FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.
Открыта регистрация в новую лотерею Искаженное Зеркало Иллюзий милости просим всех отчаянный бойцов удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Январь 17086 года. Безымянные земли. Эрилимия, Вэлдрин


№4. Январь 17086 года. Безымянные земли. Эрилимия, Вэлдрин

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://sa.uploads.ru/DM6HK.jpg

Малоснежная зима южного Захрема роняла мелкое белое крошево с мутных ночных небес и оно, укрывая скалистые пустоши тонким покровом, слишком быстро теряло свою белизну, смешиваясь с каменной пылью и пеплом вулкана Рубиус. Небольшой отряд из одного всадника и четырёх представителей пешей разумной нежити замер в оговоренном месте, ожидая гостя из Ману-Зуал. Двое хорошо укомплектованных реведанта и назгулы не смущали давно уже привыкшую к обществу мертвецов вороную кобылу, дыхание которой на холоде обращалось облаком белого пара. Всадник тоже был живым и это было единственное, что можно было сказать о нём наверняка. Точнее о ней. Эрилимия, никогда не стремившаяся демонстрировать миру своё лицо, как всегда, скрывая его под жутковатой на вид маской ночной птицы, смотрела на мир через круглые зелёные линзы глаз Полярной Вестницы. Глубокий капюшон не скрывал длинные, не помещающиеся в одну и потому заплетённые в несколько кос, смоляные волосы, но при том вполне надёжно прятал расовую принадлежность девушки, тогда как складки плаща надёжно скрывали от глаз её не отличающуюся человеческими богатствами, фигуру.
Не слишком часто, но исследовательница все же иногда занималась подобным. Магия Разума была в дефиците в Безымянных Землях и имея дела с живыми, мало кто мог рассчитывать на возможность воспользоваться услугами чтеца. Чтеца, которому можно доверять - тем более. Рий-Кхар, один из сильнейших Владык не был глуп и не стал бы обращаться к марионеткам вероломной Шалисэ ни при каких обстоятельствах, тем более что для него всё было куда проще. Падальщик, сотрудничающий с Эриль, был его ближайшим союзником и лич мог позволить себе воспользоваться её услугами не опасаясь утечки информации или получения целенаправленно ложных сведений. Договор был заключен и сейчас ей нужно было встретить заинтересованного в сотрудничестве представителя Ману и сопроводить до башни Владыки, попутно вскрыв его разум.

2

Некоторые ману астар заблуждались, ослеплённые великолепием и могуществом собственной расы. Заблуждались, конечно, отнюдь не в этом - сложно поспорить с тем фактом, что есть кто-то более достойный, чем жители Ману Зуала. Вэлдрин в этом нисколечки не сомневался. Однако, сомнениям подвергал позицию, которой придерживались некоторые из его коллег в частности - наземные расы мусор, непригодный к использованию. Вздор! Даже среди никчемных людишек, среди жалких вифрэев, среди тупых архонов... среди любой расы можно было найти полезный инструмент, что может пригодится для достижения поставленных целей. Ведь если бы не рабы, то многим знатным ману приходилось бы ходить собственными ножками по восхитительным улицам Азол-Дипа. Разве же можно отрицать полезность носильщиков, чья никчёмная жизнь оказалась применена с пользой для жизни ману астар? Вряд ли.

В прочем, этот случай протекал в немного иной плоскости, отличной от червей, насекомых и прочих мелких букашек. Да, даже среди представителей иных рас иногда можно было встретить тех, кто достигал высот, достойных соответствующего уважения. Безусловно, ни одному не-ману не достичь высот, доступных ману астар, но приблизиться к самым низам и заслужить внимание, отличное от того, которого достойны рабы и мусор - уже достижение!

Рий-Кхар - так зовут этого лича. Один из Владык, как они себя называют. И как бы то ни было, с этими Владыками стоило считаться - хотя бы потому, что им удалось подмять под себя земли, силы и ресурсы. Подобное уже ставило их выше, возвышало над нечистотами наземного мира. Подобное уже давало понять, что сия личность заслуживает более пристального внимания. И может быть полезной.

«Мы наблюдали за ними, когда кампания Марагора только начала разворачиваться. Некоторые из нас даже проявляли излишнюю инициативность, принимая непосредственное участие в тех событиях. Но что теперь? Доклады разведчиков полны и точны, но это лишь то, что лежит на поверхности. Что же находится за вуалью тайн Сообщества Безымянных земель? Как бы не хотелось этого признавать, но даже мои лучшие шпионы не смогут достать всю необходимую информацию о происходящем в наземном мире. Мне нужно самому взглянуть и понять, что к чему. И выяснить, что из этого я могу использовать ради своего блага и блага Ману Зуала.»

***

Олат быстро бежал по безжизненным скалам Безымянных земель, преодолевая расстояние, стоящее единственной преградой у предстоящей встречи. Небесные хлопья то и дело касались тела облачённого в доспехи ящера, иногда опадая и на ману астар. На миг взгляд Вэлдрина замер на белоснежной снежинке, что отчётливо виднелась на атласно-чёрной коже. Как же странен и необычен был этот наземный мир. Столь же удивительный, сколь и несовершенный.

Он заметил их издалека - пять фигур, одна из которых конная. К этим животным Рин всегда относился с пренебрежением. Слабые, уязвимые - не то, что асджанахи. Ядовитые и опасные, страшные звери, способные иной раз быть не меньшей угрозой для врага, чем сам наездник! Вот таким должен быть питомец, под стать своему хозяину. А это... достойно лишь пренебрежительного фырка, но и этим жестом, пожалуй, выражать своё отношение было бы слишком много для подобного создания.

Первое, что отметил ману - наличие назгулов. Благо, даже при всём желании призраки не смог ли бы скрыться от него - одна из серег, что красовалась в его ухе, неплохо помогала в подобных ситуациях. Хотя, в целом, отсутствие особых познаний о спектральных сущностях конечно оставляло слабое место в защите дроу по данному вопросу. Реведанты же вовсе не вызывали беспокойства - по серебряной стреле на каждого, подкреплённой стремлением духовной силы породить копии выстрела. Истыканный множеством стрел всего с единого выстрела, мертвец уже не будет столь шустрым и лихим противником, каким мог бы быть на начало возможного поединка. Куда интересней была персона на ничтожном скакуне. Опрометчиво было бы проводить параллели, а потому Рин и не стал спешить с этим. Взгляд особенно привлекла маска - такие редко были пустым выбором, часто неся определённый смысл. И если этот смысл был, то дроу желал отыскать его.
- Эта птица не из здешних лесов, - заявил ману астар на всеобщем, подъехав на достаточное расстояние, чтобы его громкий и уверенный голос был отчётливо слышен последователями Рий-Кхара. Слова же, однако, обращены были словно бы куда-то в пространство, будто мысли вслух. - Но не кажется, что она испытывает дискомфорт в несвойственном ей месте. Алый взгляд с несколько секунд изучал маску Полярной Вестницы и ухмылка начала постепенно проявляться на лице лучника. Наглая, язвительная, выражающая чувство превосходства. «Так просто?» - могло бы даже разочаровать, но Вэлдрин не был бы собой, если бы позволял себе делать поспешные выводы.
- Имя? - наконец, требовательно спросил Вэлдрин, глядя на Сову. Редкая птица для глаз тёмнокожего жителя подземелий - всего несколько раз ему доводилось видеть таких и то преимущественно мельком. На сопровождающую всадника нежить Ви'джау не обратил и толики внимания, словно бы её и не существовало. Интересовала его лишь таинственная персона в маске, что, наверняка, и была главной среди мертвецов.

3

Как гость поверхности достаточно быстро заметил свой будущий экскорт, так и экскорт заметил его. Всадник в совиной маске повернул голову в сторону Ману задолго до того как он вошел в зону слышимости даже относительно чуткого эльфийского слуха и перестал представлять из себя лишь мелкую тень на фоне камней. Его обнаружили, но не всполошились. Никто не дёрнулся, не напрягся и не схватился за оружие, спокойно продолжая ожидать, пока гость окажется в непосредственной близости. Даже лошадь, существо как правило нервное по своей природе, более напоминала высеченную из обсидиана статую, отреагировала на такое экзотическое создание как асджанахи чуть менее чем никак. Глупо было предполагать, что это была засада, если конечно не воспринимать Рий-Кхара за полного идиота, конечно. Едва ли готовые к сотрудничеству стороны стали бы ломать едва только готовый образоваться союз, проявляя агрессию. А вот прочитать, вызнать...
Она вторглась к нему в разум сразу, считывая мысли, как только увидела. Не было смысла тянуть, тем более, что самое важное, как правило, лежит на поверхности до непосредственного контакта. В преддверии. Тогда, когда разум живого ещё лишь только примеряется войти во взаимодействие, не зная точно чего ожидать и потому не столь явственно контролируя процесс мышления.
Скука...
Но чего ещё можно было ожидать от представителя этого племени? Эрилимия никогда не отличалась расистским складом ума, с абсолютным равнодушием относясь ко всему, что не касалось её непосредственно, за исключением, пожалуй, архонов, но какие никакие да стереотипы, все же имели место быть даже у неё в голове. Беззвучно хмыкнув, она благополучно проигнорировала первую часть столь экстравагантного приветствия, тогда как скепсис от второй был полностью скрыт за безэмоциональным ликом северной птицы.
- Если тебе это так нужно, можешь называть меня Лорелей, - наконец произнесённая всадником фраза разрушила некоторую часть вуали его личности, уже точно продемонстрировав что то был вовсе не он, а она. Для жителей поверхности этот факт был бы ясен с самого начала, но для подземников, низкорослых вне зависимости от пола, все было не настолько очевидно.
- Я твой проводник до башни Рий-Кхара, - отрешенный, равнодушный голос без малейший признаков волнения или беспокойства. Он не был окрашен ничем, сохраняя абсолютное и что самое страшное, естественное бесцветие. Провожатая не держала себя в руках, ей это было просто не нужно, - прошу за мной.
Короткое движение поводьев и вороная кобылица сдвинулась с места отбивая по каменистой пустоши ровную негромкую дробь. Небольшой сопроводительный отряд также сдвинулся с места, расступаясь таким образом, чтобы ездовой ящер смог поравняться с лошадью Эрилимии. Назгулы скрылись с глаз, но дроу мог чувствовать что они, вопреки ожиданиям, не остались поблизости караулить его самого, а скользнули куда-то вперёд, предположительно, разведывая путь. Эриль же была готова к всецело утомительной и чрезвычайно скучной поездке, наполненной едким презрением сочащимся из разума Ману и набившем ей оскомину ещё со времён её жизни в Академии. Скучно. Пусто. Бессмысленно. Просто. Впрочем, все ещё оставалась вероятность вырвать из его разума мысль о вероломном предательстве или саботаже. Хоть какие-то краски...

4

Разум ману астар был подобен паутине, в центре которой сидел огромный чёрный паук, сплетающий множеством лап нити мыслей. Они переплетались в рассуждения, выводы и планы, в задумки и замыслы, в идеи и цели. Нити паутины, окрашенной в тёмные оттенки, были спокойны и размеренны, планомерно двигаясь под волей лап паука. Часть этих нитей принадлежала той, что назвалась Лорелей - основной поток мыслей, ведь то имело отношение к происходящему здесь и сейчас, к вопросам, затронувшим разум ману астар в сей конкретный миг. Природа маски, природа личности - вот что заинтересовало хищного паука. Множество глаз с издёвкой наблюдало за движением нитей паутины мыслей, фиксируя каждый сантиметр, выстраивая целостный рисунок сетей размышления...

«Изгнанница,» - читающая могла отчётливо "услышать" это слово в ожидаемо едко-презрительных интонациях, несмотря на те "помехи", что создавались для неё магическими вещами жителя Ману Зуала. Дроу еще не умел самостоятельно сопротивляться ментальным силам магов разума и лишь защита, даруемая ценным снаряжением, даровала ему хотя бы малую толику опеки от этих сил. Однако, эта толика всё равно пропускала взгляд чужой воли сквозь, преимущественно аметистовую, пелену, порождаемую силой драгоценных камней в доспехах и безделушках Ви'джау. Хорошее препятствие, но не идеальная защита - эту слабость Мэлайрину еще предстояло познать сполна, но в этот день он не был готов к тому, чтобы полноценно сопротивляться подобному оружию.
Рин предполагал, что всадница является изгнанницей. Таковой он нашёл причину того, почему Полярная Вестница находилась здесь, а не в свойственном ареале обитания. Изгнание, исход из родных земель. Что, наверное, не удивительно для тех, кто представлял собой часть Сообщества Безымянных земель. Но с какой целью или почему? Конечно же этого знать не мог, даже догадываться - вариантов было слишком много и любая попытка была бы равна тыканью пальцем в небо. Может быть на что-то и укажет палец, но было ли это то, что он искал? Истина, которую стремился раскрыть пытливый разум тёмнокожего эльфа.

Пытаясь уловить мельчайшие тонкости голоса, манеру речи, характерность фраз и свойства имени, Вэлдрин натыкался на такой момент, что не всё тут было столь уж очевидно. Интересной деталью он отметил бесцветность речи - именно так, наверное, наиболее точно он мог бы передать услышанный оттенок голоса. Оно, возможно, и не удивительно - вероятно, что подобно хамелеону эта особа решила подстроиться под окружающую её действительность. Приспособиться. В мире мёртвых, где эмоции не являлись частым гостем, и сама жизнь могла пытаться скрывать подобные слабости. Или же силу? Сей вопрос можно было бы подвергнуть активной дискуссии среди сторонников разных мнений, но не было сиё интересно Ви'джау совершенно. Одна конкретная деталь выдавала собеседницу - голос всё-таки позволял предполагать, что обладательница являлась эльфийкой, вероятнее всего. А возможно и полукровкой - это еще предстояло выяснить.

Ману астар поравнялся со всадницей. Он краем глаза отметил исчезновение назгулов, чуть ухмыльнувшись. В конце концов, присутствие и отсутствие этих двух призраков ничего не меняло на взгляд Вэла и их роль как разведчиков была даже удивительным проявлением смекалки некромантов - подобной той, что иногда могут проявлять животные, пытаясь добыть пропитание из труднодоступных мест. Паутина мыслей этого паука, казалось, вновь убежала в скучное для волшебницы русло, но вот в сетях вновь мелькнуло имя известного лича. Он жаждал знать, кем являлся этот некромант.
- Ты служишь Рий-Кхару, - уверенно констатировал следопыт. - Почему?

5

Настроившись на определённый род мыслей и образов, Эрилимия пропускала мимо себя большую часть смазанного помехами шума. Три слоя мышления, каждый из которых был глубже предыдущего лежали перед ней, и пусть дымка сопротивления и скрадывала многие детали, почти полностью скрывая от неё самые глубинные пласты, вычленить самое необходимое она вполне была способна. Мысль - опасная вещь. Она рождалась быстрее слова, быстрее дела и действительно контролировать её, полностью срезая один, а то и два верхних слоя, могли лишь те кто не пренебрегал дисциплиной своего разума. Одно направляющее слово или действие и вот уже даже самая защищенная мысль поднималась к самой поверхности, давая рассмотреть себя всем, кто был хоть на что-то способен. Может именно поэтому большинство живых боялись магов разума больше, чем мёртвых?
- Я никому не служу, - столь же спокойно как и до этого ответила эльфийка, как всегда с равнодушием воспринимая любые суждения на свой счёт. Она никогда не понимала глупцов, что с возмущением бросаются на тех, кто посмел предположить о них неверное, словно бы чужие мысли или слова, могли хоть как-то задеть истину. На самом же деле истина была непоколебима и оставалась таковой, даже если бы сам мир начинал расходиться на части, разрушаясь под тяжестью собственного безумия. Истина была единственной в мире вещью, которая не нуждалась в защите.
- Но сотрудничаю с ним, - она целенаправленно сделала акцент, сейчас особо пристально вслушиваясь в омут чужого разума, надеясь выхватить невольно рождённую лихую мысль, способную дискредитировать намерения Ману, - из-за того что он один из немногих, кто знает смысл этого слова.
Эриль не стала возводить более сложных конструкций, полностью исключив из оборота посредников. В том не было необходимости, как и не было необходимости в том, чтобы молчать вовсе, глупо и бездарно возводя вокруг простых вещей покров дешевой таинственности. Ману мог задавать вопросы и на некоторые из них она могла ответить.

Отредактировано Эрилимия (2017-06-29 11:20:16)

6

- Никому не служишь? - со скепсисом отозвался ману астар, но не стал вставлять едких комментариев или издёвок, дождавшись продолжения ответа от Лорелей. Её ответ нисколько не удивил дроу, ожидаемый смешок сорвался, подкреплённый пренебрежительностью. Мнение Вэлдрина было в этом вопросе вполне однозначным - сотрудничать могут лишь те, кто более-менее равен друг другу. Те же, кто хотя бы в чём-то уступают своему "партнёру" так или иначе являются инструментами, служащими интересам более сильного. Силу же, конечно, выражала огромная совокупность факторов, не ограниченная лишь физической или магической. Можно ли было сказать, что эта девушка ровня такому влиятельному личу, как Рий-Кхар? Но если ровня, то стала бы она исполнять роль прислуги, сопровождения? Очень даже вряд ли. Она служила ему, так или иначе, обманываясь своими амбициями и убеждениями. «Хороший манипулятор всегда знает, как убедить других в том, что ему нужно. Бедная, несчастная нур. Но оно и не удивительно. Наземные эльфы всегда отличались особой склонностью... прогибаться под других,» - этим фактом Рин особенно любил поддевать эльфийский народ. Ведь если вспомнить историю, то вся их жизнь - сплошное притеснение и терпение. Стоит лишь взглянуть на карту мира, обратить внимание на историю появления самих нур - очевидно, что эти ничтожные, жалкие создания созданы для того, чтобы быть в чей-либо тени. Как Левиан находится в тени Мистерийской империи, как Нур'Цураг в тени своих неудач и поражений. Как эта эльфийка в тени одного из Владык мёртвых.

Мэлайрин позволил себе не сразу ответить на слова Лорелей, наслаждаясь своими издевательскими рассуждениями. Их поездка только началась и торопиться было совершенно некуда - у него было предостаточно времени насладиться обществом наивной нур и выведать всё, что желал знать.
- Сотрудничество предполагает равенство между сторонами, - поучительно и с издёвкой заметил Рин. - Равенство силы и положения. Можешь ли ты сказать, что равна Рий-Кхару? - с явным удовольствием задал вопрос дроу, после чего, чуть подумав, добавил еще один. - О, а что насчёт меня? Считались ли себя равной мне? - продолжал явно насмехаться ману астар. Он взглянул на неё, широко улыбнувшись, демонстрируя ряд ровных белых зубов. Мертвецы, шагающие рядом, казалось совершенно выпали из его внимания, хотя и о них, и о назгулах дроу прекрасно помнил.

7

Довольно самонадеянно для того, чей разум потрошат как рыбу...
Пустота и равнодушие. Эрилимия скучала. Настолько, насколько может скучать существо, в течении очень долгого времени вынужденное слушать одно и то же, раз за разом, как вслух так и в чужих мыслях. И пусть эти времена уже давно остались позади, подобное не обрело заново рождённой новизны ощущений. Дроу настолько не отличался от однообразной массы благородных выкормышей Нур, что невольно напрашивались мысли о тайных родственных связей верхушки Нур'Цурага с чёрным племенем. Впрочем, её бывшие сокурсники все же были куда более изощрённы.
- Если твоя теория верна, то сейчас ты едешь становиться слугой Рий-Кхара, - замечание не было выкрашено ни единым цветом и оттого было столь же пресным как и создаваемое Эрилимией впечатление. Настолько обманчивое, насколько обманчивым может быть безобидный образ черной Ширры, неопасной на вид подземной твари, но смертельно опасной. Сейчас же, даже если бы Ману захотел, он не смог бы добраться до её Тени и потому вынужден был довольствоваться... ничем. Разумеется, подземница не собиралась выдавать ему собственного назначения, хотя и была удивлена, что тот не стал подозревать в ней чтеца даже в предположениях.
Первая мысль-вестник отправилась связному в точное время и содержала в себе всё собранную за этот небольшой промежуток времени информацию. Чтение требовало перезарядки и Эриль временно ослепла, потеряв из виду этот невероятно однообразный и пресный мир чужого презрения.

8

Ману астар шире ухмыльнулся, внимая ответу тёмной. В этот момент девушка из народа нур приподнялась из общей кучи навоза, что являли собой представители наземного мира - приподнялась невысоко, но уже достаточно, чтобы возвыситься над ничтожной биологической массой жалких наземных существ. Ответ действительно понравился дроу, заставил его вполне искренне улыбнуться - в прочем, нельзя сказать, что улыбка эта была тёплой и приятной. Ви'джау не спешил с ответом - ему нравилась неспешность беседы, возможность поразмыслить над нею и обработать информацию, поступающую по ходу дела. А так же наслаждаться собственными ехидными высказываниями и надменными, презрительными мыслями - это мы любим, умеем и практикуем.

- Достойно, - насмешливо похвалил Мэлайрин, последующая речь которого приобрела более шутливые оттенки. - Мужчинам моего народа, знаешь ли, привычно находиться во служении. Жаль только, что Рий-Кхар не женщина. В прочем, - на этих словах Вэлдрин с похабной ухмылочкой взглянул на Лорелей, - возможно ты пожелаешь рассмотреть свою кандидатуру на роль госпожи? К сожалению, оценить внешность Лорелей было довольно проблематично из-за избранной ею одежды и маски, скрывающей лицо. В прочем, оно и не имело особого значения - по крайней мере пока шуточные предложения оставались лишь шуточными предложениями.

9

Эрилимия всегда была далека от тонкостей дуэлей социального взаимодействия. Все эти хитросплетённые фразы, острые выражения, обходные маневры, слова, жесты, взгляды. Все то, что было так необходимо для того, чтобы низвергнуть оппонента в пучину смущения, гнева или стыда, дабы возвысится за его счет в собственных или чужих глазах. Скука. Это утомляло и не вызывало ничего кроме отторжения. Можно было бы сколько угодно прикрываться отсутствием мелочной любви к интригам, но вот только Эриль точно могла сказать, что главная причина все же была куда более прозаична - она просто не была сильна в таких вещах и всякий раз, оказываясь невольно вовлечённой в подобное, проигрывала. Отказ считался капитуляцией, прямолинейность - пороком, открытая же агрессия - последнее слово и удел привилегированных, к которым себя отнести Нур, увы, не могла. Все что она могла, так это уничтожить саму себя. Выжечь до основания, оставляя лишь серую, невзрачную оболочку. Умертвить душу. Вырезать все те ненужные, мешающие части, которые могли испытывать смущение, гнев или стыд. Да что там... испытывать хоть что-либо вообще.
Так родилась Тень.
Ничто не умерло. Лишь затаилось в бездне, накапливая мощь и власть, тем больше, чем сильнее Эрилимия пыталась закрыться от её составляющей. Как давно? Возможно гораздо раньше, чем это стало действительно заметно. И там же, прежде чем с этой частью был установлен относительно приемлемый контакт, Тень успела принять воистину искореженную и чудовищную форму.
- Не пожелаю, - ровно, без каких либо чувств и красок, ответила эльфийка, не смутившись от столь провокационного предложения ни на йоту. Не ожидала ли проводница подобного или была ли удивлена - дроу сказать не мог, ведь её голос был единственной вещью, которая помогала ему хоть как-то считывать её скудные реакции. Впрочем, совсем с пустыми руками Ману не остался - сова повернула голову в его сторону, наблюдая за ним в ответ сквозь зелёные круглые линзы искусственных глаз. Не слишком приятное внимание само по себе, ведь в отличие от самой Нур, лицо темнокожего подземника со всеми его реакциями не было ничем прикрыто и изучалось Эрилимией со свойственным ей беззастенчивым вниманием. Пристально и бесцеремонно.

10

О, как же мешала эта маска! Сорвать её, оголить столь тщательно скрываемую бледность кожи, обнажить истинный лик этой эльфийки, проникнуть туда, куда она не желала допускать его... Всё хитросплетение слов не имело никакого значения, если разбивалось о бесчувственную скалу, не выражающую совершенно никаких эмоций! Словно непризнанный художник, Вэлдрин бы остался с пустым карманом, если бы не одно "но" - реакцию он всё-таки получил и был более, чем доволен. Расплываясь в ухмылочке, которая вряд ли демонстрировала девушке нечто новое, ману астар с вызовом воззрился на эту совиную маску. Она видела его, но он не видел её. Преимущество оппонента, как и любое, не самое приятное, однако Мэлайрин никогда не комплексовал по поводу недостатка брони. Наоборот, он им пользовался! Пусть она видит его наглую, уверенную ухмылку, сочащиеся чувством превосходства алые очей огни...
Мимика может быть оружием не худшим, чем острый язык, нужно лишь уметь этим пользоваться!

- Действительно, склонность к доминированию не то, что могло бы быть свойственно твоей крови, - ехидно, с наигранными нотками размышления вслух заметил Ви'джау, не отводя прожигающего издёвкой взгляда. Продолжая играться, нисколько не стесняясь в оскорблениях как расового, так и личного характера, Рин не забывал об одном - изучении. Высказывания могли иметь пустой, расисткий характер внешне, но за отдельными словами могли скрываться нотки, способные затронуть соответствующие струны, а те в свою очередь заставят вылезти интересные детали. Противник был неплохо защищен от анализа, умело скрывал то, что не следовало демонстрировать, но сможет ли она держаться и дальше столь же непоколебимо?
- А что ты будешь делать, если Я вознамерюсь стать твоим господином? - не отводя взгляда, прямо и вновь столь же провокационно. Возможно он несколько увлёкся игрой с эльфийской, забыв о вещах более важных, но времени было предостаточно и как существо долгоживущее, Рин не торопился переходить к главному блюду, с наслаждением смакуя поданную ему закуску.

11

Тускло поблёскивающие в темноте зеленоватые линзы и резная, выбеленная основа лика северной птицы всё также безэмоционально взирали прямо на Ману. Никакой реакции. Лишь ощущение чужого взгляда могло сказать подземнику о том, что собеседница всё ещё не отвела своего взора. Казалось, её ничуть не смущали ни его слова, ни столь подчёркнуто экзальтированные проявления эмоций, более того, так и не закреплённый "интерес" вновь готов был соскользнуть в пресный омут уже уже успевшей надоесть скуки. Идеальная защита. Мёртвая душа. Надёжно запертая Тень. Здесь она была лишней, но несомненно, сполна потребует расплату за столь жестокое заточение после... Впрочем, Эрилимия примет её цену без сопротивления и всецело. Как всегда.
- Если ты вознамеришься стать моим господином, то умрёшь, - спокойно ответила Нур, все также пристально и равнодушно всматриваясь в тёмное лицо дроу. Ни возмущения, ни ложной бравады, ни злости. Лишь тихая и спокойная, размеренная речь. Эрилимия не угрожала, она констатировала факт.
Конечно, всегда можно было сказать, что нет в мире ничего абсолютного и нельзя было что-то утверждать наверняка, но сама эльфийка в своих словах явно не сомневалась. И пусть маска скрывала черты её лица, не было в её жестах и в том, как она себя держала ничего, что выражало бы обратное. Уверенная посадка. Пальцы, обтянутые тонкой тканью перчаток не дрогнули, продолжая всё также расслаблено удерживать конский повод, дыхание же её не сбилось ни на мгновение. Глупость конечно, но глядя на неё можно было предположить что даже сердце эльфийки стучало с недопустимой для любого живого существа точностью, хотя гость, конечно же, и не мог расслышать столь тихий, даже для его слуха, звук.
В этом плане они оба были безоружны, не зная ничего друг о друге. Увы, Ману не мог совсем не брать в расчёт слова свой проводницы не зная о ней ничего, кроме имени, которое, практически наверняка, и то было ложным. Он не знал её сил, даже не видел её лица, и что самое главное - не знал ничего о тех, кому подобный расклад мог бы прийтись совсем не по нраву. Единственное знание, что было доступно гостю поверхности, состояло в том, что ехидства и злого яда, брошенного в сторону незнакомки, явно было недостаточно для того, чтобы проникнуть за её границы. Складывалось впечатление, что её было проще попытаться убить, чем заставить показать хотя бы толику того, чтобы было так надёжно скрыто от глаза. Но был ли в этом хоть какой-то практический смысл? Едва ли.

12

Это разочаровывало. Более всего в пленении светлых и, что случалось реже, тёмных эльфов Мэлайрину нравилось овладевать. Не в физическом, но моральном, психологическом смысле. Сломить волю, проникнуть в самые глубины сознания, расшевелить все болезненные точки, вонзить ногти в наиболее болезненные участки... Заставить явить на свет всё то, что обычно скрывалось внутри. Ярость, гнев, ненависть. Возбудить, раскрыть огонь страстей - о да, это доставляло Вэлдрину особое удовольствие, куда более насыщенное, чем обыкновенные плотские забавы. Которые, к слову, становились тем слаще, чем лучше удавалось эмоционально "разогреть" перед этим свою жертву. Сколь часто он слышал угрозы в свой адрес и сколь разными они были - здесь Рин вполне мог похвастаться богатым опытом. И то, что слышал он сейчас даже в некоторой степени могло бы его обидеть, будь он на это способен. Скука, разочарование - серая масса, столь неприятная любящему заиграться ману астар, готова была обступить его со всех сторон и наконец поглотить, разбивая вдребезги любое желание продолжать. Так сухо, так безэмоционально. Те слова, что должны были звучать с глубинной ненавистью, жаром ярости и презрения... такие прозрачные, безвкусные слова, что смаковать их было совершенно невозможно. Тоже самое, что в надежде вкусить сладостного вина, выпить стакан пресной воды.
Быть может ману астар переоценил себя?
Или избрал не совсем верную тактику?

«Какая закрытая, сухая, серая,» - такое нечастое явление для Ви'джау. Или, быть может, это не было чем-то необычным для Нур? Чаще доводилось иметь дела с Синдарами, этими жалкими, но пылкими созданиями. Стоило лишь нажать в нужном месте, да побольнее. А может, он и не нашёл нужного? Гордость и ярко-выраженная ненависть к дроу - это зачастую играло на руку Вэлдрину, но сейчас оно совершенно не работало. Эта нур была готова терпеть и терпела так, словно бы ни одно его слово не было способно даже прикоснуться к ней, не то, чтобы хоть как-то ощутимо задеть.
- И сколь многие уже погибли таким образом? - скорее праздное любопытство и желание заполнить чем-то паузу, дать себе немного времени подумать, сказанное, конечно, в иронических тонах. Птичка оказалась непростой добычей, но подобрать к ней верную тропинку Мэлайрин не терял желания. Он не стал отводить взгляда, продолжая вглядываться в зелёные линзы, не позволяющие увидеть больше, чем это фальшивое лицо птицы.

«Умру,» - нельзя было не отметить вниманием и эту часть ответа. Что оно могло означать? Отсутствие хоть какой-то гордости навевало на мысли об отсутствии силы достаточной, чтобы быть внушительной - тот, кто наделён такой силой, вряд ли стал бы терпеть высказывания и мысли оскорбительного характера в свой адрес. Так считал Вэлдрин. Вероятнее всего она считала себя полезной. Рий-Кхару? Возможно, но с чего такое самомнение? «На самом деле, живые слуги действительно могут быть особенно полезны личу. По разным причинам,» - вариантов было вполне достаточно, чтобы считать этот вариант как основной. «В конце концов, живые не столь частые гости в мире мёртвых.» Всё это дело наводило и на иные мысли, заставляющие быть чуть более бдительным.

13

Взгляд совиной маски ещё на несколько секунд держался на лице дроу, после чего эльфийка отвернулась и устремила взгляд вперёд, на начавшие перемежаться островками скудного леса, пустоши. При должной фантазии можно было представить тень самодовольства, скользнувшего по холодному птичьему профилю, но то была лишь игра тени да снег, что мелким белым крошевом падал с тёмных ночных небес. Она затушила его. Залила серым, смазала, выпачкала бесконечно тусклым бесцветием, оставляя после себя лишь пустоту и разочарование. Там просто. Так легко. Одним движением, одним единственным равнодушием. Такая знакомая, такая проверенная схема. Ману пытался гореть, но у его пламени не было своего источника. Лишенное кислорода оно металось в предсмертной агонии как выброшенная на берег рыба и стремительно гасло. Как паразит, оно нуждалось в постоянной подпитке извне и потому едва ли было жизнеспособным в той ледяной пустыне, которую из себя представляла Эрилимия. Неужели на самом деле он был столь же пуст и бесцветен, как и она сама? Вот только Нур никогда не пыталась имитировать эту жизнь, все глубже и глубже погружаясь в глубины собственного небытия, в бесчувственную и равнодушную ко всему серость. С медленно, но неумолимо таящей волей к жизни превращаясь в живой, действующий на простом автомате механизм. Она умирала. Или уже была мертва, до встречи с той, что скалилась где-то там, на самом дне. Путь в ничто, несомненно, отличался от пути баланса между ничем и безумием, но... даже так это все едва ли можно было назвать хорошей жизнью.
- Из-за попытки лишить меня свободы, погибло около двадцати пяти живых, - очередная констатация факта. Простой ответ на простой вопрос, но даже он мог вогнать собеседника в ещё большую тоску. Мало кто мог говорить о трупах таким образом. Никак. Тем более о трупах неприятелей. Там, где у любого нормально существа хоть немного, хоть отчасти но могло проскользнуть даже самое ничтожное торжество, здесь не было ничего. Вставал под сомнение вопрос, а терпела ли эльфийка на самом деле? Терпение подразумевало под собой волевое усилие, целенаправленное сдерживание и немалую выдержку. Тёмная же была... просто равнодушна и дроу, сколь бы ядовитым не был сам по себе, доставлял ей неудобств не больше чем возвышающаяся в стороне гора или снег. Видимо, это небольшое путешествие обещало быть неимоверно скучным не только для Эрилимии, но и для гостя поверхности.
По левую сторону, между тем, постепенно вырастал лес. Тёмный, густой, странный. У его окраин деревья всё ещё были похоже на самих себя но там, в глубине то и дело мелькали скрученные, искаженное под неизвестным влиянием экземпляры. Лес не был мёртв и оттого производил ещё более жуткое впечатление, дыша единым, дурным организмом.

14

Паук медленно, сосредоточенно перебирал свою сеть, тщетно пытаясь отыскать нужную ниточку к своей жертве. Но нельзя было найти нужную нить, когда паутина пуста. Изящная фигура птицы-эльфийки непринужденно, со всей свойственной бесцветностью упорхнула от очередного взметнувшегося переплетения паутины и жгучего яда. Алые глазки могли лишь с тихой злобой и глубинным голодом смотреть на парящую совиную фигуру, укрытую завесой мешковатых тканей. Но голод не мог утолить сам себя, а паук умел ждать. Плетение вновь пришло в движение - липкие белые нити росли, продолжая расходиться в стороны от черного хищника.

Стоило эльфийке отвести взор, как Вэлдрин сделал тоже самое, внимательно приглядываясь к окружающим пейзажам, фиксируя в памяти различные примечательные детали, запоминая путь.
- Так скучно об этом говоришь, - могло бы показаться, словно ману астар жаловался на полном серьёзе и даже упрекал, но подобное высказывание скорее смотрелось как очередная игра, являющаяся частью одной большой, что вёл этот дроу. - Каждый убитый тобой - знак превосходства. Будь то слизняк или червяк, не важно, - не забыл, конечно же, вставить и оскорбительной фразочки с должной толикой самодовольства. В таком сложно себе отказать, когда ведёшь диалог с представителей "низшей" расы, к коей относились все, кто не принадлежал народу Ману Зуала.
- А внешне ты столь же невзрачная? - с малой долей ехидства поинтересовался Рин, мельком взглянув на Лорелей. - Может раскроешь личико? - растянув губы в очаровательной ухмылке, на какую только был способен, проворковал Мэлайрин с горящими глазами смотря на укрытую одеждой фигуру, давая волю воображению нарисовать картину того, что было столь старательно укрыто от него.

Отредактировано Вэлдрин Мэлайрин (2017-08-20 13:54:47)

15

Эрилимия хмыкнула, не повернувшись и также продолжая смотреть прямо перед собой. Столь явные попытки Ману найти её слабое место были столь очевидны и навязчивы, сколь и бесплодны. Это начинало забавлять. Сама она, конечно же, могла без тени сомнений заявить, что слабых мест у неё не было вовсе. Отчасти это действительно было правдой. Умение смотреть в глаза собственной Тени и принимать мир таким, каков он был, начисто избавляли Эриль от всяческих моральных терзаний, свойственным более тонкокожим, нежным и слепым созданиям. Она не была горделива, не была тщеславна, у неё не было такого прошлого, которое она бы стремилась забыть и качества, упоминание которого могло бы причинить ей боль. О нет, даже своё положение безродной она носила не опуская глаз, не хныча и не отрицая ничего, что было связано с этим фактом.
- Не вижу в этом практического смысла, - веселье. Под маской совы нельзя было различить выражения лица тёмной, однако веселье теперь неприкрыто читалось в её голосе. Нур забавлялась. Забавлялась тщетностью попыток и самой сутью этой невинной провокации, способной вызвать возмущение разве что у очень капризной, взбалмошной и крайне не уверенной в себе девицы.
- Или я просто не очень хорошо смотрю? - Эрилимия вновь повернулась в сторону дроу и тот, в свою очередь, вновь почувствовал на себе пронзительную цепкость её взгляда. Лёгкий, ненавязчивый оттенок забавы, казалось бы, ещё мгновение назад совершенно не свойственный этой эльфийке, никуда не исчез, однако вопрос можно было трактовать довольно одназначно. Она не слуга, но наёмник, а наёмники, как было известно всем, не безоговорочно исполняют, а сходятся в цене.

16

Что же, можно было в некоторой степени говорить о победе. Или, скорее, успехе. Так или иначе, но скучная, пустая и безграничная серость начинала переставать таковой являться, уступая место веселью. Однако, неожиданная смена рисунка на маске Совы! Было ли это искренним или проявлением очередной из личин? Тут точно сказать нельзя, но кажется особого смысла изображать веселье и не было, чтобы позволять себе скромничать - что-то расшевелить дроу все же удалось в нур, значит нужно продолжать! Не важно, каким образом, важно, что лёд таки тронулся. Ухмылка вновь расцвела на чёрном лице, а паутина мыслей вибрировала в работе. Краем глаза поглядывая на собеседницу, ману астар мельком же наблюдал за дорогой, не столько уж и заинтересованный окружающей природой, сколько эльфийкой. Что и не удивительно, в общем-то - эльфийка была куда более привлекательным объектом внимания, нежели чем жуткие, скрюченные подобия деревьев восточных лесов континента. Примерный ориентир движения, пожалуй, он и так более-менее запоминал, так что мог позволить себе проявить меньше внимания к пути, в пользу своей чудной собеседницы и по совместительству провожатой.

«Так дело в цене?» - с гаденькой улыбочкой подумал Рин, скосив взгляд в сторону Лорелей. В следующий миг им вновь довелось скрестить взгляды и Мэлайрин не стал отказываться от этого, пусть и имел куда менее выгодную позицию из-за маски на лице оппонентки. Алые глаза словно бы тщетно пытались пронзить стеклышки совиного лика, пробиться сквозь преграду, чтобы узреть истинный взор нур. Вид дроу нисколько не поколебался - он был столь же самодоволен, сколь и самоуверен. Кроме того никуда не исчезли те похотливые нотки, что присутствовали ранее, в прочем, в несколько большем объёме.
- Быть может и так, - коварно протянул ману астар, расплываясь во всё более широкой ухмылочке. - Перед тобой красавец ману астар, - поиграл бровями. - Причём, довольно состоятельный. Как насчёт моего желания в обмен на твоё? Дроу откровенно наслаждался ходом диалога, что было отчётливо видно и слышно. Он хитренько глазел на Лорелей, медленно начав блуждать по её силуэту, с которого вскоре вернулся обратно к линзам, скрывающим глаза. «Так какова же твоя цена, милая нур?»

xD

!!!
http://68.media.tumblr.com/77ee31ec65b1fcb459017dde24573509/tumblr_inline_orfsilWcML1tqzb4f_1280.gif

17

Лес словно бы наблюдал за ними со стороны, провожая эскорт тысячами невидимых глаз. Была ли эта лишь иллюзия или создания, что таились в этих чащах всё же действительно подобрались слишком близко, было не ясно. Тем не менее, Нур чувствовала себя здесь вполне уверено, куда больше внимания уделяя своей задаче, чем окружающей среде. Для этого у неё была разведка и охрана. Восстановившееся к тому времени чтение мыслей вновь должно было прорезать завесу отделяющую её от недр чужого разума. Эриль, несомненно пошла бы дальше, с упоением запуская когти всё глубже и глубже, выдавливая на поверхность если не Цвет, то хотя бы его оттенки - стремления, желания и пороки. Почувствовавшая послабление, Тень рванулась с цепи, взболомутив непроглядные воды омута её души, заставляя дремлющих там тварей встрепенуться и открыть глаза. Не вовремя...
- Ты действительно готов платить только за то, чтобы увидеть моё лицо? - Эрилимия была не из тех, кого можно было бы так просто смутить и не отвернув взгляда, она продолжала наблюдать за дроу, улавливая теперь не только его жесты, но и мысли, - если это так, то у меня есть одно желание.
Бесцветие мешалось с едва различимым весельем в столь чудовищную субстанцию, что испив её, едва ли можно было сохранить здравый рассудок. Откровенная провокация или самая что ни на есть прямая, лишенная даже намёка на игру, фраза? Бессмысленно и нереально. Если конечно, Ману не имел дело с самой настоящей, окончательно поехавшей с ума тварью.
Сделав паузу именно на этом моменте, Нур позволила Тени упиваться всей той палитрой, что могла бы родиться в разуме у Ману. Серый цинизм? Ядовитая прохлада? Самовлюблённая пустота? Скука. Было ли в нём хоть что-то по-настоящему яркое?...
- Труп, - наконец буднично произнесла Эрилимия, - я хочу труп взрослого асджанаха, такого же как этот. Свежий, без повреждений. Пол не важен.

18

Обширные белёсые нити паутины сочились знакомым густым ядом, всюду витали пары всепроникающего цинизма, подгоняемые потоками неиссякаемого самолюбия. И чёрный паук, что в привычный манере быстро переплетал между собой различные элементы своего сознания, дёргал за ниточки и наслаждался поступающей извне пищей. Паук жрал. Голодный и злой, он поглощал всё, что стекалось к нему со стенок ограниченного чёрно-белого мирка. А красные глазки смотрели на множество сценок, разгорающихся то тут, то там. Нет, эти паутины не были пусты! То и дело взгляд натыкался на очередные визуальные образы, картины, фрагменты воображения и фантазий. И посмотреть было на что - фантазия у Мэлайрина была крайне богатая, так что кое-что могло и поразить, и удивить, даже шокировать тех, кто был не подготовлен к тому, что можно было увидеть здесь! Но смогут ли эти страстно переплетённые фигуры воображения затронуть хоть что-нибудь у единственных зрителей и гостей логова паука?

Он позволил себе столь гаденьку ухмылку, сколь и хитрую, за которой последовало неспешное, вызывающее облизывание губ. Алый взор жгучим пламенем пронзал зелёные стёкла, напоминая кровавое пламя, бушующее в глазах голодного паука в глубинах сознания ману астар. Неужели это было парадоксальное в своей сути питание двух пустых оболочек? Насыщение голодного Паука, играющегося с необычной птичкой, и питание голодной Тени, вонзающей когти в подсознание своей жертвы.
- Я готов платить за всякое обнажение, - смеющийся голос Вэлдрина струился полу-воркующими нотками, полу-похотливыми. - Нужно лишь сойтись в цене, не так ли, моя дорогая партнёрша? То, что она решила поддержать эту сделку озвучиванием своего желания лишь подстегнуло Ви'джау. Кроме того, узнав, чего она желает, ему стало еще интереснее. Там, среди множества непристойных актов на паутинах существовало и развивалось нечто совершенно выделяющееся - простое любопытство, интерес. Оно казалось столь невинным и чистым на фоне всего остального, творящегося, сочащегося и витающего вокруг, что было подобно девственной левианской деве в толпе матёрых ману-зуальских женщин.

- Любопытное желание. Очень интересно для каких он тебе целей понадобился, - продолжал ухмыляться дроу. И ведь правда - там, в светлом пятне среди чёрной вакханалии фантазий можно было обнаружить и деловой, и исследовательский интерес. Он оценил её желание, строя выводы, пытаясь осознать интересы и род деятельности эльфийки. «Исследования,» - но что именно её интересует? Асджанахи были в этом плане прекрасным материалом, предоставляющим чудные возможности для изысканий. Могучие ящеры, ядовитые, смертельно опасные твари. Прекрасные создания...
- Я могу тебе дать то, что ты хочешь. Но с моей стороны было бы совсем уж глупо так продешевить с таким товаром, не так ли? Как смотришь на еще одно ма~аленькое желание? Оно не потребует от тебя особых жертв, не сомневайся, - плутовато улыбался дроу.

19

Тень безумно оскалилась и Эрилимии пришлось приложить усилие, чтобы не повторить её жест. И пусть маска всё равно скрыла бы столь яркое проявление её вырывающейся на поверхность, задавленной части, подобное всё ещё воспринималось Нур неоднозначно. Слишком непривычные ощущения, даже на уровне элементарной физиологии, стопорили её и заставляли идти в почти неосознанное сопротивление. Тени это не нравилось, но сейчас, благо, ей и так было достаточно пищи. Вырванные из чужого сознания образы и краски ярким калейдоскопом распахивались в ширь, наталкивались на острые грани вечного голода и пожирались с жадностью, достойной бездны, даже несмотря на то, что это был совсем не тот Цвет, который мог вызвать у Эрилимии настоящее восхищение.
А потом она натолкнулась на обыденность. Настолько резко, что это заставило её озадаченно моргнуть, возвращая себе более осознанную, невовлечённую форму, беря Тень под контроль практически не приложив для этого никаких усилий.
- Ты переоценил степень моей заинтересованности в твоих услугах, - с потрясающим равнодушием заявила тёмная. Даже диссонанс, казалось, сгладился, возвращая на место прежнее, более целостное и скучное бесцветие, а острое, почти что хищное внимание, которое дроу испытывал мгновение назад, начало тоскливо сходить на нет, - я говорила, что хочу труп асджанаха взамен раскрытия своего лица, а не то, что хочу его любой ценой. Это были твои правила.
В отличие от гостя, эльфийка изъяснялась очень прямо и просто, не используя в своей речи ни витиеватых конструкций, ни тонких интонационных изменений. Лишь толика разочарования вклинилась в последнюю фразу черноволосой подземницы, и то скорее связанного с тем, что дроу собственноручно испортил забаву, а не с тем, что она могла не получить трупа подземного ящера.
- Игра не имеет смысла, если у неё нет правил, - объяснила Нур так, словно бы Ману и правда мог не понимать в этой жизни чего-то очень и очень важного, - услуга за услугу. Одно желание в обмен на другое. Одно желание - одна вещь. Я не прошу у тебя два трупа, так что с таким товаром проблем возникнуть не должно. Если ты конечно и правда довольно состоятельный и действительно можешь позволить себе любой каприз.
Тень сомнения и очередной оценивающий взгляд, ощутимый даже сквозь зеленоватые линза прозрачного ашерита.
- Ну так как?

20

Возможно, столь беспрецедентное равнодушие и серость могли бы даже вызывать раздражение, если бы так не раззадоривали ману. Скучная, на первый взгляд, бесцветность лишь увеличивала жажду измазать её самыми разными красками, заставить фонтанировать, заставить чувствовать. Словно перевозбуждённый художник перед чистым, голым холстом, который жизненно необходимо измарать цветами, силуэтами и образами, а то и простым малюванием. В ответ на холод он лишь воспламенялся, хотя и был момент, когда он чуть было не затушил весь порыв целиком. Но Вэлдрин еще рассчитывал поиграть и поиграть не раз. Жаль, что она не согласилась так легко, как хотелось, но это еще не означало, что Мэлайрин был готов уступить от своих прихотей.

- А я то думал, что правила нужны для их нарушения, - тоном, напоминающий тон недовольного ребёнка, заявил Вэлдрин с видом, словно "взрослая дама" ему только что разъяснила какую-то скучную цепуху. В прочем, не далеко от правды, не так ли? - Ты такая стеснённая в оковах скучных и глупых правил, что даже начинаю сопереживать. Представляешь? Ману астар, сопереживающий Нур! Даже дружба эльфа и орка не так нелепа, - собственно, словоблудие любим, как мог показать опыт всего происходившего общения. В глубинах разума отчётливо вихрились мысли о играх, забавах и попытках таки склонить эльфийку на совокупление. Проскальзывали мысли и о самой сделке, о её практичности, о смысле разбрасывания состоянием. Кинуть в никуда несколько золотых может и мог позволить себе, но было ли это разумно? Благо или нет, и все же прагматизм в Рине был не столь силён, как желание по-забавляться, а потому, в конечном итоге, не имел шанса на победу.

- К чему эти ограничения? - плутовская ухмылочка никак не желала сходить с лица, однако ядовито-насмешливые оттенки уже не были столь заметны. Можно было сказать, что дроу начал говорить с ней несколько более... лучше? Если оно вообще имело значение. - Позволь себе ненадолго забыть об этих глупых рамках, чтобы открыть для себя новые возможности. Он задорно подмигнул ей, широко улыбаясь.

21

Нур приподняла бровь, хотя этого конечно и не было видно её увлёкшемуся рассуждениями собеседнику. Это было не слишком интересно, но возможно, дроу был действительно уверен в полнейшей необразованности всех окружающих, если столь самозабвенно пускался на столь примитивные манипуляции. Эрилимия презирала подобное, но в отличие от наивных простаков, была подготовлена к существованию в этой желчной и скользкой среде как никто другой. О, она умела выживать. Умела не ломаться, умела сохранять главное. Вот только теперь в подобных усилиях больше не было нужды.
- Ну нет, так нет, - бросила равнодушно и легко. Её интерес - хрупкий, невесомый. Одно неверное, слишком очевидное, обыденное движение и от него не осталось ни единого следа. Из-за маски дроу был ограничен в возможностях и это, в какой-то степени могло оправдывать его невнимательность. Тёмная не сдерживалась, не строила из себя никого, кем не являлась на самом деле и ни одна из возможных рамок не сковывали её слова и руки. Не было в ней даже толики той подчеркнутой, нарочито выставленной чопорности, говорящей о том, что её обладатель яро стремиться соблюдать нормы этикета или следует заранее оговоренным правилам. О нет, единственная цепь в её разуме вела к ошейнику тёмной и голодной твари, которую, в свою очередь, меньше всего на свете интересовали различные вариации трактовок игры или тонкие хитросплетения философских бредней. Она рвала эти хрупкие конструкции на окровавленные лохмотья, сдирала когтями искусственные покровы отлитой из самого совершенного воска кожи, проглатывала слова, путала мысли и жадно вглядывалась внутрь сквозь раскрытые остовы разломанных, белеющих рёбер. Наслоения идеально выверенных масок не были преградой для Тени. Под её челюстями они крошились как скорлупа.
Дроу переиграл сам себя, как это часто бывало с теми, кто не умел слушать и слышать что-то, помимо собственного эго. Перепутал заказчика с исполнителем, случайно, или же намеренно попытавшись заставить Эрилимию платить, вместо того, чтобы получать плату. С простаками и гордецами это работало складно. Да только вот в случае этой эльфийки Ману не получил ничего, кроме остывшего интереса и возвращения к безмолвному и невероятно тоскливому путешествию.

22

«А ты не так глупа, как многие из наземных эльфов,» - глупость синдарского народа и их отколовшейся нурской ветви даже не обсуждается, но даже в подобных запущенных случаях встречаются приятные удивления. Конечно, до ману астар и этим счастливцам далеко, но, по крайней мере, у этих хоть есть возможность послужить в несколько более полезной роли, чем уборщик, носильщик или подставка для ног. «Ну ладно, вижу пустой трёп языком её не слишком увлекает,» - усмехнулся лучник, приглаживая потрёпанные ветром волосы. «И обвести вокруг пальца не так уж и легко. Хе. Чудно, когда с женщиной можно поиграть в более интересные игры.» Самодовольна не поубавилось даже, казалось бы, разгромного фиаско - то, что ему не получилось обыграть её, как дурочку, нисколько не расстраивало Рина. Ведь и методы были не тех калибров, что считает достойными, да и поражение - лишь небольшая забава в начале их пусть и не длительного, но какого-никакого путешествия. Вэлдрин не сомневался, что поиграться с нур еще успеет, так что никуда не торопился. Торопятся лишь суетливые людишки, которым ни ума не хватает на обдумывание своих последующих шагов, - не говоря о том, чтобы, по хорошему, обдумать всё шагов на пять минимум, - ни срока жизни, чтобы реализовать всё то, что их диаметрально противоположные возможностям амбиции возносят на пьедестал целей.

- Что, так легко откажешься от сделки? - наигранно невинно поинтересовался ману. - А я уж было думал, мы нашли общий язык. Признаться, порой и не ожидаешь обнаружить хотя бы зачаток интеллекта, не видя у собеседника чёрной кожи, - нахально поделился дроу, сверкая отполированной до блеска уверенностью в ничтожности всех других. Болтать, однако, прекращать пока и не думал - может быть словоблудие и не находило отклика в неразговорчивой Лорелей, но сам Вэлдрин был не прочь и в пустую помолоть языком. Тем более, что его слегка забавлял тот факт, как Сова пропускает мимо ушей многочисленные оскорбления в свой адрес и своего народа. Слишком привычна была горделивость и надменность светлокожих эльфов, чтобы не увлечься подобным отличием.

23

Многие могли бы быть сильно удивлены, если бы знали как многое можно было узнать о существе, если позволить ему побыть самим собой хотя бы некоторое время. Не только лишь магия разума способна была проникать за покровы, вскрывая плоть сознания и оголяя белые кости природы вещей. Иногда для этого нужно было всего лишь быть наблюдателем. Быть наблюдателем с магией разума - самый эффективный вариант. Не самая приятная работа для Эрилимии, но за неё ей заплатили достаточно хорошо.
Не дать цели изначальных данных - первое из возможных действий. Отсутствие привычного шаблона либо ослабляет, либо вскрывает худшее. Это Нур знала по себе. Маска не позволяла Ману понять, красива ли проводница, длинный чёрный плащ не давал разглядеть её одежд и доспехов, оценить её облик целиком и состоятельность. Идеалом было бы сделать неопределимым ещё и пол, однако с этим, увы, все же были некоторые затруднения. Позволять цели свободно изъясняться как вслух, так и мысленно не опускаясь до возмущенных доказательств и праведного гнева - второе из возможных действий. Отсутствие ограничений может привести к потере осторожности, а она, в свою очередь снимает с разума множество лишних слоёв, делая цель раскованной и куда более простой для восприятия. Вполне возможно подземнице стоило несколько разбавить собственную инертность к чужим мнениям, однако она была не вполне уверена в том, что смогла бы сделать это достаточно правдоподобно.
- Сделка такая же как и прежде - свежий труп взрослого целого асджанаха взамен на раскрытие лица. Не больше, не меньше. Можешь отказаться, можешь принять, - она пожала плечами, выражая свою абсолютную незаинтересованностью в том, какой именно вариант предпочтёт дроу. Сделка была для неё чрезвычайно выгодной, однако в случае отказа, Эрилимия не теряла ровным счётом ничего. Впрочем, в случае его согласия, Нур представилась бы замечательная возможность произвести ещё один немаловажный тест. Стала бы она заниматься чем-то подобным просто так и без оплаты? Однозначно нет...

24

Ману астар развёл руками, изображая некоторое разочарование, справленное с насмешкой. В прочем, было ли оно на самом деле сложно сказать, ведь то, что было на лице - лишь маска показушной наигранности. Нарочито заметно, выпячивая эту фальшь, демонстрируя её и намеренно высмеивая, укрывая истинные мысли. Что же было истинно? Обмен наверняка можно было выстроить и более интересным образом, но Рин слегка ошибся в этой игре и недооценил противника. Но так или иначе, разницы, особо, никакой. Единственное, что могло бы обеспокоить, - очевидность убыточности подобного обмена, ведь блага никакого дроу, на первый взгляд, не получал. Но Мэлайрин думает иначе.
- Mirasene fir arzu snarra She'arre, - молвил Ви'джау, последнее слово отмечая особым благоговением и почтенностью. Одно лишь упоминание возлюбленной Королевы не может быть осуществлено без должного уважения. Даже пожелай этого, вряд ли Мэлайрин смог бы произнести хоть слово, отсылающее к Сейлен'Шиар, не проведя сквозь речь свою всего того восхищения и превознесения, что присутствует в его чёрной душе. Единственное живое существо, достойное безграничного уважение и к которому стоит стремиться. Живое воплощение того, что достичь можно самых далёких высот. И путь ни один ману астар не смеет надеяться стать таким же или, - о Королева!, - превзойти её, так или иначе, в самых смелых своих стремлениях за некоторыми всё же проскальзывает мысль о том, чтобы стоять подле своей Богини. И Вэлдрин, конечно же, не был исключением.
- Тебе повезло, что я успел к тебе привязаться, - насмешливо сообщил Олату его хозяин, так, словно ману астар был действительно готов в тот же миг прикончить ящера, будь оно иначе. - Каким образом хочешь получить свой труп? - теперь же слова были адресованы к Лорелей и были несколько более серьёзными. Сделка есть сделка. Стоило заранее обговорить условия доставки, дабы решить дело сразу и не возвращаться к нему впредь.

25

Согласие было чуть более неожиданным, чем куда более вероятный отказ. Эрилимия снова бросила на дроу взгляд, оценивая его общий настрой и реальную готовность к сотрудничеству. Чисто из интереса, ведь истинное положение вещей всё равно покажет только время.
- Завтра, на первом месте встречи, в то же время, - без особых раздумий сказала Нур, - удобно?
Тёмной не нужны были особые условия доставки трупа, лишь бы сам он отвечал всем условиям необходимого ей качества. В том случае если он конечно вообще будет доставлен, что было совершенно не обязательно, когда дело касалось представителей вида Ману. Более того, она целенаправленно собиралась оставить дроу максимальную свободу действий и выбора, не только не дав тому больше условий, но и выполнив свою часть уговора первой. Заведомо поставив его в условия благоволящие обману, она имела потрясающую возможность наблюдать его как есть, без единого сдерживающего фактора и тем самым сделать то, за что ей заплатили - составить его психопортрет, быстро и максимально качественным образом. Сначала, впрочем, следовало дождаться ответа.
Тем временем группа въехала на холм, с высоты которого открывался вид на едва поросшие скудной растительностью скалистые пустоши предгорного плато. Башня Рий-Кхара была хорошо видна отсюда, заключённая в тисках срединных гор Безымянных Земель.

26

Наличие маски, контроль эмоций - всё это надёжно скрывало непроглядной завесой самое интересное, однако малейшие погрешности, способные выдать даже малую крупицу информации позволяли довольствоваться, казалось бы, незначительной победой. Нур была удивлена? А, может быть, это был взгляд оценивающего характера, мол: "действительно можешь?". Дроу ухмыльнулся, нисколько не скрывая этого.
- Более чем, - последовал лаконичный ответ. Могло показаться, словно бы ману нарочито делал вид, словно бы замыслил что-то крайне коварное и, вообще, очень не хорошее! Злобные, жуткие, невероятные в своей жестокости замыслы! Или же подстава века? А может быть очередная глумливая проказа? Вэлдрин еще не определился с тем, какой именно вариант мог бы оказаться для него забавнее, хотя, конечно, ничего такого изначально не планировал. В прочем, будет интересно построить в голове гипотетические ситуации.

- Эта башня - владения Рий-Кхара? - равнодушное поинтересовался Мэлайрин, нисколько не сомневаясь, что это так.

27

- Да, - ответила Черная Сова и чего бы не ожидал услышать в её голосе дроу, он не смог различить ничего, кроме бесконечно серой нейтральности, - как и все близлежащие территории.
Исходя из своих познаний и того, что Ману успел различить, он мог предположить, что эта эльфийка была из того типа отстранённых существ, что не искали себе ни господ, ни кумиров, предпочитая всегда держаться одной стороны - стороны своих собственных интересов. Это могло означать, что она была одиночкой, а могло и не означать ничего подобного, если в зону её интересов входила какая-либо общность или группа. Другое дело, что такие существа, как правило, если и держались групп, то только тех, которые их устраивали, легко покидая их в том случае, если подобное начинало доставлять им дискомфорт. Добиться расположения подобных было не просто, утратить - легко, вернуть - относительно реально, но зависело от обстоятельств, а рассчитывать на то, что такие стали бы терпеть систематический вред - не стоило вовсе.
Эрилимия повернула голову в сторону своего спутника и пару мгновений всматривалась в его лицо жуткими глазами совы, прежде чем не выказывая ни настороженности, ни подозрений, сняла маску. Как бы не поступил со своей частью условий Ману, в реальном выигрыше останется лишь Нур - данные которые она получит, представляли из себя гораздо бОльшую ценность, чем труп ящера, который она вполне могла получить и из других источников.
- Доволен? - спросила она, без особого интереса наблюдая за реакцией дроу на раскрытие собственной внешности. Эрилимия всегда с некоторым пренебрежением относилась к внешнему и возможно, если бы это было иначе, то оценивала бы свой собственный облик куда выше. Увы, но Нур с самого рождения не воспринимала ни визуальные искусства, ни тонкости иных, внешних проявлений, к чему бы они не относились. "Красиво" или "не красиво" - вот и всё, что могла выдать подземница относительно того, что можно было оценить взглядом и то с трудом и некоторыми сомнениями.
Что же касается самой внешности Эрилимии, то она вполне стоила не то что трупа редкого ящера, а вполне даже живого. Или даже нескольких. Или стаи. Пошедшая в мать, Эриль была красавицей даже по меркам своей расы, однако ни человек, ни даже синдар никогда не назвал бы её привлекательной в том смысле этого слова, которые вкладывали в него эти наземные народы. Несомненно, провожатая была чистокровной Нур. С угольно черными волосами, частью распущенными, частью заплетёнными в косы, не бледной, а полноценно белой, лишенной всякого пигмента кожей, почти полупрозрачной, через которую отчётливо просматривалась синеватая сеть тонких вен. Большинство людей посчитали бы подобное достаточно жутким для того, чтобы даже не мыслить о добровольных прикосновениях. Глаза, наверняка бесцветно серые при дневном свете, в темноте ярко горели чистым серебром и неровно бликовали как у дикого ночного зверя, явственно выдавая то, что их обладательница прекрасно ориентируется в темное время суток. Такого цвета, полностью лишенного иных оттенков никогда не было у представителей синдарских эльфов. Уши расставленные гораздо шире и под куда более значительным углом от головы, могли бы сделать её даже милой, если бы не их изломанная форма, делающая Эрилимию больше похожей на летучую мышь, чем на нежное творение девственных лесов и цветочных полянок. В её внешности не было никакой благости, так прочно ассоциирующейся с тем, что было принято представлять под словом "эльфийка". А ещё она была очень юной. Несмотря на цепкий и уверенный взгляд, более характерный для полностью взрослого существа, Нур нельзя было дать больше сотни, а то и девяноста лет - по эльфийским меркам она едва только вышла из подросткового возраста.

28

«Вот так просто?» - нур не стала дожидаться платы со стороны ману астар, предоставляя свою часть сделки сразу, в этот же миг. Словно бы ей было и не важно, соблюдёт дроу свою часть уговора или нет. Или же не сомневалась в этом? Отнюдь, точно первое. В чём же тогда смысл? Можно было погадать, поразмыслить, раскручивая те мысли, что пришли в голову - в конце концов, тёмная была не так проста, как можно ожидать от представителей наземного мира (и не важно, что нур подземники, ведь корни их идут с поверхности). Может быть и было бы на первый взгляд, получив желаемое, забыть об уговоре - теперь Мэлайрину не было резона отдавать труп асджанаха, ведь получено то, чего он желал. Однако, так может казаться лишь на первый взгляд. Быть может, это была проверка? Вэлдрин всегда ценил полезность насекомых, копошащихся под Верной, а потому собирался сыграть в эту игру по правилам. Он выполнит свою часть уговора, рассчитывая, что в будущем это откликнется много большей выгодой, чем он получит с этого обмена.

Что же касается лица... стоит признать, привлекательно. Рин лишь укрепился в своих желаниях, что дало о себе знать в характерной ухмылочке. Что было отмечено примечательным - возраст. Совсем юная... «У неё и мужчины, должно быть, еще не было,» - с толикой насмешливости подумал ману астар, скользя взглядом по раскрытому личику. Вопреки родственности, в чём-то нур и синдар значительно отличались и эти отличия прекрасно себя демонстрировали. В этом плане, наверное, Вэлдрину куда более по вкусу были нурские женщины, нежели синдарские - слишком милые, слишком нежные и слащавые. В прочем, всё зависело от настроения, и синдарские тоже неплохо заходят, особенно молоденькие, невинные девицы, нетронутые кем-либо ранее...
- Вполне, - последовал ответ. Пронзая теперь уже серебристые очи, а не стекляшки маски, дроу с секунду выждал, изучая их. - Если захочешь вновь доставить мне удовольствие, я буду готов выслушать новые предложения, - сказано было не без должной доли самодовольства, разумеется.

29

- Посмотрим, - ответила Эриль и дроу мог в ещё большей степени увериться в том, что она его просто проверяла. И дело было даже не только в том, как спокойно Нур открыла своё лицо, совершенно не переживая по поводу ответной платы, сколько в едва различимом оттенке скепсиса, который явственно скользил у неё во взгляде. Она явно не возлагала на него каких-либо надежд относительно дальнейшего сотрудничества, а возможно и вовсе сомневалась, что он способен за такой короткий срок раздобыть ей мёртвую ящерицу.
Эрилимия крайне редко шла на подобные сделки, когда в деле не был замешан азарт, порыв или реальный интерес, но сейчас всё было куда проще - вся эта ситуация как нельзя лучше благоволила работе.
Подземница тронула шенкелем бока теперь так редко ходящей под седлом вороной кобылы и та начала неспешный спуск с холма. Долина нырнула вверх, расстилаясь вокруг серым, едва припорошенным снегом, полотном земли. До башни оставалось всего ничего.

30

Дроу коротко рассмеялся. Этот скепсис лишь подогревал его интерес.
- Не стоит быть такой мнительной, милая нур, - очаровательно улыбнулся ману. - Знаешь, порой невинное соитие идёт лишь на пользу. Особенно, с опытным партнёром, - подмигнул Рин, позволив себе безобидную усмешку. Для Вэлдрина всё это представлялось забавной местами, в чём-то увлекательной игрой. Куда проще было бы добиться своего силой (что есть самый скучный и безыинтересный вариант), либо же попытавшись максимально подстроиться под свою цель, но ведь всё это слишком просто, не так ли? Зачем же идти проторенной тропинкой, если можно с весёлым смехом прорубать себе путь через непроходимые дебри? Нур же представляла из себя не только привлекательную эльфийку - о чём узнал лишь сейчас. Была в ней своя изюминка, в её характере, в манере поведения. А если еще и действительно девственница, то тем приятнее будет его победа, коль она окажется достигнутой. Но всё это, конечно, произойдёт не скоро, если вообще произойдёт. Что Рину было не критично - недостатка он не испытывал, как во времени, так и в женщинах самой разной породы.

А путь, меж тем, кажется приближался к своему завершению. Впереди - встреча с Рий-Кхаром. Стратегически полезный союз может связать ману астар и реведанта. Одного из влиятельных представителей Безымянных земель и Ви'джау, представителя от Ману Зуала. Рин был уверен, что благосклонность дроу Владыке крайне важна - в конце концов, он будет наверняка единственным, кто имеет подобный козырь во всём Южном Захрэме среди некромантов и ренегатов. Да и учитывая соседство, это был важный момент. В свою очередь Мэлайрин намеревался получить максимум выгоды от наземных союзников.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Январь 17086 года. Безымянные земли. Эрилимия, Вэлдрин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно