FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4: 21 января 17085 г. Иридиум, Аклория, Библиотека. Ивейн, Ллойд


№ 4: 21 января 17085 г. Иридиум, Аклория, Библиотека. Ивейн, Ллойд

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Глубокая ночь опустилась на Иридиум. Темная, безмолвная ночь, укутанная тучами, пожравшими звезды и поглотившими весь свет. Ночь, напоминающая о ночи мертвецов, когда чуть не была разрушена столица, когда пали столь многие и столь мало было возвращено к жизни. Когда был нанесен незаживающий шрам бессчетному количеству сердец. Но все это было в прошлом - жизнь продолжалась, текла рекой, неудержимая, мерная, пробивающая себе дорогу сквозь пепел и руины - где-то искореженная, где-то прямая, как волос, более короткая, чем должна была быть, но она продолжалась, несмотря ни на что. Ни на что... Студенты учились, поглощая знания, потрепанные, наученные многому за эту войну, и всерьез обдумывали дальнейшую жизнь - теперь это был намного более важный шаг, чем раньше, ведь после окончания Академии всех их ждал добровольно-принудительный выбор, и его нужно было обдумать заранее. Кто-то уже знал, чего хочет, кто-то сомневался, кто-то боялся даже помыслить о конце обучения. А кто-то сломленной веткой плыл по течению, не заботясь, куда его прибьет волной - хоть в болото, хоть на пляж, хоть вообще утопит в темной пучине. Одна такая ветка уже много часов сидела на полу, в углу, уткнув лицо в сложенные руки, иногда хлюпая носом и даже не пытаясь смотреть в валяющийся рядом учебник. Ученики ушли спать, даже самые основательные зубрилы должны были выспаться перед новым днем, и библиотека погрузилась в тишину, сплетая запах старых страниц, чернил и дерева в одну симфонию, знакомую каждому, когда-либо бывшему студентом. В этой тишине отчетливо раздавались тихие, редкие всхлипы, потерянным эхом блуждающие меж огромных книжный стеллажей, затерянные среди книг и свитков.

Девять месяцев. Ровно девять месяцев прошло с того дня, когда все случилось. Когда она могла что-то изменить, если бы только была здесь. Если бы только осталась, ведь тогда - возможно! - в живых остались бы оба, а так... Глухой удар затылка о полку. А так - я потеряла их обоих... она до боли закусила губу, глуша рыдание, но этого было недостаточно - как всегда. Она не могла перестать думать, что было бы, если бы, не могла перестать корить себя за ворох совершенных ошибок, не могла смириться с тем, что больше никогда ее не увидит. Нащупав на поясе резную рукоять, девушка достала нож, красными глазами вглядываясь в свое отражение на клинке - глупая, слабая девчонка, живущая одной лишь мечтой - вновь увидеть подругу... Взгляд в прошлое, отчаянный, упорный, отказывающийся видеть очевидное. Закатав рукав, студентка посмотрела на руку - уродливые, вспухшие бугры шрамов, старых и новых, заживших и нет, перечеркивали белую кожу, отражая каждый раз, каждую попытку справиться с болью, задушить слезы и хоть немного привести в порядок голову. Сколько еще раз придется повторять этот ритуал, который становился ей необходим для разумной жизни? Лезвие полоснуло по коже, ближе к локтю, отозвавшись болью настолько резкой, что душа замолчала, захлебнувшись криком. Алые капли заструились, капая на штаны, невидимые на темной ткани, и вместе с ними хлынула наружу боль, оставляя, хоть на время, истерзанное сердце. Криво обрезанные под корень волосы, когда-то бывшие косой, неприятно щекотали шею, заставляя вздрагивать и передергивать плечами, лезли в глаза, скрывая заплаканное лицо. Нож тихо выпал из разжавшихся пальцев, пока девушка чрезмерно глубоко и медленно дышала, успокаивая истерику, не первую, и не последнюю... Нет. Она не сдастся. Она найдет его, обязательно, как-нибудь она точно сможет его найти и расспросить. Того, кто больше других знает о магии Тьмы. Того, кто тоже потерял близкого в ОКИЛАРе. Того, кто может знать, есть ли шанс их вернуть... Хоть малюсенький... хоть самый крохотный, но если он есть - нужно пытаться! Вот только как простой, безвестной студентке добраться до героя Империи? Она пыталась вычислить, пыталась собирать слухи о каждом разе, когда его видели в Нижнем Кольце, пыталась даже пробиться в Верхнее, но кому какое дело до очередной бабы, что умирает, как хочет встретиться с легендарным Ллойдом Кроуфордом. Кому было дело до того, что ее мотивы были в корне иными, чем у большинства...
http://s4.uploads.ru/ginK5.jpg

Отредактировано Ивейн (2017-09-19 07:50:45)

2

Скрип открывшейся двери разорвал ночную тишь, бесцеремонно разрушив царившее в библиотеке уединение, впустив посторонние звуки, не свойственные времени. Эхо замерших на пороге шагов всколыхнуло окружение, а голос, отрешёнными нотками возвращая спокойствие, возвестил о пришествии посторонних. -Здесь многое изменилось.- Потаянные сожаления возвещали о себе, мелькая для невольных слушателей между строк. Вздох. -А теперь прошу вас оставить меня, далее мне не нужен провожатый.- Но хладная сталь лишь мгновения спустя заняла свой законный трон, угрожающими интонациями вызывая в окружающих тревогу. Хлопок закрывшейся двери и спешный отзвук удаляющегося шага стали последними нарушителями тишины, вслед которым ночь вновь окутала библиотеку вуалью безмолвия.

Мягкой, беззвучной поступью продвигаясь вглубь библиотеки, Ллойд медленно погружался в собственные воспоминания, выпуская тяжело скрываемые чувства на волю. Смешивая обе реальности, пройдя к одному из столов, он медленно провел по его поверхности раскрытой ладонью, словно погладив кошку, и неожиданно замер, наблюдая одну из картин похороненного прошлого. Лира, Люциран... И я. Извечная троица предстала пред его глазами. Девушка с усмешкой на лице активно кидалась старинными фолиантами в невероятно серьёзного архона, чаша терпения которого вот вот должна была переполниться, а юный Кроуфорд бессильно пытался её унять, то и дело бросая взгляд на хмурый силуэт приближающегося Луара. Протянув дрогнувшую руку к застывшему силуэту вифрейки в нерешительном желании прикоснуться, но вместо того резко взмахнул, разрушая нахлынувшее яркими красками наваждение. Их больше нет. Взгляд пепельных глаз окинул помещение в поисках, зацепившись за проход в запретную секцию. Их забрали у меня. Как и его. То, ради чего в жертве собственного сна он оказался здесь. Лишь спустя девять месяцев после трагичных событий решился взглянуть в лицо собственной печали, нерешительной походкой направившись к заветному месту.

3

Скрип открывшейся двери разорвал ночную тишь, вынудив девушку замереть испуганным зверьком, не двигаться, перестать дышать и желать лишь об одном - чтобы можно было унять бешено колотящееся сердце, чья барабанная дробь слышна была, казалось, на другом конце города. Не хватало еще, чтобы какой-нибудь излишне ретивый ботаник сейчас решил позаниматься и застал ее тут - лохматую и заплаканную, такую жалкую и слабую... нет, нужно было как-нибудь выбраться, или просто понадеяться, что здесь, в укромном углу за шкафом рядом с входом в запретную секцию, куда студентка не могла попасть, как ни пыталась, ее просто не найдут... Но раздавшийся голос развеял одни опасения, мигом наплодив другие, более кошмарные: чужак. Что могло понадобиться чужаку в библиотеке Академии ночью? Ив боялась пошевелиться, только потянула вниз рукав, скрывая под темной тканью подтеки крови, прислушиваясь, пытаясь понять, куда же направляется нежданный гость и придумать побыстрее, что же делать, чтобы остаться незамеченной. Но тишина была почти абсолютной - здесь все было сделано, чтобы рождать ее, многочисленные стеллажи глушили эхо, не позволяя звукам множиться и мешать чтению, а гость то ли стоял на месте, то ли шел так тихо, что девушка не слышала его шагов, и не знала, что делать - оставаться ли на месте, или пробираться к выходу. Паранойя истошно вопила, подкидывая самых худшие варианты развития событий, а колотящееся сердце глухо стучало в ушах, мешая распознать на слух хоть что-то. Медленно, осторожно, студентка поднялась, стараясь не шуметь, и вжалась в угол.

Почему, ну почему именно сегодня? Она часто приходила сюда, именно в эту ближайшую ко входу в ОКИЛАР точку - ближайшую доступную для нее, - хотя сама не знала, зачем. Ив знала, что он закрыт, знала, что никто не может туда проникнуть после случившегося, знала... но продолжала приходить, часами околачиваясь рядом с дверью в запретную секцию, вызывая лишь неодобрение Луара и его вечные отказы пустить девушку туда без стандартного разрешения. А его ей, разумеется, не давали. Какая неожиданность... Ив злилась и продолжала упорно слоняться по округе, почти забросив учебу и всерьез задумываясь о том, чтобы бросить все к кракену, и сбежать куда-нибудь. Все равно всем плевать, не осталось никого, кому было бы до нее дело... девушка вытерла мокрые щеки, не решаясь ни колдовать, ни уходить куда-то - ведь какому чужаку понадобится запретная секция ночью? Обычно гости приходили днем, и пользовались библиотекой под пристальным взглядом Луара, проникнуть туда силой и тайно все равно невозможно, да и не стал бы гость так открыто заявляться с провожатым, имея дурные намерения. Правда ведь? Наверно, стоило просто спокойно уйти - студентам сидеть за книгами по ночам это совершенно нормальное занятие, а разглядывать ее все равно никто не будет, кому сдалась посредственная водная волшебница... Девушка тихонько подняла нож, вытерла о штаны и сунула в ножны, забрала книгу, вцепившись в нее, как в спасательный кусок дерева в шторм, и неуверенно двинулась вперед, опустив голову так, что пряди почти закрыли лицо.

4

Шаг за шагом, с трудом отбросив охватившую его нерешительность, Ллойд приближался к обители собственных кошмаров, терзавших его бессонными ночами. Лишь ударяясь с головой в работу, исследования, тренировки, до бессилия загоняя себя, по возвращению лишь падая в кровать и мгновенно погружаясь в родное небытие без ярких картин, удавалось от них избавиться. Но они всегда возвращались. Услышанное, увиденное, прочитанное не давало покоя, распаляя фантазию и мысли о том дне. О том, что на самом деле произошло в Окиларе. Только оказавшись там, разглядев всё своими глазами он смог бы по настоящему осознать суть произошедшего, составить полный эскиз развернувшейся бойни и понять. И вот сейчас, стоило лишь закончить свой путь, как он окажется на историческом месте. Но... Всё было не так просто. Разрешение на доступ в обычную часть библиотеки Аклории было получено по первому прошению, однако запретная секция... Требовала более деликатного подхода. В конечном итоге мой приход сегодня не имеет смысла. Пустая трата времени. Закончив собственную мысль, Ллойд замер на месте, на мгновение обращаясь в недвижимую статую, покуда взгляд его упал на девушку, вышедшую из за угла рядом со входом в секцию. Этого ещё не хватало. С раздражением пронеслось в его голове, отмеряя неумолимо сокращающееся расстояние. Однако, присмотревшись внимательней к силуэту, Ллойд позволил себе расслабиться, внешне же возвращая спокойную отрешённость. Неприглядная адептка не желала видеть ничего пред собой, опустив голову и позволив неровным волосам скрыть за собою лицо. Оно и к лучшему, ни к чему мне сейчас общение со случайными прохожими. Не желая оказаться опознанным, Мистик продолжил свой ход, ускорив шаг в надежде минуть неожиданное препятствие до того, как она вздумает поднять свой взор.

5

Едва дыша, как пробирающийся мимо спящего хищника зверек, Ив кралась по коридору, надеясь остаться, или, по крайней мере, вскоре оказаться в одиночестве, наедине со своими мыслями и демонами, с упоением рвущими сердце на куски. Увы, почему-то в огромной библиотеке в этот час они выбрали один и тот же путь, будто не было иных, более удобных дорог, будто остальные тропы закрылись, и Судьба решила ради шутки столкнуть двух людей, более всего на свете не желавших сейчас компании. Девушка крепче вцепилась в книгу, задержав дыхание и собираясь прошмыгнуть мимо - но кто бы не взглянул на ночного гостя, мельком, украдкой? Разве можно было просто пройти мимо, с головой спрятавшись в панцире, в конце концов, даже не прикинув возможность непосредственной угрозы, которая со времен памятных событий мерещилась за каждым углом? Разумеется, она подняла взгляд, самым уголком глаза зацепив образ - и замерла, будто скованная магией. Каждый знал героев в лицо, каждый знал историю их победы, каждый знал даже детали их жизни - те, что удалось вытащить на свет дотошным любопытствующим и растрезвонить по стране. Но юноша спешно удалялся, оставив зреть в душе сомнения, ведь это не могло быть реальностью! Не могли ее молитвы быть услышаны и исполнены - вот так. Слишком просто. Слишком... Не думая, не анализируя и не колеблясь, волшебница сделала то, что не сделала бы никогда в жизни - метнулась следом, и под звук упавшей книги мертвой хваткой вцепилась в руку незнакомца, как всамделишная пиявка, со всех сил сжав пальцы обеих рук, будто боялась, что он вырвется и уйдет раньше, чем обернется и развеет... что? В покрасневших глазах, с огромными зрачками, по краям которых плескалось ярко-синее море, не было восторга, восхищения или благоговения - лишь отчаянная, страстная надежда, и боязнь того, что образ развеется пылью, рассыпется и исчезнет. Это все игры воспаленного, истощенного разума, ищущего то, чего нет, и готового на любые ухищрения, чтобы это найти, это лишь желаемое, не действительное...

6

Шаг. Казалось, угроза в лице девушки миновала. Никто не окликнул его, не пристал с уже давно наскучившими вопросами. Шаг. Ночь благоволила, отводя чужой взор, оставляя в блаженном уединении мыслей и чувств. Пронесло. С облегчением произнёс разум, разгоняя охватившую тревогу, прекращая спешность ходьбы и возвращая уверенность походке. Шаг...

...глухой стук. Словно книга выпала из рук девушки и ударилась о пол, но он даже не подумал обернуться. Посмотреть, рискнуть в бессмысленном любопытстве узнать, что произошло. Подобное не заботило его мысли, вернувшиеся в прежнее русло глубин рассуждений собственной судьбы. Шаг...

...нет. Его ход оказался бесцеремонно прерван, а разум с трудом вернулся к реальности. В попытке осознать, что произошло, остановило его, Ллойд в раздражении обернулся, а взгляд его упал на собственную руку, оказавшуюся схваченной, плавно перетекая на источник помехи. Ту самую девушку, что прошла мимо, но сейчас изо всех сил сжимая свои ладони, с безумием надежды в покрасневших глазах заглядывая в его собственные, ледяные, беспристрастные, но в глубине раздраженные с затаенным желанием агрессии без единого намёка на внутреннюю растерянность, что он испытал в этот момент. Как от неё отвязаться? Что сказать? Как себя повести? Череда вопросов пронеслась в голове безответно сменяя друг друга, и лишь инстинкты подсказали лучшее решение, заставляя губы шевелиться, а голос шепотом произносить настолько привычное слово. -Intact.- Обращаясь в непроглядную тьму, словно разрыв реальности на фоне окружения, он без усилий вырвался из хватки, увеличивая расстояние меж ними, спустя несколько метров рассеивая действие заклятия лишь для того, что бы снова смерить девушку холодным взглядом. Несколько безмолвных секунд в ожидании её действий, достаточных для передачи его собственных эмоций в столь примитивном жесте, после которых он вновь продолжит свой ход к запретной двери. Лишь бы её это отпугнуло.

7

Кто мог бы удивиться раздражению в такой момент - наверняка столь многие желали завладеть хоть крохой его времени, привлечь к себе внимание и заставить запомнить себя, чтобы потом иметь возможность прихвастнуть этим в пивной. Наверняка столь многие глупые барышни мечтали упасть его на руки просто потому, что он - герой, один из тех, что одолели Марагора. Ей же все это было безразлично, волшебница даже не подумала о подобном, все, что ей было нужно - знания, подтверждение, и одного взгляда хватило, чтобы получить его. Только вот пальцы ухватили лишь тьму, а тень невозможно удержать - как и дождь. Ив опустила руки, не решаясь более на столь навязчивые прикосновения, которых сама не любила и старалась по возможности избегать и пресекать, но она не собиралась отступать, только не сейчас. Правда... студентка смотрела на него, внезапно осознав, что не знает, что сказать, не знает, как объяснить и заставить поверить. Вот же ирония - вот он. И что дальше? Магия Тьмы пугала девушку, до ужаса, накатывая воспоминаниями и застилая взор картиной человека, появляющегося из теней, чтобы всадить кинжал в спину ее отца - но она не могла отступить. Больше - нет. Несмотря на боль в руке, несмотря на отголоски боли на губах, несмотря на незабываемое ощущение полной беспомощности она не могла отступить еще раз. Но Ив не умела настаивать, тем более с человеком, который мог убить ее в мгновение ока, так что же делать? Время бежало - слишком быстро, не оставляя возможности все обдумать, а она все молчала, грозя упустить столь щедро подаренный судьбой шанс узнать хоть что-то, шанс попытаться вернуть ее...

- Инуэн... - хрипло выдавила она в спину мистика. - Твой брат... Прошу, подожди... - Собственный голос показался чужим - хриплым карканьем подбитой птицы, просящей о помощи. Ей было противно осознавать себя такой, но сделать что либо не было сил, не получалось найти путь, как справиться и идти дальше, не вздрагивая от каждой тени и не коротая ночи в истериках, полных желания сбежать на край света. Помогут ли эти слова, остановят ли его? Рискнет ли они кинуться следом, чтобы вызвать гнев героя? Ив не знала.

8

Заслышав имя брата, резко замерев, на секунду сжав руку до хруста костей, Тёмный тщетно пытался сдержаться, подавить накатившую злость, воспылавшую ярость, что вот вот обернётся против девушки, рискнувшей потревожить кровоточащую рану в своих корыстных целях. Да как она смеет! Медленно оборачиваясь, устремляя на неё полный ненависти взгляд, словно на главного врага, на самого Марагора, всплывшего из глубин памяти, и сам того не замечая сплёл магический жест, вместе с тем произнося единственное слово, окутавшее правую руку угрожающими разрядами тёмных молний, лишь по желанию готовыми сорваться вперёд, прямо в наваждение, занявшее место Аклорийской волшебницы, но в последний момент одумался, вернув контроль над собственным разумом, рассеивая навязчивый образ и сотворённое заклятие. Надеюсь, я об этом не пожалею. На мгновение, лишь на мгновение в мыслях пронеслась фраза, существование которой в разуме он даже представить не мог. Возможно, избавиться от источника раздражения и было самым простым выходом из ситуации, но... Вне его характера и собственной морали. Не за то он сражался, не для того, что бы стать одним из тех, кого презирал. Между тем взгляд, до дыр буравящий девушку, вновь охладел, затушив злость, сменившуюся былым раздражением и безразличием. -Надеюсь, ты использовала его имя не ради пустяка.- Расслабленная ладонь вновь сжалась в кулак, меж пальцами которого заструился тёмный эфир. -И так.- Подгоняя в последний раз, оставляя заключительную попытку и шанс, после провала которого Ллойд навсегда забудет о её существовании.

9

Медленнее, чем она думала, быстрее, чем можно было ожидать, но это сработало - имя, как крючок, подцепило его, заставило обернуться, только вот... Только видела девушка не героя Империи. Взгляд видел лишь Тьму, полня сознание въевшимся в память образом, не хватало лишь вспыхивающего огонька самокрутки, чтобы завершить иллюзию, замкнуть зеркальный коридор, заключая в бесконечный кошмар, из которого нет выхода. Отголоски испытанного ужаса проснулись от одного колебания мрака, подстегнутые чистой, неприкрытой ненавистью, направленной ни на кого-то иного, а на волшебницу, пока еще не способную справиться с эмоциями, в чьих силах было лишь призвать невидимую защиту в попытке уберечься, закрыться от того, что сама же вызвала - защититься, борясь с желанием сбежать. Снова. Но ненависть растаяла, оставляя грязные лужи, не позволяющие забыть о ней, грозящие в любой миг родить черный ураган, что без труда сомнет, разорвет душу на части и раскидает ее осколки по самым дальним уголкам мира. Девушка заставила себя втянуть воздух в горящие легкие. Столько раз она представляла этот разговор, столько раз прокручивала, что скажет ему, столько раз придумывала, что он может ответить - и все вмиг вылетело из головы, как развеянный ветром пепел, оставив лишь горечь на языке.

- Я хочу вернуть ее... - тихий, хриплый шепот заметался в пустом зале. Мыслей не было, были лишь скомканные чувства и желания, рвавшиеся наружу в надежде получить ответ. - Битва в Окиларе. Твой брат исчез во тьме с моей подругой, и мне не под силу найти путь, как вернуть ее обратно. Я не верю что она мертва, не поверю, пока не увижу тело! - Голос креп, но вместе с ним крепло и отчаяние, когда наступало осознание, как все это звучит. Глупо, как же глупо! Маг казался зыбким отражением, что вот-вот исчезнет за мутным слоем льда, отвернется, навеки лишив единственного шанса хоть что-то узнать. Она не могла упустить его, не могла! - Прошу тебя, ты знаешь, как сложно узнать что-то о магии Тьмы, знаешь ее лучше, чем кто-либо из живущих, ты ведь хочешь того же - вернуть его, я уверена! Прошу, позволь помочь... я сделаю все, что ты хочешь... - уже едва слышно, ужаснувшись от собственных слов, которые не успела обдумать, добавила волшебница, чувствуя холод от мысли, что может попросить человек. Это глупейший шаг - рисковать жизнь ради мертвых, но тогда, в тот миг, Ивейн без оглядки бросилась вперед, стряхнув с плеч жесткие, ледяные пальцы Мистле, еще так редко поднимавшей голову. Не шелохнувшись, девушка стояла, не спуская глаз с единственной соломинки, что могла привести ее к Мие.

10

В молчании наблюдая беспристрастным взором, Ллойд оценивал девушку стоящую пред ним, в эмоциональном порыве, взращиваемом в глубине души месяцами с момента битвы в Окиларе, сорвавшуюся в монолог, сквозящий безраздельной печалью и одиночеством. Вот в чём всё дело. Для меня это случайная встреча. Для неё - подарок судьбы. Некогда выпытав все подробности битвы в Окиларе, вплоть до мельчайших, абсолютно несущественных деталей, он знал о некой студентке, Мии Апетри, предполагал, что во тьме они пропали вместе, безвозвратно сгинув в глубинах мира Теней. И более мистик не питал надежд на их возврат. Слишком много времени прошло с тех пор, невероятно большой срок для выживания в месте, не предназначенном для смертных существ. Но даже если бы он попытался отправиться на их поиски, не сейчас, а сразу после войны, не смог бы найти и намёка на их существование. Кто знает, с какой частью тени связан Окилар, с каким слоем её мироздания? Никто. Лишь тот, кто их туда отправил. Марагор. Но даже это может не оказаться правдой. И вот сейчас, потревожив нити былых размышлений и рассчётов, пред ним стояла волшебница, не смерившаяся с утратой. Тщетно желая вернуть потерянное, готовая сделать всё, что угодно, лишь бы вновь увидеть свою подругу живой и невредимой, тем вызывая в глазах Ллойда лишь жалость. Сводя всё воедино, осталось лишь проверить, насколько честна она сама с собой, достойна ли взглянуть в глаза своим страхам - непризнанной правде.
Отточенным взмахом обнажая клинок, выставляя его в сторону, по диагонали к полу, надевая беспристрастную маску палача, устремив жестокий, безжалостный взгляд прямо в её ярко-синие глаза, мистик сделал несколько шагов в сторону девушки, сокращая расстояние до длинны собственного клинка, резко выставляя его пред собой почти на вытянутой руке, позволяя кончику коснуться открытой шеи. -Всё, что я хочу. Даже если это твоя жизнь?- Чуть надавив мечом мрачно спросил он, словно в последний раз её жизни.

11

Молчание висело набухающей каплей на кончике листа, готовое окончиться вот-вот... вот-вот... Глупые слова глупой, испуганной девочки, будто забывшей все полученные уроки, в отчаянии своем швыряющей на чашу весов все, что имела - остаток жизни, как песочные часы, готовые разбиться от одного прикосновения, изранив пальцы, мешая кровь и пепел, отмеряющий дни вместо песка. Необдуманное слово, брошенное так легко в надежде на... что? Благородство героя Империи? Честь мужчины? Гортанный смех дремлющей Мистле глухо завибрировал где-то в груди, как ответ на значение этих пустых слов. Осознание, слишком запоздалое, накрыло девушку, лишь множа ужас от собственных опрометчивых слов. Что мог он попросить - ради интереса, развлечения или иной цели? Да все что угодно.

Но он попросил то единственное, что имело смысл. Острие клинка вдавилось в кожу, грозясь отозваться кровью на первое же биение сердца, готовое в один миг окончить все метания, призывающее к ответу - честному и обдуманному. Но не Иви должна была отвечать, нет. Почти забытое отражение, образ, подернутый рябью ручья, смотрящий на девочку с той стороны и получивший собственное имя. Она была слаба еще, почти забыта, спала где-то в самом темном углу сознания, ожидая, когда будет необходима - и пробуждение было мгновенным. Внешне ничего не изменилось - та же жалкая, заплаканная девчонка, что несла какой-то бессвязный бред, но теперь, в глубине души, она была спокойна, ведь на кону действительно стояла жизнь, и теперь - теперь все было просто. Волшебница подалась вперед, и кончик клинка окрасился алым, рождая медленно бегущую по шее алую каплю, а следом стремительно шагнула вперед - меч пропорол воду вместо плоти, - вплотную, остановившись так близко, что почти касалась мистика, но не пытаясь сделать что-либо еще.

- Не сомневаюсь, что не смогу тебе помешать, пожелай ты этого. Но нет. Это были глупые слова, хотя отказываться от них я не буду, негоже. Услуга - все, что в моих силах, текущих или будущих. Это все, что я могу тебе предложить, - Мистле с настороженным интересом смотрела прямо ему в глаза, чуть запрокинув голову, не шевелясь, не провоцируя, обдумывая лишь одну мысль.

Так вот ты какой, "герой"?

12

-Более не разбрасывайся пустыми обещаниями, не способная их выполнить.- Медленно произнёс он, не отводя взгляда, вместе с тем возвращая обнажённый клинок на его законное место - в ножны. Благо, никто более в пустой библиотеке не увидел устроенного им представления, сцена, раскрытая случайным наблюдателем, могла быть неправильно воспринята, а будучи обнародованной - доставить немало хлопот репутации гвардейца, хоть и в виде мелких слухов и сплетен. Однако девушка смогла показать себя, рискнула, не струсив, не поколебавшись, выказав решимость и твёрдость своих намерений, позволив клинку пронзить шею, лишь на миг, оставляя неглубокую рану, далее разрезая лишь воду. Очевидно, волшебница для демонстрации применила одно из заклятий школы воды, восхищая его эффективностью. Водяное тело, если не ошибаюсь. А она способная. Взор плавно перетёк с реальности в астрал, изучая ауру собеседницы, анализируя, не встречая никакого сопротивление, разоблачая все потаянные способности. Лишь магия воды, однако высокого порядка. Не такой уж и плохой результат для студентки, не лучший, но уже не посредственность. Вспоминая свои годы, мистик представлял примерную динамику сил обучающихся, представлял, что рядовые студенты значительно слабее. Либо возрос общий уровень сил поколений, либо она усердно трудилась над собой, либо... Что-то подтолкнуло её развитие. Меж размышлений неотрывное внимание сместилось в сторону, вместе с парой шагов в желании разорвать дистанцию, вернуть зону комфорта личного пространства, после чего Ллойд вновь заговорил. -Как твоё имя?-

13

Она чуть заметно скривилась - губы, перечеркнутые шрамами, сжались в тонкую линию, но ни одно слово не нарушило тишину библиотеки. Колдунья понимала, как сглупила, пойдя на поводу у эмоций, будто забыв, куда это может привести, поставив себя на лезвие ножа ради призрачной надежды. Непозволительно. Молчаливая и спокойная, Мистле была недовольна сказанным, но не спешила заверять Клыка в своей понятливости - она лишь немного склонила голову на бок в подобии кивка, подтверждая получение информации, и почти одновременно с юношей отступила назад. Колдунья не любила нарушающей комфорт близости - очевидно, он тоже. Хорошо. Липкая струйка неспешно ползла по ладони, мешая, заставляя постоянно следить, чтобы не привлечь ненужного внимания, слишком много глупостей было уже сделано сегодня. Девушка отвернулась и подняла с пола книгу, чтобы не забыть забрать ее, ведь Луар будет, мягко говоря, недоволен, если найдет один из столь любимых им томов валяющимся посреди зала. Маркеш Шагор "Духи и призраки пустыни Нуар" - даже любимая спектрология не могла больше увлечь и заставить забыть о обо всем, кроме зыбкой, неуловимой материи, прекрасной в своей таинственности... Девушка чуть тряхнула головой, возвращая внимание гвардейцу - сейчас она не могла позволить себе отвлекаться. Пять-шесть шагов, разделяющие их, казались - и были - пропастью. Она не могла предложить ничего стоящего в качестве платы, не имея ничего ценного для Клыка Императрицы, ни знаний, ни навыков, ни денег. Наверняка, он мог получить по первому же желанию практически что угодно, что снижало ценность обещанной услуги практически до нуля, и оставляя лишь один вопрос - согласится ли темный, зная, что обычной студентке нечего ему предложить? Мистле вновь устремила пристальный, прямой взгляд ему в глаза.

- Ивейн Валкорион, - коротко ответила она.

14

Смена маски, перемена движений, отражение поведения, всё то, что девушка даже не пыталась скрыть, но замеченное пристальным взглядом Ллойда. Собеседницу словно бы подменили, в лучшую иль худшую сторону - это предстояло понять и оценить, но лишь минуту назад ему докучала заплаканная девчонка, не способная взять под контроль собственные действия и эмоции, а сейчас - сдержанная, отрешённая волшебница с бездонным, словно озеро Шинная, взором хладных глаз, пристально наблюдавших за ним самим. Девушка только-только приступила к собственной оценке, составлению мнения о Клыке Императрицы, и кто знает, что у неё на уме.
-Ивейн Валкорион...- Произнёс Клык в обращении, но вместе с тем смакуя её имя, отчётливо проговаривая буквы, отпечатывая знание в недрах своей памяти. -...я разочарован. Прошло столько дней... Месяцев с битвы за Иридиум, а ты ни на шаг не приблизилась к своему желанию.- Делая несколько шагов к книжным стеллажам, к теням отбрасываемым ими. -Позволь показать тебе тропу, путь к твоей утерянной подруге.- Вступая прямо в тень, свершив магический жест, Тёмный нарочито медленно начал в неё погружаться, исчезая в глубинах теневого мира. -Это она.- Последние слова пред тем, как исчезнуть, оставляя девушку наедине с мыслями посреди ночной библиотеки Аклории. Лишь на секунды. Три. Бесшумно появляясь за её спиной, из её собственной тени. -Но не та.- Шепотом ей на ухо, вновь разрывая дистанцию парой шагов. -Подобный переход происходит через мир теней, верхний его слой, самый близкий к нашей реальности.- Достаточно отрешённо начав свой рассказ, более сосредоточившись в наблюдении за Ив. -Но неизвестно, как Окилар связан с ним. Со всем, или, подобно себе, обособленной частью. Как неизвестно, каким способом Марагор отправил твою подругу и моего брата в его недра. На какой слой. В какую часть. Одни лишь поиски вслепую не дали бы положительного результата. Не хватило бы времени на их спасение, ибо в мире теней невозможно выжить, постоянно подвергаясь опасности в виде беспросветного мрака и орд кровожадных существ. Если Мия и Инуэн живы... то они где-то в Мистериуме или иной реальности, там, где мы не сможем их найти. Однако мой брат одарённый заклинатель, из подобной ловушки он бы выбрался за столь длительный промежуток времени, вернувшись к своей гильдии, а значит... Они мертвы. Сгинули там, куда их отправил Магистр.- Подводя закономерный итог, следя за реакцией девушки, чьи надежды ломались под давлением реальности, правды, звучавшей из уст тёмного мага.

15

Крайне редко образ, сложенный слухами, соответствует истине, крайне редко он даже чуть-чуть с ней сходен, и сейчас у волшебницы была редкая возможность взглянуть на личность, но не на образ, увидеть напрямую то, кем он являлся, хотя бы мельком, хотя бы краем глаза. И что же она видела? Человек. Простой. Склонный к театральности, даже к патетике. Любящий покрасоваться - по крайней мере, таковым было первое впечатление, но оно не имело особенного значения, ведь личные качества были важны лишь в той степени, в которой они влияли на готовность поделиться информацией. Да и плохо, слишком плохо разбиралась она в людях, видя лишь то, что обломком лежало на поверхности, не умея читать что-либо более сложное и не желая учиться этому, принимая людское общество лишь в самом минимально необходимом объеме. Слова Клыка лишь укрепили начавшееся формироваться мнение: мелочная попытка уколоть - зачем? Показать превосходство? Оно не нуждается в демонстрации, оно очевидно. Насмешка? Не менее глупо, если только ему не доставляет удовольствие намеренно вызывать и лицезреть душевную боль. Что еще тебе нравится, Ллойд Кроуфорд?

Наблюдая, как маг тонет в тенях, студентка не шевелилась. Она знала, что это ложь, знала, что он издевается, хотя и не понимала, почему, но душа вместо анализа была захвачена... страхом, если честно. Все еще. Не перед ним, нет, но, первый раз после Кардоса столкнувшись в магией Тьмы, волшебница поняла, что боится ее. Древний страх темноты большинства разумных существ обратился в страх жидкой тьмы, клубящейся, жадной, непредсказуемой. Мистле помогала, она была готова держать контроль, пускай пока и была слаба, чтобы бодрствовать постоянно, но это не значило, что она не боялась. Слишком живы еще были воспоминания, и даже несмотря на явное отсутствие угрозы непросто было оставаться внешне спокойной - хоть как-то. Следующий шаг юноши был настолько очевиден, настолько точно повторял то, что случилось в гостиной ее дома, что девушка не смогла сдержаться - и встретила Ллойда не доверчиво открытая спина, а пристальный взгляд. Замершая грудь заперла дыхание в ожидании удара, не реального, но того, из лабиринтов памяти, от которого она так часто просыпалась по ночам, не позволяя вздоху сорваться с губ и отражаясь в бездне зрачков. Это была полезная встреча. Ей стоило взглянуть в глаза Тьме. Не шелохнувшись, будущая колдунья смотрела на него, сквозь него - изваяние, страшащееся жизни, не знающее, что делать с эмоциями и потому просто закрывающее их. Слова темного не принесли ожидаемой им боли, отчаяния или уныния, они принесли... пустоту. Так бывает, когда ты знаешь ответ, знаешь правду, но в отчаянной попытке сохранить целостность статуэтки, уже покрытой сетью трещин, не прикасаешься к ней, лелеешь ее в надежде, что волшебным образом она станет цельной. Ив знала, что не увидит больше Мию. Знала, что если бы был способ вернуть если не ее, то Инуэна Локуэра, лучшие маги Империи уже давно сделали бы это. Но, очевидно, было нужно, чтобы об этом сказал тот, от кого девушка ждала помощи и на кого надеялась, чтобы именно он коснулся статуэтки, заставив ее беззвучно осыпать в пропасть мелким крошевом. Молча, Ив развернулась, но направилась не на выход, а вглубь библиотеки, толкаемая простой и короткой мыслью: надо вернуть книгу на место. Через пяток шагов остановилась. - Спасибо, - обронила через плечо, не оборачиваясь, ровным, пустым голосом, и пошла дальше. Книга зажата подмышкой, а пальцы с силой впиваются в свежий порез через тонкую ткань рубашки, и от боли немеет рука.

16

Намеренная провокация, проверка с полным отражением положения вещей, касающаяся магии и ситуации, того, что на самом деле произошло и почему ничего нельзя вернуть вспять. Слишком многое Ллойд вложил в свою речь и ожидал любой реакции, злости, гнева, печали и слёз, однако Ивейн вновь удивила его своей внешней стойкостью, весьма безэмоционально восприняв услышанное, словно надеясь отделаться лишь единственным словом, а, возможно, по скорее сбежать и остаться одной. Она сильна, может и не телом, магией, но духом - точно. Ему было плевать, как он выглядел в её глазах после этого, моральным садистом, иль зазнавшимся отбросом. Он сделал то, что хотел и должен был. Презирая былую слабость, проецируя свою собственную, нерешительность и эмоциональность, прекрасно понимая, через что прошла собеседница, надавил, оценивая на грани, и нисколько не жалел о содеянном. Но я не дам всему закончиться именно так. Смотря вслед уходящей, размышляя, нужно ли ему это самому, не будет ли это выглядеть жестом жалости со стороны, что окончательно поставит крест на только завязавшемся, но рвущемся контакте. Плевать. И вновь он сделал не самое обдуманное действие, поддавшись столь непостоянным, порой нелогичным и бесполезным эмоциям, малым усилием воли срываясь с места и в росчерках теневого шлейфа оказываясь рядом с водной волшебницей, по правую сторону, опуская взгляд на руку, с силой сжимаемою другой, и вновь подымая к лицу. -Соболезную твоей утрате.- Достаточно тихо произнося слова, осточертевшие ему самому за минувшие месяцы, но в тот же момент имеющие сильный эмоциональный эффект, будучи сказанными в нужное время и в нужном месте. Но сейчас ли?

17

Так бывает, что иногда организм реагирует совсем не так, как, казалось, должен бы. В ситуациях столь неожиданных и болезненных для души, что впору кричать, впадать в ступор, падать в обморок или биться в истерике, тело и разум продолжают действовать по шаблону, то ли теряясь и не зная, какую реакцию выбрать, то ли просто не до конца осознавая происходящее, то ли и вправду сохраняя похвальное хладнокровие. Так и сейчас. Размеренным, слишком четким шагом она шла между рядами книжных полок, не чувствуя ровным счетом ничего, ощущая себя бездушным големом... хотя нет. Одно чувство было, сильное настолько, что своим воем прогоняло все остальные - боль. Скудное ночное освещение и темная ткань рубашки не позволяли разглядеть на ткани темное расползающееся пятно, но именно оно частично было источником хотя бы видимого хладнокровия, позволявшим вести себя спокойно. Ни одна прядь на взлохмаченной голове не шелохнулась в безветренном воздухе, но в тот миг, когда Клык оказался рядом, в голове девушки успела мелькнуть одна короткая мысль: а может, так и лучше... Но удара не последовало - физического. Вместо этого он сказал несколько слов, и, боги да будут свидетелями, лучше бы он вонзил свой меч ей в живот! Студентка резко остановилась, несколько мгновений глядя в пустоту библиотеки, а затем, медленно повернувшись, уставилась в глаза мистику. Было видно, что былого хладнокровия, настоящего, уже не было, была потрескавшаяся маска, вот только сквозь кракелюры сочилось то, чего вряд ли можно было ожидать. Гнев.

- Мне не нужна ни твоя ложь, ни твоя жалость. Ты поступил так, как посчитал нужным, и не пытайся теперь показаться более человечным, чем ты есть на самом деле, - сказано было слишком быстро, чтобы счесть сказанное за обдуманные слова, голос чуть подрагивал, будто от сдерживаемой ярости, но, на самом деле, всего лишь было сложно говорить ровно из-за подавляемого крика, когда пальцы продолжали давить, погружаясь в плоть, вызывая головокружение и потемнение в глазах.

18

-И сейчас я сделал то же самое.- Ответил он на реплику девушки, едва не срывающейся на крик, полный гнева и сдерживаемой злости, ответил, сам же сохраняя на лице хладнокровность, словно шарнирная кукла не меняясь в выражении, отринув эмоции и чувства, собственные и чужие, и от того подобный всплеск не мог его задеть. Как и вся встреча, случайное место, случайная девушка, случайный разговор. Ещё со времен Аклории, её окончания он научился не воспринимать окружающих, объединяя их в единую серую массу, с которой просто необходимо иногда сталкиваться, контактировать, возможно даже общаться, но не более того. Однако Ивейн, студентка, стоящая пред ним, сумела выделиться, вызвать отклик в его разуме, пускай и на столь непродолжительный срок. Интерес в ходе разговора, небольшая игра в форме ответов на её желания с единой попыткой разобраться с самим с собой при помощи человека, пережившего схожую судьбу. Возможно, во время этой встречи он был даже человечней себя прежнего, пускай собеседница этого не ведала, ну а сейчас настал момент возвращения всего на свои места.
Более происходящее не имело смысла. Он сделал всё то, что хотел или мог хотеть, а вместе с тем потерял интерес к происходящему, к Ивейн, окруженной бурей бесполезных и бессмысленных чувств, словно в противовес ему самому. Печаль и опустошенность вырывались наружу, прикрытые гневом и злостью в едином порыве, в ответ на которые он лишь кивнул головой в принятом прощальном жесте, одновременно произнося имя собеседницы. -Ивейн.- Следом разворачиваясь, делая несколько шагов в сторону выхода библиотеки. Возможно, он и хотел бы продолжить общение, но в другом месте и в другое время, но разобраться с собой она должна была сама. Это не моя забота.

19

Осознание его слов пришло не сразу, и, как только отголоски сказанного затихли в пустой библиотеке, девушка уставилась на мистика широко раскрытыми глазами, в которых было... кажется, это было удивление. Мимолетное, скользнувшее, как капля по стеклу и затерявшееся где-то в глубине полыхнувших эмоций - но Клык уже отвернулся, прекращая этот странный разговор, что стал результатом столкновения двух слишком разных людей из-за одной слишком похожей боли. Ив не могла сейчас трезво оценить случившееся, обдумать и сделать выводы, составить мнение и выработать план - она могла лишь бороться с собой, ведь Мистле отступила в тень, оставив лишь ее, бледную и заплаканную девочку, не умеющую нести свою потерю. Но даже подступающие слезы не смогли удержать от того, чтобы собрать остатки самообладания и произнести то, что должно было быть сказано. - Я помню свое обещание, - продолжением слов был приглушенный ковром звук бега, затерявшийся среди стеллажей, и лишь эхо плутало, сворачивая в проходах и будто ища отсутствующий выход. Оно было обречено. А судьбе девушки еще только предстояло определиться - сгинуть ли в тоске, потеряв все, или преодолеть ее и выйти на новый берег, обретя силу и волю идти дальше. Данное обещание устроилось где-то в глубине души маленьким червячком, рожденным невзрачными, брошенными в пылу словами, которые однажды могли стать причиной крайне серьезного шага, но Ив, в честности или в юношеском максимализме, не могла допустить возможности уничтожить его. Необходимость держать свое слово казалась ей чем-то, на чем держится этот мир, и она собиралась выполнить обещание - когда придет время. К чему бы это не привело.

20

Зря. Услышав, замерев на полушаге, лишь мысленно отправил он свой ответ вслед убегающей девушке, окончательно потерявшей своё самообладание, той, что приняла решение поскорее скрыться с глаз, уединиться, нежели оказаться раскрытой собственными эмоциями и чувствами. Возможно, так было удобней ей самой, покуда Ллойд прервал их разговор, подставив её порыву закрытую спину. Попросту сбежал, хоть сам это таковым не считал. Я ничего для этого не сделал. Не стал произносить свою истину вслух, но даже будучи озвученными слова всё равно бы не достигли её слуха. Всё было и есть только в твоих руках. Как до этой встречи так и после. Продолжил слова, которые никто никогда не услышит, но оно и к лучшему, пока Клык сам того желал - скрывать свои собственные чувства. Нет. Избавиться от них, запереть поглубже в себе и забыть навсегда, чему подобное знакомство совершенно не пошло на пользу.
Окончательно изгоняя посторонние мысли, встречу и диалог из своей головы, парень устало продолжил свой путь к выходу из библиотеки, медленно преображаясь. Тяготившая его усталость брала своё, а время отдыха он лично сократил, потратив на посещение этого места. Стало ли оно пустой тратой? Этого понять сейчас он не мог, но спешил покинуть стены Аклории без всяких провожатых, возвращаясь к заслуженному отдыху.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4: 21 января 17085 г. Иридиум, Аклория, Библиотека. Ивейн, Ллойд


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно