FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4. Май 17085. Левиан. Ивейн, Фориуэль


№ 4. Май 17085. Левиан. Ивейн, Фориуэль

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

Левиан, прекрасный лес и одноименная столица, не уступающая, а, возможно, и превосходящая в красоте природу, но не вторгающаяся в нее подобно грубым городам людей, а дополняющая, подчеркивающая, оттеняющая красоты, как оттеняет пряный сыр хорошее вино. Рукотворная красота, бережно и ревниво оберегаемая остроухими от разрушительных стремлений людей, была открыта столь немногим, но все, абсолютно все, кому была оказана честь созерцать красоты Левиана, любовались, восхищались, наслаждались ими, старались запомнить в деталях, чтобы потом прихвастнуть и поведать об увиденных картинах. Лучшие художники пытались запечатлеть их, передать жизнь и гармонию, краски и цвета. Все. Кроме нее. Даже усилием воли напомнив себе, сколько давно мечтала попасть сюда, заставив поднять взгляд и зацепить хоть кусочек красоты, она не могла отвлечься от того, что было важнее всех прелестей Левиана. Да что там, всего мира! Девушка привидением шаталась по столице, шкерясь по укромным уголкам, пряча от прекрасных, мудрых хозяев заплаканные глаза и грубые еще шрамы на губах. Илириэль, разумеется, не мог уделять ей все свое время - обязанности посла Триумвирата требовали постоянного внимания несмотря на просьбы дать больше свободы, чтобы помочь дочери старых друзей. Вместе они часто проводили вечера, иногда даже дни, но в оставшееся время девушка шталась по лесу, убежденная в полном своем одиночестве, и никто не мешал ей предаваться тому, что у нее получалось отменно: самобичеванию. Но причина совершенно не была надумана, она была самая что ни на есть правильная и логичная, и, к сожалению, безумно печальная. Ив действительно была виновна. Если бы она не приехала, папа бы сам разобрался, не рискуя своей жизнью. Если бы она не поверила - как последняя идиотка! - какому-то незнакомцу, ее бы не похитили, и папа не стал бы организовывать ее побег. Если бы лучше думала, могла бы помочь ему победить, а не сбегать, бросая его! Слезы опять, снова, в который раз перехватили спазмом горло, вынуждая ускорить шаг и свернуть хоть куда-то, в какие-нибудь кущеря, не важно, лишь бы никто не видел, как она ревет. Ветки хлестали по лицу, размазывая тонкие ручейки влаги, пока кусты не выплюнули беглянку на берег какого-то ручья, коих в этих лесах было неисчислимое множество. Дивное, прекрасное место, созданное, чтобы пробуждать в сердцах чувство красоты и зарождать в них любовь, увы, было использовано для крайне низменной цели: девушка села на берегу, под сенью величественного дерева, уткнула закрытое совсем короткими прядями лицо в колени и разревелась в голос.

2

Тень следовало неслышно, незримо присутствуя и бесконечно растворяясь в шепотах листвы. В городе ли, в его окрестностях или жилых районах иноземцев, среди стражи или посланников, всегда наблюдалась постоянная рябь на границе поле зрения. Что-то знакомое и, при этом - совершенно чужое. Впервые создание решилось явить себя только в этот день, после сумасшедшей гонки по лесу и поиска места необходимого уединения. Злая ли шутка судьбы, или неожиданное проявление доброжелательности в краю холодной мудрости? Всё это ещё предстоит узнать. Правда, опознать подобные идеи в говорливом спутнике может быть очень даже непросто. 

- Друиды говорят, что духи природы задают тон некому месту, будь то плаксивый ручей или растущий лес, - эльф возник из неоткуда, наваливаясь плечом на дерево, под чьей раскидистой кроной Ивейн нашла себе уединение, - они не очень-то любят, когда гости приходят с иным настроением, вследствие чего им приходится придумывать различные вариации влияния на наш мир. На сей раз, похоже, на тебя натравили мою персону. Кто-то из потусторонних вас сильно невзлюбил, - эльф хихикнул, - но всегда есть вариант искупительной жертвы~ Только с этим попозже. Представлюсь... После вас. А то мало ли я ошибся в наводке посла и донимаю совершенно не того человека, - остроухий присел на землю рядом, в восточном стиле - на колени, пятки под собой. Откинувшись на руки назад, этот лесной призрак смотрел беззлобно и с некоторым задором, словно бы отрицая совершенно иные настроения девушки. В некотором роде, так оно всё и получалось.

Сюр. Это слово было первым, которое пришло к Фору в голову после возвращения с войны. Если откинуть всю ту обёртку красивой теории, после боёв и голода мирное течение времени воспринималось как что-то совершенно неуместное, словно бы антракт в непрерывной игре актёров. Чтобы обострить эту ощущения, старый (во всех смыслах) знакомый отца обратился с просьбой приглядывать за своей подопечной. Как пояснил Илириэль, ей пришлось пережить не лучшие мгновения в своей жизни перед тем, как удалось достичь Левиана, а потому стоило оградить её от возросшего послевоенного бюрократизма и подобных процессов. Что же, просьба столь высокого лица для шпиона было сродни приказу, а потому Уриэль не сразу заострил внимание на том, за кем придётся приглядеть. После того, как удалось узнать имя и род, да ещё увидеть воочию, шпион тут же согласился - до Левиана у неё было много неприятностей, и минимум две были связаны с ним лично.

Забавно. Дважды он уже обманывал её - первый раз по прихоти, второй раз по приказу. Что же случится в третий раз, когда без лжи дальнейшего разговора не построить? Эльф буквально чувствовал, что ему просто нечего дать этому воплощению кругов на воде, в которую бросили камень. Ты можешь пытаться остановить возмущения руками, попытаться создать своё, но сути это не изменит, и волны затихнут лишь тогда, когда настанет время. Сколько его потребуется - полгода, год, вся жизнь? Так сразу не узнать, а действовать требуется осторожно, незачем усугублять этот момент своим вмешательством. Или же нет?

3

Разумеется, девушка, во-первых, не владеющая навыками скрытности и ее обнаружения от слова "совсем", да еще и намеренно не желающая видеть ничего, кроме собственного зареванного носа, не могла и предположить, какое количество остроухих прошло мимо нее, решив не тратить свое время, не беспокоить, не ввязываться (нужно подчеркнуть) с непонятно кем, разводящим тут сопли. Она даже не задумывалась об этом, полностью погруженная в мрачные пучины собственного сознания, абсолютно не желая как-то из него вынырнуть, так что внезапная телепортация остроухого в зону непосредственной близости и внезапно прозвучавший голос возымели эффекта даже больше, чем могли бы, и эльф мог гордиться своим мастерством: когда раздался голос, девушка сдавленно пискнула, мигом перестав реветь, и шарахнулась в сторону, рухнув боком на траву с таким ужасом в глазах, будто ее собирались прямо сейчас резать на куски. Огромным раскаленным ножом. В общем, если кратко, эльф мог вполне обоснованно сделать заключение, что нервишки у девчонки, скажем так, пошаливали. Несколько секунд она пыталась то ли отползти, то ли подняться, то ли сделать непонятно что еще, тараща на него синющие перепуганные глаза, пока не сообразила, что убивать ее, как бы, не собираются. По крайней мере, вот-прям-сейчас точно нет. Кажется. Вроде бы. Может быть... Хлюпнула носом, вытерла его рукавом (явно эльфийской, между прочим, рубашки), не сумев стереть с лица выражение полнейшего офигевания и абсолютного непонимания сказанного - то ли с перепугу, то ли просто вся соображалка вылилась с соплями, и потребовалось довольно много времени, чтобы выражение вселенского испуга на лице дополнилось другим, с каким обычно нашкодившие дети стоят перед родителями, которые их отчитывают. Самая понятная часть монолога пришлась на ту, где про духов, и что девушка знала в силу увлечения данным предметом, и, соответственно, именно она вынудила сказать хоть что-то, ибо молча пялиться на эльфа в его лесу, когда тебя ругают, это, как минимум, не вежливо.

- Простите, - невнятно пискнула Ив, с опаской глядя на эльфа и не решаясь отвести взгляд. Видок у нее, конечно, был, мягко говоря, не очень презентабельный: зареванная, красная, как малина, где не бледная, как вампир, и бледная, как вампир, где не красная, как малина, с чудеснейшего синюшного цвета мешками под глазами и крайне нелепой недо-прической, торчащей со стороны, как перья нахохлившейся совы, с застрявшим в волосах растительным мусором и тому подобной дрянью. В общем, чудище лесное, диво-дивное. Прям мечта любого шпиона - утирать нос вот таким вот ревущим особам. Главный вопрос, озвученный остроухим, был то ли не услышан, то ли непонят, то ли успешно забыт. Не иначе, как с перепугу. Еще бы, такой жутко-страшный кровожадный эльф! Который, вроде бы, и лицом немного знаком, но сколько их перемелькало перед глазами за последние дни...

Отредактировано Ивейн (2017-12-26 17:32:40)

4

Фор наблюдал за происходящим с гордо поднятой головой и залитыми непоняткой глазами. Нет, поведение девушки было вполне себе разумеющееся, и ожидать иной реакции от беглянки ожидать было странно. Чего вот Фор не знал - это что же делать ему. То ли доставать засопожный нож, который больно убирается в лодыжку, да рассмеяться самым жутким смехом, то ли продолжить догибать начатую линию до её логического завершения. И посол будет очень недоволен, если логический финал окажется в задуманных багровых тонах. И-эх!

- Прощаем великодушно, - произнёс эльф, возвращая свой взор с небес на землю, да прижимая длань десницы к колену вместо лица, - однако, я не думаю, что это было именем или, хотя бы, родом. Хотя удобно, признаться! "Извините Горинья, милорд западных земель!". Просто прелесть, как он этот господин бы предлагал дамам танец или подобные увеселительные программы, - остроухий сокрушённо покачал головой, словно бы такая славная мысль пришла в его голову только сейчас, а потому было обидно за бесцельно прожитые годы, - тем не менее, нам пока это не светит, если только не пойти в другие, менее озеленённые, края. Где не будет красных крапинок, где не спрятать странного эльфа в кустах... Мне там будет крайне неуютно, именно по этой причине, -  тихий смех, - а вам? - Вопрос сопровождало движение руки, в котором был зажат платочек. Обычный такой тканевый платочек, на котором не было вышито ни инициалов, ни картин славного прошлого, ни даже чувственной фразы на тип "ты умрёшь, когда дочитаешь это!". Скука, великолепная скука, если в двух словах. Вторым предложением была не менее прозаичная фляжка, у которой, хотя бы, было стёртая до бронзы крышка. Могло показаться, что хозяин этих предметов всеми силами собирал под себя что-то насквозь обычное, чтобы на фоне этих предметов выглядеть максимально безобидно. Но потом, потом!

- Тоже ничего не будет, - мысленно закончил Уриэль разгорающуюся идею. Сложно сказать, что толкнуло его к этому осознанию. Прежний опыт, собственное нежелание, отгоревшая война? Как оказалось, ощущение своей личной и немедленной смертности позволяет несколько переоценить стоимость жизни других, особенно в подобных случаях, когда эти самые жизни буквально у тебя в руках. Как командир перед своим отрядом, право слово, только вместо "как-все повернутого" друида под бок попадается столь же отрешённая от мира магианна со своими чудесатыми реакциями.

Впрочем, пока всё складывалось неплохо. Его не смыли и не заморозили, что уже говорило о некотором успехе начатого дела. Кроме того, она не предложила ему отправится на Паталу или ещё куда поглубже (в анатомическом ли географическом плане). Вся реакция пока говорила о том, что его компания, как минимум, не кажется навязанной или чем-то таким, от чего следует избавиться. Так что мозг на полку и вперёд, обрабатывать словами нарушенную машину сознания. Тут бы ещё забыть, что вербальный гипноз работает на том же принципе...

5

Крайняя дружелюбность представителя ушастой братии, восседающего перед девушкой, помогла несколько успокоиться, вернее - унять трезвонящие в панике нервы, а значит, можно было вновь продолжать то, чем занималось несчастное создание до появления незнакомца, готовность к чему организм поспешил продемонстрировать скатившейся по щеке слезой. Иви поспешила отвернуться, правда, прихватив с собой любезно предложенный платочек, все-таки утираться рукавами был не очень удобно и, к тому же, просто некультурно, что у воспитанных эльфов может вызвать недовольство, а недовольство может вылиться в добровольно-принудительное путешествие за границы страны. Разумеется, крайне маловероятно, что ушастые выставят ее вон из-за разок утертого рукавом носа, но... лучше не ввергать их во искушение. На флягу девушка мотнула головой, гусеничкой отползая к ручью и умываясь, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Хотелось, разумеется, прижаться к шершавой, нагретой солнышко коре дерева, обнять его, как потерянного папу, и обрыдаться всласть, но не будешь же заниматься этим, когда на тебя вот так пристально смотрят и, кажется, чего-то ждут. Смывая обилие соли с лица, Иви усиленно пыталась понять, что ему надо. Честно пыталась. Витиеватая речь плохо понималась сознанием, желающим страдать, и на обработку услышанного ушло времени столько,что эльф успел бы прилечь, вздремнуть, проснуться, искупаться и вернуться к созерцанию плаксы, все еще натужно скрипящей мозгами. В любом случае, что-то делать было нужно, и девушка, смачно высморкавшись в несчастный платок, неуверенно пробормотала, все еще виновато глядя на эльфа, хотя причину этой вины вряд ли смогла бы определить. - Я Иви... Ивейн, - хлюпанье носом, влажная рука, вытирающая щеку, сомневающийся взгляд на эльфа. Что-то он говорил... что-то важное... скрип не смазанных мозгов, казалось, можно было разобрать даже на расстоянии презрительно плевка. Что-то про донимать... что-то... про посла? А. В голове что-то щелкнуло. Ну да, логично... с чего бы еще кто-то стал тратить на нее время... - Тебя Илириэль прислал? - Все также неуверенно, но теперь еще с ноткой обреченности спросила девушка, избегая смотреть прямо эльфа, стесняясь зареванного лица, покрытого красными пятнами, распухшего носа и всех прочих свидетельств несчастной обиженной девочки.

6

Время...тяяяяянуууууулось. Однако, то ли для медлительных остроухих этот темп созерцания мира был в самый раз, то ли наш герой отличался уникальным умом и скоростью сообразительности, но никаких признаков нетерпимости или желания поторопить он не проявлял. Глаза его, чуть просветлевшие на фоне лесной зелени, бродили среди веточек и трав неприкаянными бродягами, останавливаясь то там, то сям на кружечку росы или иной, достойный взора, напиток. В этом смысле, любая речь извне оказалась приятной неожиданностью, так что едва девица соизволила себя представить, как взор упал на неё с небес, отпуская от себя невинного паучка.

- Прелестно! - Зафиксировал событие говорун, - именно так, кто мне и нужен. Слава Этерии, не пришлось извиняться за злостное приставание, - юноша стыдливо отвёл взгляд в сторону. Неизвестно ведь, мало ли ей пока приходилось встречаться только с самыми "чистыми" синдар, для которых сама тень мысли (бесконечно далёкий намёк!) на домогательства было чем-то кощунственным. Едва закончив с этим жестом актёрской вежливости, эльф продолжал как ни в чём не бывало, - в остальном всё так и есть - Илириэль попросил меня выступить сопровождающим по сим краям. В силу некоторых причин и очень тяжёлого одеяла, которое не сразу удалось скинуть с тела, я немного запоздал в своих стремлениях, -  эльф скуксился. Снова чисто для вида, это было очевидно, - но вот я уже тут, адьютант нашего превосходительства по имени Гаэль. Не совсем так, конечно, но не будем о сложном в столь светлый миг, - для вящего упрощения эльф пересел с коленок прямо на землю, как есть. Штаны из плотной ткани были достаточно тёплые, чтобы можно было не опасаться от холодке ещё недогретой майской земли; в то же время, этот предмет одежды был черным как ворон, так что за грязь переживать не приходилось. Никаких причин для волнения, если в одной фразе.

Кроме, естественно, внешних, одна из которых не спешила возвращаться в этот мир из своих переживаний. Представившись, Фор вновь застыл терпеливым истуканчиком, ожидая поворота маховиков сознания до принятия озвученного факта. Вокруг, к счастью, оставалась ещё масса объектов, которые так и не получили своего внимания от шпиона, но кроме этого была и сама девушка. Не заметить шрамы на её лице было достаточно сложно, однако отмеченный подобными вещами с детства Уриэль буквально не обращал на них внимания. Есть и есть, уже ничего не попишешь. Теперь, чисто в качестве мысленного эксперимента, он фоном пытался осознать её отношение к подобным "украшениям". Всё же вихляющий взор остроухого девица может принять на свой счёт, что не добавит доверия. Которого и так маловато, откровенно говоря.

7

Причудливая манера эльфа изъясняться не добавляла легкости ситуации, и Иви, зареванная по самое не хочу, мечтающая только остаться в одиночестве, путалась еще больше, с некоторым трудом продираясь сквозь словесные тернии. Правда та простейшая истина, путь к которой был столь долог и сложен, оказалась не настолько радужной, как можно было бы предположить. А вовсе, совсем, кардинально наоборот. - Я что, под конвоем? - Мрачно буркнула девушка, теперь уже покосившись на ушастого с долей, ко всему прочему имеющемуся, подозрения. Нет, она ни в коей мере не предполагала, что человеку разрешат шляться по Левиану просто так и не сомневалась, что находится под постоянным наблюдением, но одно, когда ты об этом догадываешься, не получая ни одного подтверждения, и совсем другое, когда перед тобой стоит тот, кто будет тебя, как говорится, "пасти". Или Илириэль опасался, что она чего-нибудь с собой сделает? Вряд ли он мог такое предположить, ибо вот таких мыслей в голове Иви точно не было. Как-то не могла она подумать о том, чтобы с горя утопиться вот хотя бы в этом ручейке, как-то это было... глупо, что ли. Папа жизнь отдал, чтобы она выжила, и сделать его жертву напрасной было бы просто отвратительно. Кощунственно... Девушка хлюпнула носом, быстро вытирая опять начинающие бежать слезы. Нужно было попытаться хотя бы при эльфах не реветь... Илириэлю и так пришлось сменить штук пять рубашек за то недолгое время, что она тут, сколько ж можно было слякоть разводить - но никакие уговоры себя самой не помогали. К беглым взглядам девушка отнеслась относительно спокойно - попривыкла немного, а вот к "украшениям" - ни капельки, что было заметно не просто невооруженным взглядом, а даже, возможно, слепому: Ив постоянно, не всегда даже замечая свои движения, трогала, облизывала и покусывала губы. Ни о каком доверии речи не шло ввиду крайне элементарной причины: подросток желал страдать о крупнейшей в своей жизни трагедии, и все остальное было совершенно не важно.

8

Вот он, момент истины и проявления божественной искры! Правда, всё это так и оставалось за покрывалом нелюдимой неспешности, но Фор не спешил. Не всё сразу, к этому он уже успел привыкнуть, пусть и была мыслишка несколько ускорить текущие процессы путём некоторых нехитрых манипуляций. Однако, оценивая шанс их реализации как "что так, что так - по ушам получишь" остроухий как-то не горел желанием выбирать из двух зол одно, когда можно было обойтись и без выбора вовсе. Тем не менее, своей "подопечной" он выбор-таки оставил, пусть и укутал его в пелену иных речей.

- Небольшая поправка: есть немалый риск оказаться под конвоем в том случае, если меня тут не будет, - эльф улыбнулся, - а потому есть всего два варианта событий - я есть и я "как бы" есть. Вторым часто пользовались мои коллеги, из-за чего их присутствие вы даже и не замечали, однако у меня немного иные принципы и предпочтения. Кроме того, реши я исчезнуть прямо сейчас, ситуация получится достаточно пикантная - вы будете точно уверены в том, что кто-то тут есть. Он рядом, и он следит. Безотрывно, как голодный зверь за загнанной добычей. Дома ли, на улице или в лесной чаще - наблюдатель всегда рядом, но он ощутим и невидим. БРРР! - "Жутко" зарычал остроухий, направляя свои тонкие пальцы в сторону девушки словно бы это были копья неких охотников. Впрочем, это было на столько напускное, что даже зашуганная в ноль жертва могла отличить игру от реальной задумки, - конечно, всё не так уж и плохо, и некоторые из нас умеют ценить личное уединение подопечных, попутно отгоняя особо ретивых стражников. А сегодня... Сегодня вам просто не повезло, откровенно говоря, - новый смешок, - и если вернёмся к моему господину, то вы легко можете отказаться от назойливой моей компании, - на этой ноте остроухий откинул назад, опираясь на собственные руки. Весь его вид говорил о том, что "от меня можно и нужно избавиться. Но потом".

- Значит, всё гора-аздо печальнее, - мысленно, шпион уже набросал теоретическую картину происходящего. Беженка, из полной семьи, в военное время, но при этом - ни родственников, ни должного запаса вещей. Соответственно, побег был спешный, и не сказать что счастливый. Шрамы на лице - элемент чужого вмешательства, для созданных собой реакция слишком острая. Что могло быть? Лихой налёт? Долгая и кропотливая работа? Как ни крути, а теневые дельцы постарались на славу, если уж её эти воспоминания держат в плену до сей поры. В теории, остроухий бы мог справиться и не с такой проблемой, только вот специфика его деятельности по поводу чужого разума была другая, слишком грубая для таких случаев. Да, он мог и понимал некоторые особенности происходящего теперь, вполне осознавая возможность получить сосулькой в голову за излишне неудачную фразу, но дальше этого осознания лес куда темнее. И волки там толще.

9

Девчуля слушала молча, бросая на артистичные демонстрации эльфа обиженные взгляды, подчеркнутые жалобно задранными бровями и, иногда, подрагивающими губами, но пока что ей удавалось держаться и не повышать градус уже имеющейся слякоти, периодически утирая нос отданным на поругание платочком. Сидящий неподалеку ушастый страж леса был настолько чудаковат, что огромное количество ресурсов организма уходило на то, чтобы понять причудливую речь, а это значило, что девушка был сконцентрирована на чем-то, кроме себя, что, разумеется, неплохо так отвлекало от страдашек. Иви как-то не задумывалась, насколько высоко положение Илириэля в эльфийском обществе, хотя, конечно, понимала, что должность посла при Триумвирате это достаточно серьезно, но вот когда остроухий сказал про господина, девушка аж рот приоткрыла, уставившись на него с совершенно детским изумлением. Впрочем, оно довольно быстро сменилось выражением еще большей вины - Иви очень не любила досаждать людям, а отвлекать от дел старого друга родителей, от, очевидно, очень важных дел, ей не хотелось вдвойне, втройне и в более. - Не надо, - хлюпнула носом девушка, усиленно разглядывая какую-то невзрачную травинку, торчащую из-под сапога. - Он и так слишком много времени на меня теряет, не хочу... мешать еще больше... - Ооо это ярчайшее чувство вины! Красота. Любой иной подросток вырвал бы себе все волосы от зависти, столь оно было насыщенное. Немного помолчав и обдумав перспективу, что орава эльфийских стражей прямо сейчас сидит по кустам вокруг беседующей парочки и следит, и даже украдкой (как ей казалось) покрутив головой в заведомо тщетных попытках увидеть оных, девчушка подняла на единственного эльфа а поле видимости все еще виноватый взгляд: - И... что мне теперь нужно делать? - Будто в ожидании каких-нибудь чудаковатых инструкций вроде "научиться ходить на руках" или "причесать меня и заплести косички". Кто их знает, этих дивных...

10

Взгляды, как бы не целились попасть в остроухого, счастливо его миновали - или он сам как-то умудрялся не замечать их? В любом случае, полное отсутствие совести у индивида позволяли ему мучить страдающую жертву на столько, что её чувство ответственности так подтолкнуло ощущение виноватости, что досталось даже отсутствующему послу. Чтобы как-то отстоять своего господина, остроухий страж выступил с новой речью.

- Поверьте моему грустному опыту - если бы посол посчитал вас обузой, то вместо одного надоедливого говоруна приехало бы порядка пяти стражей, которые бы плотным кольцом водили по местным красотам, - эльф закинул голову назад, посмотрев на небо, - после чего вся эта ватага привела бы домой, а утром - обратно. И так из-за дня в день, изо дня в день... Единственным способом исправить положение - это довести ситуацию до абсурда, выкинуть что-то нелогичное. Я как-то раз так делал, и получил десять стражей вместо пяти, а потом развлекался их комбинацией и расстановкой вокруг себя, ведь они, в теории, не только сопровождающие, но и даже подчинённые, - улыбка, покачивание головой, словно бы в глубокой юности вспоминаешь хулиганство своей молодости, - а потому я не в силах что-либо требовать или указывать. Но! Есть пара вариантов, которые можно предложить, - остроухий поднял одну руку, чтобы показательно загибать пальцы по ходу перечисления.

- И так, первое. Оставить всё как есть. В некотором роде, нам удастся реализовать парадокс Таппата, ведь каждый из нас один, пусть нас и двое... Или же мы уединились вдвоём? - Гаэль хитро подмигнул, - в последний раз такая ситуация застала меня в далёком уже шестьдесят пятом. Правда, там был мужчина, и не один... И я не буду продолжать эту историю, чтобы не плодить очередных слухов про эльфов и наши предпочтения, особенно про наши отношения с темнокожими остроухими. О, точно! Второе, - ещё один палец был прижат к ладони, знаменуя новый путь для будущей истории.

- Можно устроить налёт на заставу дроу. Украсть все припасы, сломать все палатки, разогнать всех бойцов - и не перепутать, как в прошлый раз - после чего всему миру поведать, какие же жестокие эти Ману'Зуал и как мы, синдар, от них страдаем, - откровенный смешок, за которым последовало предостерегающее помахивание ладони, - учтите, предложение действует раз в сто лет, так что решатся надо будет быстро. Последние два куда как менее требовательны к срокам, хотя они немного задевают возраст, - ещё два пальца долой. Не совсем долой, конечно, эльф их только скрывал, а не отсоединял.

- Есть одна занятная игра, которую социум немного порицает, если участникам уже больше пятидесяти. Я готов поставить оба своих уха и острое зрение в придачу, что ваш возраст значительно ниже, так что в заявленный предел однозначно попадаете. В качестве альтернативы этому варианту, относительно неподалёку присутствует "ошибка юности друида". Да-а, звучит глупо, но на эльфийском, поверьте, красиво. И само это место достаточно живописно, особенно благодаря её присутствию, - засим, похоже, эльф закончил, ибо новых предложений с его стороны не последовало. Напротив, он с прежним удобством разместился в выбранном собой положении тела, ожидая решений от его подопечной командирши.

11

Многие служители театральной сцены могли бы позавидовать тому вниманию, с которым были выслушаны история и предложения эльфа: полное, абсолютное внимание, сопровождаемое яркими и искренними эмоциями, выражающими глубокие переживания, вызванные едва ли не каждым словом. Девушка итак не умела держать лицо кирпичом, а сейчас была еще и не в настроении и состоянии хотя бы пытаться, так что на зареванной мордашке можно было совершенно не напрягаясь читать все, что она испытывала, а посмотреть было на что: и недоверие к описанию конвоя, и ошеломление пополам с робким интересом к истории уединения, и легкий испуг от перспективы громить заставу темных эльфов, и полное непонимание при упоминании какой-то игры. В общем - буря эмоций, отчасти еще и потому, что понять, в каком месте эльф шутил, а в каком был серьезен, не представлялось возможным. Иви с трудом могла поверить, что ей на самом деле предлагали устроить налет на заставу дроу, но, на всякий случай, решила не заострять на этом внимание, обратив все силы на то, чтобы попытаться вычленить реальные варианты среди шуток и понять, а есть ли у нее на самом деле выбор. Разумеется, сама мысль о том, чтобы достоверно знать, что по пятам за тобой крадется вполне конкретный представитель остроухого народа, была, скажем так, несколько некомфортна, а если подумать, что в таком мироощущении придется искать потерянный душевный покой, то вообще можно просто запереться в доме у Илириэля и не выходить. Даже окно не открывать. И не вылезать из-под одеяла, чтобы наверняка. Так что нет, это можно даже не рассматривать. Почти все остальные предложения больше походили на один большой развод (вернее, несколько маленьких), так что единственное более-менее реальное среди них сияло аки первый раз попавшая на бал девица, будто крича "Я, я, выбери меня!". А что ей еще оставалось? По крайней мере вот так, сразу, не сообразив толком, что происходит, почему происходит и как вообще на это происходящее реагировать? Девушка вздохнула, снова окуная руку в ручей и отирая лицо. - Нууу, можно посмотреть на эту "ошибку", - обреченно, без капли энтузиазма сказала она вопросительным тоном, будто не уверенная, что можно, нужно и стоит. Правда, почти сразу наскребла где-то немного смелости, чтобы спросить: - А что нужно было сделать, чтобы эльфу попасть под конвой своих же? - В тоненьком, подрагивающем голосе сквозило недоверие и недоумение человека, пытающегося отличить байку от истины.

12

Эльф наблюдал с вежливой заинтересованностью. Понимая, что проявленный эмоциональный порыв, в отличие от его собственного, был насквозь естественным и было просто невозможно его подавить, остроухий особенно не задавался (или старался не показать вида?), но смотритель из него был прекрасный. Определённо, он мог бы и послушать, только лапидарность девушки не оставляла ему возможность проявить такой свой талант. Впрочем, он в полной мере пользовался ею подобным свойством, и вновь подсел на уши во всех доступных смыслах.

- Было бы ошибкой не посмотреть на неё, - однозначно заявил остроухий, поднимаясь на ноги как ни в чём не бывало. Хотя нет, было, и было не совсем удобно - пришлось размять конечности, которые затекли без всякой воды, - отчасти потому, что от другого всё равно отказались, - эльф задумчиво хмыкнул, как бы ожидая другого выбранного варианта. Определённо, он желал прогуляться до заставы дроу, ближайшая из которых была в двух-трёх днях пути, и то если не нарваться на местные патрули. Покачав головой в такт своим мыслям, Фор не сразу ответил на заданный вопрос, сперва лишь хитро улыбнувшись. Сделав пару шагов в сторону, он раскинул руки как бы обхватывая пространство вокруг себя. Всё! - Уверенно сказал товарищ, после чего захватил сам себя в объятия, - и ничего. К несчастью (или же нет?) он не сошёл с ума, и пояснил собственные мысли мгновением после.

- В общем-то, достаточно просто быть немного неудобным. Не так смотреть, ходить, говорить, спрашивать... Поступки и вовсе вызовут недюжинный интерес к твоей персоне. За них же, правда, меня изгоняли, правда всего два раза. Но думаю, это ещё только начало, - остроухий хихикнул, - в любом случае, достичь такого успеха за доступный нам срок практически невозможно, так что вам можно не беспокоиться~ - мурлыкнув неопределённым образом, эльф предпочёл решительно! Стоять на месте. Так или иначе, а сопровождать ему необходимо ту, которая должна была бы за ним проследовать. В качестве затравки её интереса, или просто для лишней демонстрации физиологических особенной эльфов, товарищ отошёл на два шага да приложил ладонь к уху, после чего добавил, - к слову, ту "ошибку" даже здесь можно уловить, - и, словно бы приглашая в первый ряд некой оперы, приманил девицу к себе. Увы, но журчание ручейка вкупе с шелестом листвы заглушали любые звуки извне... Если только стражник не намекал именно на это. В остальном, даже сильно постаравшись, можно было поймать только отзвуки игры ветра, которые, стоит признать, были слишком тонкие и звучные для случайных порывов стихии.

13

Дивный представитель остроухого народа продолжал витиевато разглагольствовать, все сильнее повергая в пучины сомнений, грозящие сомкнуться над головой душащими волнами полного непонимания. История о собственных похождения была встречена взглядом исподлобья, сопровождена театральной паузой, очевидно, полной размышлений, и, под конец, был озвучен вердикт, крайне тихо, но не шепотом, и очень, очень неуверенным тоном: - Шутки шутишь... - Было ясно, что товарища подозревали в откровенной лжи. Хотя, с другой стороны, сказки тоже ложь, а их все любят... так или иначе, девица послушно поднялась, даже мазнув рукой где-то в районе пятой точки, смахивая на землю пару травинок из массы всякого мусора, налипшего на штаны, с видом полнейшей обреченности готовясь следовать за новоявленным... следуном? слежуном? Энтузиазма в этом виде было чуть меньше, чем совсем никакого, хотя, к чести эльфа, несчастное создание перестало реветь, и даже (почти) хлюпать носом - видать слишком много душевных сил стало теперь уходить на то подобие общения, которое имело место быть. Попытка прислушаться и "уловить" тоже была совершена без должного усердия, хотя страдалица честно попыталась - задержала дыхание и, выпучив глаза, уставилась в пространство, разумеется, ничего не услышав, отчего расстроилась еще больше, сделав пару шажков в сторону остроухого да опустив глазки в пол. Вернее, в землю. Еще вернее, в травку. Жаль, не было поблизости тех мухоморчиков, что так ценят орочьи шаманы, вмиг бы и настроение поднялось, и разговорчивость появилась, но - увы, увы! Приходилось терпеть это создание в естественном, так сказать, виде, хотя и небезосновательно было предположение, что она ух как хочет поговорить, ну или хотя бы высказать и поплакаться, но не будешь же приставать к первому встречному эльфу с чем-то вроде "дядя, мне тут так плохо, давайте я вам расскажу, как!". Неудобно как-то. Невежливо и некультурно. Остается делать попытки любоваться красотами и вздыхать с понурым видом, не делая ни малейших попыток, но выглядя Самым Несчастным Созданием на Свете. - Далеко? - Ах, что это был за голос. Так идущие на казнь спрашивают, далеко ли эшафот, которого им не избежать, дабы знать, сколько еще отведено им времени чувствовать ветер на коже, сидеть солнечный свет, чувствовать запахи и осязать этот мир...

14

Глубину внешнего возмущения, казалось бы, было просто невозможно оценить в каких-то конкретных величинах, кроме как "огромное, невероятное, необъятное". Впрочем, ухмылочка да загадочное разведение руками говорило о том, что эльф уже привык к оказанному в свой адрес недоверию, даже в моменты такой вот откровенности. Для поддержания образа вредины, или для сохранения секрета, остроухий не стал даже заикаться про длительность пути до той самой "ошибки", которую так хотел показать. Вместо этого юноша растёр свои конечности, проверил удобство обуви да задорно махнул рукой в неизвестном направлении, отправившись в другую сторону. Пояснить или осознать сей ритуал было просто невозможно, даже сам "жрец", скорее всего, не понимал его.

Путь проходил в менее живописных, но более удобных для перемещения местах. Тропки, едва заметные после зимней бездорожицы, вели мимо зацветающих кустарников и горящих зеленью деревьев, вдоль уже виденного ручейка. Через какое-то время, если сильно-сильно напрячь слух, можно было уловить посторонний звук ещё точнее, но на фоне остальное какофонии лесных пейзажей он выглядел уж слишком незаметным, как последняя льдинка зимы в тёмном весеннем погребе. Возможно, и сам ведущий не всегда точно определял местонахождение, ведь плутать так, как он плутал, мог разве что форменный топографический кретин.

К счастью для несчастной жертвы, плутания закончились раньше, чем силы или терпение. Перед взгорком, где тонкую песнь уже реально было отличить от всей остальной палитры музыки лесов, эльф выждал несколько мгновений для нагнетания атмосферы. Прямо как фокусник, что хочет выдернуть зайца из шляпы на потеху публики. Секунда, две, три - и последний подъём. С видом крайне довольной лисицы, проводник облегчённо вздохнул и уселся прямо там, где и стоял. Как могло показаться, товарищ форменно издевался, но побродив взглядом меж кустарника у другого подножия холма, удалось бы найти ту самую ошибку, которая...пела?

https://vignette.wikia.nocookie.net/hollowknight/images/d/d5/Marissa.png/revision/latest?cb=20170419124946

- Никогда не знал, кто она или что, - признался остроухий, - и называть её "ошибкой" не совсем правильно, ведь если переводить на общий с сохранением смысла, то её нарекли "удачным промахом". Уважаю таких острословов, - спутник аж кивнул, чтобы выразить своё почтение неизвестному автору, после чего его лицо расслабленно отпустило нити хитрости и задумчивости, оставляя обычного, довольного жизнью, эльфа, - как приятно было бы сказать спасибо тому друиду, что оставил её здесь. Уникальное место для одиночества, где и ты, и она - фрагменты одного единения. Вместе, но всё же каждый по одному... Составим компанию её слушателям из числа лесных зверей, или же направимся на заставу дроу? - Фор хихикнул, догадываясь о возможном выборе девушке.

15

Оставленные без ответа как комментарий, так и вопрос, не оставляли иного выбора, кроме как подчиниться судьбе и со вздохом, по тяжести сравнимым со всеми горами Северного Рокового Хребта, отправиться следом за внезапным проводником. У девушки не было даже мысли усомниться в правдивости его слов о сопровождении - отчасти то была природная доверчивость, отчасти понимание, насколько не очень хорошая идея спорить с эльфом на его территории. Вечером можно будет как-нибудь ненавязчиво поинтересоваться у Илириэля, зачем это такое вот надо, а пока оставалось только плестись следом, вернее - плестись быстро, чтобы не отстать и не потеряться, хотя, если подумать, вряд ли ей дадут совершить такую наглость. Ага. Очень смешно - потеряться, когда за тобой следит ушастый. Обхохочешься. Иви хлюпнула носом, буравя взглядом мелькающую впереди спину. А ведь когда-то она уже была в какой-то такой ситуации - бегала за эльфом по лесу... И вправду! Девушка аж приостановилась секунд на пять, озабоченно морща лоб и пытаясь ухватить витающее где-то на границе сознания воспоминание, но растревоженный разум отказывался работать, пьяно бормоча что-то и забиваясь обратно под лавку - оставалось вздохнуть (опять) и двинуться дальше.

Лес, разумеется, был великолепен. Абсолютно каждый уголок Вечного леса прекрасен, он призван завораживать и смягчать сердца, успокаивать разум и смягчать сердце. И даже разбитая, как та ваза, которую уронил папа, когда девушка вошла в дом, Ив не могла полностью погрузиться в себя, презрев окружающие красоты, тем более в пути: одно дело, когда ты сидишь и в целом рассмотрел окружающий пейзаж, отдав ему должное, и совсем другое, когда он постоянно меняется. Новое изумительное дерево, полянка, щедро усыпанная цветами - все это стремительно ускользает из поля зрения, и нужно успеть ухватить, запечатлеть это в памяти. Подхваченную ветром песнь Иви уловила далеко не сразу. Так бывает, когда что-то появляется на границе восприятия незаметно и очень медленно набирает силу, слишком медленно, чтобы сразу понять, что что-то изменилось. Увлеченная старательным верчение головы по сторонам, девушка упустила момент, когда эльф остановился, и ткнулась в него носом, сразу став невнятно бормотать извинения. От ушастого приятно пахло лесом - смесью запахов земли, прелых листьев и свежей зелени. Совсем не так, как от Илириэля. Кхм. Иви почувствовала, как запекло ушки.

Чтобы скрыть неловкость (очередное "обхохочешься"), она сделала пару шагов в сторону и начала там блуждать, как неприкаянная душа по кладбищу, бросая скрытые, как ей казалось, взгляды на сопровождающего, внимательно его слушая, хотя, на самом деле, отчаянно вглядывалась в черты лица. Нет, разумеется, песнь завораживала, как и внешний вид самого создания, но эльф ответил на возможный вопрос о природе существа, так что спросить было нечего, Иви лишь мотнула головой на предложение таки отправиться на заставу, все еще не уверенная, что он серьезно, хотя и догадывалась, что от этого чудика ждать можно чего угодно. Неугомонно послонявшись вокруг и искусав губы, минут через десять девушка таки решилась на вопрос. Даже решилась задать его, глядя эльфу в глаза, правда, из-за занавески из лохматых русых прядей. - Извини... а мы не встречались раньше? Ты мне кажется знакомым... конечно, я могу путать, но... - робкий тон и оправдания были твердыми свидетелями сомнений, но, как говорится, "я не уверена, но мне кажется, что точно".

16

Столкновение оказалось несколько внезапным, и Уриэль даже притормозил на мгновение, прежде чем аккуратно отступил в сторону, скромно опуская бур взгляда куда-нибудь в сторону, на землю или кусты. Этот момент, что ещё любопытнее, получил продолжение в виде вопроса, который отозвался в голове ответом: Воооот над ещё задумалась. Хорошая память, ничего не скажешь, - после чего остроухий... Подумал ещё немного. Нет, за свою личность он был уверен, ибо опознать в нём молчаливого следопыта или придурковатого торговца можно было только после трёх-пяти фиалов вина, и то выйдет не сразу. Не сразу, ха. А это мысль, - хитровато улыбнувшись, остроухий взял слово.

- Знаешь... - И вот тут всё. Любой, кто знал Фора, сразу бы закричал "Нет-нет-нет, ла Митора, остановись!" или бы предпочёл скрыться сам куда подальше, пока невнятный поток речи не смыл бы насильственным путём. О да, золотое правило "никогда не отвечай на поставленный вопрос прямо" всегда начиналось с вводных конструкций такого рода, чтобы, хоть немножко, подготовить собеседника к грядущим ужасам. Или подготовить себя, настроить на нужный ритм? Неважно, в общем-то. Важно только сказанное, - есть одна легенда-быль-история-сказка, которую пронесли из глубины седых веков. На столько седых, смею уточнить, что ни одно из поколений ныне живущих эльфов не знало участников тех событий лично. Суть её заключалось в том, что, когда-то, у синдар был доступ к омуту памяти - некому водоёму, куда можно было излить свои мысли (буквально), оставить след своих воспоминаний (также буквально), и вообще сотворить много чего интересного. Хитрость заключалась в том, что при сливании не самых радостных моментов жизни, омут становился темнее, и ему требовалось время на успокоение. И вот тут-то, если ты вдруг задумался "а что это я там забыл-то вообще?" и обернулся назад, то вылетал... Дятел. Да, знаю, не самая литературная птица, и на общем он звучит грубее синдарина, но вот дятел и точка, - рассказчик сморщил нос, хотя возмущений против дятла и не предвиделось. Скорее, это была такая же часть истории, как завязка и кульминация, - и вот этот самый дятел считает себя глубоко оскорблённым, если его дар тревожат слишком часто. Вроде бы мелочь - всего один взгляд назад, но это пробуждало такие волны в памяти, что птица, чтобы хоть как-то возместить ущерб, взлетала и, клюнув в висок, возвращала воспоминания обратно, причём разом, в одной корзине...

- И вот что бы ты выбрала? - Итогом озвученной сказки выступил вопрос. Вопрос, правда, мог быть задан и раньше, но когда бы ещё сочинить историю такого рода? - Готова ли ты обернуться и заглянуть в омут, где ещё не осела муть и вода не стала вновь чистой? Ведь тебе неизвестно, когда и как мы встречались. Это могла быть случайная встреча где-то в городе на рынке, перед усатым кузнецом, или в глубинах осеннего леса, когда нам приходилось продираться через грязь по пути к спасительному свету таверны. Возможно, я был тайной первой любовью - или явным поздним соперником? Может быть хотелось бы забыть... Вот это всё, - эльф раскинул руки в стороны, словно бы указывая на "это вот всё", которое он упомянул. Увидеть, правда, этого не удалось бы. Даже если искать "всё" в представлении отдельных частей.

17

Когда началась сказка, девушка остановилась, прекратив метания, и стала поглядывать на эльфа в немом ожидании конца, или разъяснения, или сути, в общем - хоть чего-то понятного, но по мере продолжения рассказа на лице отчетливо проступала масса эмоций, которую можно было кратко выразить вот в таких примерно словах: Какая легенда? Какой омут?! Какой дятел?!! Даже рот приоткрыла, в немом изумлении пытаясь понять, где тут ответ на вопрос. Даа уж, найти его там можно было только с огромной лопатой и, желательно - в качестве подспорья, - с бутылкой очень крепкого вина, нырнув в пучины словоизречений, вгрызаясь в лирические отступления, пробивая преграды из метафор. Когда история закончилась, взору эльфа предстала точь-в-точь рыбка, выброшенная неосторожной волной на берег: рот открывается и закрывается, туда-сюда, туда-сюда... Иви пыталась подобрать слова. Иви пыталась вникнуть. Иви пыталась сделать хоть что-то. - Тттты, ты о чем вообще? - Донельзя растерянно похлопала она ресницами. - Какие дятлы? Какая первая любовь? Я ж просто спросила... - Девушка покрутила головой, будто в надежде, что из-за кустов выйдет кто-то, кто разъяснит вышесказанное. Разумеется, никто не появился, так что пришлось справляться собственными силами. Она открыла было рот, чтобы продолжить, но вмиг погрустнела, донельзя больными заблестевшими глазами посмотрев сквозь остроухого. Действительно... забыть... это было бы, наверное, прекрасно. Просто жить дальше - без родителей, лишь зная, что их нет, не терзаясь от потери и чувства вины... звучало волшебно, и, кажется, в магии Разума было такое заклинание. Но то была чудесная, розовая сказка, а если вдуматься - стоила ли счастливая жизнь потери воспоминаний о родителях, о их счастливой жизни всей семьей? Иви резко отвернулась, вытирая мокрые щеки. Нет, не стоила она того, что за глупости. Лишь через полминуты она обернулась, чтобы продолжить. - Мне просто кажется, я что я тебя видела. Вот так же, в лесу. И не так давно - не в детстве. Ну вот кажется... - уже не так уверенно девушка опять посмотрела на эльфа, вздохнула, перестала метаться, тоже плюхнулась на землю, где стояла. - Конечно, эльфийские лица за последнюю неделю у меня в голове в кашу смешались, могу и ошибаться. Действительно, какова вероятность... Илириэль вообще единственный, кто остался... - голос дрогнул. - Еще только Мия, но я даже не знаю, жива ли она, - уронив головушку, чтобы разной длины прядки скрыли лицо, девчушка беззвучно пока заплакала.

18

О чём же была история? Однозначно, не про дятлов и не про любовь. Последнее, собственно, эльф и вовсе ввернул просто для того, чтобы немного отвлечь от серьёзной темы блуждающими образами да громкими словами. И что характерно, это получилось, но несколько не до конца, ибо пауза в рассуждениях всё же появилась, что ознаменовало обдумывание рассказанной истории. Забавно, что сам для себя Уриэль уже давно знал ответ, а ответы других были как... Подкреплением? Если совпали. А если не совпали, то расширением границ познания мира, что тоже прекрасно.

Что куда хуже - это последствия. Нет, Фору было бы приятно ощутить себя невероятного мастерства бардом, который бы словом ввергал публику в экстаз, смех и слёзы, но тут причина была иная. Что-то подсказывало нашему герою, что внезапная встреча старых знакомых тут тоже была ну совершенно не причём, просто к языку пришлось. Столь же просто, пользуясь почти природной грацией и ловкостью, остроухий с видом безобидного лисёнка подкрался поближе, используя раскинутые руки для...объятий. Что-либо говорить прямо сейчас было бесполезно - юноша это знал по себе, хотя повод для слёз, признаться, у него был куда мягче, и сам он в то время был куда моложе этой девушки. Если перевести года относительно друг друга, конечно.

Сложнее было не выдать своего беспокойства. О нет, за рубашку и прочее эльф не переживал, ибо одежда казённая и таких ещё на пяток десяток. Вопрос встал в озвученном воспоминании, да ещё и подкреплённый именем Мии. По своему это печально, что остроухий был ни сном, ни духом про сию хвостатую особу, хотя встречались они не так уж давно. Ха. Если только по времени, - мрачненько усмехнулся Фор. О да, от нынешних времён до встречи его отделяла одна бесконечная пропасть Войны, где и она, и он могли скинуть безвозвратно. Хотя следопыт, как оказалось, выжил, и даже получил где-то с месяц на раздумья и отдохнуть. Могла ли и сумасбродка выжить? Кто теперь знает.

- Илириэль не единственный, - добавил Фор чуть позднее, когда бурный поток начал бы иссякать. Задумчиво прикусив губу, он покачал головой, взвешивая за и против. Ответ пришёл буквально через мгновение, буквально сам по себе, - у него и раньше были возможности составить тебе компанию, остались они и сейчас. Разница между Хоной и Гаэлем, правда, слишком велика для очевидного сравнения, но ведь эльфы и так уже в кашу смешались, так почему бы не перемешать её сильнее? - Раздался смешок, знаменующий финал этих откровений. В голове, естественно, это звучало куда лучше, чем удалось сказать вслух, однако и этого было достаточно. Наверно. Если ничего вновь не изменится.

19

Слишком увлеченная собственным горем и слишком чувствующая, что нет нужды шкериться от каждого шороха, чтобы обратить внимание на эльфийские маневры, девушка и не обратила, пока не оказалось слишком поздно, но, как оказалось, это были - оооо Аданос! - обнимашки! Самые настоящие эльфячьи обнимашки! Легонько вздрогнув от внезапного прикосновения, девушка тут же расслабилась, склонив голову на мускулистое мужское плечо, прижавшись лицом к мягкой ткани рубашки, дабы оросить ее горькими слезами, выплескивая вселенскую тоску, доверив ее этому чудесному, отзывчивому, прекрасному эльфу, столь чутко понявшему момент, тот единственный, когда требуются не слова, а лишь немного тишины и доброты. Узкие плечики вздрагивали, вторя тихим, жалобным всхлипываниям, быстро увлажняя отданную на поругание рубашку, вдобавок скомканную сжатыми в кулачки ладошками. Ах, сколько трагичности было в этом маленьком, жалком существе! И сколь необходим был ей этот остров, эта монументальная скала, в которую можно вцепиться, чтобы не утонуть, не сгинуть в жутких, страшных пучинах, единственная спасительная лодка в океане печали. Дивная несмолкающая песнь лишь добавляла последний, завершающий штрих этой картине, вторя рыдающему сердцу, столь созвучная тонкому плачу. Возможно, девушка прижималась к эльфу чуть крепче, чем стоило, но имело ли это значение? Ведь он был единственным, кроме старого друга, кто подставил ей плечо, единственным в этот момент на всем белом свете... В общем, хватка Иви была не хуже, чем у, допустим, питона, и отпускать остроухого она явно не собиралась, даже когда страдашки пошли на убыль. Что уж тут сказать - прижиматься к красавцу-эльфу было невероятно приятно, как и чуть-чуть, совсем едва-едва, перебирать и поглаживать пальцами складки рубашки. И, иногда то, что было под ней. Совершенно случайно, разумеется! Зареванное лицо упорно пряталось где-то в районе груди, так что лицезреть можно было только затылок - часть тела, в общем-то, довольно безынтересную. И безопасную. Тонко прочувствованный эльфом момент, в который стоило что-то сказать, и выбранные слова, столь мягко подошедшие к этому самому моменту, отозвались еще крепче сжатыми объятиями, теперь точно перешедшими допустимые границы приличий, что выражалось в полыхающих ушах, правда, частично скрытых волосами. Иви затихла, видимо, пытаясь сообразить очередное из разряда "какой дятел?!", только теперь это было "какой Хона?! какой Гаэль?!!". Имена ровным счетом ничего не говорили, кроме четко прозвучавшего в голове "десятник Хона", по крайней мере вот так, стразу, но признаться в этом открыто девушка постеснялась, так что осталась сидеть, не шелохнувшись, только ослабив руки, чтобы утешитель не задохнулся ненароком, и упорно пытаясь вспомнить. Как говорится, кто все эти люди? Эльфы? Что происходит? Мучительно скрипящие, как не смазанный воз, цепочки рассуждений рвались, обламывались и упорно не хотели выстраиваться во что-то, хоть отдаленно напоминающее прямые линии, так что Иви бросила это занятие и пустила мысли в свободное плавание, позволив памяти самостоятельно подкидывать самые разные воспоминания, разумеется, никак не связанные с имеющейся проблемой. Только через несколько минут разум скакнул на заснеженное поле, украшенное ледяными скульптурами странных существ, следом впихнув вспышку взрыва и двух беседующих эльфов. А второе имя - он же так, кажется, представился, недалече, чем пару часов назад... Оп-паньки... Девчушка разжала одну руку и завозилась, очевидно, вытирая щеки и нос - разумеется, рукавом, успев позабыть про пожертвованный платок, - и только после этого подняла голову на остроухого, чтобы настойчиво вглядеться в его лицо, будто пытаясь найти там древние пророчества. Сравнивать было не с чем, разве что глаза - но она не помнила внешность того эльфа, да и пойди запомни кого-то зимой, укутанного в теплую одежду! Так что во взгляде отразилось недоверие и непонимание в таких объемах, что хватило бы на десяток шпионов. - Хона? - В голосе понимая было не больше, а распахнутые, как блюдца, синие глаза, дивно оттененные красным, выражали всю бездну изумления. - Тот десятник? Твари странные, зимой, я помню... - Выражение мордочки было такое, будто девушка ждала, что эльф у нее в объятиях обернется лесным чудищем и ускачет в кусты, злорадно хохоча.

20

Фору приходилось попадать во много захватов за свою недолгую жизнь. Его душил человеческий наёмник, которому эльф задолжал пару монет во время ответственного дела. Один орк, помнится, сильно невзлюбил острые уши нашего подопечного, и возгорелся острым желанием оборвать их, а перед этим немного придержать эльфа в трепетных объятиях смерти. Был даже один дроу, который, полностью лишившись оружия, воспользовался шёлковым ремешком своих сапог для создания удавки, и это был первый случай подобного толка, после которого Уриэль, как проклятый фетишист обуви, первым делом снимал ботинки с своих жертв. Однако ни тогда, ни в аналогичных ситуациях он не попадался в столь прочную и в чём-то опасную ситуацию, нежели подставившись под водопады слёз сейчас.

Сперва было в чём-то даже мило, с кроткой улыбкой и попыткой поглаживать плечи, как мама-кошка приглаживает взбалмашенного голодного котёнка. За этим наступила растерянность, на тип "откуда бы в человеке столько жидкости" и "а что, собственно, мне делать дальше?" На оба вопроса шпион имел ответы, однако стоит признать это перед самим собой - и ситуация из помощи может перерасти в сочувствие, за которым недалёко и до повторения. Красивая выйдет картинка, ничего не скажешь: великовозрастный синдар в обнимку с много-много-многократно более молодой девушкой орашает местность слезами под бесконечную песнь неизвестной сущности. В этом произведении было бы прекрасно всё, за исключением множества всплывающих оговорок и правил самовыражения в пределах Левиана. Не то чтобы запрещалось демонстрировать подобную эмоциональность, да только вот коллективная ответственность может привести к тому, что целый город выпадет в уныние и наступит новая Мрачная Эпоха для эльфов. И всё из-за одного несдержанного шпиона! Так что он сдерживался, пусть и появлялось желание, если взять аналогию с кошкой, взять котёнка за ухо и оттащить в сторонку для прекращения прорыва. Только вот это его не остановит, лишь усилит, - с глупой улыбкой подумал Фор, изо всех сил изыскивая иные способы отвлечь себя от ненужных в данный момент сказок или иных попыток заговорить.

К счастью, ручей оказался не бездонный, и закончился он ещё раньше, чем чувство сострадание успело замениться чувством юмора. Впрочем, нельзя сказать, что этого удалось избежать в полной мере, ведь даже фраза-признания вышла не такой откровенной, как бы задумывалась. Или в этом и была суть? Достаточно сложно шутить над тем, кто совершенно не готов смеяться, и у кого есть на то причины. Но без этого причины появятся у двоих, а о последствиях нам уже известно.

- Твари, совы, псы. Зима, стрелы и избушка, - эльф фыркнул, перебирая эти ассоциации. Стоило бы добавить "жуткий элементаль, жуткая заморозка, жуткий туман и жуткие колья льда из земли", но вся эта жуть опиралась на его собственное отношение к магам, - тогда десятник, ныне почётный страж. Расту я сам, растут и мои имена. Жаль, что не прилипают титулы, - остроухий самокритично покачал головой, словно бы это его недоработка, - и я так думаю, к следующей встрече я приду уже с новым набором. Только куда уж выше? Почётное ведь дело - спасение и помощь другим. Разве что до дипломата... Но мне очень уж не хотелось бы брать что-то длинное и уважительное на тип "Илириэль" или подобное, - Фор понимал, что понятности в его словах не более, чем ромашек на местных лугах, а потому думал добавить что-нибудь этакое, какой-нибудь тактильный сигнал, что пробьётся сквозь туман сознания (и только сильнее запутает, конечно, но и отвлечёт от происходящего). Озарение пришло внезапно, и, воспользовавшись разницей роста, юноша шустро развёл чёлку в сторону, чтобы запечатлеть на челе девицы скромный, почти отеческий, поцелуй, после которого отстранился назад и глупо улыбнулся. Хитровато-глупо, скорее, но это уже детали.

21

Выслушав сначала перечисление отдельных слов, а потом рассуждения на тему имен и титулов, девушка, все также глядя на эльфа, как студент во время сессии на Грейсона, задавшего элементарный, но безызвестный нерадивому чаду вопрос, изрекла где-то в середине глубокомысленное - Оооооу... мг... - и, будучи с головой погруженной в продолжение попыток осмыслить сказанное, совершенно внезапно получила пускай и не пыльной подушкой по лбу, а всего лишь целомудренным поцелуем, но эффект сего события был абсолютно такой же: открытый от изумления рот и чрезвычайно идиотское выражение лица. Когда некоторое осознание наконец-то явилось, девчушка, и так красная от рева настолько, что казалось - дальше некуда, залилась краской еще больше, покраснели даже уши. И шея. Изображая рыбку и точно так же хлопая ртом, Иви осторожно разжала руки и отползла чуть-чуть. Потом еще капельку. Потом ещ... упершись спиной в дерево, она захлопнула рот, подтянула ноги к груди и сжалась во влажный комочек, продолжая хлопать слипшимися ресницами. - Ам... - булькнула Иви что-то невразумительное, откашлялась, и продолжила уже чуть-чуть разборчивее: - Ну... ну ладно... кхм, - повисла пауза. Сейчас в самый раз было бы диву-дивному поднять песнь на две-три октавы, или, наоборот, опустить до зловещего баса, дабы подчеркнуть момент, но... ничего не произошло. Иви молчала, уронив подбородок на колени, диво-дивное подпевало, эльф молчал и, наконец-то, плотину прорвало. - Илириэль хороший. Очень. Очень-очень. Он старый друг моих родителей... был... был старым другом... и кроме него мне даже идти было не к кому, после... ну, после случившегося. А он и пустил, и приютил, и договорился о пребывании, и кучу времени на меня тратит... я не знаю, что буду делать, когда месяц закончится и мне нужно будет уходить отсюда, - одинокая слезинка горестно скатила по щеке. - Я не знаю, что мне делать. У меня нет дома, мне нечем платить за обучение, я просто боюсь возвращаться в Академию, боюсь за Ми, если... если я и ее потеряю... - Иви спрятала лицо в коленях, все говоря и говоря, донельзя несчастным, прямо-таки убитым голосом. - Я уехала, потому что убили мою маму, я бросила ее, я не знала, что начнется война, я думала, что съезжу на похороны и обратно, а получилось... что, если я потеряю всех? - Влажный комочек мелко задрожал, сжимая пальцы до побелевших костяшек. - Я виновата. Если бы я не была такая глупая, папа был бы жив, почему, ну почему я такая тупая?! - Кажется, была достигнута стадия, когда эльф мог даже тихонько удалиться, дабы сменить рубашку - его отсутствие наверняка заметят часа так через три-четыре, не раньше.

22

Нельзя сказать, что реакция была ожидаема... Хотя нет, она была ожидаема, но тут ситуация была аналогична обычной трактирной шутке, когда вместо воды тебе заливают чистейшей водки. Вроде бы первый глоток столь же гладок, вроде бы и горло не сразу отзывается обжигающей болью, но уже через мгновение ты оказываешься далеко не в том состоянии, каком бы хотел оказаться. Но где-то рядом, да, ведь хотел выпить - и выпил! Сейчас, правда, вместо ржаной водки был почти что чистый дистилят, ведь это первый памятный случай, когда от Фора сбегали ещё до наступления утра. Чтобы не усложнять ситуацию, остроухий и сам отпрянул назад, смотря с удивлением и вежливым испугом.

- Л-ладно, да, -  согласился эльф, не рискуя пока сдвинутся в какую-либо сторону. Чаровница воды, как-никак, мало ли ещё охладит пыл "любовника" с помощью подручных средств. К счастью (или от собственного несчастья?) девица предпочла вновь забыться в себе, демонстрируя возврат к изначальным условиям. Что же, отсутствие результата в целом тоже можно считать за результат, и Фор вернулся к изначальной тактике терпеливого выжидания. На сей раз это отозвалось такими речами, что актёр без всякой игры застыл с изумлённо распахнутым ртом, как голодный сом перед аппетитным раком. Совладать с собой было не очень-то просто, и итогом этой борьбы было всего одно слово.

- Дела-а... - Только и смог протянуть остроухий, сдерживая себя от более пространственных комментариев. Которые, как что-то подсказывало, будут услышаны только в случае совпадения невероятного числа факторов, начиная где-то от прилёта дракона. И всё же доверчивость у тебя всё ещё сохранилась, не смотря на все эти события, - мысленно отметил остроухий да подкрался поближе, просто присаживаясь напротив для молчаливого соучастия. Ждать - тяжёлая участь шпиона, только вот деваться от неё было некуда. Хе, шпиона. Шпиона, что уже признался в существовании минимум двух ролей, и всё равно заслужил такую открытость в разговоре.

Травмы, которые осмелилась озвучить девушка, почти что не заживают. Можно попробовать заткнуть их куда поглубже, или сломаться окончательно и начать всё заново, но след от них рано или поздно всплывёт. Что будет, если этим следом решит воспользоваться кто-то, кому в будущем потребуется некая "услуга"? Пока, конечно, требовать нечего. Студентка, ещё посредственный маг, без влиятельной родни. Но что будет потом? После войны Аклория явно не будет воротить носа даже от бедного студента, если тот приложит хотя бы минимальные усилия. С учётом отрыва от привычного "прежнего" мира, Ивейн в любом случае потребуется пристанище для побега. Учёба ли, грядущая работа... Если всё не закончится преждевременной гибелью от мысленного истощения, то шансы на долгосрочный успех были, и весьма неплохие. Тем более, что Илириэль не отпустит её с пустыми руками, ведь для эльфов его возраста и статуса слово "помощь по старой дружбе" звучит совершенно иначе, чем это воспринимал молодой сумасброд (да, тот самый, что сидел и слушал откровенности).

23

Ситуация была довольно-таки тупиковая, и, чего греха таить, крайне безрадостная и вообще унылая. Страдалица желала страдать, не воспринимая никакие внешние раздражители, утешатели, усмирители и прочая-прочая, продолжая повышать градус слякоти, которого уже вполне могло хватить на пару влажных сезонов на Каталии. В текущий момент ей было даже не до того, чтобы заняться самобичеванием на тему несчастного эльфа, которого прямым приказом отправили тратить свое время на такое бесполезное и дурацкое провождение дня, как утирание соплей какой-то девочке. О нет, для всего свое время, и об этом она подумает попозже, когда текущие переживания хоть немного ослабнут. А случилось хоть в какой-то степени это нескоро, где-то через полчасика студенточка капельку успокоилась и, испросив позволения сопровождения-конвоя, пошла дальше шататься по округе - желание упасть и умереть прямо тут регулярно сменялось невозможностью сидеть на одном месте, так что день выглядел примерно так: лежать... нет, бежать! нет, лежать... В общем - неимоверно "увлекательно".

Неделю спустя

В очередной день столица с самого утра была затянута густым молочно-белым туманом, превращающим фигуры с призрачные тени, а всю округу - в мираж больного или пьяного. Илириэль еще до рассвета ушел по делам, так что девушка была предоставлена сама себе. Уже несколько дней она старалась очень тщательно следить за обыденными вещами - заставлять себя тщательно умываться, чистить зубы, причесываться, держать одежду в порядке. Мелочи, но за них можно было уцепиться как за необходимые моменты, позволяющие хоть как-то держать себя в состоянии твердого тела, а не растекающегося желе. Ну и, к тому же, бонусом было то, что студентка перестала походить на огородное пугало, сменив статус на "местное привидение" - питалась она все еще плохо, так что природная бледность была подчеркнута болезненностью, мешки под глазами радовали глаз синюшным оттенком, а горестно заломленные бровки хоть чуточку выгнулись в более приличествующее им положение. Сидеть дома не хотелось - девчушка и так провела взаперти пару дней, переосмысливая (вернее, пытаясь, некоторые моменты), так что, с несколько ненормальной тщательностью проверив собранную с мира по нитке эльфийскую одежку, разгладив воротник рубашки, причесавшись и заправив волосы за неприлично по местным меркам короткие уши, Иви мужественно покинула убежище, решив последовать совету Илириэля и пойти прогуляться, ибо на то была необходимость, свежий воздух важен для физического и душевного здоровья, как и физические нагрузки, и... что он там еще говорил такого умного и красивого?

24

Эльф не стал настаивать на компании более, чем то было необходимо - всё же он её сопровождает, а не похищает там или планирует злостное покушение. Покушение... - не то подумал, не то пробормотал себе нос наш герой, усаживаясь на землю уже привычным себе образом. Ъмм... - Протянул он себе под нос, поднимая взгляд вверх, в небо, в эту бескрайнюю кладезь безумных идей и сумасшедших поступков. Был ли этот таким? Несомненно. Кто из синдар вообще позволит себе развалиться таким образом, и думать о таких вещах? Разве что, другие шпионы, с которыми остроухому отныне было просто необходимо переговорить. С ними, и, естественно, с послом, иначе прятаться придётся не только от девицы, но и от доброй половины государства (злая половина, к тому же моменту, уже наточит нож да натянет тетиву)

~Через неделю~

Сказать, что это было сложно - ничего не сказать. Илириэль, с присущим ему вековым спокойствием, не раз и не два отклонял озвученную Уриэлем идею, называя её "Опасной, безумной и неприемлимой". Всё это, конечно, так и было, однако встречные вопросы шпиона ставили посла в очень неудобное положение вследствие его собственного неведения. Да, ему не составит труда кого-то победить в словесном поединке, или озвучить волю Триумвирата так, как оно задумывалось, но что он знал о переживаниях отдельно взятого человека? Девочки? Он, который с высоты своего опыта даже не разглядит тот миг, который она называет "жизнь". Диверсант безбожно сеял сомнения в таком количестве, что в голове Илириэля вскоре вырос лес из думок разного качества, которые надо было или срубить, или отдать на откуп "леснику" (который этот бардак и устроил). Всё это, естественно, было скреплено таким количеством обещаний, что прежнее предположение о беготне от половины Левиана казалось детскими фантазиями. Впрочем, инициатива всегда бьёт актёра по голове, коль уж он решился на экспромт.

Представление начиналось также, как и в прошлый раз - со встречи. На сей раз, правда, стражник был оборудован чуть менее, чем грозно - длинный лук, меч на поясе, а в каждом кармашке для зелий, как гласили надписи, висели "драконьи огни" и "ледяные шторма". Колчан, набитый стрелами под завязку, только дополнял картину грозного война (которого сам бы Фор испугался, случись ему такого встретить). Что характерно, весь груз железа и обработанного дерева нисколько не помешал этому товарищу вынырнуть из тумана с той же долей незаметности, что и ранее.

- Всё в порядке? - Голос остроухого был подобен чеканке монет - точный, звонкий, и сухой до безобразия. Каждое слово отбивалось с такой тщательностью, что буквы в нём, гляди, достанут барабаны и пойдут на торжественный марш, - ничего необычного? - Вопрос-утверждение раздался вслед за первым, практически не давая времени на рассуждения. Солдат, требовательно воззрившись на волшебницу, нетерпеливо ждал ответов на поставленные вопросы.

25

Донельзя мрачная с одной стороны погода, с другой - была как нельзя кстати и идеально подходила настроению. Не солнечно, чтобы не навевать на мысли "шо ж тут светло-то так, гадость", не дождливо, чтобы не "шо ж тут слякотно-то так, гадость", а в самый раз - тишина, молочный кисель, навевающий несколько меланхоличные, но уже не такие угнетающие ранее мысли. Чуть-чуть не такие. Немного. Все-таки ежедневные профилактические беседы (преимущественно монологи) любезно приютившего ее посла потихоньку впихивали хоть какие-то крохи жизненной мудрости в ветреную голову водяной волшебницы, сводящиеся к, если очень коротко, крайне простой мысли: жить-то как-то надо. Разумеется, Иви понимала, что не сможет прятаться здесь вечно, отмеренный ей срок неуклонно таял, и где-то там, в страшной дали, маячил день, когда придется вытереть сопли, взять себя в руки и вернуться в мир. В одиночку. В большой страшный мир. И эта самая мысль отметалась девушкой с поразительным упорством - она элементарно отказывалась об этом думать, решив сосредоточиться на том, что попытаться не впадать в истерику просто так, намеренно отвлекая себя, когда мысли пытались скатиться на изрядно изъезженную дорогу. И этому как нельзя лучше послужил телепортировавшийся почти прям перед студенточкой уже виденный ранее эльф, разумеется, снова вынудивший ее подскочить, как осой ужаленную в мягкое место. Серьезный и собранный вид несколько подрастерялся от такой неожиданности, но девушка мужественно, аки перед лицом опасности, взяла себя в руки, взирая на остроухого до комичности удивленным взглядом. - Н-нормально, - заикнулась она, пытаясь сообразить, что еще нужно сказать, ведь, наверное, банальное "а шо?" являлось несколько не тем вариантом. А еще, если честно признаться, она абсолютно забыла, как его звать, но пока не придумала, как в этом признаться.

26

Эльф кивнул с крайне серьёзным лицом, после чего, внимательно прислушавшись к окружению, кивнул ещё раз. Похоже ничего такого пока ещё встречено не было - ни им, ни Ивейн - так что можно было расслабиться и поговорить хотя бы немножко. В конце концов, он уже слишком часто начинал свои отношения с недомолвок и утаек, чтобы в очередной раз повторить этот избитый номер, так что начиналось что-то новенькое - откровение. Внезапное.

- Не хотелось бы говорить о чём-то конкретно раньше времени, но в Левиан скрытно прибыл один господин из некогда существовавшего "патруля Чистоты". Те самые безумцы, что поддерживали карательную хирургию как метод "лечения" общества. Тем не менее, документы и приглашения у него были в порядке... На первый взгляд. За исключением того, что ссылался он на приглашение со стороны уже мёртвого эльфа, о чём узнали только на следующий день. След этого "чистильщика" успел остыть, однако его заинтересованность в прибывших магах со стороны Империи вынудила нас действовать чуть иначе. Конечно, нет никакой гарантии, что он пришёл и пошёл за тобой, но золотое правило разведки "если что-то может пойти не так, оно так и сделает" работает безотказно. Мало ли что задумал этот ненормальный? - Эльф без всякого притворства скинул с плеча лук, напряжённо всматриваясь в окружающий туман. Настигнуть девушку, к "сожалению", удалось слишком поздно и в удалённом от основного патрулирования месте, куда ненормальных если не манит магнитом, то притягивает верёвкой уж точно. Только хотел бы я знать, что он действительно задумал


- ла Митора, ты...
- Беспардонно наглый и безмерно безответственный эльф, который своим существованием порочит не только честь собственного семейства, но и Левиана в целом.
- Да! И всё потому, что ты...
- Ещё молод и зелен, но берусь утверждать и опровергать то, что было создано до меня, и веками обтачивалось мудростью синдар, как волна превращает камень из осколка в произведение искусства.
- ... Близко, но не совсем. Я думал озвучить метафору про листья.
- Ох, простите мою недогадливость. Однако разрешите спросить напрямую: да или нет, наставник Эрей?
- Я уже понял, что ты всё сделаешь со мной или без меня, так что у меня есть единственная и, хотя бы, минимальная возможность устроить всё не в столь жуткой форме. Допускаю, ты меня убедил. Что дальше?
- Учитель, никогда бы не стал оспаривать вашей организаторской способности и богатства фантазии. Если ситуация будет мне понятна и известна, как мне убедить её в реальности этого пришествия? Да, я могу изобразить святую невинность, но пусть всё останется сюрпризом даже для меня. В пределах разумной опасности, естественно.


- Ты можешь что-нибудь сделать с этим туманом? Я немного слеп для демонстрации талантов стражника и следопыта, - остроухий повёл рукой вокруг себя, обрисовывая необходимую линию взгляда. Собственно, это не было необходимостью, и шпиону бы туман даже помог, только вот преследовать их будет старый лис с крайне игривым выводком, так что стоит подготовиться с учётом текущей диспозиции и нынешнего состава отряда. Отряда, в котором имеется крайне игривый лисёнок на пару с угасшим от былого пламени мотыльком. Что же может пойти не так, действительно.

27

Сурьезная физиономия эльфа вынудила тут же перебрать свои грехи за пару последних жизней в поисках того, за что ее можно отругать, наказать и вообще всячески заставить пожалеть, что посмела показать нож из убежища. Никаких достаточно значимых грехов, правда, обнаружить не удалось, так что пришлось хлопать ресницами и пялиться на остроухого с абсолютно ничего не понимающим выражением лица и огромными буквами написанной мыслью "что бы это ни было, это не я!". Но по мере произнесения речи градус непонимания даже усилился - сначала до полного изумления, он потом преобразовался в легкий испуг, а следом - в полнейшее неверие, что легко можно было прочитать, как и вообще все остальные эмоции. Девушка аж рот приоткрыла, будто увидела, допустим, эльфа голым - нну, если там было что-то, отличное по строению от человеческих мужчин, что могло вызвать смесь изумления и ужаса. Пару раз открыв и закрыв рот, выражая сим действом фразу "что? кто? я? да неее!!!", она таки сумела взять себя в руки. По крайней мере, клацнула захлопнутой челюстью и нервно сглотнула, тут же принявшись пялиться в туман, будто ожидала появления злодеев с ножами из-за каждого дерева. Какое-то время студенточка молчала, но по ее мордашке эльф вполне мог с легкостью прочесть не озвученный монолог. Звучал он примерно так:
Какой патруль Чистоты?
Это что вообще?
При чем тут я?
Каких магов?
Я что ли?!!!
За чтоооо?!!
Да кому.....?!
Да зачем....?!
А если эти.....
Да нет, не дотянутся.....
А если Илириэль пострадает.....
Из-за меня!!!
Да ни за что!
Да не позволю!!!!
А что я вообще могу...
Я же ни черта не могу....
Вообще...
Совсем...
Сбежать...
Меня же убьют...
Но лучше так...
Страшно...
Не хочу...
ЧТО ДЕЛАТЬ-ТО?!!!

Последний вопрос звучал в голове настолько громко, что его, возможно, можно было даже услышать постороннему, то бишь - стоящему рядом эльфу. Глазки начали влажнеть, но с неимоверным усилием, которое требуется, допустим, цирковым силачам для поднятия кобылы, девушка взяла себя в руки, причем буквально - обхватила себя, будто это могло помочь не поддаться истерике. Хлопнула ресницами - это вообще была наиболее часто наблюдаемая реакция. Оглянулась. Кашлянула. И, о Аданос, соизволила изречь хоть что-то членораздельное: - Йааа, - кашлянула еще раз. - Я попробую, но... я могу только на небольшой области... попробовать... а... а зачем? - Во взгляде читался намного более прямой и откровенный вопрос, который можно было озвучить примерно как "ты что, дурак? туман? убрать? я тебе что, магистр?". Впрочем, сделать это она все равно честно попыталась, сконцентрировавшись на манипуляциях проявления родной стихии, хотя было ясно, что девушка абсолютно не понимает, зачем это нужно. От слова "совсем".

28

Попытка самозахвата была оценена по достоинству, даже мелькнула благодушная улыбка. Однако, её быстро сменила обеспокоенность происходящим, ибо процесс "очистки" от тумана проходил из рук вон плохо. То ли колдунья сама не знала что и делать, то ли пары состояли из воды куда меньше примерной оценки алхимика, только вот вместо ожидаемой чистой зоны хотя бы на пару десятков метров, вокруг себя лучник обнаружил пять-шесть шагов свободного пространство. Маловато? Не то слово. Впрочем, сам виноват, надо было уточнять свои желания заранее. Сделав эту зарубку в голове, юноша продолжил повествование о том, что за чем и почему это надо делать. Возможно, это несколько поможет девице собраться с силами, и объять не только саму себя.

- Затем, что сквозь него мы не видим, а наблюдать надо, - терпеливо пояснил следопыт, - ибо в случае недосмотра можно получить прямую доставку ножа до печени без дополнительной оплаты, - и таки ви против бесплатных доставок?

Фор, пожалуй, даже сообразить не успел, как обернулся всем торсом не сходя с места. Не просто так, естественно, но для выстрела с разворота. Безуспешно и поспешно, бессмысленно и бесполезно. Стрела с глухим "баньк" вонзилась в плотную кору дерева, рядом с бывшим положением "голоса". И будь шпион проклят, если это не тот самый голос, о котором он теперь успел подумать. Пожалуй, из всей троицы меньше всего бы хотелось встретить именно его, так что на лице диверсанта был написан нешуточный испуг и беспокойство, которые даже не пришлось отыгрывать. Одна стрела в ваш колчан, наставник, - мысленно поклонился разведчик, представляя перед собой бледное, расплывшееся в едва заметной улыбке, лицо эльфийского разведчика, - как бы не получить мне её обратно да не ускоренным маршрутом.

- Так, всё отменяется, - шустро приказал разведчик, заготавливая новый снаряд да внимательно прислушиваясь к окружению. За исключением звуков запуганной вчера-ещё-студентки, иного найти не удавалось. Это было и хорошо, и очень даже ужасно, - похоже что мои предположения, к большой неудаче, оказались правдой. Что ты можешь сделать? - Прямо, фактически в лоб, уточнил юноша, приближаясь на шаг к Ивейн. Кроме некого физического давления, это позволит опрокинуть магианну в случае подлости. А их будет много, или Фор не знает этого остроухого, - быстро! Время дорого, - и это очень мягко говоря. С момента обнаружения, стандартно, разведчику давалось пять минут на смену диспозиции, после чего поиски продолжались "усиленной" группой. Сейчас, возможно, будет до двадцати минут, если наставник окажется щедр и благодушен к потерянной девице, но Уриэль на это не рассчитывал. Ему было надо вырваться из западни при кооперации с Ивейн - и он этой кооперации будет требовать чего бы то ни стоило.

29

Напор эльфа оказывал противоположный эффект от ожидаемого - если, конечно, он ожидал, что девушка мигом соберется с мыслями и начнет творить, что он хочет. А это, собственно, что? Иви не понимала. Совсем. Что и высказала ушастому товарищу, серьезно нахмурив бровки, дабы хоть как-то компенсировать откровенный испуг. - Да что ты от меня хочешь?! Что могу сделать - что? По башке тебя могу треснуть! - Надулась ничего не понимающая студентка, разумеется, ни капли не веря, что действительно сможет ударить эльфийского разведчика. Попытаться - это оно конечно да, это конечно можно, но как, а главное - зачем? - Нас, между прочим, в тумане видно точно так же плохо, если что, - уже ка-апельку спокойнее продолжила девушка. - Причем тут я вообще, никто ж не знает, что я тут... да и кому до меня есть дело... - окончание фразы было произнесено шепотом, глазки опущены в землю, и, кажется, опять начинают влажнеть. Иви хлюпнула носом. Увы, решать ситуацию как-то надо было, может быть, если уважить его немного, эльф бросит свои шуточки и оставит ее в покое? Стоит попробовать. - Сейчас, - буркнула девушка, подняв руки и сосредоточенно зашевелив пальцами, чтобы окутать область облаком тумана. Мысль, что злостный враг прокрался в столицу эльфов и в паре десятков шагов от них прямо сейчас облизывает нож, чтобы воткнуть его в печень никому неизвестной девчонки - ой да не смешите. Напугать ее решил этот... этот... как его там... как-то на "У"... Разумеется, она все еще оглядывалась, постоянно, по ночам боялась увидеть огонек тлеющей самокрутки, боялась собственной тени - вполне обоснованно, между прочим, - боялась из ниоткуда опять получить кулаком в лицо, но такая вот ситуация была слишком отлична от того, на что Иви настраивалась, так что стадия непринятия была пока что для нее самой логичной, особенно, так как девушка была уверена, что в Левиан невозможно пробраться иначе, чем это сделала она сама, едва не получив стрелу в глаз, проваландавшись по всяким проверкам и находясь, наверняка, под пристальным вниманием. Да, маме с папой это когда-то удалось, но это было давно, наверняка теперь границы охраняются намного лучше, чем три десятка лет назад...

30

Туман стал ещё туманнее благодаря вмешательства волшебницы... Правда, для эльфа особой разницы не было, ведь через её творение он мог видеть не хуже, чем на открытом воздухе. А вот первому уже пришлось попотеть, чтобы определить непонятно взявшуюся шору для глаз.

- Ха-а... Довольно-таки бесчестно идти с таких способностей вот так вот сразу. Од-на-ко~ Будь добр, Имир, подкинь им чего-нибудь повеселее.

- Можешь треснуть, и не только по голове, - без проблем согласился остроухий, - или заморозить, или ещё что-нибудь. Мне хватит любого твоего действия, - остального разведчик пояснять не стал, ибо начинать бы пришлось с тактики малых отрядов и заканчивая невероятными поворотами судьбы в лице отдельно взятых индивидуумов. Кроме того, он совершенно не хотел открывать ей то, что известно только участникам "сумятицы": последствия игры всегда печальны для участников. Исключения редки, и в основном относились к шпионам с опытом втрое больше, чем обладал наш герой.

Первые ростки грядущих неудач не замедлили себя проявить через три десятка метров продвижения по туманным (дважды) лесным долинам Левиана. С одной стороны, и это расстояние было выигрышем, ведь до ближайшего поста оставалось чуть менее километра, с другой стороны - эти шажки были значительны только для лесного сурка, достопочтенным высшим расам следовала стараться получше. И в этом им помешал один гость, который в качестве приветственного слова обратил в сторону крадущихся поток щебня. И как могла ощутить на себе и девушка, и эльф - ни разу ни шуточный, пусть и не такой меткий, каким бы мог оказаться.

- Лежать! - Успел рыкнуть эльф до того, как магия снесла бы их с ног. Или не снесла... Правда, результат-то был один - ему самому пришлось опрокинуть Ивейн на землю, свалив в сторону от основной тропы. По ней успело осыпать разве что парой десятков камушков, которые уже отзывались ноющими неприятными ушибами, - к вопросу о том, кому мы нужны, - недовольно прошипел остроухий - всё же и ему чуть досталось. Но как...

Предупреждающий рык волка был ответом на поставленный вопрос. Животное пока ещё предпочитало скрываться от глаз живых, но что от его нюха необходимо избавиться - факт. С этой целью остроухий уже потянул с пояса одно из зелий, как буквально кожей ощутил вибрацию по земле. Тот, кто окатил потоком камней, явно был большой и тяжёлый, а значит - медленный и неповоротливый. Спасибо и на том, что второй не вмешивается пока лично.

- Ладно, я чуть приврал, - хмыкнул эльф, старательно выглядывая в тумане опасность, - за мной идёт охота. Вот из-за этого, - из внутреннего кармана плаща показалось что-то сверкающее и продолговатое. Не золотая змея, скорее ожерелье или что-то в этом роде, - и поверь, пленить будут вторым порядком, когда я уже двигаться не смогу. Тебе... Просто не повезло "оказаться" рядом. Можешь сдать меня, если убедишь преследователей в невиновности, - последовал хмык, уже на тон тише - волчий рык стал приближаться, - только я не думаю, что эльфийский плен окажется лучше другого. Посол защитит, но как быстро он узнает об этом? - После этой фразы настала тишина, прерываемая только дыханием и ухающими шагами здорового существа. Волк, не иначе как почуяв добычу, стал приближаться тише, и только острый слух позволял улавливать едва заметные движения зверя.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4. Май 17085. Левиан. Ивейн, Фориуэль


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно