FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4 3 апреля 17087 года, Блекмор - Крис Фейринголд, Хьёрдис Иргеран


№4 3 апреля 17087 года, Блекмор - Крис Фейринголд, Хьёрдис Иргеран

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Внутренний интерьер таверны

http://s3.uploads.ru/5IHnT.jpg

Планировка

http://s4.uploads.ru/Eu7ZB.png

Ледяной дождь барабанил по крыше непривычно высокого для этих мест здания, будто перенесенного сюда из другой страны или по крайней мере земли, где климат был мягче и люди от того добрее и приветливее.
Хотя с этим, пожалуй, Крис загнул. Он и сам это понял, изогнув губы в легкой улыбке и спрыгивая с седла недовольно пофыркивающего и парящего от долгой быстрой скачки Лени. Это на первый взгляд люди разные. А внутри них все похоже. От одного знакомого Крис однажды услышал интересное выражение - "Узнай одного человека, и ты узнаешь их всех". Мысль явно была глубокой и достойной тщательного обдумывания. К сожалению ли, или же к счастью, но мужчина сейчас свободным временем не располагал. Были у него заботы понасущнее и мысли поприземленнее. Например, успело ли его письмо, отправленное накануне с гонцом, опередить его. От этого многое зависело, и во многом то, как именно для него окончится сегодня этот вечер. Ночевать в узкой каменной яме городской тюрьмы очень уж не хотелось, равно как и бодаться упрямством с местными радетелями за права и порядок.
Передав повод ежащемуся от холода парнише в одной рубахе, глядящему сонно из под вихров соломенных волос и пахнущему запрелым сеном, конским потом и навозом и алкогольными парами меда в консистенции "Чуть-чуть, для сугреву", Крис передал в ту же сторону блеснувшую серебряным боком монетку, заставившего тавернного конюха чуть проснуться и с большим рвением потащить как всегда показывающего свой норов Ленивца в стойло - это у него ритуал знакомства такой, и наконец вошел в протопленное помещение, аккуратно и без стука притворив за собой дверь на хорошо смазанных петлях.
Рука у управляющего твердая, хозяйственная. Это был хороший знак. Более неоднозначным признаком качества обслуживания под этой крышей служил колючий взгляд низкорослого и широкоплечего мужчины, на который напоролся Совух, едва прошел чуть вглубь от двери.
Помещение это, прихожая, - или как оно здесь в этих местах называлось? Гостевая? - было маленьким, куда меньше общего зала со столами, и большую его часть занимала стойка с оружием, на которой гости оставляли свои железки, чтобы пройти в теплое нутро и не поубивать там друг-друга от косого взгляда, и тот самый то ли низенький мужичонка-человек, то ли высоченный для своей породы гном.
- Милости просим. - Любезности в его тоне не было ни на грамм, зато куда больше в нем плескалось раздражения и басовитых простуженных ноток. Или виной им был крепкий табак, вонь от которого тут же начала свербить ноздри?.. - Добро пожаловать в "Олений поклон", господин хороший.
Гном прервался, чтобы раздуть угольки в своей трубке и втянуть в себя еще немного этого густого дыма, который одновременно с этим выходил из его ноздрей, делая лицо с насупленными бровями похожим на морду миниатюрного ворчливого дракончика... Если, конечно, не знать, как на самом деле выглядят эти чешуйчатые паразиты.
Крис ждал. По хорошему, стоило и ему проявить ответную любезность, но уж больно неоднозначную реакцию вызывал у него этот коротыш. Хотелось то ли улыбнуться умиленно, то ли в лицо ему сунуть, чтобы поберег здоровье. Свое и чужое. Ох уж этот дождь и тяжелая дорога - от одного-то из этих факторов можно впасть в уныние и раздражение, а уж когда они совмещаются вместе...
Так и не дождавшись реакции от застывшего и изучающего его взглядом агента, гном кивнул на стойку.
- Железки на полку, у нас тут порядки суровые. И капюшончик стяни с глаз. Вдруг ты тать какой, откуда я знаю?
Крис второй раз за вечер искривил губы в легкой улыбке, уж очень ему было забавно слышать такое от этого стража дверных проемов. "Эх, знал бы ты, кто у вас гостит..." - Подумалось ему в этот момент.
Но "железки" агент послушно снял, заодно рассмотрев оружие, оставленное другими гостями, кто уже занял место в теплом нутре зала, и кого уже не тревожили воспоминания и ледяных каплях и раздраженном гноме.
Двуручник выделялся сразу, и внешне безусловно доминировал над остальным представленным тут вооружением своей длинной и мощью. Чтобы таким управляться, надо и самому быть таким же огромным. Чуть более скромно смотрелись два топора и щит, зато отметины на них красноречиво заявляли об их частом использовании.
Кинжалы на полке и вовсе будто стремились спрятаться в тени и остаться незамеченными, но и они были сосчитаны и учтены.
Выше них красовался закрытый колчан - жаль что стрелы не удалось сосчитать, это бы многое могло сказать о стрелке, и лук, длинный, с плавными изгибами рогов, сейчас отпущенными и торчащими одним концом из чехла.
Довершал этот натюрморт меч-ублюдок с длинной рукоятью. Простой, с обклеенной мягкой кожей рукоятью. Хотелось бы и его лезвие рассмотреть, но делать это под взглядом сопящего за спиной в затылок гнома делать было бы весьма неудобно и невежливо.
При виде последних двух предметом брови Совуха чуть дрогнули, будто колеблясь, сойтись ли им на переносице, либо приподняться в удивленной гримасе. Да так и остались на месте.
Обернувшись обратно к бородатому вышибале, Крис спустил капюшон с головы, встряхнув волосами и проведя по ним рукой, чтобы придать хоть какое-то подобие порядка. В этом ему помогло то, что от дождя в лицо и быстрой езды волосы были сырыми, и потому приятно послушными.
Гном сравнил его лицо с глядящими на них со стены физиономиями, нарисованными от руки достаточно посредственным художником. Ну хоть черты лица можно было разобрать, и то хорошо. А то не разберет в полумраке прихожей гном его лица, сочтет улыбку за боевой оскал, и начнет махать кулаками. Этого бы хотелось избежать...
- Нормально. Проходи, господин. Ноги вытирай только. Если что, там, через зал, рукомойник, сортир и душевая с теплой водой. Ее как-раз грели недавно для постояльцев. А если доплатишь, то и ванну организуем. В номер, все как в лучших салонах.
Суровость гнома оставила, и хоть лицо его по-прежнему не пышало доброжелательностью, тон его, как и взгляд, стал мягче, а сам он перестал стоять над душой (И как только умудрялся при собственном-то росте?) и взгромоздился обратно на высокий табурет, вновь присасываясь к трубке, будто хотел ей надышаться, как перед смертью.
Пожав плечом, Крис отодвинул тяжелую занавесь, заменявшую здесь дверь и не выпускавшую тепло из зала, и вошел внутрь помещения, из которого уже на улице была слышна музыка и подогретые пивом выкрики.
Причина первого стала ясна, едва Совух вошел в залу и огляделся. Народ гулял. В центре зала, на почетном месте стояли сомкнутыми несколько столов, за которыми сидела компания из четырех человек, одним из которых был словно оказавшийся не в своей компании хорошо одетый молодой человек, а трое других щеголяли шрамами и настолько уголовными рожами, что было непонятно, как они просочились через того бородатого дверного цербера. Они и создавали большую часть шума в зале, причем хорошо одетый парень шумел, казалось, больше всех, активно размахивая руками и зажатой в них кружкой пива. "Угощаю! Всех угощаю! Друзья!" - ну и в таком духе далее срывалось с его губ захмелевшими выкриками. Хотя было еще и забавное при такой обстановке "За любовь!" - тост, который с готовностью подхватили его собутыльники, готовые пить за что угодно, главное чтобы задаром.
Пусть и не выглядели они обычными выпивохами. От слова "Совсем".
Еще одним гостем в этом зале был здоровенный человек-скала, занявший угловой столик напротив выхода, и тоже как и гном посасывающий трубочку, смотревшуюся в его лапищах нелепо и странно. Он-то как раз на спиртное не налегал, хоть и перед ним стояла кружка, в которой пенная шапка давно уже осела.
Заиграла музыка, и с головой выдала невидную от входа сцену с сидевшей на ней, закинув ногу на ногу эльфийкой, теребонькавшей струны и распевавшейся о чем-то своем на эльфийском тихим голосом. Ту, казалось, волнение вокруг нисколько не трогало. Она даже глаза прикрыла, чтобы надежнее отрешиться от окружающей действительности. Из забавного - кружка с пивом стояла и перед ней на сценарном возвышении.
От гудящей толпы тем временем отделился один из трех уголовных рож, и направился в дальний от входа уголок, почти скрытый от глаз лестницей, ведущей наверх. Там, сокрытая от глаз, притаилась будто в засаде еще одна посетительница. Кажется, посетительница. Пусть длинные волосы волосы могли носить и мужчины, но в таком случае вряд ли тот молодой джигит с такой резвостью и целеустремленностью стремился бы разбавить мужское одиночество.
Крис, шевельнув ноздрями, будто вбирая в себя воздух, направился следом за ним, мысленно развлекая себя тем, что составляя результаты собственной разведки и данные наблюдения, которое он провел сейчас. И досадуя на то, что они никак не сходились. А значит надо было выяснять причину.
- Ээээй, девущ... - Начал было набравшийся алкоголя и храбрости мужчина, шумно опустив свою кружку на занятый таинственным посетителем стол, чем с головой выдал ту. Действительно, девушка. Это теперь стало очевидно и Крису, отчего он ускорил шаг, лишь мельком обратив внимание на изящно и словно бы невзначай выставленные на обозрение прелести играющей и мурлыкающей эльфийки. - ...Ик-ка! Не хочешь немного горячей пенной любви?
- Девушка занята. - Рука Криса опустилась мужику на плечо, и тот несколько удивленный этим обратил на него внимание.
- Да? - Голос мужика лишился слащавых ноток. - А ты еще что за хрен? И откуда взялся?
- Откуда и все берутся. - Коротко отрекомендовался Крис приближая к собеседнику лицо и глядя тому глаза в глаза. - Проблемы ищу. У тебя есть?
Собеседник шутку оценил. Двинув плечом и тем самым сбрасывая с себя руку Криса, он отступил на шаг и перевел взгляд с агента на таинственную незнакомку.
- А я чего?.. На ней не написано. - И чуть собравшись с мыслями, уже более твердым тоном с нотками угрозы. - Шел бы ты отсюда вместе со своей девкой. Пока ребра целы. Мой тебе добрый совет на вечер.
Еще раз обменявшись с Совухом взглядами, и поняв, что Крис отводить глаза не собирается и по прежнему смотрит на него спокойно, без вызова, и даже словно бы с какой-то затаенной задумчивостью, неудачливый ухажер забрал свою кружку и удалился, по пути попытавшись задеть его плечом. Попытка, от которой Крис легко ушел в сторону, и от которой сам подвыпивший мужик чуть не навернулся, цедя сквозь зубы ругательства. Гомон за большим столом на мгновение умолк, но чуть позже разросся вновь, будто ничего и не случилось.
А сам Крис, проводив его взглядом, и оценив, какими взглядами наградили его товарищи мужика в ответ, вздохнул едва слышно и занял место напротив девушки, заглядывая той в лицо.
- Прости. Я так смело назвал тебя "занятой", а сам при этом твоего разрешения не спросил. Это было невежливо с моей стороны. - Крис перевел взгляд на видневшийся из-за лестницы край стола, за которым гуляла компания. - "Стальные соловьи".
Крис усмехнулся.
- Забавно, что все наемничьи ватаги называют себя зверьми, и именно стальными. Или железными. Или дикими... - И, вновь переведя взгляд на собеседницу, на сей раз более заинтересованный, спросил: - Не слышала про них?

2

В последствии Хьёрдис будет считать, что именно этот день изменил ее ныне привычное течение жизни и подарил возможность еле тлеющему огню разгореться с новой силой в этой, казалось, не просветной тьме.

И снова гнетущее ощущение, сдавливающее со всех сторон. И сколько не беги, оно все равно присутствует рядом. Дни, недели, месяцы проходили под знаком меланхолии и самоуничижений, забирая все силы и истощая дух. Конечно, отцу свою тоску она старалась не показывать, ведь ему тоже было тяжело. Он горячо любил мать. Но надо отдать ему должное, вся его энергия стала уходить на работу, а не на алкоголь, как это часто в подобных случаях бывает. Пожалуй, довольно неплохой способ, чтобы дать себе время оправиться и к тому же не загнать себя еще больше.
В этот вечер она как обычно пришла в «Олений поклон» и села за привычное место в углу таверны, которое располагалось совсем рядом с кухней. Атмосфера царила обыденная: люди то приходили, то уходили, обсуждали насущные проблемы или просто рассуждали обо всем подряд. Две разносчицы сновали туда-сюда, обслуживая посетителей, скоро и ей должны были принести кружку медовухи. Где-то в глубине зала послышалась нерешительная песнь лютни, видимо, бард только настраивал музыкальный инструмент. Вполне обыденный вечер в таверне. Девушка снова была погружена в свои мысли.
«…но не сама ли я всегда считала, что боль лишь закаляет? Неужели это были пустые слова, которых я безоговорочно придерживалась, а сейчас попусту игнорирую? Конечно, душевная боль сильнее разрушает, сметает надежду, веру и теплые чувства, физическая наносит урон лишь телу.... Но сколько еще можно упиваться этой слабостью? Что я могу сделать теперь? Ведь прошлое не вернуть…» – брови слегка опустились и сдвинулись к переносице, а взгляд ушел куда-то в сторону, в пустоту, создавая еще более удрученное выражение лица. Даже хохот уже значительно подвыпивших мужчин поблизости не мешал ей, поскольку весь взор был направлен туда – в глубину собственной души в надежде найти опору в каких-либо воодушевляющих воспоминаниях или убеждениях. Но сейчас было достаточно сложно за что-то зацепиться, хотя Хьёрдис чувствовала, что она должна наконец подняться над своей слабостью.
«Жизнь не кончилась. Отец жив. Я жива. И должна бороться ради своего будущего, – девушка сжала крепко кулаки и опустила голову вниз, несколько прядей огненно-рыжих волос закрыли часть ее лица. – Разве мать или Карлен хотели бы, чтобы я так проводила свои дни? Разве это сделало бы их счастливыми? Я должна верить, что боги позаботились о них, об их покое… Всё, что мне нужно сделать, – идти дальше. Да, падать можно, и раз, и два, и десять, но ты, Хьёрдис, обязана не сдаваться, должна подниматься с колен и продолжать свой путь, – воительница почувствовала, как нежной рукой коснулись ее ощущение решительности и желание изменить привычный ход событий; да, это то, что она искала. – Да. Какой из тебя воин, если тебя так легко сломить? Поддаваться слабости не стыдно, но ты не должна становиться ее рабыней. Поэтому хватит этих пустых меланхоличных настроений! Хватит. Ты глупое и трусливое создание, если решишь и дальше оставаться в таком состоянии, – девушка тяжело вздохнула и посмотрела в сторону. – Как от твердых и решительных ударов молота кусок металла постепенно становится изящным клинком, так и ты должна становиться воином, тем, кем ты хотела быть изначально. Ведь это те самые удары молота. Самое время…»
Ээээй, девущ...Ик-ка! Не хочешь немного горячей пенной любви? – пропитый голос отвлек ее от мыслей, и она подняла глаза, чтобы разглядеть нарушителя ее спокойствия.
Девушка занята, – вмешался другой голос.
Она бросила оценивающий взгляд на высокого мужчину, который, видимо, решил поумерить пыл гуляки: длинные русые волосы, светлые глаза (в таком полумраке сложно было различить цвет), ухожен и чист; не похож на того, кто расположен к праздности.
После пары весьма сильных фраз, мужчина с кружкой далеко не ровной походкой отправился восвояси, а, условно говоря, спаситель сел напротив нее:
- Прости. Я так смело назвал тебя "занятой", а сам при этом твоего разрешения не спросил. Это было невежливо с моей стороны, – сказал довольно спокойный голос.
Хьёрдис решила ничего не отвечать, пожалуй, она вполне бы справилась и сама с тем ухажером. Не впервой.
"Стальные соловьи", – продолжил он, и девушка кинула краткий взгляд на компанию, но через мгновение снова посмотрела на незнакомца. – Забавно, что все наемничьи ватаги называют себя зверьми, и именно стальными. Или железными. Или дикими... Не слышала про них?
Нет, – кратко ответила воительница без раздражения.
«Проезжий, наверное, – решила она. – Ищет что ли развлечение на холодную ночь? Ну-ну…».
Хьёрдис сложила руки на груди, мысленно стараясь оградиться от собеседника. В этот момент к ним подбежала невысокая молодая разносчица в сером льняном платье и, поставив перед девушкой кружку, поспешила к другим столам. Но это не отвлекло ее, и она продолжала упрямо и с некоторым вызовом смотреть на незнакомца.
«Проблем он ищет, видите ли», – нервное напряжение довольно быстро взяло верх над ней.
Не вежливо, уважаемый, было еще не представиться, – добавила Хьёрдис без тени претензий. – И объяснить выбор именно этого стола, ведь вокруг хватает к кому подсесть. Я вас не прогоняю, не подумайте… или не подумай... – тут она задумалась и поняла, что запуталась: обращался он к ней на «вы» или все-таки на «ты». К сожалению, девушка упустила эту деталь, и между ними на короткое время повисло молчание.

3

Крис искоса изучал лицо девушки напротив. У нее была богатая мимика, позволяющая читать ее будто хорошую книгу. Вот несколько удивленное от его появления выражение покинуло ее черты, будто она пришла к каким-то своим выводам, очевидно ошибочным. Потому как она тут же немного насупилась и глянула на него с тускло блеснувшими в глазах бесятами, будто говорившими "Ну давай, попробуй ко мне сунуться!".
И словно чтобы подчеркнуть свою недоступность, она скрестила руки на груди, чем, правда, только больше привлекла к ней внимание. Если точнее, то не к ней, а к собственной одежде, и к форме рук, говорившей о том, что им знаком вкус оружия. Вот характерные потертости на указательном и среднем пальце - девушка не пользуется при стрельбе перчатками, предпочитая чувствовать тетиву и стрелу. Совсем недоучка бы на такое не решился, а опытному мастеру такие ухищрения ни к чему.
Огрубевшая кожа на участке между большим и указательным пальцем - девушка упражняется и с мечом, причем в одноручном стиле, и, скорее всего, этот меч для него не сильно хорошо приспособлен, особенно если учесть ее физиологию...
Глаза Криса пробежались по плечам девушки, пересекли грудь, и ушли вниз, к ногам. Жаль, их в таком положении было не видно, но агенту это уже было не особенно нужно. Меч и лук, причем меч странный. Полуторный?
Мужчина улыбнулся больше собственным мыслям и от облегчения, что одна из загадок сегодняшнего вечера была разгадана. И за ней, со стуком падающих и цепляющих друг-друга костяшек домино начали сыпаться и другие, выстраивая собой четкую картину происходящего. И готовящегося произойти...
Подошедшая с подносом девушка-подавальщица, шустрая и легкая, как горный ветерок, своим появлением прервала эту череду, и дала возможность новым лицом слегка разогнать сгущавшуюся над головой Криса тучу раздражения от рыженькой девушки, которая, кажется, сочла его разглядывания за домогательства.
Кружка с напитком перекочевала на стол, и подавальщица обратила на Криса свое миленькое лицо с извиняющейся улыбкой на нем.
- Мне очень жаль, господин, но этот стол только для гостей хозяина и их спутников. В зале еще много свободных мест, так что если вы сочтете возможным для себя выбрать другой...
Крис будто проснулся. "И чего они все к этому столу-то прицепились?.."
- Меня заинтересовал не стол, а собеседник. - Голос Криса оставался спокойным, но в нем уже были заметны твердые нотки, не терпящие отказа. Вместе с рыком той твари, что сидела у него в душе. Раздражение? Той не терпелось ввязаться в драку, и ее лишние задержки только сильнее бесили. Не понимала она, зачем все эти хождения вокруг да около, когда враг - вот он, рукой подать. Но потакать ей означало совсем отгородиться стеной от мира людей и уйти в себя, чего допустить было никак нельзя. Пусть Крис сам себя отчасти и понимал.
Сложно оставаться спокойным, когда чувствуешь, как сквозь пальцы песком ссыпается время.
Вздохнув, будто выдохнув, Крис глянул снизу вверх на нахмурившую брови и приобнявшую рукой поднос девушку, которая словно бы невзначай покосилась в сторону входа. Вернее, в сторону давешнего хмурого привратника. А потом перевела настороженный взгляд на рыжую.
- Не беспокойся, милая. Я уйду, если моя собеседница того пожелает. А сейчас я бы хотел обменяться с ней парой слов. А еще кувшинчик теплого молока с медом и хлеба. Если у вас такое подают.
Объяснение девушку, кажется, удовлетворило. Пусть она и кинула на прощание настороженный взгляд сначала на него, а после и на его соседку-незнакомку, но кивнула, и упорхнула в сторону кухни.
- "Не подумай" - Кивнул Крис девушке. - Эти соловушки разыскиваются в трех провинциях империи живыми или мертвыми. Еще в двух - только живыми. И в одной назначена награда за голову их предводителя, отсеченную от тела. Скверные ребята, в общем...
Крис еще раз пробежался глазами по лицу воительницы. Взгляд будто издали, лицо напряженное как каменная маска, короткая морщинка, не смотря на юный возраст прорезавшаяся на лбу, и две поменьше возле носа. В последнее время улыбаться той приходилось куда меньше, чем грустить. Знакомая картина, Крис часто такую видел. В зеркале.
Против воли существо в груди Криса перестало рваться с поводка и осторожно попробовало острым носом воздух вокруг девушки. От нее веяло потерей и желанием остаться одной. И отчаянной мольбой не быть одной. И отчего-то Совуху совершенно перехотелось вешать ей лапшу на уши, как-то изворачиваться и уводить разговор в нужную ему сторону.
- По правде, я подсел только для того, чтобы узнать, не принадлежишь ли ты к их отряду. Теперь вижу, что нет. Значит, остается только ждать... - Крис смутился. Неожиданно для себя самого. Пусть и постарался не подать виду, скорее по привычке, чем по необходимости.
- Ах да, имя... Крис. - Крис стянул перчатку с руки, на одном из пальцев которой блеснул перстень с волчьей головой, и подал ее девушке в приветствии воинов друг-друга. Может, хоть это ее чуть приведет в более благодушное расположение духа. Обычно тех, кого собираются затащить в койку, равными не считают, как бы это странно и дико не звучало. А что она теперь знает его имя - пусть. Не такая это большая беда в этой большой империи, и не такая серьезная для нее потеря. Сколько таких вот "Крисов" по ней бегает?..
- Своего рода охотник. На крупную дичь. Хоть и запоздало, но не позволишь ли мне скоротать время за беседой с тобой? Взамен я могу предложить поговорить о прошлом. Некоторые печали лучше делить с совершенно незнакомыми людьми, с которыми завтра уже не увидишься, и которые унесут с собой часть твоей грусти. Можешь мне поверить, я знаю о чем говорю. Или можем побеседовать о будущем. Ближайшем. - Крис скосил глаза на гулявшую компанию. - Иногда я умею быть немножко пророком.

4

«И что он так меня рассматривает? – нервничала она. – Если через минуту не прекратишь, я тебе что-нибудь сломаю». Хьёрдис продолжала смотреть ему прямо в глаза. В какую-то секунду правый уголок губ дернулся от напряжения. Обычно «оценщики» потом уходили побитыми. Но и порой ей больше доставалось из-за своей неприступности.
"Не подумай", – было ответом на волновавший ее совсем недавно вопрос.
«Значит, всё-таки он решил смыть границы приличия и «тыкать» мне, – подытожила она. – Ну что ж…»
Держать дистанцию – то, чего она придерживалась по жизни, и любая попытка ее сократить пресекалась. Конечно, были исключения, но редко ей попадались люди, которые быстро могли завоевать ее доверие.
Эти соловушки разыскиваются в трех провинциях империи живыми или мертвыми. Еще в двух - только живыми. И в одной назначена награда за голову их предводителя, отсеченную от тела. Скверные ребята, в общем...
Мужчина мог заметить явную перемену в ее лице: брови чуть-чуть приподнялись, и выражение лица после этих слов стало более расслабленным. Первое попадание.
«Головорезы что ли? – девушка бросила взгляд на компанию, именуемую «Стальные соловьи», и усмехнулась. – Кажется, я предчувствую прекрасный вечер, полный крови, боли и возбуждения от схватки».
В ее глазах заплясали озорные огоньки.
По правде, я подсел только для того, чтобы узнать, не принадлежишь ли ты к их отряду. Теперь вижу, что нет. Значит, остается только ждать...
Девушка не разобрала его эмоций, но это заявление ее еще больше оживило.
«Так вот, что тебя интересовало», – она выдохнула и потянулась к кружке холодной медовухи, как незнакомец вдруг добавил, протягивая руку:
Ах да, имя... Крис.
Кажется, нервное напряжение, скованность, закрытость в этот момент рухнули вниз, разбиваясь на множество частей. Руку ей давно не протягивали. А это было жестом признания собеседника равным. Она даже припомнить не могла, когда подобное происходило в ее жизни. Второе попадание. Воительница отметила для себя интересный перстень и с теплотой улыбнулась, нерешительно протягивая руку.
Хьёрдис, – девушка сжала его руку, возможно, сильнее, чем следовало, но не из-за того, чтобы показать свою силу, скорее, сказалось остаточное действие эмоций.
Когда Крис посмотрел на соловьев, добавив, что иногда способен предвидеть будущее, девушка и вовсе рассмеялась, слегка закинув голову назад:
Да-а-а-а… – протянула она твердым голосом, чувствуя поднимающийся изнутри трепет. – Я тоже нечто такое предчувствую. Пожалуй, твой дар предвидения еще и помог найти того, кто, отчасти, может разделить твои стремления. Или мысли. Что ж… – девушка забила пальцами по столу, ее улыбка медленно начала блекнуть, возвращая ее в прежнее состояние, а волна возбуждения стала снова опускаться вниз.
Она обдумывала его слова о прошлом и печали. Внутри ее естества снова что-то заметалось, затрепетало, завыло от боли, но девушка сглотнула подступивший к горлу ком и всячески постаралась затолкать эти ощущения подальше. Сейчас не время для откровенностей.
«Если я пущусь рассказывать о наболевшем, меня это точно сорвёт и жестоко швырнет в бездну. Доверить свою слабость незнакомцу? Нет, не стоит этого того», – Хьёрдис легко замотала головой, прикрывая зеленые глаза.
Девушка решительно потянулась за кружкой и, сделав несколько глотков, добавила:
Не хочу говорить о прошлом, – она постаралась скрыть болезненность в словах, хотя это у нее не очень хорошо получилось. – Пускай всё остается там – за чертой настоящего. Если мы не в силах что-то изменить, зачем этого касаться? Так можно растревожить еще слабо затянувшуюся рану, и она снова начнет кровоточить.
«Да, последнее говорить, пожалуй, было лишним».
Расскажи мне вот что, Крис, – девушка положила руки на стол, скрестив пальцы в замок. – Что тебя привело в Блекмор, и куда ты направляешься? Ты не похож на какого-то секретного агента, посему смею предположить, что эта информация может быть открытого характера. Конечно, иногда практика показывает, что я ошибаюсь в людях, но надеюсь, что в данном случае это не так. Я из той категории людей, которая предпочитает искренность, но если это повредит твоей репутации, то лучше не стоит.

5

Рука у девушки была приятной, хоть и пожатие у нее вышло слегка нервное. Почувствовав это, Крис ободряющей улыбкой постарался стереть ее возможные подозрения и недоверчивость.
В остальном же, ладошка Хьёрдис оказалась суховатой, теплой на внутренней стороне ладони, как у человека горячего сердцем, и холодной на внешней, как признак привычки хранить все в себе.
Сама ладонь широкая, с длинными прямыми и сильными пальцами. До мужской ей далеко, конечно, в силу физиологических особенностей, но относительно женской руки это пожатие оставляло хорошее впечатление человека открытого, пусть и иной раз довольно резкого в суждениях и оценках. Зато честного, как удар двуручником и прямого, как древко стрелы. И не лишенного при этом тяги к искусству. Занятно...
Не удержавшись, Крис мельком сравнил их ладони, и хмыкнул. Судя по всему, они с этой девушкой были в чем-то похожи, а в чем-то прямо таки на корню различались во взглядах. По крайней мере, если судить по строению ладоней и науке, учащей узнавать по ним собеседника.
Словом, рукопожатие немного затянулось, но не настолько, чтобы это можно было бы счесть неприличным и неуместным.
Зато потом в процессе разговора Крис мог убедиться, что его первоначальные впечатления о этой особе почти полностью оказались верными - та действительно хранила какую-то печаль на сердце, от которой по ее губам пробежала едва заметная судорога. "Сколько же ты слез не пролила, девочка?.." - Мелькнула в голове Совуха мысль. Даже темная половина, обычно безучастная к людскому горю, озадаченно умолкла, приблизив свой воображаемый теплый нос к точеному носику девушки. "Молодая, еще успеешь настрадаться" - Примерно так можно было бы перевести в человеческую речь скользнувшие по темной шкуре эмоции. То ли поддержать хотела, что странно, то ли просто неодобрительно поморщилась.
Не поддержав свое прогрессирующее сумасшествие лишними мыслями по этому поводу, Крис кивнул следующим словам Хьёрдис.
- Действительно. Прости, если показался невежливым и сунул нос, куда не следовало. - На губах его вновь скользнуло выражение, близкое к улыбке, что вместе с внимательным и понимающим выражением глаз создавало некий незримый эмоциональный мостик с его стороны.
Благо еще, что девушка сама решила встряхнуться, и обратиться вниманием к более насущным делам, и тем самым вернула Криса из глубин задумчивого изучающего интереса к собственной персоне. - Такие раны никогда не излечиваются. Просто учишься жить с ними. - "И вот зачем я это сейчас сказал? Нужно было поддержать ее переход на другую тему, и не обращать внимания на оговорку. Или успокоить и обнадежить красивой фразой в крайнем случае. Соберись, Совух, етить тебя в душу..."
Мысленная оплеуха самому себе помогла вернуться в рабочую атмосферу. Но обстановка вокруг них пока меняться коренным образом не планировала, что давало Крису и Хьёрдис некоторе время на досужие разговоры.
Компания гуляла, как и раньше. Так же в воздухе был слышен звон струн лютни и тонкий голос, на эльфийский манер пересказывающий историю любви мужчины и женщины, вместе отправившихся на войну и умерших на ней в один день и на одном поле брани. Крис не знал эльфийский, но общий смысл песни был понятен и без слов, просто по знакомой мелодии и трагичным ноткам голоса. Мрачный человек-скала будто замер на своем месте и продолжал курить. Обычный вечер в обычной таверне. Что может пойти не так?..
Расскажи мне вот что, Крис... - Совух обратился взглядом обратно на лицо девушки. И устроился поудобнее, сняв с себя ремень сумки и поставив ее к ножке стола. Действительно, если у них есть время на разговоры, то почему бы им не воспользоваться?
- Хороши были бы секретные агенты, если бы их можно было бы выявить с первого же пристального взгляда. - Улыбка на лице мужчины стала шире, а сам он чуть понизил голос, склонившись к девушке, чтобы та могла его расслышать - Как я и говорил - я охотник. Иногда занимаюсь то тем, то этим. Можно назвать меня наемником, потому как за свою работу я получаю деньги. В Блекмор же я прибыл...
Взгляд Криса вновь метнулся к компании мужиков и дворянчика, которые в это время шумно откупоривали новую бутыль с алкоголем. Веселье крепчало.
- По весьма любопытному делу. Видишь вон того прилично одетого молодого человека? На сегодня у него запланировано свидание с костлявой. Моя задача - не дать этому свиданию произойти. Достаточно просто, на первый взгляд, не так ли?..
Крис вернулся вниманием к девушке, ожидая новых вопросов.

6

Такие раны никогда не излечиваются. Просто учишься жить с ними, – эта фраза кольнула ее. Насколько знакомые ощущения. И мысли...
Воительница сузила глаза, а через мгновение ее лицо выразило сожаление, но ответить она ему не решилась.
«Два одиночества, пропитанных насквозь болезненными событиями прошлого», – мелькнула мысль и тут уже спряталась где-то в закутке сознания.
Крис вновь подчеркнул, что он охотник, а магов вряд ли можно было бы назвать этим словом (ей так казалось), а значит перед ней был представитель военного искусства.
«Мечник, наверняка, – отметила она про себя. – Меч тебе к лицу больше всего, – легкая, но короткая улыбка. – К тому же... кто как не воины любят битвы и всевозможные стычки?».
Дослушав собеседника, Хьёрдис снова посмотрела на компанию.
На первый взгляд ранее ей показалось, что было бы здорово закатить драку, но вот сейчас она немного засомневалась. Больше всего ее настораживал здоровенный мужчина: не хотелось бы смахнуться с ним. Так можно потом и костей не собрать. А в ее планы не входило так быстро расставаться с ними. Но, пожалуй, Крис, – она бросила на Совуха взгляд, – вполне бы справился. По крайней мере он производит именно такое впечатление.
Значит, твое присутствие здесь не случайно и продиктовано определенными положениями… – проговорила задумчиво воительница и прислонила правую руку тыльной стороной к губам.
«Да… хорошее я выбрала время для посиделок, но тем интереснее».
Могу ли я тебе помочь в этом деле? – вдруг спросила Хьёрдис. – Видишь ли, судьба сложилась так, что мне просто жизненно необходимо ввязываться в какие-нибудь передряги. Так ярче ощущаешь вкус жизни. Ходишь по краю… – девушка стала водить указательным пальцем правой руки по столу, – …ощущаешь запах смерти и уже привыкаешь его чувствовать. Даже иногда жаждешь прочувствовать его вновь... Как он касается твоей кожи, разливаясь холодком, проникает в самые потаенные уголки души…
Она вернула ему свой взгляд и усмехнулась.

7

Второй раз девушка проявила заинтересованность в происходящим, и вторично же, на сей раз более открыто и прямо предложила Крису свою помощь. "А что?.." Крис моргнул, после чего еще раз более внимательно осмотрел с головы до... Ну, насколько мог видеть в общем. - "Лишняя рука в этом деле лишней не будет. Тем более рука крепкая, и знающая, за какой конец хватать оружие..."
Пусть она и не внушала особый страх или уважение одним своим видом, но ему ли не знать, насколько обманчивым может быть первое впечатление. К тому же, так или иначе, Хьёрдис уже стала участницей событий, пусть пока и косвенной, и не до конца осознавая этого.
Кроме того, девочка явно знала о чем говорила, пусть слова эти Крис предпочел бы слышать от какого-нибудь мужика, и не столь поэтично высказанные. Нет, его ни в коем случае нельзя было обвинить в мужланстве. В стране, где женщины становятся даже стражниками, такие предрассудки давно забыты настолько, насколько это возможно для современного общества. Просто... Звучало это несколько нелепо и напыщенно, но именно для того Крис и мотался из конца в конец империи, чтобы чьи-то жены, дочери, матери и сестры могли не бояться за свою жизнь и жизнь своих близких, и не рвались брать в руки оружие. Как-то по его мнению это было противоестественно...
- Хорошо. - Совух кивнул, серьезным взглядом подчеркнув собственное согласие и принятие её помощи. А после улыбнулся. - Выйти тебе все-равно бы уже не дали бы так просто. Свидетелей они не оставляют, потому меня и привлекли к этому делу. Кроме того, я уже вижу, что ты не просто крестьянка или горожанка, и способна постоять за себя. Это ведь твой меч и лук на входе на почетном месте?..
В зале тем временем стихла музыка, доиграв до конца, и в обозримом пространстве наметилось движение шелковых одежд эльфийки, сходящей со сцены. Ее прозрачные, как две стекляшки, глаза заинтересованно сверкнули в их сторону.
И Криса продрал мороз по спине. О, это чувство не передать словами. Долгие дни поиска и погони завершились, и завершились успешно! Будь здесь свора, ее представители точно бы сейчас облизнулись, чувствуя близкую добычу. Потому как осторожный зверек показал нос из собственной норки и попробовал воздух на вкус. Применив магию чтения мыслей.
На лице Криса не дрогнул ни единый мускул, но внутри он уже весь сжался, чувствуя как время вокруг него закручивается, спиралью, а пространство разглаживается, будто ровный стол. Духовное око заработало на полную мощь, насыщая его восприятие доселе недоступными его органам чувств оттенками красок, запахов и звуков. Зверь этот, устроив западню в выгодных для себя условиях, сам угодил в ловушку.
Действительно, сдав оружие, воины лишали себя возможности пользоваться большинством духовных техник из числа представлявших для него опасность. Но что, если один из этих воинов сохранит при себе предмет, позволяющий ему обойти этот запрет? Скажем, пару кинжалов на скрытном креплении под одеждами, слишком объемными, чтобы то было заметно со стороны.
Обыска ведь никто не проводил при входе, доверившись острому глазу привратника и наивной вере в людскую порядочность.
- Чтение мыслей. Подыграй мне... - Напряженный шепот, который может услышать только девушка, прозвучал одновременно с тем, как его рука накрыла ладонь Хьёрдис. Несколько секунд глаза листоухой изучали его лицо, и за это время Крис успел собраться с мыслями и моментально с ходу нырнуть в новую роль, перевоплощаясь полностью, начиная с выражения лица и глаз, заканчивая образом мысли и речи. Как шкуру сменил, тут же оказавшись в новой. Так-то. Бойтесь актеров.
От этого легкого касания обнаженной руки без перчатки к коже девушки по загривку Совуха вновь пробежали мурашки, и он окунулся в это ощущение, позволил ему заполнить все его естество, всего себя. Укрылся им как вуалью, пряча от постороннего внимательного взгляда то, что он есть на самом деле. И улыбнулся девушке чуть иначе, заглянув ей в глаза новым взглядом, укрытым поволокой похоти от длительного воздержания, густо замешанной на встряхнутых от пыли времени подростковых фантазиях. 
- ...Клянусь, слепым надо быть, чтобы не увидеть этот огонь страсти в твоих глазах! - Голос, прежде сухой и с тщательно контролируемыми и отмеряемыми будто зелья в алхимии интонациями, наполнился бархатистой шерсткой мурлыкающих ноток. Главное в этом деле было не перестараться, и не уйти в карикатурность, чтобы даже внимательный зритель не заметил фальши. А еще ни в коем случае нельзя было позволить себе самому и мысли о том, что вся эта сцена - наиграна. Ведь тогда в нее не поверит тот зритель, что сейчас аккуратными прохладными пальчиками осторожными движениями проникал вглубь головы агента с целью понять, какого, собственно, лешего он появился здесь в такой час.
Если не знать, что искать и от кого - то заметить это было бы совершенно невозможно. А может и сейчас все эти детали воображение Криса только дорисовывало.
Темная гладь ментальной травмы Криса послушно улеглась на дно разбитым зеркалом имитируя абсолютную нормальность. Иначе бы его первой же проверкой наверняка вышибли бы за дверь инспекции.
- ... - Ты сама - огонь. И я чувствую этот жар. Он опаляет меня... - Единственное, что осталось от прежнего Криса - глаза. Они смотрели прямо и призывно, стремясь взглядом удержать девушку от необдуманных действий, которые могли бы испортить ему всю игру. Не сомневаться, не думать, не отпускать чувство ее тепла...
От вызываемых жаром собственных мыслей чувств по телу прошел первый спазм, разгоняя по телу кровь, насыщенную этим обжигающим чувством, на фоне которого чуждое и прохладное касание извне стало более явным. Или это вновь фантазии?
Даже чувствуя, что воздействие остановилось, будто окунувшись в чан с кипящей водой, Крис не мог позволить себе ни крупицы торжества. Только полная концентрация мыслей на собственных чувствах, и на ощущении близости женского тела.
Обращение к этому древнему первородному огню было самым надежным, но и самым опасным способом, к которому можно было бы прибегнуть в его ситуации. Опасен он был тем, что воззвавший к нему рисковал сам обжечься до угольков. История знавала актеров, покончивших жизнь суицидом после очередного выступления, которые так и не смогли выйти из роли и избавиться от придуманных их же собственным разумом чувств.
- ...Но больше всего меня обжигает жар твоих губ. И я знаю, что погибну, если позволю себе попытаться прикоснуться к ним. Но этот соблазн - его трудно побороть. Мою трепещущую душу манит твой свет...
Тем не менее выбора уже особого не было. Начав играть, Крис оказался заложником ситуации, и вынужден был играть до конца. Пусть его уже начинало ощутимо знобить от удерживаемых внутри силой воли чувств, и по коже уже не пробегают, не - маршируют парадным шагом эти самые мурашки.
Мысли его уже зашли далеко. В них его руки позволяли себе намного большее, на фоне чего их касание руками казалось невинной детской шалостью в песочнице. В них дыхание обжигало кожу, рыжие волосы струились огненным водопадом по изгибу шеи, губы оставляли после себя ощущение неутолимого голода по прикосновениям, который могло утолить лишь одно. В них одежда становилась ненужной, слова - неуклюжими, а ответные чувства и движения вселяли уверенность, что вот еще чуть-чуть, и можно объять весь мир. И в них мир был ничем, ведь что он такое, когда у тебя под руками бьется сердце другого, куда более ценного сокровища?..
Краем глаза Крис заметил, как эльфийка изогнула брови и искривила губы в усмешке, после чего отвела взгляд в сторону компании, о чем-то с ними начиная общаться.
И выдохнул, моргнув и отпуская взглядом взгляд Хьёрдис.
Сердце колотилось о стенки ребер, моля выпустить его наружу, а дыхание сбилось как от долгого бега.
Совух опустил веки, и глаза под ними чудились ему двумя воспаленными угольками, будто до сих пор, как и мгновение назад, те полыхали огнем страсти. Но времени на собственные переживания не было - стоило объясниться перед девушкой за свои внезапные метаморфизмы.
- Маг разума. - Голос его вновь стал спокойным и деловитым. - Вся банда в полном составе. - Открыв глаза, что тут же отозвалось в них резью, Крис глянул на девушку.
- Позже я объяснюсь, обещаю. Времени осталось мало, они готовятся перейти к финальной стадии своего замысла. Сегодня кто-то умрет. Либо мы, либо они.

8

Выйти тебе все равно бы уже не дали бы так просто. Свидетелей они не оставляют, потому меня и привлекли к этому делу. Кроме того, я уже вижу, что ты не просто крестьянка или горожанка, и способна постоять за себя. Это ведь твой меч и лук на входе на почетном месте?..
На ее лице отразилась растерянность.
«Ну ты и вли-и-ипла, – протянула она в мыслях. – И как он понял, что это именно мое оружие?».
Девушка утвердительно кивнула на его вопрос.
«Нет… он не так прост, как кажется. Или я снова всё усложняю?».
Хьёрдис отметила, что доселе играющая грустная эльфийская песнь утихла, даже как-то пусто от этого стало, только хохот посетителей еще более звучно наполнил окружение. Она любила слушать музыку и бардовские песни, и не удивительно – ведь ее мать именно этим зарабатывала на жизнь. Воительница бросила взгляд на эльфийку, но тут же перевела его на Криса.
Чтение мыслей. Подыграй мне...
То, что произошло потом, было очень сложно описать. Ее захлестнул сначала страх, перемешиваясь со смущением, а потом и жгучая агрессия вкупе с презрением. Очень дикая смесь. Невероятный контраст эмоций с разными оттенками вкусов и красок.
Крис, который совсем недавно был приятным собеседником, вдруг превратился в совершенно иного человека. От его неоднозначного взгляда она вздрогнула, съёжилась, рука же дернулась, медленно сжимаясь в кулак. Она знала этот взгляд. Мужчины то и дело стремились ее склонить к интимным действиям, которых девушка сторонилась, отмахиваясь как от кошмарного сна. Ей чужда была мысль о такой близости с малознакомыми людьми, тем более при таком расположении духа. Хьёрдис и так сторонилась общества, что можно тогда говорить об этом?
Всё её естество в этот миг запротестовало и первой реакцией было хорошенько ему врезать.
«Подыграть? – вдруг ее словно обдало холодной водой, когда в голове снова всплыли его слова. – Это… и-игра?». Ее бровь слегка дернулась от нервного напряжения.
...Клянусь, слепым надо быть, чтобы не увидеть этот огонь страсти в твоих глазах!
Когда Крис заговорил, желание ударить смешалось с нахлынувшим смущением, тем самым даже усиливая предыдущую эмоцию. В тот момент под его рукой ее рука еще сильнее сжалась в кулак и начала дрожать от сдерживаемой силы.
«Если ты начнешь трогать меня, я тебя точно убью», – думала она, и это отражалось в ее взгляде. Она крепче сжала зубы, пытаясь перебороть захватившие ее эмоции.
Ты сама - огонь. И я чувствую этот жар. Он опаляет меня...
И снова смущение и желание протестовать, вырваться и дать волю своей агрессии: «Прекрати, – шипела она в мыслях, кожа на костяшках рук побелела от ярости. – Что ты вообще творишь?!».
...Но больше всего меня обжигает жар твоих губ.
Вот промелькнул страх. Ее дыхание стало вовсе прерывистым. Сейчас Крис не выглядел как тот, кто лукавит или притворяется. Если это игра, то очень искусная, потому что то, с какой интонацией он это произносил, какие чувства (пускай и ненастоящие) в это вкладывал, любая слушательница, пожалуй, безоговорочно бы поверила ему. Но всё-таки ей хотелось верить, что это действительно игра и ничего более, поскольку такое положение вынудит ее действовать жестко. Это не ее стиль выстраивать так знакомства.
…И я знаю, что погибну, если позволю себе попытаться прикоснуться к ним.
«Да, я тебя наверняка прикончу, – ее бровь снова дернулась, – как хорошо, что ты это понимаешь», – ответила воительница взглядом.
…Но этот соблазн - его трудно побороть.
«Уж постарайся, иначе на одного охотника в этом мире станет меньше».
…Мою трепещущую душу манит твой свет...
«Ты вообще в курсе, что я тоже людей убиваю? Иногда даже очень жестоко». Они еще некоторое время смотрели друг на друга. Хьёрдис могла представить, что творилось в его мыслях, но с каждой секундой она себя всё больше успокаивала тем, что это была всего лишь вынужденная необходимость, а не спонтанный порыв чувств, огромной лавиной вдруг обрушавшийся ему на голову. Читать мысли подвластно магам разума. А значит в этом зале есть маг, как минимум, если она не ошибается, 5 порядка, тогда это приносит определенные проблемы. Магия ее влекла, но, направленная против нее, она вызывала вполне обоснованный страх и чувство уязвимости.
«Лук в паре десятков метров», – несколько досадно отметила про себя воительница.
Заметив реакцию эльфийки, всё медленно начинало вставать на свои места.
«Вот источник этого спектакля», – в мыслях проскользнуло презрение.
Как только Крис выдохнул, она тут же выдернула свою руку, пряча под стол, потому что та предательски дрожала и тем самым выдавала ее напряжение и тот факт, что девушка с трудом сдерживает себя.
Маг разума. Вся банда в полном составе.
Хьёрдис фыркнула:
До меня уже дошло, но это не отменяет того, что мне хочется тебе врезать, – вкрадчиво прошипела она, забыв о тактичности.
Позже я объяснюсь, обещаю. Времени осталось мало, они готовятся перейти к финальной стадии своего замысла. Сегодня кто-то умрет. Либо мы, либо они.
Хьёрдис схватила кружку с медовухой и, собравшись плеснуть ему в лицо, в последний момент передумала. Девушку все еще злила та ситуация, в которой она оказалась, но нынешнее положение дел требовало иной реакции. Необходимо было переключится на другую проблему, которая представляла гораздо большую угрозу.
«Ну же, хватит из себя строить непонятно что. Это было просто игра. Прими это и всё, – убеждала она себя. – В любом случае ты потом сможешь высказать всё, что думаешь. А сейчас…»
Уголок правой губы медленно пополз вверх, образуя коварную улыбку. Медленно сантиметр за сантиметром ее стала окружать некая аура боевого безумия. Оно не торопясь подкрадывалось к ней, изменяя ее черты лица, выпрямляя осанку, меняя поведение и реакцию. Да, она жаждала вновь испытать себя, немного жалея о том, что это будет, скорее, рукопашный бой, а в этом ей еще расти и расти. Хьёрдис пятернёй провела по волосам и словила взгляд разносчицы, которая подходила к кухне. На лице той отразился испуг: ей доводилось не раз замечать у воительницы такую улыбку, в большинстве случаев это говорило о том, что сейчас случится очередная драка.
Тогда мне нужны детали, – девушка подалась вперед к его лицу.
Зеленые глаза сейчас выражали голод, но иной, нежели плотский. Это была жажда крови, жажда снова испытать тот адреналин, который гонит по венам кровь, когда пытаешься достать противника. Она явно смаковала это чувство. Ее зрачки расширились от предвкушения. Безумна ли она? Да. Не раз это портило положение вещей, ведь, что ни говори, но в некоторых ситуациях нельзя поддаваться сильным эмоциям и выпускать такую агрессию наружу, но иногда именно это и спасало ей жизнь. Сейчас, когда противники, вероятно, сильнее ее, Хьёрдис спокойно позволила себе окунуться в эти будоражащие ощущения.
Я не намерена сегодня умирать, надеюсь, ты это понимаешь, – ее взгляд сейчас старался проникнуть как можно глубже в его душу. – И ты не должен, ведь тогда твоя игра не стоила свеч. А мне хочется еще послушать тебя, поэтому постарайся, пожалуйста, не отдать свою душу небесам, идет? – она усмехнулась. – А теперь скажи мне, каких ребят ты оставляешь на меня, и что я могу с ними сделать, – улыбка стала еще шире.

Отредактировано Хьёрдис (2018-02-05 21:34:42)

9

Быстрый взгляд на воительницу. Не такой, как в начале их знакомства - вскользь и будто бы мимо, и не такой, как в маленькой сценке, что разыгралась недавно - словно бы вглубь, минуя маску плоти, а долгий, изучающий. Времени было немного, но и торопиться было ни к чему. Всему свое время. Криса уже заполняла та самая деловитая отстраненность с темной блестящей шерсткой на покатых боках, с которой он брался за работу, и потому слова девушки, возмущенные и шипящие, пробудили в нем внезапный и неуместный интерес. Ложечку пощекотало близким вкусом пролившейся крови.
Головку Хьёрдис, кажется, занимали те же мысли, так как ее лицо постепенно преображалось из недоуменно-возмущенного в горячую маску смерти, к которой обращались некоторые воители, принимавшие и впускавшие в себя боевое безумие, вместо полного от него отстранения черпая в ней собственные силы.
Улыбка, на которую Крис ответил своей, куда более спокойной, но от того не менее неприятной, и ледяной холод, таящийся в его зрачках столкнулся взглядом с огнем, бушевавшем в душе женщины.
- На это я и рассчитывал. - Его рука нырнула за пазуху, и, нащупав там один из нашитых на оборотной стороне халата кармашков, вытянула из нее отрез красной шелковой ткани. Приготовленной как раз на подобный случай. - Повяжи это себе на руку. Когда начнется, нашим союзникам будет не до разборок, кто к чьему числу принадлежит. Сейчас мы встаем и направляемся к выходу. Когда окажемся на ногах - я положу руку тебе на талию, позволь мне это сделать. В зависимости от развития ситуации оружие, которое в ней окажется, может сослужить службу либо тебе, либо мне. Нас постараются как-то поддеть, и реакция наша должна быть максимально жесткой. Бьем сразу на поражение - чем больше противников выведем из строя, тем легче нам будет в дальнейшем. Мага беру на себя, на тебе все остальные. Как только я закончу, то постараюсь тебя прикрыть. Как будет возможность, прорывайся к стойкам с оружием, и не пускай к нему никого, кроме меня. На крайний случай - мой меч длинный и узкий, в серебристых ножнах...
Крис отвлекся, чтобы поискать взглядом разносчицу и остальной персонал таверны. Те исчезли, будто предчувствовали назревающую грозу. Интересный факт, но тем даже было лучше. Жертв со стороны мирных жителей было все же желательно избегать, не ставя, впрочем, это в приоритет.
Тем временем, кажется, за центральным столом начала возникать какая-то перепалка. Которая и грозила, по видимому, перетечь в драку с последствиями для дворянчика, не совместимых с жизнью.
Заметив это, Крис скосил туда глаза, и вновь обратился к Хьёрдис:
- Готова? Вопросы будут?
Как только с вводными было окончено, Совух встал, протянув руку к девушке.
- Идем. И постарайся вести себя естественно. У тебя очаровательная улыбка, но не стоит ей пугать наших клиентов раньше времени.

10

Взгляд, подобный ледяному бескрайнему простору, который послал ей Крис, несколько остудил ее огонь. Ей почему-то на секунду вспомнилась ровная заснеженная гладь реки, которую она созерцала глубокой ночью вблизи Нальдерма около четырех лет назад. Тогда дул холодный ветер, вокруг всё было укрыто снегом, а она сидела на теплой шкуре и смотрела куда-то в бесконечную даль. Туда, где темное небо соединяется со льдом. Лед – сильнейшая защита, но и одновременно с этим – острая игла. Лед – это покой, абсолютное замирание жизни. Лед – это состояние, при котором мир заставляет тебя обратиться внутрь себя и слушать, слушать, слушать…
Легкая задумчивость прошла, как только Крис протянул ей красную ткань, которую Хьёрдис повязала на руку.
…Когда окажемся на ногах - я положу руку тебе на талию, позволь мне это сделать.
Девушка слегка наклонила голову, и взгляд выразил некоторый протест, который был тут же усилием воли заброшен подальше. Меньше всего ей хотелось, чтобы сейчас ее кто-то касался, особенно незнакомый мужчина.
«На что не пойдешь ради того, чтобы повернуть ситуацию в свою сторону…».
Я не допила свою медовуху… – как-то разочаровано посмотрела она на кружку. – А, – девушка выдохнула, – думаю, никто бы не дал мне это сделать сейчас спокойно. У меня к тебе будет одна просьба, – воительница пристально посмотрела на него. – Пожалуйста, поаккуратнее со своими руками на моей талии, я весьма нервная личность и могу все-таки ответить за некоторые поползновения. У меня на поясе под рубашкой четыре метальных ножа, – предупредила его Хьёрдис. – Но… – стиснув зубы, воительница замялась. – Но… если они понадобятся, можешь воспользоваться ими в случае чего. Или, если ситуация совсем будет плоха, я тебе брошу парочку через зал. Метаю я далеко не мастерски, поэтому будь внимателен, очень постараюсь тебя не убить, – рассеянная улыбка. Девушка обвела взглядом таверну, кажется вот-вот всё начнется. – Хорошо, Крис, я сделаю всё, что в моих силах. Вопросы, конечно, у меня есть, но они могут подождать. Я не знаю твоих талантов, но надеюсь, что ты понимаешь, что нужно делать. Маги разума – одни из неприятнейших противников.
Идем. И постарайся вести себя естественно. У тебя очаровательная улыбка, но не стоит ей пугать наших клиентов раньше времени, – мужчина поднялся и протянул ей руку.
Хьёрдис несколько растерялась, не зная, что ответить на последнюю его фразу. Сарказм ли это был или некая издёвка? Или...
Воительница нерешительно положила свою ладонь на его, словно боясь обжечься, и вышла из-за стола. На доли секунд к ней вернулись воспоминания о прошлом, которое она так отчаянно пыталась побороть, но пульсирующий боевой настрой, подпитываемый предстоящей дракой, вытеснил всё это на бессознательный уровень.

11

- О, не сомневайся даже. У меня есть представление о том, как обходиться с подобным противником.
Рука легла на талию девушки естественно и непринужденно, и со стороны могло создаться полное впечатление того, что парочка просто решила продолжить свое общение в более уединенном месте, чем натопленная духота таверны с раздирающими ее нутро пьяными голосами.
Которые, кстати, в свою очередь достигли новой стадии накала, и теперь стало ясно, что за большим столом в центре зала шел оживленный диспут, грозящий вот-вот перейти сначала в спор, а затем и в ссору, которая могла окончиться для попавшую в плохую компанию дворянина здоровья, а то и целой жизни. Но тот, кажется, был сейчас так пьян, что не замечал направленных на него взглядов и переглядываний между собой ватаги наемников. Присутствие эльфийки в легкомысленных шелковых одеждах не по сезону, зато выгодно подчеркивающих острые груди и осиную талию, только накаляло и без того готовую вот-вот взорваться обстановку. Хуже всего было то, что она это прекрасно понимала, судя по тому, как вроде бы неловко пошатнулась, опершись на плечо осоловевшего от выпивки и такого напора мужчины, от чего тот не растерялся и приобнял ее за талию. Вернее, хотел. А получилось вполне себе красноречивое объятие пониже спины девушки, не только неприличное, но и оскорбительное для некоторых дам. Эта была не исключением, судя по вмиг замолчавшим и налившимся краской лиц оппонентов в диспуте дворянчика. Причем это было явно не смущение. Один из них перевел взгляд на девушку.
- Атаман? Он тебя лапает?
- Лапает. - Подтвердила эльфийка, глядя змеиным взглядом сверху-вниз на все еще непонимающего что происходит мужчины, вокруг которого сейчас с лязгом захлопнулись челюсти капкана.
- Ага. - Говоривший кивнул. И плеснул в лицо оступившегося молодого человека выпивку из своей кружки. Это послужило спусковой скобой для последующих событий.
Видя, что события разворачиваются споро, и совсем не так, как Крис запланировал их ранее, он шепнул Хьёрдис "План "Б"" и скользнул вперед, вытягиваясь в выпаде в подмышку тянущегося рукой к растерянно отфыркивающегося и утиравшего лицо дворянина с явным намерением взять того за грудки.
Кинжал скользнул, бессильно скрипнув по прочной чешуе пододетой под одежду облегченной кольчуги, но оставил взамен проникновению внушительную травму в виде полуколец на коже и хрустнувшего ребра, отчего нападавший охнул и осел на один бок. И удачно подставился под удар локтем под затылок, прямиком в мягкий участок, соединяющий шею и голову. Удар, который мог бы свалить и более сильного противника, не нанес серьезного ущерба, лишь заставил ушибленного клюнуть носом, едва не уткнувшись в собственное питье.
К сожалению, на этом его успехи закончились, так как наемники недаром ели свой хлеб, и быстро сориентировались для отражения атаки с тыла.
Эльфийка споро отступила в сторону сцены, уронив руку на струны своего инструмента, и набрала в грудь воздух, готовясь исполнить первые ноты своей очаровывающей песни, но оказалась грубо прервана летящим в сторону ее головы тяжелым кошелем с монетами. Заметить она его заметила, но уклониться у нее не получилось так скоро, как хотелось бы. Как итог, пущенный умелой рукой импровизированный снаряд несколько попортил ее точеный профиль, угодив прямиком в остренький нос. От удара девушка отшатнулась, потеряв равновесие и на несколько секунд выпадая из боя.
Дальше уже сам Крис оказался под градом ударов, пропустив вскользь джеб руки с зажатым в ней кастетом, прочертившим на его лице острой гранью длинную кровавую полосу. От дальнейших ударов Совух закрылся согнутой в локте рукой и отмахнувшись от наседавших на него наемников несколькими взмахами кинжала, взятого обратным хватом. Отступая, он умудрился пнуть под ноги одного из нападавших табурет, слегка замедлив этим их продвижение. Позабытый дворянин воспользовался случаем, чтобы ускользнуть в тот угол, где еще незадолго до перешептывались Хьё и Крис, стремясь избежать ненужной ему схватки.
Хьёрдис же пока оказалась обделена вниманием. Но нет, нашлась и на нее компания. Тот самый парень, что недавно уже подходил с подкатами к ее столику, одарил ее недобрым взглядом и гнусно усмехнулся, явно рассчитывая поквитаться с отказавшей ему девушкой. При этом тот факт, что сама она даже не успела толком отреагировать на его ухаживания, его в этот миг не особо волновали. В руке у него оказалась импровизированная короткая дубинка, которую можно было легко спрятать в широких штанах, и он собирался пустить ее в ход.
Позади этой свалки, избегая до поры до времени быть в нее втянутым вдоль стены быстрым шагом направлялся к выходу здоровяк. К выходу ли? Или к стойке с оружием, охраняемой одним хмурым гномом, который сейчас, отчаянно ругаясь ворвался в залу и кинулся было разнимать драчунов, но оказался отброшенным с пути здоровяка одним могучим ударом подкованного сапога в пузо, в район солнечного сплетения. Булькнув что-то неразборчивое, страж дверных проемов врезался затылком в стену, и сполз по ней, явно пока неспособный более проявлять участие в драке.

Карта боя

https://i.gyazo.com/261ca4676fc23a56dc63b0e5d4bf0da3.png

Отредактировано Крис Фейринголд (2018-03-01 01:43:19)

12

Когда его рука легла на ее талию, девушка слегка прикрыла глаза, эмоции были весьма противоречивыми. Где-то глубоко изнутри стала подниматься еще более сильная агрессия, но сверху ее гасила мысль о том, что данный жест являлся вынужденным, чтобы наиболее безболезненно влиться в разворачивающуюся боевую ситуацию.
«Сейчас начнется, – Хьёрдис слегка ухмыльнулась, подняв глаза на эльфийку, которую, если это можно так назвать, «приобнял» дворянин. – У кого-то намечаются серьезные проблемы».
Сама же бард своим видом вызвала у воительницы презрение и отвращение. Она считала омерзительным выставлять свои формы напоказ и более того всячески подчеркивать оное. Может это была зависть? Хотя она никогда не чувствовала себя закомплексованной по поводу своей внешности, ее всё более чем устраивало, но острое желание каким-нибудь способом да подпортить противнице ее прельщающий образ буквально вспыхнуло в ней ярким пламенем.
Ситуация вступила в острую стадию, и Крис дал команду действовать, атакуя первым. Хьёрдис на пару мгновений увлеклась сценой развернувшегося насилия, отмечая про себя качество и скорость приемов новоиспеченного напарника. Эльфийка тут же поспешила использовать свои магические способности, но Крис не дал ей осуществить намеченное, метнув ей в лицо кошель с монетами, который гарантированно оглушил противницу.
Уже знакомое лицо преградило Хьёрдис путь. Да, это был тот, кто пытался завоевать ее внимание (и только ли внимание?) некоторое время назад, и, благодаря Совуху, не преуспел в этом деле. Позади мелькнула огромная фигура, направляющаяся к стойке с оружием.
«…прорывайся к стойкам с оружием, и не пускай к нему никого…» – вспомнила она слова Криса перед тем, как они встали из-за стола.
Теперь нужно было действовать быстро. Воительница рванула в сторону ступеней, которые вели на второй этаж таверны, заранее предполагая, что наемник может пойти в атаку, а после, сделав усилие, запрыгнула на сценарное возвышение, заходя за спину всё еще оглушенного барда.
Переполняющая ярость вкупе с коктейлем эмоций, возникших в результате созерцания ее внешности, толкнули воительницу на весьма унизительное действие в отношении эльфийки. Хьёрдис с торжествующим выражением лица, встав в боковую позицию на левой на ноге, нанесла почти горизонтальный удар подошвой обуви в область пониже поясницы с такой силой, чтобы придать изящному телу барда нужное ускорение, благодаря чему эльфийка бы врезалась в наемника с дубиной.
«Как тебе понравится это, слащавое эльфийское отродье?!».
Осталось любыми способами остановить движущегося к оружию. Пальцы скользнули к поясу и выхватили метательный нож.
«Остановить! – проскочила мысль. – Привлечь внимание! Быстро!».
ВНИМАНИЕ! – проорала она низким голосом на бегу, переполняемая сильными эмоциями. Оскорбление вряд ли должным образом сработает, поэтому нужно что-то гораздо сильное. Чтобы добиться нужного эффекта, с фразы, которая мелькнула в ее голове, была сброшена красивая форма (красноречивые слова тут не возымеют силы), и она выпалила: – ГОЛАЯ БАБА!
Нож полетел прямо под ноги противнику.
В этот момент мужчина соответствующим ее ожиданиям образом отреагировал на брошенную фразу, заметив наконец Хьёрдис, и сразу сделал шаг назад, когда буквально в паре сантиметрах от его занесенной ноги в пол вонзился нож. Расстояние сократилось значительно. Еще один бросок – следующий метательный нож, нацеленный в область груди, полетел не по той траектории, какая была необходима воительнице, поэтому вонзился мужчине в верхнюю часть бедра. Глухой рык огласил таверну, скорее от неожиданности удара, чем от самой боли, в то время как Хьёрдис уже спрыгивала с возвышенности и была нацелена добежать до стойки с оружием первой.

Отредактировано Хьёрдис (2018-03-04 19:08:51)

13

- "ВНИМАНИЕ! ГОЛАЯ БАБА!" -  Даже Крис чуть не дернулся было отвести взгляд, чтобы посмотреть в сторону, с которой донесся голос - в нем все еще бродили отзвуком те чувства, что он насильно вызывал в себе минуту назад. Что уж говорить о его более неопытных в обмане оппонентах, чьи чувства были подогреты алкоголем и запахом близкой пролитой крови.
Впрочем, и те отвлеклись всего на мгновение, скорее от неожиданности прозвучавшей фразы, диссонирующей с общей обстановкой в таверне, чем от реального ожидания сладкого для глаз зрелища. Но и этого мига Крису хватило, чтобы прервать на полужесте свое отступления для перехода в неожиданную и яростную контратаку, в которой убийца полоснул лезвием кинжала сунувшегося было к нему через опрокинутый стул наемника по глазам, перехватил того за занесенную руку с оружием, выламывая ее в болезненном изгибе, после чего пихнул своего противника на другого, и вскочил на стол, за которым еще недавно шла веселая гурьба, ногами раскидывая в стороны остатки яств и питья.
Позади него взревели обозленным буйволом, после чего стол сотряс могучий удар, и тот заходил у него под ногами будто живой, и лишь большим напряжением собственных сил и сноровки Крису удалось сохранить равновесие и легко соскользнуть с другого его конца, приземлившись прямо перед поднимающимися на ноги еще одним наемником и эльфийкой, которая находилась к нему лицом и первая узрела его появление.
От выражения, мелькнувшего у нее в глазах темный зверь в душе Криса глухо зарычал от удовольствия, оскаливая крупные клыки, и эта гримаса отразилась на его собственном лице.
"Приказ за номером "№ХХХ-ХХХХ" - Группу, именующую себя "Стальными соловьями" изловить по возможности, либо привести к неспособности продолжать подрывную деятельность, либо устранить физически Главу группы, подтвердив смерть самолично исполнителем при невозможности исполнения предыдущих двух пунктов"...
Зверю нравилось исполнять приказы. Ему нравилось, когда он жил, а другой на другом конце клинка умирал, исходя кровью от ран, нанесенных его рукой. Ему было плевать, кто это был, и что об этом думает сам Крис. И он взглянул жертве в глаза.
Сердце пропустило один удар, после чего ускорило свой бег. Одновременно с этим течение времени вокруг Криса замедлилось, двигаясь рывками, мазками на картине реальности.
Помогавший подняться девушке наемник заметил взгляд той, и начал было разворачиваться, уже занося дубину для горизонтального удара с разворота, но Крис перехватил его руку и направил движение его тела дальше, позволив тому самому увлечь себя инерцией собственного удара и влететь животом в стол, по которому уже бежал, повторяя путь инспектора, один из тех, с кем до того сражался Крис.
К сожалению, тому не хватило ловкости, чтобы удержаться на сотрясшейся под ногами поверхности, и он повалился на столешницу, а Крис, почувствовав затылков готовящееся в спешке заклинание, без особых экивоков и сожалений пнул наугад, целясь в ощущение концентрации магии, которая должна была спустя несколько мгновений превратить его тело с сочащийся болью шмат мяса для собственного разума инспектора.
Удар достиг цели, что и не удивительно для такого расстояния, и от того, что цель и не думала сбегать, предпочтя встретить опасность лицом к лицу. Опасная безрассудность для мага, находящегося вне защиты своих щитов и отряда плечистых и крепких телохранителей.
Эльфийку отбросило к сцене, на которую та и опрокинулась, ударившись об угол возвышения коленями.
Темный широкий клинов вошел параллельно шее в незащищенное возможной кольчугой место, почти наверняка убив наемника. Извлекать лезвие с зазубринами из опавшего под своим весом тела было непозволимой тратой времени и сил, и Крис развернулся к эльфийке, краем глаза подметив мелькнувшие неподалеку рыжие волосы, обладательница которых сейчас со всей резвостью метнулась на встречу с оружием и лысым здоровяком, вынуждая агента еще больше ускориться в своих действиях и намерениях, чтобы по возможности помочь своей напарнице в опасной встрече.
Маг вскинула руку, то ли бессознательной попытке остановить убийцу, то ли показывая, что больше не желает сражения. Опоздала, милая. Зато предоставила удобную возможность...
"В борьбе с магами решающее значение имеют повреждения им кистей рук, чтобы лишить возможности творить волшебные жесты..."
Тонкокостная ладошка хрустнула хрящами под хваткой инспектора, который с некоторой долей наслаждения заломил ее на изгиб, еще сильнее сжимая переплетенные под ладонью пальцы, и занес свободную руку, отведя ее так, чтобы она получила максимальный разгон перед соприкосновением со своей целью...
"И повреждения, нанесенные с целью лишить их внятной речи, так как большинство магических формул требуют четкого произнесения формулировок..."
И та опустилась на побелевшие от боли пухлые губы, разбивая их в кровь и кроша спрятанные за ними зубы.
Еще один удар, на этот раз наискосок и в челюсть, ломая и ее, или по крайней мере сворачивая в сторону, чтобы надежнее лишить менталиста возможности творить запретную магию.
Крис ударил бы и еще раз, на сей раз в висок, дабы выбить из тщедушной девушки дух и малейшие помыслы о возможном бегстве, но тут за спиной послышалось шевеление и очередной яростны крик человека, который увидел перед собой картину, приведшую того в исступление. Потому Крис бросил свое занятие, и споро отскочил к выходу двумя широкими мазками-прыжками, на ходу разворачиваясь и готовясь встретить нападение.
Спрыгнувший со стола наемник с блеснувшим на руке кастетом ломанулся к нему, стремясь отомстить за своих товарищей, а Крис мельком отметил, где находится тот другой, которому он махнул по глазам кинжалом. По счастью, тот еще не отошел от раны, и глухо подвывал, опираясь на бар одной рукой, и держась за поврежденное место другой рукой, заставив темношкурого зверя оскалиться довольно. Сегодня опять кому-то было больней, чем ему.
Выглянувший из угла дворянин за это время успел выглянуть из своего закутка, оценил обстановку, и, решив, что для него она кажется через чур опасной, вернулся обратно в безопасное темное нутро укромного уголка для гостей. Судя по отсутствию в зале девушек-подавальщиц и хозяина таверны, те наверняка уже находились на пути к ближайшему отряду городской стражи, либо спрятались где-то в здании, пережидая неожиданно разыгравшееся представление.
Гном охранник же по прежнему лежал у стены, тихонько охая и поминая едва слышно чьих-то родственников на одному ему понятному языке с примесью простого людского матерка.

Карта боя

https://i.gyazo.com/18c995ca5cf2cd9c0bd4f5be7b68fa43.png

14

Хьёрдис, спрыгивая с трибуны, стремилась заполучить доступ к оружию раньше, чем это сделает кто-то иной. Лук здесь вряд ли будет уместен, а вот меч – самое то для сложившейся ситуации. Впереди с вытянутыми ногами лежал знакомый ей гном. Случалось ей и выпивать с ним за одним столом, когда у того появлялось желание рассказать ей историю, другую.
«…не в то время и не при тех сложившихся обстоятельствах…», – промелькнуло в мыслях, когда та перепрыгивала через его ноги, но тут на ее запястье сомкнулись мертвой хваткой чьи-то пальцы. Это было крайне неожиданно для девушки, поскольку она и не предполагала, что у нее еще может появиться некое препятствие, ведь воительница ранила того верзилу, и он, по ее расчетам, не должен был так быстро прийти в себя. Или должен? Неужели недооценила?
Какого… – успела только выговорить она.
Куда собралась? – произнес грубым голосом мужчина и с весьма осязаемой силой дернул Хьёрдис на себя, поворачивая свой корпус против часовой стрелки, чтобы та по траектории полетела дальше. Как он и предполагал, воительница влетела спиной в стол, стоявший позади, ударяясь позвоночником о его край, отчего тот, переворачивая какие-то тарелки и иную посуду, опрокинулся назад, как и несколько стульев, стоявших рядом. Резкая боль красной пеленой ударила в глаза, и это пробудило в ней еще более сильные эмоции. Ярость черным дымом поднималась изнутри, наполняя каждую клеточку ее тела. О, это сладкое и одновременно обжигающее чувство... Единственным желанием сейчас было отомстить за такое действие по отношению к ней. Убить, оросив руки горячей кровью. Рыжеволосая девушка подняла голову, замечая, как громадная фигура входит в комнату с оружием. Первым, что попалось на глаза, была бутылка с каким-то, как она предположила, алкоголем. Приложив все имеющиеся силы, она бросила сосуд прямо в него, угодив тому в голову. Мужчина пошатнулся, но равновесия окончательно не утратил. Быстро вскочив на ноги, она использовала рывок в его сторону, выхватывая с пояса метательный нож. В этот раз воительница не планировала его использовать по прямому назначению, а хотела нанести удар в сонную артерию, воспользовавшись ситуацией, поскольку противник стоял спиной к ней. Но снова просчиталась. Мужчина шагнул вправо, оборачиваясь, и использовал контратакующий прием, схватив девушку за руку и выворачивая ее, тем самым еще и обезоруживая. В голове промелькнули воспоминания, когда ее наставник не раз использовал на ней такой прием, и сегодня она снова попалась на него.
Хьёрдис выронила оружие, но тут же мощная рука вцепилась ей в горло и впечатала девушку в стену, которая находилась напротив стоек с оружием, поднимая тело воительницы выше. Она схватилась обеими руками за его руку в надежде ослабить хватку, но это ей не удавалось. Ноги оторвались от земли, и Хьёрдис отчаянно пыталась ударить его, чтобы прекратить эту пытку, но все удары ногами только еще больше доставляли ему удовольствие, а его улыбка становилась всё шире, переходя в торжествующий оскал. Если что-то не предпринять, он попросту задушит ее. В глазах стало темнеть, а воздуха в груди начинало уже не хватать.
«Последний нож…» – проскочило в мыслях.
Смотри на меня, – процедил он, ухмыляясь.
Хьёрдис посмотрела, безвольно опустив руку вниз, словно сдаваясь, но пальцы нащупали сталь, и воительница с оставшимися силами вздернула нож вверх, нанося вертикальный режущий удар по запястью. Хватка ослабла, и девушка рухнула на пол, заходясь истошным кашлем и жадно глотая воздух. Сердце бешено колотилось, а тело начинало трясти, в какое-то мгновение страх настолько завладел ею, что она чуть не решила просто бежать, но в голове раздался щелчок, и осознание себя и ситуации тут же вернулись к ней. Воительница устыдилась своих мыслей и инстинктов:
«Ничтожество, как ты вообще могла о таком подумать?» – тут ненависть к самой себе вспыхнула ярким пламенем.
Мужчина рычал, сдерживая боль, и схватившись за запястье. Кровь сочилась на пол. Похоже, ей удалось нанести ему рану посерьезнее предыдущей. Не до конца еще придя в себя, девушка метнулась (хотя и недостаточно быстро) к стойкам с оружием и выхватила свой меч, обнажая лезвие. И тут же перешла в наступление, нанося диагональный удар снизу-вверх. Противник вовремя среагировал и шагнул назад, чтобы избежать ранения.

15

За то время, что потребовалось Крису для того, чтобы разобраться с его собственными противниками, девушка, составлявшая ему компанию в этот вечер умудрилась сцепиться с верзилой за спиной агента, выигрывая тому тем самым возможность закончить с оставшимся на ногах противником, сжимавшем в руке кастет.
Видя, что тот на первый взгляд проявляет какую-то неуверенность, и не спешит с атакой, Крис рискнул отвести от него взгляд, чтобы повернуться в сторону сражения рыжей воительницы и здоровенного мужчины, почти не сомневаясь по долетающим до него звукам, что той приходится несладко, но именно в это самое время его собственный оппонент, заметив что инспектор ослабил бдительность, рывком сократил дистанцию до него, вновь силясь джебом достать до его лица, а в идеале и сбить этим ударом Криса с ног, чтобы лишить его возможности избегать теоретически невыгодного для него сражения безоружного человека с человеком же вооруженным, и горящим желанием сделать тому больно.
По счастью для самого себя, Крис сумел вовремя заметить маневр кастетчика, и сумел увести собственное туловище и голову в сторону от удара. Более того, ему удалось перехватить запястье вооруженной руки противника и дернуть того на себя, дабы вывести его из равновесия.
Пинок коленом в солнечное сплетение стал в этой серии приемов последним, что удалось совершить Крису до того, как наемник вырвался из хватки Криса ударом невооруженной руки, который хоть и был совершен из неудобного положения, и от того прошел вскользь, все же сумел зацепить агента по уже поврежденной прошлым пропущенным ударом скуле, от чего тот мотнул головой, инстинктивно еще больше отшатываясь в сторону и выпуская противника из захвата, позволяя тому упасть на пол таверны.
Тем не менее долго наемник на полу не провалялся, уйдя от встречного удара сапогом в голову перекатом в сторону, после чего вскочил и принял красивую щегольскую стойку, в несколько измененном её варианте, когда одна рука держится чуть вытянутой в сторону противника, а амплитуда подпрыгиваний более явная и словно бы танцующая.
Серьезный противник, но пока что уверен в собственной победе, раз делает ставку на собственную быстроту и точность движений, жертвуя при этом возможностью принять пару-тройку ударов на жесткий блок с перехватом, и перейти в контр-атаку. Видимо, не хочет затягивать бой, и Крис его в этом полностью поддерживал. И вытянул из-за пояса оставшийся у него при себе на крайний случай кинжал-рондель без массивного диска гарды, чтобы его стало возможным носить незаметно.
Длинный и узкий клинок в руках контр-разведчика заставил глаза его оппонента пристально прищуриться, отображая на лице мыслительный процесс, после чего кастетчик пошел в атаку, изображая вначале ложную атаку пинком ноги в коленную чашечку Криса. Это было очевидно, как и очевидным был тот факт, что агент повредить себе ногу не даст и постарается отойти на безопасное расстояние. На котором, в свою очередь, его можно было достать прямым и жестким ударом вытянутой ноги в грудь, использовав для его усиления инерцию поворота корпуса и распрыжки при смене опорной ноги с одной на другую.
Хороший удар, который при правильном исполнении гарантировал бы Крису несколько не самых приятных мгновений даже при учете всей его брони, которая была на него надета, потому как тот нес в себе энергию всего тела наемника, помноженную на ускорение, и сконцентрированную, словно у турнирного копья рыцаря в одной достаточно малой области.
Вот только Крис, сам мастер в фальши и притворстве, на уловку не попался, и ушел не назад от фальшивого замаха, а в сторону и вниз, ни сколько не сомневаясь в том, что именно заготовил ему его противник. После чего сам нырнул навстречу под удар, поддевая колено ударной ноги наемника плечом, превращая ту в своеобразный рычаг, придававший наемнику ускорение, закончившееся для него падением на спину в достаточно неудобной для него позе, когда большую часть его движений целиком и полностью контролировал Крис.
Опыт против техники, как правило, всегда побеждает при прочих достаточно равных обстоятельствах.
Воспользовавшись ситуацией, инспектор, не мудрствуя лукаво, нанес по упавшему мужчине серию из трех быстрых косых уколов, один в верхнюю область брюшины, целясь в печень, второй между ребер, стремясь наколоть на темное лезвие сердце, третий - под подбородок, пробивая носоглотку и костную перегородку, отделявшую носовую полость от полости черепа.
Каждый из трех ударов был смертелен, и после полного проведения этой серии уколов участь наемника была решена окончательно. Ну хоть не на виселице помер, а ушел как воин, так что мог бы сказать "спасибо" и за это.
Но это не значило, что на том проблемы Криса и Хьёрдис закончились. Словно в подтверждение этой мысли, от входного помещения, где располагалась стойка с оружием. до Криса донесся удар, а за тем последовал голос, явно не женский: "Смотри на меня."
Раздраженно выпустив носом воздух, Совух подавил в себе желание как можно скорей броситься на помощь девушке, и вместо этого поднялся на ноги и огляделся по порядком разгромленному залу таверны, в которой все еще оставались в живых двое из его прошлых противников, один из которых, скорее всего, потерял на какое-то время способность видеть, а следовательно и сопротивляться или помысливать о нападении, а вторая до сих пор соломенной куклой лежала на сценарном возвышении, и так же вряд ли была способна сейчас на какое-нибудь колдовство, и следовательно опасности не представляла.
Только удостоверившись, что занявшись детиной, Крис не подставит свой тыл для нападения, тот мельком еще раз пробежался глазами по деталям обстановки, после чего подхватил с пола одну из сброшенных на него но не разбившихся при этом тяжелых глиняных кружек, и после короткого замаха кинул ее в показавшегося в дверном проеме детину, оттянувшего собственным телом прикрывавшую вход в зал занавесь.
Как Крис мог быть уверен в общей суматохе, что это была не Хьёрдис, может возникнуть вопрос? Очень просто. Девушка вряд ли носит сапоги пятьдесят второго размера, пользуясь новомодной у сапожников системой исчисления.
После чего, взяв хватом поудобнее, приготовился в случае чего заняться детиной лично.
Гном, пришедший за это время в себя, оглядел творящийся вокруг него хаос покрасневшим взглядом, заметил оружие в руках стоящего неподалеку от него мужчины, после чего с выражением явного возмущения на лице начал подниматься на ноги, намереваясь вступить в бой с нарушителем спокойствия.
- Спокойно, - Успокоил того Крис, делая знак свободной рукой прийти гному в себя. - Особый отряд стражи. Подмога уже в пути.
Насчет последнего Крис не сомневался, особенно если вспомнить известные ему маршруты и примерное время в пути для патрулей, к которым, предположительно, и направился свободный от участия в потасовке персонал таверны.
Судя по его расчетам выходило, что очень скоро ему вместе с Хьё потребуется либо срочно покидать место события, после без свидетелей объяснившись с командиром местного гарнизона, либо устраивать очередное представление прямо на месте действия, чего хотелось бы все же избежать. Очень уж ему не хотелось "париться" в местной подвальной темнице, где из удобств деревянная жесткая лавка, да деревянное же ведро для справления нужды.

16

В тот момент, когда лезвие меча стремительно скользило в восходящем ударе из левой в правую диагональ, Хьёрдис всё еще не могла избавиться от ощущения сдавливающих пальцев на ее собственной шее. Инстинктивно хотелось коснуться этого участка, чтобы убедиться, что ее уже не душат. Но она добилась своего. Одно из важных условий этого боя было выполнено, и сомнения девушки о том, что перед ней противник, которого сложно будет одолеть, стремительно таяли. Сейчас, когда воительница вооружена, она представляет гораздо большую угрозу, чем раньше, а значит, теперь у него проблемы, потому что перевес сил на ее стороне.
На лице здоровяка мелькнула ненависть, когда они пересеклись взглядами. В нем читалась жажда убийства. Вероятно, это должно было испугать ее, посеять семя страха, заставить оступиться. Его мстительный посыл пронзил всё ее естество и, словно горящая лучина, эта едкая ненависть упала на дно ее души, наверняка желая опалить уязвимые участки, но откуда было ему знать, что таится там? Да, тот случай, когда хотел, как лучше… но всё обернулось против.
Шаг был завершен, и он избежал ранения, но надолго ли? Внезапно появившаяся глиняная кружка угодила мужчине прямо в голову.
«Отличный бросок, Крис», – воительница даже не сомневалась, что это был он, несмотря на то, что они толком не знакомы; вероятно, глупо было предположить, что это мог быть кто-то из его товарищей.
Огонь, мерно тлеющий где-то в беспросветной тьме, в эту секунду вспыхнул, заливая всё пространство светом и опаляя яростным жаром, вытаскивая тихо дремлющие темные мысли и эмоции наружу. Остатки страха, захватившего ее несколько секунд назад, молниеносно сгорали в этом пламени, ибо нет места страху, когда полыхает ярость. Правая рука сменила положение, развернувшись для удара вниз. Воспользовавшись кратким замешательством, Хьёрдис сделала подшаг вперед и совершила выпад, пронзая противника в живот. Раздался очередной звук разрезающейся плоти, такой благодатный для ее ушей сейчас. Еще один шаг, почти вплотную к нему, при этом проворачивая меч в строго горизонтальную плоскость. Ручеек крови коснулся ее кожи, от этого ее губы дрогнули и приоткрылись от наслаждения. Она ждала этого момента, хотела прочувствовать снова, все его оттенки, запахи, вкусы. Это была одна из тех вещей, заставляющая биться сердце воительницы сильнее, будоражащая кровь и разум, иногда чуточку (и не только) сводящая ее с ума. Хьёрдис прикрыла веки на мгновение и томно выдохнула, и тут же подняла взгляд на мужчину, глядя прямо в глаза:
Смотри на меня, – медленно проговорила рыжеволосая девушка, чувствуя, как возбуждение от того, что ее клинок забирает очередную жизнь, расходится по ее телу приятной волной. Ее зрачки расширились, а на лице расплылась блаженно-кровожадная улыбка.
Теперь ты питай меня своим страхом, болью, – воительница чувствовала ее, как он мучился, видела, как в его глазах угасает жизнь. – Дай мне насытиться этим сполна, – она перешла на полушепот. – Я безмерно голодна… – еще один тяжелый выдох. – Ну же, подари мне эти секунды наивысшего блаженства, – смех, поднимающийся изнутри, вырвался наружу, и воительница приложила еще одно усилие, вздергивая меч вверх, а потом отступила на шаг, резко высвобождая лезвие. Тяжелое тело рухнуло на колени, а потом и вовсе лицом вниз.
Безумный смех Хьёрдис залил таверну. Ее тело начинало колотить то ли от ударившего адреналина, то ли от сильного напряжения. В это мгновение ее ничто не волновало, ведь она поддалась жестокой жажде крови, а теперь та медленно отступала обратно, оставляя не совсем приятный осадок. И с каждым вдохом девушка всё больше приходила в себя, уже наконец осматривая пространство. Ее взгляд наполнился теперь невероятной тяжестью и усталостью. Похоже, Крис со всеми разобрался, и, кажется, без смертей не обошлось. Что ж, значит, не одна она прибегнула к такой радикальной мере.
Назвавшийся охотником стоял в паре шагов от нее, как и старина Нарви. Заметив кровавую отметину на лице Криса, Хьёрдис только смогла выдавить из себя приглушенное:
Ты… ранен?
И, покачнувшись, шагнула к нему.

17

Крис в противовес напарнице все это время оставался по-деловитому сух и собран, отдавая право насытиться адреналином и горечью вкуса боя той другой сути, и самому при этом оставляя свою голову трезвой и способной к ясному мышлению.
Услышав голос Хьёрдис, последующий за ним глухой стук падения чего-то большого и безжизненного на пол и последующих за этим смех Совух лишь криво усмехнулся, встречая появление девушке в зале одобрительным жестом руки, показывающим большой палец вверх, обозначавшего в среде гладиаторов одобрение казни противника. Со здоровяком могли возникнуть трудности, и потому мертвый он доставит хлопот меньше, чем живой.
Темная его половина, удостоверившись, что больше лакомства на сегодня не предвидится, впустую полоснула языком воздух, пробуя на вкус идущие от мечницы ароматы недавней смерти, после чего уступила главенствующую роль в их тандеме светлых и темных половинок обратно Крису.
- Царапина. - Отмахнулся Крис, обращаясь вниманием к оставшимся в зале в живых противникам и направляясь к одному из тел, чтобы забрать свой кинжал. - Лучше сядь пока, да дух переведи. Ты отлично справилась, и самое время позаботиться о себе. 
Ослепленный наемник уже достаточно пришел в себя, чтобы размахивать по сторонам руками и вопить что-то матершинное и угрожающее всему сущему и живому.
- Мастер-гном. - Тело соскользнуло со стола на пол, и Крис уперся ногой в плечо покойного, обеими руками обхватывая рукоять своего кинжала, засевшего в трупе, прежде обтерев об одежду убитого и убрав в ножны свой другой кинжал, чтобы освободить руки для этого действа. - На твоем месте я бы занялся вашим буйным клиентом, пока он все тут не разгромил.
Противный хруст цепляющегося за остывающую плоть всеми своими зубьями кинжала совпал с звоном посуды, долетевшим со стороны барной стойки от разошедшегося слепца, нашедшего все же руками что-то, что было ему по силам скинуть на пол и повредить, и эти звуки красноречиво подчеркнули слова агента и его собственное спокойствие на фоне царившего вокруг хаоса.
Для него не случилось ничего необычного. Самые типичные, можно сказать, трудовые будни обычного гос.служащего, находящегося при исполнении своих обязанностей.
Нарви, несколько сбитый с толку таким поведением нарушителя спокойствия и его словами, передумал на него нападать, и вместо того, нахмурив и без того хмурые брови, заметил наконец состояние девушки, и почти силком подтащил ту к упавшей скамейке, после чего вернул той нормальное положение и усадил на нее девушку, ободряюще хлопнув ту по плечу и буркнув:
- Ты эта, не переживай сильно, да не бегай. Тебе сейчас посидеть надобно, отойти от... - Прервавшись, чтобы глянуть на торчащие из-за занавеси огромные сапожищи, мужчина умолк и направился к слепцу, разминая руки и щелкая костяшками внушительных кулачищ.
Дальше Крис не смотрел, лишь отметил краем слуха донесшийся до него крепкий удар и звук падения тела на пол, да возню, перемещающуюся с гневным сопением и неприличными ругательствами, когда вышибала начал опутывать руки лишенному сознания телу наемника.
У того еще оставались дела. Покончив с возвращением себе самому своего арсенала, Крис повернулся и глянул через плечо на все еще приходящую в себя от трепки магичку-эльфийку, пробежав глазами по длинным ногам с соблазнительно задравшимся подолом до обезображенного ударами лица, глаза на котором смотрели на него через мутную поволоку боли, гнева и унижения.
Подойдя к ней, Крис оперся ногой на сцену, положив на колени перекрещенные руки, и наклонился к ней, выговаривая свои следующие слова так, чтобы она их слышала:
- Вы обвиняетесь в убийстве барона Дэ Рювалье, баронессы Рюваль-Дэ-Грюн, покушении на жизнь графа Максимилиана Ролашенского, многочисленных случаях разбоя на их землях с применением магии, запрещенной на земле Мистерийской империи к использованию, разврате, извращениях и прелюбодействах, а так же иных мерзостях, не вошедших в список. По совокупности предъявленных обвинений имперский суд выносит вам приговор - смертная казнь через повешение, утопление в кипящем молоке, колесование и четвертование. Приговор будет приведен в исполнение после дознания министерством магии в ближайший праздник на судной площади ближайшего крупного города, коим является Блекмор. Вам понятен приговор?
Совух пошел на грязный трюк. Все это время он внимательно вглядывался в лицо женщины, надеясь углядеть в ней следы готовящегося заклинания, и уповая на то, то та, установив с ним зрительный контакт, захочет использовать это в попытке нанести по инспектору ментальный удар или чего-нибудь подобное из своих магических фокусов. Ведь в таком случае он имеет полное право убить ее на месте своей собственной рукой, тем самым избавив палача от необходимости марать руки о такую гадину.
К несчастью для него, эльфийка лишь прикрыла глаза и ничего не ответила в ответ на его реплику. Если, конечно, не считать приглушенный стон через разбитые губы за ответ.
- Мастер-гном. - Дождавшись, пока вышибала обратит на него взгляд, оторвавшись от пеленания наемника, Совух кивнул на девушку. - Эту вяжи предельно аккуратно. Она - особый гость на ближайшем выходном дне, и для нее приготовлена целая увеселительная программа. И будь осторожен. Она маг, и даже в таком состоянии может провернуть пару фокусов.
Закончив с делами и забрав свои деньги со сцены и свою сумку из угла, где все еще сидел, прячась ото всех парень, чуть не ставший очередной жертвой банды наймитов, Крис вернулся к девушке, уже собираясь покидать "Олений поклон", намереваясь по пути забрать так же и свое оружие со стойки, без которого уже чувствовал себя почти что голым.
- Спасибо за помощь. Без тебя черт его знает как еще все сложилось бы. - На сей раз Крис удовлетворенно улыбался, уже предвкушая будущие муки убийцы женщин и неродившихся детей. От чего улыбка у него вышла несколько нехорошая. - За тебя я со стражей поговорю, и проблем у тебя не будет. Возможно, даже наградят. Честно говоря, не особенно в курсе, как в вашем городе это принято.
Агент пожал плечами.
- Но сейчас нам лучше покинуть заведение и провести вечер где-нибудь еще. Помнится, я задолжал тебе парочку ответов и загубленный вечер. Так что предлагаю составить мне компанию.
Совух предложил девушке с оружием собственную руку, изображая галантного кавалера.

Отредактировано Крис Фейринголд (2018-03-19 03:20:50)

18

Царапина. Лучше сядь пока, да дух переведи. Ты отлично справилась, и самое время позаботиться о себе.
Девушка устало вздохнула:
Я в порядке. Только надо выпить чего покрепче. Нет, пожалуй, лучше будет освежить голову, а не туманить ее еще больше, – воительница обратила внимание на ослепленного наемника и немного поморщилась, а увидев эльфийку вовсе нахмурила брови.
«Хорошо же он поработал», – отметила она про себя и повернулась, чтобы выдернуть торчащий в полу метательный нож. Только достав его, воительница, складывая тот в отдел на поясе, развернулась, услышав шаги гнома, и посмотрела на него рассеянным взглядом. Тот потащил ее к скамейке.
Нарви, что ты меня тянешь? – слабо возмутилась Хьёрдис, но гном уже усадил ее.
Ты эта, не переживай сильно, да не бегай. Тебе сейчас посидеть надобно, отойти от...
Рыжеволосая тяжело вздохнула и коснулась лба, но поздно сообразила, что правая рука была в крови, поэтому на лице остался след. Только сейчас она почувствовала чудовищную усталость и апатию. Пожалуй, то безумие, захватившее воительницу, полностью опустошило ее. Игнорируя уже то, что рука была не совсем чистая, она всё же коснулась своей шеи, массируя. Да уж, этот вечер запомнится наверняка. Когда Крис стал говорить с магом, Хьёрдис посмотрела на него и насторожилась.
«Он выносит ей приговор? – брови сдвинулись, выражая непонимание. – "Охотник", значит? – уголок губ слегка дернулся. – Ну-ну. Темнишь… темнишь».
Воительница оперлась на меч и поднялась, чтобы все-таки достать из ноги здоровяка свое оружие. Не стоило его оставлять. Подойдя к нему, она грубо перевернула его тело ногой и выдернула свой нож. Отерев лезвие о не замызганный участок одежды мужчины, Хьёрдис вложила его в очередной «кармашек».
Паршивое чувство… – буркнула девушка, поднимая ножны и пряча в них меч. Пока Крис улаживал свои дела, Хьёрдис забрала свое оставшееся оружие, и была уже готова подойти к нему, но тот ее опередил:
Спасибо за помощь. Без тебя черт его знает, как еще все сложилось бы. За тебя я со стражей поговорю, и проблем у тебя не будет. Возможно, даже наградят. Честно говоря, не особенно в курсе, как в вашем городе это принято.
Не за что, мне даже в какой-то мере приятно было. Если это можно назвать так, – она покосилась на мертвого здоровяка. – За наградой не гонюсь, я это делала не ради денег. Так вышло… Но спасибо и тебе, – воительница вернула ему свой взгляд.
Но сейчас нам лучше покинуть заведение и провести вечер где-нибудь еще. Помнится, я задолжал тебе парочку ответов и загубленный вечер. Так что предлагаю составить мне компанию.
Неожиданный жест Криса заставил ее удивиться в который раз за этот вечер, и она нерешительно взяла его под руку.
«Аристократ что ли?», – недоумевающее выражение лица.
Да, есть вопросы, которые меня всё еще мучают. Да и несколько новых появилось, – они стали подниматься по ступенькам к выходу. – Больше всего меня волнует род твоей деятельности. Охотник, – усмехнулась воительница, выходя наружу.
На улице по-прежнему шел дождь. Хмурое небо давило на Блекмор, словно готовясь рухнуть и накрыть спящий город. Где-то далеко кто-то пел песни, слышался смех и стук молота о металл. Время шло ближе к полночи. Пахло свежестью. Неожиданно совсем рядом раздался шелест крыльев. Огромная черная птица спикировала, грозясь ударить Криса клювом.
Морр! – зло выкрикнула она, закрывая Совуха, отчего ворон только ударил обеими крыльями по их лицам и отлетел дальше. – Ты вообще что ли обалдел?! – разозлилась воительница, тот лишь как будто с издевкой прокаркал. – Извини, пожалуйста, – девушка отступила в сторону, выставляя левую руку. – А ну иди сюда, – ворон сделал полукруг и приземлился, но продолжил истошно каркать в сторону Криса. – Перестань орать! Я не знаю, что на него находит временами, – несколько виноватый взгляд. – Его зовут Морр, – тут птица наконец замолчала и выпрямилась, иногда все-таки поворачивая голову. – Морр, этого человека зовут Крис. Он мне не враг, ты понял? – ворон расправил крылья и тут же сложил их обратно, продолжая изучать Совуха.
Хьёрдис тяжело вздохнула. Она совсем забыла, что Морр всегда агрессивен к незнакомым людям, которые находятся рядом с ней. Но, пожалуй, больше нападать он не будет. По крайней мере она надеялась на это.
У тебя есть идея, куда мы можем пойти? Я бы предложила свой дом. Помню, что ты хотел некоторое время назад поесть, поэтому обещаю предоставить еду, а также необходимые средства, чтобы обработать твою рану. Чтобы ты там не говорил, но и такая царапина требует внимания. И постель, если необходимо, – последнее девушка сказала с холодным выражением лица и добавила: – У меня есть свободная комната. Опережая твою возможную мысль: деньги мне за это не нужны. Платой будет разговор.

19

- Столько интересных тем для разговора, а ты выбрала самую скучную... - Крис усмехнулся, пряча собственную неловкость от слов Хьё, снимая при этом перчатку с оставшейся свободной руки и поправляя сбившиеся на голове за время его скакания по залу волосы. Хвост, насколько Крис мог судить по ощущениям, вот-вот был готов растрепаться, но это в целом проблемой было небольшой. Достаточно было просто надвинуть поглубже капюшон, благо что моросящий на улице дождь прекращаться, кажется, и не думал, и такое никого бы не удивило. Если бы кому-то вдруг вздумалось выйти на улицу почти в полночь, да еще и в такую погоду.
Как оказалось, вовремя. Будь Крис чуть более собранным, то вполне возможно что птице, спикировавшей на них с неба могло статься очень плохо. А так Совух на мгновение замешкался, и этого мгновения оказалось достаточно, чтобы девушка сама кинулась ему на защиту, отгоняя от них своего питомца, как стало ясно по тому, что именно она ей кричала.
Но все равно это не спасло агента от того, чтобы получить по выставленной для защиты лица и глаз от клюва и когтей руке крыльями. Просто для того, чтобы Крис, видимо, знал свое место и не смел покушаться на чужую хозяйку.
Зато потом их друг-другу представили, и человек обменялся с вороном настороженными и напряженными взглядами.
- Приятно познакомиться, Морр. - Крис чуть кивнул, и его ровный тон не дрогнул, будто и не случилось ничего необычного или неприятного. Птица сделала вид, что вовсе не заметила его движения, косясь в его сторону черным глазом с явной враждебностью.
Совух солгал, приятного в этом знакомстве было мало. Животину любого рода Крис не очень любил, и та отвечала ему взаимностью. Но в особенности мужчина недолюбливал птиц, после одного случая, приключившегося с ним в Дурном лесу, где как раз отбоя не было от пернатых, желавших проделать в нем и его спутниках несколько лишних отверстий.
Можно сказать, что с тех пор его отношения со всем птичьим племенем обострились до предела.
К счастью, молчание длилось недолго, и вскоре его вновь прервала рыжеволосая девушка, подняв достаточно интересную тему.
- У тебя есть идея, куда мы можем пойти? - Агент на мгновение призадумался, припоминая все имеющиеся неподалеку отсюда таверны и иные питейные заведения. К сожалению, большинство из них сейчас либо были закрыты, либо представляли собой настолько откровенные рыгаловки, что пойти туда со спутницей было бы непростительным оскорблением по отношению ко всему женскому полу. Плюс к тому им обоим не помешало бы привести себя в порядок, и подлечить те раны, что они получили в ходе разборок в "Поклоне". Прямо хоть в гарнизон её приглашай, да требуй себе помещение для отдыха, тем самым разрушив всю свою легенду обычного мирского наемника...
- Я бы предложила свой дом. - Будничным тоном продолжила Хьё, заставив инспектора дернуть ухом в едва приметном в темноте да под капюшоном признаке удивления. Смелая, раскрепощенная, привлекательной наружности, но еще свободная к этому времени? Чудесатые чудеса. Хотя, с другой стороны, если вспомнить выражение ее лица в таверне, прибавить к этому ее внешний вид и умение владения мечом, то арифметика тут получается весьма простой и довольно грустной. А может это Крис только себе все придумывает, и сам себя хитрит.
Совух ответил мечнице внимательным взглядом из под капюшона, и немного помедлив кивнул, после чего осторожно добавил:
- Только если это не доставит тебе лишних хлопот. Добираться сюда пришлось быстро и из другого города, так что я просто не успел встать где-нибудь на постой. А время уже позднее, и просто так незнакомца на порог вряд ли кто пустит. Но тебя не волнует, что скажут на это твоя семья и соседи? - Тут Крис хитрил. Казармы стражи наверняка пустят, ведь выбора у них попросту не будет. Но то был плохой выбор. Удобств там мало, а вопросов ему будут задавать куда больше, чем есть у девушки.
- Кроме того, я скучный собеседник. Так что раз так, то можешь располагать мной этот вечер по своему усмотрению, если денег брать не хочешь. Плюс у меня и самого есть парочка мазей, некоторые из которых по настоящему волшебные. Так что если у тебя есть раны, то я не только свои в миг изведу, но и твои подлатаем.
Он похлопал рукой по сумке. Конечно, большая часть его снаряжения была в седельных сумках Лени, но идти за ними сейчас а после тащить на себе по городу было откровенно лень. Им должно хватить и того запаса, что была у Криса под рукой специально на такие случаи.

Отредактировано Крис Фейринголд (2018-03-15 19:09:46)

20

То, что ответил ей Крис, выходя из таверны, было не совсем тем, что она хотела услышать. Но девушка себя успокоила тем, что поднимет этот вопрос снова при более удобном случае.
Но тебя не волнует, что скажут на это твоя семья и соседи?
Хьёрдис хмыкнула:
А почему меня это нужно волновать? Отец еще утром отправился со своим другом в Иридиум за материалами, поэтому дом в моем распоряжении.
Кроме того, я скучный собеседник...
«Хах, ты попал по адресу», – легкая улыбка.
Так что раз так, то можешь располагать мной этот вечер по своему усмотрению, если денег брать не хочешь.
После этой фразы воительница вскинула бровь от удивления и тут же отвела взгляд, немного смутившись.
«Опять эти шуточки? Или он намекает на то, что может нарубить дров?».
Плюс у меня и самого есть парочка мазей, некоторые из которых по-настоящему волшебные. Так что если у тебя есть раны, то я не только свои в миг изведу, но и твои подлатаем.
Девушка только коснулась шеи:
Н-нет, – сказала она, прикрывая рукой больное место, – со мной всё в порядке. Пойдем…
Хьёрдис быстро зашагала вперед, а ворон развернулся на ее руке, продолжая буравить взглядом Криса, и снова каркнул, но воительница ничего ему не возразила в этот раз. Дождь лил сильный, поэтому прогуливаться легкой походкой сейчас было не уместно. Нужно было скорее укрыться от дождя. Ее волосы почти промокли насквозь, ровно, как и одежда.
«Мда, погодка, что надо. Чудный апрель…»
Не знаю, повезло тебе или нет, но из меня тоже собеседник никакой. Поэтому, если почувствуешь неловкое молчание и не сможешь найти, что сказать, можешь смело отправляться отдыхать. Будешь спать на моей постели, а я лягу в соседней комнате. Ты сказал, что ехал из другого города. А откуда, если не секрет?
Девушка свернула за угол, и дорожка стала еще уже. Морр снова каркнул в сторону Криса. Ворону всё еще не нравилось, что тот совсем близко шел возле его хозяйки. Еще один поворот, и они вошли в довольно просторный двор. Хьёрдис быстро нашла ключ, и открыла дверь, впуская сначала Криса. Он гость всё-таки.
Заходи, только аккуратнее: слева стойки, – предупредила она, закрывая дверь. Морр встрепенулся, разбрызгивая капли и спрыгнул на пол. – Ты не мог бы развести огонь? Очаг прямо напротив тебя.
Воительница быстро снимала свое оружие, водружая на стойку.
Верхнюю одежду можешь повесить справа. Чувствуй себя как дома.
Лук, колчан и меч привычно встали на свои места.
Хьёрдис шагнула в темноту и, вероятно, встретила препятствие. Ворон протяжно каркнул, а девушка приглушенно выругалась. Далее последовала тишина, но Крис мог различить слабый приближающийся стук лапок.
Девушка же влетела в свою комнату, на ходу расшнуровывая кожаную броню, а потом и снимая промокшую льняную рубашку. Она успела слегка прозябнуть, поэтому единственным ее желанием на данный момент было поскорее сменить одежду. Несмотря на то, что огонь по свечам еще не разнесли, она прекрасно могла найти всё в темноте. Надев сухую одежду, воительница поспешила обратно.

План дома

http://s9.uploads.ru/t/A7HgI.png

Отредактировано Хьёрдис (2018-03-19 20:03:01)

21

На отповедь девушки Крис ответил улыбкой одними губами, незаметной сейчас в темноте мокрых улиц, освещаемых только редкими огнями окон в некоторых неспящих домах и светильниками на перекрестках. Как ни странно, девушка ответила ему, но по ее лицу было заметно, что она сейчас погружена в думы не хуже его самого.
- Странная... - Отметило его сознание, но темная часть его нутра никак не отреагировала на его мысли, пресыщенная кровью, пролившейся сегодня от его когтей-кинжалов.
По мнению его сумрачного чутья, девушка была ничуть не страннее его самого, явившегося из дождливой ночи и почти с ходу наведшего в мирном, в общем-то, вечере шорох и буян. Так что девушка с вороном на руке имела право на некоторые тайны и секреты.
- Будешь спать на моей постели, а я лягу в соседней комнате. - Крис представил себе как он нежится в девичьей постели и вдыхает ее запах сразу после разгорячившей его тело и дух драки в трактире, и с все той же улыбкой рассмеялся, покачав головой. С другой стороны, может, зря отказывается? Может, это было завуалированное приглашение? Хотя Хьёр не производила впечатление настолько легкомысленной особы, да и такие мысли спокойному отдыху тоже никак не способствуют.
- Ни за что. Сгонять хозяйку с ее ложа мне не позволят правила хорошего тона, да и за время путешествий я привык ко сну на жестком, и лишний раз себя баловать не стоит. Если тебя не смутит моя просьба, я бы с удовольствием устроился возле огня, попросив у тебя что-нибудь постелить на пол. А вот от ванны, если она у вас в доме есть, я бы не отказался.
Мысть о том, что он не мылся уже несколько дней, многие из которых провел в седле и в дороге, начинала тревожить его все сильнее. Тело его, как и клинок, необходимо было поддерживать в идеальной чистоте и превосходном состоянии, чтобы то не подвело его в самый неудачный момент. В некоторых случаях эта мания превращалась у Совуха почти в одержимость. Над которой, в свою очередь, любила похахатывать его бывшая наставница, называя это "чисткой пёрышков", что в ее глазах только больше приближало агента к совиному племени.
Пока одна часть его сознания была занята, в общем-то, болтовней с самим собой на отвлеченные темы, другая взвешивала ту дозу правды, которую можно безболезненно для самого себя поведать своей спутнице.
- Из Иридиума. По дороге старался нигде не задерживаться, чтобы не упустить из лап крупную добычу. - Совух еще раз вспомнил разбитое лицо девушки-эльфийки, и по спине пробежали вниз искорки мурашек от удовлетворения хорошо выполненной работой. Теперь эта гадина больше никому не навредит. Мир стал чище, чем был.
- Как оказалось, спешил не зря. А вообще я много путешествую, и побывал почти везде на землях империи. Иной раз ловлю себя на мысли, что начинаю забывать с такой жизнью, где родился. - Еще одна усмешка, еще один подозрительный взгляд на не сводящего с него пристального взгляда ворона. Тот в ответ каркнул то ли ругательство на своем птичьем, то ли выкрикнул в тишину улиц имя своей хозяйки. - "Хьярр!"
- Да, мой пернатый друг. Не сомневаюсь, что ты имеешь на владение своим человеком полное право, и я на него покушаться не буду.
Вскоре они добрались до дома рыжеволосой, и наконец очутились в сухом помещении, в которое не проникала вездесущая уличная влага от нескончаемого дождя и мокрой водяной взвеси, грозящей к утру превратиться в туман.
Предупреждение девушки долетело до него запоздалое, Крис уже сосредоточием воли переключил свое восприятие на подпитку информацией от духовного ока, и мог пусть и не так же успешно как при полном освещении, но вполне сносно ориентироваться в мраке жилища. Даже успел несколькими привычными мазками-взглядами пробежаться по его нутру, оценив обстановку и расстановку. Правда, сообщать об этом Хьёрдис было бы все же излишним, равно как и игнорировать ее слова. Потому он угукнул в ответ, переключив свое внимание на прицокавшего к нему на коготочках лапок ворона, которому темнота, казалось, так же не была помехой.
Воспользовавшись тем, что девушка их в этот момент не видит, Крис показал тому кулак, намекая, что следующая его попытка лишить Криса глаз закончится для пернатого в котелке в качестве основы для бульона.
Кажется, коммуникация между двумя птицами - человеком и вороном, оказалась налажена, и запятые над "Й" были расставлены.
С верхней одеждой возникла проблема. Крис, конечно, избавился от мокрого потяжелевшего плаща из паучьего шелка, что было несколько не по погоде, но взамен остался при всем своем вооружении и доспехах, и задумчиво пристукнул пальцем в перчатке по броне нагрудной бронепластины.
Ну, в любом случае эту проблему стоило решать при более освещенных обстоятельствах, так что агент послушался просьбы девушки и занялся огнем в очаге, вначале пошарив вокруг в поисках горшочка с угольками, но после махнув рукой и сняв с пояса кремень и тесало. Хорошо еще что стружку для розжига искать долго не пришлось.
Первые искры упали на розжиг, и уже через некоторое время огонь в очаге затрескал, поглощая за обе щеки новые и новые подачки в виде сначала маленьких колышков, а затем и нескольких поленец поувесистей.

22

Ворону крайне не понравился жест «доброй воли», он только снова протяжно каркнул на гостя, расправил угрожающе крылья и отступил назад, направившись в соседнюю комнату. Но птица явно решила не уступать ему, обещая напомнить о себе при удобном случае. Не стоит недооценивать его ум.
Когда комнату залил свет очага, Крис мог уже отчетливее разглядеть стол, что располагался рядом, на котором стояло несколько тарелок, сложенных друг на друга, прикрытый крышкой небольшой чугунок и еще один открытый побольше, чистые ложки да ножи, но только в некотором беспорядке, пять больших пузатых кружек, подсвечник с небольшой свечой и в сторонке ближе к краю прикрытые простым полотенцем хлеба. Напротив стоял самый простой низкий умывальник, в котором стояла чистая вода, а рядом на краю покоилось небольшое светлое полотенце. У окна стоял еще один стол побольше, вероятно, обеденный, на котором расположились две свечи, одна почти выгорела, а вторая, кажется, зажилась только раз, и то ненадолго.
О, ты уже справился? – сказала выходя воительница, при этом поправляя мокрые рыжие волосы. Льняная рубаха свободно висела на ней и казалась немного великоватой, похожие темные штаны на те, в каких она была некоторое время назад, только сухие и всё тот же пояс с метательными ножами (единственное оружие, которое девушка не оставила на входе и имела при себе). Босая. Да, обувь тоже стоило просушить. – Сейчас немного обсохнем, и я нагрею тебе воды для ванны.
Хьёрдис остановилась в паре метрах от Криса и бесцеремонно начала осматривать его с головы до ног. Наконец-то более-менее представилась такая возможность. Взгляд проскользнул по латному наплечнику, опускаясь по руке вниз.
«Наёмник, приехавший из Иридиума… наемник ли? – уголок губ снова едва заметно дернулся. – Мне все еще любопытно, кто мой гость. Хмм… туника промокла, кажется… его тоже нужно во что-то переодеть». Когда ее взгляд коснулся пола, она снова посмотрела ему в глаза, подходя и беря лучину, чтобы зажечь свечи. Все-таки пламени очага было для нее недостаточно.
Я могу найти тебе рубашку да какие-нибудь простые штаны, чтобы ты просушил свою одежду, – Хьёрдис зажгла свечу на столе, что был ближе к нему. – Думаю, за ночь должна просохнуть, если ее не держать далеко от тепла. У меня еще тут осталась похлебка, не волнуйся, свежая, правда, уже не совсем теплая, и несколько кусков ржаного хлеба, – девушка подошла к пустому обеденному столу, который располагался у окна, и зажгла еще две свечи. – Извини, молока у меня, к сожалению, нет.
Морр снова вывалился из комнаты, напоминая о себе криком.
Нет, для тебя еды сегодня не будет, ты и так почти весь мой обед съел. Иди-ка лучше спать.
Ворон возмутился, а Хьёрдис наконец потушила лучину.
Не раздражай меня, а то пойдешь ночевать на улице. Ты меня понял? – в ее голосе прозвучала ощутимая угроза. Не смотря на то, что Морр не всегда терпел к себе такое отношение, в этот раз он после таких слов успокоился и запрыгнул на стул справа, поворачивая голову к окну, словно демонстрируя, что хозяйка жестоко обидела его. Воительница фыркнула.

23

Крис кивнул в ответ на вопрос девушки и поднялся с колен, отряхнув полы халата скорее по привычке, чем действительно по необходимости - порядок в доме был достаточно на уровне. Разумеется, если применить казарменный подход и полазить по углам с белоснежной тряпочкой, наверняка можно было бы что-нибудь обнаружить, но Крис ни на секунду не забывал что он в гостях, и подобного себе позволять, разумеется, не собирался.
Ничуть не стесняясь ее взгляда практически в упор, он в очередной раз за сегодня извлек кинжал из ножен, придирчиво осмотрел запачканную кровью поверхность - в таверне как-то было не до чистки оружия, ноги бы унести, и поддел ремешок своего доспеха, ослабляя того до состояния, когда тот мог бы поддаться пальцам без лишнего усилия, и затем по порядку прошелся по всем необходимым для того, чтобы выползти из своей раковины. После чего, ослабив нужные крепления, расстегнул ременную разгрузку и снял с себя широкую тяжесть пояса с ножнами вместе с сумкой и через голову освободился от бронированной титановыми пластинами кожаной куртки. Все крепежи он решил не трогать, чтобы потом не пришлось долго возиться, одевая ту обратно. Чистить свой доспех он пока не собирался, и потому полная разборка того не требовалось, и такой меры было вполне достаточно, помимо того что она здорово экономила время.
Волосы его при этом все же растрепались, высвободившись из стягивающей их до того ленты, и Совух, подвесив доспех на руке, свободной рукой вновь принялся их поправлять, заодно уделив внимание хозяйке, и еще раз кивая ее словам.
- Сухая одежда - то самое, о чем я мечтаю еще с полудня, когда попал под эту мерзость, называемую дождем теми, кто нормального дождя не видел. А вот с молоком обидно. - Показав выражением лица, что господин инспектор шутить изволит, Крис потянулся к собственной сумке и передал ее девушке.
- Пошарь в боковом отделении, там должна быть такая пузатая фляга с посеребренными боками да чеканкой в виде креста. Монастырское яблочное вино с медом и целебными травами.
Мужчина загремел доспехом, устраивая его поближе к огню и разворачивая его так, чтобы он побыстрее просох. - Самое то, чтобы восстановить потраченные в бою силы организма.
Вообще это был его стратегический запас на случай, если вдруг сильно прижмет, и ему потребуется много бегать и долго использовать приёмы силы духа. Такое лекарство неплохо бодрило и наливало уставшее тело новыми силами. Побочным эффектом был обжигающий привкус ледяного пожара в брюхе. Но питье было жуть каким вкусным, уж в чем-чем, а в винах монастырские знали толк, хоть и называли этим словом почти любую алкогольную дрянь собственного разлива, и Крису захотелось вдруг угостить девушку чем-нибудь эдаким.
- А в противоположном отделении - деревянный футляр в матерчатом чехле. Если не затруднит, то кинь им в меня. Там же круглая баночка со звездочкой на крышке. - Агент глянул через плечо на девушку, в очередной раз поправляя то и дело выбивавшиеся из-за уха при движении волосы, ниспадающие на глаза. - То самое лекарство, что я тебе так рекомендовал. Его лучше нанести сейчас, пока отёк не пошел. От крепкой хватки связки на горле может потянуть, и болеть они могут так, что с неделю голова будет как на деревянных шарнирах, а общаться будешь исключительно шепотом.
Доспех расселся на полу, будто безрукий, безногий и безголовый истукан, и Крис, осмотрев его со всех сторон и оставшись увиденным довольным, взялся за оружие, первым делом проверив меч, даже не смотря на то, что тот в бою так и не принял участия.
Узкое бледное лезвие с шипением примерно на ладонь покинуло ножны, глянув на Криса будто зверь, приоткрывший в дреме один глаз. "Привет, Свинорез. Скучал?"
Название мечу дал не агент, да и называл он его по имени очень редко, но оно мечу в целом подходило, пусть и казалось на первый взгляд грубым оскорблением. Сколько человеческих "свиней" им было перерезано - счету не поддается.
Меч не скучал, и Крис, изучив наметанным глазом свое оружие, почувствовал едва ощутимое нежное покусывание неоплетенной кожей рукояти, скорее кажущееся, чем бывшее на самом деле. Клинок был в порядке, и был несколько недоволен тем, что потревожили его не по делу.
Криво усмехнувшись своему отражению в полированном лезвии, вернул оружие в ножны и отставил его к доспеху.
- Прости, - Инспектор обратил свое внимание в сторону женщины. - Я в гостях, но все свое внимание дарую не хозяйке, а своему оружию. Но если его не почистить сейчас, то потом придется выскребать кровь из ножен скобком, а это долго и мучительно утомительно.
И только при упоминании крови вспомнил, что девушка, вообще-то, сегодня отняла жизнь. Некоторые люди после такого испытывают некоторые угрызения совести, и их гложут неприятные мысли. Пусть не было похоже, чтобы Хьёрдис сейчас была погружена в неприятные раздумья, но все же проявить сочувствие было бы не лишним. А то привык, что его окружают либо такие же как Крис убийцы и солдаты, либо мерзейшие отбросы человеческой расы, не достойные иных чувств, кроме ненависти.
- Как ты себя чувствуешь? - Взгляд инспектора стал более внимательным, а сам он несколько склонил голову в сторону, чтобы с одной стороны подчеркнуть своё беспокойство, а с другой откинуть наконец с глаз надоедливые волосы. Будь они сухими, Крис давно бы их стянул в хвост, но раз уж ему выпала такая удача, стоило дать голове отдохнуть от стягивающей кожу на ней ленты. - Не каждый день убиваешь человека, пусть и человеком тот амбал был скорее по названию. Так что можешь не бояться выговориться. Видела бы ты меня, когда я в первый раз отнял чью-то жизнь. Пришел домой весь трясущийся...
Мужчина умолк, вспомнив свой дом и свою жену, так своевременно его поддержавшую в тот момент. Сколько ему тогда было? Пятнадцать? Боги, как же это было давно...

24

Воительница подбросила в горящий очаг лучину, от которой разнесла свет по свечам, и приняла из его рук сумку.
Пошарь в боковом отделении, там должна быть такая пузатая фляга с посеребренными боками да чеканкой в виде креста. Монастырское яблочное вино с медом и целебными травами.
Девушка замерла, смотря на него.
«В смысле? – непонимание отразилось на ее лице. – Это же… личные вещи…», – но рука, пусть и неуверенно, стала «бродить» по содержимому.
Самое то, чтобы восстановить потраченные в бою силы организма.
Она извлекла необходимый сосуд и стала рассматривать флягу.
«Выглядит довольно дорого со стороны…» – отметила она про себя.
Хьёрдис неторопливо подошла к обеденному столу и поставила вино. И вновь нерешительно, даже с некоторым смущением принялась искать некий деревянный футляр.
«До чего же неудобно. Или это все-таки нормально – давать малознакомому человеку свои вещи? Или он так показывает, что вполне доверяет мне?» – воительница мельком посмотрела на него и случайно столкнулась с ним взглядом.
То самое лекарство, что я тебе так рекомендовал. Его лучше нанести сейчас, пока отёк не пошел. От крепкой хватки связки на горле может потянуть, и болеть они могут так, что с неделю голова будет как на деревянных шарнирах, а общаться будешь исключительно шепотом.
Вот теперь смутилась. Казалось бы, из-за какой-то ерунды. Человек всего лишь предложил помощь, а тут такая реакция. И хотя весьма часто это чувство она стремилась перекрыть гневом или некой подобной эмоцией, в этот раз этот уже почти инстинкт, не сработал, заставив ее еще больше растеряться. Многие с радостью принимали заботу и помощь со стороны, но вот Хьёрдис этого делать не умела. Она чувствовала в такие моменты себя несколько ранимой, более уязвимой. Слабой женщиной, о каких стремятся заботиться мужья или просто близкие. За всю жизнь заботу девушка спокойно принимала только от родителей и Карлена, пожалуй, единственного мужчины, который никаким образом не был связан с ней родственными связями, но его нет уже рядом, и вновь позволить себе такое внимание со стороны почему-то было страшно. Неизвестность пугала. Новые знакомства пугали. Мир пугал. Это заставляло ее выстраивать жесткие границы, держать дистанцию, не доверять и полагаться только на себя. Но где-то в глубине души всё равно хотелось обрести опору, перестать быть сильной. Позволить себе спрятаться за широкой спиной в моменты опасности или эмоционального упадка. Но это непростительная роскошь на данный момент, да и к тому же сначала нужно научиться подпускать людей ближе, а не отмахиваться от них, словно те готовы ее сожрать целиком, если она ослабит бдительность. 
«Это всего лишь жест благодарности за предоставленную возможность ночевать не в каком-то захолустье, а в нормальном доме», – успокаивала себя воительница и несколько запоздало кинула ему то, что он просил, а потом вытянула из сумки и круглую баночку, принявшись рассматривать ее.
«В принципе, у меня самой есть свои мази, я вполне могу отказать. Зачем тратить его лекарства, если у меня есть свои?».
Эээмм… – протянула она. – Спасибо, но у меня есть свои для таких случаев. Лучше оставь себе, мало ли что…
Баночку она положила на стол, а сумка улеглась на левый стул. Крис же решил позаботиться о своем оружии. Это было верным решением. Клинок Хьёрдис так же требовал подобного внимания, как и пара кинжалов, которых коснулась кровь. Но все-таки сначала надо было привести себя в порядок. На шее и лбу всё еще оставались кровавые следы от прикосновений собственной руки (которую тоже стоило домыть; но дождь и так неплохо справился с этой задачей), когда Нарви заставил ее немного отдохнуть на скамье. Воительница подошла к умывальнику и принялась умываться, кровь местами уже хорошо застыла, образовав корочку.
Прости. Я в гостях, но все свое внимание дарую не хозяйке, а своему оружию. Но если его не почистить сейчас, то потом придется выскребать кровь из ножен скобком, а это долго и мучительно утомительно.
Всё в порядке, – ответила она, смывая след с шеи. Боги, как болело это место, от касания девушка даже немного вздрогнула. – Мне тоже стоит свое почистить. Особенно меч…
Омыв руки, она вытерла мокрые участки полотенцем, и повернулась посмотреть на мужчину, как вдруг он заговорил немного иным тоном:
Как ты себя чувствуешь?
Снова растерянность. Возможно, это от усталости? Девушка только приоткрыла рот, чтобы ответить, но слов не нашла.
Не каждый день убиваешь человека, пусть и человеком тот амбал был скорее по названию. Так что можешь не бояться выговориться. Видела бы ты меня, когда я в первый раз отнял чью-то жизнь. Пришел домой весь трясущийся...
«Когда же я убила в первый раз? Это был 17083 год… дорога к Югосу…».
Воспоминания снова всплыли, и Хьёрдис почему дернулась, тронув шрам на правой щеке. Да, тело тоже помнило ту ночь.
Не волнуйся, – стараясь не показывать некоторой горечи, произнесла воительница, направившись в соседнюю комнату. – Это не первый раз, когда я проливаю кровь. Более того… – пауза. – Иногда мне это нравится, – глаза скользнули в полутьме родительской комнаты.
Иногда. Это было правдой лишь наполовину. На самом деле ей это нравилось только тогда, когда в сердце бушует пламя, и всё естество кричит «впитай эту сладость». А потом наступает опустошение, смятение, иногда и страх. Сейчас, пока кто-то рядом, эти чувства держатся на расстоянии, но завтра, когда он отправится в дорогу, и девушка останется наедине, они с жадностью поглотят ее. Но это будет завтра, а сейчас…
В первый раз, когда я отняла жизнь, я ощутила, что сама ее утратила, – воительница шарила в шкафу в поисках приличной одежды. Можно было бы зажечь свечу, но не хотелось излишне тратить воск, всё-таки вещь не дешевая. – В тот момент мне показалось, что умерло что-то важное во мне… покинуло меня навсегда, оставив лишь теплый след беззаботных воспоминаний.
Хьёрдис посмотрела на выбранную одежду, полагаясь на скромный дрожащий свет, доходивший из главной комнаты. Великовата, наверное, будет, но другого ничего нет. Прихватив тонкий пояс, она закрыла шкаф и вернулась к Крису.
Вот, это, к сожалению, самое подходящее, что я нашла, – рубашка и штаны были сделаны из льна и выглядели не дурно; простой покрой без изысков, в довесок лег еще и пояс. – Можешь переодеться в соседней комнате или в дальней, только тогда свечу возьми. В моей, правда, еще и моя одежда мокрая на стуле лежит, но я потом ее уберу. Так греть тебе еду, или ты насытишься только своим вином? – последнее было сказано более приподнятым голосом.
Девушка даже сама не поняла, почему это ее ободрило.

25

Заметив неуверенность девушки от прикосновения к его вещам Крис улыбнулся одними губами и сверкнул весело из под опавшей на лицо пряди волос глазами.
- Не бойся, я не храню те вещи, которые хочу спрятать там, где их будут искать. Но вот в крайний карман, тот что оказывается сзади когда сумка болтается на плече, я бы тебе залезать не советовал. - Ни по его тону, ни по выражению лица нельзя было в этот момент определить, шутил ли он, или же говорил всерьез. Только задорные искорки в его глазах могли дать о том подсказку. Он вернулся к чистке кинжалов, для чего сел прямо на пол перед очагом, поджав под себя скрещенные ноги и раскрыл футляр, доставая из него принадлежности как раз на такой случай.
- Там, где я родился и вырос, была распространена практика, что вору при первой поимке отрезали палец, тем самым помечая того на всю оставшуюся жизнь. В воровской среде такие считались "бывалыми", но таких обычно вешали после того, как еще раз поймают на "горячем". А этот приметный кармашек ускоряет процесс усекновения охочей до чужого плоти.
Под конец Совух все же улыбнулся, одарив при этом девушку быстрым взглядом чтобы оценить реакцию на сказанное.
- Шучу. Там всего лишь краска. Но пачкает руки она в раз, а потом долго не отмывается с кожи, если не применять специальные составы.
Он заметил, что девушка так и не притронулась к лекарству, и немного нахмурил брови возвращаясь к своему занятию, вновь закинув при этом за ухо прядь все еще влажных с мокрой улицы волос.
- Настаивать не буду, но у меня такого добра хватает. Мне редко удается о ком-то позаботиться и подправить здоровье. Обычно случается наоборот. Так что если ты все же воспользуешься моим предложением, то сделаешь мне любезность, сняв с души один из многочисленных испачкавших её грешков.
Зато слова Хьёрдис на скользкую тему убийства себе подобных весьма позабавили определенную часть его души. Ту самую, тёмную, что кашлянула смехом и втянула в себя с урчанием воздух, обращая на девушку темные провалы глаз, изучая ее силуэт с некоторой долей любопытства и даже покровительства. Той была интересна её исповедь, и причины, заставившие женщину, покровительницу очага и будущую мать детей взять в руки оружие, и с его помощью отнимать жизнь вместо того, чтобы сопровождать её в этот мир. Темная суть мыслила простыми и понятными ценностями, и хоть инспектор всеми силами старался откреститься от её существования и её мыслей даже перед самим собой, но тем не менее рациональной долей сознания понимал, что та - не более чем часть его же самого, развившаяся под влиянием собственного убеждения и отчуждения от собственных переживаний. Собственные мысли от себя не скрыть.
И все же его иногда даже пугала некоторая явно звериная натура этой темной сути, в которой непойми чего больше, псиного оскала или же кошачьей грации и остроты когтей.
А потому внимание этой своей части к девушке подспудно напрягло Криса, заставив на мгновение приостановить движения собственных рук.
А после инспектор поднял дагу на уровень глаз, и глянул через частокол его зубьев на резвившийся в очаге огонь. Матово-чёрная поверхность вновь сияла изнутри идеальной чистотой. Несколько царапин на его поверхности нисколько не портили вид оружия, только придавали тому суровости, будто шрамы на лице бывалого воина.
Хмыкнув тихонько больше себе самому, и собственным мыслям, Крис вернул оружие в ножны, и моргнул, усилием воли переключая собственное зрение в обычный режим, без подпитки информацией со стороны духовного ока.
И тут же ощутил, как припухшие от напряжения веки царапают песчинками уставшие глаза. За все в этом мире приходится платить, и платой за обостренное духовной силой зрение становится зрение собственное.
Мир вокруг него тут же лишился тех ярких красок, коими тот сверкал еще недавно. Секунду назад весело игравший лепестками огонь в очаге поугас, и теперь едва ворочал потяжелевшими боками. Все вокруг него словно бы покрылось слоем пыли, потускнело и смотрелось теперь гротескно и мрачно. Но к такому Крис привык. Такова участь всех последователей учения "Ока мира". Хьёрдис прошла проверку, и больше око ему было не к чему.
Вместо преданию сожалениям по утраченной красоте Крис поднялся на ноги, отложив вернувшийся в ножны кинжал в сторону, чтобы встретить двигающуюся ему навстречу девушку с одеждой в руках.
И специально взял предложенную ему сменную одежду так, чтобы коснуться оставшейся давно без прикрытия перчаток кожей рук ладоней девушки. После чего поймал встречный взгляд рыжеволосой девушки собственными глазами и впился в него, вбирая незримыми ноздрями запах ее мыслей и переживаний.
Те были похожи на горький и пряный дым от тлеющих еловых или можжевеловых лапок, покрытых искрами пламени, пожирающего те зеленые иглы, которыми Хьёрдис стремилась защитить свое хрупкое и ломкое нутро, но те вновь и вновь упрямо отрастали заново. Лишь для того, чтобы вновь стать сизым дымом в непрекращающейся внутренней борьбе.
- "Проклятье, не делай этого!"
Тварь не ответила на этот безмолвный призыв, лишь склонила голову чуть вбок, глядя на лицо воительницы его глазами, и ответила его губами голосом, в котором проскользнули бархатные нотки:
- Одним вином я свой голод утолить не смогу. У тебя есть бокалы и хлеб? Для позднего ужина его должно быть достаточно, а пить монастырское вино из горла... - Голос его прервался, а глаза намекнули, что в такой компании он отнюдь не против пойти на такое нарушение приличий. Даже более того, такая мысль его забавляла.

Отредактировано Крис Фейринголд (2018-03-21 01:30:06)

26

Когда Крис рассказывал о ворах, в то время, пока она искала нужные вещи в его сумке, девушка еще больше напряглась. Но мужчина всё-таки разрядил атмосферу, переведя всё в шутку, на которую воительница никак не отреагировала, лишь снова бросила краткий взгляд.
Так что если ты все же воспользуешься моим предложением, то сделаешь мне любезность, сняв с души один из многочисленных испачкавших её грешков.
И снова внутренние противоречия, и незнание, как ответить, как поступить. Но он использовал один психологический прием, который, казалось бы, возымел свой эффект. Помочь очистить совесть – благое дело. Разве не стоит переступить через какие-то свои принципы и не подарить человеку чуточку тепла? В этом мире и так хватает жестокости. Хьёрдис отложила эту мысль в сторону, не давая еще однозначного ответа ни себе, ни ему. Похоже, этот вечер изрядно ломает ее шаблоны поведения. Даже непонятно, хорошо это или нет.
«И как только судьба решила столкнуть нас вместе сегодня?».
Но сейчас есть дела поважнее. Крис поднялся и неожиданно коснулся ее руки, когда девушка передавала одежду. В груди что-то дернулось, и Хьёрдис посмотрела ему в глаза, скорее, от спонтанности, чем из-за какого-то особого желания. И замерла.
«Этот взгляд…»
Он словно заглянул в ее душу, где та сейчас покоилась беззащитным и обнаженным комочком, никак не ожидая такого вмешательства в свои владения.
Девушка отдернула руку и сделала полшага назад, продолжая смотреть на него безоружным взором.
«Как он это делает? Что происходит?».
Одна из сторон завопила: «Он кружит тебе голову, очнись! Ты ведь помнишь эту наигранную сцену в таверне! Если бы не своевременный комментарий, ты бы поверила, что всё по-настоящему. Это искусная игра. Ложь. Он использует тебя. Остерегайся! Остерегайся его! Он может причинить тебе боль».
Вторая же нежной рукой коснулась, разливая по телу тепло и побуждая расслабиться.
Одним вином я свой голод утолить не смогу. У тебя есть бокалы и хлеб? Для позднего ужина его должно быть достаточно, а пить монастырское вино из горла...
Б-бокалы? – голос подвел ее и стал слабым; она посмотрела по сторонам. Их у нее и никогда не было. – Бокалов нет, – как-то даже немного разочаровано проговорила девушка, смотря на стол с посудой. – Только кружки, но не знаю… уместно ли это? Хлеб есть...
«Очнись, Хьё! Я тебя умоляю! ОЧНИСЬ! – кричал ее внутренний голос. – Он опасен. Берегись!».
Воительница снова посмотрела на мужчину, и, наконец, собралась, будто бы надевая потерянную броню. Но внутри уже наступил разлом, разрастаясь всё больше и больше, и эта попытка защититься медленно рассыпалась в пыль.
«Что это за чувство? – она испугалась своих ощущений. – Страх?.. – расслабленная рука невольно поднялась на уровень груди, как будто закрывая уязвимое место. – Интерес? Любопытство? Влечение?».
Нет, этого нельзя допустить. Это против ее природы. Есть принципы, есть жесткие границы, которые не стоит нарушать. Воительница безжалостно толкала пробудившееся чувство глубоко внутрь, мысленно закрывая двери на десятки замков. А может она ошибается и бежит от себя настоящей? Нет, такого не может быть. Ослабив бдительность, можно получить жестокий удар. Боги, неужели было ошибкой пригласить его к себе домой? Она не раз предлагала кров, но те случаи были просты как дважды два, а этот мужчина уже который раз за этот вечер проворачивает что-то невероятное с ее мировосприятием.
«Нет, прошу тебя… – проскочила едва заметная мольба. – Не нужно этого делать. Не подходи ближе. Не подходи… Я не могу позволить...».
Внутренняя борьба захлестнула ее целиком, погружая ее всё глубже в этот смертельный водоворот.
«Хьёрдис! Очнись! Это ловушка!».
Девушка мотнула головой.
Я… я думаю, тебе стоит переодеться, – сказала она первое, что пришло на ум.

27

Ох этот взгляд. Не зря многие суеверия твердят в один многоголосый хор одну истину, которую впитывает в себя человек с молоком матери и проносит ее через всю жизнь до глубоких седин - "Глаза - зерцала души". Не зря магам разума требуется зачастую именно зрительный контакт со своей жертвой.
Под влиянием этого зрительного контакта с женщиной напротив замолк даже протестующий голос внутри Криса, и тот сейчас ощущал на вкус ту натянувшуюся нить между ними, вытравливая до конца ее натяжение и хорошо осознавая в этот момент, что затеял опасную игру, в которую вовлек к тому же еще и девушку, которая успела ему понравиться.
- "Не делай того, о чем потом пожалеешь." - Спокойный голос внутри не отговаривал, не предупреждал. Напоминал. Напоминал о том, что женщин может быть много, в том числе и тех, кто готовы согреть постель, но в жизни чертовски мало людей, которым можно доверять. И вернейшим способом порушить едва появляющееся хрупкое доверие является вот такой вот грубый натиск.
Отчего-то агенту казалось, что Хьёрдис была именно из того странного и вымирающего вида людей, что ещё сохранили робкую веру в других, не смотря даже на то что эта вера ежедневно и ежечасно подвергалась сомнению и порицанию. Она отчаянно искала тепла в других на том месте, где должно быть сердце. Того, что греет до сих пор и ее душу. Того, что сохранился остывающими угольками и в его груди, и искорки которого эта встреча раздула, как неуверенный ветерок от нечаянного сквозняка.
Тварь в душе Криса такими мелочами было не смутить. Но воспоминания, которые пробудились в нем одновременно с этой мыслью, запорошили легкой горечью корень языка, перебивая сладкий вкус будущей возможной добычи и заставили досадливо поморщиться внутри под неуловимо улыбающимся лицом и глазами.
Заметив неуверенность девушки, Крис немного подался вперед, вновь ловя взглядом отблеск свеч в ее глазах, и немного изменил наклон головы, глядя на нее теперь чуть искоса.
- Кружки... Уместны. - Бархат из голоса не исчез, но уже не так царапал слух, когда мужчина выносил свой вердикт.
Темная суть в последний раз рыкнула горячим дыханием сквозь сжатые зубы и провела усатой незримой пастью вдоль лица рыжеволосой, наслаждаясь скорее ее замешательством и паникой, чем возможными последствиями своих решений и действий.
Сложно сказать, что именно повлияло на его решение, безмолвный протест в глазах девушки, или собственные мысли, но жажда плоти того больше не терзала. Эту битву они если и не выиграли, то по крайней мере отложили до более удобного случая по согласию обеих сторон.
Пусть и оставались у мужчины досадливые мысли, что может быть все же стоило ему проявить себя чуть более решительным...
Уже выговаривая свою последнюю фразу, Хьёр могла ощутить, как тяжесть одежды пропала с ее рук одновременно с ощущением касания их кожи, а сам агент оказался на шаг дальше, чем был секундой ранее, пусть и разглядывал ее лицо все с теми же затаенными искорками в глазах, и со все той же понимающей легкой полуулыбкой на губах. Которая, впрочем, почти сразу же исчезла, стоило ему заговорить:
- Не бойся. Я не из тех, кто берет чужое без разрешения. Можешь пока воспользоваться мазью и привести себя в порядок. - Крис развернулся к очагу, намереваясь развесить на вешалке свои сырые одежды, чтобы те поскорее высохли, и заодно переодеться в чистое.
- ... Или можешь остаться и понаблюдать за тем как я переодеваюсь. - Голос его был ровным, если не сказать равнодушным, но девушка могла почувствовать в его тоне некую странность, будто тот сам до конца не определился, шутит ли он, или же предлагает это вполне серьезно.
Времени на размышление Крис предоставил девушке немного, почти сразу же хватаясь за завязки на одежде и намереваясь покончить с сыростью на своих плечах как можно скорее.

28

Девушка застыла на эти несколько секунд, словно ледяная статуя, не способная пошевелиться. Почему-то в это же время в голову пришла мысль о том, что под рукой есть оружие, и в случае чего она сможет воспользоваться им, но эту мысль глушило чувство, гораздо более сильное. Когда же Крис отошел на шаг, она звучно выдохнула и тут же смутилась, потому что это произошло слишком громко.
Не бойся. Я не из тех, кто берет чужое без разрешения. Можешь пока воспользоваться мазью и привести себя в порядок.
Я надеюсь… – прошептала напряженным голосом воительница.
Действительно, устраивать здесь погром – так себе перспектива. Ей хотелось верить в порядочность этого человека. Всё-таки он явно выбивался из того числа мужчин, с которыми ей приходилось сталкиваться.
... Или можешь остаться и понаблюдать за тем как я переодеваюсь.
Кажется, Крис совсем не стеснялся ее присутствия, чего не скажешь о ней. Хьёрдис сразу отвернулась, краснея. Несмотря на то, что она уже не была девой, это всё еще ее смущало. Она тут же нащупала на соседнем столе две кружки и шагнула вперед.
«Дура, выйди в другую комнату», – мысленно выругалась она.
Ворон протяжно каркнул, напоминая о себе, отчего выдернул ее из объятий душевного смятения.
Сиди спокойно… – сказала она птице, поставив кружки, и взяла мазь в руки, которую рекомендовал ей Крис, начав вертеть ее в руках.
«Воспользоваться или нет?... – девушка сомневалась. – Да… или нет?».
Шелест одежды за спиной заставил ее снова занервничать. Перед внутренним взором предстала вполне логичная картина, которая спровоцировала ее на еще один напряженный вздох.
«Что с тобой не так? Это уже как-то ненормально. Неужели такую эмоциональную нестабильность вызвало убийство... – стало как-то горько и неприятно внутри, совесть... чувство вины. – Нет, лучше в комнате отца подожду», – Хьёрдис потянулась за свечой, но тут Морр сорвался и устремился в сторону Криса.
Стой! – крикнула она, оборачиваясь, но тот уже, пикируя прямо ему в плечо, намеревался нанести удар клювом.

29

Вздохи девушки щекотали уши и вызывали невольный интерес - неужели она и вправду задержала дыхание во время их недолгого обмена взглядами и прозрачными намеками? Боги, ему в этот вечер повезло нарваться на сверкающее сокровище, которое можно сравнить только с лучшими солнечными янтарями, украшавшими великолепные короны властителей восточных земель. Бойкая, смелая, иногда наглая и вместе с тем трепетно-нежная и хрупкая с крупинкой горечи, как жженый сахар на языке.
Невольно становилось завидно за того, кому такое сокровище достанется.
Приятные мысли прервала возня из-за спины, на которое теперь уже более заметно дернулся кончик уха, как у чуткого лесного зверя, услышавшего за спиной хруст ветки в кустах под весом тела неумелого охотника.
Был у их общения еще один свидетель, о котором Крис, признаться, позабыл. Вернее, хотел позабыть. Но тот так некстати (или кстати?) решил напомнить о себе и об обещании, данном тому при их мысленно общении на пути в этот гостеприимный дом. Морр, так, кажется, назвала своего ворона Хьёрдис?
Этот самый Морр в этот самый момент решил напомнить Крису о том, что честь девушки находится под его пернатой опекой, и что он не потерпит под этой крышей наглых гостей, позволяющих себе неслыханные вольности. И напомнить он решил, судя по долетавшим до агента звукам без особых прелюдий, либо когтями, либо клювом.
К счастью для него, Крис в этот момент пребывал в некоторой задумчивости относительно девушки, и потому его рефлексы, подстегнутые к тому же воспоминанием о поведении птичьего племени в Дурном лесу, сумели проявить себя правильно.
Хороший мечник знает как победить противника при помощи меча. Мастеру же меча для этого же не обязательно обнажать оружие.
Так говорил его наставник, и этому пути Крис следовал в своей повседневной практике.
Вот и сейчас он жесткой рукой заставил взвившиеся спущенной пружиной инстинкты не перехватить в полете дурную птицу, швырнув ее в очаг на поживу пламени, а окаменеть, сжав челюсти и чуть склонив в сторону голову, никоим образом не собираясь препятствовать ворону в его атаке.
Угрозы жизни Криса не было ровным счетом никакой, глупо было бы опасаться этого от обычной птицы, а магии в ней Совух никакой не заметил. Те раны, которые та могла нанести, мазь, данная Хьёрдис могла залечить за одну ночь, при самом худшем раскладе.
В остальном же он сделал ставку и доверился в решении этого вопроса девушке, которая уже заметила это подлое нападение и наверняка сумеет совладать с собственным питомцем.
Древний закон гостеприимства в этом был целиком на стороне решения Криса. Гость, попадая под кров, попадает и под защиту хозяина дома, коим сейчас являлась рыжеволосая.
Агенту стоило проявить выдержку и смирение.
Ни к чему у нее на глазах убивать того, кто пытается своим птичьим разумением защитить ее же от кажущегося Морру нападения.

30

В эту секунду она поблагодарила всех богов за то, что мужчина не успел толком раздеться (неизвестно, чтобы бы было, случись обратное). И готовилась обрушить всю агрессию на своего ворона.
Морр подлетел, клюнул мужчину в плечо, не достаточно сильно, но и недостаточно слабо и отлетел назад, намереваясь, скакнуть на ближайший стол с посудой, оттолкнуться от него и снова нанести удар. Ворону не нравилось поведения Криса, и он всячески это демонстрировал.
Девушка бросила мазь на стол и рванула вперед, собираясь перехватить птицу, пока та не метнулась снова на гостя. Внутри полыхала злость, и очень сильная. Кто здесь хозяин: он или она? Если надо, воительница и ударит ворона, чтобы знал свое место. С гортанным рыком, она схватила Морра за крыло, тот забился, вырываясь, и ударил ее правым, намереваясь отступить. Рука скользнула по перьям, не найдя возможности удержать, и птица, сбитая с толку такой неожиданностью, устремилась обратно в сторону окна, но задела горящую свечу, стоявшую на столе. Пламя коснулось полотенца, и то вспыхнуло. Хьёрдис вскрикнула от ужаса, но сразу же, не раздумывая, схватилась за него и метнулась к умывальнику. За доли секунд пламя успело лизнуть ее кожу, отчего девушка сдержано пискнула, и бросила полотенце в воду. В этот раз в битве стихий огонь проиграл, но всё еще отчаянно пытался поглотить свою льняную жертву.
Хьёрдис коснулась запястья и шагнула назад, но тут же поняла, что столкнулась с Крисом. Она вздрогнула и поспешила отступить влево. Ее слегка колотило от эмоций и произошедшего. Ненависть и злость уступили место уязвимости и обиде. Это ж надо, чтобы всё так получилось. И почему с ней постоянно случаются такие неприятности? А еще было неловко перед ним. Всё-таки он гость, а подвергается таким нападкам. Стыд медленно подкрадывался к ней, сливаясь с другими малоприятными эмоциями.
«Ну сколько раз просила не делать так…».
Извини, пожалуйста... – произнес разочарованный голос.
Было неловко. Ворон совестно скрылся, прячась под стол, но еще раз подал голос, правда, в этот раз совсем как-то неуверенно.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4 3 апреля 17087 года, Блекмор - Крис Фейринголд, Хьёрдис Иргеран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно