FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Январь 17086. Иридиум, поместье семейства фон Вайдер. Элси, Руня


№4. Январь 17086. Иридиум, поместье семейства фон Вайдер. Элси, Руня

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

По дороге она невольно размышляла, что же такое Верхнее кольцо Иридиума. Туда и до войны особо не пускали праздношатающихся гостей, а уж после попасть внутрь было не легче чем попасть на территорию какого-либо посольства. В итоге об обитателях Верхнего кольца ходило множество самых разных слухов, но в одном мнения сходились: там жили только очень и очень и очень богатые и знатные люди, которые ели только с золота и серебра и спали на пуховых перинах. Разумеется, это все было такой же неправдой как и допущение, что Нижнее кольцо сплошь погрязло в нищете.
Элизабет Гринграсс выросла в Верхнем кольце, но дом ее семьи, пусть большой и просторный, с красивым садом, нельзя было и сравнить с поместьем баронов фон Вайдеров, располагавшимся в том же Верхнем кольце. Начать стоило хотя бы с того, что у поместья было целых три этажа, а три этажа для одной семьи это прямо-таки императорская роскошь, пусть кое-где и видно, что фасад нуждается в реставрации, а сад в дополнительном уходе. И все же у ворот ей пришлось показать охране брошь с сапфирами и письмо-приглашение от барона – совершенно незнакомого ей человека, который, возможно стал бы одним из ее частных клиентов, иначе зачем бы дворянину приглашать к себе целительницу? О бароне фон Вайдере в столице не говорили. Пока что. Он то ли надолго уезжал из Иридиума, то ли никогда в нем и не жил, а потому и обсуждать на светских раутах было нечего. Поэтому Элизабет не знала с кем придется иметь дело.
Только тогда ее провели по саду мимо замерзшего пруда и пары аккуратных занесенных снегом беседок, а у входа в особняк женщину встретил – это было довольно неожиданно, - управляющий-гном. Элси не раз бывала в Городе Рун, и про себя предположила, что барон, должно быть, последние годы провел у гномов. Умножая ли семейные богатства или обучаясь чему-то, но впрочем, вряд ли, гномы не склонны были выдвать посторонним свои секреты. Да они даже не в овсе части города пускали гостей.

Отредактировано Elsie (2018-04-11 15:49:57)

2

Нули, гном-управляющий, встретил Элси вежливой улыбкой и, слегка поклонившись, пригласил в дом. Внутри поместье Фон Вайдеров выглядело чуть презентабельней, нежели снаружи. Однако, прежнего лоска тут давно не было, и разбирающиеся ценители из среды аристократов заметили бы подобное сразу. Впрочем, для обычных гостей Ролана, да и для него самого, дом казался шикарным. Ну еще бы, если учесть его прошлую жизнь.
Нули с едва заметным пыхтением вел гостью по лестнице на третий этаж. Вот уж что решительно не нравилось управляющему, так это то, что молодой хозяин принимал гостей в личном кабинете главы поместья, а не в предназначенном для этого помещении на первом этаже, как это делали все предыдущие Фон Вайдеры. И все же гости теперь появлялись в доме не так часто, если точнее - всего пару раз приходили к Ролану, и то он встречал их сам. В конце концов парень живет тут не больше месяца, и пока только-только освоился в поместье и немного вник в его дела. В целом Нули хорошо относился к новому хозяину и очень надеялся, что тот в ближайшее время вернет поместью цветущий вид.
Добравшись, наконец, до нужной двери, гном открыл ее и пропустил Элси вперед. Женщина оказалась в просторном помещении, вполне обычном для любого дома аристократов, однако, никакой показной роскоши тут не наблюдалось. Добротная, но не вычурная мебель, стеллажи с книгами и различными статуэтками, несколько картин на стенах. Между двумя большими окнами располагался рабочий стол, где вразнобой лежали какие-то бумаги. У одного из окон стоял высокий молодой человек в простой светлой одежде - штаны и рубашка, смотрел в окно.
http://sg.uploads.ru/PXfbs.png
Нули: Господин Ролан, к вам целительница из Белого Креста, - сообщил гном.
- Спасибо, Нули, - обернулся блондин, с интересом окидывая незнакомку взглядом ярко-зеленых глаз, - завари чай, пожалуйста, - гном кивнул и покинул помещение, прикрыв за собой дверь, а Руня вновь переключил свое внимание на гостью: - Элизабет, верно? Прошу, присаживайтесь, - Ролан очаровательно улыбнулся женщине, указывая на маленький диванчик и пару стульев, что стояли близ рабочего стола, предлагая ей выбрать любое место. Сам же парень переместился за свой стол и устроился в кресле: - мое имя Ролан, как вы уже догадались, - все же представился он. - Долго поместье искали? Устали, наверное. Вот, угощайтесь, - Руня пододвинул к краю стола вазочку с печеньем - неизменный атрибут на его столе, когда работает дома.

3

Она склонила голову, приветствуя управляющего, назвавшегося Нули. Отдала слуге шубу, на воротнике которой искрились редкие снежинки. Внутри поместье выглядело великолепно, и Элизабет была рада степенной, неторопливой походке гнома, что позволила ей осмотреться. Нельзя сказать, что она была частой гостьей таких вот богатых поместий, скорее ее приглашали туда как целительницу чем партнершу для танца на балу или кого-то с кем можно поболтать вечером у камина. Все же титул и родословную в высшем обществе не заменяли никакие личные заслуги, и выскочек из низов аристократы – даже когда сами не обладали никакими достоинствами кроме громкого имени, - готовы были лишь снисходительно терпеть.
Они поднялись вверх по лестнице и прошли по коридору, украшенному портретами светловолосых мужчин и женщин в дорогих нарядах. Она бы с удовольствием задержалась у пары картин, если бы это был не первый ее визит в поместье. Сейчас такая задержка будет грубой, а жаль, Элси умела ценить живопись да и детали женских нарядов на портретах ее заинтересовали. Как всегда, встречая новый совеобразный покрой, она невольно задавалась вопросом, как бы она выглядела в таком платье или могла бы она такое сшить?
- Господин Ролан, к вам целительница из Белого Креста, - объявил управляющий, перед тем пропустив Элизабет в кабинет.
В общем и целом кабинет ничего особенного из себя не представлял. Добротная мебель, явно сделанная на века, книжные стеллажи, картины. Но целых два широких окна, заполняющие помещение холодным зимним светом, а также общие размеры кабинета говорили о состоянии его владельца куда больше. Хозяин кабинета стоял у окна в простой одежде, очень даже необычной для людей его круга. А еще он был молод, Элси могла бы предположить, что ему лишь недавно исполнилось двадцать, совсем мальчишка. И все же Нули называл его господином Роланом. И это было печально, ведь мальчик в его возрасте мог стать бароном лишь в случае смерти отца, а где же еще мог умереть старший барон как не на недавней войне. Правда, она закончилась где-то год назад, а хозяин по слухам вернулся в город только в ноябре-декабре.
Она сделала реверанс, внутренне недоумевая, зачем ее пригласили. Больным Ролан совсем не выглядел, разве что у него были родственники, тоже живущие в доме. Для занемогшего слуги не пригласили бы мастера, скорее уж слугу отправили бы в больницу да еще и своим ходом.
- Рада встрече, Ролан, - манера сразу называть друг друга по именам тоже была непривычна в среде Верхнего кольца, но хозяин дома сам ее выбрал, и как Элси успела понять, условности его не очень-то волновали. – Благодарю, - но печенье она не взяла, устроившись на маленьком диванчике, - но вы недооцениваете патрульных Верхнего кольца. В своих кварталах они с закрытыми глазами проведут вас к любому дому на любой улице, чем я и воспользовалась. У вас очень красивый дом.

4

- Правда нравится? Спасибо, - улыбнулся Ролан, услышав про поместье, - но это не совсем мой дом. То есть, мой, конечно, но... - парень слегка задумался, как это объяснить и стоит ли вообще, но потом вдруг выдал: - вас вот проводили - повезло! А я, знаете, сколько тут плутал, когда явился первый раз? Что до патрульных, а... - он только беспечно махнул рукой, а в глазах появилась задорная золотистая искра: - от них шума было - ужас! Не пустили ведь по-хорошему, выгнали, обидели! Пришлось как-то так, по-своему - фьюить - и вроде как мой дом меня дождался, - Ролан сделал какой-то витиеватый жест руками снизу вверх, больше всего похожий на полет, но все равно было не особо понятно, что означает это его "фьюить".
Меньше всего он сейчас походил на привычных Элси аристократов. Простая одежда; легкая, без каких-либо смущающих или сковывающих барьеров речь; говорил так, будто со старой знакомой. Странно, непривычно, неправильно что ли. И тем не менее, в том, что перед целительницей самый что ни на есть аристократ, сомнений не было. От него ощущалось нечто такое, что присуще лишь представителям знатных родов. Ролан немного помолчал, глядя на Элси с интересом, как-то изучающе что ли.
"Мне сказали, что она очень хороший целитель с сильным магическим даром, опытный, - размышлял парень, - но такая молодая... красивая, - взгляд скользил по лицу и остановился на глазах, - нет, она куда старше и мудрее, - сделал он свой вывод, - интересно, это влияние магии жизни или есть что-то еще?..."
- В вашем присутствии очень хорошо, комфортно, - неожиданно сказал Ролан. Он мог лишь предполагать, что чувствует на себе действие каких-то эффектов, присущих магам жизни, но точно не мог описать это ощущение. Однако, оно ему определенно нравилось. Сообразив, как бестактно это могло прозвучать, Руня тут же попытался исправиться: - конечно, я пригласил вас не для того, чтобы вы делали мне хорошо... то есть, я имею ввиду...
"Что я несу? - пронеслась в голове мысль, - если она сейчас встанет и уйдет, это будет совсем неудивительно", - сначала ляпнуть, а потом думать - одна из отличительных черт Ролана, которая частенько приводила его к самым неожиданным ситуациям. Сейчас он спешно собирался с мыслями, чтобы еще чего не наговорить, но ему, как всегда, везло. Неловкую паузу прервал тихий стук в дверь, и в кабинет вошел Нули, толкая перед собой маленький столик с небольшим чайничком, сахарницей, двумя чашками на блюдцах и парой вазочек. В одной были какие-то конфеты, а в другой еще один сорт печенья. Гном шустро подкатил столик между Элси и столом Ролана, разлил по чашкам ароматный чай, а затем, вежливо попрощавшись, вновь покинул помещение.
- Простите, - чуть виновато улыбнулся парень за свои предыдущие слова, когда за управляющим закрылась дверь, - попробуйте, - кивнул он на чай и сладости, - я очень люблю такие вкусности, и порой готов платить за них больше, чем стоит, хоть Нули и не одобряет этого, - последнюю фразу он сказал на полтона тише, будто бы гному больше делать нечего, кроме как стоять под дверью и подслушивать.

5

Было бы очень любопытно узнать, как это «фьюить – и мой дом меня дождался». В глубине души она понимала патрульных, которые на своей территории знали множество жителей если не по именам, то по меньшей мере в лицо, и молодого фон Вайдера, особенно если он был одет так же как сегодня, могли легко принять за нового слугу, а тот назвался им бароном. И все же «фьюить» это как? Магия портала или телепортации, наверное, без посторонней помощи через такой забор никогда не перелезть. Или фьюить это особый сигнал, громкий свист, на который из особняка вышел управляющий и обрадовался вернувшемуся барону? Хм, нет. Здесь на улицах хоть и было значительно тише, спокойнее и степеннее чем в Нижнем кольце, она сомневалась, что в особняке обратили бы внимание на пусть и громкий свист, раздающийся с улицы.
- Жаль слышать, что вы столкнулись с такими трудностями, вернувшись домой. Но прошу простить мое любопытство, как же вы попали внутрь?
Она могла допустить, что чары полета могли помочь перебраться через ограду, но ведь не войти же в дом. Даже ее маленький домик после одного давнего ограбления был защищен от непрошеных гостей магией, а уж богатый особняк в Верхнем кольце... Да здесь не должно было остаться ни одного не тронутого магией кирпичика.
- В вашем присутствии очень хорошо, комфортно, - прозвучало неожиданное признание хозяина дома.
У Элси на долю мгновения от изумления шире распахнулись глаза, но она быстро вернула привычное вежливо-внимательное выражение лица и легкую располагающую полуулыбку. Для комплимента это признание было слишком уж поспешным и откровенным. А попытавшись исправить ситуацию, молодой барон только сделал ее еще более неловкой. Элизабет пришлось с деланной небрежностью повести плечом, будто речь шла о чем-то совсем незначительном, на чем вовсе не стоило заострять внимание.
- Это всего лишь побочные эффекты от долгой практики магии жизни, присущие многим целителям. Сами мы о них обычно забываем или не принимаем во внимание. Могу вас заверить, что это не только абсолютно безопасно для окружающих, но и не несет никаких последствий и не вызывает привыкания. Довольно скоро люди привыкают к этим аурам и перестают их замечать, если, конечно, не ранены или не больны.
В противном случае каждый маг жизни становился бы живым наркотиком для своих соседей. Брр, вот уж что могло бы стать по-настоящему страшно, ведь контролировать постоянные эффекты своей магии могли лишь единицы. И ведь то она, продвинувшаяся в искусстве исцеления и вполовину не так далеко как, скажем, Эллианна, чью полностью высвобожденную ауру можно было ощутить метров за тридцать. С другой стороны Ролан только что навел ее на интересную мысль, ведь чудотворная аура и природный синтез ощущались особенно отчетливо больными или ослабленными людьми, будто это были магические маркеры, указывающие от кого можно получить помощь.
Паузу прервал стук в дверь, и Нули маленький столик с набором для чаепития. Ритуал подачи и распития чая, расписанный до мельчайших деталей, спасал уже не один разговор и давал повод безопасно сменить тему. Элизабет с радостью поддержала свернувший в иное русло разговор.
- Спасибо, конфеты выглядят очень вкусно, - она взяла одну из вазочки и развернула тонкую хрустящую обертку, - признаться, нигде не видела таких в городе. Если их делают на вашей кухне, у вас превосходный кондитер, и он стоит каждого потраченного на него лиона.
В похожую тонкую полупрозрачную бумагу иногда заворачивали подарки, да и то не все, а особо ценные или выделяющиеся. И понятно, такую тонкую бумагу без магии вряд ли создашь, впрочем, она вовсе не разбиралась в создании бумаги настолько, чтобы описать даже стандартный процесс изготовления тех листов, на которых предпочитала писать. Заворачивать каждую конфету в свою особенную упаковку... У нее невольно складывалось впечатление, что каждая кофета в вазочке это такой маленький подарок.

6

...как же вы попали внутрь?
- Ну... до самого поместья я добрался с помощью магии, конечно. А дальше меня встретил Нули. Знаете, он никогда меня не видел раньше, но в дом пустил, - пожал плечами Ролан и добавил: - бабушка учила, что вежливость, радушие и доброта открывают любые двери, - конечно, в дом его пустили не за красивые глаза. Хотя, как сказать. Ведь именно по глазам, в первую очередь, гном узнал в Ролане представителя рода фон Вайдер. Свою историю и письма прабабки парень продемонстрировал куда позже.
На объяснения Элси относительно магов жизни Руня лишь кивал, чуть смущенно после сказанного им ранее, надо заметить. Но слушал с интересом. Магия жизни была одной их тех стихий, о которых парень знал сравнительно немного. Наставница рассказывала о ней вскользь, чисто основы. А на практике с магом жизни парень вообще столкнулся впервые лишь полтора года назад, когда напросился в гномий караван. Исцеляющую силу этой магии он тогда смог прочувствовать на себе. Впрочем, саму Линду, того мага жизни, ему тогда тоже пришлось выручать и отогревать своим светом и... собой. Вспомнив о тех нескольких днях, что он провел в пути вместе с отрядом из "Сияния Ориона", парень мечтательно улыбнулся.
"Интересно, как они сейчас? - промелькнула в голове мысль, пока Нули разливал чай, - надеюсь, с ними все в порядке, и они живы. Их гильдия ведь развалилась, как мне известно... Интересно, а они еще хранят те фигурки, что я им подарил? Может, попробовать разыскать их? Позже, когда я получше освоюсь в Иридиуме..."
- Спасибо, конфеты выглядят очень вкусно... - голос целительницы вернул парня к реальности.
- Нет, ну что вы, у меня нет кондитера, - тут же ответил Ролан, - это все Нули! Он закупает для меня всякие сладости, и я не знаю, честно говоря, откуда он их берет. Знаю только, что это дорого, но ничего не могу с собой поделать. Вкусно же! Вы сами все поймете, когда попробуете, - жизнерадостно улыбнулся парень и сам схватил одну из конфет, развернул и тут же отправил в рот, а затем потянулся за чаем. - Вы, наверное, уже поняли, что сам я здоров, - сказал он через некоторое время, прожевав конфету и отпив полчашки чая, - болен мой дядя. Барон фон Вайдер. К сожалению, осмотреть вы его не сможете, он не в поместье, и даже не в Иридиуме. Болеет давно, и целители лишь разводят руками. В том числе и ваши, - сейчас он имел ввиду, конечно же, целителей Белого Креста. - Но недавно я услышал у о вас, как о целителе, что лечит разум. И я пригласил вас, чтобы проконсультироваться, вдруг вы что-то подскажете? Понимаю, без самого пациента, да лишь по описанию, почти невозможно что-то определить, но вдруг?.. - Руня смотрел на Элси с явной надеждой на помощь и в то же время с некоторым беспокойством - вдруг скажет, что не в ее силах помочь и просто уйдет? И на всякий случай быстро уточнил: - Вы не переживайте, я вам заплачу даже за простые предположения, даже самые поверхностные. Попробуете?..

7

Элизабет кивнула головой с таким видом, что никто и не усомнился бы в ее согласии со словами Ролана, вот только жест этот был скорее вежливым чем искренним. Вежливость, радушие и доброта открывали любые двери, когда к ним прилагалась охапка молний и никак иначе. Она почувствовала, что правды молодой барон ей не скажет и будет в своем праве, да и в общем-то не стоило ей лезть в его личные дела, когда они не имели прямого отношения к работе.
Неписанные правила разрешали ей взять одну конфету и поблагодарить хозяина, но конфеты на самом деле оказались очень вкусными, и она, обычно довольно равнодушно относившаяся к сладкому, потянулась еще за одной. Фон Вайдер не тот человек, который будет считать, сколько она съела у него в гостях – или следить что положено делать гостье в приличном доме, а что нет. Тонкая оберточная бумага приятно шуршала в пальцах, сквозь окна по обеим сторонам стола светило яркое январское солнце, и если не выглядывать наружу, можно было бы подумать будто в город пришло лето. В доме было настолько тепло, что даже камин разжигать не понадобилось, и Элси задумалась, добились ли строители такого эффекта магией или одними только архитектурными хитростями.
Хорошо было бы спросить у Нули, с разрешения его хозяина, разумется, где он покупает эти конфеты. Даже если они очень дорогие, могу же я купить хоть немного для особых случаев? Но не сейчас, конечно, спрошу чуть позже.
- Вы, наверное, уже поняли, что сам я здоров...
Нет, на самом деле, она могла назвать немало скрытно протекающих болезней, изменений в организме или нехватки неких важных веществ, что нельзя было ни увидеть, ни почувствовать магией без тщательного осмотра. Да и ауры ее указывали лишь на самых срочных, требоввших немедленного вмешательства больных, когда в непосредственной близости начинался отток магии. То что ее магия и ее глаза говорили о звдоровье Ролана, еще ничего не значило, иначе можно было бы поставить кого-нибудь у входа в больницу чтобы разворачивать здоровых и зазывать ошибочно полагающих себя таковыми.
- ... болен мой дядя. Барон фон Вайдер. К сожалению, осмотреть вы его не сможете, он не в поместье, и даже не в Иридиуме. Болеет давно, и целители лишь разводят руками. В том числе и ваши.
Наши человеческие, наши эльфийские? Кого он имеет в виду? Как бы то ни было, но соглашаться на предложенную работу без пациента было бы даже не халатностью, а преступлением. Если «наши» целители, кем бы они ни были, ничего не смогли сделать, речь явно шла не о простуде, когда можно было бы посоветовать пить травяные настои, чаи с лимоном или сушеными ягодами – у кого на что хватало средств. Даже если не поможет, вреда точно не причинит.
- Сожалею, но вы сами не понимаете о чем просите, - она покачала головой. – Я готова выслушать эту историю, но без вашего дяди любое мое предположение скорее всего окажется ошибочным и в итоге может навредить и ему, и вам. Это все равно что пытаться скопировать картину по чужому словесному описанию, только с более опасными последствиями. Разве что... если вы можете рассказать не только о симптомах, но и о том, чем пытались лечить вашего дядю, я попробую понять какой диагноз ставили ему другие целители.
Увы, но мнению других целителей – будь они из эльфов или людей, - она бы скорее доверилась чем описаниям человека, не сведущего в медицине. Не говоря уже о том, что Ролан мог чего-то не знать, а что пропустить, не посчитав важным.

8

Выслушав целительницу, Руня привычно улыбнулся, ничем не выдавая своего... разочарования? Нет, неверное слово. Скорее, это было угасание еще одного маленького огонька надежды. Конечно, парень ожидал чего-то подобного, первый раз что ли? Сколько целителей до Элизабет побывало в этом доме? Они все лишь разводили руками. Он привык, да, но... почему слышать подобный ответ было каждый раз так больно? Будто весь мир твердил ему, что надежды увидеть дядю в здравии нет. Вот только убеждать в этом Ролана было бесполезно - он верил, что способ его излечить есть. Даже не так - он это знал.
Аккуратно поставив чашку на блюдце, парень встал из-за стола и подошел к окну. Прислонился плечом к краю стены у окна и посмотрел на солнце, будто надеясь там что-то увидеть. Ролан нарочно стоял именно так, чтобы Элси могла видеть его лицо. Повернуться к гостье спиной, вглядываясь в небеса, ему казалось невежливым.
- Понимаю, - спустя какое-то время обронил он, - многие целители до вас говорили то же самое. Разумеется, я не прошу вас ставить диагноз и уж тем более назначать какое-либо лечение. Скорее, я спрашивал совета, - протянул он задумчиво, - да, это самое точное слово. Понимаете, мне порекомендовали вас, сообщив, что вы специализируетесь на болезнях разума. Полагаю, обладаете соответствующей магией... - это было скорее утверждение, чем вопрос, - это было бы логично, во всяком случае. Видите ли, Элизабет, - Ролан развернулся к ней и облокотился спиной о стену рядом с окном, сложив руки на груди, - я сам дядю ни разу не видел. Мне лишь рассказали, что с ним произошло, - поведал он, - у меня самого не так много информации, а все записи о течении болезни находятся в лечебнице, где за ним присматривают. Это недалеко от Ярнхейма. Закрытое заведение близ монастыря Огня. Собственно, его священнослужители и ведут за дядей уход. Дядей овладело безумие несколько лет назад, когда его жена погибла и была воскрешена в виде нежити. Он все твердит одно и тоже: "Они повсюду, они здесь" и "Его пальцы направлены тебе в глаза", при этом дядюшка считает себя живым, но мертвым. Его пытались привести в себя целители Белого Креста и священники церкви Огня. Но не справились даже они, - сообщил Ролан и чуть нахмурился, - это кажется мне подозрительным. Разве лучшие целители не смогли бы справиться с обычным помутнением рассудка? Среди них ведь были не только опытные знахари, но и весьма одаренные маги жизни, света, разума в конце концов! Нет, я почти уверен, что корень проблемы в каком-то проклятии. Возможно, что-то схожее по принципу работы с заклинанием потери памяти. Как оно там называется? - попытался припомнить Фланджер, - не помню. Ну такое, которое навсегда стирает некоторые фрагменты из памяти или добавляет ложные. Обратить его последствия практически невозможно, - кинул чуть обеспокоенный взгляд на Элси и на всякий случай пояснил: - я такого не умею, если что! Это все бабуля, что воспитала меня. Она сумела, кстати, в свое время. Победить это ужасное заклиание, - уточнил Ролан. - Сколько себя помню, для нее не было ничего невозможного в этой стихии, - тяжелый вздох, - будь она жива, уверен, смогла бы найти способ избавить дядю Генри от безумия, - Ролан переместился обратно в кресло и подлил еще чуть-чуть чая в чашку. Немного выждал, давая Элси осмыслить сказанное, а затем спросил: - вы сталкивались когда-нибудь с чем-то похожим? Как считаете, похоже ли на проклятье, иное магическое воздействие? Или, может быть, есть какие-то особые формы безумия, неизлечимые, о которых я не знаю?

9

Недопив чай, барон встал из-за стола и отошел на пару шагов, отвернулся. Будто что-то на улице привлекло его внимание и заставило посмотреть в окно. Элизабет догадалась, что сейчас ее вежливо попросят удалиться, и будут в своем праве – она ведь не дала слово помочь или хотя бы попытаться вылечить, а просто выслушать семейную историю мог бы кто угодно. Тот же Нули наверняка с радостью составил бы барону компанию и пусть даже в десятый раз уверил его в намечающихся улучшениях, а доверять семейные тайны первой встречной только потому что она маг разума было порой опасно.
Но она ошиблась. Фон Вайдер, оказывается, и не ждал немедленной помощи или уже разуверился в необдуманных клятвах иных целителей.
-... Видите ли, Элизабет, - Ролан облокотился спиной о стену рядом с окном, сложив руки на груди, и теперь из-за светящего в окно солнца лицо его оставалось в тени.
Рассказ его был по меньшей мере странным. Не видя дяди, не зная его в лицо, как мог молодой барон вообще быть уверен, что его дядя жив, а выдаваемый за него человек не инструмент для получения денег на «лечение» или рычаг давления на барона? Наконец, проверял ли он хоть как-то всю запутанную и темную историю его болезни или верил на слово целителям? Лечебница возле Ярнхейма... Хм, никогда о такой не слышала, но это не означает, что ее не существует. Только почему же так далеко? Для дворянина из столицы северный город вовсе не являлся лучшим выбором, в Иридиуме было около дюжины лечебниц специализирующихся на болезнях разума и втрое больше магов-целителей в данной области. Элизабет Гринграсс была лишь одной из них. Близость к монастырю Огня тоже немного настораживала, будто тамошние служители специально старались держать больных под присмотром, ведь других населенных пунктов вблизи храма не было. Она допускала, что такое возможно, но за обычными душевнобольными маги огня не следили и вообще никак ими не интересовались.
Она отставила в сторону чашку с недопитым чаем и слушала слегка обеспокоенно.
- Ммм, вы не могли бы подробнее остановиться на истории о воскрешении жены вашего дяди? Как это произошло, в кого она превратилась и был ли ваш дядя тому свидетелем или узнал обо всем недели спустя, - горе сводило людей с ума не хуже проклятий, но одно дело услышать трагическую историю от кого-то другого, и совсем другое собственными глазами увидеть, как любимый человек поднимается из могилы разлагающимся трупом. Это не объясняло как можно было считать себя живым и мертвым, разве что дворянин и сам при случае прибегал к запретной магии и имел некторое отношение к попытке вернуть себе жену, или над ним самим проводили какие-либо ритуалы, но таких мысли она, конечно, сочла за лучшее держать при себе.
- Заклинание забвения может вызвать такой эффект, - осторожно продолжила она. На самом деле забвение могло вызвать любой эффект и чаще всего не сразу после его применения. Могло быть и такое, что мужчине уже изменили память, целенаправленно или случайно сведя с ума. – Но проклятия или груз горя и вины я тоже не стала бы исключать. Вы полагаете, я могла бы встретиться с Генри фон Вайдером?
Странно, но она не помнила, кто был семейным врачом фон Вайдеров, хоть это и должен был быть кто-то из ее коллег в Белом Кресте. Неплохо было бы расспросить и его, хотя бы спросить чем обусловлен более чем странный выбор места лечения. Но если Вайдеры хотят сохранить состояние своего родственника в тайне и не вызывать сплетен, маленькое удаленное место помогает как нельзя кстати.

10

По мере своего рассказа Ролан внимательно наблюдал за Элизабет. Его приятно удивило, что девушка не перебивала, слушала внимательно и с заметным интересом. Не менее приятным оказалось и легкое беспокойство о его проблеме. Обычно целители просто разводили руками, а то и вовсе вставали и уходили уже на середине рассказа. Ну или вежливо выпроваживали молодого барона, если разговор шел не в его поместье, а на их территории.
- Эх, если б я знал, - вздохнул Ролан на первый вопрос Элси, - я ведь сам появился в поместье чуть больше месяца назад, а дядя уже давно в таком состоянии. Я даже не уверен, что он видел собственную жену в виде нежити. Возможно, ему об этом просто сообщили. Единственное, что могу сказать наверняка - он точно не пытался воскресить ее сам. Это невозможно для обычного человека. Мужчины рода фон Вайдер не обладают даже малейшей искрой магического дара. Только женщины. Я - единственное исключение, - объяснил парень, - Впрочем, если дядя присутствовал при обращении жены и все видел... даже в этом случае он не смог бы классифицировать вид нежити, которой она могла бы стать. Я так думаю. Знаете... - парень слегка нахмурился, - если брать в расчет слова дяди, мне кажется, что это произошло во время нашествия нежити на Иридиум. Он ведь твердит, что "они повсюду". Ох, эта осада столицы, - посетовал он, - я почти ничего об этом не знаю. Кто тут был еще помимо Марагора? Был ли среди его последователей кто-то, кому мог помешать Генри? Или, может быть, дело был в его жене? Я ведь о ней тоже ничего не знаю... - бормотал Руня, - ощущение, что пытаюсь найти иголку в стоге сена. Все слишком запутано...
Последние слова были больше похожи на мысли вслух, чем обращение непосредственно к Элси. Со стороны это могло казаться странным, но Ролану было абсолютно все равно на стереотипы и предрассудки. Он не привык скрывать своих эмоций, не пытался лгать или как-то изворачиваться, не искал нигде личной выгоды. И он до сих пор не научился вписываться в общество этого мира. Да и не собирался.
"Неожиданно свалившееся на голову поместье; дядя, страдающий от непонятного безумия; глупые человеческие законы, еще и ужесточенные политикой Саманты; и все эти люди в Империи - недоверчивые, подозрительные, странные... про знать я вообще молчу. Почему он такой, этот мир?! - совершенно не к месту возникли эти мысли в голове Ролана. Перевел взгляд на Элси, присматриваясь, - она другая, - вдруг сделал вывод Руня, - потому что эльф, а не человек? - предположил он и тут же сам себе ответил: - да нет, дело не в этом. Я общался и с другими целителями-эльфами. Но желание помочь выразила только она".
- Думаю да, - тем временем ответил он, - не вижу проблемы в том, чтобы мы могли вместе посетить дядю. Правда, на подготовку к поездке понадобится время. Но, если вы действительно готовы уделить на это время, я обязательно дам вам знать, когда соберусь к нему, и приглашу с собой, - заверил парень. Для него действительно было ценно то, что едва знакомая целительница готова ехать с ним на край Империи, даже не зная, сможет ли чем-то помочь. - Магия разума способна вызывать самые невероятные и ужасающие эффекты, - тихо сказал он чуть опечалено, вспоминая наставницу, - если дядя действительно подвергся этой магии, то ее наверняка можно обратить. Вопрос лишь в том, насколько тяжелым было заклинание, и сможем ли мы его распознать.
Руня хотел поинтересоваться, насколько глубоко Элси сама продвинулась в этом направлении, но посчитал вопрос личным и неэтичным. Их разговор пока носил исключительно деловой характер, и, в отличие от болтливого Ролана, целительница о себе ничего не говорила. Что было вполне логично, хотя Руня об этом даже не задумывался. Просто потому что для него не существовало всяких рамок и условностей.

11

Дальнейший рассказа Ролана не только ничего не простянил, но еще больше запутал давнюю историю. Как же так получалось, что его ответы добавляли прошлому и настоящему все новые и новые белые пятна? Барон ни разу не видел собственного дядю и мог судить о его состоянии и причинах его возникновения лишь со слов других – но насколько им можно было доверять? И что из сказанного только что было изложением чужих мыслей, а что догадками самого фон Вайдера? Он был совершенно прав, говоря, что обычному человеку не воскресить мертвеца, но был ли дядя Генри обычным человеком, вот вопрос. Странно было слышать, что мужчины рода фон Вайдер не обладают магическим даром, в то время как у женщин он проявляется. Элизабет ранее не приходилось с таким сталкиваться, ее личный опыт показывал, что магический дар не отдает предпочтений по полу, а вот по расе – довольно часто. Последнее можно было смело отмести, она не видела в Ролане ничего, что указывало бы на примеси чужой крови.
Каждый ребенок в семье потомственных магов вовсе необязательно и сам рождается магом, но если у кого-то из фон Вайдеров проявился бы темный дар, стали бы они рисковать положением при дворе или постарались бы скрыть опасную магию, утверждая, что никакого дара нет и в помине? Нет, сбрасывать со счета неумелые попытки некроманта-самоучки, стоившие ему рассудка, Элси не спешила. Возможно, потому, что однажды, почти сотню лет назад, уже сталкивалась с похожей историей.
- Вам повезло, что вы не застали черный понедельник в стенах Иридиума, - невесело сказала она. – Мало кто может вспомнить о том дне хоть что-то хорошее, нежить сыпалась отовсюду, из всех щелей, и тьма закрывала небо. А потом... этот голос... – Элизабет зябко поежилась и сжала пальцы вокруг чашки с чаем, словно пыталась их согреть.
Она была в столице в тот день. Слышала короткое обращение темного магистра, коего в глубине души считала давным-давно мертвым, к жителям Мистерийской империи. Победа казалась ей необъяснимым чудом, к которому приложили руку сами боги, слишком велика была сила и армия Марагора, чтобы одержать победу без помощи высших сил. Тогда погибли тысячи людей, и тысячи были обращены в нежить, поэтому странно было бы полагать, будто некто пришел из бесплодных пепельных земель, точа зуб на Генри или его жену. Они скорее всего были такими же случайными жертвами войны как и многие до или после них.
- Вы правы, все очень запутано, - было неясно, к чему она то сказала. Может, рассеянно повторила последние слова Ролана, соглашаясь с ними, или думала в тот момент о причинах, сподвигнувших Марагора на объявление войны живому миру, или же безуспешно пыталась связать концы с концами в истории семьи фон Вайдер. – Надеюсь, мой вопрос не покажется вам бестактным, барон, но почему вы не встречались со своим дядей раньше?
Вряд ли он не мог этого сделать, сказал же, что не видит проблемы в организации встречи. Там могла быть некая личная неприязнь или нежелание видеть сумасшедшего, но в любом случае двольно странно, что Ролан даже не попытался. Или не был полность откровеннен, когда ранее говорил, что не встречался с дядей Генри. У нее самой время на поездку в Ярнхейм появилось бы разве что следующей осенью, увы, жизнь мастера коллегии оставляла женщине довольно мало свободы. И она все еще не спешила уверять парня, что у них обязательно получится вылечить его дядю, только не до личной встречи а лучше нескольких, ведь ложная надежда не менее опасна чем магия разума.

12

Слова Элизабет прозвучали с такой грустью. Ролан не стал никак комментировать события минувших лет, лишь сочувственно качнул головой, глядя как поежилась от воспоминаний девушка. Его не было здесь в те дни, и он не смог бы себе представить тот ужас, что пережили жители Иридиума. Однако, о Черном Понедельнике он слышал много, пока путешествовал по Империи. Но, к сожалению, это чаще всего были непроверенные слухи простого люда, и Ролан не мог с достоверностью сказать, что из этого правда, а что нет. Поэтому знал о ситуации лишь в общих чертах. Руня даже слегка пожалел, что напомнил целительнице о том кошмаре. Меньше всего ему хотелось вызывать в ней болезненные воспоминания и портить настроение.
А вот следующий вопрос заставил парня ненадолго задуматься. На него было нельзя ответить однозначно, не прибегая ко лжи. А врать Ролан не умел. И не любил. Парень внимательно присмотрелся к Элизабет, словно раздумывая, насколько много можно ей рассказать. Не то чтобы у него было много тайн, которые посторонним знать не следует. Скорее, есть вещи, которые крайне сложны для восприятия и понимания, в чем Руня уже успел не раз убедиться за множество бесед во время странствий.
- Я не мог встретиться с ним раньше, - вздохнув, ответил, наконец Ролан, - видите ли, я появился в этом мире чуть меньше двух лет назад, - осторожно сказал он, не зная, как правильно подать эту информацию. С тех пор, как он покинул дом наставницы, жизнь в котором в корне отличалась от того, что происходило во всем Мистериуме на самом деле, прошло только два года. И за это время Руня так и не смог полностью адаптироваться в совершенно непонятном для него мире. И, конечно, он не мог нормально объяснить, как это можно было прожить всю жизнь в Империи, но знать о ней и о мире в целом только последние два года. - Какая ирония, - вдруг невесело усмехнулся он, - в тот день, когда над столицей сгустились черные тучи, в другом конце империи (в Бирвилии, кажется?) зажглось второе солнце, - туманно сказал он, - именно в тот самый день я впервые покинул свои родные земли и начал путешествие по Империи, - сообщил парень. - Я тогда уже знал, что принадлежу к роду фон Вайдер, и хотел как можно быстрее попасть домой, но... - Руня тяжело вздохнул, - то, что происходило в Империи после войны... это было немыслимо. И вообще все, что происходило вокруг! Это неправильно! Я не мог просто взять и оставить людей, а потому около полутора лет потратил на странствия по Империи, помогая тем, кто в этом нуждался. Ну и про мир узнавал заодно. А в поместье я появился лишь чуть больше месяца назад. И дяди уже тут не было, - развел руками Ролан. - Так что пока здесь хозяйничаю я. Но он - мой единственный родственник, я не могу его вот так бросить. И я найду способ вернуть его рассудок, - уверенно сказал парень. Да уж, вера из него полыхала чуть ли не осязаемо. Глядя на его лицо могло легко показаться, что для этого странного барона ничего невозможного попросту нет.
- Знаете, Элизабет, - вдруг сказал Ролан, - я знаю о магии разума очень много. Но ничего в этом не понимаю. Это как прочитать огромную, но непонятную книгу - вроде как информация есть, а как ее объяснить или ею воспользоваться - не знаешь. Возможно, если я смогу увидеть дядю своими глазами, в памяти всплывут какие-то воспоминания. Или какие-то манипуляции, проводимые бабушкой, - задумчиво протянул Руня, - хотя я не люблю магию разума, она страшная, - признался он, - и пустоту тоже, - зачем-то добавил, - свет лучше. Он живой, - брякнул Ролан и с любопытством уставился на Элси.

13

Элизабет пожалела, что задала вопрос, стоило словам сорваться с языка. Когда они прозвучали, вопрос стал еще бестактнее, лучше бы ей было промолчать и не вызывать недавно встреченного юношу на откровенность. Нельзя сказать, что она поняла все из его рассказа, порой фон Вайдер выбирал довольно странные выражения. Появился в этом мире... зажглось второе солнце... не исключено, что так говорят в Бирвилии, где она ни разу не была и даже не встречала никого из тех мест, потому и не могла судить о местных выражениях и диалектах. Она чувствовала, что личным высокопарным стилем барона подобные громкие выражения, словно у барда перед внимающей аудиторией, быть не могут, во-первых, раньше он общался совсем иначе, во-вторых, с его образом такие речи просто не вязались.
Она поняла только, что Ролан вырос далеко на востоке и во время войны странствовал по империи, а в Иридиум впервые попал совсем недавно. Что же, большой особняк может принести хозяину немало беспокойства поначалу, да и вступление в баронство процесс долгий и утомительный, особенно для новой фигуры среди аристократов. Вряд ли он закончил со всеми делами, тут и года может не хватить, но все равно позвал меня сейчас. Элизабет вдруг улыбнулась Ролану с симпатией и теплотой вместо обычной дежурной вежливости, осознав, насколько искренне на самом деле тот заботится о единственном оставшемся родственнике.
- Я обещаю, что отправлюсь с вами в Ярнхейм, когда вам это покажется удобным, и сделаю все что в моих силах. Магия разума не всесильна, да вы и сами должны это понимать. Не думаю, что я буду первой из менталистов, кто пытался вернуть Генри фон Вайдеру здоровый рассудок, но я попытаюсь.
Возможно, она могла узнать что-то в коллегии, Ролан ведь говорил, что уже обращался к другим целителям. Но эту мысль она тут же отмела. Сама она не стала бы разговаривать о пациентах пусть даже и с коллегами, и у нее не было причин полагать, будто кто-то нарушит негласный этикет коллегии ради ее собственного любопытства. Что же касается магии, она не могла сказать, что вообще понимает ее, не только магию разума или жизни, но магию в целом. Вопросов в ней все еще было куда больше чем ответов.
- Свет... живой? Должно быть, только другие маги света, да и то не все, способны вас в этом понять. Знаете, я вижу жизнь как реку, текущий поток похожий одновременно и на свет, и на воду, и на огонь. Живые существа словно отдельные огоньки, но река эта, что в них течет, будто одна на всех. Но из всех кого я встречала, только моя мать ощущает жизнь так же, и я не знаю, может, это семейное, может, случайное совпадение особенностей восприятия. Это может звучать довольно странно, но думаю, вы понимаете, что я имею в виду.

14

- Большое спасибо, Элизабет, - улыбнулся Ролан, - я буду очень признателен, даже если вы не сумеете итоге помочь. По крайней мере, вы готовы попробовать, а не говорите категоричное "нет". Возможно, у нас действительно что-то получится. Я же, в свою очередь, постараюсь к нашей поездке узнать побольше обо всей этой ситуации. Просто нужно немного времени, - посетовал он, - очень много дел по поместью накопилось, надо хотя бы с основными разобраться. И, как минимум, отвадить особо ушлых людей, что нацелили свои ручонки к добру дядюшки, - признался парень и внезапно ляпнул: - чертовы аристократы, вечно им не живется спокойно, - из уст Ролана, который как бы тоже относился к знати, это звучало особенно комично.
Странно, но после сумбурного рассказа о своем "рождении" в имперских землях, Ролану казалось, что он стал чуточку ближе к Элизабет. Хотя, наверное, это просто самоубеждение. А может теплая улыбка Элси, что не могла остаться незамеченной. Для кого-то такие вещи незначительны, но Руня всегда уделяет им должное внимание. Удивительный контраст - этот парень был очень странным, и люди, зачастую, его вообще не понимали. Но при этом в большинстве своем неизменно относились к Ролану хорошо. Хотя, конечно, попадались и те, кто обманывает и предает, но... даже в них он пытался найти что-то хорошее. Еще одна маленькая странность в бесконечную копилку малопонятных постулатов молодого барона.
- Я понимаю, о чем вы говорите, - кивнул Ролан, когда Элизабет немного рассказала о том, как видит жизнь, - точнее, ощущаю. У меня нет дара к этой стихии, и я не могу видеть так же, как вы, но могу представить. Магия света в этом плане чем-то схожа, но... я имел ввиду немного другое, - Ролан прошелся по комнате, раздумывая, как это объяснить, - маги света, с которыми мне доводилось иметь дело, тоже не понимают. Они просто произносят заученные заклинания. Они не воспринимают свой свет, как дар. Для них это просто эфир, которому можно придать форму, и все. А свет, он не такой! - уверенно заявил парень, но чуть сбивчиво добавил: - мой, во всяком случае. Это сложно объяснить... - вздохнул он, - видите ли, моя целительная магия довольна слаба, за исключением воскрешения почему-то. Мои благословения порой не имеют должную силу, а когда я пытаюсь призвать светлых существ, они не всегда являются на мой зов. Но зато защитная и атакующая магия света в моих руках гораздо эффективнее, а ее разрушительные свойства имеют колоссальный потенциал. Бабушка называла это магией солнца. А я просто чувствую свет. Он направляет меня, советует, если хотите. И он не ошибается, - пожал плечами Ролан, - поэтому я считаю, что свет все-таки живой. Разве бездушная магия способна на такое? Хм... - задумчиво протянул парень, - а ведь вы по идее должны ощущать особый контраст. Ваша магия жизни - да само название говорит о том, что она живая. И в то же время разум - бездушная стихия. Если честно, я бы ее даже магией не назвал - наука, скорее.

15

Время, все упиралось во время и всем нужно было это самое время. Кому-то для исследований и познания нового, обучения и постижения, кому-то для заботы о делах семьи и доме. Пусть люди и любили порой утешающе говорить, что время для все течет одинаково, что для него все равны, Элизабет знала, что это неправда. Ее тридцать лет детства для кого-то могли быть всей жизнью, крестьяне в отдаленных провинциях, не имеющие доступ к магии. И напротив, для мага сто лет не такой уж и срок. Сколько лет Генри Вайдеру, каково его здоровье и физическое состояние? Она не спросила об этом ранее и не знала, стоит ли заговаривать  сейчас, чтобы барон ни в коем случае не решил, что его пытаются ненавязчиво поторопить. Если у нее как у полукровки времени было более чем достаточно, то у больного – пусть ментально, если не физически, - человека у Ярнхейма, что на самом севере, да еще в самый разгар зимы... Нет, о недостатке тепла и пищу говорить не приходится. Элизабет не случайно пришли в голову такие предположения, зимой основная масса ее подопечных даже в столице страдала именно от холода и нехватки пищи, на фоне которых даже банальная простуда могла приобрести невиданный размах. Куда уж там каким-то проклятьям.
-... отвадить особо ушлых людей, что нацелили свои ручонки к добру дядюшки. Чертовы аристократы, вечно им не живется спокойно.
Ох, он же тут всего два месяца если не меньше. Ролан еще не видел и десятой доли того, что могли устроить ему представители высшего света, а Элси, пусть и была вхожа в их круги лишь изредка и то как наемный целитель, слышала немало историй о том, как кого-то неугодного могли подставить, оборать или оболгать. С запретом на дуэли Ролана хотя бы не умогли убить у всех на виду, если бы он начал мешать... ну, официально не могли, а на самом деле этого следовало бы ожидать, если бы с бароном не удалось справиться иными путями. Если он станет источником проблем или случайно потянет за ниточку из крубка давних интриг, а он с его непосредственностью и открытостью будет в Верхнем кольце как пущенный в болото камень. Элизабет не сказала бы, что парень обладает интуитивным пониманием того, о чем стоит молчать, что недоговаривать, и как преподносить свои слова. Ролан или научится всему этому через несколько лет и жестоких уроков или уедет из столицы в поисках спокойной жизни. Предлагать ему помощь или совет было бы оскорблением с ее стороны, слишком велика была разница в их социальном статусе, да к тому же Элси мало что могла сделать на самом деле. Наверное, было бы проще бросить Нули пару намеков, если управляющий, все это время живший в поместье, и сам не следил за обстановкой в городе. Ну хотя бы чистые успокоились и не мутят воду, не хватало только всеобщей культивируемой ненависти к магам.
- Маги света, с которыми мне доводилось иметь дело, тоже не понимают. Они просто произносят заученные заклинания. Они не воспринимают свой свет, как дар. Для них это просто эфир, которому можно придать форму, и все.
То же самое можно было сказать и о магах в целом, не только о магах света. Хотя последние, несомненно, умели говорить о своем даре с почти неистовой убежденностью и верой, что многие относили к влиянию стихии на сознание.
- Могу ли я спросить, где вы обучались магии? Моя учеба началась в Аклории, это милое место, где ученикам сперва внушают, что возможности магии безграничны, а затем вкладывают в их головы от десятка до пяти десятков заклинаний, четко определяющих границы тех самых безграничных возможностей лично для них. Лишь единицам потом удается найти свой путь, отличный от общеизвестного. Классический способ заучивания и тренировки заклинаний, возможно, не самый лучший, но универсальный и подходит каждому.
Немного погодя она добавила:
- Разум и жизнь слишком разные стихии, сравнивать их все равно что сравнивать тепло с камнем. Или зиму с бродячей кошкой. Они существую настолько отдельно друг от друга, что говорить о контрасте просто не приходится.
Ролан фон Вайдер только что в ни к чему не обязывающей беседе выдал полузнакомому человеку особенности своей магии, он действительно это сделал? Кажется, ему будет еще сложнее в Иридиуме чем я предполагала. Жаль, что у него нет иных родственников кроме Генри, он мог бы многое объяснить.

16

Когда Элси упомянула об Аклории, глаза Ролана загорелись неприкрытым интересом, принимая особо яркий желтый оттенок. Он многое слышал об этой академии и давно хотел туда попасть. Нет, не для учебы, разумеется, хотя это ему бы уж точно не повредило. У него был совсем иной интерес и... он сам не понимал, какой! Его желание попасть в Аклорию вновь было продиктовано светом, стихией, с которой он был единым целым. Парень просто чувствовал, что должен там оказаться и желательно не один раз. Найти там что-то определенное? Встретить кого-то? Может быть, что узнать? Он не знал. Просто чувствовал.
- Стандартные заклинания - это основа основ, - пожал плечами Руня, - они учитывают самые распространенные нужды мага. Это ведь просто формулы, которые, к слову, для колдовства и вовсе не нужны, - улыбнулся он, - формулы даются для понимания и воплощения желаемого. Но если ты и без того все понимаешь, нужны ли все эти слова и жесты? Другое дело, что не каждый маг это понимает. Но ведь это так просто... - усмехнулся Ролан и повернул правую руку ладонью вверх. Вокруг нее мягкими волнами заискрился золотой свет, - вот же она, магия без формул, - мягко сказал он и повел рукой в сторону окна. Золотистый свет собрался в вереницу сияющих бабочек, которые неспешно вылетели в окно, растворяясь где-то там, в лучах дневного солнца.
Конечно, это была совсем простая магия, а не высокопорядковое боевое заклинание, но сам Ролан никакой разницы между ними не делал. Магия - она либо есть, либо нет, а насколько сильна она будет - зависит уже от мага, а не от глупых делений на порядки. Так он считал. Конечно, ему легко было так говорить, учитывая, что для него не существовало в магии света чего-то невозможного. А вот согласится ли с такой трактовкой обычный маг света? Едва ли. Но даже так Руня не воспринимал ограничений магии порядками. Он считал это неправильным и вообще кощунством.
"Магия необъятна! Зачем делить на ступени то, что не делится? - не понимал он, - потому-то большинство магов и не может продвинуться дальше. Вбили себе в голову, что такой-то порядок - их потолок, вот и все. Зачем, ну, зачем они используют ее лишь как инструмент? Почему нельзя просто взять и довериться стихии, если она тебя выбрала? Не понимаю!"
- Я учился в лесу, - тем временем ляпнул Ролан, - бабушка учила, - уточнил он и ненадолго задумался, - то есть не совсем так. Бабушка дала множество знаний по магии. Мистика, эфирология и прочие радости. И многие другие сведения... - уклончиво сказал он, отводя взгляд, - а свет, он просто есть. Всегда был. Конечно, я изучил все стандартные заклинания из сборников, но они не способны в полной мере отразить все мои возможности. Ну, так уж вышло, - развел он руками.
Глядя на Элси, Руня понимал, что его объяснения звучат не слишком понятно и, что уж там, неубедительно. Настолько сильно развить магию в глухом лесу под руководством одной единственной бабки, когда многие не могут сделать того же в Аклории под присмотром целого штата квалифицированных педагогов? Верилось с трудом. Ролан еще раз окинул Элизабет очень пронзительным взглядом, будто стремясь заглянуть в душу и увидеть там что-то, понятное лишь ему. Некоторое время помолчал, раздумывая, но все же решил рассказать, вероятно, сделав какие-то одному ему известные выводы.
- Моя бабушка когда-то жила и училась в Иридиуме, и была довольно известна в определенных кругах. Она была автором немалого количества научных трудов в различных сферах магии, по большей части магии разума. Занималась разработкой новых заклинаний, а порой и целого комплекса заклятий в едином стиле. А потом она вдруг пропала для всего мира, и ее начали постепенно забывать, в итоге посчитав погибшей. Едва ли кто-то вспомнит о ней сейчас. И я не уверен, что она лично не приложила к этому свою руку. Согласитесь, довольно сложно было бы вот так бесследно забыть магистра великой магии разума, который вел столь бурную деятельность. А тем временем она путешествовала по миру, пока однажды не нашла свой дом глубоко в лесу. И меня. Можно сказать, что почти всю жизнь я был изолирован от мира. Не буду вдаваться в подробности, - отмахнулся он, - но, думаю, вы примерно можете себе представить, чему можно было научиться у такого человека, как моя бабушка, за двадцать с лишним лет.
Да, Ролан легко говорил о своем прошлом и не видел смысла все это скрывать. Зачем? Достаточно было просто не упоминать того, о чем действительно не стоит знать не то, что посторонним, а даже самым близким людям. Более того - в его рассказы мало кто безоговорочно верил. А если и верил, то не всему. Уж слишком необычно все это звучало. Да взять хоть бы тот же караван гномов, что он сопровождал только-только выбравшись в Большой Мир. Да его временные соратники по отряду чуть ли не на каждую фразу рты открывали, пытаясь сообразить, шутит ли новый попутчик, или серьезно говорит? А ведь Ролан врать не умеет и всегда говорит то, что думает. Точнее, сначала ляпнет, а потом думает, да.
- Скажите, Элизабет, а вы видели когда-нибудь легендарных чудовищ? Не призванных магами, а настоящих. В их естественной среде обитания? - вдруг спросил Ролан.

17

При упоминании Аклории глаза парня зажглись предвкушением и любопытством. Элизабет наверняка не ошиблась бы, поймай она его на желании стать частью академии, но в данных осбстоятельствах это желание могло вызвать разве что сочувствие. Ролан, который никак не мог разобраться с делами рода в чужм для себя городе, сейчас никак не мог позволить себе потратить шесть лет на обучение магии. Только не когда, как говорил сам человек, жадные аристократы тянут к его имуществу и титулу длинные ручонки, и некому из именитых родственников прикрывать его спину. Нули ведь не в счет, что он может сделать? Да и каково будет магу, воспринимающему свет как живое существо, втиснуть себя в рамки стандартных формул, с которых начинается обучение? Конечно, рано или поздно ему придется как-то совершенствовать свое искусство, ведь как бы ни была его бабушка сведуща в магии разума и теории в целом, один человек априори не может объяснить всего. В Аклории не будут спрашивать, понимаешь ли ты суть магии – кто вообще ее понимает? – преподаватели будут в первую очередь оценивать слова и жесты. Пусть Ролан и говорил о их необходимости достаточно спокойно, хватит ли ему терпения годами демонстрировать ровно то, что от него хотят увидеть, пока наконец к старшим курсам студенту не позволят некоторые вольности с магией, Элси не знала.
Шар золотистого света рассыпался стайкой бабочек, раставших за оконным стеклом. Очень красиво, но по крайней мере в теории очень сложно для человека, который только что говорил ей о силе своих боевых заклинаний. А вот нет же, на вид эта манипуляция далась Ролану очень даже легко и просто. Она могла бы создать нечто подобное с помощью иллюзии, но увы, не без словесных формул и жестов.
- Очень красиво, даже жаль, что создания магии так недолговечны, - немного погодя, она продолжила: - Вы ведь говорите об Ираде, она ваша бабушка? – разумеется, Элси не могла не слышать о магистре разума, но так как магия разума была необычайно многообразна, сфера интересов магистра лежала далеко от ее собственных в этой области. Потому хоть Элизабе и знала, что Ирада написала больше десятка книг, из них она прочла от силы две. Она не знала, просто неоткуда быо знать, жива ли еще магистр или что с ней произошло, да и, честно сказать, не пыталась узнать. И кстати, догадка ее насчет имени магистра была всего лишь ничем не подтвержденной догадкой, не так уж много было магистров великой магии разума, а женщин и того меньше, чтобы не соотнести рассказ Ролана со слышанными ранее историями. – Вы правы, просто так забыть магистра великой магии нельзя, но если магистр по каким-то своим причинам решает отдалиться от мира, то разумно ли его искать и пытаться вернуть?
Она хотела было добавить, что это сугубо личное дело магистра, но тут некстати вспомнилось, что и Марагор некогда был точно таким же отдалившимся от мира магистром, в существовании которого многие вообще сомневались. Пока не привел к стенам Иридиума армию нежити, и его сугубо личные дела на востоке перестали быть личными...
- Я видела людей в их естественной среде обитания, - ровно ответила она, - легендарным чудовищам до них далеко.
Интерес к чудовищам если и можно было объяснить любопытством, то заданный целительнице вопрос поставил ее в тупик. Что заставило Ролана спросить об этом ее, не боевого мага и не охотницу за чудовищами, известную своими приключениями? И кого он вообще подразумевал под чудовищами, может, редких и опасных волшебных зверей, может, порождений тьмы или смерти.

18

Руня мягко улыбнулся, когда Элси оценила его магию. Он чувствовал, что это были не дежурные слова, а девушке действительно понравилось то, что он продемонстрировал. Однако было в ее облике что-то еще, чего он не мог уловить. Точнее, правильно оценить. Для него не существовало рамок и ограничений в магии света, вернее, он их попросту игнорировал, считая чем-то неважным. Отчасти поэтому, а не только за счет высокой одаренности и крайне сильной связью со своей стихией, он так легко делал то, чему другие маги учатся годами на базовых формулах. И он искренне не понимал, когда другие маги порой удивлялись его колдовству. Ведь для Ролана свет был таким привычным и родным. Это как умываться и завтракать по утрам, как ходить и дышать - настолько же легко и непринужденно он воспринимал свет.
А вот когда Элси упомянула имя бабушки, Руня с крайним любопытством склонил голову набок и очень внимательно посмотрел на целительницу. Ирада действительно была довольно знаменита в определенных кругах и, конечно же, у нее были некоторые научные труды. Однако в большинстве своем они были написаны до того, как женщина кардинально изменила взгляды на жизнь и на магию в целом. Возможно, Элси читала что-то из этого? А может, была знакома с Ирадой лично? Или услышала от кого-то из знакомых? Или... просто угадала? Руня не знал, и оттого ему было еще интереснее...
- Верно, - кивнул он на слова целительница, - а откуда Вы о ней знаете? - поинтересовался парень, - и что именно? Видите ли, я сам мало знаю о ее прошлом. Как говорила бабушка, тогда она была тем, кого хотели видеть окружающие. А я знал ее совсем с другой стороны, - проговорил он. - Искать ее действительно было бы не разумно. Она бы попросту не отпустила кого бы то ни было живым или, по крайней мере, с не покореженной памятью. Потому что не хотела, чтобы о моем существовании хоть кто-то узнал, - Ролан хотел добавить что-то еще, но вовремя прикусил язык. Однажды он уже ляпнул лишнего, но тогда ему сильно повезло - тем магам не было дела до способностей парня. Однако тогда же его предупредили, что лучше держать язык за зубами. Если, конечно, он не хочет оказаться в "клетке" и стать подопытной крысой Министерства магии.
А вот занятный ответ о чудовищах Руню вдруг позабавил. Он ведь действительно спрашивал о всяких жутких тварях. Ну, вот так вот ему вдруг захотелось. Однако ответ Элси оказался куда глубже, чем он рассчитывал.
"Люди... - думал он, глядя на Элизабет, - а ведь она права. Люди - самые опасные существа в мире. Чудовища ведь страшны лишь внешне. Но они никогда не врут, не издеваются и не убивают без причины. Они такие, какие есть, и не пытаются казаться лучше. А люди внешне порой прекрасны, но вот в душе... - Руня вдруг про себя усмехнулся, - да ну, я не верю, что все так безнадежно!"
- Искорка света, пусть и невообразимо крохотная, есть в каждой, даже самой темной душе, - Ролан сказал это абсолютно уверенно. Он не просто верил в это, он знал, - а из искры всегда может разгореться пламя - стоит только пожелать, - улыбнулся он. - Но Вы правы, Элизабет. Среди людей действительно стало слишком много тех, в ком эта искра мала. А потому в глазах многих человек является настоящим чудовищем. Впрочем... - хитро протянул Руня, - я таки спрашивал про всяких страшных монстров, вроде морских змеев или многоголовых болотных тварей. Ну про тех, что в сказках бывают. Знаете, видал я одну. Летала к нам с бабушкой в огород и капусту пожирала. Это, знаете, штука такая, вроде бабочки, но большая, по пояс мне примерно. И с большими зубами! Ой, такая страховидла с горбиком, я Вам скажу, ну да речь не о том. Я ее видел только пару раз, ночью, спросонья, - заговорщицки трещал он, - она там ножками своими тощими меж грядок топотала и Жорика пугала. Жорик - это крот, он рядом с нами жил, - пояснил Ролан, - так вот. Пугала крота, жрала капусту. И прилетала всегда тогда, когда бабули дома не было. Но однажды ей не повезло и... в общем бабушка ее метлой пришибла, - немного скомкано закончил он свою странную историю. - Мне тогда было лет семь-восемь, и больше я никогда не видел такую... эм.... бабочку, но я помню, что тогда сказала бабуля: "Самые ужасные кошмары обитают во снах. А сны редко становятся реальностью", - процитировал он, - до сих пор не понимаю, что она имела ввиду и причем тут та страшила. Не из сна же она вышла, в самом-то деле! - недоверчиво повел плечом Ролан, - знаю, что можно впускать кошмары в сон, но вот чтобы обратно... - развел он руками, а затем, вспомнив, что ему говорили про Элси, решил уточнить: - как Вы думаете, Элизабет, можно ли достать из сна какую-нибудь тварь? - в то же время пытался припомнить, а не делала ли чего-то такого Ирада.

19

Откуда я о ней знаю? Что я о ней знаю? Вопрос был достаточно сложный, и потому Элизабет прибегла к старому проверенному средству, чтобы выиграть несколько дополнительных секунд для размышления. Она потянулсь вперед к чайному столику и подлила в давно опустевшую чашку еще ароматного горячего напитка. Последнее обстоятельство, надо сказать, ее несколько удивило, они довольно долго разговаривали, а чай каким-то образом совсем не остыл, хотя она не видела никаких начертанных на чайнике рун. Маленькая бытовая магия, конечно, но более тонкая чем привычная ей.
Ничего она не знала об Ираде. Магистр великой магии разума, человек, женщина. Элизабет относилась к той категрии студентов, что могут прочесть несколько трудов одного и того же магистра и все равно даже не попытаться узнать о стоящем за ними человеке. Наверняка многие аспекты ее жизни были широко известны годы и годы назад, магистры магии, как правило, фигуры публичные, их силу и влияние не спрячешь. Но Элизабет Гринграсс не стремилась ничего узнать специально, а случайно до ее ушей ни одна история из жизни Ирады так и не дошла. Сложным вопрос Ролана становился оттого, что он сам признался, что бабушка не горела желанием рассказывать о своем прошлом, так что скорее всего через знакомство с Элизабет он в том числе пытался узнать что-то об Ираде. Но тут она ничем не могла помочь.
- Вы знаете, - заговорила она, наполнив чашку, - на самом деле мне ничего не известно о ней как о человеке. Я читала ее работы, не все, конечно, но мы никогда не встречались лично, - было бы странно, если бы это было не так, наверное, с точки зрения магистра Элизабет продвинулась в изучении разума не дальше студентов академии и видеться с ней для магистра просто не было смысла.
В душе поселилось чувство странной, смутной тревоги. Ролана фон Вайдера окружало слишком уж много вопросов и белых пятен для его двадцати – по крайней мере на вид, - лет. История о сошедшем с ума дяде Генри, которого не могут вылечить лучшие умы коллегии и маги огня, и без того была слишком уж невероятной, но с появлением в уравнении Ирады и некоторыми случайными оговорками Ролана... Его бабушка, один из сильнейших магов разума, прятала его где-то в лесу вдали от людей целых двадцать лет, и только когда Генри фон Вайдер стал неопасен, Ролан вернулся в Иридиум. Могла ли Ирада прятать внука от Генри, могла ли Ирада поспособствовать душевной болезни последнего? Технически да, и очень даже легко, для этого даже магистром быть не надо. Кроме того у нее могли быть на это причины, о которых не знает и сам Ролан, и все же... Бывают семейные секреты, бывают темные семейные секреты, но сейчас перед ней вырисовывалась слишком уж невообразимая и безумная история баронского семейства. Нынешнего главу семьи ведь не спросишь о подводных течениях, если бы ее догадки хоть частично оказались бы правдой, и Ролан бы знал обо всем больше, ему было бы безопаснее замалчивать существование Генри фон Вайдера, а то и вовсе объявить о его смерти.
Должно быть, чтобы развеять ее задумчивость, чуткий человек с хитринкой и некоторым легкомыслием в голосе рассказал более чем занимательную историю из своего детства. Стоило ей помимо воли представить «страховидлу с горбиком», пожарающую капусту на огороде и магистра великой магии, подкрадывающегося к страховидле с метлой наперевес, как она от неожиданности рассмеялась чуть громче чем следовало бы в обществе дворянина и пролила чай на юбку.
- Ох! – вздрогнула она, с трудом удерживаясь от нового приступа смеха, проявлявшегося в широкой улыбке. – Прошу прощения за свою неловкость, не принимайте мой смех на свой счет. Я нечасто слышу такие истории, - ну ладно, на самом деле часто, но только от душевнобольных пациентов, и в их исполнении страховидла с горбиками не выглядели смешно. – Надо же, и ваша бабушка убила ту зубастую бабочку метлой?
На самом деле Элси могла объяснить все это детской фантазией, плохим сном, иллюзиями самой Ирады, желавшей развлечь заскучавшего внука.
- Я не знаю, можно ли доставать что-либо из сна, никогда даже не слышала о таком. Зато видела, как некоторые из магов разума умеют воплощать в материальные предметы собственные фантазии, создавая вещи буквально из воздуха. Полагаю, чтобы создать что-то во сне, нужно сперва научиться осознанно управлять своим сном и осознанно колдовать в нем же, а это... – она занималась проблемой снов и их вляиния на разум уже больше года, но пока что все о чем она узнала, говорило о том, что сказанное ей ранее попросту невозможно, немыслимо, неосуществимо. Но магия на то и магия, чтобы преодолевать невозможное, поэтому она сказала: - ... невообразимо сложно.
Было очень жалко платье, она ведь надела одно из лучших, собираясь в Верхнее кольцо, а теперь оставалось только надеяться, что пятно от чая потом можно будет смыть с тонкой шерсти.

20

Предположение Ролана подтвердилось - Элси действительно лишь читала некоторые работы Ирады. Не то чтобы он рассчитывал на их личное знакомство, но мало ли? Элизабет хоть и выглядела молодо, но все-таки она была магом жизни и эльфом, пусть и полукровкой. А учитывая, что возраст Ирады Руня не знал, кто знает, может они вообще на одном курсе учились! Маловероятно, конечно, но Ролан был способен додуматься еще и не до такого...
- А я вот не читал ее работ, - с некоторым сожалением произнес тем временем Ролан, - у нас дома их вообще не было. Бабушка говорила, что там нет ничего интересного. Мол, писала только о том, что люди хотели видеть в ее работах. А то, что на самом деле заслуживало внимания, она не распространяла, а копила эти сведения в личных дневниках. Правда, их я тоже не читал - бабушка не разрешала и прятала их. А теперь этих сведений больше нет. Наверное, - как-то неуверенно сказал он. Руня покидал свой дом, когда окрестности уже поглощала смертоносная магия сестры, и парень попросту не знал, уцелело ли здание.
Разговор с едва знакомой целительницей шел очень легко. Для Ролана, разумеется. Он, в общем-то, был способен непринужденно общаться с кем угодно, и для него это было в порядке вещей. А вот Элси, как ему показалось, все же чувствовала себя немного скованно. Может из-за социального статуса Ролана, может из-за личного склада характера, а может он сам умудрился наговорить ей чего-то такого, что она теперь относилась к парню с настороженностью. Ролан не знал. Возможно поэтому и решил рассказать свою чудо-историю, чтобы как-то скрасить серьезную и несколько печальную причину их встречи. И вроде бы даже помогло. По крайней мере, девушка определенно развеселилась, что не могло не порадовать светлого мага. Даже чай пролила на платье!
- Вы позволите? - улыбнулся он, протягивая руку в сторону пятна, и простеньким бытовым заклинанием, основанным на магии воды, очистил одежду гостьи. Он знал множество простейших бытовых чар, но, к сожалению, значительную часть из них применять не мог из-за отсутствия подходящих для того стихий. Ох, как же он мечтал о магии воздуха, когда бабушка в качестве наказания за какую-нибудь провинность заставляла убираться в доме. А ведь сама могла сделать это с помощью колдовства, как говорится, щелчком пальцев! Ролан еще тогда пообещал себе, что когда-нибудь познает магию других стихий. Хотя бы ради того, чтобы все заученные бытовые чары срабатывали! Ну, к своей мечте он постепенно шел - вода вон уже есть. - Ох, Элизабет, если бы вы только знали, как я счастлив, что существует такое заклинание, - довольно произнес парень, закончив с пятном на платье гостьи, - я, знаете ли, обожаю светлую одежду, особенно белоснежные плащи. А с моим образом жизни вещи имеют свойство быстро пачкаться. Если бы мне пришлось каждый раз из-за всяких загрязнений покупать новый плащ, я бы разорился! - тихо рассмеялся он. Хотя, немного лукавил, конечно. Он и без того тратил слишком много денег на любимые плащики, которыми был заполнен один из шкафов. Или два? Он и сам уже не помнил.
- На самом деле я не могу точно сказать, убила ли бабушка метлой ту бабочку, - вернулся к вопросу целительницы Руня, - помню, что она ее стукнула, и та свалилась где-то между грядок. А потом я отошел от окна. И с той ночи больше никогда эту бабочку не видел. Так что да, наверное, убила, - а вот когда Элизабет заговорила о снах, он таки решил прибегнуть к ее же "фокусу". Только не чай себе подлил, а занял рот конфетой и очень медленно ее жевал, внимательно присматриваясь к Элси. Через некоторое время все-таки сказал: - вы имеете ввиду "ходящих во снах", да? - уточнил он. Парень не был уверен, что Элизабет поймет, кого он имеет виду. Он не знал, как называются маги, умеющие воздействовать на сны разумных существ. Лишь слышал о таких возможностях от Ирады, - бабуля почти не рассказывала мне о таких магах. Лишь говорила, что лезть в чужие сны - грязно и недостойно. Сама-то она как раз, вот как вы и сказали, воплощала предметы из ничего. Я тоже пытался, - беззаботно признался Ролан, - но у меня ничего не вышло, хотя делал так же, как и она! Бабуля шутливо говорила, что я для такого слишком глупый, и лучше мне развивать то, что действительно хорошо получается - быть фонариком, - рассмеялся он. На пару секунд задумался, а потом вдруг сказал: - но вот эти ходящие по снам... а что, если они действительно способны воплощать сны? Кошмары? Ведь если подумать, то в кошмарах мы всегда уязвимы и, только проснувшись, успокаиваемся. А представьте, что кошмар продолжился на яву? А если несколько ночей подряд? Это ведь может свести с ума. А вдруг именно это и произошло с дядей? Хм... - Ролан задумался. Он как-то не думал раньше о возможном безумии Генри в таком ключе. А что, если его действительно довели до сумасшествия именно таким способом? Тогда это объясняет, почему целителям не удается излечить его разум. При таком раскладе, вероятно, кошмар продолжает ему сниться. Если и не постоянно, то время от времени уж точно. Но все-таки парню очень уж не хотелось верить в этот безумный вариант. Он не представлял себе, как можно будет найти мага, способного на такое.

21

- А я вот не читал ее работ, - с некоторым сожалением поделился Ролан, - у нас дома их вообще не было...
Элизабет понимающе кивнула. Возможно, Ирада была не до конца откровенная с внуком, но в кои-то веки Элси действительно понимала мотивы ее поведения. Стоило начать с того, что ее работы предназначались отнюдь не для новичков, их даже в Аклории на последних курсах не проходили. Сама полукровка впервые ими заинтересовалась десятилетия спустя после выпуска, и стоило сказать, не так уж просто было отыскать что-то, вышедшее из-под ее пера. Наконец, вторая причина отсутствия ее книг в ее же доме могла заключаться в том, что еще во время написания Ирада выучила их все наизусть и видеть уже не могла то, что переписывала и дополняла по десятку раз. По крайней мере это было причиной, по которой Элизабет не хранила дома ничего из ее собственных работ, не любила возвращаться к однажды уже написанному.
Она понимала и желание Ролана стать ближе к бабушке хоть так, через ее исследования и магию, но... В глубине души она также считала, что человек не с того начал, обладая таким явным и ярким даром к магии света, он мог бы сконцентрироваться на нем, вряд ли его бабушка стала бы любить его меньше за то, что ему по пихоти судьбы или богов достался магический дар, отличный от ее собственного. И если Ролан желал бы когда-нибудь стать магом разума, не было никаких причин почему он не мог бы однажды этого сделать – к счастью, разум и пустота, в отличие от иных стихий, не требовали ничего кроме базовой одаренности, усердия и дисциплины в постижении. Конечно, должны были пройти годы и годы прежде чем Ролан смог бы немного приблизиться к уровню понимания трактатов и книг Ирады.
Если бы только оно того стоило... О свете он говорил со страстью и нежностью, а вот разум явно имел ценность лишь тем, что эту школу практиковала его любимая бабушка. Нет, окажись она сама не месте Ирады, для нее не имело бы никакого значения, унаследовал ли внук ее дар к магии жизни или нет, сестру, которая его не имела, Элси любила ничуть не менее горячо.
После конфуза с чаем, расстроившего Элси, Ролан не стал притворяться, будто совсем ничего не заметил, чего она могла бы ожидать от других, а протянул руку к намокшей, потемневшей ткани.
- Ох, Элизабет, если бы вы только знали, как я счастлив, что существует такое заклинание...
Пятно на платье... исчезло? Испарилось? Все произошло на ее глазах, но Элси все равно не совсем уловила, что за магию использовал молодой барон. Возможно, это тоже было одно из проявлений света, о которых она ранее не слышала. Ткань высохла, и целительница осторожно кончиками пальцев собрала несколько прилипших к юбке чаинок, чтобы положить их на край блюдца.
- Я тоже очень признательна, что такое заклинание существует, и что вы им владеете, - легко призналась она. Шутка о зубастой бабочке, позарившейся на капусту знаменитого магистра, все еще не оставляла ее, как и улыбка. – Вы только что спасли мое платье от моей же неловкости. Хотела бы и я так уметь... Вы наверняка не раз видели наши целительские балахоны, - некоторые предпочитали высокопарно называть их «одеяниями», но Элси было сложно так думать об одежде, которую ну просто невозможно было сохранять в надлежащем виде в рабочих условиях. Она не знала ни одного целителя, что не хотел бы сменить белый балахон на что-нибудь черное, кожаное и легко отмывающееся, но осознавал, что люди могут его неправильно понять. Этот белый цвет был слишком белым, и к концу дня его не спасали никакие фартуки, накидки или перчатки. – Их приходится менять каждый день, а иногда по три раза на день, поверьте, мне знакома ваша проблема. Жаль, что при этом я не могу прибегнуть к такому же изящному решению.
Когда парень взял конфету, она не удержалась и воспользовалась возможностью взять и себе одну. Элси не знала, что ей больше нравится в этих сладостях – вкус или шуршание тонкой чуть шероховатой бумаги между пальцами.
- Ходящие во снах... Знаете, о них скопилось слишком много противоречивых сведений из недоказуемых или непроверенных источников, - уж она-то могла сказать, она уже больше года разыскивала все сведения о снах и сновидцах, способы самой научиться заглядывать в чужие сновидения в поисках ответов. – На самом деле людей, утверждающих, будто сноходцы способны управлять снами или воплощать что-то из них в реальнои мире, ничуть не больше чем тех, кто говорит, будто предел силы таких магов – появиться в чьем-то сне в виде стоящей особняком фигуры и наблюдать за происходящим.
Предположения Ролана казались ей сказкой, страшной-страшной сказкой, потому как она не хотела даже думать о том, что где-то могут быть люди с подобной силой. Наверняка о них ходили бы всевозможные темные истории и слухи, шепотом рассказываемые в подворотнях. Или нет?
Она предпочитала думать о конфете с темным шоколадом в руках.

22

Привычные балахоны целителей Белого Креста Ролан, разумеется, видел. Они ему, кстати, очень даже нравились. И в первую очередь, конечно же, из-за цвета. В том, что они пачкаются не хуже его любимых белоснежных плащиков, парень даже не сомневался. Но вот, то что содержание их в чистоте и порядке довольно проблематично для магов, заставило его задуматься.
- Но ведь… разве в Аклории не учат простейшей бытовой магии? – удивленно поинтересовался Руня. У него дома был сборник простейшей магии, или даже два, кажется. В свое время он их люто ненавидел, потому что на момент изучения все эти чары были для него абсолютно бесполезны – он не владел нужными стихиями. А Ирада все равно заставляла зубрить теорию. Говорила, что когда-нибудь пригодится. И, как всегда, оказалась права – теперь вот Ролан, к примеру, способен содержать свою одежду в чистоте. – Это ведь базис, - заметил Руня, - тут даже особой одаренностью отличаться не нужно – лишь соответствовать условиям. Магия воды – достаточно самых низких порядков, - указал он на место, где раньше было пятно. – Когда-нибудь я доберусь до всех основных стихий, - пробормотал парень, - бытовуха сильно облегчает жизнь, знаете ли, - вот можно подумать, что у Ролана эта самая жизнь была прям невероятно тяжелой.
Конечно, он понимал, что стихии, доступные Элси, попросту не позволяют ей проводить подобные манипуляции. Смутило Ролана другое – она была так удивлена простейшим колдовством, будто увидела впервые. А ведь она упоминала, что училась в Аклории! Если в этом заведении игнорируют подобные вещи, то чему вообще тогда обучают? Шесть лет то! Впрочем, Ролан не стал заострять на этом внимания, ведь у них была куда более интересная тема.
А Элси явно была в сомнениях. Несмотря на то, что была магом разума, да еще и очень образованным, она почти ничего не знала о сноходцах. Только неподтвержденные слухи. Вернее, кое-что из сказанного было вполне достоверной информацией. Так считал Ролан. Да, он никак не мог этого доказать, но у него не было ни единой причины сомневаться в словах бабки, которая уж точно знала об этих таинственных магах весьма и весьма немало.
- Я все же склонен считать свой источник вполне достоверным, - улыбнулся Руня, - если бабуля говорила, что управлять снами и воплощать их в реальность возможно, значит, так оно и есть, - уверенно сказал он, - поверьте, мне бы очень хотелось, чтобы это было лишь сказкой. И я вовсе не горю желанием встречаться даже с одним обладателем подобной способности, чтобы проверить. Однако, в таких вещах бабуле не было никакого смысла меня обманывать. Если она хотела что-то скрыть, она просто этого не говорила. А если рассказывала – значит, твердо была уверена в истинности своих слов, - пояснил парень и чуть нахмурился. – Возможно, дядя действительно имел дело с одним из таких людей… людей ли? – задумчиво произнес Руня, - надо будет поискать информацию об этих любителях копаться в чужих снах. Вот только где?..
Вот да – ключевой вопрос. Это раньше он мог сказать бабке: «хочу знать!» И она находила для внука любые сведения, если считала, что ему стоит ими владеть. А теперь все было далеко не так просто…
Руня взял еще одну конфету, развернул, но есть не стал. Аккуратно положил на блюдечко, забрав только бумажку и начал ей шуршать. Многих бы подобный маневр мог раздражать, но, как показалось Руне, целительнице самой нравилось сие занятие, поэтому он не особо смущался. Шелестя бумажкой, прошелся по комнате взад-вперед, будто о чем-то раздумывая. В голове его крутились совершенно разнообразные мысли вот вообще никак не связанные с только что обсужденными вещами. Элизабет этого, разумеется, не знала, но по виду молодого барона вполне могла догадаться, что сейчас он опять скажет нечто... эдакое.
- Мертвечиха Маруся, - Ролан наконец подал голос, - ходит по округе в верхнем кольце, чаще всего у моего дома. Очевидцы говорят, что она пышка, как плюшка, а со спины выпирают лохматые ребра. Появилась тут чуть меньше пары лет назад, сразу после нашествия на Иридиум. Довольно странный слух, но мне так рассказывали. Однако, заинтересовавшись, я пытался обнаружить это невиданное зрелище, магией света конечно же, но никаких мертвечих в округе не засек за все то время что живу в поместье, - не преминул заметить парень. - И все же, если предположить, что это не слух, и тут действительно ходит эта самая Маруся. Вдруг это жена Генри? Это бы объясняло, почему она преимущественно близ моего поместья ходит. И даты сходятся. Но я что-то не слышал о нежити, которая могла бы вот так спокойно разгуливать по верхнему кольцу, чтобы ее не засекли и не уничтожили, в том числе и я, - сообщил он и спросил: - Вы когда-нибудь слышали о чем-то подобном? Как думаете, насколько этот слух может быть правдив?

23

- Простейшая бытова магия разнится для каждого отдельного мага, - объяснила Элизабет, все еще с видимым удовольствие поглядывая на юбку, где не осталось и мокрого следа, - для меня, например, это сведение синяков и ссадин, снятие усталости и тому подобные вещи. Мое волшебство, как видите, имеет довльно ограниченный потенциал применения, поэтому в быту я чаще пользуюсь рунами – нет, черчу не сама, - дополнила она, - и мелкими зачарованными вещицами.
Обещание Ролана «когда-нибудь добраться и до всех основных стихий» вновь напомнило ей о магии разума. На первый взгляд ассоциация была странной, но объянить ее на самом деле было довльно просто. Как представители всех высших рас ни бились над вопросом, никто так и не смог понять, по каким критериям отличаются люди с даром и без него, отчего способность колдовать в ком-то просыпается, а кого-то обходит стороной. О том, чтобы как-то контролировать процесс получения дара, естественно, и речи быть не могло, хотя нельзя сказать, чтобы никто не пытался... Слова Ролана отчего-то звучали так, будто он в них ни на секунду не сомневался, уверенный, что по желанию хоть завтра разбудит в себе любую стихию на выбор, а то и их все. Но быть такого просто не могло! По крайней мере знания Элизабет говорили, что не могло.
И все же один обходной путь к познанию базовых стихий существовал. Довольно специфический раздел магии разума, кинезис, позволял до некоторых пределов управлять огнем, водой, землей и воздухом без пробуждения мистического дара. Что скрывать, Элси и саму интересовало это направление, но при одной только мысли о том, сколько времени и трудов придется потратить хотя бы на самые основы, забросив все остальные исследования, у нее опускались руки. Когда-нибудь потом, обещала она себе, но нет-нет да и брала себе пару-другую книг о кинезисе в библиотеке. Но если это то, что имел в виду хозяин дома, ему опять-таки стоило бы начать с магии разума, а не пытаться построить дворец, не научившись прежде складывать кирпичи.
- Если бабуля говорила, что управлять снами и воплощать их в реальность возможно, значит, так оно и есть... Возможно, дядя действительно имел дело с одним из таких людей…
Пока Ролан игрался с бумажкой, Элси недолго молчала, а потом решилася задать мучивший ее вопрос:
- Что заставляет вас думать, будто причины сумасшествия вашего дяди не сводятся к несколько более распространенным и проще объяснимым – войне, потере любимого человека, да даже физической травме головы? Конечно, проклятьем его состояние тоже можно было бы объяснить – ни в коем случае не думайте, что я пытаюсь поставить диагноз, не видя пациента, - но вы начинаете с самых маловероятных вариантов, - она вовремя прикусила язык, не продолжив, что в такой картине мира можно было бы рассмотреть и вмешательство демонов, не желая портить солнечный зимний день упоминанием о страшнейших тварях того и этого света.
Хотелось конфету. Еще хотя бы одну. Но она и так уже съела достаточно, брать больше было бы неприлично, поэтому Элизабет даже не смотрела в сторону вазочки, удерживая взгляд на одной линии – так чтобы смотреть прямо в глаза барона.
Слух о некоем умертвии в Верхнем кольце ничем ее не заинтересовал. Слышал бы Ролан как ее пациенты объясняют нелепые травмы и фантастические обстоятельства возникновения у них болезней сомнительного, а то и вовсе скандального происхождения! Дело было даже не в том, что бродящее по Верхнему кольцу умертвие рано или поздно заметил бы кто-нибудь помимо пьяного прохожего, и слухи обрели бы четкость, и не в том, что нежить обнаружили бы магией и выслали бы отряд. Во время войны канализация под городом оказалась особенно уязвима, и нежить валила оттуда как крысы из горящего дома – она сама не видела, но так говорили люди, - поэтому теоритически мертвечиха Маруся могла бы спрятаться где-нибудь под городом, если, конечно, там еще не заделали опасные дыры. Но куда легче было предположить, что кто-то в темноте увидел нищенку, неведомо как пробравшуюся к богатым домам просить подаяния, принял ее лохмотья и грязь за признаки умертвия и растрезвонил на всю округу. Даже если предположить, что некая нежить гуляет по городу в свое удовольствие, и арбитры закрывают на это глаза, то... причин бездействия и мотивов ни нежити, ни арбитров она в таком случае не видела. 
- Полагаю, правдивость этих слухов вы можете проверить, опросив городскую стражу и охрану вашего особняка, но выбирайте менее впечатлительных людей, а то у страха, как известно, глаза велики. И... не поймите меня неправильно, но держите свой интерес в тайне, - вы приехали из дальней провинции и еще не завели здесь друзей, но при этом наследуете немалое состояние, до которого многие влиятельные лица Иридиума будут счастливы добраться при первой же возможности. Нет, не могла она такое сказать прямо, хотя именно это и подразумевала. – В свете болезни вашего дяди подобные предположения и вопросы могут привлечь к вам слишком много ненужного внимания, - иными словами, даже титул может не спасти от заключения в бедлам, если за избавление от Ролана возьмутся иные титулованные личности, жаждущие разделить имущество фон Вайдеров. Доказать наличие «здравого ума и трезвой памяти» и так сложно, а уж доказать это человеку, кровно и материально заинтересованному в обратном...

24

- Хотел бы я хотя бы немного приблизиться к вашему волшебству, Элизабет. Ваш дар, как мне кажется, лучшее, что вообще существует в магии, - Ролан говорил, разумеется о магии жизни. О разуме он предпочел промолчать, так как это, по его мнению, могло бы обидеть девушку. Бывали уже прецеденты с магами, кто освоил эту школу. Руня не переваривал магию пустоты и разума. Эти стихии он считал бездушными, отвратительными и возмутительными. По его мнению они должны быть в списке запрещенных, наравне с тьмой и смертью.
- Несколько причин, - ответил он тем временем на другой вопрос Элси, - во-первых, то, что он постоянно твердит, а также сами обстоятельства, приведшие к сумасшествию. Все слишком подозрительно что ли. Во-вторых - работа целителей Белого Креста и монастыря Огня. Его осматривали лучшие целители. По-моему даже сильфида была... - протянул он, вспоминая, что рассказывал Нули. - Мне почему-то кажется, что настолько тяжелая форма безумия, с которой не смогли справиться лучшие целители - это странно. Я еще могу понять, если бы болезнь прогрессировала постепенно и просто неизбежно брала бы свое... Но резкое и внезапное помешательство - нет, я думаю, что это магия. Сильная, сложно обнаруживаемая, но все-таки магия. Ну и есть еще третья причина... - Ролан чуть запнулся, еще немного пошуршав бумажкой, а потом сказал: - вот потому что мне так кажется, - развел он руками.
Ну да, это слишком малопонятная вещь. Интуиция Ролана, которой он всецело доверяет. И она ни разу в жизни его не подвела. Он и сам не знает, как это происходит, зачастую принимает за помощь света. Но порой в нем просто из ниоткуда рождается уверенность в правильности тех или иных действий или, наоборот, в какой-то ошибке. Или просто вдруг в голове появляется мысль: надо сделать вот так и никак иначе. В некоторых случаях Ролану даже может не нравиться то, что интуиция подсказывает сделать, но он все равно делает. И в итоге это действительно оказывается лучшим решением. Вот и сейчас он был уверен, что помешательство Генри - не простая болезнь. Но, кто знает, возможно в этот раз все-таки ошибется? Все ведь когда-то случается впервые.
А вот совет Элизабет после рассказанной истории заставил Ролана невольно улыбнуться. Ему было безусловно приятно, что едва знакомая целительница проявляет о нем некоторое беспокойство. Вот только...
- Это не поможет, - голос звучал весело и с хитринкой, - знаете, за последние два года я уже давно убедился: совершенно неважно, что я делаю или говорю. Я неизбежно привлекаю внимание абсолютно любого, в чье поле зрения попадаю. Я к этому привык, - отмахнулся он, - порой и хотелось бы спрятаться, ну или не знаю, замаскироваться там, промолчать лишний раз... бесполезно, - развел он руками, - за тот месяц с хвостиком, что я провел в Иридиуме, я уже успел засветиться абсолютно везде. Разве что во дворце императрицы да в Аклории еще не был, и то не скажу с уверенностью, что там обо мне не знают, - последнее прозвучало с некоторой тоской. Вот уж чего ему меньше всего хотелось, так это чтобы о нем знали в значимых структурах Империи. Не только во дворце или Аклории, а и в крупных магических гильдиях или министерстве магии, скажем. И он все-таки надеялся, что наследил не так сильно, чтобы к нему проявляли повышенный интерес.

25

Ее дар жизни... был с ней сколько Элизабет себя помнила, и без него она себя уже просто не представляла. Даже ради интереса, воображая, чем бы занималась, кем бы стала, не будь волшебницей, ответа не находила. Жизнь, что у нее могла бы быть, была так расплывчата и неопределенна в ее воображении, будто представить ее могла только какая-нибудь другая Элизабет, не эта. Даже думая о том, какой бы еще дар она хотела бы открыть, появись вдруг такая фантастическая, сказочная возможность, она... не знала. Нет, ей хотелось бы владеть многими недоступными ей чарами разных стихий, но весь фокус в том, что привлекали ее как раз-таки отдельные чары разных школ, но ни одна стихия как целое не выглядела привлекательнее других. Может, в этом и был секрет, отчего многие маги вдвое младше уже открывали в себе дар к трем-четырем стихиям, а она... Разум ведь не считается, как не считалась бы и пустота, там свои законы.
- Я горжусь своим даром, - с достоинствои кивнула она, - но ваш, согласитесь, намного многограннее. Не говоря уже о том, что моя магия жизни не имеет четко выраженных сильных и слабых сторон как ваша, она не уникальна, что значит, все мои достижения в ней сводятся скорее к опыту и работе над собой чем к врожденным способностям.
Она намеренно не стала комментировать размышления Ролана о роли сноходцев в безумии Генри фон Вайдера. «Мне так кажется» не примет в расчет ни одни здравомыслящий целитель, особенно когда дело будет касаться болезней разума. Неудача целителей и даже сильфиды тоже не могли быть следствием могущественного магического вмешательства, увы, но даже лучшие целители порой оказывались бессильны или просто приходили слишком поздно. Она не могла сказать, что все ее пациенты жили долго и счастливо, увы, но и ей встречались вещи, необъяснимые, загадочные, неконтролируемые, и смерть, как говорил один ее старый знакомый, все равно получала свое, несмотря на все старания. Сильфиды тоже были могущественны, но далеко не всесильны. Слова самого Генри и туманные обстоятельства мало того, что на первый взгляд совсем не вызывали доверия, так еще и трактоваться могли по-разному.
Она коснулась чашки, уже давно пустой, взяла ее за ручку и аккуратно развернула другой стороной. На другой стороне был все тот же выписанный на фарфоре тонкой кистью цветочный орнамент. Жест был абсолютно бессмысленным и призван были лишь занять чем-то руки задумавшейся целительницы.
- Человеческое внимание бывает разного толка и имеет разные последствия, - попыталась объяснить она, - в целом избавиться от него не удается никому, разве что уйти жить в лес как ваша бабушка, но некоторые его виды всего лишь раздражают, а некоторые могут быть довольно опасны. Скажем, ваши расспросы и неосторожные высказывания о сноходцах, нежити в Верхнем кольце и даже больших капустных бабочках могут однажды снова привести вас ко мне, но уже не в качестве работодателя...
Намек был даже не прозрачным, да что там, это уже был совсем не намек! Элси практически открытым текстом указала, что влиятельным людям, желающим подгрести под себя имущество старого рода, достаточно будет нескольких неосторожных высказываний, чтобы обвинить Ролана в сумасшествии и упрятать в самый дальний бедлам империи. Нет, конечно, к ней лично он на освидетельствование не попадет, у знати есть и свои прикормленные целители, что в этом случае будут всячески избегать проверок на враждебную магию разума и под предлогом лечения запрут мага где-нибудь в глуши на долгие годы.

26

- Не уникальна?.. - эхом повторил Ролан с некоторым изумлением. Он действительно не понимал. Для него любая магия уникальна. Даже нелюбимые им пустота и разум. А уж жизнь...
"Она уважает и ценит свой дар, гордится им, но... почему я не слышу в ее словах веры в собственную стихию, любви к ней? Она просто принимает ее как данность, почему это оно так? - не понимал парень, - говорит так, будто магия всего лишь инструмент, а заклинания - просто сухие формулы. Неправда это! Неужели так обучают в Аклории? Но зачем? Да если бы я сказал бабушке нечто подобное, она б меня сразу же наказала и заставила бы... грядки вон копать и думать над своим поведением!"
Наблюдая за Элси, задумчиво поворачивающей чашку, Руня вновь переместился за стол. Было в девушке что-то... загадочное? Наверное, да. Он чувствовал, что Элизабет - хороший человек, полуэльф точнее. Она давала ценные советы и явно стремилась хотя бы этим помочь едва знакомому человеку. Но почему-то почти в каждой ее фразе Ролан ощущал некое упадничество. Какую-то излишнюю осторожность. Будто она уверена, что обязательно должно произойти самое худшее. А что-то хорошее - это из разряда чудес. И если сделать или сказать что-то, не укладывающееся в какие-то каноничные рамки, то у этого всенепременно будут печальные последствия. Может, это накопленный годами опыт, а Ролан был слишком молод для подобного скепсиса? Вероятно, Элси повидала за свою жизнь достаточно и пережила многое, чтобы с уверенностью говорить о тех или иных вещах. Руня встречал достаточно таких людей, кто ссылаясь на жизненный опыт пытался что-то втолковать ветреному парню. Вот только... каждый раз поступая по-своему, Ролан убеждался в обратном. Почему-то все стройные и логичные объяснения рассыпались, словно карточный домик, когда у него наперекор всему получалось нечто, казалось бы, невозможное. Просто удача, везение? И однажды его проделки выйдут ему боком? Пусть так. Такой уж у него путь. Ролан не воспринимает какие-либо рамки, он уверен, что возможно все. И при всем этом его сложно назвать безрассудным дураком. Ведь Руня всегда запоминает всю важную информацию и ценные советы, пользуясь ими когда это необходимо. Разум отключается лишь тогда, когда в дело вступает интуиция. Вот тут на задний план отходят любые доводы и аргументы - парень просто чувствует, что надо именно так, и точка. "Так свет нашептал", - просто пожмет он плечами на любые вопросы, и дальше разговор будет бессмысленным. Все как об стенку горох.
- Спасибо за совет, Элизабет, - тем временем улыбнулся он. Это прозвучало искренне, все же Руня прекрасно понимал, что пыталась донести до него целительница. И в целом она могла быть уверена, что он примет ее слова к сведению, действительно не будет пытаться светиться лишний раз своими "странностями". Хотя бы до тех пор, пока "свет не нашепчет" чего-нибудь безрассудного. - А знаете... - вдруг протянул Руня, - а я был бы совсем не против встретиться с вами и не в качестве работодателя. Кто знает, может нам доведется случайно встретиться, скажем, в весеннем парке. Я буду очень даже рад вашей компании на ни к чему не обязывающей прогулке, - улыбнулся он. - Ну а пока... - выдвинул ящик стола и начал там копошиться, - сколько я вам должен за сегодняшнюю консультацию? - спросил Ролан.

27

Необъяснимо, но чем больше Элизабет общалась с Роланом, тем меньше его понимала. Сейчас, например, не стоило вспоминать негласный код высшего света, сотканный из недомолвок, жестов и взглядов, чтобы понять, что с ней прощаются. Но вот отчего – оттого что барон понял, что она пыталась ему сказать, или наоборот, потому что воспринял все по-своему? Она пристально посмотрела на Ролана, будто это могло как-то объяснить мотивы его слов и поступков.
- Встретить меня в весеннем парке будет довольно легко, особенно через пару месяцев, когда сойдет снег. Городской парк весной станет чудесным местом, поверьте, - голос ее звучал легко и беспечно, несмотря на то, что мысли в голове роились довольно тревожные. Либо сам Ролан не так прост, как желает казаться, либо на самом деле слишком оторван от мира и подстерегающих в нем опасностей. Она не могла решить, что было бы для него хуже и сулило большие беды в будущем. Присматривать бы за ним через свои источники, то есть через других целителей, слушать, что говорят в свете, да только, как она недавно говорила, слишком пристальное внимание к добру не приводит. А пристальное внимание мага разума, работающего с болезнями рассудка, и вовсе может навести остальных на нехорошие подозрения.
Она назвала сумму за консультацию, добавила:
- Я буду рада познакомиться с вашим дядей, Ролан, но если будет возможность, предупредите меня о визите к нему хотя бы за пару недель, - как знать, может, личная встреча с другим представителем фон Вайдеров прольет немного света на их семейную тайну. Или окончательно все запутает. – И... это небольшая рекомендация, скорее всего работающие с ним целители и сами уже ее применяют - предложите вашему дяде вести дневник, писать о чем угодно, что он помнит, что думает, чувствует, видит вокруг. На его состоянии это не отразится, но существенно облегчит работу целителей разума, - так, по крайней мере, может быть проще определить момент в памяти пациента, когда что-то пошло не так и воспоминания стали размываться, а мысли искажаться. Конечно, для нужного эффекта дневник следовало вести годами и писать в нем хотя бы каждые несколько дней, но даже проследить за ходом мыслей безумца на бумаге уже будет полезно.
Повышенное внимание барона к содержимому ящика стола ее немного удивило. Она не думала, что тот решит отдать деньги лично ей в руки, так обычно никто не поступал. Иные вообще даже не спрашивали, сколько денег ей передать, оставляя все финансовые вопросы на управляющего. Вот она и привыкла, что хозяин дома сейчас отдаст распоряжение Нули, а тот уже через несколько дней перешлет нужную сумму в коллегию на ее имя или сразу в банк. Смущало то, что Ролану не было нужды искать письменные принадлежности, чтобы передать что-то Нули, их теплые, как ей показалось отношения, не требовали таких формальностей как письменные приказы. Еще она привыкла, что в таких домах дворецкий или же управляющий, встречавший гостя, обычно и провожал его до двери, а потому... Обязательно спрошу у Нули, где он нашел своего кондитера, конфеты восхитительны!

28

Пытаться понять Ролана - дело неблагодарное и заранее обреченное на провал. Вот только Элизабет, увы, об этом не знала. Как и большинство тех, с кем Ролан был знаком. Однако, пообщавшись с ним даже столь короткий срок, девушка с уверенностью могла бы сказать, что парень относится к ней очень даже лояльно и дружелюбно. Было ли это лично ее заслугой, или он в принципе так настроен ко всем подряд - сказать сложно. Но уж точно далеко не с каждым он вот так запросто будет гулять по парку. Или все же с каждым?.. Находясь рядом с Руней, никогда нельзя утверждать что-то наверняка.
На завуалированное (так по крайней мере это прозвучало) предложение погулять в парке весной девушка ответила таким же неоднозначным ответом. Ролан лишь улыбнулся. Ему этого было достаточно. Кто знает, может они действительно когда-нибудь там случайно столкнутся. А может быть и не случайно.
- Спасибо, Элизабет, - кивнул он на упоминание о дяде, - я предупрежу заранее, не сомневайтесь. Дневник?.. - вдруг задумчиво протянул Ролан и так же рассеянно ответил: - да, я попрошу, конечно...
"Дневник! - вдруг осенило его, - а что если в поместье уже есть этот самый дневник? Нет, не тот дневник, который имеет ввиду Элизабет, а другой, который он мог вести, еще будучи в поместье! Может быть даже с какими-то записями еще до того как свихнулся. Если мои предположения верны, и это действие колдовства, там ведь могут быть какие-то зацепки. Вдруг кто-то ему угрожал? Надо будет еще раз хорошенько обыскать дом", - решил парень и тут же мысленно простонал. Обыскивать поместье фон Вайдер - то еще удовольствие. Это ж не сарай два на два метра.
Вопреки предположениям Элси, Ролан таки записал озвученную сумму на бумаге, пообещав, что сразу после ее ухода распорядится о переводе средств, и уже к вечеру деньги поступят на ее счет. А вот зачем он полез в ящик стола, целительница поняла не сразу. Покопавшись, парень извлек оттуда небольшой мешочек и непринужденно помахал им в воздухе. А затем поднялся со своего места, обошел стол и попросту ссыпал в этот мешочек все оставшиеся в вазочке конфеты. А вазочка, надо заметить, была довольно большая, и сладостей там после чаепития осталось вполне прилично.
- Это вам, - улыбнулся он, затягивая шнурок мешочка, и протянул подарок Элси, - домой к чаю, - а затем вместе с гостей направился к выходу из кабинета. Вообще Ролан планировал лично проводить Элси до двери, поведав по пути еще какую-нибудь занятную историю, но стоило выйти в коридор, как со стороны лестницы показался Нули. В руках у него был какой-то конверт, который он поспешил передать Ролану. - Прошу прощения, Нули вас проводит, - чуть виновато улыбнулся он целительнице, а затем наклонился и шепнул на ухо гному, впрочем, настолько громко, что не услышал бы только глухой: - если будет спрашивать про конфеты, не вредничай. Расскажи, где купил, - и подмигнул возмущенно вздохнувшему гному. Вот можно подумать, Нули когда-то скрывал подобное! Разве что только от самого Ролана. Гном почему-то переживал, что молодой хозяин может лично наведаться в эту лавку или какую-то похожую. Спустить там все деньги, да еще и облопаться конфет так, что потом будет животом мучиться. Да у Руни такого даже в мыслях не было. Наверное. Хотя...
- До свидания, Элизабет, - как всегда лучезарно улыбнулся на прощанье Ролан, - буду очень надеяться на скорое и плодотворное сотрудничество.
Когда Нули и Элси скрылись за поворотом, Руня повертел в руках письмо, но не побежал его изучать, как обычно отмахнувшись. Мол, успеется. Вместо этого он подошел к окну и облокотился на стену рядом, глядя на улицу. Окна в коридоре выходили на главный двор, и совсем скоро парень увидел выходящих из дверей поместья целительницу и управляющего. Гном проводил гостью до самых ворот.
"Элизабет Гринграсс, да? - улыбнулся он своим мыслям, глядя вслед целительнице. Обычно парень не запоминает сложные имена и фамилии, предпочитая как-то сокращать. Но в этот раз, вероятно, запомнит, уж больно необычный (для него, разумеется) взгляд на магию был у этой девушки. - Обладает бесценным даром магии жизни, но не считает его уникальным. Еще и путь бездушного разума избрала. Это занятно... очень интересно..."


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Январь 17086. Иридиум, поместье семейства фон Вайдер. Элси, Руня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно