FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Поздравляем с Новым Годом и Рождеством!
В игре проходит временной скачок #6! В этой теме вы можете ознакомиться к открывшимися опциями улучшения персонажа и особенностями сюжетных изменений в мире.
В связи со скачком времени также открыта тема изменений персонажей и заявок на направление деятельности.
Внимание! Срок действия организационных тем, привязанных к временному скачку #6 отодвинут на 30 января
Лотерея "Зеркало Иллюзий" XV - подведены итоги!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



БГБ: Оазис в песках

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Пересекать пустыню в одиночку чистой воды самоубийство, делать то же самое втроем – попросту неоправданный риск. Если, конечно, каждый из путешественников не желает сохранить в тайне цель или даже сам факт своего визита в Торговую Лигу. Эльф, человек и реведант шли по пустыне уже много дней, жаркое солнце и марево над барханамси успело надоесть даже Падальщику, что уж говорить о Ллойде и Фориуэле, которым вода и тень были необходимы для выживания. К счастью, все более или менее умели читать карты, и некоторые из них оказались довлльно подробны: передвигаясь от оазиса к оазису, путешественники уже преодолели большую часть дороги и теперь находились на землях Торговой Лиги. Граница осталась всего в дне пути, и стоило бы не терять бдительности, ведь рядом проходили торговые пути, а значит обретались и многочисленные банды разбойников и охотников за живым товаром. Менее недели назад Ллойд краем уха услышал на постоялом дворе, что одна такая банда ограбила караван, везущий гномье серебро в слитках, после чего растворилась в пустыне словно ветер. Купцы обещали немалые суммы любому, кто вернет им украденное серебро и накажет грабителей. Да только поди найди их в пустыне, пока не станет слишком поздно...

http://s4.uploads.ru/t/c5Svx.jpg

Этот оазис был отмечен только на двух из имеющихся карт – слишком маленький для многочисленных караванов, но для случайных путников вполне подходящий. Следующий находился всего в дневном переходе, но у двух живых путешественников еще утром закончилась вода, и запасы стоило бы пополнить как можно скорее. День тем временем клонился к вечеру, и солнце должно было сесть уже через час-полтора. Дух тьмы еще на подходе подсказал Ллойду, что маленький оазис уже занят кем-то другим – существ, скорее всего людей, было не больше полудюжины, и все они были скорее темными чем светлыми, впрочем, без ярких проявлений тьмы. На охранявших караваны наемников и добрую половину пустынников дух тьмы реагировал точно так же. Путники не без опаски подошли к оазису, рассмотрев невысокие пальмы, старый колодец в центре и две разбитые у него палатки. В тени под пальмами пробивалась чахлая травка, на которой лежало несколько верблюдов и пара лошадей. Животные были крепко привязаны, снятые с них вьюки лежали рядом.
Стоявший у колодца человек их заметил, на мгновение нырнул в палатку побольше, и выходя приветственно помахал путникам рукой. Кажется пустынники нисколько не возражали против их присутствия.

Карта. Одна клетка - 1 метр

http://sf.uploads.ru/t/bRWun.jpg

Задания

1. Разыскать следы грабителей
2. ---

Отредактировано Мистическая Арена (2017-06-17 15:39:10)

2

Песок. Падальщик. Ллойд. Песок. Ллойд. Падальщик. Небо. Холка лошади. Фляжка. Падальщик. Небо. Ой, что это?! А, да. Песок.

Не так много вещей способны довести шпиона до состояния стойкого отвращения к происходящему. Пожалуй, в такие особые случаи можно отнести только рыбалку и разборку рапортов менее опытных агентов. Однако, до сей поры Фор просто не знал всего очарования пустыни, её бескрайних барханов и чистого неба! Чистого неба, от которого ночью холодно как поздней осенью. Этих барханов, которые, по ощущениям, перебираются под твою одежду при всяком удобном для этого случаи. И всё это подчёркивала дичайшая жара, вынуждающая делать остановки чаще необходимого. В этот момент эльф даже немного задумался о замене своего тела на корпус мёртвого спутника, что озвучивать наш герой не стал. Пока.

В любом случае, пустынных разбойников эльф желал уничтожить как никто другой, потому как из-за них и был проделан весь имеющийся путь. Оазис на горизонте радовал на столько, что вместо стрелы неизвестный представитель рода людского получил в ответ помахивание средней степени тяжести, после которого остроухий направил своего коника к компании таких же животных в тени. Буде воля следопыта, он там бы и завалился, напрочь игнорируя остальные цели, но кроме этого был и практичный расчёт - если ветер в последнее время был не столь силён, то по характеру следа на песке можно прикинуть примерный вес снаряжения неизвестных спутников. Местные кочевники, пусть и одетые в плотные защитные одеяния, всё же отличались по глубине зарывания в песок от снаряжённых кольчугой и мечами пустынных товарищей. Кроме того, мельком глянем и оставшееся в тороках снаряжение - внешне, конечно же, потому как не гоже лезть в чужую суму до точного определения настроения местных обитателей.

3

Чёртова пустыня! Чёртова торговая лига! Чёртов Шедим, Белиар его раздери! Непривыкший к местному климату Ллойд поминал тёмного бога в каждой своей мысли, обращении и речи на радость местному народу. На кой меня вообще занесло сюда? А, точно. Чёртово Министерство магии, чуму на ваши головы! Ещё недавно герой империи, спаситель народа людского и просто хороший парень неожиданно оказался объявлен отступником, преступником и злодеем, а за его голову была назначена крупная награда, заставившая пуститься в бега куда подальше от окончательно сбрендившего магического правительства. На ум пришло лишь одно место по слухам - государство магии тьмы, что принимает таких как он с распростёртыми объятиями. Так он и оказался здесь, в Нуаре, где каждый второй вне города пытался его ограбить, убить, или обратить в рабство потехи ради. Благо, пересекать недружелюбные места пришлось не в одиночку, а в довольно странной компании, состоящей из реведанта и светлого эльфа. История их знакомства заслуживала отдельного повествования, опубликованного в бумажной трилогии, но об этом бывший герой пока что не задумывался, предпочитая более приземистые желания. Воды бы... Как то, что пронеслось в его мыслях. И ванны... Для Падальщика. А то от мёртвого вифрэя уже попахивало, то и дело вызывая желание согнуться за ближайшим барханом. Но на радость чистейшим пескам в поле зрения оказался крохотный оазис, заманивая путников своей влагой и тенью. И отпугивая наличием других живых существ, о чём активно напоминал заблаговременно применённый Дух Тьмы. Первым делом, обратив внимание на палатки и помахивающего местного, Ллойд вслушался в Дух Тьмы, оценивая, где конкретно располагались ауры, а определив - немедленно сообщил эту информацию своим компаньонам, а после приступил к подготовке. Нет-нет, увольте, более без заготовленных заклятий я ни на метр не приближусь к Шедимцам. Ни за что! Предыдущие события явственно давали понять, что лучше всегда быть готовым. Желательно дважды. Направляясь к оазису, Ллойд занял позицию позади Падальщика таким образом, что бы кочевник его не видел, разве что края силуэта, а затем начал плетение заклятий, проговаривая слова невероятно тихо, а жесты скрывая за фигурой союзника. Сфера проклятых стихий оказалась вложена в левую перчатку - Длань Проклятого, а правая рука легла на рукоять меча под плащом, вместе с тем сплетая и вкладывая в меч Тёмное пламя, что требовало постоянной концентрации лишь при выпуске. Времени на всё это, по всей видимости, было достаточно, ведь бежать сломя голову к маленькому озерцу они не собирались, верно?

Направление:

Мы идём с северо-запада, примерно из угла карты.

Отредактировано Ллойд (2017-06-18 20:00:00)

4

Итак, троица героев, объединённые общей дорогой и целью, самоотверженно пересекали бескрайнюю пустыню вдоль. Поперёк тоже пересекали, но только до тех пор, пока один из них не догадался развернуть карту. Падальщик в этой троице не был исключением, напротив, наряду с остальными он объединял собой единую общность, квинтэссенцию товарищества. История их знакомства во многом напоминала хороший любовный роман, вперемешку с детективной хоррор историей, окутанный флёром фэнтезийного духа приключения! И действительно, думал ли Фориуэль и Ллойд, чем может обернуться безобидная рыбалка в городском фонтане, в котором так соблазнительно плавал бесхозный заколоченный гроб, с провокационной табличкой: "Не вылавливать!"? Интриги и расследования, любовные тупики и скандалы, невероятные приключения и неловкая история с дочерью трактирщика и инцидентом на городском кладбище... Всё это, в конечном итоге, привело их к тому, что они имеют сейчас, в это жаркое, негостеприимное место.
Уловив тот момент, когда его спутники особенно часто начали ходить блевать за песчаные барханы, лишённый обоняния мертвец понял, что пришло время принимать какие-то меры. Почесав в очередной раз голову, он с удивлением обнаружил между пальцев не только шмотки слезающей плоти, вместе с космами грязно-красных волос, но и собственное лисье ухо.
- Потом, - пробубнил он себе под нос, засовывая шмат собственной плоти в один из подсумков, где уже скопилось достаточное количество органики, которую потом нужно будет прилепить на место. Как раз в этот момент бдительный маг тьмы обнаружил оазис и людей, его населяющих. Недолго думая, вифрэй обтёр руки об свои шаровары и Принялся наматывать на себя тагельмуст - исконно пустынный головной убор, который закрывал собой и голову и лицо, оставляя для обзора лишь малую прорезь для глаз. Откашлявшись, понимая, что именно ему придётся вести переговоры, как самому опытному пустыннику, Падальщик немедленно вышел впереди процессии, на ходу извлекая из подсумка (другого) флакон с мускатными духами, которыми тут же обильно и начал душиться. Как никак, он должен был произвести хорошее впечатление на незнакомцев!
Приближался к ним наш бравый отряд, действительно, особенно никуда не торопясь. Так что Падальщик планировал за это время успеть подготовить чувство магии, безобидно положив руку на навершие своего меча.
Ну и уж коли ему выдалось вести переговоры, то незамедлительно к этому преступил, обращаясь к пустыннику на чистом, практически безукоризненном Ашрэфи:
- Мир твоему очагу, незнакомец! Найдётся ли для усталых бродяг место у этого чудного оазиса? Уверен, много интересных историй могли бы рассказать мы друг другу, под бескрайним звёздным сводом... - поэтично, хрипловато и неизменно очаровательно, Падальщик был мастером слова, и умело пользовался этим оружием.

5

Им беспрепятственно позволили дойти до границы оазиса. Кочевники, наемники, торговцы или такие же путники – пока оставалось неясно, - но пустынники спешили хвататься за оружие. Ллойд легко понял посредством духа тьмы, что их всего пятеро, но предосторожности ради приготовил и темное пламя и сферу проклятых стихий. Ни одно из этих заклинаний ему не пригодилось, как не пригодилось Падальщику чувство магии. Пустынник у колодца их маневров или не заметил, или притворился, что не заметил, но в любом случае никак не отреагировал. Зато он нахмурился, когда Фориуэль начал бросать взгляды на брошенные прямо на песок чужие тюки. Те кстати были довольно объемными, но выцветшими и потрепанными. Сказать что-либо об их содержимом было невозможно, не открыв хоть один. Такие же выцветшие шатры явно говорили о долгом сроке службы и отсутствии у хозяев лишних денег. Из большего шатра навстречу им вышел второй пустынник – магически одаренный, в котором Ллойд тут же увидел эфир воздуха и пламени.
Именно он выступил вперед, чтобы приветствовать Падальщика, но мертвый вифрей заговорил первым. Пустынный маг ответил на том же ашрэфи:
- Мир и вам, путники, - он с подозрением смотрел на закутанного вифрея, запах которого не могли скрыть никакие благовония, и вряд ли был рад присутствию нежити в маленьком оазисе. На эльфа и человека он смотрел много более благосклонно, с чем бы ни была связана такая неприязнь. – Места под звездами хватит всем, и поговорить за чашей вина всегда приятно. Располагайтесь, отдохните после долго пути.
Трое путешественников расседлали лошадей и набрали воды из маленького колодца. На них посматривали, но не приближались, пока все тот же маг незадолго до заката не обратился к Падальщику с предложением зайти ненадолго в шатер, пока солнце будет садиться. Это же предложение он довольно бегло повторил на языке Мистерии. Путники решили не отказываться, но и не терять бдительности, тем более что все пустынники как один не расставались с оружием. Меча, кинжала или еще чего острого не оказалось лишь у одной женщины, которая назвалась Сабирой. Ее поведение и отношение окружающих предполагало, что именно она является главой этой небольшой компании, что тоже двигается в сторону Лиги. Одета она была чуть лучше прочих, что по виду были не то ее охранниками, не то сопровождающими. Как вскоре оказалось, всеобщим владела лишь она да маг, остальные пустынники могли разговаривать только с Падальщиком, но отчего-то не спешили этого делать.
Путники разместились в центре большого шатра, двое воинов встали чуть в стороне, словно охраняя Сабиру, а маг опустился на подушки рядом с ней. Между хозяйкой и гостями поставили несколько блюд со сладостями и хлебными лепешками, кувшины с вином и водой из колодца.

http://s7.uploads.ru/t/QApFi.jpg

- Угощайтесь, - радушно предложила женщина на понятном всем троим языке. -  Я была бы рада предложить вам что-нибудь посущественнее, но наши запасы пищи подошли к концу и боюсь, скоро не останется ничего кроме фиников. Да и те суховаты, попробуйте с медом.
Похоже она была единственной, кого состояние Падальщика нисколько не беспокоило. Воины смотрели на него с неодобрением, то ли их неприязнь была связана лишь с запахом немертвого, то ли с его сутью. Вифрей еще не определил. Зато Ллойд понял, что магов среди пустынников было двое – только Сабира вряд ли далеко продвинулась в овладении бесцветным эфиром, пусть некий дар у нее и имелся.

6

На песочке всё же не было написано о том, кто тут был и что они есть, так что эльф, ленивым взглядом оценив выцветшие тюки, бросил это грязное дело ради более благородного занятия по обновлению запасов воды. Пополнить их пришлось не только в бурдюках, но и в двух важных организмах - своём собственном и своего скакуна, а после этого немного разобраться с сбруей, сапогами, песком наконец. Желания идти в палатку до проверки оной более крепкими спутниками не хотелось, в общем. Но в итоге всё вышло очень даже неплохо, и никто не побежал с саблей наголо сокращать поголовье живых существ в этом оазисе. Если не сказать наоборот, принимая во внимание попытки накормить да напоить, может будет что-то связанное со сном.

- Я не знаком с вашими обычаями, поэтому прошу простить мою дерзость в плане отказа от пищи - солнце кормит эльфа как дерево или иное творение Этерии, - особенно в ТАКИХ количествах. Как они могут вообще есть сладости в такую погоду? - подумал наш цветочек. Не смотря на позднее время и подходящую для загара кожу, условия пустыни немало вымотали эльфа, и про голод он почти не вспоминал, заливая в себя воду из собственной фляжки, - к слову, можно сыскать в округе в этих местах другого укрытия от жары? Я бы щедро оплатил аренду пещеры, может холмика... Можно и потайной склад какого-нибудь Императора, и от такого грех отказываться, - остроухий стряхнул очередную порцию песка с своего плаща, после чего чистым невинным взором посмотрел на Сабиру. Не исключено, что девушка как минимум знакома с местными угрозами, а потому может дать какую-то подсказку по этому вопросу.

7

Заклятия не пригодились, агрессивных и откровенно враждебных действий никто не предпринял, позволяя путником беспрепятственно насладиться тенью пальм и водой оазиса, пополняя бурдюки и фляги. За исключением Падальщика, что, несмотря на своё обаяние и красноречие, удостоился неприязни из за своей расовой принадлежности, но не более того. Позволяя вифрею и дальше вести диалог на совершенно не знакомом языке, коим для Ллойда временно являлся ашрэфи, парень вслед за эльфом направился к водоёму с крайне очевидной целью, однако, не позволяя себе терять бдительность, не рассеивая заклятий из своего оружия до того момента, пока незнакомцы, или они сами не покинут сии просторы.

Когда же реведант закончил и присоединился к группе, Тёмный не забыл поведать компаньонам о магической принадлежности того, с кем они имели честь пересечься, как и о том, на что маг был способен, сам мгновенно прокручивая в памяти все заклятия основных школ воздуха и огня, а так же меры им противодействия, если придётся пересечься с подобным в битве.

Но последующее приглашение, немного спустя, ввергло Ллойда в удивление, заставляя задуматься о благоразумии местных Шедимцев, что осмелились пригласить трёх вероятно опасных незнакомцев в свой шатёр, фактически, подставляясь под лёгкий удар. Проверяя готовность всё тех же заряженных заклятий, при необходимости обновляя их, маг последовал в шатёр, на ходу прицениваясь к каждому из бойцов, отмечая оружие, доспехи, взвешивая возможную угрозу и шансы ей успешного противодействия, вплоть до того, что выстраивал очередность собственных действий на десятки секунд вперёд, стоит лишь начаться схватке, несмотря на то, что вероятность этого стремилась к нулю. Вторым ошеломлением за текущий день стала встреча лидера кочевников - девушки по имени Сабира, что неведомым образом держала под своим контролем окружающих людей, при этом на внешний вид не определяясь сильным воином, а на мистический взор - сильным магом, лишь начинающим. Возможно, её сильные стороны были в другом, вот только в чём? Впрочем, это размышления на весь последующий диалог, в котором Тёмный занял безмолвную позицию несколько в стороне и позади Падальщика, позволяя тому вещать от всей группы, сам же отклоняя предложение явств, вместо того, сохраняя внешний слегка расслабленный вид, внутри был сосредоточен и взведён, словно натянутая стрела, готовый в любой момент среагировать на опасность и агрессию.

8

Несмотря на всю доброжелательность мёртвого лиса, от него почему-то упорно воротили нос. Неужто неудачный выбор духов? Закончив переговоры с пустынником и вернувшись к своим напарникам, товарищам, братьям, самым дорогим на свете существам, Падальщик непременно уточнил у них о том, как им нравится его запах. Получив соответственные ответы, он непременно сделал из них выводы! И в тот момент, когда их пригласили в шатёр (а Падальщик был уверен, что его неотразимая харизма выбьет для товарищей наиболее комфортное место для отдыха) он уже обновил свою гамму ароматов. На этот раз поверх мускатного ореха реведант набрызгал на себя наидушистейшую композицию из лаванды, розовых лепестков и ядрёного цитруса. При этом не скупился ни на одежду, ни на снаряжение, пропитавшись благовониями буквально как половая тряпка!
Разумеется, в шатёр вошёл он первым, пропустив перед собой лишь Фориуэля и Ллойда, и обаянием лучился как заправский магический светильник лучится светом. Так вот. Не медля ни мгновение, мертвец незамедлительно собирался взять быка за рога! К большому сожалению, быков в палатке не находилось, поэтому лишь в фигуральном смысле этой фразы.
- Ах, примите же мою искреннюю благодарность и восхищение вашим гостеприимством! - начал он на общем наречии, отвечая непосредственно на радушный жест и слова Сабиры, - Видят боги, добродетельное тепло вашего сердца ничуть не уступает очаровательной красоте лика! - велеречиво выразился он, с неизменным очарованием в хорошо поставленном голосе. Окончив свою речь глубоким поклоном в пояс, Падальщик немедленно приступил к предложенной трапезе. Ведь не обижать же ему таких добрых хозяев?! Тем более, когда все остальные, явно гораздо менее воспитанные спутники, отказались от яств. Более того, теперь мертвецу придётся отдуваться за них всех!
Опустившись на подушки, перед прелестной пустынной красавицей, Падальщик пододвинул поближе к себе кувшин с вином, поднос со сладостями и чашу, которую тут же наполнил упомянутым выше виноградным напитком. Своим острым вифрэйским когтем мертвец собирался прорезать длинную щель в той части платка, что закрывала нижнюю половину лица, в частности рот. Прорезав такую щель, Падальщик окунул этот самый коготь, вместе с примыкающим к нему мизинцем, в чашу с вином, как следует там промокнув. Если бы он не ощутил никаких негативных воздействий на свою мёртвую плоть, то незамедлительно бы этот палец сунул в рот, посасывая с несказанным, поистине неземным наслаждением! И после этого принялся бы обильно выпивать, заедая самыми разными угощениями, надкусывая каждую вторую булочку или иную сладость, явно намереваясь попробовать как можно больше и как можно разнообразнее. Пил много, в промежутках не забывая нахваливать как саму пищу, вкуса которой, разумеется, не чувствовал, так и гостеприимных хозяев. Настолько сладко и томно собирался смаковать угощения, что наверняка вызывал зависть вообще у всех окружающих, которым подобной радости не досталось. Благо, актёрское мастерство у тронутого крышей лиса было на достаточном уровне ещё и не для такого рода концертов.
За свою сохранность мертвец не переживал. Он мог полностью положиться на своих бдительных спутников, которые уже ни раз спасали его задницу из самого разного рода переделок. Ещё с тех пор в их неуёмной троице повелось - Падальщик треплет языком, тогда как остальные двое оберегают его задницу. Именно этим сейчас Ллойд и Фориуэль, без сомнения, занимались.
- Божественно, восхитительно! Давно я не ведывал столь сладких угощений, скрашенных обществом не менее сладостным... - это должно было прозвучать как очень сочный комплимент в адрес пустынной красавицы, к которой мертвец специально подался поближе, чтобы сделать тон своего голоса более вкрадчивым и соблазнительным. Без сомнения, аромат его духов выигрывал ему ещё сто очков на поприще соблазнения красотки Сабиры.
- Но увы, несмотря на всю мою любовь к романтике, сколь ни приятна мне наша встреча, я вынужден завести разговор о делах более скорбных, приземлённых... Видишь ли, прелестная Сабира, в эту пустыню привели нас не одни лишь праздные скитания. Вернее, преимущественно не они. Подвязались мы с моими любимыми братьями, - тут его трепетный взор был обёрнут к Фориуэлю и Ллойду, но лишь на мгновение, - Разыскать в знойных песках нечестивых людей! Столь омерзительных, что способны были без всякого зазрения совести умыкнуть у честных торговцев их непосильным трудом нажитое серебро! Ах! Можете ли вы представить себе такое недостойное деяние, моя очаровательная Сабира? Мы бы с превеликой радостью расспросили бы вас обо всём, что вам, возможно, могло бы быть известно об этих скотах, этих подонках, этих несносных ублюдках, что грабят добрых люд! Уверяю вас, моя сладкая Сабира, когда мы доберёмся до них, то выпустим из них все кишки наружу, открутим их поганые головы, вырвем сердца и растопчем кости, не успокоимся, пока не сотрём их в порошок самым мучительным способом из всех возможных... Лишь бы уберечь ваш покой, а также покой всех остальных, честных и добрых сердцем пустынных путников... - закончив свою эмоциональную, восторженную, наполненную мрачным трагизмом речь, Падальщик с неимоверной проникновенностью взглянул в глаза собеседнице, передавая ей своим янтарным взглядом всю ту противоречивую бурю эмоций, что творилась у него на душе. Ну а сразу после этого, исключительно из побуждений предосторожности, принялся концентрироваться на бегстве в астрал, намереваясь применить его при малейшей агрессивной подвижке в свой адрес. Наученный горьким опытом, разговорчивый реведант ни раз получал по голове за свои слишком фривольные комплименты, а потому всегда был готов улизнуть от праведного гнева той или иной барышни, к которой подкатывал свои лисьи шары.

Отредактировано Падальщик (2017-06-23 00:04:01)

9

Живые путешственники все как один отказались от еды, эльф и вовсе предпочел воду из собственной фляги той же самой воде из кувшинов. Сабира неодобритеьно нахмурилась, но обычая насильно кормить гостей ни в Шедиме, ни в Лиге не было. Возможно, им всего лишь сделали дежурное предложение. Поведение Падальщика, необычное по любым меркам, заметно выбивало пустынников из колеи. Только благодаря своей вечной настороженности Ллойд заметил краем глаза как зло сверлит вифрея взглядом один из пустынных воинов, что держал копье. Палатка была хоть и просторна, но в ней все же находилось семеро человек, так что пользоваться здесь древковым оружием будет очень и очень неудобно. И все же Ллойд следил за обстановкой, позволяя другим вести разговор. Он заметил, что Сабира оставалась единственной, кто не носил никакого оружия. У всех остальных хоть чтонибудь но было – от копья до пары мечей и кинжалов на поясах пустынников. Даже маг щеголял парой метательных ножей на поясе.
http://s8.uploads.ru/t/jb1VO.jpg
- Здесь нет пещер на мили и мили вокруг, - ответила Сабира, с замешательством наблюдая как мертвый с видимым удовольствием поглощает лакомства. – Ну а если бы и нашлась такая, в ней тут же построили бы перевалочный пункт или постоялый двор.
На комплименты вифрея она не отреагировала, будто и вовсе пропустила мимо ушей. Несмотря на всю велеречивость и и скусное владение ашрэфи взгляд ее становился все более и более задумчивым, женщина держала в ладони чашу с вином, но скорее смачивала губы чем пила по-настоящему. Не успела ли Сабира пожалеть о своем решении пригласить в палатку подозрительных незнакомцев?
http://s8.uploads.ru/t/jb1VO.jpg
- Не знала, что нежить еще способна оценить вкус пищи... Ох, не поймите неверно, мы в любом случае рады гостям. Любым гостям.
Маг молча отломил кусок хлебной лепешки и запил водой. Кажется броня и меч Ллойда интересовали его куда больше чем сам разговор.
Если в еду и было что-то добавлено, у Падальщика никак не получалось этого понять. Может, на нежить оно не действовало, а может, ничего кроме меда и сахара им и не предложили. Впрочем, стоило вифрею проникновенно заглянуть в глаза женщины и начать пламенные речи на высоком ашрэфи, как события понеслись вперед пугающе быстро. Пусть ни Сабира, ни маг внешне никак не отреагировали на выступление, а во время особо удачных и жестоких выражений даже одобрительно кивали, другим пустынникам выдержки не хватило. Воин с копьем сорвался, и острие его оружия описало дугу, целясь в голову Падальщика. Он вряд ли успел бы уйти в астрал, не будь между ними Фориуэля и Ллойда, из-за которых копейщик не мог дотянуться до говорливого вифрея прямым ударом. Бросаться на Падальщика было не самым разумным и просчитанным решением, но оно-то и подтолкнуло разговор к завершению.
Первой как ни удивительно отреагировала Сабира – вылетела из палатки словно ветер, бросив на прощание совсем не те слова, что путешественники могли бы ожидать от хрупкой предводительницы каравана:
http://s8.uploads.ru/t/jb1VO.jpg
- За живых дадут больше!
За ней с меньшим изяществом бросился маг, даже не попытавшись наколдовать путешественникам что-нибудь этакое. Теперь в палатке их осталось пятеро, и копейщик, правильно поняв, что в призрачной форме вифрей неуязвим для его оружия, широко замахнулся на Фориуэля. Второй пустынник метнул в Ллойда короткий метательный кинжал, тут же отпрыгнув за спину копейщика. Несмотря на то, что народа в палатке стало заметно меньше, пространства все равно оставалось катастрофически мало для нормального боя.

Карта

http://s0.uploads.ru/t/SDaY8.jpg

Задания

1. Разыскать следы грабителей
2. Убить разбойников

10

АХВЫЖХИТРЫЕЖУКИ, - подумал Фор, пока Падальщик лопал сладости с барского стола. Ну серьёзно, предоставить угощение мёртвым, при этом забыв живых, было как-то неправильно. А вот то, что из живых хотят настрогать прекрасные трупики, было уже вполне себе привычно, буквально норма. Пожалуй, Фор был единственным, кто совершенно не ожидал такой ударной подлости от местной группировки, иначе бы остался ночевать с веблюдами. Однако-сь, придётся выкручиваться из того положения, в которое сам себя загнал.

Первым делом первое попавшееся под руку кушание (то есть тарелка или собственная фляга) полетит в лицо больно ретивому копейщику, вместе с отходом куда-нибудь назад и вправо. Портупея на левом плече, на которой висит копьё, да лук с той же стороны будут откинуты пока скинуты - эти виды оружия в такой тесноте только помешают. Далее последует уже более свободный кувырок через спину до угла палатки, откуда уже можно кинуть что-то по острее - тот же нож на поясе, благо стойка из-за плеча худо-бедно работает и в положении полусидя, а уж обратный бросок угомонит одного жителя пустыни, который вроде как похож на мага. Из оставшихся, два ножа перекочуют в руки, и начнётся самое страшное - эльф в рукопашной. Страшное для самого эльфа, конечно. Поэтому Фор, едва вскочит на ноги, тут же побежит проч из палатки прихватив по пути лук с копьём. Ибо незачем эльфу кошмарить местное население да лезть в ближний бой, когда есть возможность просто бежать.

Отредактировано Фориуэль (2017-06-28 19:54:16)

11

Ну вот опять.. С сожалением пронеслось в голове, стоило лишь сосредоточенному магу разглядеть агрессию, увидеть первые враждебные движения. Когда же они уже научатся выбирать противников себе по силам, а? Продолжая мысленное негодование, Ллойд тут же применил Шаг Уккунта, на ускоренном, благодаря заклятию, движении уходя в левую сторону, избегая летящего кинжала, минуя астрального Падальщика, занимая наиболее удобную позицию и направляя на обоих врагов нематериальный клинок, одним отработанным движением покинувший ножны. В следующий раз будете умнее. Если выживите. И резко сближаясь, благодаря полному физическому игнорированию не рискуя напороться на копьё или что похлеще, вместе с тем выпуская из своего оружия вполне материальное магическое Тёмное пламя, предварительно заготовленное на входе в оазис, что ускоренными потоками устремилось к врагам в попытке за считанные секунды сжечь их дотла вместе со всем имуществом и палаткой. Ллойд планировал выпускать заклятие в упор две секунды, чего, порой, было достаточно, на третьей же времени действия Шага резко разрывая дистанцию, выходя из палатки сквозь ткань с противоположной от водоёма стороны, но продолжая поливать копейщика и метателя мощным заклятием выстрелом дабы точно убедиться в полном уничтожении двух пустынников. Если же после этого он будет уверен в смерти врагов - то сместится в правую сторону от своего текущего местоположение (по карте - вверх), возвращая себе обзор оазиса и направляя безудержное пламя прямо в третьего пустынника, что занял позицию чуть в стороне от всех остальных.

Отредактировано Ллойд (2017-06-28 21:54:39)

12

- Ах! Как же она посмела! Как посмела! Я раскрыл ей свою душу, я был с ней так ласков... А она! Она! Она бандитка! - с молниеносной скоростью пронеслась сия катастрофическая мысль в полоумном мёртвом сознании, покуда носитель этого самого сознания растворял свою физическую оболочку в астрале.
Словами не передать чувство той утраты, что отгрызло кусочек сердца и души мёртвого лиса, подобно сторожевому псу, вцепившемуся в ногу невинного мальчика-водоноса лет пятнадцати от роду. Понимая, что стерпеть подобный удар по своим чувствам будет не в силах, Падальщик предпринял единственное верное в данной ситуации решение. Он прикончит Сабиру! И когда её хладный труп упадёт в его любящие объятия, тогда то он и заставит её быть по отношению к нему более отзывчивой, чувственной и нежной! Он превратит её в зомби и вместе они будут счастливы всегда-всегда, до конца их совместного посмертия!
Воодушевлённый своей новой мечтой, реведант немедленно сорвался с места, бесплотным духом выныривая из палатки, игнорируя на своём пути и песчаную землю и тяжёлую ткань. В полёте он выхватил свой верный меч из ножен и устремился в погоню за Сабирой, используя для этого всё своё преимущество в скорости и незаметности! Нагнав женщину, Падальщик немедленно бы отменил действие своего заклинания, чтобы выйти из астрала и тут же наброситься на неё с множественными рубящими ударами и выпадами, используя для этого всю свою стремительность. Проще говоря, он собирался изрубить вероломную женщину на куски! Ну а если та решит сопротивляться, то Падальщик возьмёт её врасплох тем, что активирует руны теневого облака на своей броне, после чего совершит резкую подсечку, выполненную благодаря отточенному нижнему удару. Ну и после этого насадит лежащую перед ним красотку на свой меч, само собой!

Отредактировано Падальщик (2017-06-29 23:47:08)

13

Падальщик бросился за женщиной, на ходу доставая меч. Он был настолько поглощен целью, что не замечал ничего вокруг – ни остановившегося у колодца мага, уже готовящего какое-то заклинание, ни на вооруженного воина в стороне. Сабира бежала очень и очень быстро, не оглядываясь, если бы не повышенная скорость астральной формы, Падальщику вряд ли удалось бы ее догнать. Пустынница обернулась к мертвому вифрею, когда добежала до деревьев, но отчего-то никаких признаков страха или замешательства не выказала. Она все еще была не вооружена и вроде бы и не собиралась бросаться на Падальщика, который чуть замедлился, возвращая себе полностью материальную форму. Несмотря ни на что, он собирался изрубить женщину на куски – и первый же удар пришелся в живот. Сабира, так и не успев ничего предпринять, рухнула на песок. Немертвому осталось только еще более сильное разочарование и ощущение, что что-то пошло не так, уж слишком легко оказалось ее убить. Но обдумать это он не успел: не успел он вытянуть окровавленный меч из тела пустынницы, как под правую лопатку вифрея вонзился кинжал. Пусть сама Сабира и сдалась пугающе легко, но все же не стоило сбрасывать со счетов остальных ее подельников, один из которых и воспользовался тем, что все внимание вифрея было сосредоточено на женщине. Конечно, боли Падальщик не чувствовал, и прочная броня не дала оружию полностью войти в тело, но кинжал застрял меж ребер и мог причинить некоторые неудобства в бою. Метнувший кинжал воин тем временем мчался на него с мечом в руке.
Тем временем в палатке Фориуэль швырнул флягу в лицо копейщика и кувыркнулся в угол. Копейщик как-то сумел отбить флягу в сторону копьем, но потерял из-за этого пару драгоценных мгновений. Их как раз хватило Ллойду, чтобы напрвить в его сторону темное пламя из острия меча. У пустынника не было ни времени, ни пространства, чтобы среагировать на неожиданную магическую атаку. Его одежда и часть палатки вспыхнули, раздался вопль боли и ужаса, и человек покатился по земле в попытках сбить огонь. Но второй воин, вооруженный метательными ножами и парой кинжалов, успел использовать копейщика как живой щит и уйти из-под удара. Эльф тем временем бросил нож в улепетывающего мага и наверняка бы попал, не торопись тот так быстро покинуть палатку. Решение сбежать оказалось разумным, и эльф тоже ему последовал, схватив оставшееся оружие, а именно лук, копье и пару ножей, что он сжимал в обеих руках. Но стоило Фориуэлю выскочить наружу, как его встретил стоявший у колодца маг разбойников. Он явно уже завершал жестами подготовку какого-то заклинания и собирался выбрать эльфа его первоочередной мишенью. В тот же мог мимо пробежал давешний метатель, торопящийся спастись из занимающейся огнем палатки. К счастью, он был слишком занят спасением собственной жизни, чтобы попытаться по пути воткнуть в эльфа что-нибудь острое. Ллойд же вышел с противоположной стороны через открывшийся в горящей ткани проем как и собирался. Копейщик все еще кричал и катался по устилающим песок коврам, но Ллойд знал, что опасности тот уже не представляет. С его места было невозможно сказать, что происходит в лагере, так как ни союзников, ни противников мистик не видел – все закрывала палатка.

Карта

http://s8.uploads.ru/t/iIRcg.jpg

Отредактировано Мистическая Арена (2017-07-01 15:22:19)

14

В кучу смешались все - кони, люди и верблюди. Последние, правда, стояли себе в стороне от разгорающегося пожара да флегматично плевали на всё происходящее вокруг. Такой выдержке Уриэль мог только позавидовать, потому как сам несколько нервничал своей позиции. Да, побег удался, и союзный маг отлично сработал в этой ситуации, только вот держать в двух руках четыре оружия было как-то затруднительно. Компания в лице метателя где-то сбоку и мага где-то впереди ну ни йоту не добавляла доброты и душевного спокойствия. И это кроме того, что вражеский заклинатель уже стал что-то демонстрировать путём спонтанного искривления пальцев. То есть, конечно, он-то делал что-то осознанное, а вот для нашего героя то было абсолютно непонятное представление. Кроме того, что оно может зарядить чем-то очень поганым.

Так что первым делом пришлось отказаться от всего вытащенного (кроме ножей в руках) оружия. Затем есть вариант ухода от атаки мага полукувырком, с приземлением на колени. Подобные трюки не были в основном арсенале остроухого, и вся надежда возлагалась на гибкость тела вкупе с некоторым опытом в акробатике. Подобный кульбит был необходим лишь для того, чтобы после приземления обрадовать мага аж двумя обратными бросками из-за плеча. То-то, наверно, кудесник будет рад - всё ему ничего, а тут на тебе! Естественно что в случае отсутствия атаки сей дар будет преподнесён сразу же, без лишних вопросов да изгибаний. А потом, кроме известного супа из представителя кошачьих, стоило поднять свой брошенный и одинокий лук. Всё же с ним как-то увереннее, чем с копьём, и пользы будет больше.

В любом случае, после разминки и возврата своего любимого оружия Фор собирался отступать прочь от жаркой компании пустынных парней, пока они не решились прощупать его плоть на прочность. Бег будет, признаться, весьма забавным - и за барханом следить, чтобы с него никто не скатился, и за спину поглядывать на случай действий метателя или мага.

15

В тот момент, когда сладкая месть была свершена, волны ментального наслаждения захлестнули Падальщика с головы до пят! Он аж затрясся от экстаза. И лишь шальное осознание нереальности происходящего удержало его от падения в бездну своих воспалённых галлюцинаций.
Сабира умерла слишком легко для бандитки... Бандитки так не умирают! - воскликнула истерическая мысль, прорезая своды черепной коробки своим дребезжанием. Недоумённо оглядевшись, мёртвый лис не заметил ни единого намёка, который мог бы пролить свет на эту ситуацию. Зато заметил, что одного из его приятелей собирался взять в оборот вражеский колдун. О! А ещё в него прилетел кинжал, прямо между рёбер! Если бы вифрэй ещё был жив, то непременно бы потерял дыхание и согнулся напополам... Но, к счастью, жив он уже не был.
Именно поэтому, не теряя и толики драгоценных мгновений, Падальщик избрал себе новый приоритет. Вражеский маг находился от него почти на расстоянии вытянутой руки! Не долго думая, мертвец набросился на него, намереваясь сходу насадить его на свой клинок одним мощным выпадом,  методом сокрушителя. После этого Падальщик бы воспользовался магом как живым щитом, разворачивая его в сторону набегающего мечника, и прикрываясь его телом от атак. Попутно с этим он перегрыз бы магу глотку, что являлось проверенным и вполне естественным для любого вифрэя способом урегулирования конфликтов.
В том случае, если бы первоначальный план каким-либо образом не сработал, то Падальщик встретил бы набегающего мечника ликом смерти, направленным ему прямиком в пах. Сделать это следовало бы с максимально короткой возможной дистанции, чтобы нивелировать возможность уклонения. С боевой магией Падальщика шутки были очень плохи. Очень. Плохи. Шутки.

Отредактировано Падальщик (2017-07-01 17:54:54)

16

Отлично начали. Ухмыльнулся Ллойд собственному успеху, наблюдая свершившееся. Один из противников лишь за пару секунд был выведен из боя, оставлен погибать под гнётом стихии в недрах воспламенённой палатки, в то время как второй, увы, предательски бросил товарища, вырываясь наружу вместе с напарниками тёмного мага - реведантом и эльфом, что резко оказались зажаты меж силами неприятеля. Стоило лишь выйти из палатки, как мистик выставил клинок в сторону, позволяя пламени поглотить окружение - песок и пальмы, а сам же, не теряя ни мгновения рванул вбок, огибая палатку как можно быстрее, лишь бы успеть на подмогу союзникам. Получив обзор основного поля боя с наиболее выгодной, по его мнению, позиции, как парень направил клинок на первого попавшегося врага - метателя, выпуская в того всё ещё поддерживаемое Тёмное пламя, одновременно с этим принимая «Эльфийскую» стойку, срываясь с места, сближаясь и переводя выпуск заклятия в резкий Восходящий удар, всё ещё не срывая поток. Если возникнет необходимость, Тёмный продолжит наносить уже Рубящие удары, или просто опалять противника магией, но если тот окажется мёртв, тогда он рванёт на подмогу к Фориуэлю, переводя тёмное пламя на вражеского мага, повторяя сближение. Но только если таким образом он не повредит собственным союзникам.

17

Падальщик, неудовлетворенный первой жертвой, в ярости бросился на вражеского мага – но его меч, как ни странно, встретил только другой клинок. Протитивник двигался очень и очень быстро, встречая каждое движение вифрея своими выпадами и ловко парируя удары. Сразу стало ясно, что мертвецу встретился настоящий мастер меча, быстрый и безжалостный, и прямыми атаками его было не взять. Падальщик видел, что мечник старался не использовать прямые блоки против ударов вифрея, а уводить его меч в сторону, и кроме того уступал ему в силе удара. Кроме того противник был живым и значит, долго поддерживать бешеный темп атак был не в состоянии. Наверное... Чужой нож все еще торчал в спине боевого мага, но почти не мешал двигаться. Все внимание Падальщика сосредоточилось на отражении ударов, вражеский мечник ни на миг не сбавлял скорости. Единственный жест лика смерти выгадал для вифрея мгновение, когда пораженный заклятьем противник согнулся от боли, хватая ртом воздух. Ноги бандита подкосились, из горла наконец вырвался тихий, сиплый хрип, быстро перешедший в крик боли и ужаса, кожа на его шее и руках начала понемногу темнеть.
Фориуэлю сказочно повезло, что стоявший чуть далее чем в метре пустынник не бросил в него нож да и вообще не предпринял никаких агрессивных действий. На таком малом расстоянии да еще и с горящей за спиной палаткой, отрезающей путь к отступлению, объединенной атаки эльф бы не пережил. Но прямо на виду у пустынника один из мирных вроде бы путников только что заживо сжег человека, и кто мог сказать, чего еще от них стоило ожидать? Одним словом, пустынник не воспользовался шансом прикончить эльфа, а отбежал еще дальше в сторону. Зато маг своего не успустил. В воздухе перед ним возникло небольшое огненное кольцо, из которого в Фориуэля полетело больше дюжины коротких огненных стрел. Похоже, если бы Ллойд и не сжег палатку, маг пустынников очень скоро сделал бы это сам. Если бы не ловкость и реакция эльфа, все могло бы закончится куда хуже. Полукувырок в сторону барханов, подальше от противников, спас Фориуэля от основного заряда, но расстояние между ним и вражеским магом было невелико, и две стрелы вонзились в кольчугу. Ребра справа опалило болью и жаром, стальная кольчуга оплавилась, и на коже образовался неглубокий, но обширный ожог. Пусть решение бросить длинное мешающее уйти от удара копье и лук и было своевременным, оно оставило эльфа всего лишь с двумя ножами. Их он как и собирался немедленно метнул в мага. Эльф еще только учился обращаться с этим оружием, но тут уже дистанция была его преимуществом. Движение отдалось короткой резкой болью из-за ожога, и правая рука дрогнула, из-за чего нож снов пролетел мимо. Зато второй, брошенный левой рукой, вошел в плечо пустынного мага чуть ниже ключицы. Фориуэль был жив и относительно невредим, но о том чтобы вернуться и подобрать лук не могло быть и речи: метатель ножей наконец пришел в себя от злого вопля волшебника и схватился за оружие. Эльф прекрасно понимал, кто станет его первоочередной мишенью, и бросаться в сторону врага безоружным было бы чистым безумием. Вместо этого он со всех ног побежал к бархану, поглядывая в сторону противников, чтобы не получить чего неожиданного в спину. Бежать по песку оказалось нелегко и очень непривычно, но эльф довольно скоро приноровился и даже развил неплохую скорость.
Падальщика не могло не смутить, что на его лезвии больше не было крови Сабиры. Алмазная сталь весело сверкала в закатных лучах и отблесках огня. Ни единого пятнышка. Он не мог обернуться, чтобы посмотреть, лежит ли у пальмы тело разбойницы, иначе мигом лишился бы головы.
Ллойд отвел клинок в сторону, позволяя темному пламени перекинуться на окрестные пальмы и пройтись по песку. Деревья вспыхнули, вверх повалил густой черный дым. Горящая палатка давала куда больше света и жара чем уже касающееся горизонта солнце. Черно-серый дым валил вертикально вверх. Верблюды и пара лошадей бандитов ревели и отчаянно рвались с привязи. Оазис горел слишком жарко и быстро. Бежать по песку оказалось тяжело, куда тяжелее чем по привычной твердой поверхности, ноги или скользили или вязли на каждом шагу. Местами песок оказался и вовсе оплавлен его же собственными стараниями, но как раз это мистику почти не мешало. Темное пламя все еще било из меча мистика, превращая тихое место в огненный ад. Ллойд обогнул огромный костер как раз воремя, чтобы увидеть убегающего в сторону барханов Фориуэля, врага с двумя кинжалами в руках и отступающего в сторону мага, что как раз взялся за нож в плече, чтобы вытащить его одним резким движением. Падальщик и второй воин сражались с другой стороны колодца. Мистика сразу же заметили, пустынник с ножами резко развернулся в его сторону.
Крики из палатки наконец смолкли.

Карта

http://s8.uploads.ru/t/ztAGv.jpg

Отредактировано Мистическая Арена (2017-07-04 00:09:13)

18

Мгновенно оценив обстановку на поле боя, Ллойд подивился простоте происходящего, а в его голове нечётко, размыто пронеслась одна единственная мысль. Слишком легко. Однако времени вдаваться в раздумья не было, так как ситуация требовала решительных действий прямо сейчас. Делая шаг вперёд и в правый бок, маг резким взмахом меча отправил в Метателя поток тёмного огня с единственной целью - сбить противника, не дать ему атаковать на секунду-две в страхе сгореть магическим пламенем, сам же резко после этого прерывая заклятие, шагая вперёд и влево, скрываясь от дальнобойного врага за пальмой. Выгадав тем самым себе момент, Мистик вновь вернул внимание к вражескому магу, направив на того свою левую длань и выпустив невероятно быструю, ускоренную через мистическое оружие Сферу проклятых стихий. Прямо в спину, надеясь одним единственным заклятием избавиться от основного врага, а вместе с тем и задеть мечника, облегчая Падальщику работу. Но не стоило сбрасывать со счетов Метателя, что вряд ли будет стоять и бездействовать, от того маг вновь начал двигаться, стараясь не попасть под дальнобойную атаку, вместе с тем уходя в Шаг Уккунта, что как раз должен был восстановиться.

19

Обжигающая боль острым уколом напомнила одну из самых главных заповедей этого мира - никогда не показывайся на глаза тем магам, которые не против видеть тебя скорее мёртвым, чем живым. Она пока ещё не так сильно мешала передвижению, только вот раскалённая попадания кольчуга прижигала плоть у раны любым случайным прикосновением. В остальном, впрочем, было всё не так уж и плохо, благо союзники обошлись без повреждений или членовредительства. Так-с, и что же дальше?

Первым делом Уриэль решил помочь малость мёртвому собрату довести пустынника до той же кондиции, а потому с бравым видом наш герой устремился вперёд. Последний нож, как спасительная соломинка, выскочил из крепления на поясе, и вспышка неприятных ощущений почувствовалась словно бы тише, незаметнее. Так помогает родство с неказистым оружием? Возможно. Так что избавляться от своего верного спутника-ножа Уриэль не спешил, хотя, вроде бы, достаточно было попасть куда-то в вражеского мечника, остальное неважно. Но почему?...

Это ловушка! Всё просто. Дабы не оказаться на этом празднике жизни самым порезанным да прожаристым блюдом, эльф, едва пробежал пару метров, бабочкой отпрыгнул в сторону, а затем лёгким скачком да быстрым пируэтом устремился к палатке, занимая позицию на углу. Судя по всему, группировка пустынных рейдеров будет достаточно отвлечена иными атаками, чтобы подобные кульбиты гарантировали безопасность. А после этого, выпади возможность, эльф озаботится возвращением своего оружия, благо до него останется рукой подать.

Перемещения

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/0705/h_1499270348_4924705_b178fcc889.jpg
Синий - бег, красный - прыжок-"бабочка" (боковое сальто), оранжевый - пируэт и прыжок.

Отредактировано Фориуэль (2017-07-05 19:01:38)

20

Одна из самых принципиальных разниц, отличающая Падальщика от его нынешнего противника заключалась в том, что первый ожидал появление лика смерти, а второй нет. Умело использованная боевая магия выиграла столь необходимое время для того, чтобы перехватить инициативу и стремительного оппонента. Падальщик прекрасно понимал, что в скорости ровняться с ним может едва ли, однако короткий обмен ударами показал, что физическая сила мертвеца заметно превосходил таковую у живого пустынника. А ведь со стороны и не скажешь, не так ли? Вот она, истинная мощь и коварство нечестивой магии, что бежала по венам реведанта заместо крови!
Как только началась их дуэль, Пададльщик практически интуитивно занял одну из самых простых, но надёжных боевый стоек. А именно - "щитовую" стойку. Оружие противника не просто было знакомо ему, он и сам им пользовался! Поэтому отводы со стороны неприятеля нисколько не удивили реведанта, напротив, это было ожидаемо. Он понимал, что имеет дело с ловкачом, а значит и ассортимент приёмов следовало ожидать соответствующий, используя весь свой боевой опыт, дабы их предугадать.
Сейчас же, сразу после магической атаки, Падальщик перехватил инициативу и перешёл в наступление, обрушивая на противника самый бесхитростный рубящий удар, используя силу двух рук, резким скачком сокращая ту дистанцию, которую они могли разорвать в процессе скоротечного обмена ударов. Сила мёртвого тела доминировала. А потому реведант имел все шансы на то, чтобы попросту продавить блок противника, разрубая вместе с этим верхнюю половину его тела. Расчёт был на скорость и внезапность атаки, которая вынудила бы противника интуитивно подставить блок, не давая времени на совершение полноценного отвода. Однако же мертвец был готов и к такому положению вещей! В том случае, если бы противник совершил отвод, лишая Падальщика возможности быстро его прикончить, то Падальщик готов был немедленно освободить одну руку с рукояти своего меча, и перехватить вооружённую мечом руку оппонента, совершая импровизированный захват и впиваясь когтями в его плоть. Когда речь шла о захватах, грубая сила и цепкость когтистых пальцев решали очень многое. Далее, не мудрствуя лукаво, Падальщик бы вздёрнул захваченную конечность противника повыше, и отсёк её от тела быстрым рубящим ударом!

21

Мистик отправил в разбойника поток темного пламени и тут же спрятался за дерево, чтобы не попасть под вражеский нож. Пусть Ллойду и не удалось подпалить врага, так как тот был готов к атаке и успел увернуться, но и брошенный нож просвистел над плечом темного, уйдя в сторону всего-то на пол-ладони. Из-за гула и треска огня Ллойд почти не разобрал его свист, но отчетливо уловил, как порыв ветра прошелся по его щеке. Второй попытки метатель не предпринял, последовав примеру мистика и тоже спрятавшись за дерево.
Для Фориуэля все складывалось как нельзя кстати. Не добежав до барханов, в чем заключался его изначальный план, эльф быстро обернулся, и тут же понял, что за ним никто не гонится. Более того, имеющиеся противники были заняты сражением с его товарищами. Рейнджер не сумел точно понять, как дела у Ллойда – но пока что тот активно двигался и умирать не собирался, - а Падальщик так и вовсе получил преимущество над врагом. Зрелище воодушевило эльфа, и тот развернулся к оазису, чтобы вернуть себе оставленное у входа в палатку оружие. Действовать стоило осторожно, ведь там все еще оставался маг: в ладони лежал окровавленный нож, взгляд не предвещал эльфу ничего хорошего. Но в то же время и медлить не стоило: палатка пылала и грозила в любой момент обрушиться, и кто знает, не перекинулся бы огонь на лежавший в шаге от него лук. Зная, что вражеский волшебник наготове, Фориуэль был готов в любой момент сменить траекторию движения, неважно, какую боль это вызовет в обожженом боку. Один раз на полпути он отскочил в сторону, когда губы пустынного мага зашевелилились, и быстро оказался под защитой горящей палатки. Подойти к ней вплотную не вышло, было чересчур жарко и опасно. Фориуэль и так покрылся потом с головы до ног от близости огромного костра, да и ожог все время напоминал о себе.
Вопреки ожиданиям эльфа опасаться ему следовало совсем не того мага... На месте, где только что находился пустынник, черным пламенем взорвалась сфера проклятых стихий, выпущенная из левой перчатки мистика. Стихия тьмы с оглушительным взрывом поглотила маленький колодец, во все стороны полетели раскаленные осколки камней, даже песок вокруг вспыхнул. Рев темного пламени на мгновение заглушил гул и треск первого начатого мистиком пожара, огонь жадно рванулся во все стороны. Эльф, смотревший как раз в ту сторону, на мгновение ослеп, но перед тем успел заметить, как его любимый лук подбрасывает в воздух и швыряет далеко в сторону примерно в направлении меньшей палатки. Не стоило и надеяться, что копье уцелело между взрывом и пламенем, оно было слишком тяжелым, чтобы оказаться выброшенным в сторону взрывной волной.
Падальщик, который всего пару секунд ранее поднял меч, чтобы расправиться с ослабленным и ошеломленным бандитом, обрушил на того меч со всей немалой даже для мертвеца силой. Пустынник успел подставить свой клинок под удар, но реведант ожидал такого исхода. На сей раз блок лишь слегка увел меч в сторону. Воздествие магии смерти сильно ослабило противника, и оружие Падащика неотвратимо рухнуло на врага. Доспехов никто в оазисе не носил, что было понятно – пустыня, жара, да и не ожидали разбойники такой внезапной схватки, но о защите стоило бы позаботиться заранее. Алмазная сталь отсекла бандиту левую руку с влажным чавканьем, мертвец оказался с ног до головы забрызган кровью, а враг, вряд ли отныне представлявший какую-либо опасность, не успел ни закричать, ни осознать, что с ним только что произошло...
... темный взрыв невероятной силы поглотил его тело, и прошелся по вифрею обжигающей волной. Будь он жив, мог бы надолго лишиться боеспособности от болевого шока и ожогов, так что впору было поблагодарить судьбу, забравшую жизнь и возможность испытывать боль много лет назад. Реведанта всего лишь опалило и отбросило взрывом. Падальщик свалился на спину у пальмы, задев ее головой. Кости, как он чувствовал, были не сломаны, разве что нож в спине от удара вошел еще глубже, вонзившись по самую рукоять несмотря на доспехи. По иронии судьбы, он теперь лежал на том же самом месте, где зарубил Сабиру.
Вот только... Сабира стояла в стороне целая и невредимая. Даже одежда ее, освещенная светом множества костров, выглядела так же чисто и опрятно как во время ужина. Тонкая рука расслабленно держала длинный узкий клинок, и на лице осталась все та же вежливая улыбка. Ни потеря вещей, ни убийство подчиненных, казалось, ее не рассердили и даже не расстроили. Женщина спокойно и безмятежно смотрела прямо перед собой, но каждый из троих каким-то образом знал, что она наблюдает за всеми сразу и не упустит ни одного движения или жеста.
http://s1.uploads.ru/t/5jGfn.jpg
- Сколько же от вас проблем, ни на одном рынке не окупитесь, - покачала головой Сабира. – Ладно, убью всех.
Ллойд перешел в Шаг Уккунта, превратившись в пятно чернильной тьмы среди огненного хаоса. Настоящий бой был еще впереди.

Карта

http://s2.uploads.ru/t/VhjtX.jpg

Отредактировано Мистическая Арена (2017-07-09 00:22:24)

22

Не успев расстроиться тому, что у него буквально из под носа украли его честно заслуженное убийство, Падальщик получил по морде ударной волной и отлетел черепушкой вперёд к ближайшей пальме. Стукнувшись о древесный ствол, что-то в мёртвом мозгу снова перещёлкнуло, а тут до слуха так вовремя донёсся скучающий женский голос..
Ах, подлячка! Вот это коварина! Так она жива, бандитка! - негодование было сложно удерживать внутри, а потому мертвец прямо подскочил с места обратно на ноги! Вид у него был самый что ни на есть ощерившийся и боевой! Не придавая никакого внимания засевшему между рёбер ножу, мёртвый лис хищно пригнулся к земле и рысью побежал обходить пальму, чтобы выйти на чистую прямую линию к Сабире (две клетки влево от текущей позиции).  Сделав это, он не колеблясь совершил бы рывок, намереваясь буквально насадить хрупкую девушку на свой любвеобильный меч.
Не имеет значения, как она на это отреагирует! Сразу после этого Падальщик собирался схватить Сабиру свободной рукой за ту её руку, что держала клинок, дёрнуть на себя и со всей страстью вцепиться клыками в её обнажённое плечико! Из него следовало вырвать шмат мяса, разумеется.
В том же случае, если нахрапом взять её не удастся, Падальщик войдёт в поединок, стараясь удерживать в нём доминирующую, атакующую роль. При этом он собирался развернуть Сабиру спиной и гнать к пустынному метателю, используя её тем самым в качестве щита.

23

Наконец показался настоящий противник, истинный лидер разбойничьей шайки во всей красе - девушка Сабира, собственной смертью пропавшая с глаз и чудесным образом возникшая неподалёку прямо сейчас, недвусмысленно отражая собственные навыки и способности. Поистине серьёзный и достойный противник, особенно на фоне тех трёх, что за секунды сгинули под напором магии Тёмного мага. Не время было расслабляться и придаваться радости собственных успехов. Нет. Лишь использовать время и собственные возможности по максимуму. Стоило лишь Ллойду увидеть Сабиру одновременно с тем входя в Шаг, как он тут же принялся использовать отведённые три секунды физической неуязвимости по максимуму, рванув из за дерева вперёд, по направлению к девушке, одновременно с тем начал концентрацию для Омрачения. По его собственным прикидкам закончится время концентрации должно было как раз на выходе из состояния неуязвимости, таким образом оставляя в требованиях лишь жест и слово, что занимают считанные мгновение, во время которых необходимо было быть настороже, активно двигаясь и совершая во время продвижения рывки в разные стороны таким образом, что бы избежать шальных ножей метателя, заканчивая заклятие и накладывая проклятие, что невозможно избежать, прямо на девушку, лишая её зрения.

24

Большой взрыв был восхитителен, пиромант внутри эльфа был в полном восторге. По этой причине остроухий даже простил сгинувшее навеки копьё, сосредоточив всё внимание на луке. Будучи стрелком со стажем, востроглазый герой не так уж и пострадал от огненной вспышки, как мог бы, так что во всё своё любопытство отследил место падения любимого оружия, после чего побежал к Падальщику. Запах палёной плоти удержал эльфа на расстоянии метра, в остальном Уриэль уже хищно облизывался на оставленное снаряжение. Как вдруг...

Не то чтобы я хотел как-то подколоть "логику женщин", но... Может стоит отбить хоть какие-то потери даже плохим "товаром", чем размениваться на месть и желание уничтожать? - Говорить подобное вслух, конечно, эльф не стал, желая пожить хоть ещё немного. В этот момент он был бы согласен перекусить теми сладостями, которые догорели вместе с палаткой и парой менее аппетитных людей. Эх, всегда упускаем момент, - с кисло-сладкой ухмылкой подумал Уриэль. Последнее относилось и к немёртвому спутнику, который оказался той ещё нежитью и выдержал взрыв. Не то чтобы хотелось его обобрать, но трупу ведь меч не нужен, верно? В любом случае, трупу нужна поддержка, и Фор готов её оказать!

Соревноваться с воином в рывке следопыту было никак не с руки, но он хотя бы побежал следом, подбадривая союзника криком, - вперьёд, друх! - И до кучи кинул стрелу в метателя. Так, чтобы не скучал, ни о какой иной цели речи и не шло. А чтобы самому от ран не стало скучно, новый глубокий нырок-кувырок позволит немного спутать врагам следы и укрыться за пальмочкой. Оттуда, восстанавливая в памяти увиденную картину, эльф собирался отыскать свой лук...либо же творить акробатику и дальше, если вражеский метатель будет против таких вещей. В этом смысле полученные ожоги неприятно мешались при движении, однако выносливости остроухого хватало для игнорирования неудобства.

Перемещение

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0710/h_1499701319_2442806_202ab51300.jpg
1 - задержка до рывка
2 - точка метания стрелы (по сути просто бросок абы как в сторону врага)
3 - финал перемещений (красная стрелка до него - выступление цирковых артистов разгон плюс кувырок

Отредактировано Фориуэль (2017-07-10 18:43:42)

25

Как бы ни хотелось Фориуэлю обобрать давно мертвого товарища, подобраться к его мечу не удалось. Вифрей вскочил на ноги с необычайной прытью, прямо новорящей, что эту нежить еще рано списывать со счетов. Хищной рысью Падальщик обежал мешающее ему дерево, чтобы скоростным рывком добраться до предводительницы разбойников и еще раз нанизать ее на меч. На этот раз Сабира даже не повернула головы в его сторону, словно отказываясь замечать вифрея. Прошлый опыт мог бы указать, что это неспроста и женщина слишком уверена в себе перед превосходящим числом противников. Но вифрей был слишком целеустремлен и нетерпелив, чтобы промедлить еще мгновение. И - рывок!
Ллойд, превратившийся в ужасающую черную тень, тоже бросился к Сабире, готовя заклинание омрачения. Он сделал несколько рывков из стороны в сторону, отвлекая метателя, хоть и знал, что на некоторое время полностью неуязвим для врага. К сожалению, пустынник уже видел этот прием в исполнении мистика, и на провокацию не поддался. Вместо этого он сделал несколько шагов назад и принял новую стойку, внимательно следя за Ллойдом и явно приготовившись бросить в него два кинжала сразу как только закончится действие Шага Уккунта. Сабира тоже, казалось, смотрела только на мистика и не делала никаких попыток защититься. Подозрительно... или же просто глупо?
В миг когда Ллойд вышел из Шага, ему оставался лишь жест, чтобы ослепить пустынницу... вот только на прежнем месте ее почему-то не оказалось. На месте Сабиры теперь стоял Падальщик с тем пугающим выражением немертвого лица, что появлялось у нежити в предвеушении живой крови. Алмазная сталь его меча разрубила воздух перед лицом мага с такой скоростью и яростью, что свист на мгновение заглушил рев огня. Впору было подумать, что немертвый мстит ему за взрыв, отправивший того в краткий непредвиденный полет. И все же Ллойд не подбежал настолько близко, чтобы атака на самом деле могла бы его задеть. Однако от неожиданности и нелепости ситуации уже почти готовое заклинание омрачения сорвалось, что, возможно, и к лучшему, ведь ослепить союзника в самый разгар боя было бы нехорошо.
Доля секунды замешательства стоила Ллойду большего чем одно заклинание. Не стоило сбрасывать со счетов профессионального метателя кинжалов, стоявшего всего в нескольких метрах. В мистика вонзилось сразу два коротких ножа. На малой дистанции враг сменил метод броска, и ножи летели с невероятной скоростью и без оборотов в воздухе. Первый воткнулся в плечо и был частично остановлен броней из шкуры тролля. Лезвие оставило глубокую рану, но до кости немного не достало. На более дальнем расстоянии броня и инерция сработали бы лучше, но сейчас сила и скорость броска мастера не успели ослабнуть. Второй кинжал и вовсе пришелся выше, в одну из немногих незащищенных доспехами точек на теле мистика - в шею. Несколько миллиметров в сторону, и сталь перерезала бы артерию, после чего Ллойду осталось бы только составить компанию Падальщику. Но вместо этого его поглотила острая, ослепляющая боль, по сравнению с которой рана в плече показалась незначительной. На черную кожу доспехов хлынула кровь. Пусть в данный момент рана оказалась не смертельна, через некоторое время потеря крови грозила слабостью, так что стоило остановить ее как можно скорее. Да и двигаться теперь следовало очень и очень осторожно, чтобы кровотечение не усилилось.
Пустынник, добравшийся наконец до мага, убившего столько его товарищей, ликующе заорал что-то на ашрэфи и потянулся за следующими кинжалами. Фориуэль, стоявший поодаль и смотревший на все со стороны, видел, что снарядов на поясе у того еще много. Видел он и то, что случилось с Сабирой: женщина мгновенно исчезла с одного места, чтобы тут же появиться в другом, всего в паре шагов от того дерева, за которым недавно прятался Ллойд, чтобы перейти в Шаг Уккунта. Ее тонкий меч взлетел в воздух - и пустынница вновь исчезла из вида, чтобы появиться на прежнем месте в опасной близости от двух его друзей. Ее меч, начавший движение совсем в другой точке оазиса, стремительно летел к лицу Падальщика. Всего секунд десять назад реведант полагал, будто встретил умелого и опасного мечника. Смешно, ведь с Сабирой и ее скоростью тот и рядом не стоял, что тотчас же стало очевидно. В чесном бою один на один ее никак не одолеть. Кроме того как владеющий тайными воинскими приемами, в глазах несведущих неотличимыми от магии, Падальщик сразу понял, что имеет дело с некой техникой, позволяющей пустыннице перемещаться с невероятной скоростью.
Внимание Фора разделилось между Сабирой и метателем, рядом с которым у маленькой палатки лежал его обгорелый лук. Эльф, не ослепший от близкого взрыва, видел его ясно и отчетливо, но понимал, что не может просто броситься и схватить его. Брошенная стрела даже не долетела до врага и ничем не помогла. Лежала теперь на песке, освещенная заревом пламени как и все в оазисе.

Отредактировано Мистическая Арена (2017-07-11 15:21:30)

26

Наблюдая за действиями метателя, Фор нервно сглотнул. Лишится союзника в такой момент было слишком дорого, вкупе с невероятными способностями лидера пустынных разбойников. В голове пролетела лишь одна мыслишка, - может, переговоры? - После которой остроухий устремился вперёд. Лук, сколь бы ценен не был в настоящий момент, подождёт, в отличии от раненого собрата. Тем более что снаряжение последнего забирать вообще не имеет смысла, а вот метатель, не поленившийся набрать с собой различных принадлежностей, был ценным источником.

Первым делом остроухий перекинул нож в левую руку, правой заготавливая очередную стрелу. Два метра - не дистанция, благо что в последний миг своего действа метатель не смотрел на остроухого. Главное сейчас было сблизиться на столько, чтобы враждебно настроенный метатель не смог повторить свой трюк с повреждением жизненно важных органов. Уриэль не был уверен в том, что он захочет уходить в рукопашную, а потому в любой момент был готов уйти за вторую пальмочку с помощью пируэта, укрываясь от пышущих жаждой крови глаз.

А дальше - дело техника. Торможение на левую ногу, чтобы полы свободно болтающегося плаща прикрыли левую руку. Толчок вперёд, выпад с уколом стрелой в правой... Ложный, конечно, потому как стрела безвольно полетит себе дальше в лицо противника, и если условные рефлексы вынудят его уйти в защиту, то укрытый от глаз нож в левой руке нож тычком устремится в шею метателя. В последний момент кисть предполагалось одёрнуть в сторону - так рана будет шире, опаснее, разрывая глотку.

На случай неудачного исхода эльф бы ограничился тычком в свободную часть тела, предпочитая ложными пируэтами изматывать противника за счёт своей ловкости. На случай вмешательства Сабрины оставалось только разрывать дистанцию и молиться - и именно в таком порядке.

27

Боль. Острая и резкая. Невыносимая? Могла ли она лишить мистика возможности продолжать сражение в былом темпе? Отнюдь. Он прекрасно понимал, что стоит ему сейчас хоть на мгновение замедлиться, замешкаться, отвлекаясь на собственные раны, рядовую реакцию организма на них, как наступит конец его собственной жизни, как уже было когда-то. Нет, через подобное он не собирался проходить вновь, и былой опыт лишь облегчал его участь. Помнится, тогда ему перерезали горло куда более ужасающей атакой, по сравнению с которой порез от метательно ножа, хоть и существенный, казался детской забавой. Собрав всю свою волю в кулак, лишь наполняясь решимостью и праведным гневом крысы, загнанной в угол, вынужденной в отчаянии бороться за свою жизнь, Тёмный начал припадать вниз, вместе с тем левой, невредимой рукой свершая магический жест вместе с тем аккуратно проговаривая максимально краткое магическое слово таким образом, что бы рана никаким образом этому не помешала, мистик он или кто? Этими манипуляциями он собирался в одно мгновение пропустить через левую перчатку, именуемую дланью проклятого, Тёмную молнию, выпуская её в метателя. И будь он хоть трижды профессиональным бойцом, от ускоренной молнии у него не было и шанса уйти! А там ещё и союзный эльф, ранее замеченный, должен был подоспеть. Но на этом каскад собственных действий не прекращался, ибо Тёмный, используя собственную тень, растворился в Теневом переходе, избегая ответной реакции метателя, собираясь вылезти из тени приблизительно между вьюком и палаткой или в их относительной близости, однако критерии выхода были определены с самого начала. Место, из которого он мог относительно хорошо просматривать территорию и в том числе не упускать Сабиру, а так же в котором сама Сабира не сможет его сразу заметить. Если уж вьюк и палатка не подходили - что же, он тут же найдёт более подходящее. Учитывая краткость дистанции, переход должен был быть совершён за максимально короткое время, после которого, выбираясь, он собирался бросить свой меч и правой рукой, ладонью, несмотря на засевший нож в плече, плевать, он хотел зажать рану на шее, сразу после чего переходя к новому заклятию, повторению старого. Тёмный не собирался успокаиваться, пока не наложит на Сабиру Омрачение, пускай даже если это будет стоить ему жизни! Если придётся перемещаться, что бы не потерять лидершу разбойников из виду, что же, он будет это делать, лишь бы успешно закончить плетение.

Спонсор поста:

Отредактировано Ллойд (2017-07-11 22:35:07)

28

Ловкачи... Если и были противники, которых Падальщик ненавидел сильнее, так это ловкачи-силачи. А если и были противники, которых он ненавидел ещё сильнее ловкачей-силачей, то это наверняка ловкачи-силачи с первопорядковой магией, обвешанные непробиваемой бронёй.
Так вот. В ответ на действия Сабиры первое что сделал Падальщик - это не растерялся. Он понимал всю плачевность ситуации, а также собственную беззащитность перед шквалом сокрушительных ударов возмездия, которым его собиралась наградить Сабира! Однако он нисколько её не боялся, о нет! Он должен был доказать ей, что нисколько не пасует перед горячими пустынными девками! Именно поэтому он не стал пятиться от неё, как какой-нибудь трус, а вместо этого прикрыл голову свободной левой рукой, чтобы как истинный мастер наручей защитить свою самую уязвимую часть тела от возможных ударов, и что было прыти ринулся на девушку, намереваясь стиснуть её в своих страстных объятиях! И вгрызся бы клыками в её нежную, пустынную шейку! Это был единственный способ получить преимущество - захват и очень тесный контакт, с использованием всего своего опыта рукопашных сражений и горячих любовных утех.

Спонсор поста:

Отредактировано Падальщик (2017-07-11 23:09:57)

29

Боевая реакция и опыт прошлых сражений подсказали Падальщику, что Сабира пытается лишить его зрения. Трудно было не догадаться, когда чужое оружие целится точно в глаза. Реведант мгновенно вскинул руку, защищенную тежелым наручем, и противница тут же сменила траекторию атаки, ударив по кисти у основания наруча. Удар с невероятной точностью пришелся по суставу, обнажив кости. Хоть Сабире и не хватило сил отрубить кисть одним ударом, сустав оказался поврежден достаточно, чтобы подвижность левой кисти практически исчезла. Следом Сабира нанесла еще два молниеносных удара, которые Падальщику удалось блокировать ценой глубоких порезов на руке. Пустынница упрямо отказывалась бить прямо по подставленному наручу, и меч ее хитро соскальзывал в сторону, задевая плоть. Благо, Падальщик не чувствовал ни боли, ни усталости, и если бы ему только удалось подловить разбойницу резким выпадом...
Вот только Сабира как вода утекала от реведанта, вроде бы смещаясь не более чем на полшага в сторону, но все время оказываясь вне линии атаки. Падальщик успел сделать всего-то два выпада, прежде чем Сабира текучим движением очутилась за его правым плечом. Реведант и сам владел мечом на приличном уровне и прием этот узнал: при должной скорости и ловкости он позволял нанести невидимый удар из слепой зоны, и уж чего-чего, а ловкости пустыннице хватало. Однако, не успел он развернуться, чтобы встретить врага лицом к лицу как и подобает рыцарю, когда женщина одним внезапным рывком вырвала торчащий в спине виырея кинжал, использовав собственную скорость и инерцию для усиления рывка.
Тем временем дела у Ллойда шли совсем не так хорошо как хотелось надеяться. Мистик прекрасно понимал, что промедление его убьет, а кровавая рана в шее значительно снизит эффективность дальнейших попыток уклонения. Не позволив себе промедлить, маг развернулся к метателю, стоявшему теперь возле тюков и беснующихся, ревущих животных. Ллойд припал вниз, шепча слово призыва темной молнии, будто в случае промаха намеревался броситься на врага сильным толчком от земли. Хоть он и был исключительно могущественным темным магом, даже краткого времени создания молнии хватило метателю, чтобы подарить врагам последние в его жизни два ножа. Первый царапнул мистика по нагрудной пластине из мифрила, ударил довольно сильно и ощутимо, но все же ему повезло вовремя приобрести хороший доспех. От второго, несомненно, ставшего бы фатальном для мистика, того спас эльф. Фориуэль, вооруженный только ножом и стрелой, бросился на врага с отчаянным безрассудством. И пусть у него даже при всей его скорости не было шансов успеть добраться до врага лобовой атакой, он вовремя отвлек метателя от Ллойда, став второй мишенью. К несчастью, для эльфа все закончилось куда печальнее: один из ножей пришелся стрелку точно в горло, когда до врага оставалось не более полутора метров. Увернуться от броска с такого расстояния не представлялось возможным. Но Фориуэль еще успел увидеть как на его убийцу обрушилась темная молния.
Ллойд, у которого не было времени горевать о друге, за секунду скрылся в тени. Он находился в опасной близости от Падальщика и Сабиры, и желал как можно скорее это исправить. Море огня вокруг давало достаточно теней для выбора, хоть пламя от взрыва проклятой сферы и стало понемногу угасать, а горящая палатка наконец с треском и грохотом рухнула, выбросив в небо столб алых искр. Довольно скоро Ллойд появился возле маленькой, удивительно мирной в этом хаосе палатки. Как раз между ней и тюками с вещами. Оттуда было плохо видно Сабиру и ее противника, успевших сдвинуться за время его перемещения. Пришлось сделать пару шагов в сторону, чтобы ничто не мешало обзору. Вместе с тем Ллойд попытался зажать кровоточащую рану у горла рукой, но внезапно оказалось, что подходит для этого только левая. Правую, в которой засел кинжал, было невозможно согнуть настолько, чтобы ладонь легла на рану с той же стороны. Кинжал начинал рвать напряженные мышцы и боль становилась невыносимой.
Уже начав концентрироваться на омрачении, Ллойд увидел, как  Сабира, на миг разорвав расстояние между собой и Падальщиком одним длинным прыжком, левой рукой бросает в мистика неизвестно откуда взявшийся кинжал. Бросала она с удивительной меткостью, нож летел прямо в лицо Ллойда.
Падальщику же приходилось непрестанно атаковать и сдерживать неослабевающий натиск разбойницы, вооруженной мечом и кинжалом в левой руке. И молиться, чтобы та вновь не использовала искаженный шаг и ее не пришлось бы искать среди барханов.

Фориуэль: вы погибли.

Отредактировано Мистическая Арена (2017-07-12 16:32:58)

30

Прямо в лицо? Удивительная точность и удивительная... Оплошность. Если Сабира хотела поразить Ллойда или прервать его концентрацию метить следовало куда ниже. Прямо в центр тела, так, что бы без резких действий, или скользящих повреждений мистик не смог избежать этой атаки, но она выбрала наиболее открытую и уязвимую область - голову, мало того, он видел эту атаку от начала и до конца, благодаря чему легко мог её избежать даже не обладая повышенной скоростью движений, реакции, заоблачной ловкостью и прочими выдающимися способностями даже не напрягая шею, не рискуя усилить опасное кровотечение. Стоило всего лишь... Присесть. Резко сработать исключительно ногами, присаживаясь, не отрывая взгляда от Сабиры, таким образом полностью исключая опасное попадание, даже не прерывая столь драгоценную концентрацию, сразу после этого подымаясь, возвращая себе подвижность. Подобное мог провернуть любой, даже ребёнок, в чём и состоит минус всего дальнобойного оружия. Атака, даже столь неожиданная, учитывая то, что лидер разбойников ни мгновения не потратила на поиск нового местоположения тёмного мага, не должна была прервать плетение заклятия, оттого, закончив с концентрацией Ллойд собирался провернуть... Магический жест! Никто и не говорил, что он должен быть всегда заключительным в плетении заклятий, нет. Разве что в некоторых выстрелах, но не в проклятиях, которые действуют сродни заклятиям прямого действия, гарантированно оборачивая цель своим эффектом. Таким образом мистик собирался обмануть Сабиру, что могла увидеть жест и попытаться от него уклониться, вновь перемещаясь неведомым образом, и лишь тогда он вновь её найдёт, окинув взглядом поле боя, проговаривая магическое слово, уверенно подвергая девушку Омрачению. Если же не выйдет - Тёмный не представлял, есть ли у них хоть единственный шанс на победу против противника, движущегося невероятно быстро и столь же невероятно предугадывающего их действия.

Очередной спонсор поста:

Отредактировано Ллойд (2017-07-12 18:19:56)



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно