерзким весельем.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-05-31 12:32:31)

19

Злость. Тень оскалилась и рванулась наружу, натолкнувшись на прочную стену взращенного контроля, но от того стала ещё темнее прежнего. Эриль ненавидела такие моменты. Столько усилий было брошено на то чтобы научиться принимать не только Тень мира, но и свою собственную, что сейчас необходимость снова быть тихой и послушной лапочкой, вызывала почти физическую боль. Слишком большой диссонанс с её теперешним мироощущением и слишком сильная отсылка ко времени её пребывания в Сан'Моран. К самому ужасному времени её жизни. Она не хотела повторения и прежде чем согласится на теперешнюю авантюру не раз уточняла о том, каким будет её положение в Храме. Узнай тёмная о том, что ей снова предстоит подстилаться и играть в дрожащую студентку, вежливо отвечая на провокационные вопросы тех, кто способен избавится от неё в одно мгновение, она бы ещё тогда сказала точное и абсолютное "нет".
- Страх - бессмысленное чувство, старейшина аль-Зир, - холодно ответила Эрилимия, одним жестким движением приводя глупых верблюдов в состояние смирения. Она никогда не церемонилась с животными и не испытывала к ним особой любви, - вы и сами это прекрасно знаете.
Подземница бросила на сфинкса жесткий, горящий серебром взгляд, в котором не было и толики того, что могло бы пожелать там видеть решившее самоутвердиться существо - волнения, боязливости, страха. Одновременно с этим и не без помощи предчувствия, Эриль искала в трудночитаемом сфинксе следы разочарования, способные подтвердить версию о том, что она столкнулась с психопаткой, просто выгадавшей удачное время для удовлетворения своего психоза. Это могло бы многое объяснить в том случае, если сфинкс сейчас здесь был именно для того, чтобы задержать её или убить.
- А вот я не знаю зачем вы здесь, старейшина. Слишком много чести для ученицы-чужака, - всё такой же бесчувственный холодный тон, несмотря на то, что внутри едкой чёрной гадюкой, шипела Тень. Тень не любила тонкие игры, не любила тайны, не любила хитрости... нет, это Эриль их не любила. Ведь чем была Тень, как ни задавленной частью самой эльфийки?
А ещё она знала что если Шакхар не прислал подтверждение, значит был занят. Занят настолько что каждая секунда концентрации была на счету? Значит он уже был в бою. Насколько серьёзным могло быть сейчас его положение?

20

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/758696.jpg
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Бессмысленное... Но сколь многие способны его отринуть? - голосом нейтральным обратило на себя внимание верхнее лицо, вынуждая эльфийку поднять взгляд, - Знания и дисциплина даруют контроль. Но не лишают разума... - добавило среднее лицо, вглядываясь в Эрилимию с лёгким интересом и полуулыбкой. Каждое их трёх выдержало прямой взгляд волшебницы, отвечая ему взаимным серебром, чья окраска отличалась от одного к другому. Общаясь с этой тварью, всё сильнее у Эрилимии появлялось ощущение, что общается она с тремя разными личностями. Вернув шею в естественное положение, старейшина сделала шаг в сторону, освобождая дальнейшую дорогу. Все три лица были повёрнуты к Эрилимии, ожидая её ответа, дальнейших действий. На нижнем в это время постепенно прорезалась усмешка, спустя несколько мгновений оно добавило ещё одну фразу, возможно, намеренно желая перебить ответ эльфийки.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Думаешь, я здесь ради тебя? - с лёгким оттенком насмешки и пренебрежения в голосе, взгляд её горел вызовом.
Предчувствие по-прежнему не выявляло опасности непосредственно для Эрилимии. Что бы ни планировала старейшина на её счёт, но она явно не собиралась нападать здесь и сейчас. А вот Шакхар... Да, он мог находиться в опасности. Он мог сражаться прямо сейчас. Во всяком случае, вероятность этого была достаточно существенна, чтобы отбрасывать её просто так. Враждебность части совета была практически очевидна.

21

Эрилимия беззвучно хмыкнула, вопреки всем правилам напрочь отказываясь принимать участие в подобном социальном взаимодействии по задуманному старейшиной сценарию. Она не собиралась занимать ту позицию, в которую так упорно её хотела поставить Сэхра. Более того, она вообще не собиралась занимать какую-либо позицию в столь бессмысленной игре. И пусть Эриль до сих пор и выглядела как подросток, была она отнюдь не девочкой. Вероятно, это могло ставить окружающих в тупик, но с точки зрения самой подземницы, не являлось для них оправданием. Такая тактика могла бы сработать с неопытной девицей, но для неё - тёмного законника, выглядела просто глупо.
- Не представляю как так вышло, что я вдруг произвела подобное впечатление, старейшина аль-Зир, - ответила Эрилимия достаточно ровно, чтобы вдруг не задеть гордости этой изворотливой пустынной кошечки, но притом с достаточной долей стали, чтобы вдруг не допустить неверной трактовки с её стороны - темная не пасовала. Это было важно для дальнейшего взаимопонимания, если таковое конечно вообще было возможным между такими разными личностями как Сэхра и Эриль. Одна была как зыбучий песок, текучая и коварная тварь, другая - жесткая стальная клеть, сдерживающая внутри себя росток шквального штормового ветра.
- Как бы то ни было вы сейчас здесь и возможно нам стоит прекратить ходить вокруг да около подобно левианским девственницам и наконец перейти к сути? - чуть расфокусированный но цепкий взгляд казалось отслеживал движения всех трёх лиц пустынного сфинкса, тогда как неодолимая прямота Эрилимии едва ли могла оставить после себя простор для дальнейшего “творчества” изворотливой пустынницы. О да, она уже давно не была той затравленной студенткой, покинувшей стены элитной академии Сан-Моран. Места, изначально не предусмотренного для безродных. Она уже не была безродной. Прошлое перестало довлеть над Эриль, хотя, несомненно, его следы уже было невозможно окончательно стереть со страниц её истории.

Отредактировано Эрилимия (2017-06-06 23:11:45)

22

Нижнее лицо твари отпустило дерзкий смешок и довольно оскалилось. После резкого ответа Эрилимии, эмоциональный фон заметно не изменился. Нельзя было с уверенностью сказать, действительно ли слова эльфийки не сумели поколебать старейшину, или же она просто не стала подавать виду?

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/758696.jpg
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Я вижу, - с лёгким оттенком доброжелательности ответило среднее лицо, разглядывающее девушку с тем же интересом, что и раньше. Отступив на шаг назад, тварь передала слово своему верхнему лицу.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Этой ночью я испытаю тебя, - объявило оно, горделиво распахнув за своей спиной широкие крылья, - И ночь только начинается.
Взмахнув мощными крыльями, тварь легко поднялась над землёй и устремилась вверх, в ночное небо. На этом, вероятно, их странный разговор можно было считать оконченным. Эрилимия некоторое время ещё ощущала её сознание, покуда старейшина не удалилась слишком далеко на восток.
Ничто не мешало тёмной эльфийке продолжить свой путь, а спустя некоторое время она получила ответ от своего учителя.
"Не останавливайся. Я близко"

23

Эрилимия не останавливалась. Шла по направлению к спуску и ни слова, ни действия сфинкса не могли пошатнуть её внутреннего стазиса, приправленного щепотью жгучего раздражения. Непоследовательность не была пороком, но лишь в том случае, если эту непоследовательность не пытались представить в виде сводящего зубы ореола напускной таинственности и демонстративного пафоса. Какие цели не преследовала бы Сэхра - она была довольно глупа. А значит могла бы стать помехой даже в случае её внезапной лояльности Шакхару...
"Вы сначала хоть определились бы точнее, ради чего вы здесь, старейшина"... - Тёмная впустила слова в свои мысли, но ничего не сказала вслух, посчитав излишним. Это не было нужно ни ей самой, ни крылатой твари, отчего-то так уверенной в том, что её действия и слова производят правильное впечатление.
Получив послание от наставника, она как обычно ответила ему коротким, уже привычным подтверждением и продолжила путь. До прихода Шакхара она не сбрасывала с себя защитную магию и не тратила потенциал оставшегося времени предчувствия впустую, стремясь проложить хоть какой-то логический пусть в тех дебрях непоследовательности, которые вырастали там, где ступала Аль-Зир. Как можно было прийти к кому-то не ради этого кого-то и при этом для того чтобы этого кого-то испытать? Звучало странно и глупо и тем не менее эльфийка все ещё могла прислушаться к своей магически обострённой интуиции с целью понять суть этой странности. Сэхра приходила ради Шакхара? Но тогда на кой ей сдалась эта глупая, детская игра в испытания, в которой Эрилимия, разумеется, участвовать не собиралась...

24

Предчувствие исчерпало срок своего действия, однако до тех пор послужило своей обладательнице достаточно, чтобы найти ответ на новые её вопросы. Что означала собой эта странная встреча со старейшиной? Она лишь подтверждала тот факт, что Эрилимия стала полноценной фигурой на чьей-то шахматной доске. Фигура не самостоятельная, но привлекательная для использования в качестве инструмента. Вопрос лишь в том, кто именно собирался ей пользоваться? Сэхра? Её учитель? Или быть, может, здесь затрагивались интересы всего ордена? Ясно было только то, то интересов этих было несколько, и они вступили в конфликт. Что связывало между собой пустынную тварь и Шакхара? Стояли ли они на одной стороне? Что-то подсказывало Эрилимии, что в скором времени она сама собой получит ответы на эти вопросы. Угрозы от своего учителя она не чувствовала никакой, поэтому если и следовало с кого-то начинать своё расследование, то именно с него. Благо, как раз сюда он сейчас и направлялся...
Прохладный ветерок разогнал остывающий, жаркий воздух пустыни. Он заставил Эрилимию обернуться, и тогда она увидела смазанный теневой силуэт, с огромной скоростью несущийся через пустыню, прямо в её сторону. Замер он так же внезапно как и появился, прямо перед ней, постепенно выравнивая очертания длиннополых одежд Шакхара. Это заклинание тёмная эльфийка определила как теневой рывок, одно из самых сильных в ассортименте её учителя, чьи стихии она успела неплохо изучить за время обучения.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Она ушла? Самодеятельная, как и всегда, - не тратя ни секунды времени даром, мужчина немедленно направился к свободному верблюду, чтобы оседлать его и пустить бегом, - У нас мало времени.
По обыкновению немногословный, её учитель всегда предпочитал действие слову. Однако что-то в этот раз в нём изменилось. Эрилимия уловила для себя в его настроении большую резкость и целеустремлённую энергию. Это было необычно, и этому было сложно не поддаться...

25

Разумеется, Тёмная не стала допытываться о происшествии, как и не стала задавать лишних вопросов относительно старейшины Аль-Зир. Не по причине  наличия чувства такта, конечно, а из-за крайне низкой степени вовлечённости. Политика её не интересовала, внутренние интриги клана - тем более, подробности встречи Шакхара в храме не несли в себе никакой практической ценности, а о происходящим в целом он мог рассказать и сам, учитывая насколько сильно это могло бы упростить дело, или не рассказать, если эта информация, опять же, не представляла из себя ровным счётом ничего. Как маг Разума, Эриль и сама прекрасно справлялась с получением и обработкой поступающих к ней данных, а значит не столь сильно зависела от коммуникации, как все остальные. Также, она рассказала бы ему о подробностях встречи со старейшиной и поделилась соображениями лишь только в случае прямого вопроса - конечно же наставник был осведомлён о сути своей ученицы и было бы странным, если бы хотя бы не догадывался о том, что она досконально разобрала происшествие не без помощи магии  своей основной стихии.
Ритм и ментальное эхо были временно сброшены дабы разгрузить сознание, тогда как эгиду Эриль оставила, лишь подпитав щит и тем самым продлив его время действия. Ничто не мешало ей взобраться в седло и присоединиться к своему наставнику в их деле.
Одно раздражало - отправляясь в пустыню она совершенно не рассчитывала на то, чтобы примерять на себя чужие роли и делать больше, чем было необходимо для достижения своей цели. Всё же несмотря ни на что здесь она была лишь гостем и не питала к этому месту каких-либо особых чувств,. Чужие войны прельщали только тех, кому было всё равно на чьей стороне и за что воевать.

26

Долгий путь через пустыню, загоняя выносливых животных... Они проделали его в молчании, которое вполне могло считаться напряжённым. Впереди, за барханом, видна была излучина Лисеуры. Здесь, вокруг Ветренных гор, территория была всё ещё довольно холмистой, имела много растительности и обеспечивала хорошее укрытие. Быть может, именно поэтому беглые рабы решили совершить здесь привал? Если бы они только знали, что под боком у них окажется смертоносный клан ассасинов...
Сложно был оказать, кто из них первым заметил лагерь, учитель или ученик. Если последняя обладала отличным ночным зрением, то второй мог полагаться лишь на магическое чутьё. Как бы то ни было, совсем скоро каждый из них увидел отблеск далёкого костра, что был разведён на одном из холмов, у самого берега реки. Крайне опрометчиво... Но стоило ли ожидать от рабов иного?
Здесь они остановились. Шакхар спешился и повёл верблюда к произрастающим поблизости деревьям. Очевидно, дальнейший путь им предстояло пройти пешком.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Выполняя своё обещание я был уверен, что рано или поздно столкнусь с открытым противодействием от старейшин клана. Другие на моём месте, возможно, проявили бы большее благоразумие. Другие, кого будущее нашего клана заботит ещё меньше, чем нынешних старейшин... Надеюсь, ты уже поняла, что мы направляемся в ловушку? - обернулся он на девушку, сменив свою обыденную маску отрешённости на кривоватую усмешку, мрачную, но весёлую.

27

- Разумеется, -  ответила Эрилимия и Тень шевельнула тёмное пламя, обычно так хорошо скрывающееся за барьером неодолимого бесцветия. Она восстанавливая ритм и также спешившись, присоединилась к Шакхару, прикидывая примерное расстояние до лагеря "рабов" и рассчитывая время, за которое можно было пересечь это расстояние. Предчувствие, если оно конечно было вновь готово к использованию, снова включилось в дело, подключая фиолетовый эфир к анализу ситуации. Подземница коснулась хитрого механизма на совиной маске, перекрывая ашеритовые линзы, линзами из соколиного глаза и всматриваясь вдаль, намеревалась рассмотреть лагерь противника лучше, выделяя для себя количество присутствующих там человек, если они конечно вообще были, и другие, невидимые на таком расстоянии, интересные детали. В чём была суть настолько очевидной западни? В более серьёзных противниках, которых они не ожидали бы встретить на месте беззащитных беглецов? Или они действуют хитрее, разделив силы и собираясь ударить с флангов? Или совсем интересно - подождать пока они выйдут на освещённую костром местность, уже готовясь накрыть область смертоносным областным заклинанием? Или же в деле замешана алхимия? Взрывоопасная смесь? Яды? Если так, то что служит катализатором? Механизм, или живое существо? Как лучше поступить исходя из полученной информации?
Эрилимия окинула взглядом местность вокруг, с помощью предчувствия прикидывая вероятность нахождения поблизости затаившихся, невидимых врагов и их местоположение. Проверила удобство расположения магических свитков на поясе, особое внимание уделяя бегству в астрал, как самому быстрому и надежному средству во всех ситуациях подобного толка. При необходимости подпитала свой щит восстановив его потенциал до максимума и одарила эгидой стали, уже наверняка успевшей восстановиться, и своего наставника.
- Вопрос лишь в том, как лучше обернуть это на пользу, - продолжила она совершенно спокойно и казалось бы совершенно не рассматривая тот вариант, что у них может и не получиться повернуть это против их же противников. Кто-то мог бы списать отсутствие паники и сомнений на излишнюю самоуверенность или даже безрассудство, если бы то не являлось совершенно нормальным явлением для Эрилимии. Она не нуждалась в панике и предпочитала действовать сразу беря курс на максимальный успех, вместо того, чтобы тратить ресурсы на бессмысленные и явно мешающие переживания. К тому же сам факт ловушки, которую создатели наверняка подразумевали как внезапную, и неразгаданную, будил у Тени... нет, у неё самой тот самый тип злости, который был так приятен на вкус. Да и злость ли это? Эрилимия не могла точно интерпретировать это ощущение, так долго сдерживаемое в области абсолютной тьмы. Но как бы чему-то тёмному внутри неё не хотелось оскалиться и наконец пролить кров тех, кто желал ей смерти, действовать без разведки и подготовки, не стал бы ни один из них.

28

В седле волшебники проделали около нескольких часов езды, поэтому все потраченные заклинания уже успели восстановиться. До стоянки рабов отсюда оставалось около получаса пути пешком, а на верблюдах решено было не идти по соображениям скрытности. Эрилимии и её учителю предстояло спуститься с бархана и пересечь небольшой равнинный участок до самого подножия тех холмов, где обосновались те, кого им предстояло убить. Пустынные плащи отлично скрывали бы силуэты убийц на фоне бархана за их спиной, их не заметили бы, если бы точно не знали, когда и куда смотреть.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Я не сомневался в тебе, ученик мой, - усмехнулся мужчина, а затем перевёл взгляд туда же, куда и Эрилимия. На зарево костра, примерно в двух километрах впереди. Подставив линзы в совиную маску, опираясь на своё прекрасное ночное зрение, тёмная эльфийка хорошо могла разглядеть силуэты людей, сгрудившихся вокруг костра. Все они выглядели одинаково, замотанные в одинаковые тряпки. Подозрительного движения заметно не было. Эльфийка могла рассчитать сразу несколько удобных подходов, с помощью которых смогла бы незаметно вскарабкаться на холм. Там были как отвесные подъёмы, так и более пологие. По одному из последних, самому протоптанному, очевидно, рабы и взошли на холм. Сам холм был довольно каменистым, обильно поросшим растительностью. Уже заканчивая осмотр, Эрилимия внезапно наткнулась на ещё несколько силуэтов, в количестве пяти-шести штук. Они располагались поодаль от холма, возле самой реки. Их силуэты было сложно различить на фоне поблескивающих волн Лисеуры, поэтому она и не заметила их сразу. Охотники и приманка? Предчувствие подсказывало, что так оно и есть. Выманив учителя и ученика на холм, неизвестные незамедлительно бы атаковали их, пользуясь эффектом внезапности... Которого больше не имели.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Шестеро у реки. Знакомая тьма среди них... - отозвался учитель практически в тот же самый момент, как группа у реки попалась на глаза Эрилимии. Что касается самого Шакхара, то его глаза были вовсе закрыты, поэтому полагался он, очевидно, на какие-то иные чувства. Дух тьмы, вероятнее всего.
Учитель Шакхар: - Скорее всего, о нашем приближении знают. Не будем заставлять их ждать, - он вернул взгляд Эрилимии и мрачно оскалился. В его улыбке и взгляде, тёмная эльфийка могла уловить нечто, очень знакомое для себя. Нечто, что жило глубоко внутри неё самой, и которое она всячески стремилась сдерживать и контролировать. Этой ночью Тень выйдет на свободу.
Учитель Шакхар: - Совет раздроблен. Многие старейшины желают моей смерти. Но есть и те, кто в тайне поддерживает меня и мои взгляды. Этой ночью всё решится. Да, я знаю, как обернуть ситуацию в нашу пользу... - продолжил он, возвращаясь к верблюду и залезая в одну из седельных сумок, - Позволив мне обучать тебя, они допустили ошибку. Они были уверены, что я не преуспею. Однако этой ночью твоё обучение завершится. Это задание тебе поручил старейшина. Оно и станет твоим финальным испытанием, - его мысли текли ровно, голос был размерен. Однако то и дело в нём появлялись мрачные, торжествующие нотки. Особенный акцент на слове "старейшина" подтверждал теорию о теневой борьбе, в рамках клановых устоев и правил. Достав из сумки невзрачную шкатулку из тёмного дерева, Шакхар подошёл к Эрилимии и взглянул в её глаза своим светло-карим, пламенеющим от азарта взглядом.
Учитель Шакхар: - Закончив твоё обучение, я получу право претендовать на место в Совете. И о том, чтобы получить необходимую поддержку, я уже позаботился... Осталось лишь... Сыграть эту партию до конца... - улыбка, что прорезала его губы, вполне могла показаться жуткой. Настолько неестественное, хищное веселье проглядывалось через неё. Его взгляд был решителен и энергичен, он отдавал лихорадочным блеском.
Открыв шкатулку, мужчина извлёк из неё два алхимических состава, которые и протянул Эрилимии.
Учитель Шакхар: - Эликсир невидимости, - выставил он между пальцев бутылёк со светло-синей жидкостью, - И скорости, - переложил в пальцах прежний бутылёк и выставил напоказ новый, с более насыщенным, голубоватым содержимым, - Возьми и используй, когда скажу.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-07-02 16:49:08)

29

Спущенная с цепи Тень вышла во вне, заставив уголки вечно спокойных губ Эрилимии дернуться в некоем подобии намёка на улыбку. Мимолётный, едва читаемый жест, не слишком привычный и оттого очень скоро растаявший в густой пустынной темени.
- Ты получишь место в совете, - сказала не то Эриль, не то её Тень, но как порой бывало за пределами слуха старейшин и учеников, с практически недопустимой прямотой. Не как наставнику, но как союзнику, с которым у них был несомненно общий интерес. Победить. Для Шакхара - перевернуть успевшие сгнить в стагнации устои и подарить клану будущее, для неё - обрести действительно весомую связь с этим местом через будущего старейшину и для них обоих - объединить две разделённых Империей области, дабы однажды, не сейчас, но когда нибудь, стереть её с лица этого мира.
Она снова не давала предчувствию работать впустую, прокладывая вероятность связи этого события и недавней встречи с Аль-Зир. Так всё же... на чьей стороне была пустынный сфинкс и какова вероятность её вмешательства? Не хотелось бы чтобы взбалмошная, глупая кошка подпортила так складно вырисовывающуюся картину.
Взяв зелья, одно из которых было ей предельно знакомо, Эрилимия кивнула. Пол часа - не мало времени на одну только дорогу и ей предстояло выбрать место и время для того, чтобы не только заново набросить на себя звенящие путы ритма, подпитать щиты, но и заготовить первый удар. И сделать это стоило до того как она примет эликсир невидимости. Ещё раз взглянув на протирающуюся впереди местность, Эрилимия не без помощи предчувствия постаралась выделить для себя ту черту расстояния и времени, после которой подготовка будет уже затруднительна.

30

- Ты получишь место в совете, - на этих словах оскал вновь появился на лице Шакхара, хищный и азартный. Этой ночью было многое поставлено на карту, и риск лишь раззадоривал то, что дремало в глубинах сознания двух пустынных убийц... Эрилимия по праву могла включать себя в их число, ведь она знала, что сумеет. Она была уверена.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Используй любую магию, которую сочтёшь полезной, и действие которой... - взгляд его устремился в сторону холма, где горел костёр, - Будет дольше получаса, - взгляд его вернулся к девушке, - После принятия эликсиров, это может быть затруднительно.
Эрилимия понимала, о чём говорит Шакхар. Эффект невидимости мог нестабильно взаимодействовать с творящимися заклинаниями. Вплоть до того, что одно, особенно неудачное, окончит его действие. Поэтому в лишней перестраховке не было ничего предосудительного.
Сам же мужчина извлёк один из своих кинжалов и начал творить над ним чёрный яд. Второй же его клинок получил прикосновение тьмы. Впрочем, это же самое заклинание он по очереди наложил и на остальные кинжалы в распоряжении как своём, так и своей ученицы. В промежутках между остальными чарами, когда был вновь способен на это ментально. В одном из следующих заклинании Эрилимия сумела опознать заземление, целью которого стал и её учитель, и она сама. Себя он также дополнительно защитил каменной кожей, из-за чего облик его принял сходство с земляным големом-назгулом. После всего этого Шакхар восстановил свой ритм и использовал озарение, дабы вернуть тонус после многократно использованной магии. Эрилимия же могла подметить, что на аналогичные заклинания что и у неё, учитель тратит значительно меньше времени.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/737054.jpg
Учитель Шакхар: - Есть лишь двое - учитель и ученик. До тех пор, пока эта связь неразрывна, любое веление совета распространяется на обоих из нас, - усмехнулся мужчина своими потрескавшимися, землистыми губами, - Ты помнишь, что велел тебе Ксарх ад-Дин. Никто из рабов не должен пережить эту ночь. Сосредоточься на этом задании. А я прослежу, чтобы никто не помешал тебе. К тому же, кое с кем у меня будут свои личные счёты... - огонёк вожделенной кровожадности вспыхнул в глазах убийцы, время для слов подходило к концу, - Невидимость используй сразу. Длительности эффекта хватит на несколько часов. Скорость применяй в дороге. Она не продлится дальше получаса, - откупоривая бутылку своего эликсира, учитель кивнул тёмной эльфийке на прощание, - Когда закончишь, встретимся у реки.
За прошедшее время Эрилимия успела наложить любые заклинания, которые сочла достаточно полезными. Цели миссии должны были быть ей предельно ясны. Оставалось лишь преодолеть километры, разделяющие её и её цель...
Что же касается предчувствия, то оно успело дать ей достаточно информации. Прежде всего, старейшина аль-Зир. Она была втянута в участие в заговоре, в этом не было сомнений. И выступала она на стороне Шакхара. Во всяком случае, казалось очевидным, что это по его инициативе пустынная тварь оказалась вовлечена во всё происходящее. Вот только... Было что-то, что мешало воспринимать ситуацию так просто. Виной всему непредсказуемость старейшины. Эрилимия знала, что и её учитель это замечает. И она была уверена, что непредсказуемость эта ещё сыграет свою роль в грядущих событиях этой ночи. Прямое появление в них Сэхры было неоспоримым. Как бы то ни было, Шакхар ей доверял. Иначе бы, стал ли подставлять таким глупым образом себя и свои планы? Значило ли это, что Эрилимия могла ей доверять? Отнюдь.
Полагаясь на свою магию, тёмная эльфийка без труда рассчитала бы для себя оптимальное время принятия зелья скорости, с расчётом на то, чтобы его действия хватило до конца всего грядущего предприятия. Так же она без труда выбрала бы время для того, чтобы подпитать свои щиты. Она чувствовала, что сама подпитка пройдёт достаточно гладко и не сорвёт с неё покров невидимости. Чего не скажешь о первом же атакующем заклинании, спущенным с её рук... Кроме этого, обновив ритм сейчас, она чувствовала, что времени его действия хватит на всю дорогу и на дальнейшее сражение. А в возможности сражения она не сомневалась. Там, впереди, её ждала опасность. Опасность, к которой она сумеет должным образом подготовиться.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-07-03 01:15:19)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Нуар – Великая Пустыня, Земли Востока » Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно