FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4 11 ноября 17085 года. Иридиум. Альфарий, Мираэль.


№4 11 ноября 17085 года. Иридиум. Альфарий, Мираэль.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s4.uploads.ru/swlJu.png

Империя только начинала оправляться от удара, нанесенного ей войной с нежитью. Гильдия тоже, несомненно, пострадала, и Мираэль уже несколько месяцев проживала в безумном трудовом аду. Она старалась контролировать каждую мелочь, каждую кроху информации, которую можно добыть, даже если она кажется не столь важной. Эльфийка почти единолично возрождала собственные владения практически из пепла, используя оставшиеся ресурсы, и пресекая любые попытки кого-либо пошатнуть её власть с невероятной жестокостью. Это был не первый раз, когда ей приходилось работать в ударном режиме, однако такой образ жизни неотвратимо сказывался на Мираэль. Невыспавшаяся, немного нервная, с вечной вялотекущей усталостью, сопровождаемой нервной суетливостью и быстротой действий, более раздражительная, чем обычно, но решительная и не утратившая хватки и мастерства контролировать всё и всех вокруг. Мешки под глазами превратились в довольно темные крупные пятна, придавая эльфийке сходства со свежим покойничком, цвет покинул губы, оставив их бледными, коса была чуть растрепана, а руки были покрыты пятнами от чернил. Но, несмотря на давящий на неё груз дел и обязанностей, она всё ещё оставалась собой, и поэтому, когда пару дней назад среди разведданных ей попалась новость о том, что загадочный человек в шрамах пытается нанять людей с неизвестной целью, она заинтересовалась. Это могло быть чем угодно, значить что угодно и потенциально сказаться как на её деятельности, так и на Белой Перчатке, поэтому она отправила одного шустрого карманника сунуть незнакомцу в карман письмо, которое написала сама.

До меня дошли слухи о твоих действиях, и я не могу оставить их без внимания. Эта сообщение ни в коем роде не угроза - напротив, приглашение к возможному сотрудничеству. Навести меня в купальне "Оазис", что в Нижнем Иридиуме, чтобы узнать, можем ли мы как-то помочь друг другу.

М.

Мария была проинструктирована и получило примерное описание внешности незнакомца, несколько информаторов должны были приглядывать за ним, и теперь оставалось лишь ждать его визита. Скучать в ожидании не приходилось - дел было по горло.

2

Взглядом из тени мир казался совершенно другим, чужим... Преобразившись, он обнажал перед прозревшим совершенно неожиданные и удивительные свои стороны, повергая неподготовленного зрителя в шок, коим и был Альфарий. Потеряв связь с обществом, разорвав все ниточки, связывавшие его с прошлой жизнью, дезертир, беглый дворянин и инвалид озирался на высокие стены столицы глазами младенца, только увидевшего свет. Вся цивилизация, с тесными улочками, с бессознательной толпой людей, с витринами, магазинами, парадами, победами, фанфарами, похоронами и огнями жизни казался матерью, бросившей своего ребенка погибать на обочине истории. А ребенок плачет, желая вскричать о полных молока грудях ушедшей, да только какой смысл?..
Офицер, проведший полтора десятка лет в простой солдатской среде, вдруг обнаруживал в себе философа, очень угрюмого и мрачно настроенного. Оно и не мудрено, когда жизнь продолжает наносить сокрушительные удары, а ты все никак не можешь умереть; вместо этого инстинктивно учишься дышать по новому, искать пропитания в непривычных местах и быть тем, кем никогда не был. Но все же оставаться собой... Удивительный и противоречивый опыт.
И все это происходило на фоне той энергической деятельности, что сам Альфарий развернул на руинах возрождающейся Империи. Императрица ещё не проявила себя в должной мере, а всеобщее восстановление, особенно заметное в сердце страны, внушало какое-то вдохновение и голод. Определиться с его природной было трудно, да и некогда - мужчина пытался собрать людей и принять участие в освобождении занятых земель, что, мягко говоря, удавалось не слишком успешно. И тем не менее, дворянину удалось собрать какое-то количество людей, достаточное, чтобы принять первое дело как группировка наемников. Им нужно как можно скорее покинуть окрестности Иридиума, скрыться от глаз министерских и императорских ищеек. До селе дворянину везло, он оставался не узнанным, но такая удача не могла длиться вечно; вдруг обнаруженное письмо в кармане более чем красноречиво говорило об этом. "Я уже начал привлекать внимание..."

Придя к назначенному месту, Альфарий сначала не поверил своим глазам - не ужели эта та самая купальня? "Оазис" был широко известен на всю столицу и уж аристократ точно не мог не слышать о нем, тем более такой неспокойный как Магнус-старший! Ещё в юности, до ссылки в Нокс, он часто сбегал в нижнее кольцо и приходил сюда с своими друзьями, не только помыться, но и поглазеть на полуголых посетительниц, что юрким мальчишкам удавалось в силу своей проворности и целеустремленности. И вновь вернуться сюда для чрезвычайно подозрительной встречи... "
Более нейтрального места и придумать сложно..."
Зайдя внутрь, мужчина ненароком погрузился в воспоминания. Нет, не детства, а совсем недалекие... Ярко выраженный, восточный антураж навевал мысли о Кристиан и её предательстве - среди этих колон, изящной росписи и резных скамей мерещились змеи. Как можно понять, в купальню Альф пришел не один, а вместе с своим безумием. При этом, почувствовав приятный аромат чистоты, он вдруг остро захотел искупаться, отчего сразу направился в раздевалку, попутно приобретя за пару монет полотенце и мыло. Должно быть, те, кто нашли его, смогут узнать и сами выйдут на связь.

3

Эльфийка сидела в своём кабинете, мрачным ненавидящим взглядом буравя кипу бумаг на столе. Там завалялись отчеты и письма, но в основном лежали бумаги, затрагивающие финансовые дела купальни и шифрованная бухгалтерия, а также огромное количество сообщений от людей, которым нужно было выдать распоряжения, и всё это не считая бумаг от государства, которое в процессе восстановления вытрясает душу из своего население. Огромный комок работы давил и казалось, что всем этим срочным делам не будет конца, хоть это и было не так - по прогнозам Мираэль, с которыми соглашалась и Мария, чтобы поставить купальню и всё остальное на ноги после войны окончательно, понадобится чуть больше месяца, после которого всё будет функционировать в обычном, штатном режиме.

Мария прервала эльфийку посреди унылого листа о тратах купальни на горючее за прошедший сентябрь. Вечная заместительница постучала в дверь кабинета и, как обычно, зашла, не дожидаясь разрешения.
- Госпожа, помните о человеке, который должен был прийти сегодня? Он здесь.
- Где? - Мираэль оторвалась от листа и нарочито осмотрелась вокруг.
- Внизу, - полукровка чуть замялась, - В раздевалке.
- Как он закончит, отправьте кого-нибудь из девочек проводить его сюда.
Мария, тряхнув светлыми волосами, удалилась раздавать распоряжения, а эльфийка, спустя немного времени, отложила бумаги и перебралась в приемную. На столе там всё ещё стоял остывший чайник с чаем - пару часов назад у Мираэль были посетители. Она налила себе чашку безнадежно остывшего чая, убрала чайник и устроилась в кресле - ждать своего гостя.

Внизу же, одна из девиц, обслуживающих другую, более дорогую часть купальни, стряхнув невидимые пылинки с тугого корсета и поправив яркие юбки, устроилась напротив входа в раздевалки, дожидаясь гостя хозяйки, чтобы, когда тот выйдет, ловко подхватить его под ручку и, проворковав что-то вроде: "Пройдемте, вас уже ждут", сопроводить его наверх по лестнице, оставив у дверей приемной.

4

Страх быть узнанным не посещал голову Альфария - где угодно он мог заглянуть в черствую, окаменелую душу демонолога, но только не в миллионом городе, искрящегося красками, в дни, когда он обретает новую жизнь. Там, где раньше бугрились трущобы, огонь очистил землю и люди строят новые дома; по старому, они нагромождают камни и дерево друг на друга, образуя переулки и тихие, тесные дворики. Люди сновали туда-сюда и никому нет дела до маленького червя, копошащегося в оживающем трупе недобитого города. Червь и сам не знал, что делает здесь - когда Иридиум восстановят, его поймают, законники найдут время на более тщательные проверки, а в окрестностях не останется слабых душ, способных пойти за ним.
Он скоро уйдет. Скоро уйдет, если этот город выпустит его...

Магнус выбрал дальний от входа в раздевалку шкафчик, в темном, сыром углу он чувствовал себя комфортно. Фланги прикрыты, прекрасный обзор помещения... И не спутаешь свой шкафчик с чьим-то чужих. Мужчина не обратил внимания на присутствующих, как присутствующие не обратили на вошедшего; мало ли, сколько бугаев приходит сюда искупаться после очередной ночной смены в каком-нибудь трактире? Но демонолог не был заурядным громилой, его сила и телосложение - все являлось прямым отражением замученной души, некогда пылающей ярчайшим пламенем. Человеческое тело гораздо живее и нагляднее реагирует на перемены внутреннего мира, чем чье-либо ещё... Именно поэтому среди людской расы так много разных, характерных образов, именно поэтому люди отличаются от схожий один на другого эльфов, гномов или орков.
Так и Альфарий был в своем роде уникален - испещренное шрамами тело, обожженный обрубок, бугрящийся мышцами, полноценная, законченная скульптура, преднамеренно испорченная создателем. Должно быть, дворянин когда-то был идеальным мужчиной, символом всего лучшего своей расы, но теперь это было нечто, отталкивающее в своей сути и затягивающее источаемым мраком.
Люди вокруг за озирались, но мало кто смотрел прямо, не таясь; их демонолог наградил встречным взглядом, оценивая в ответ.

Уже предвкушая скорые объятия жаркого пара и заботливой влаги, Альфарий вдруг оказался взят в плен - чья-то тонкая, настойчивая, источающая сладкий аромат рука обвила его собственную и заботливо повела в сторону, прям так, завернутого в широкое полотенце и куском мыла в руке.
- Это уже становится забавным... - пробасил в ответ демонолог, оглядываясь в сторону парилки. Девушка, затянутая в тугой корсет, казалась сущей тростинкой рядом с древним медведем, но подобно народным сказкам мишка не особенно сопротивлялся простому очарованию и свойственной себе хромающей, немного косолапой походкой шел следом; так выходило из-за размера ног служанки и дворянина, последнему попросту приходилось подсекать шаги.

"Оазис" же сейчас полностью преображался в глазах Альфария; так сцена преображается тому, кто впервые заходит в нагромождение коридоров и комнат закулисья. Привычный, романтичный образ развеивается и общественное заведение обращается в четко отлаженный механизм, с целым набором скрытых функций и предназначений. И среди нескольких лестниц и дверей, Магнуса-старшего оставили всего у одной; тисненная, дубовая, она мало чем отличалась от остальных, но за ней ощущалась аура власти, гармонично, почти незаметно вплетенная в паутину иерархии и подчинения этого таинственного заведения.
Пожав плечами, воитель не нашел иной мысли, как бросить кусок мыла прямо на пол и отворить дверь, чтобы оказаться внутри и первым делом оглядеться... совсем как зверь, оказавшийся в чужом логове.

5

Стоило Мираэль наконец-то устроиться в кресле с чашкой остывшего чая, как дверь открылась и в приемную вошел её гость... во всем своем великолепии. Эльфийка, конечно же, не завизжала, не засмеялась, не издала даже вздоха, не повела бровью и даже чашка в её руке не дрогнула. За почти четыре века жизни подобные вещи совершенно на неё не влияли, и даже войди её посетитель сюда без полотенца, её реакция вряд ли бы изменилась. Она лишь хмыкнула словно бы себе под нос, но так, чтобы её можно было услышать - для того, чтобы обозначить тот факт, что не по её воле его притащили сюда почти что в чем мать родила:

- День, когда мои подчиненные начнут нормально понимать мои приказы, станет лучшим днем моей жизни.

На самом деле, ей было, по большему счету, плевать, и теперь ей было видно, что её гость не из тех, кто устроит сцену из-за того, что его выгнали в неподобающем виде. Блуднице, конечно, намекнут, что надо было встречать гостя после того, как тот закончит со своими гигиеническими процедурами и покинет раздевалку, но это станет не выговором, а забавной байкой среди персонала купальни. К тому же, в такой мелкой оплошности был и весомый плюс - эльфийка могла почти совершенно точно гарантировать, что её гость не имеет при себе никакого серьезного оружия. Почти точно... в конце концов, небольшой тычковый нож или крошечный стилет спрятать было легко даже в таком нехитром.. наряде, а рукопашный бой и магию можно пронести куда угодно - это она знала по себе.
Мираэль осмотрела гостя с интересом, но без особого любопытства - экипировка о человеке может сказать намного больше, чем тело. Ей понадобилась лишь пара секунд, чтобы сделать выводы: первое, что она заметила, даже сидя, это то, что гость ощутимо выше неё, что было, в общем-то, редкостью; вторыми, конечно же, стали ожоги и шрамы, которые говорили о многом - опытный воин, скорее всего, настолько опытный, что ему не чуждо некое солдафонство, и, наверняка, не маг; не только тело, но лицо посетителя кричало о том, что тот - воин, на нем оставался тот самый отпечаток, который оставляет на людях только поле битвы. Причем он явно не был лучником, разведчиком или стремительным убийцей - в воображении эльфийки её гость наиболее органично смотрелся крушащим черепа на поле боя. Он осматривался в приемной, как свойственно опытному бойцу, но найти здесь потенциальные угрозы невозможно - в приемной нет охраны, не разбросано оружие - можно, разве что, приложить кого-то свечным канделябром, закрытые окна, выходящие в сад, остеклены витражами, а внутреннее убранство составляют мягкие ковры из Торговой Лиги, картины на стенах, красивая лёгкая резная мебель, непригодная для использования в качестве щита. Единственное, что годилось для боя, были винные бутылки в алкогольном шкафу в углу комнаты, но разбивать их было бы настоящим кощунством - настолько они были дорогими. Да и сама Мираэль не казалось угрожающей - эльфийка с тонкой фарфоровой чашкой в запачканных чернилами руках, без брони или оружия, в легкой льняной рубашке с большим круглым вырезом и закатанными до локтей рукавами, в простых штанах и сапогах, с растрепанной косой и пусть беспокоящим и чуть пугающим, но больше усталым лицом. Единственное, что могло насторожить, это татуировки, но эльфийка не преследовала цели казаться безобидной столичной предпринимательницей, поэтому не беспокоилась - того, что она не представляет прямой угрозы прямо сейчас, было достаточно.

- Добро пожаловать в Оазис. Меня зовут Мираэль, я владею этим местом и это я отправила вам то письмо. Прошу, присаживайтесь, - продолжила эльфийка уже полноценно вслух после паузы в пару секунд. Она не стала указывать на какое-то определенное место, позволяя гостю выбрать самому - кресло рядом с Мираэль или один из двух диванчиков - рядом или напротив, отделенный низким столиком с декоративной вазой.

6

Комната, набитая подушками, изысканными картинами и коврами, ни чуть не внушала доверия, но следуя теперь не инстинкту, но разуму, Альфарий понимал - угрозы нет. Если бы его хотел убить, то, безусловно, сделали это много-много раньше, тихо и без испачканной кровью дорогой мебели...
Первые слова девушки пришлись как раз на время осмотра и были по большей части проигнорированы - в конце-концов, Альфарий не был бы собой, если стал смущаться или сокрушаться от своего внешнего вида при девушках. А вот когда колючий взгляд карих глаз добрался до неё, неприятный холодок пробежал по спине человека. Это была странная помесь сексуального возбуждения и отвращения, тот самый изысканный коктейль мерзости и желания, который было глупо отрицать и тяжело принять. Ведь тот, с кем сейчас придется говорить воителю, не был человеком - лощенные черты лица, пускай и сточенные песком сумрачной стороны жизни, характерная форма ушей и взгляд, умудренные многими веками прожитой в пустую жизнь. Все следы указывали на происхождение говорящей - эльфийка, правда, трудно было сказать темная или светлая. Кажется, у данной особи присутствовали признаки обоих рас и от этой мысли зашевелились жвалки, а отбрасывающие легкие тени на плечах тугие канаты мышц зашевелились, обозначая определенную степень напряжение. Полукровка.
- Даже в криминальном мире засилье грязнокровок и остроухих... Неужели человечество не способно достичь чего-то, кроме подчинения? - вопрос, безусловно, риторический и дающий ясное представление Магнуса о расовом вопросе в Мистерийской империи, а так же раскрывающий ту сторону его личности, которую трудно было разглядеть в снаряженном или обнаженном Альфарии - пристрастие к глубоким и мрачным измышлениям, рождающим идеи, способным заражать слабые души.
И все же, после быстрого осмотра, демонолог предпочел кресло рядом с Мираэль, усаживаясь на нем поудобнее, облокотившись и внимательно оглядывая девушку всю, от макушки голову до самый кончиков сапог, словно пытаясь содрать все лишнее и увидеть суть.
- Думаю... я не нуждаюсь в представлении, ваши ищейки достаточно узнали обо мне... Совсем другой вопрос, какое дело королеве пауков до забитого шакала? - редкий случай, когда Альфарий упускал возможность представить свое имя в полном составе, явно рассчитывая таким нехитрым приемом узнать больше о том, что знают о нем и какую угрозы может нести это знание.

7

Напряжение её гостя не укрылось от взгляда эльфийки, но она не сразу поняла, что послужило его причиной. Но стоило ему заговорить, всё встало на свои места.

- Даже в криминальном мире засилье грязнокровок и остроухих... Неужели человечество не способно достичь чего-то, кроме подчинения?

Мысленно эльфийка закатила глаза. Он был из этих. Мираэль не слишком любила людей как расу - живут мало, импульсивны, да и в целом не самые приятные существа в мире, но если простых людей она вполне могла терпеть, то людей, которым кругом виноваты все, кроме их самих, людей, которым дай волю, перебили бы всех, кроме себя, даже крайне терпеливой эльфийке выносить было довольно сложно.

- Не могу говорить от лица человечества, поскольку не принадлежу к нему, так что, боюсь, на этот вопрос тебе придется ответить самому, - ответила эльфийка скорее для того, чтобы заполнить паузу и для того, чтобы совсем уж не пропускать столь явно неприятную фразу, как что-то нормальное. Она подметила, что устроился её гость в кресле рядом. Расстановка мест была одним из её любимых приемов: если её посетитель устраивается на диване, отгородившись столом, значит, испытывает дискомфорт, возможно, даже страх; если же на диване рядом, то занимает позицию просящего, но испытывая всё же больше уверенности. Кресло же рядом сигнализировало, что собеседник стремится быть ей равным. Любопытно...

Сразу к делу, значит? Подметив для себя интересное "название" - Королева Пауков - эльфийка подумала, а не пытается ли он её польстить. Вряд ли. Крайне маловероятно. Нет. Скорее всего, глазеет на татуировки и пытается угадать, дабы показаться сведущим. Пытается произвести впечатление, противопоставляет... Возможно неосознанно.

- То же, что мне нужно и от всех, - начала свой ответ Мираэль, скользя взглядом по лицу собеседника, наводящее на мысль о родстве того с дубовой дверью, - В первую очередь, информация. Сюрпризы и неожиданности, конечно, могут быть и приятными, но когда доходит до дела, я предпочитаю знать наперед. Что ты затеваешь, что будешь делать, кто ты действительно такой, какие цели преследуешь... Эти знания вполне могут в один прекрасный день помочь мне уберечь свои скромные фонды и собственность от беды.

Она не договорила, более того, выдала меньше трети своих намерений и целей, а также того, что она может ему предложить, предоставляя собеседнику распутывать узел грядущей сделки, а заодно - выдать ей ещё крупицу информации тем, чем заинтересуется в первую очередь. Грядущей сделки... Интересно, что победит в нём, ненависть к эльфам или прагматизм? Сороке было очень интересно слушать своего гостя, да и что уж - глазеть на него тоже, подмечая красноречивые детали. Подобные личности редко забредали в её приемную, и сейчас она чувствовала себя как зоолог, заметивший в лесу редкое животное и разрываемый желаниями не спугнуть, но подобраться поближе.

8

Восседающая в центре комнаты девушка, без страха, всем своим естеством излучающая власть и подозрительно... спокойная. Воистину, так паук сидит в паутине, улавливая малейшие колебания нитей контроля, готовый в любой момент совершить роковой бросок. Магнус был явно уязвим, ибо понимал - даже по силе Мираэль была как минимум равна ему. А кто он без своего оружия? Но чувствовать какой-либо страх и настороженность совершенно не получалась, вся обстановка в комнате и даже течение их полуагрессивного диалога настраивало на ощущение какого домашнего уюта. "Дом... -" Альфарий вдруг задумался, осознав, что за эти месяцы в Иридиуме так и не был дома. Думают ли о нем его родители? Пишут ли они завещание на одну из побочных ветвей династии? Мысль о потере влияния и законного места вызвала приступ агрессии, но он был быстро подавлен животным любопытством. Мираэль или, как мысленно стал называть её демонолог Мира, вполне прямо ответила на вопрос своего собеседника, выкладывая все то, о чем мужчина мог догадаться сам.
- Кто же вначале партии просит раскрыть все карты... Я могу рассказать тебе что угодно, но будет ли это истиной или ложью вопрос открытый. Зачем нам этот блеф? Хочешь что-то знать - дай мне что-нибудь... - на этих словах Магнус облокотился на тот подлокотник, что был ближе к Мираэль, буквально пытаясь давить своей массой и аурой. Подобное поведение явно не соответствовало чему-то цивилизованному, скорее звериная повадка, когда крупный пес испытывает жертву на прочность. Забавно, учитывая то, как выглядел сейчас демонолог...
- Я плохо знаю тебя, Мира, - Альфарий вдруг просто расслабился и вольготно откинулся на спинку своего сидения, - Этот Оазис... Я часто бывал здесь в годы своей юности - ты уже тогда была лживо-молодой. За прошедшие десятки лет мне пришлось испытать взлеты и падения, а что коснулось тебя за целые века? Сидишь здесь, испачкав пальчики в чернилах... Не боишься грязной работы, приходиться заниматься бумажной. Наверняка, ведь в криминальном мире чистоплюи долго не живут... если у них нет других качеств. Но ты? Что есть в тебе? Я никак не могу решить, причислять тебя к элитной шлюхе или к чрезвычайно опасному врагу. Ты хочешь что-то знать обо мне? Бойся меня. Убей в этой комнате - и ты избавишь мир от страданий. И очистишь свою душу ещё на половину тысячелетия вперед.

9

Давления своего гостя Мираэль уж точно не испугалась. Напротив, этот жест показался ей немного наивным и бессмысленным, и она встретила его, глядя сверху вниз настолько холодным взглядом, что он обжигал. На многозначительном "что-нибудь" она вздёрнула бровь и быстро, почти змеиным движением облизнула губы. Нет, дорогой мой, здесь, в Оазисе, так легко можно получить лишь по морде. Она чувствовала, что он не игрок. Пытается им быть, соответствовать, чтобы Сорока не съела с потрохами, и не понимает, что именно его тщательные попытки быть кем-то, кем он не является, погубят его.

Последующая дерзость её гостя позабавила и одновременно утомила эльфийку. Она, устремив взгляд словно бы сквозь покрытое шрамами тело воина, ответила:

- Ах, люди... Столь самодовольны. Каждый мнит себя или самым хорошим, светлым, лучшим существом на всем свете, или худшим, которому и Безымянный жмет руку при встрече, и ведут ставят себя так, словно весь мир вертится вокруг них и их жалкой короткой жизни. Бояться тебя... - Мираэль выпустила наружу смешок, настолько же полный страха перед её посетителем, насколько земли архонов были заполнены нежитью, - Причисляй меня к кому хочешь, мне всё равно. Всё равно никогда не найдешь правильной категории.

Она встала и обошла второе кресло сзади, оставив легким движением руки чернильный росчерк на плечах воина. На одном из пальцев образовалось пустое и чистое пятно.

- Что-нибудь, говоришь? Могу дать тебе вина. Могу дать тебе винной бутылкой по голове. Если хочешь вести переговоры, формулируй свои желания точнее.

Мираэль намеренно не делала ему никаких предложений, прощупывая и проверяя, что именно он знает о ней и его возможностях. Она намеревалась, обманом, играми и манипуляцией, обменять его знания на столь низкую цену, что даже купцы Торговой Лиги пришли бы в ужас.

10

Агрессивный наскок овина оказался ожидаемо разбит о высокомерие хозяйки кабинета, так что Альфарию ничего не оставалось, как спокойно ретироваться. Впрочем, выражалось это только в долгом, задумчивом молчании... их обмен любезностями был до невозможного банальным и даже смешил, и совсем немного задевал честолюбие дворянина. Как бы не хотелось быть значимым, сама судьба охраняет его от глупостей и подобные игры с ней тешили душу демонолога. Удача на его стороне и сегодня не тот день, когда он умрет.
- Здесь и проходит та огромная пропасть между нашими расами... Наши жизни скоротечны, незначительны, но ваши, ваши глаза смотрят в века и хранят опыт тысячелетий. Какое дело вечному огниву до одинокой, тлеющей спички? Но зачастую пожар начинается с мелочей... Тебе ли не знать, как устраивают профессиональный поджоги. Но это все приятные моей душе лиричные отступления,
особенно учитывая детали нашей встречи, -
похоже что Магнус имел ввиду свой полуобнаженный вид, беззащитный вид, - И, знаешь, я продолжу этот пустой треп... Люблю поразмышлять на досуге. Смотреть вдаль и воображать, осознавать свою способность мыслить, действовать и чувствовать; понимать свое нахождение в точке пространства и времени. И совершенно недоумевать о роли... Забавно, да? Ты прожила многие века, ты говоришь мне о фондах и собственности, а я не способен банально оценить свое положение во вселенной, понять, к чему моя душа существует в мире лживых Богов, несуразной магии и созданий, отличных от меня и мне подобных.

Закончив, Альфарий уставился в одну точку, так, словно покинул стены этого кабина, улетел за грани "Оазиса". Но нет, он был здесь, он был здесь и заулыбался, оборачиваясь и глядя прямо в глаза мерзкой, сексуальной эльфийке.
- Мне нужны ответы; так же, как и тебе. Это если опускать высокую материю... Только на твой вопрос я уже ответил, как бы ты не отнеслась к этому, серьезно или нет. Ты в итоге выпустишь меня отсюда; или я выберусь сам. Моя судьба не заканчивается здесь, так что я буду настолько нагл и агрессивен, насколько только способен.

11

Эльфийка с усмешкой смотрела на воина, облокотившись на столешницу, внимая его словам и, как он и говорил, наблюдая. Люди и эльфы, их вечные взаимоотношения, балансирующие между восхищением и презрением столько, сколько эти расы знают друг друга. Она точно так же замечала их различия, как личностные, так и расовые, но имела на них свой, совершенно другой взгляд, растущий, в том числе, из этих самых различий. Рука, что, по мнению её всё ещё безымянного гостя, не касалась ничего, кроме бумаги, перьев и чужой вожделеющей плоти, проскользив по дереву стола, потянулась к резной коробочке. Мираэль закурила, наполнив комнату запахом ароматного, но слегка удушливого дыма, наполнившего её легкие, словно дым от множества профессиональных поджогов, начатых и пресеченных стальной и запятнанной кровью хваткой владелицы купальни. Выпустив изящное дымное облако, повисшее в теплом и тяжелом, недвижимом воздухе приемной, она вернула взгляд воину, направив, однако, холодный изучающий взор не в глаза, а куда-то вниз, на волевую, квадратную и угловатую челюсть, чуть в сторону от жесткого рта, туда, где заканчивался шрам, один из многих.

- Не питай иллюзий. Никто не держит тебя здесь, и мне нужна ни твоя жизнь, ни твоя смерть. Однако же, мне так же, как и тебе, нужны ответы. Ответы в обмен на ответы, вопросы в обмен на вопросы, - она склонила голову, словно хищная птица, и неубранная в пучок коса упала ей за спину, издав лёгкий стук, - Так что давай, будь нагл и агрессивен, насколько способен, - Сорока облизнула искривленные в ухмылке губы, - Задавай свои вопросы, я задам свои, и мы посмотрим, стоят ли наши ответы друг друга.

12

Удовлетворительно покачав головой, демонолог откинулся на мягкую спинку кресла, продолжая улыбаться и разглядывать белокожую эльфийку. Ее лицо подернула легкая табачная дымка, дразня своим ароматом офицера. Ох как долго и мучительно бывший офицер избавлялся от привычки курить, присущей, в основном, пафосной богатой молодежи аристократии… Правда, Альфарий травил свои легкие ради того, чтобы подчеркнуть свое происхождение среди солдатни еще в годы тяжелой юности. Теперь ему было это не нужно…
- Ладно. Ты пригласила меня, потому что прослышала о моей деятельности? Нехорошо, когда на твоей территории начинает промышлять кто-то еще… и тебе ничего об этом неизвестно. Я собираю отряд воинов, и меня интересуют люди, исключительно люди, потерянные для общества… Раскаивающиеся бандиты, маньяки, брошенные ветераны войны. Отбросы. Меня же ты можешь называть… Мясником.
Альфарий отвел взгляд от лица девушки, вновь осматривая внутреннее убранство комнаты…
- О мне много слышно на западе и востоке Империи. За мной ведут охоту, правда, вялую… вряд ли ты слышала обо мне когда либо, если только не читала мелкие сводки с западной границы. И о подозрительных происшествиях в Ноксе… Твоя очередь.
Понимая, что не добьется от девушки конкретики, демонолог решил действовать самостоятельно. Ответ за ответ, такой ведь договор? А еще Альфарий для себя решил, что она не маг и оных нет в ее окружении, ибо тогда его темную ауру давно раскусили. А может все дело в ней? И именно поэтому вызван интерес? Трудно было судить.

13

Мираэль удовлетворенно хмыкнула - наконец-то, прелюдия была закончена и начался настоящий разговор, не о поджогах, не о местах смертных в жестоком мире, не о каких-то абстрактных судьбах, а о вещах более насущных. Пусть с годами эльфийка и становилась всё более и более терпеливой, ходить вокруг да около, не приступая к делу, раздражало. Но лёд тронулся, и её гость наконец-то выдал хоть немного информации. Пусть большая часть этих знаний была для Сороки не новой, её пытливому уму всё же было за что зацепиться, что проанализировать. Она чуть закусила губу, скорее, машинально, проходясь по собственной памяти. Странные события в Ноксе... Кажется, несколько лет назад там была какая-то мутная заварушка, связанная с военными. И, раз за ним ведут охоту, он был на условно-отрицательной стороне, что делает информацию куда более доступной. Пожалуй, за неделю максимум у меня будет его имя, и, если повезет, история.

Итак, настала её очередь. Мираэль не знала, оставил ли воин разговор без конкретного вопроса по глупости, давая ей больше места для увиливания, или же намеренно, ожидая, что она без рамок вопроса сболтнет лишнего. Эльфийка, наконец встретившись с воином взглядом, ответила:

- Я знаю, что ты набираешь людей. Но зачем? "Раскаивающиеся бандиты, маньяки, брошенные ветераны войны. Отбросы" - повторила она, искусно скопировав интонацию, - Слишком специфично для простой банды мародеров, бандитов или наемников. Нет, такая категория нужна тебе по какой-то определенной причине, с какой-то не самой обычной целью. И я хочу знать, с какой. Видишь ли, ты прав - я не люблю, когда на моей территории происходит что-то, о чем я не знаю. Я сижу здесь уже доброе столетие, и намереваюсь остаться ещё дольше. И сохраняет моё влияние не столько грубая сила, сколько знания. Я не стану как-то влиять или осуждать то, что ты делаешь. Хочешь основать религиозную общину и перевоспитать своих отбросов? Пожалуйста. Хочешь собрать армию отбросов в лесах и сжечь пару деревень? Сколько угодно. Только дай мне знать заранее, и я не останусь в долгу. Знания чужих планов и действий, того, что грядет, могут избавить меня от множества проблем. К примеру, если я буду знать, что ты собираешься по кирпичикам разнести какой-нибудь Заросший Ручей, то смогу вывести оттуда свои активы и людей, что даст мне преимущество перед конкурентами там же. И за подобное преимущество я отплачу - если что-то или кто-то отправится по твою душу, если кто-то попытается купить у меня информацию о тебе, я дам тебе знать, если тебе понадобиться помощь, то я, возможно, её предоставлю - не всегда в обмен лишь на информацию, но всё же, какие бы отбросы не находились под моим надзором, я предпочту не оставлять их в беде. К тому же, быть может, в зависимости от рода деятельности твоей гипотетической банды, у меня может найтись для вас работа, может, разовая, может, регулярная, но всегда - за настоящее серебро и золото, которое в эти темные времена порой ценится выше некоторых жизней, или же за ответные услуги и информацию. Как тебе предложение?

14

В один миг разговор двух сильных личностей перешел из абстрактной плоскости к вполне конкретным вещам - Мираэль, как и ожидал Альфарий, высказала свой замысел, давая воителю пространство для маневра. Впрочем, некоторые вопросы были чрез чур наглыми и прямолинейными... Ответы на них Магнус дать просто не мог, к тому же, понимая, что девушка вполне способна найти намеки в его прошлом. Особенно, если она обнаружит связь демонолога с династией Магнус де Кэсселей и тем моментом истории, когда один из членов уважаемой семьи был сожжен за "ересь и демонопоклонничество". Так или иначе, вскрывать свой глубинный замысел Альфарий не собирался, как не собирался врать, здраво оценивая свои возможности умело лгать.
- Мне нужны отчаянные люди для поддержки и развития определенной научной деятельности. Едва ли дело дойдет до разорения и массовых убийств... Но для начала мне нужны деньги. Мы вольемся в армию наемников и поможем очистить Империю от оживших мертвецов. Если ты готова предъявить работу, я с охотой приму её... Мой клинок уже изрядно покрылся ржавчиной, так что немного крови поможет очистить его.
Похоже, что столь необычный ответ мог ввести эльфийку в недоумения. Преступник, помогающий империи? Наемники, занимающиеся научной деятельностью? Альфарий подавал информацию строго выверенными порциям, не блефуя и при этом путая карты...
- Я уже заканчиваю свои дела в Иридиуме. А далее мой путь будет лежать на западе, туда, где власть и закон наиболее слабы, а значит и вашей братии там откуда взяться?

15

Воин и научная деятельность. Научная деятельность и воин. Эти два понятия никак не хотели стыковаться. Особенно такой воин, который сидел перед ней. Взгляд эльфийки снова скользнул по телу её собеседника. Шрамы довольно специфичные даже для воина. Не помню, чтобы видела или оставляла что-то подобное... Маг огня пытался сделать из него жаркое? Возможно, эти исследования как-то связаны с тем, что или кто оставило такие следы. Мог бы ведь обратиться к магам жизни или природы, света, на худой конец. Они наверняка могли бы изгладить такие шрамы, но они остались - значит, либо их невозможно исцелить, либо они оставлены как напоминание. Так или иначе, это не просто раны. Что-то здесь нечисто...

- Обожаю науку. Тяготею к знанием, есть у меня такое хобби, знаешь. Не расскажешь подробнее? - забросила Мираэль удочку, показывая, что размытый и неопределенный ответ её не удовлетворит, - Что же до работы и нашей братии... Ты удивишься, если узнаешь, как много людей и нелюдей знают меня и как далеко простираются мои руки. Запад... Нужно сопроводить несколько человек в Югос. На дорогах нынче неспокойно, сам знаешь. Часть платы получишь авансом, часть - когда прибудешь в Югос с живыми и невредимыми спутниками. Устраивает?

Что именно за людей нужно будет сопроводить и что эти люди будут иметь при себе, Сорока уточнять не стала - меньше знаешь, крепче спишь.

16

В очередной раз Альфарий поймал изучающий взгляд Сороки на своем теле, но теперь он был более задумчивый и рассеянный... Она смотрела на шрамы, сплошным гобеленом хаотичных мазков покрывающий всю поверхность тела демонолога и глаза сами невольно разбегались, цепляясь за причудливый барельеф ожогов. Откуда они? Почему ты их не исцелил? Подобные раны вылечит любой более-менее умелый маг жизни, просто из милосердия! Но они остались... и этот незаданный вопрос вызвал у Альфария куда большее оживление, чем весь предыдущий диалог с Мираэль.
- Один маг жизни рассказал мне, что любое ранение и увечье меняет соляр живого существа. Чем дольше не исцеляются отрубленные руки, тем меньше шанс того, что даже возрождение восстановит их... Но мне уже ничто не смогло помочь - даже сильфида. Эти шрамы... Они отпечатались в соляре мгновенно - возможно, в ту же секунду, как мое тело сгорало зеленым, ядовитым пламенем. И это было очень больно... - при этих словах демонолог невольно улыбнулся, обнажая белоснежный ряд зубов, а в глаза сверкнуло Пламя, что обещало лишь Погибель... - Меня интересует твое предложение. Я согласен, если плата будет подобающей... И... я дам тебе подсказку о своих изысканиях, Мира, какую бы угрозу мне это не сулила. Знаешь, люблю я металлический привкус опасности на кончике языка, и к тому же ты мне нравишься... Да, определенно нравишься.

При этих словах, Магнус-старший снова откинулся на спинку кресла, расправляя плечи и ухмыляясь собственным мыслям. Неужели, подействовало вино и уютная атмосфера помещения?
- Я дам тебе подсказку, если ты меня заинтересуешь. Эта информация бесценна, а значит в обмен мне нужно что столь же бесценное.

17

Слова её гостя заинтересовали эльфийку, заинтересовали сильнее, чем бесконечность подозрительных хмырей, которым нужно уделить внимание, чтобы те не натворили дел, заинтересовали сильнее, чем сплетни об аристократии. Сидевший перед ней явно был не простым воином, потрепанным в битвах, он был сведущ в магии, и явно даже сильнее, чем сама Мираэль, и определенно сталкивался с силами, неизвестными и непонятными рядовому человеку. Пусть, как в ближайшей, так и дальней перспективе, эта информация была не так полезна, и выгоды из неё извлечь можно немного, ей было интересно, как интересны были дела сильных мира сего, дела многообещающих исследователей и сомнительных отшельников, этот интерес был не столько делового толка, сколько желанием знать то, что знают немногие, быть в хороших отношениях с теми, у кого нет тысяч сторонников и слуг, знать людей загадочных и быть всегда впереди, предвосхищая любые события. Но предложить что-то бесценное в ответ на такие знания?..

- С моей точки зрения, нет ничего бесценного, - Сорока затянулась и выпустила очередное облако дыма под потолок, - У всего есть цена, пусть не всегда и золотом. Диковинка стоит столько, сколько стоит её найти и изготовить. Информация стоит столько, сколько выгоды она принесет. Здоровье стоит столько, сколько стоит его восстановить. Жизнь стоит столько же, сколько стоит то, за что её обладатель готов с ней расстаться. Тело привередливой девки из таверны стоит столько, сколько нужно, чтобы достаточно изменить её жизнь. И так далее... Можно поиметь даже императрицу, если у тебя есть то, что для неё важнее чести, - Мираэль погасила сигарету об язык и бросила окурок на ковер, - Твоя информация не бесценна, она просто ценна, и вряд ли с ней сравнятся вещи и золото, сплетни и развлечение, да и даже лучшие мои девочки с первого этажа купальни не покроют ценности твоих изысканий. Так скажи мне, чего же такого редкого и уникального ты хочешь?

Она выпрямилась, глядя на своего посетителя сверху вниз, стоя в свободной, открытой позе, упираясь заведенными за спину руками в столешницу и расставив ноги на ширине плеч, чуть склонив голову на бок. На лице у неё играло неопределенное выражение, смесь насмешки, вызова и заинтересованности. Ей на ум пришла одна вещь, определенно редкая и уникальная для множества людей и нелюдей, но предлагать её Мираэль не станет - с одной стороны, ей безумно хотелось увидеть, как он предложит её сам, а с другой стороны - не хотелось выдавать то, что скучающая эльфийка эту самую "уникальность" обеспечила бы для собственного развлечения, без обмена на информацию, просто потому, что сегодня ей так хочется, но инстинкт дельца твердо требовал, если подвернется возможность, совместить приятное и полезное. В конце концов, Сорока была не застенчивой студенткой Аклории, и прекрасно знала, что все эти переглядки значат и куда они могут привести.

18

За время их краткого знакомства, Альфарий успел сделать несколько выводов о своей собеседнице... Властность, циничность, дерзость и осторожность, разбавленные напускным пафосом. Было в этом что-то неуловимо знакомое, близкое, острый аромат перчинки.
Впрочем, последний, развернутый ответ Мираэль развеял многие мысли, словно выдергивая Альфария из неги, в которую он по собственному наитию и неосторожности осмелился вступить. Даже он, демонолог, презревший многие моральные принципы и сокрушивший в голове слишком много человеческих барьеров, не мог представить всего масштаба цинизма Сороки, её безразличия к тем вещам, которые Альфарий испокон считал сакральные, вечными... Тот вербальный контакт, что у них установился в этой, казалось бы, делой обстановке, вдруг болезненно отозвался в Магнусе-старшем, заставляя его неприятно скорчить лицо, а после тихо засмеяться...
- Прекрасно, прекрасно, это просто прекрасно, моя дорогая! - одержимый вдруг снова озарился широкой, белоснежной улыбкой. Его глаза блестели, в устах слышалась развязанность и непривычная легкость; но мышцы более не были напряжены, разглаживая кожу и шрамы в былой, привычный рисунок ничем не тревожимого мужчины, - Я возьмусь за твое дело. Завтра же. Оставь всю необходимую информацию на бумаге и передай каким-то из своих лакеев...

Замолчав, Магнус отвел взгляд в сторону, внезапно ощутив себя грязным, словно и не был он минут двадцать-тридцать назад в одной из лучших бань Иридиума...
- Пожалуй, я получил все что хотел. Но брать это... я не буду. Оставь себе свою плату, а я отвечу на твою щедрость. Что же там обещал?.. Ах да, подсказку. Альберт Магнус де Кэссель.
И снова улыбка... широкая, хищная, неприлично веселая.

Отредактировано Альфарий (2018-03-22 15:25:28)

19

Мираэль посмотрела на своего гостя с нескрываемым разочарованием, даже оскорбившись, немного, совсем чуть-чуть. Дело твоё, де Кэссель, теперь я тебя из под земли достану, если это будет мне нужно. Реакция на слова эльфики показалась ей какой-то придурковатой. Нет, Сорока не потеряла интереса к своему гостю, отнюдь - но теперь ей хотелось не столько поговорить с ним и покопаться у него в голове, а покопаться в собственных бумагах, поговорить со своими осведомителями и достать всю подноготную Магнуса в его отсутствие. В общем-то, она тоже получила всё, что... было ей нужно. Пусть и не всё, что хотела.

- Хорошо, - Мираэль коротко кивнула, словно бы на минуту сломавшись в районе шеи и восстановившись обратно, - Отправлю в ближайшее время. Полагаю, на этом всё? Заходи ещё. По вторникам скидки, - ехидно оскалилась эльфийка, отделяясь от стола, выпрямляясь и похрустывая костяшками пальцев. Прошла по комнате в сторону двери в свои личные покои, взялась за узорчатую ручку и, бросив один последний взгляд за спину, скрылась в своем кабинете. Вероятно, оставлять себе свою плату.

20

Мужчина вновь вернул свой взгляд к эльфийке, наблюдая за ее реакцтей; от наваждения теперь ни осталось и следа. Поступил ли он правильно, что пошел на переговоры с Сорокой? Мираэль была опасным противником и не менее опасным союзником. Однако, в текущем положении Магнус просто не мог выберать - тут либо пан, либо пропал. И демонолог сделал свой выбор, вставая из мягкого и уютного кресла одновременно с эльфийкой. На ехидную фразу Альфарий лишь слабо усмехнулся, козырнув, да сорвав с себя банное полотенце и закидывая то на плечо. Уверенной и лишенной стеснения походкой он двинулся к выходу, оставляя кабинет совершенно пустым...

Вскоре, продефилировав по коридорам бани, Магнус уже одевался, глубоко погрузившись в свои мысли. Что же сейчас предложит ему Мира? Или может схватит, пока он основательно уязвим? Но ничего не происходило, а сам одержимый решил не ждать. Уже покинув здание бани, он остановился на одном из перекрестков, думая, куда направится теперь, как вдруг обнаружив в собственном кармане листок. Развернув его и прочитав содержимое, Альфарий широко улыбнуся и смял лист, роняя его в раскинувшуюся рядом лужу.
Впереди его ждала работа и обещала она быть крайне интересной...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4 11 ноября 17085 года. Иридиум. Альфарий, Мираэль.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно