FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: Конец июня 17086 года. Югос. Фориуэль, Йирт.


№4: Конец июня 17086 года. Югос. Фориуэль, Йирт.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://sa.uploads.ru/COrkE.jpg
Погода середины лета 86 года эры Раскаяния не многих могла оставить равнодушными. По крайней мере, то касалось существ как непосредственно находящихся в Югосе, так и пребывающих в окрестностях города, активно отстраивающегося после нападения нежити. Кто-то ругал магов, кто-то говорил о шутке богов, а кто просто смирился и жил.
Йирт по большей части относился к последним. Впрочем, ряды как первых, так и вторых он периодически посещал, но, в отличие от большинства разговаривающих в общественных местах вроде таверн, улиц и храмов, делал это куда как незаметнее. Так что едва ли кто-то кроме залётного мага разума, по какой-то причине заинтересовавшегося думами сгорбленного, старающегося держаться максимально незаметно покрытого шрамами вифрэя, мог предположить в нём столь ярого идейного перебежчика. Тем более что причинам устоявшейся погоды он посвящал едва ли не тысячную часть своего отведённого на раздумья времени - его разуму было чем заняться. Причина этого была довольно банальна и проста. Он был лекарем.
Люди отстраивали город. Активно, самозабвенно. Работа кипела с рёвом клокочущего водопада, сбрасывающего поток устремлений в едином порыве на встречу общей цели. Здесь и сейчас присутствовало огромное множество представителей самых разных профессий - от каменщиков и заканчивая плотниками, не многие из которых могли себе позволить сидеть на месте. А это значило только одно - большое количество травм разной степени тяжести, о которых должны были заботиться лекари. Йирт в том числе.
Что же касается Фориуэля, то ему просто повезло оказаться здесь.
Или нет...

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-04-14 12:14:17)

2

Эльф был невидимкой. В переносном значении, естественно, хотя немало людей хотели бы воплощения этого слова буквально. Пошатывающийся бродяга, с непонятного окраса лентой на лбу не вызывал ни капли переживания, а вот его дыхание, чуть ли не сносящее с ног продуктами недавней пьяной гулянки, и вовсе убивало всяческое сочувствие. Попытки разглядеть визуальную жалость в одежде или обуви также претерпевали неудачу, потому как эльф был, на удивление, зажиточный, хотя времена его богатой жизни давным-давно прошли: всё и вся была в заплатках, неровно пришитых друг к другу, да ещё и замызгана как последний забулдыга. В общем, видок тот ещё, но в портовом районе подобного контингента хватало, и никому они были не нужны. Идеально, - облизнув губы, подумал наш герой.

Перерывы между миссиями агент старался проводить наиболее расслабленно, с минимальной нагрузкой на голову. Как-никак, а наёмников стало меньше, их ценный груз "передан" в честный орден, а границы эльфийского государства стали чуть спокойнее по совокупности этих факторов. И хотя новое задание уже висело над шеей героя топором палача, пару недель из жизни легко "потерять" так, что и сам потом не найдёшь. На этот раз, правда, Уриэль решил "потеряться" сам по себе, растворяясь в толпах бедняков. В этом был свой плюс - можно было абсолютно беззаботно тратить день за днём в блаженном ничего-не-делании, периодически участвуя в стычках да убегая от стражи. По-своему, это было безумие, но остроухий уже привык так отдыхать, и считал подобные развлечения чем-то вроде "пассивной" тренировки. В конце концов, трезвеннику не так легко сыграть горького пьяницу, и Фору приходилось немало постараться, чтобы влиться в их синющий коллектив.

Этот день был днём "исправления". Не будучи сильно набожным, Фор всё же предпочитал обращаться к Богам время от времени, и сегодня честь молитвы выпала Войлару. Сложно сказать, приглядывала ли эта великая сущность за нашим героем, но шпиону жилось спокойнее при мысли о том, что где-то там его удача стоит в чёткой и суровой небесной канцелярии, что отчисляет везение и определяет возможные для него гуляния. Так уж ли мало было случаев, когда он вопреки всему выбирался откуда-то? Или, напротив, наудачу оказывался непонятно где, но в хорошем смысле? Даже "великая" сила воина - духовная техника - пришла к Уриэлю словно бы случайно, по наитию, напротив всем агрессивным канонам "шквала". Это было глупо и нелогично, практически невозможно... Но оно было. И как сам шпион предполагал, оно было излишне. Да, война толкнула его на серьёзные рассуждения о бое и собственной безопасности; пришлось немало обдумать и поменять в поведении, в своих умениях. Попытка выжить с помощью заёмной и совершенно непонятной "силой" сейчас казалась перегибом, но, с другой стороны, оно было следствием ранее совершённых дел. Мог ли он избежать подобного? Да, если бы не был самим собой. И подобное течение реки времени даже как-то успокаивало, умиротворяло, и в чём-то даже воодушевляло. Куда занесёт новый изгиб его жизни?

- Эээу! - Недовольно промычал остроухий, наблюдаю возле своего (!) алтаря некого путешественника. Вроде бы и логично, ведь светелка была общая, но роль самовлюблённого (и обвиняющего в неудачах мир, а не себя) пьяницу того требовала, - ты эт...шо?

- Добрый... Тьфу ты! Пошёл прочь, не мешай. Я прошу Войлара о милости в дороге, чтобы не оскуднел карман, - отмахнулся мужчина, даже не взглянув в сторону остроухого. Хороший знак, неплохая роль.

- Ты эт... Держи, - на каменную брусчатку светёлки звонко упали две серебряные монеты, на которые молящийся посмотрел глазами загнанного в угол кролика. Если уж у пьяни водятся такие деньги, то он тогда кто?! - Вооот. И молись о великом, слышишь? Мечта, понимашь, должна быть большой. А теперь пшёл отседова, меня ждут, - выпихнув путника почти что насильно, эльф рухнул на колени. Нет, не от уважения - просто ноги подкашивались. Руки привычно легли в символ удачи, а под нос полилось непонятное бубнение, бесконечно далёкое от единственного, но от того не менее искреннего слова: спасибо.

3

Работа в Белом Кресте Йирту нравилась. И на то было ровно три причины. Во-первых, он помогал нуждающимся. Во-вторых, ему за это давали деньги. И в-третьих, у него был "обед". Какими бы приятными не были первые два пункта, третий казался чем-то вовсе запредельным. Поначалу вифрэй не придавал ему значения, используя затишье для дополнительных осмотров или посещений не транспортабельных больных, но затем, после того как ему объяснили об обязательности "обеда", Йирт был шокирован. Бесхвостый даже не думал что отдых можно сделать регулярным, а не тогда, когда валишься с ног от усталости. Еще одна удивительная особенность "обеда" заключалась в том что его можно было проводить где и как угодно - главное не работать. Узнав этот нюанс, Однорукий крепко-накрепко задумался о том чем бы ему можно было бы заняться...
Мысль об удивительных странностях этого мира, на пару с барабанящим на улице каплями который день идущего дождя, упорно мешали Йирту размышлять над вариациями проведения сегодняшнего "обеда". Конечно, он мог бы углубиться в какую-нибудь из книг, но трактаты, находящиеся в местом отделении Белого Креста были написаны столь скучным языком, разбавленным непонятными терминами, что их попросту не хотелось открывать без риска уснуть на пол дня. Последнее было совершенно не в планах мага жизни, так что не было ничего удивительного в том что контакту с дарующими знания талмудами Бесхвостый предпочел прогулку под проливным дождём. Как любое живое существо, целенаправленно выбравшееся на улицу и понимающее риски этого достаточно опасного, из-за интенсивности потока на некоторых затопленных водой улочках, Йирт был относительно хорошо укомплектован. Так, ступни ног его были заключены в сандалии с тяжелой подошвой, тканевые штаны закатаны по колено, а голову и тело прикрывала более-менее хорошо водоотталкивающая накидка с капюшоном, надетая поверх робы Белого Креста. Именно в таком виде Бесхвостый и отправился тратить время обеда на улицах Югоса.
Будто бы только и дожидаясь когда вифрэй отойдет от здания в котором тот находился большую часть своего времени, дождь пошёл с удвоенной силой...

***

Насквозь промокший Йирт залетел в здание и с силой затворил за собой дверь. За время метаний по улицам, неожиданно заполнившихся злым дождём, он не раз поскальзывался, из-за чего как минимум раза три едва не захлебывался и в процессе борьбы с потоками воды, умудрился потерять не только накидку, но и один из своих сандалий. Избавляясь от попавшей в легкие воды, Странный попутно пытался разглядеть определённую солярную искру, принадлежащую представителю высшей расы. Помимо него, конечно, имелись и несколько других, среди которых имелись и те что поменьше вроде крохотных отблесков мышиного семейства, нашедших пристанище где то наверху, и притаившаяся там же уличная кошка, но интересовал Йирта тот, кого он никак не ожидал увидеть на свободе...

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-04-17 21:48:11)

4

Молитва была недолгой – насколько то мог оценить сам остроухий. Может быть, минут десять, край пятнадцать. Двадцать… Или тридцать… В общем и целом, Фор даже под угрозой немедленной казни через повешение утопленником не решился бы судить об этом с какой-то долей точности, потому как голова была занята совершенно иными моментами, и наряду с чистой благодарностью вмешивались и мысли о грядущем, и какие-то идейки о прошедшем. В происходящее, всё настойчивее и настойчивее, вмешивалась безумная госпожа-погода, которая решилась на отчаянный шаг, и устроила настоящую катавасию.

В первую пору, всё казалось тихо-мирно. Да, ползали тучки по небесам, ветер был не самый приятный, но «бедняк» был всегда закутан так, чтобы его не смутили дождь или гром, и в этом деле отлично способствовал шкалик горячительного напитка. В определённый момент дождику надоело таиться в облаках, и он решил накрапать на нашего героя сверху. Эльф, будучи не самым прихотливым в этом плане, только расшевелил искусно замаранные волосы да пошёл себе дальше. Дождь тоже…пошёл. И пошёл очень даже серьёзно. К тому моменту, когда Фор добрался до «бедлама» городской бедноты, происходящее напоминало серьёзный такой штормец. Вифрэи над ним бы только посмеялись, а вот местным было совершенно не до смеха. Могучая река-Ристел шуток не любила, и требовалось срочно убрать снасти да затащить лодки на берег. Бедняки, презрев опасности ради награды в металлическом эквиваленте, спешно бежали на берег, а эльф, напротив, шёл к зданию.
Под крышей, как оказалось, был совсем другой коленкор:  кругом суета, мрак, ветер и сырость, а ты сидишь в обнимку с какой-то бочкой да в ус не дуешь. Правда, в плане сырости и ветра хотелось бы залезть куда подальше, но пока состояние было очень даже терпимым, а мыслительный процесс не нарушался.

Подумать, к слову, было о чём. В такие моменты, когда на тебя не обращают даже капельки внимания, эльф хотел бы остаться невидимкой навсегда. Он не строил иллюзий на этот счёт, и прекрасно понимал: случись такое событие в реальности, и голова шпиона уедет в прекрасные дали быстрее, чем он успеет насладиться этим фактом. Но с другой стороны, идея-то здравая! Тот, кого нельзя найти, наименее уязвим. Да, он не сможет добиться многого, но что требовал Уриэль от этой жизни? Информацию, переживание и открытия. Не малая цена за его периодическую бесполезность, стоило признать, и совершенно бессмысленная меча на фоне потраченных на обучение сил. Но, может быть, когда-нибудь он дорастёт до куратора, и картина поменяется. В поле и опасность поедут другие, более инициативные и смелые, а он получит доступ к такому пласту открытий, о которых сейчас может только мечтать. Но с этим позже, - говорили его глаза, покрываясь алкогольной дымкой после каждого нового глотка.

5

Если Йирт чему-то дельному и научился за последнее время (помимо чтения, углубленных навыков оказания помощи, магии и т.п.), так это тому что не каждый заросший мужчина - оборотень, а не каждую опасность надо встречать лицом к лицу. По прежнему кашляя как в последний момент спасённый утопленник, вифрэй медленно двинулся от двери. В сторону обладателя столь заинтересовавшей его солярной искры Бесхвостый старался не смотреть, а потому именно туда бросал взгляды сквозь забрало влажных волос. Бесхвостому было любопытно всё, что касалось длинноухого - начиная с его местоположения и заканчивая тем во что тот был одет. А потому не было ничего удивительного в том что Порченный, едва не выворачивая глаза в попытке как следует изучить интересующую его особь синдара обыкновенного, забыл о необходимости смотреть прямо перед собой, за что и поплатился столкновением со стеной.
- А-а-ай... - произнёс Порченный сразу после жёсткого знакомства и, невзирая на утихающую вспышку боли, поспешил как можно более ровным тоном добавить - Дерево хорошее. Твёрдое.
Затем он собирался совершить как можно более элегантный разворот и прильнуть спиной к слишком хорошо узнанной им поверхности. Всё это было необходимо для того чтобы не спугнуть эльфа - любая странность, выбивающаяся из привычного окружения, могла побудить его вновь пуститься в бега. А допускать раздувание диверсантом очередного пожара конфликта, который, несомненно, будет приправлен жертвами с обоих сторон, Йирт не собирался. Получив заказ, фантазия Порченного быстренько живоописала это, состряпав образ идущих друг на друга войной стран, между которыми стоял зловеще хохочущий эльф. Эта картина, сколь смехотворной не казалась, придала вифрэю решимости. Но...перед повторным задержанием необходимо было собрать побольше сведений. У Йирта в голове уже крутилось несколько десятков вопросов, что словно выводок голодных птенцов требовали ответов - от наличия сообщников у эльфа и заканчивая тем кого на кого злодей в этот раз хочет натравить. Перед допросом, чтобы не оказаться узнанным раньше времени, Бесхвостый подготовился - к свесившимся на лицо прядям мокрых волос он добавил покоящиеся на голове и постарался расправить складки своей робы лекаря Белого Креста так, чтобы отсутствие руки было не столь заметно. А затем, собравшись с силами, Порченный ухнул в зловещий омут разговора.
- Х-хорошая погодка на улице. Д-да? - громко вопросил Бесхвостый, ни к кому конкретно не обращаясь и даже не глядя в сторону эльфа. 
Уверенности Йирту придавало понимание того что его действия, сколь бы ему самому не были противны, смогут спасти если не весь мир, то хотя бы его часть от огня вражды. Но это потом, а пока...следовало сосредоточиться.

6

Как и всегда, погода и местность остались глубоко позади в сравнении с тем, какое чудо способен выкинуть живой мир сознательных существ. Сегодня, например, "вынужденное" одиночество бродяги прерывалось периодически снующими бродягами меньшей степени одиночества, которые спешили то в общий дом, то прочь из него. На их фоне выделить ещё одну фигурку живого утопленника не представлялось возможным, если бы не один хитрый ход, который назывался "знакомство через дерево". Вообще, это один из самых универсальных способов разговорить эльфа, ведь остроухие знают о природе если не всё, то почти всё, и никак не позволят себе проигнорировать замечания относительно их объекта поклонения. Так что однозначный ответ не заставил себя ждать: агрха. Агамс. Аха, - выдавил из себя пьяница, фокусируя своё внимание на стенке, - прррочное!

За рыком и неловкими взглядами скрывалась настороженность дикого зверя, направленная вслед движения рук и тела. Успел бы Фор забыть этого вифрэя? Да никогда. Он мог не понять его (и не понимал, потому что события тех далёких лет их первого знакомства уже скрывались в туманных портах Ардении), но выработать и установить некоторые новые закономерности совершенно не составило труда. Например, Уриэль уже предполагал факт того, что на него вышли не случайно. Почему, как это случилось, и чья в том вина - вопросы второй категории, оставленные где-то на уровне "так ли прочно дерево", "не стоит ли уползти прочь" и "где добыть новую бутылку, если старая упадёт из рук после той магии, которую уже пришлось на себе испытать". Ах да, ещё и "куда вся выпивка делась?!". Но с этим потом, пока же подумаем над ситуацией.

Вывод первый: не бузить. Остроухий был пьян, беден и почти что слаб, так что любое лишнее телодвижение должно быть трижды согласовано в трезвом уме и памяти. Шаг второй заключался в том, что зачёркивал первый в том случае, когда вновь начнутся непонятные движения руки вкупе с неизвестным Фору словом. Конечно, это могла быть ошибка, неточность и простое недопонимание, но то сковывающее облачко появилось именно в их сопровождении. Наконец, всплывал третий вариант. Проверка положений. Как эльфу помнилось, ни один вифрэй не обладал двумя вещами - постоянством и чрезмерной жалостливостью. Соответственно, в том караване мог встретиться условный "внезапно-грустный-лис", а сегодня подошёл "закономерно-мокрый-лис", с совсем другими ответами на те же вопросы. Приложившись затылком к стене, остроухий прислушался. Одно из замечаний квохтало где-то там, внутри помещения.

- Эт. Тыжлекарь, э?
- Почти что с твердолобостью возмущения спросил эльф, подёрнув рукой в сторону входа, - ат...ат...ат там Гирхнес лихо радит. Жаррр биёт, понимашь? - В одном шпион был уверен точно - вифрэй никак не мог упустить из виду тот болезненный, надрывный кашель, источником которого был один из докеров. Это их обычная болезнь, ведь сырость и труд никогда не прибавляют здоровья, - и всёт эт-та погода. Ммммать её Этрия, - заключил остроухий, давая ёмкий и точный ответ касательно собственной оценки происходящего за "окном".

7

"Иногда просто нужно найти в себе силы чтобы идти по выбранному пути до самого конца!" Подобная фраза наиболее уместно смотрелась в противостоянии с Древним Злом, тёмными магами, или на худой конец, в сражениях с заковыристыми жизненными неурядицами. В сказаниях, откуда эта фраза и была почерпнута, собственно, так и было. Но вот Странным она применялась при несколько иных обстоятельствах...В случае Йирта эту фразу он каждый раз повторял сам себе, чтобы не бросать затею, а продолжать путь в инфернальную яму беседы. Как бы ему не было сложно, неприятно и откровенно страшно от открывающихся развилок, в которые его мог завести разговор, чаще всего вифрэй перебарывал себя и двигался к цели, которая обычно изначально была достаточно весомой, чтобы Странный ради неё пошёл на один из самых неприятных ему способов разрешения ситуаций. Ему куда было бы легче каждый раз лишаться конечности вместо реализации и поддержания бесед...
- Эт. Тыжлекарь, э?
Йирт тяжело вздохнул и шёпотом помянул Белиара, Дарктула и на всякий случай Инноса с Люммином - для балансу. До последнего Странный надеялся что ему не ответят и тогда ему с куда большим удовольствием придется начать действовать. А теперь, когда брошенный им же самим мяч разговора был подхвачен, настоящим кощунством было дать ему упасть до того как вифрэй хотя бы попытается выполнить задуманное. Порченный вздохнул и медленно побрел на голос.
- Что-что? Не расслышал. Сейчас подойду к вам! - произнёс Бесхвостый лекарь громко. Ужасный кашель портового рабочего Порченным был услышан и не проигнорирован - пусть цель у лекаря сейчас была иная, но не помочь нуждающемуся маг жизни просто не мог. Тем более что для этого и нужно было всего то одно заклинание с 8 секундами концентрации, которое благодаря специфике позволяло поднимать на ноги и куда более тяжело болеющих существ без оглядки на своё собственное состояние. По завершению экстренного курса лечения, Однорукий попытался облизнуть пересохшие от волнения губы, но испробовал свои же влажные пряди, из-за чего ему пришлось немного поотплевываться. Затем он подсмотренным у других лекарей движением поправил одеяние и, закинув руки за спину, медленно побрёл в сторону эльфа. Скорость передвижения была неторопливой не только из-за особенностей местного рельефа, состоящего из набора всевозможных вещей на любой случай жизни, но и благодаря тормозящей его подозрительности, вынуждающей ловить каждое движение диверсанта, выискивая предпосылки заготовленного нападения. Отвлекали от этого благого дела витающие в этом специфическом месте запахи, которые не просто шептали, но надсадно вопили о многом таком, думать о чём не хотелось вовсе. Но Йирта куда больше интересовал аромат, источаемый эльфом. Оказавшись близ него на расстоянии в пару шагов, Порченный замер и прокашлялся.
- Так. А у вас что, г-голубчик? - лишь сейчас Йирт додумался в целях маскировки изменить голос, но не определился с правильным тембром, а потому оный у него причудливым образом скакал по мере произнесения слов. -  На что жалуетесь?

8

Голубчик хотел пожаловаться на погоду, глубокую тоску на душе и некого странного лекаря, который обнаружил его даже после перемещения с прежнего места. Нет, серьёзно, Фор затеял больного и шторм на улице, чтобы иметь возможность отступления в случае опасности, а его ловят буквально в двух шагах! Шутка, конечно, но ситуация всё равно получалась очень уж любопытной.

Естественно, как только целитель поддался на наглую и прямую провокацию, напротив его имени внутри головы Фора возникла ещё одна галочка, а сам эльф, с помощью внутреннего стержня и внешней стены, спешно встал на ноги. Отряхнулся, выкинул бутылку прочь, даже грязь со штанин стряхнул одним жестким движением (чем сильнее размазал её). Дальнейшее преображение проходило с помощью камзола и повязки на голове, которые чуть не поменялись местами. Неудобно! И времени мало. Так что остроухий ограничился водой, чтобы прилизать сальные волосы, да подвязал одну руку за свободную тесёмку на груди. Отойти наш герой успел только до соседней комнаты, как трогательный в своём сочувствии голос настиг эльфа. Но как?! Как настиг?! Единственный логичный вариант, как предполагал Уриэль, заключался в чутком носе, да только вот запахов тут была масса, а дождь только усложнял поиск обонянием. Хэ-э

- Знаете, целитель. Всё плохо. То руки ломит, то уши отваливаются, - плаксиво пожаловался эльф. Здесь больше не было пьяницы и грубияна, но возник обиженный на эту жизнь неудачник, которому под руку подвернулся объект излияния накопленных страданий, - вы ведь поможете? Поможете? Спасёте из грязи нищеты и мрака безнадёжности?! Проведёте меня к свету искупления, вот прям за руку! О, я бы пошёл, пошёл!  - Остроухий завывал безнадёжным призраком, одиноким брошенным псом. Своей рукой он тянулся к единственной конечности целителя, ожидая ответного жеста с его стороны, требуя (требуя через жалость!) действий. Вновь действий…

Нет, серьёзно, как? – Вопрос не выходил из головы актёра на протяжении всей сцены, добавляя ей немного остроты за счёт испытываемого остроухим страха. Не такого, конечно, что захватывает волю, и сушит рот как солёная рыба, но что-то в этом роде. Скорее, сам Уриэль оказался рыбой, которой встретилось что-то симпатичное, красное и дёргающееся, и вроде бы даже съедобное, но как только попробуешь вкусить сие удовольствие - ловушка становится более, чем очевидна. Стало быть, он Зрячий? Искатель от разведки и прекрасный семьянин? - В этот момент трудно было сдержаться и не хохотнуть от представленного собой образа, где хвостато-бесхвостый лекарь бы с дьявольским хохотом преобразился в твёрдого как камень дознователя, зверски бы...ммм...допытывал жертву через её совершенное непонимание происходящего! Но, к сожалению, сей процесс был слишком жестокий даже для вифрэев, а потому предположение требовалось исключить. Но мысль осталась! И продолжила развиваться в этом направлении, формируясь в единый концепт: истина, как всегда, где-то рядом

9

Йирт с снизу вверх осмотрел эльфийского диверсанта, на добрую голову возвышающегося над его макушкой и тяжело вздохнул. Вифрэй и позабыл насколько высоким тот был. Именно в его росте и крылась одна из причин по которой тот избежал правосудия. Сожаления о собственной непредусмотрительности не преминули всплыть из глубин памяти и как следует цапнуть за самое мягкое место Однорукого - мозг. Порченный нахмурился и на мгновение сжал руку единственной руки в кулак - теперь его ничто не остановит от поимки преступника!
- Так-так-так... - произнёс Йирт, отделяя одно слово от другого паузами и по заветам именитых целителей кривя лицо гримасой задумчивости. На самом деле ему просто нужно было время чтобы набросать в уме хотя бы приблизительный план дальнейших действий. Удивительно, но в последнее время Бесхвостый не бросался грудью на амбразуры и куда реже проявлял острую, как заострённый скол камня, порывистость - открытие дара воды привнесло ровно каплю спокойствия в рассудок Странного, что достаточно остужала его пыл. Впрочем, тому виной могли быть и прописанные вифрэю пилюли из сушёных лягушек, которые он исправно принимал.
То что эльф довлел над ним вызывало у Порченного очевидные опасения, какие бывают, наверное у любого живого существа при встрече с тем кто превосходит ростом и/или размерами. Вот только у Странного они были куда сильнее. И дело было не только в том что перед ним был способный на любую подлость диверсант. Йирт был не только полным подозрений магом крови, но и принадлежал расе, не слишком далеко отошедшей от звериной братии, а потому опасений у него было куда больше чем, скажем, у простого городского обывателя при встрече своего более крупного товарища, ведь в природе, если нет полезного обоим видам симбиоза, большие едят маленьких. А потому не было ничего удивительного в том что далее Йирт попробовал лишить эльфа естественного преимущества.
- Хм. Звучит как симптомы серьезной болезни. Мне придётся осмотреть вас. Для начала - присядьте и расскажите чем вы обычно занимаетесь в течении дня.
О том чтобы сотворить парализацию тела не могло быть и речи - по крайней мере пока. На улице барабанил будто бы усилившийся дождь, что полностью исключал возможность немедленной транспортировки долговязой фигуры до органов правопорядка в виде живом, а не захлебнувшимся в потоках вышедшей из берегов влаги. Была еще мысль поддерживать парализацию до окончания действия ненастья, но его магических резервов для этого могло банально не хватить. К счастью, непогода мешала не только лекарю, желающему вывести диверсанта на чистую воду, но препятствовала преждевременному побегу эльфа - по крайней мере так думалось Йирту. Словом, Бесхвостый решил провести время с умом - накопать доказательства подрывной деятельности длинноухого любителя конфликтов.

10

Рука и кулак. Одна рука - один кулак. Одно действие, одно живое существо-реализатор. Но целых три слова, которые закрепили некоторое принятое решение звуком, и вот это уже действительно пугало! По крайней мере, ни один сжатый кулак не сделал Фору ничего плохого в этой жизни. Да, бывало кости дрожали, несколько изменялась структура лица, малость синели места удара. Как говорится, кто без недостатков? Ведь те люди и нелюди делали это не от душащей их злобы, только лишь по причине невозможности или необученности, неумению вести диалог иначе. И видит мир, лучше бы вифрэей проявил себя именно таким существом, потому что его парадоксальное миролюбие продолжало создавать пустоту непонимания в голове Фора. А шпион дырки в своей голове очень уж не любил.

И так, - подумал он, оценивая ситуацию в целом. На сей раз, значит, бесхвостый его вспомнил без проблем, а значит запомнил его ещё там, в караване наёмников. С учётом разницы выбранных ролей, поведении и происходящего в целом, шансов опознать нашего героя кроме как долгим мыслительным процессом невозможно. И вот тут бы, конечно, не преуменьшить способностей лиса, да только вот особого дарования в нём не было видно. Он не глуп, бесспорно - всё же в Кресте работают достаточно мудрые лекари - но чтобы в области контр-разведки? Глупость. Соответственно, что-то другое выдаёт диверсанта. Предположить бы запах, да ведь он совершенно иной.

- Не помн...помнимаю, - сквозь призму роли и собственные чувства выдавил Фор, присаживаясь на земле в позе скучающего кузнечика или притаившейся лягушке. Взгляд, из требовательно-устрашённого, стал рассеянным и плавающим, как водомерка на поверхности пруда, - иногда встаю утром, иногда днём. Иногда не встаю, потому что не хочу. Иногда хочу, но не встаю, - в этот момент было сложно сдержать ухмылку, а потому Уриэль хлюпнул. Обиженно, почти что как ребёнок, - и не всегда хочу хотеть, вот! -  Уверенно заключил остроухий, с немым укором разглядывая некую точку повыше уха вифрэя. Склонив свои собственные остроухости набок, эльф задумчиво протянул, - хочу ли я... Кто ли я? А кто ли ты?! - внезапно выпалил пациент, малым прыжочком удаляясь от лекаря. И вторым. Хорошо что на ногах удержался, ведь падение могло отозваться различными проблемами. Той же грязью, например, что сделала бы уже существующий панцирь из грязи ещё грязнее. Нет предела грязестенству!

Но на этом полномочия шпиона были всё. Серьёзно, не махать ведь кулаками и прочими своими выпирающими частями тела, чтобы отогнать непонятное создание. Можно было воспользоваться торчащими частями других тел, да только вот те совершенно не простят подобного обращения с собой или лекарем из Белых. Он всё же одного их товарища уже вытащил из неприятной болезни, так что сочувствующих в пользу полезного инородца будет больше, чем в сторону более-близкого-но-надоедливого-эльфа. Так что сидим, смотрим грустными глазами. Сложнее всего было не смеяться, но это пока ещё удавалось заменить иными, пусть и не созвучными, процессами.

11

Вифрэй пыжился. Отчаянно, надсадно и безрезультатно. Ничего другого ему попросту не оставалось - рассказ диверсанта казался настолько убедительно простым, что если бы Йирт не мог видеть солярные искры, он бы решил что перед ним личность, никак не связанная с обнаружившейся посреди леса. Ни голос, ни жесты, ни интонация, ни уж тем более внешний вид не напоминал коварного эльфа. Это доказывало то что он от кого то скрывался - или кто-то помимо случайно натолкнувшегося на него Йирта шёл по его следу, либо же он просто-напросто задумал очередную гадость. Такого типа размышления, предаваться которым для Бесхвостого было как то уж очень не по себе, неожиданно прервали действия куда более альтернативного характера, чем удар молнии - преступник самым что ни на есть наглым образом попытался удрать!
Бесхвостый опешил от произошедшего настолько что пару секунд тупо наблюдал за тем как эльф, презрев свою принадлежность к высшей расе, лягушачьими прыжками ринулся прочь. До того как в дело пошла логика, взыграли животные инстинкты и лекарь со всех ног бросился во след за удаляющейся целью. Вот только они не предполагали что их обладатель будет облачён во влажную, стесняюущую движения одежду, так что Йирт запутался в полах мокрого одеяния и повалился на пол. Аккурат в то, что обычно не называют...
Но несмотря на незавидное положение, Йирт не растерялся
- Это...Квангина! - рявкнул он, придумав первое что пришло ему в голову - Не дайте ему уйти!
Потом он понял что дождь ни на мгновение не переставал лить, исключая возможность побега - разве что в попытке утопиться, вифрэй добавил уже с куда меньшим драматизмом:
- Не дайте ему уйти...эм...слишком...далеко...кхм...
Сам Бесхвостый потратил время на то чтобы привести себя в относительное подобие порядка прежде чем устремиться к прыгучему эльфу.

12

Остроухий лягуфорий оценил свой манёвр как крайне эффективный. Во-первых, никто не ожидал от эльфа такой подвижности. Во-вторых, пациент бы не должен вести себя таким образом, если он не болен душевно. Хо-тя… Нет. Паранойю и прочие прелести Фор решил оставить на потом, когда ситуация накалится до предела, и в ход пойдут те странные способности паралича. Пока хватит и того, что уже творится.

- Лекарь! Ему нужна помощь! – Парадоксально, но факт – чем точнее и громче отдашь приказ, тем выше шанс, что хоть кто-то прислушается. В идеале – прям как сейчас – кричать что-то согласное предыдущему оратору. Ему ведь нужна помощь? Нужна. Ну и что, что в поимке нашего героя. Никто не идеален~ Правда, слушателей тут было два с половиной случайных прохожих, так что пришлось сопроводить крики жестом, - обтереть и обсушить! Или в вас нет и капли благодарности за его труд?! – С барского плеча остроухий скинул свою верхнюю одежду, в последний момент изъяв из карманов всё необходимое. Такая досада, но спасительная пелена сырой теплоты (ещё хранявщая аромат «сивухи», которую Уриэль имел честь испить) упала не столько на тело, сколько на голову, только сильнее заматывая упорного детектива и целителя в плен одеяний. На этом работа эльфа была всё, и он поспешно вынырнул на улицу, чтобы самого себя охладить и намочить. Было мнение, что это чуть-чуть да поможет.

Но чем больше приходилось бродить нашему герою, тем мрачнее была тень сомнений. Нет, «Блавэс» его не помнил. Это можно было прочитать по лицу хвостатого Бесхвостого столь же ясно, как заметить дождь на улице. Из этого следовало, что… Что-то да следовало. Возможно, цепь некоторых событий восстановила в нём подробности самой первой нашей встречи, - мысленно положил эльф два кирпичика, после чего смахнул их с той же поспешностью, с какой он сейчас брёл по улице, - нет, тогда бы его поведение было иным. Судя по всему, мне достаётся за грехи «убийства». Закономерно, – без особых проблем признал эльф. Потому что было ведь? Было. Но такова цена его верности, его должности и его знаний. И пока платить приходится чужими жизнями, Фор не возмущается против такого порядка дел. Точнее, возмущается. Но не так сильно, как мог бы.

Чтобы отвлечься от происходящего, и дополнить свой образ, остроухий направился к одному знакомому старьёвщику. Правда, как уж знакомому… Эльф-то его знал, а вот старьёвщик мог только догадываться, что его знают. С другой стороны, он может знать, что об этом знают, но знает ли он о том, что эльф знает об этом? Вопрос на столько глубокий, что Фор чуть не выпалил слова приветствия из образа «побитого труса». Позор! Ведь он теперь обычный путник, который неудачно попал под дождь, и теперь хочет сменить свои одеяния на что-то более достойное. В первый момент мужчина не очень-то поверил в такое заявление, но всего одна серебряная монетка изменила его мнение, и позволила Уриэлю облачится в плащ, тёплую хлопковую рубаху и новые штаны с кожаными вставками. Последние неприятно натирали кожу, но иной подходящей одежды, увы, не было. Чего только не сделаешь ради образа, - с принятием трагических страданий подумал актёр, фыркнув от собственных мыслей. В принципе, город можно было и покинуть, да только вот… Только отследит ли лекарь его? Этот момент надо было выяснить до отъезда.

13

Неожиданно громкий и решительный командирский крик поразил всех. Но больше всего копошащегося вифрэя, который на мгновение перестал двигаться. Если ранее у Йирта еще и были сомнения в том что представший перед ним, судя по запаху и внешнему виду, коренной обитатель низов, мог быть тем самым встреченным в лесу диверсантом, то после столь наглой выходки, они у него отпали. (Вообще-то сомнения являются частью Однорукого даже больше чем, скажем, его руки и ноги - это особенно хорошо заметно по использованному прозвищу - так что о полном их искоренении говорить было бы неправильно. Куда вернее звучала бы фраза "количество сомнений достигло максимально возможной отметки", сказанная приятным мужским баритоном. Почему баритоном? Потому что под ним любая фраза кажется куда как серьезнее, чем она есть.)
Но вернёмся к точке пространства где недоумение почти достигло критического уровня и едва не проделало в пространственно-временном континууме дыру. По крайней мере, именно так себя ощущал Бесхвостый вифрэй (если бы знал что такое континуум) и возможно, некоторые из обитателей социального дна Югоса. Вообще, находящихся на том уровне людей тяжело склонить к каким-либо действиям - они достигли максимального уровня (скорее минимального, но что есть минимум, как не максимум со знаком минус?), на котором необходимость что-то кому-то доказывать, подчиняться и стремиться к чему-либо попросту отпадают. Возможно, у эльфа ничего бы и не получилось, если бы он сам не был тем, кто подкрепил порыв действием. Бросили в застывшего от удивления лекаря свою одежду - к счастью, часть. Одним богам ведомо (на самом деле маловероятно, если это только не Бог каких-нибудь блох, или мусора и нечистот) насколько Бесхвостый сразу стал грязнее - он то был под дождём, да и гигиену нет-нет, но соблюдал, однако в этом прибежище бедняков о таких глупостях если и знали, то едва ли находился кто-то, кому до них было хоть какое то дело. А потому, когда в него полетела деталь одежды второго из присутствующих, Йирт задохнулся. Чуткий нос вифрэя и без того не позволял ему трезво мыслить (практически буквально из-за насыщенных паров легковоспламеняющихся веществ), а тут и так с трудом переносимая вонь многократно усилилась, лишая Порченного даже попытки возразить что это именно его нужно слушаться, ведь это он лекарь!
Бесхвостый стал сопротивляться. Усиленно и самозабвенно - будто борьба шла не на жизнь, а на смерть. В какой-то степени так оно и было. Пусть ему противостояли не живые люди, не болезни и травмы, не нежить, а всего лишь тряпки, он прикладывал максимум усилий чтобы избавиться от них.
- В-в-в-в-в-р-р-р-р-р-р-р-а-а-а-а-а-а!!! - судорожно, сквозь зубы голосил Йирт, краем глаза наблюдая за тем как подлый эльф покидает здание и устремляется прочь. Хуже всего что вместо того чтобы помочь, бездомные предпочли отойти подальше от лекаря, издающего странные звуки. Ветхе тряпки не были в силах долго противостоять ярости вифрэя, видящего что его добыча убегает. С громким трррррк! Бесхвостый вырывался и бросился в след за беглецом. О том что он будет с ним делать, если догонит, Йирт не думал.

14

Когда раздались знакомые "шлёп-шлёп-шлёп"... Нет, даже интенсивнее. "Шлёпшлёпшлёп" Так вот, когда раздались эти звуки, эльф внутренне напрягся. Он знал, что это не может быть кто-то другой, кроме как его преследователь. Кроме того, остроухий был уверен в отсутствии у того компании, стражи или кого бы ещё ни было, так что задуманная авантюра была вполне осуществима. Единственное, что было сложно придумать достойную погони реализацию, но "забытая" кем-то дерюга, метла, ведро и пара неловких движений позволили сделать вполне себе естественный муляж безопасного прохода, по другую сторону от которого "скрывался" Уриэль. Таился он больше по привычке, если так подумать, потому что до этого момента его находили там, где найти бы не должны были. И узнать тем более.

Соответственно, как только шлёп-источник окажется в опасной близости от окончательного поворота за угол, его движение затруднится наличием натянутого поперёк проулка сплошного мокрого покрывала. Сдёрнуть эту штуку не просто, но очень просто, однако хватка некого создания по ту сторону изгороди помешала бы это сделать, притягивая вифрэя к себе с полным игнорированием попыток извернуться. Как вариант, можно было зайти в этот забытый уборщиками угол с другой стороны, но там, едва перемахнув через скромную стеночку, поджидало неудобно расположенное ведро, на котором крайне легко навернуться. И уже тут встретиться с тем же, кто всё это и затеял.

- Здрааааасьте, - почти что мурлыкающим тоном проворковал остроухий, совершенно не по доброму прижимая вифрэя к стене так, чтобы свобода его движений была сравнима с подвижностью голема. Проще говоря, качественнее зажать Бесхвостого мог разве что только стражник, или охочий до ушастых извращенец, или стражник извращенец. Пожалуй, самого себя эльф относил где-то к середине подобного шкалы, - хорошая погодка, не правда ли? - С учётом ручьёв и рек, которые пробегали буквально под ногами, это был весьма провокационный вопрос. С другой стороны, именно погода определяла то, что популярное для всяческих отбросов место в данный момент пустовало - мало кто хотел бы мокнуть под моросящим сквозь худую крышу дождём непонятно кем зафиксированного навеса. Он (навес, а не неизвестный мокряка) был тут оставлен ещё со времён Объёдинения Империи, - и мы здесь достаточно...одинаково холодны, чтобы помочь друг другу согреться. Например, меня переполняет жгучее до ожога желание понять, почему же одному "зайцу", то есть мне, всё никак не дают уйти на покой и дать жевать траву. Всё куда-то да гонят. Странно, правда? - Пронзительный взгляд, прямо в душу. И хотя эльф сомнвался, что вифрэи душой обладают наравне с синдар, попробовать всё же стоило. На самый крайний случай, упомянутые в словах образы гарантировали бы отсылку на караван, в котором данный лекарь запомнил бы нашего героя суровым и беспощадным убивцем. До истины это столь же далеко, как Югосу до сухости, но пусть будет.

15

Йирт являлся существом специфичным. Когда дело казалось выживаемости - в дело вступали природные инстинкты, а магия жизни страховала их. Осложняющим фактором был разум, но вифрэй не так часто им пользовался чтобы сие было проблемой. И это было хорошо. Но вот когда речь заходила о чём-то не столь критичном, как Бесхвостый довольно часто буквально ломался. Поразительная ловкость и координация движений, проявленные во время операции не просто отключались, а уходили в столь глубокий минус, что оный был вполне способен пробить дно океана. К счастью для его обитателей, чисто метафорически. Так что, в принципе, не было необходимости в том чтобы устраивать на Йирта засаду - достаточно было просто навалить каких-нибудь вещей, а уж Странный бы нашёл способ как бы влететь туда. Но...что сделано - то сделано. Сделаем скидку на то что эльф достаточно плохо знал своего преследователя.
Дождливая погода была слабым местом Порченного. Вернее сказать, била его по слабым местам. Еще правильнее - он сам бился своими самыми слабыми местами по попадающимся поверхностям из-за плохой погоды. Усугублялась усиленная влажной погодой неловкость еще и спешкой, которая каждое движение вифрэя делала еще более нелепым, а оттого приближающим к очередному падению. Но невзирая на все невзгоды и риск захлебнуться, Йирт упорно двигался к цели. Его разум затмевал праведный гнев, часть которого составлял не слишком то праведный охотничий азарт, который не растворился даже после того как чувство жизни доложило Бесхвостому о том что его "жертва" не двигается. К счастью для ушастого, в мозгу его преследователя не нашлось места для вопроса о причине прекращения бегства. Итогом стало то, что жаждущий правосудия лекарь благополучно попался в расставленную на него ловушку...
И только после того как Порченного зажали, жарко бормоча какие-то слова, сквозь туман негодования, Йирт задумался о том что не плохо было бы иметь при себе парализацию тела. И, в сущности, она у него была, облечённая в форму висящего у него под одеждой медальона со звучным названием "спираль соляра". Вот только дотянуться до него чтобы выпустить во врага облачко сковывающей энергии не представлялось возможным. По крайней мере, пока физический контакт был столь неприлично близким.
- Ква? - вопросил Бесхвостый, не слишком вдаваясь в смысл произнесённой фразы. Она была ничем не хуже и не лучше любой другой. Ему нужно было потянуть время, пока не удастся сосредоточиться на сотворении парализации тела. Главное было отвлечь, а уж концентрация, слово и жесты - не заставят себя долго ждать.
- Ква меня? - продолжил Йирт - Квангина ква-ква звуки ква-ква пока не полностью ква-ква.
Йирт скорчил скорбную мину.
- Похоже наш вифрэй совсем сломался. Надо подыскивать нового! Давай в этот раз выберем девку с большими...
- Отнюдь. Он всего лишь пытается вызвать замешательство у эльфа.
- Как он до этого догадался? Неужели...
- Да, я ему подсказал.
- Хотел сказать что он удачно ударился головой, но твоя версия как всегда скучнее!

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-06-06 19:21:11)

16

Эльф кивнул с максимально сосредоточенным видом, словно бы прекрасно понял настроение собеседника. Собственно, что тут говорить? Дождь. Сыро. Чуть не смыло. "Ква" оно и есть "ква" в этом случае, даже если не встречаешь ничего зеленоватого и прыгающего. А Бесхвостый смог не только встретить, но и нагнать, и даже сейчас старается сделать... Что-то. Фор пока просто не понимал, почему вифрэй до сих пор не воспользовался более простыми путями (если уж он ловит "преступника" силой своих таинственных сил), и не натравил кого-нибудь из местных обитателей. Те ведь явно не будут разбираться в симпатиях к непонятному эльфу, особенно если на него указывает лекарь Креста. Хотя что будет, если Крест укажет на преступника, вместо того чтобы вылечить его от... сырости и одиночества? Не признают ли Крест фальшивым? Сложный вопрос.

- Всё понял, - для вящей уверенности закрепил остроухий, чуть отступая прочь от лекаря, - стало быть тебе не в мочь горю заячью помочь. Но покамест, стало быть, я ещё убийца-ночь, - Уриэль улыбнулся во всю себе доступную звериную сущность, чтобы показать один простой момент - это не его загнали в ловушку, это Бесхвостый сейчас подвергнется агрессивной терапии и восстановлению памяти вплоть до достижения желаемого и удовлетворительного результата, - а такие, знаешь сам, не сидят уж по кустам~ Но это всё мелочи, конечно, - отмахнулся эльф свободной рукой, второй удерживая длань Бесхвостого. Память о параличе была ещё слишком сильна, чтобы дать тому свободу без подготовки, - ведь на повестке дня вопрос - зачем ты здесь? Впрочем, нет, я понимаю "зачем". Почему? Готов ли ты пойти до конца, и сдать убийцу, - ещё одна безумная улыбка, - тому, кто знает что с ними делать? Забавно, что число убийц при этом не изменится - меня подвергнут пыткам (один славный господин), а потом казнят (уже второй. Два за одного, ха?). Достаточно быстро, скажу я тебе. Р-раз - и 10000 лет живой жизни исчезнут с лица Мистериума. Словно бы их и не было, - остроухий буквально мурлыкнул последнюю часть фразы. Да, не было. Как нет, похоже, и памяти о том, откуда растут ноги их общей истории. А ноги росли из совместного обнажения, что, с точки зрения разумных существ, должно бы отозваться хоть каким-то доверием. Или он помнит и то, как алхимик его чуть не отравил... Раз так пять за вечер? - Возможно, ты так спасёшь куда больше людей. А возможно, и нет. Ты готов пойти на это? - Вопрос был брошен как бы невзначай, но с требующим, пронзительным взглядом. Таким, что нельзя было отвернуться или просто закрыть глаза, как-то увильнуть от ответа. Фору было откровенно неприятно самому поступать таким образом, но иначе он не мог. Его жизнь и, возможно, успех будущих возможных операций висит на волоске лишь потому, что его может поймать за хвост Бесхвостый. Подобное... Неприятно.

Тем временем, рука лекаря была отпущена, хотя и не сказать, что от этого стало бы легко - остроухий прямо-таки нависал над своей жертвой с помощью всего доступного себе арсенала внешних и личностных данных.

17

Йирт успел обрадоваться. Мысленно он ликовал - ещё бы, такая глупая с виду затея обернулась столь ошеломительным успехом, который можно было в дальнейшем закрепить. Он мог воспользоваться невежеством диверсанта и подтолкнуть его самого сдаться, а то и исправиться! Глаза Бесхвостого даже увлажнились - он чуть не расплакался от восторга к самому себе.
Но затем...что-то пошло не так. Вифрэй не сразу это понял, но сама атмосфера успела неуловимо измениться. Ощущение можно было сравнить с тем, как если бы на небо наползли облака, из которых начал бы лить бесконечный дождь. Да-да, совсем так, как это происходило в реальности. Только чуть более фигурально и не так мокро.
Ко всему прочему, его не отпускали.
- Ква? - по инерции спросил Порченный с недоумением.
Он смотрел на эльфа с придирчивой флегматичностью старой лягушки, которая не могла поверить что вот такое вот тонкое, нелепое существо как цапля станет причиной её гибели. Несомненно, Йирт устрашился (он по другому и не мог), но вот по мнению существа, пережившего штурм Иридиума, встречу с Чёрным мечником и пытки Альфария, по звериному улыбнувшийся собеседник мог бы и лучше. А так - испытанные им эмоции оказались столь поверхностны, что он вместо судорожного поиска путей к отступлению, подумал о том когда лучше выпустить в диверсанта парализацию тела из амулета - сейчас или чуть попозже. Он решил что сделает это позже. О том как Йирт совершит пободное - мысли почему-то даже не возникло.
И, в своём решении не прогадал, ибо уже в следующий миг его обдали потоком из слов, который пусть и уступал заклинанию поток воды, то совсем немного. Бесхвостый попытался отодвинуться. Отступить. Дёрнуться в другом направлении. Словом, сделал всё возможное в его положении чтобы увеличить разделяющее его и эльфа расстояние. А все потому что психов обычно боятся даже другие психи. Особенно те, что психами себя не считают.
- Ну... - пропищал Бесхвостый и замолк. Голосовой аппарат его время от времени барахлил в обществе любого живого существа, разумнее мыши. И делал это с завидным постоянством восходящего на небо солнца, если оное существо было женщиной. Насчёт пола эльфа Бесхвостый пусть и был уверен, но тот компенсировал это близостью, которая позволялась разве что одежде и еде. Йирту нужно было время на настройку и восстановления связи между разумом и языком. Это осложнялось тем, что выпускать его не собирались, похоже, еще некоторое время. И будто бы Порченному этого было мало - в конце своей речи эльф на него зыркнул так, что Бесхвостый задумался - а не притвориться ли мёртвым. Вот только этот приём, как показывала практика, спасал далеко не так часто как хотелось бы применяющему его.
Пришлось отвечать.
- Гм...кхм...вм...хм...нет...да...то есть... - так как его уж пригвоздили взглядом, вынудив еще и отвечать на вопрос, Бесхвостый решил схитрить - он произнёс оба из возможных ответа, чтобы по выражению лица эльфа определить правильный. И в зависимости от реакции, вифрей его собирался повторить. Максимально уверенно!
Но планы резко изменились, когда отпустили его руку. В ответе уже не было необходимости. А когда можно что-то не делать, Йирт не собирался излишне напрягаться. Тем более что перед ним была другая задачка. Ушастая.
- А ты...зачем ты здесь?
Речь Йирта, да еще и связанная сама по себе была чудом. То же что она еще несла какой-никакой смысл - делало её во истину уникальной. А адекватная привязанность к ранее произнесённым словам собеседника ставила её на самый что ни на есть невероятный уровень. Где-то между свалившимся с небес легендарным артефактом и честным, но в месте с тем богатым торговцем, лишённым всех пороков. Всем понятно что первый правдоподобнее.

18

Эльф задумчиво протянул нечто среднее, между "хммм" и "хмакнуть бы тебя отсюда подальше, а потом хмакнуться самому", потому что поведение вифрэя выходило за рамки даже тех гибких рамок, которые были установлены для этой расы (то есть рвал то, что порвать нельзя. Вроде бы, по-вифрэйски, но стройность эльфийского разума, столь угодно ни дрессированного на подобные искажения, просто не могла допустить существование вот такого вот индивида). Фор понимал, что у него просто слишком уж большой пробел. Когда в последний раз они виделись? Десять лет назад? Для шпиона - мгновение, для Бесхвостого - жизнь. И в этой жизни он умудрился стать стойким к банальным угрозам, но остаться податливым как глина перед тем, что иное разумное существо и тронуть бы не должно было. Да, эльф предполагал влияние своих действий, потому как не первый год их применял. Но... Таким образом? Чтобы получить такие ответы?

- Ква, - почти что расслабленно ответил остроухий, не имея иных слов. Бардак, что уж там говорить, - хех. И да, и нет, - после этой фразы эльф отошёл чуть в сторону, присаживаясь на землю с упором на каменную стену за спиной. Поливающий с небес дождь всё равно сделал бесполезными попытки сохранить свою репутацию сухой, так что можно было воспользоваться условной "простотой", образом доверия. Кроме того, так колено вифрэя было в опасной близости от удара, так что его излишняя магючесть будет тут же наказана соответствующим движением тела по другому телу. Последствие этих дел даже для лекаря может оказаться проблемой. Кстати. Проблемы?

- Здесь? Чудная церквушка монастыря Огня, светило местных паломников. Место для очищения души от груза страданий, ошибочных решений, жестоких поступков... И отличная пивоварня, - переход от фразы к фразе был сделан нарочито-ровным, чтобы проверить реакцию Бесхвостого. Скорее всего, собеседник не следил за "откровением" эльфа, но стоило в этом убедиться", - и пиво, стоит признать, там прелестное. Особенно эль~ Почти как эльф, ха? Думаю, это определяет мою мистическую связь с этим городом и стремление сюда возвращаться, - остроухий не выдержал и фыркнул вслух, как бы закрепляя собственное недоверие сказанному. Пожалуй, из всей южной Империи именно что Югос был тем местом, куда возвращаться не хотелось вообще. Слишком много элементов, слишком много нитей, слишком много случайностей. Стоило ли оно того? Впрочем, это не ему решать.

- Хорошо, что Войлар не запрещает подобные увлечения, - продолжал остроухий, - всё же его волей Ветра несут меня вслед за Песней, которую я пока не слышу и не вижу. Да, напев Этерии дал мне жизнь и плоть, но в Жизни воплотилось всё иначе. В итоге, правда, сижу в грязи рядом с кем-то, кто на эту самую жизнь покушается, - новый взгляд. Скорее шутливый, но с толикой серьёзности, - может, пойдём лучше выпьем? Не поверю, что после длительного спасения других, тебе не хочется немного отравить себя. Почувствовать шаги пьянящего духа по своему телу, отследить изменения в мыслях под действием тёмного цвета пива... - Поэтика пьянок была далека от духа Уриэля, однако вот соблазненные, "порча" других - самое оно для него. Возможно ли, что "дух" (ещё немного духа!) разнообразных ароматов оживит состояние нестояния Бесхвостого, подтолкнёт его на откровения. Там, может быть, удастся узнать что-то новое о магии, как некогда разговаривал под стакашек светлого (и удушающий приём) с одной нервозной полукровкой.

19

Йирт задумчиво сжал и разжал кулак. Посмотрел на эльфа. Снова сжал. Снова разжал. И, сбившись, пересчитал в уме количество жестов, которые он совершал для того чтобы реализовать кровавый удар. Несомненно, этот вариант был куда серьезнее, чем проверенная временем парализация тела. Но выбор был сделан в пользу более разрушительного заклинания не спроста - используя его, вифрэй хотел расплатиться с диверсантом за все порушенные им судьбы. Но теперь...Порченный украдкой посмотрел на ушастое создание. Еще секунду назад оно было опасным, а сейчас - квёлым, как нежившийся на солнышке питон. Именно такое сравнение появилось в сознании Йирта неспроста - уж кто-кто, а жители Каталии знали насколько быстро даже самый расслабленный змей способен перетечь из одного состояния в другое. А потому он, получив свободу, тотчас же спрятал руку за спину, чтобы завершить необходимые манипуляции. Но целью его было уже иное волшебство. Может, он, конечно, в последствии еще пожалеет о своей мягкости, но слова эльфа все же что-то затронули в его голове, сдвинули и вся мстительность куда-то улетучилась. Так что пока эльф говорил, лекарь сосредоточился не на магии крови, но на стихии жизни. Йирт намеревался создать и удерживать на ладони пушистый комок парализации тела - чтобы применить его, если эльф вновь попытается что-то сделать. Так, при поддержке магии, Порченному было куда спокойнее.
Вот только увлёкшись плетением, Странный снова частично упустил пёстрых птичек чужой речи, проскользнувшей мимо него. Поймать его разум успел только последнюю фразу, касающуюся пивоварни. Порченный нахмурился и обновил едва ли не сквозную зарубку на внутренней стороне своего черепа, говорящую о необходимости слушать других. Он тяжело вздохнул и на удачу состроив одобряющую мину, покачал головой.
- К-конечно! Оч-чень хорошая! - произнёс он, натужно растягивая губы в улыбке. Теперь он слушал. Слушал изо всех сил! И слова эльфа пусть пронзали его мозг с лёгкостью нагретого ножа, но вот смысл их как-то умудрялся ускользать. Йирт запаниковал. Не меняя застывшей улыбки человека, который первый раз в жизни раздвинул губы в этом самом мимическом жесте, Порченный всё же решил уточнить - То есть ты пришёл убить всех в пивоварне?
Бесхвостому тяжело давалось общение. Он не только говорил, но при этом удерживал заклинание, анализировал сказанное и, кроме того, что, напоминало ему попытки удержать на голове круглый предмет, удерживал на лице вежливое выражение. Последнее пыталось скукожиться в маску негодования и угрюмости, но для разнообразия Порченный постарался не демонстрировать ту палитру обуревающих его чувств. Таким образом он "втирался в доверие". С тем же успехом то же самое могли проделывать взобравшиеся друг на друга мыши, накинув на себя пальто - при попытке записаться в члены клуба любителей сыра.
- Или ты натравишь посетителей пивоварни друг на друга, а сам освободишь эль во славу эльфийской расы?
Похоже, Бесхвостый начал путаться. Вернее сказать, он и не прекращал - разум увяз в клубке мыслей и теперь жалобно мяукал, надеясь на помощь. Вот только ждать её было не откуда, кроме как, понятное дело, от собеседника, который далеко не факт что скажет правду. У Йирта возникло ощущение что от перенапряжения вода на его голове начинает с тихим шипением испаряться...
Но эльфу этого было мало. Бесхвостый чуть не шлёпнул себя рукой по лицу, когда речь зашла о Песне Войлара. Но, к своему счастью, Порченный вовремя вспомнил что у него там находится парализация тела и ограничился лишь тем что быстро облизнул губы. От ширящейся бездны непонимания это помогло настолько плохо, что Бесхвостый уже всерьез начал подумывать о том чтобы сознательно шандарахнуть себя парализацией. Уши начали болеть от налипающих на них гроздей разрозненной, клочковатой информации.
- ХОРОШО! - воскликнул Йирт, когда эльф прервался на то чтобы вздохнуть воздуха (хотя на самом деле он вежливо дожидался реакции Бесхвостого на его предложение) - Кхм. То есть я имею ввиду...Ну...Только ты мне расскажешь почему ты по настоящему здесь. В двух словах!
Странный вифрэй постарался нагнать металла в свой голос. Благо, он слышал как это делают. Даже практиковался. На живых существах. Но, что странно, работало только на мышах - они убегали. Тесты на представителях высших рас почему-то приводили к тому что подопытные гладили его по голове и давали ему фрукты.

20

Разбитую речь остроухий даже не слушал, от вопросов - просто отмахивался. Куда важнее было поведение, попытки поймать мысль Бесхвостого, его взгляд и взгляды, выплеснутые наружу переживания и какое-то сметение. У Фора всё больше возникало чувство, что он смотрит за работой некого художника, который невнятными мазками доделывает картину, чтобы сдать её в срок требовательному клиенту. Что тут, белое пятно? Красный мазок. Нет, синий! А может быть сразу фиолетовый... Пожелания заказчика также вносили свои условности, создавая на месте твёрдой побелки мягкий слой глины, за которой проклёвывалась уже окостеневшая краска. И в этом, стоило признаться, что-то да было. Что-то такое, из-за чего шпион не спешил использовать свои козыри в плане хорошей памяти и событий тех далёких лет, когда он и Йирт... Хах. Были ли они? Если один не хочет помнить о том, что знает второй, стоит ли принуждать его к этому? Благодаря Кэтариэль, у Фора уже были подвязки в обществе Креста, и оторванный от мира целитель был не особо нужен. Стало быть, можно было просто расслабиться и получать удовольствие.

- Два слова - так захотел. В трёх - я так захотел, - последовал звонкий, самодовольный "фырк", - могу продолжить эту математику и далее, но надо идти и спасать эль для эльфов, а тут такие вот дела, - остроухий чуть подёрнулся, словно бы пожелал встать, после чего расслабленно рассмеялся. На столько, чтобы в случае чего можно было отскочить прочь от того странного воздействия, сковывающего тело. Вроде бы, лекарь выставлял свою руку, как бы "выстреливая". Забавно, жаль что со стрелами так не работает, Фор бы настрелял пару-тройку колчанов под обмен у местного кузнеца. Уж больно охочий был парень до стрел, особенно качественных. С другой стороны, настолько ли качественно то облачко, чтобы стрелы, на его основе, были хороши? Вопрос не из простых, - впрочем, я не то чтобы спешу, да и ты как-то задерживаешься. Спасаешь, наблюдая? Или ищешь выход в непростой ситуации, когда боязно и хочетза? - Остроухий помотал головой, после чего поднял взгляд в мутное, как его желания, небо, - или-и же... Я тебе нравлюсь? И роковая красота не даёт тебе покинуть это место, в то время как душа просится отсюда прочь? - Эльф пожал плечами, дескать "не скрывай своих желаний, солнышко, я уже привык". И в некотором смысле да, привык. И смущать таким образом, и смотреть за реакцией, да и просто дразнить. Фор умел делать это с искрой в душе, но его тело молчало - не было ни желания, ни потребности. Пожалуй, только лёгкий налёт усталости, и глухая пелена памяти. Шпион должен уметь дать информатору всё, что тот пожелает... Даже самого себя.

Впрочем, сейчас ситуация к этому не склоняла, да и вопрос был задан так, к слову, чисто для сбора информации о личности. Уриэлю уже было интереснее то, куда повернётся этот калейдоскоп, какими гранями зерцал и стёкл он будет играть. В некотором смысле, остроухого завораживало то, что скрывалось под кожей и костями. Душа? Хмм, нет. Идея

21

- Стой! - воскликнул Бесхвостый и вытянул вперёд руку, когда диверсант хотел было решительно подняться. Порченный успел заметить насколько сильно он цепляется к словам и их смыслу, но не успевал за тем, как эльф ими жонглировал и перекидывал, как какой-нибудь огненный шар меж двух обладателей зеркального щита. - То есть садись!
Йирт нахмурился и напряг свои извилины, чтобы понять неожиданно возникшее ощущение какой-то фальши. Они работали столь интенсивно, что от натуги едва не выпрямились, превратив голову вифрэя в сломанный гномий механизм, ощерившийся выбившимися изнутри пружинками. Слова и действия диверсанта плутали, как какая-нибудь лисица, путающая следы чтобы идущие по пятам гончие псы чужих мыслей не смогли бы обнаружить её в темноте недосказанностей и туманной дымке призрачных намёков. Странный почувствовал что нашёл ту самую пресловутую нить, которая позволила бы приблизиться к пониманию происходящего. Он протянул руку и....дёрнул.
Зажёгся свет. Он озарил утоптанную его собственными следами тропинку, по которой они шли сначала туда, потом обратно, а в третий раз и вовсе пересекали её поперёк. Но при этом не было следов чужих - лишь едва видный отпечаток чуть касающегося земли хвоста, принадлежащего не вифрэю, как это должно было задумано природой, но хитрому эльфу, у которых отродясь из копчика ничего не росло. Догадка же наконец-то забрезжила на туманном горизонте сознания лекаря. Его, Йирта, всё это время вели, склоняя то в одну, то в другую сторону. И хорошо, если только за нос, а не за что-то другое, как, например...
или-и же... Я тебе нравлюсь? И роковая красота не даёт тебе покинуть это место, в то время как душа просится отсюда прочь?
Бесхвостому хватило ума не фыркнуть в голос. Он сделал это мысленно. И голоса в голове отозвались гулким эхом пустой бочки.
- Держи карман шире! Ни кожи, ни рожи. Было бы чему нравиться. Пф.
- Он не вифрэйка, с которой можно продолжить род.
- Да и вообще не женщина! Почему он тогда может нравиться?

Теперь, когда он понял что с ним не более чем играют, не считая за полноценного оппонента, лекарь почувствовал что должен выбраться за пределы отведённого ему круга и ухватить эльфа за метафорический хвост. Да так, чтобы он прикусил язык и сознался во всех злодеяниях! Вскипячённый эмоциями мозг Йирта не сообразил что подобное проделать достаточно тяжело хотя бы чисто физически.
Придти к этой мысли было более-менее легко, а вот реализовать...Вифрэй скосил взгляд на руку и медленно её опустил. В принципе, и реализовать то было тоже легко, но подобное разрешение "конфликта" теперь Бесхвостому показалось неправильным. Странный вифрэй подумал что даже если он вновь его парализует, то победа останется за остроухим. Лекарь с прищуром посмотрел на "собеседника" и, оценив его расслабленную позу, неожиданно ощутил пробежавший по спине вместе с каплями влаги пренеприятный холодок.
"А что если я проиграл и в предыдущий раз..?" - подумалось Йирту и до того как эта мысль породила цепную реакцию, Странный решил начать действовать.
- А что если и так?! - вопросил он и упёр руку в бок. Конечно, это смотрелось не так эффектно, как если бы он использовал две руки, но, как говорится, на безрыбье одна рука - что две.
- Может, это ты совершаешь все эти ужасные преступления потому что не можешь найти того, кто тебя полюбит таким, какой ты есть, а? - выпалил Бесхвостый, с вызовом глядя на эльфа.
- О Белиар, Этерия, Иннос, Жнец, Люммин, Аданос, Хахрам, Силуна, Войлар и Безымянный! Глупее я еще ничего не слышал!!!
- ...

22

Эльф фыркнул. Громко и отчётливо, как голодная лошадь из конюшен княжеского замка. После чего... Оставил всё как есть. Сперва, естественно, усевшись поудобнее для броска, который неминуемо последует за тем, что случится перед ним. А перед ним случится то, за чем последует бросок. В этом хитросплетении логики была лишь одна маленькая деталь, которая неудобным образом рушила стройную и зацикленную картину логичного эльфийского мира. Да, стойка "руки-в-боки", когда этих рук на единицу меньше требуемого числа. Нет, в этом была какая-то своя харизма, но общая маразматичность происходящего напоминала Фору о том, как это всё начиналось. Нет, не с Блавэсом. В принципе

Сыграть можно что угодно. Дружбу, влюблённость, совместную жизнь, ужас, вожделение, страх, желание убить. Вопрос лишь в том, что хотят от тебя увидеть, с какой целью от тебя требуют подобную эмоцию. Вполне ведь возможно, что зритель и сам не понимает своего желания, возможно даже боится его, что в итоге приводит к забавной химере сознания, от которой страх окутывает его самого в отношении выступающего. "Могу ли я хотеть этого? Почему это происходит? Как, из текущей ситуации, где всё просто и открыто, случилось то, что случилось?" Использование этих особенностей любого разумного существа - вплоть до элементаля, как казалось Уриэлю - было основой основ жизни шпиона, его хлеб и вино, пища и способ её добычи. А потому было малость неуютно здесь и сейчас, как бы сам себя эльф не нагнетал до нужного состояния. Бесхвостый наглым образом использовал сознание эльфа против него самого, только вот с одной поправкой - там, где разумный Фор играл, лекарь, похоже, жил.

В итоге то, что смущало, и успокаивало. Так жить невозможно, в этом Фор был убеждён чуть менее, чем полностью. Постоянный разрыв картины происходящего, конфликт желаний и возможностей в любом случае приведёт к тому, что даже хаотичные метания из стороны в сторону в поисках свободного пути приведут к внезапному свету в конце коридора, да только вот окошечко будет чуть больше, чем доступно пролезть даже кошке. Однако, это можно было проверить лишь одним путём. Но нужно время.

- Два дня, - уверенно заключил остроухий, - или любители эля содрогнутся! - Прыжок вперёд, кувырок по грязной и склизкой дороге, которую придавила стопа дождя. Остроухий был уверен в своей ловкости, но понимал и особенно почвы. Так, вместо стройного переката по земле, получилась ломанная и хаотичная картинка перемещения, которая, в идеале, не даст задеть себя той странной магией, о которой ещё стоит разузнать при встрече. Скоро

- Найдёшь меня как прежде! - Бросил остроухий на прощание. Стартовать приходилось из архи-неудобной позиции, но шпиону было не привыкать. Из будуара одной маркизы пришлось отступать в шелковых простынях, которые вот ни разу не хотели держаться на его теле. И хотя самому эльфу было ни горячо, ни холодно от обнажённости, мелькающие мрачные лики людей с более мрачным стрелковым оружием на руках внушали куда как меньше доверия. Сейчас, к счастью, такого не было, так что побег совершить куда проще. Дворами, задворками - и в лес, в родные кусты. Уж там-то можно скрыться от всего, диверсант в том был уверен.

23

Йирт ожидал чего-то подобного. И пусть вас не отвлекут его рассеянные размышления о том-о сём, как не введёт в заблуждение лёгкая оторопь, когда вместо того чтобы продолжить беседу, "диверсант" совершил неожиданный манёвр и, кувыркнувшись, припустил прочь. Парализация тела была запущена, вот только, конечно, слишком поздно - облачко, тем не менее, величаво проплыло сквозь опустевшую улицу и демонстративно врезалось в здание - совсем как некоторые прикладывают ладонь ко лбу от негодования. Бесхвостый покраснел. Потом пожелтел. Позеленел. И только тогда ринулся во след за удаляющейся солярной точкой. В ушах его колотилась подгоняемая давлением магии кровь, которая, тем не менее, не могла заглушить последние слова, которые взрытое бороздами безумия сознание Йирта смогло охватить и теперь крепко-накрепко держало в своих объятьях.
- Два дня, или любители эля содрогнутся!
Эти слова повторялись и повторялись. Бесхвостый поскальзывался, падал и, порывисто вставая, снова мчался за эльфом, несмотря на стабильно удаляющуюся отметку. Йирт бессильно сжимал кулак, разжимал его, сплетая жесты для кровавого удара, которым намеревался попросту перемешать мышцы и сухожилия в ногах беглеца. Но...всё было тщетно.
Эльф скрылся.
Йирт остановился. Упал. Бессильно ударил землю. Потом ласково погладил ударенный камень мостовой и во весь рост растянулся рядом. Ни грязь, ни сырость, ни падающие с небес капли не волновали его сейчас. Взгляд потух. Но мысли внутри головы метались как сумасшедшие. Сумасшедшие мысли сумасшедшей головы.
Поднялся он лишь через некоторое время. Теперь его незримо поддерживал план, который успел родиться в сознании Порченного существа. Звучал он так себе, был тоже не очень, но...чего от Странного вифрэя еще можно было ожидать?!
Однорукий собирался забросить работу в качестве лекаря и всё отпущенное ему время (два дня) заниматься патрулированием улиц города, особое внимание уделяя питейным заведениям.
Так, Бесхвостый превратился в привидение, одержимое лишь идеей обнаружить беглеца любой ценой. А Югос, сам того не ведая, обзавёлся самым настоящим народным мстителем...

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-08-03 15:20:10)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: Конец июня 17086 года. Югос. Фориуэль, Йирт.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно