FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Июнь 17075 года. Затерия, границы Волчьего леса. Лекс, Фориуэль


Июнь 17075 года. Затерия, границы Волчьего леса. Лекс, Фориуэль

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Если быть честным до конца, к подобным мероприятиям, таким, как соколиная охота или охота с собаками в ближайших лесах, Александр относился весьма и весьма положительно – уж точно ценил их больше, чем даже свободные часы дома. Причина была простая – возможность на короткое время забыть обо всех учителях, наставниках, их уроках, пятнах от чернил на пальцах, необходимости держать спину ровно… В целом, отодвинуть от себя тысячу и одну мелочную обязанность дворянина, за малейшую погрешность в выполнении которых всегда ждало достаточно весомое наказание.

Дерменты выезжали на охоту раз в несколько месяцев – обычно, все вместе, считая это чем-то вроде семейного праздника. Сегодняшний день исключением не стал – даже дед Александра приехал по этому случаю из своего северного удела, чем обрадовал внука, горячо любившего его, и еще больше порадовавшего его тем фактом, что в коротком споре фон Дермента-младшего со своим отцом по поводу необходимости брать с собой слуг, куда бы он ни пошел, встал на его сторону. Собственно говоря, только благодаря вмешательству деда юноша не тащил сейчас за собой плеяду загонщиков, ловчих, сокольника и черт знает, кого еще, слушая их не самое довольное пыхтение. Вместо этого Александра, оторвавшегося от семьи, как обычно, и ушедшего от домашних подальше, сопровождала охотничья собака по кличке Герда, приехавшая вместе с дедом, трусившая впереди и выискивавшая что-то в высокой траве, и ястреб-тетеревятник, вцепившийся в сокольничью перчатку на левой руке подростка.

Годовалый ястреб Хенна – птица размером с крупную кошку, когтей которой было, казалось, достаточно, чтобы без особых проблем разорвать пополам зайца, беспокойно переступала с лапы на лапу – когти скрипели по коже перчатки. Александр отлично её понимал – Хенна ждала, когда ей отдадут команду или хотя бы покормят в награду за терпение, которое у птицы заканчивалось, поскольку ястреб то и дело принимался отвешивать барону подзатыльники крылом, звеня бубенчиком на одной из лап и периодически вскрикивая, словно бы подгоняя собаку, явно напавшую на след. Чтобы как-то исправить положение, Дерменту пришлось в очередной раз запустить руку в поясную сумку и, выудив кусочек мяса, вручить его Хенне, на время заняв, чтобы можно было хотя бы поправить берет. Съехавший с головы заботами птицы.

Наконец, когда до леса осталось совсем чуть-чуть, а поле почти полностью осталось позади, Герда глухо заворчала, сделав стойку и теперь ожидая команды хозяина. Хенна в один присест, даже не став разрывать кусок мяса, проглотила его и теперь хлопала крыльями, прекрасно понимая, что означает собачье ворчание – добыча! Александр пробормотал что-то себе под нос, на тему того, что этим двоим лишь бы кого-нибудь на пару задрать и потом сидеть, вылизываясь от крови и вычищая перья – и спустил ястреба с руки, приготовившись дать собаке команду. «Сначала пусть взлетит – там у неё будет позиция выгоднее, затем – пошли собаку, пусть спугнёт дичь… Ну, если, конечно, хочешь что-нибудь принести к костру» - напутствовал внука Валлен, и тот не видел причины не воспользоваться советом деда в этот раз, хотя обычно всё делалось наоборот и из рук вон плохо.

2

Эльф сидел в кустах. Как заметили бы дети, расисты и иные разумные исследователи народа синдар, для остроухих это вполне естественное состояние, которое сменяется только для сна, трудовой деятельности или по причине ранения. Но, как ни странно, наш герой в этих кустах сидел не организация засады, проверки кустов на предмет нарушителей или с целью организовать себе длительное лежбище. Точнее, лежбище-то организовалось, только вышло это само по себе, и исправить эту досадную оплошность Уриэль не мог уже добрую тройку часов. Он вроде бы и хотел этого, но внешние условия не могли позволить такого исхода. Увы, но наш герой скрывался

Как и следовало разведчику, скрывался он весьма удачно, и в крайне удобном месте. Неподалёку от почти что заросшей тропы - чтобы в случае обнаружения иметь возможность отступить, которая будет выглядеть неявно для неискушенного зрителя, но в удалении от основных лесных дорог, чтобы не попасться под перекрёстный патруль. Также были использованы местные пахучие травы, чтобы ни один дикий зверь не подумал на присутствие тут постороннего, особенно с таким мягким и остроухим телом. Последнее, но не менее важное - сами кусты. Они были в меру густые и плотные, ведь должны были обеспечить хоть какую-то защиту от метательных снарядов, а также позволить вести наблюдения без нарушения скрытности. С другой стороны, в них имелись и проходы, ведь иначе крепость, без раздирания одежды, не покинуть. А с ней Уриэлю сегодня капитально не повезло.

Обычная рубашонка (уже измазанная в траве и грязи) была укрыта плотным дорожным камзолом, чьи пуговицы уже щедро обвалились где-то там, по дороге. Штаны, украшенные серебряной вязью, напоминали о давно ушедших днях своей славы, когда небо было чище, а нити блистали огнём. Единственное, что уцелело в этом безобразии, были сапоги. Хорошие, крепкие и совершенно неказистые, что и обусловило их живучесть. Если так посмотреть, но вместо нашего героя можно увидеть приблуду или ещё кого похуже. "Брата без знамён", например. Хотя полное отсутствие оружие, кроме скромного ножа и посоха, предполагали безвредность эльфа.

Пошутил, называется, - с грустным весельем подумал наш герой, изучая травинку у себя под носом. В животе уже прогуливались утренние крупинки, дубинкой выбивая привычный для голода звук, а руки и ноги стонали как после длительного танца. Да, пришлось пробежаться, и пробежать не мало, но всё же это не "жуткие тропы" родной академии, а вполне себе леса вокруг Иридиума. И чем быстрее удастся променять слово "вокруг" на состояние "в", или даже "в гостевом дворе", тем лучше. Всё же не дело: номинант на такое серьёзное дело, а давит гусениц и лесной покров чёрти знает где! Попытка раззадорить себя не привела вообще ни к чему, потому что угроза могла быть рядом, а Фор у самого себя такой один. Подождём... Ещё чуть-чуть, - несколько трусливо порешил разведчик, переворачиваясь на спину. Плотный полог лесных ветвей приветливо качался над ним сплошным зелёным морем, успокаивая взвинченные нервы.

3

- Ш-шла! – Коротко скомандовал фон Дермент собаке, подталкивая ту  – и Герда, до сих пор сверлившая его взглядом, бросилась в траву, залившись лаем. Погнала дичь – судя по всему, каким-то неправильным полукругом, да еще прямо в лес, чем вызвала негодующий крик ястреба – Хенне, кружившей точно над собакой, всё было прекрасно видно и ястреб явно был против того, чтобы продираться через ветки деревьев. Впрочем, застигнутая собакой врасплох птица, похоже, поняла, что убежать не удастся – и попыталась взлететь. Хенна камнем рухнула вниз, сбив ту в траву – на этот раз в крике ястреба отчетливо слышалось торжество.
Самым сложным в этом всём было забрать у ястреба добычу – как бы хорошо не тренировали птицу, время от времени те всё же принимались проявлять своеволие. Конкретно в данном случае Хенна, накрыв сбитую коростель крыльями, яростно рвала её когтями, забивая под звон бубенчика, и умудрялась одновременно отгонять от себя собаку, пытающуюся «познакомиться» с добычей, и гипнотизировать хозяина, следя за его приближением.

- Ну, нет. Мы оба знаем, чем это всё кончится. – Александр вытянул руку в перчатке, добавив в голос как можно больше укоряющих оттенков. Ругать или, тем более, кричать на птицу, чтобы та отдала дичь, нельзя ни в коем случае – пусть та и не понимает самой сути слова «обида», статусное поведение нужно было соблюдать неукоснительно. Для ястреба барон – не хозяин, а партнёр. Приказывать – нельзя. Договариваться – можно.

- Ты знаешь, что с этим будет легче. – Из сумки юноша достал кусок мяса – покрупнее, и, коротко дернув головой, мол, иди, вложил его в пальцы сокольничей перчатки, вытянув руку по направлению к Хенне. Та подрала добычу еще немного – просто из вредности, отвернувшись, но затем всё-таки взлетела, захлопав крыльями, преодолев несколько метров за секунду, и вцепившись Александру в указательный палец, усаживаясь и принимаясь за мясо, отрывая куски, проглатывая и не забывая в перерывах вскрикивать, озираясь – отпугивая потенциальных конкурентов и заявляя свои права на добычу.

Барон подобрал птицу из травы – выглядела та неважно, как, впрочем, и любая другая ястребиная добыча. Рваные раны от таких когтей, как у Хенны, выглядели весьма непритязательно – перья выворочены, внутренности наружу. Но экземпляр неплохой… Всё-таки у него будет, что принести к костру под вечер. Герда, тем временем, тоже получив кусок мяса, в качестве моральной компенсации  за несколько шлепков крылом по морде, снова взяла след. Судя по всему, звериный – собака пошла низом, к лесу, и, остановившись на опушке, теперь вопросительно поглядывала на человека.

Никаких крупных следов фон Дермент не увидел – во всяком случае, таких, которые могло бы оставить что-то большое и очевидное даже для полного профана в чтении следов, и, пожав плечами, послал собаку дальше. Возможно, Герда нашла заячий след – это было бы логично, рядом с полем, за которым вполне возможно обнаружить скирды сена. С зайцем они вполне могли бы справиться, так что упускать возможность смысла не было.

4

Собачий брех выдернул остроухого из забытья столь стремительно, что разведчик чуть не вскочил на ноги. К счастью для него, дрессировка организма в академии проходила ничуть не хуже обучения медведей в цирке, а потому тело даже не подёрнулось при испуге. Вслушавшись, остроухий отметил удалённость лая от собственной позиции, и смог вздохнуть свободнее. Кроме того, звук издавала одна-единственная животина, что явно исключало погоню тех самых обидчивых ребят. Вдохнув и выдохнув, эльф перевернулся на живот, сосредотачиваясь на прослушке пространство больше, чем на обзоре, и внимательно отслеживая различные мелочи.

Собака спугнула... птицу. Что-то не дало уйти пернатой, и её болезненные предсмертные крики раздавались с той стороны. Не пытаясь домыслить ситуацию больше, чем то могло потребоваться, эльф уловил нотки человеческого голоса. Ветер играл против разведчика, и разобрать слова не предоставлялось возможным, но их тон говорил о главном - этот человек явно не из тех. Скорее, из этих. Тембр голоса напоминал, скорее, подростка, чем взрослого мужчину, но этот момент, как и наличие акцента, следовало бы уточнить дополнительно. Разговор его и зверей был непродолжительный, и источники звука направились в сторону разведчика. Собравшись в один чувствительный нерв, эльф был готов спешно покинуть свою позицию. Без бега, конечно же, ведь собака среагирует на это быстрее, чем если бы увидела эльфа. Собственно, на счёт именно этого животного остроухий почти что не переживал: не натасканный конкретно на поисковую работу зверь не столь эффективен, и способен, порой, игнорировать создание с родственным для местности запахом, доверяя нюху больше всего остального. Пожалуй, только лишний звук мог бы привлечь его любопытство, но этим бы всё и ограничилось. Поэтому концепция "картофельная моль в закромах хозяйства" продолжала быть приоритетной.

Шаги спутника собаки удалось уловить не сразу. Слишком лёгкие, чтобы принадлежать взрослому мужчине, что подтверждало мысли о примерном возрасте; при том осторожные, но он не крадётся. Охотник? Вполне возможно. Не самый умелый, правда - Фор даже сто лет назад ходил куда тише по лесам - но, возможно, неизвестный просто не преследовал такой цели. Хээ... Не хочу над тобой думать, - внутренне проворчал эльф. С учётом особенностей людей, охотник будет либо чьим-то слугой, либо сам окажется господином, и тогда начнутся не самые удобные разговоры. Шанс столкнуться с вольным лесничим привлекал ещё меньше, потому что такие человеки всяких бродяг-эльфов не любят на столько, что даже кушать не могут. Но при этом... Уж хоть какое-то общение! - Последние недели две Фор преодолел в гордом одиночестве, и даже жаркий спор с кем-то не самым любезным виделся ему дивной возможностью насытить свой голод. Да и просто получить некоторые ответы, и может быть (может быть!) свести ситуацию с минимумом потерь. А потому эльф сразу же! Остался на месте. Всё же идеи идеями, а поведение охотника лучше проверить до встречи. Звуки ещё многое дадут разведке.

5

- Ищи, ищи. - Александр коротко взмахнул свободной рукой, санкционируя попытки Герды сбежать от него в кусты, снова отвлекся на то, чтобы извлечь из сумки кусочек мяса для Хенны. Ястребу не сиделось спокойно - лесные птицы уже заметили хищника и под сводами деревьев поднялся гвалт из птичьих голосов, на которые Хенна отвечала громогласным криками, грозно топорща крылья и порываясь взлететь без команды, что, конечно, ей сделать не позволяли.

Заяц вылетел из кустарника с такой скоростью, что, не выскочил забним следом собака, барон никогда не поверил бы, что он вообще был - серая, смазанная тень стремительно уносила лапы, спасаясь бегством, совершая невообразимые прыжки из стороны в сторону и сверкая ушами. Дермень ещё секунду постоял в прострации, а затем, коротко и со вкусом выматерив зайца, его заячую мать, собаку, корни деревьев и Инноса, побежал следом. Расстояние нужно было сократить хотя бы немного, прежде чем позволить ястребу взлетать - иначе своевольная птица вполне может броситься не за той добычей, которую выбрал хозяин, переключившись на какую-нибудь иную живность.

Наконец, поняв, что либо сейчас, либо без зайца, и героически прыгнув вперёд, не задумываясь в охотничьем азарте о последствиях, юноша фактически бросил Хенну в зайца - уж ему вслед точно - и ястреб, захлопав крыльями, кинулся в погоню. Если Герда сделает все так, как ее дрессировали, вырабатывая злобу к дичи, то есть будет пытаться броситься с боку, постоянно заставляя зайца бежать прямо - ему уже не уйти... Ястреб быстрее. Так, в общем-то, и произошло - спустя пару секунд раздался животный вопль, в котором приятного было мало, во всяком случае, заячьи крики точно были не самым приятным звуком.

- Вот... Твою мать, так всегда... - Кряхтя и отряхтваясь, Александр кое-как выпутался из ветвистых корней пня, за которые зацепился сапогом, едва перестал смотреть себе под ноги, поднялся, натянул сапог обратно и, прихрамывая слегка, поспешил туда, где, кажется, уже затевалась драка за зайца между собакой, стремящейся придушить страдающее, но ещё живое животное, и ястребом, который без особой спешки продолжал раз за разом рвать зайца когтями. "Не везёт тебе, дружище..." - мрачно усмехнулся себе мысленно фон Дермент-младший, не без желания побыстрее прекратить заячьи страдания, уже вытаскивающий из ножен на поясе небольшой нож и продираясь через очередные заросли кустарника на своем пути.

6

Прослушивание продолжалось, и его результаты всё сильнее успокаивали остроухого. Да, охотник, причём охотник с двумя животными - тут вам и пёс, и некая птица. Юноша - уж точно юноша, теперь это было легко определить - был скорее всего из числа богатых, ибо мог себе позволить производить столько шума из ничего, распугивая дичь и затрачивая усилия для поимки какого-то зайца столько ресурсов, сколько бы средний ловчий потерял для загона кабана. Вообще этот момент был плохо понятен Уриэлю, и он относил его к "непонятным людским увлечениям". Да, азарт можно было понять, но здесь ведь ведёшь охоту даже не ты, а воспитанные тобою звери. Всё равно равно что пить вкусный травяной чай через носок, наверно. Сложно сказать, особенности культуры в этом плане были слишком сложны для текущей ситуации.

И что ещё сложнее - что же делать дальше. Аристократ, скорее всего, отправит остроухого в поход до дальних гор, или приведёт в поместье для грядущих разбирательств. Ни то, ни другое ни капли не устраивало нашего героя, ведь это приводило к усугублению текущей ситуации, которая и так уже на краю. Требовалось что-то более решительное, может быть даже безумное. Что-то такое, что отвлечёт от горячки погони, которая уже повела охотника рядом с лежанкой эльфа. Что-то... Да. Определённо, пришедшая в голову идея была рабочей. В какой-то мере. На самый крайний случай, уж удивление удастся вызвать точно.

Действовать приходилось даже быстрее, чем думать, так что часть повязок на рубахе тут же приказало долго жить во время спешного их разматывания. Болезненный укус кинжалом в мякоть ладони почти не что ощутился, и уж точно не помешал. Смесь измельчённой листвы и травы, немного сока растения, вкупе с щедро сцеженной и размазанной кровью, ровным слоем были использованы для создания "полученной недавно, и не успевшей зажить раной". Создать старую рану вкупе с запах гниющего тела, увы, не получится, но всё равно видок получался то, что прям надо. Чуть растрепав волосы да запрятав единственное оружие поглубже за одежду, эльф с громким кряхтением и шумом встал на ноги. Судя по крику зайца, зверьё охотника в ближайшее время точно не изменит точки своего внимания, а сам ловчий совершенно не готов к грядущему представлению. То, что надо

- Тут... Есть люди?! Спа... Спасити! - Выпалил остроухий, постепенно поднимаясь над кустами затем... Нет, не осветить своей могучей голой грудью окружение. Чтобы упасть вновь, на сей раз - на спину, с тупым взглядом куда-нибудь в небо. Как предполагал наш герой, добивать его на месте всё же не станут, и в числе будущих трофеев с охоты он тоже не попадёт. Но если, всё-таки, тут бродит некий особенный ценитель, то данная тактика помогала избежать неудачного (и удачного в том числе) броска оружия, которым может создать на теле нашего героя вполне себе реальное ранение.

7

На охоте может случиться всякое. Можно встретить растерзанный труп какого-нибудь животного. Можно нарваться на бешеного хищника. Можно угодить в ловчую яму. Напороться на чужую ловушку и повиснуть на сосне головой вниз. Можно найти остатки менее удачливого охотника. Или столкнуться нос к носу с выскакивающим (пусть и  не так резво) из кустов человеком.

- Тут... Есть люди?! Спа... Спасити! – Едва услышав чужой голос, фон Дермент утратил возможность думать о необходимости добить зайца, его сознание на секунду выключилось, отдав управление рефлексу, одному из тех, благодаря которым люди вообще умудрились существовать. Барон отпрыгнул назад – выломившись из кустов с поразительной скоростью, спиной назад. Вскинул свободную от ножа руку, нашарил на шее шнурок со свистком – пронзительная трель прокатилась по лесу. На свои собственные способности Александр как-то не решился положиться – от неожиданности происходящего и общей растерянности вместо свиста у него мог выйти весьма разочаровывающий и бесполезный звук.

Герда вылетела из кустарника слева, бросилась хозяину в ноги, черным клубком, мгновенно поднимаясь на лапы снова и принявшись вертеть головой во все стороны. Один из важнейших аспектов тренировки охотничьей собаки – во всяком случае, по мнению дедушки Александра – заключался в отработанном механизме возврата собаки к охотнику для его защиты. Вбитым в подсознание животного до той степени, когда собака готова бросить добычу.
Дермент, взяв собаку за ошейник, чтобы не дать ей наворотить дел раньше времени, теперь восстанавливал картину произошедшего. Кустарник, плотный… Голос. Человек. Или… Нет? Слишком высокий? Показалось? Да нет, не могло. Тёмное пятно на чужой одежде. Кровь?

- Эй! – Еще минуту в юноше боролась воспитанная специфическим методом ведения дел семьи осторожность на пару с недоверчивостью и желание всё-таки оказать помощь неизвестному, судя по всему, находящемуся не в самом лучшем положении, но, в конце концов, вместе с собакой барон полез в кусты снова, решив временно отказаться от размышлений на тему «не прилетит ли ему сейчас в живот арбалетный болт» или «не попытаются ли его захватить за выкуп».

8

Первоначальный успех достигнут - Уриэль замечен, и наш герой всё ещё живой и не одинок. По правде сказать, сам Фор, от греха подальше, предпочёл бы убежать от странного создания, которое столь бесшумно выныривает из кустов буквально под носом, но либо человек был не робкого десятка, либо, что более вероятно, он всё же чуточку заинтересовался. К несчастью, в качестве помощника в решении этого вопроса он призвал свою собаку, да ещё столь противным звуком! В этот момент чуткому до слуха остроухому было трудно сдержаться и не кинуть в свистуна, например, сапог. Или его собственную собаку. Или его самого! Впрочем, злостька быстро рассеялась, а телодвижений пока ещё не следовало.

Стало быть, не спешит. Наличие благоразумия радует, - обдумывал разведчик полученный в голове портрет. Отсутствие попыток затравить обретённую проблему собственным зверем, нет угроз и пустословия. Фактически, эльф наблюдал ту работу мысли, которая протекала в голове незримого пока "собеседника". По крайней мере, звуки выдавали все действия охотника и его спутника (спутницы?) в лице/морде его собаки, и в них не удавалось найти агрессии. Оклик кустов простым и ясным "Эй!" также говорило о возможном диалоге. Что же, надо бы ответить! Но сперва разведчик перевернулся на живот, чтобы сделать свой голос глуше, а дыхание - затруднённым.

- Та... Там! - Промямлил Фор в ответ в адресованный в его сторону призыв. Или... Не совсем в его сторону? Всё-таки, мало ли кого мог позвать этот юноша. Может быть, у него тут свидание с прелестницей, и заяц как венчальный дар, а Уриэль тут развалился в кустах. С другой стороны, дамочку-то попроще будет склонить к миролюбию и состраданию, так что начатое дело следовало продолжать в том же духе, - Пропало... Всё! - На этой трагической ноте эльф заглох окончательно, бросая свои бесплотные попытки куда-либо подползти. Посох лежал в траве, нож выкатился из-за пазухи набок, а по могучей - хе-хе - груди размазывался ровным слоем травяно-кровавый след.

Золотое правило: никогда не подозревай в собеседнике идиота. Элементарщина, но сгубила уже многих шпионов, и Фор не очень-то хотел попадать в этот список посмертно-отличившихся. Поэтому, все следы "скороспелых" ран последовательно затирались об траву, чтобы имелись только невнятные разводы, а дыхание становилось, постепенно, ровным и глубоким, как только что очнувшийся из глубокого обморока человек вдруг пришёл в себя. Попытки приподняться на руках сопровождались усталыми "конвульсиями", а лоб, приподнимаясь как у встревоженной собаки, то и дело падал обратно в траву. Аромат от земли исходил, скажем так, весьма приятный, но вот встречать её так раз за разом было не очень-то хорошо. Прошу, решись быстрее. Я так остатки разума в этих кустах оставлю, - мысленно взмолился диверсант да улыбнулся краем рта, после чего, постепенно, начал подтягивать к себе ноги. Поза не самая удобная для лежания, конечно, зато в случае чего можно будет организовать пробежку. По крайней мере, её можно было предположить без необходимости дальнейшего запутывания.

9

- Иннос зажарь твои кишки, откуда ты тут только взялся… - Процедил сквозь зубы фон Дермент, продираясь через кустарник, всё так же придерживая порывающуюся кинуться вперёд собаку, явно намеревавшуюся провести разведку боем а то, может быть, и разведку на вкус – судя по тому, что собака облизывала морду, а на носу висел клок заячьего пуха-меха, который стряхнуть той пока не удавалось, легавая дорвалась-таки до зайца и вполне возможно на этом успокаиваться не желала. - Хенна, ко мне!

Голос у барона сломался уже давно и, к тому же, был достаточно хорошо поставлен, чтобы не подводить в такие вот ответственные моменты – недовольно клокочущий ястреб тяжело взлетел – тяжело, потому что вместе с добычей, зажатой в когтях, и, уронив забитого зайца прямо на голову эльфу как раз в тот момент, когда его увидел Александр, примостился у барона на плече, отвесив юноше очередной подзатыльник крылом. Даже не пришлось прибегать к свистку, слава богам.

То, что это именно эльф, было в общем-то понятно сразу, даже до того, как Дермент, из лишней осторожности носком сапога оттолкнув от излишне для человека стройного тела нож в сторонку и избегая ставить ноги слишком уж рядом с валяющимся посохом (знает он эти палки, которыми сбивают с ног, ага, спасибо, дедушка), убрал зайца в сторону и перевернул «убиенного» лицом вверх. Во всяком случае, за покойника он его и принял по началу, решив, что последние силы неизвестного ушли как раз на крики и на то, чтобы подняться, принимая во внимание первое впечатление «ранен».

Но выходило как раз наоборот – «мертвый» был очень даже живой. Приказав Герде сидеть и не лезть с попытками обнюхать нового знакомца к тому, барон, не решившись ощупывать того на предмет ранений (потому что если не знаешь – не лезь, может, у того наконечник стрелы застрял в сантиметре от сердца, а ты тут такой весь из себя лекарь решаешь его похлопать по «могучей» груди), стянул с пояса кожаную флягу и, не мудрствуя лукаво, примерно треть вылил прямо на отягощенное мукой бессознательности эльфийское лицо (уж точно так оно выглядело для Александра), попутно пытаясь вспомнить, заходят ли эльфийские патрули в Волчий лес и если да, то может ли быть этот вот из этих вот.

10

Эльф с трудом сдержался, чтобы не хихикнуть. Всё бы вам отжарить кого-нибудь в кустах. Ох уж эти люди, вертеп разврата, - после чего застыл окончательно, в позе распластанной лягухи. Даже рухнувшая на голову тушка некого создания (остроухий предполагал, что это была явно не усталая собака) не испортили настроение. Более того, стекающая по волосам и лицу кровь животного придадут бледному лицу ещё более смазанный облик, благодаря чему установить истинное состояние Фора будет весьма и весьма затруднительно. Если, конечно, этот парень не будет из числа тех колдунов, которые способны на уровне мысли отличить живого от мёртвого.

И да, присутствующий тут юноша был далёк от подобной магии, что очень даже успокаивало нашего героя. Кроме того, действия охотника прямо-таки намекали на его исключительную разумность, а с такими, как известно, собственный разум любит выкидывать очень разные вещи. Особенно если кто-то сторонний подтолкнёт в этом направлении~ Но об этом позже. Пока пришлось стоически терпеть собственное кручение-верчение, да показать замазанную травой, кровью и землёй мордаху. Шанс наткнуться на знатока анатомии синдар – крайне мал, так что опознать в нашем герое абсолютно здорового (пусть не совсем вменяемого) эльфа не представилось бы возможным. Собственно, оно и не представилось.

- ПХЫХЫХЫ, - прокашлялся остроухий в ответ на водные процедуры. Никакого уважения к пострадавшим, - с некоторым сожалением, подумал он же. Вслух, впрочем, сказал что иное, - ПХЫХЫ. ПХЫ, - и вот уже затем, продрав глаза да сфокусировав плывущий взгляд, добавил абсолютно сознательное: АААА! – и как дал спиной назад, отталкиваясь всеми конечностями! Недалеко, правда, потому что руки отказали даже раньше ног, которые запутались вследствие неудачного переворота. Единственный защитный жест – выставленная вперёд рука.

- У тебя…вам…вас… Я уже всё отдал! – Решительно пролепетал эльф, отмахиваясь от увиденного как от морока, -  всё утеряно, всё-ё… – с гаснущим (и не спрашивайте, как это изобразить нарочно) взглядом добавил наш герой. Потом последовал вздох, полный бессилья, и остроухий свободной рукой попытался хотя бы захлопнуть свою одежду, чтобы не смущать молодого и…белого?...охотника аналогичного цвета телесами.

Что ж, посмотрим на склонность к спасению, – остроухий понимал, что ни один разумный человек не согласится помочь диковинной зверушке (а что эльфы были для этой личности далеко не самым известной высшей расой, было понятно по первому взгляду). Обманчивая схожесть внешнего вида толкнёт его на нужный путь мысли, эмоционально озвученная проблема «утраты» только зафиксирует нарастающую пропасть. А вот затем… Затем Фор ещё не придумал. В общем-то, что этот охотник совсем не из тех, а даже из тех, уже огромное достижение. Опасного для своей жизни вооружения или сопровождения Фор не отметил, так что особого страха и не было. Остаётся только догнуть имеющуюся линию до какого-нибудь разумного – или не особо – финала, относительно которого можно уточнять свой дальнейший путь.

11

- АААА!
- АААА! ТВОЮ-ТО МАТЬ! - Дермент среагировал именно так, как на его месте, пожалуй, среагировал бы кто угодно на его месте, присовокупив к этому весьма содержательному диалогу несколько довольно-таки грязных ругательств, на которые вряд ли был способен и заслуженный боцман торгового флота, обнаружив нетривиальные познания в культуре городских трущоб, в частности, их диалектов. В эльфа полетела фляжка с остатками воды, собака бросилась вперед, опрокинув хозяина, без особых усилий припечатав существо с непонятным запахом, да еще и вздумавшее вопить, к земле передними лапами, поставив их тому на грудь и принявшись утробно рычать, скалясь, ястреб заверещал, от непонимания происходящего принявшись охаживать хозяина крыльями по голове. Цирк, не иначе.

Хорошо еще, что самообладание вернулось к барону достаточно быстро, чтобы тот нашел в себе не силы, но желание оттаскивать Герду за ошейник - силы-то у него были, а вот желания возиться с непонятным как-то поубавилось. Может, пусть его загрызет нафиг? Нет?... Ну, ладно... . Настало время анализировтаь происходящее - и шестеренки в голове Александра заскрежетали, грозя перестать цеплять друг друга зубцами. Эльф! На окраине Волчьего леса! Далеко забрался от Левиана... Поля Затерии, тут что, у эльфов лежки, как у зайцев? Почему у него такой вид?! Я ни черта не понимаю!

- Что пропало?! Кому отдал?! Какого инносова плевка ты валяешься в кустах в мать его так лесу?! Ранен?! - Барон засыпал вроде бы пришедшего в сознание эльфа вопросами, подступая ближе, что со стороны выглядело не иначе как попыткой затравить ушастого собакой, которая, впрочем, уже успокоилась более-менее и теперь только настороженно смотрела, открыв пасть и вывалив язык, часто дыша, демонстрируя своё беспокойство хозяину и всем желающим. Хенна уже выработала ко всему происходящему философское отношение - грубо говоря, ястребу было абсолютно плевать на всё, кроме мяса в охотничьей сумке на поясе фон Дермента, в сторону которой птица неотрывно смотрела.

Отредактировано Leks Delevry (2018-05-01 16:19:17)

12

Фор был готов на многое! Прям ух, к чему готовился эльф! Правда, первые мысли были "заори ещё раз, в ответ", или "успокой господина касательно мыслей о матери", но всё прервало всего-то одно живое создание. Да-да, собака, которая столь дружелюбно решила поприветствовать остроухого прямо в его лицо, которое до этого ознакомилось с флягой. Если быть точнее - почти ознакомилось, да только вот разглядеть момент отклонения жертвы от снаряда не то чтобы просто. Если быть более точным, то очень даже сложно, ведь пёсик уже прикрыл хозяина собой.

Сам шпион тоже прикрылся, и руки, если бы что-то пошло не так, легли бы крест-накрест на шею и уши зверя. Да, охотник был из диверсанта никудышный, ещё хуже был дрессировщик, но что эльф точно знал - это как максимально болезненным способом показать собаке, что тебя лучше не трогать. Следующим шагом был бы перелом шеи, но с этим уж точно стоило повременить. В конце концов, разговор лицом к лицу с абсолютно пьяным и невменяемым человеком или синдар проходит куда как более неприятно, чем текущая беседа. Рычит и рычит, эльф дрожит и дрожит (к слову, почти что натурально). Посыпавшиеся с неба вопросы игнорировались по причине того, что остроухий прямо-таки гипнотизировался наступившей на него собакой, и не смел даже дышать. Если у него дыхание вовсе не парализовало.

- Хэ-э...
- А нет, гляди-ка, говорить способен. Значит пациент скорее жив, чем мёртв, пусть и напуган. Да, в странной позе и с перекошенным лицом, которое мало чем отличается от гримасы среднего агонизирующего трупа, но всё-таки в своём теле, и, вроде бы, даже в своём разуме. Но напуган! И это было по лицу, которое... Впрочем, неважно.

13

Собаку снова пришлось оттаскивать. Ругать Герду было, в общем-то, бесполезно и бессмысленно - в борьбе между приказом и необходимостью защищать хозяина от всего непонятного победило второе и в целом так и должно было бы быть. Так что, когда обеспокоенно виляющее хвостом животное было снова оттянуто за ошейник от своей «жертвы», Александр опять было решил задать уже озвученные вопросы в менее напряженной обстановке, но тут по окраине леса прокатился шум - конское ржание, собачий лай, свист и гиканье. Судя по всему... Да.

- Сиди тихо! - Прошипел фон Дермент эльфу, то же самое наказав собаке и для верности утыкая, присев, ту себе мордой в живот, чтобы не решила вдруг ответить охотничьей своре. Видимо, у деда дела шли куда лучше, чем у внука - быть может, ушедшие в лес охотники согнали зверя покрупнее, чем заяц. Во всяком случае, сейчас за ним гнались по опушке - и все разом, мать, отец, дед, егерь, слуги... Не то чтобы Дерменту-младшему было какое-то особое дело до полуживого эльфа в кустах, чтобы он не решил выдать его с потрохами и снять с себя необходимость разбираться с происходящим и, возможно, с последствиями (скажем, раненого тащить ему вовсе не улыбалось), но вот прямо сейчас момент был не из лучших.

- Думаю, мы оба не желаем попадаться на глаза моему деду оба вместе... Так ты в порядке, насколько это возможно, или нет? Вид у тебя, мягко говоря, не из лучших. - Убедившись, что в намерения легавой пока не входит больше кидаться на двуногих и прямоходящих, барон наконец уделил внимание ястребу, который нет-нет да молчаливо пихал его крылом в затылок, вручив птице очередной кусок мяса из сумки. В крайнем случае, придётся всё же вытаскивать остроухого из этого леса и тащить к отцу, чтобы тот связался с посольством Левиана...

14

Приказ сидеть тихо и не барагузить эльф принял даже быстрее собаки, замерев в выбранном положении. Только зеленоватые глаза, как лесные жучки, метались туда-сюда в поисках свободного от ужасов пространства, где не будет кричащих, рычащих и хлопающих крыльями. Такового, увы, в ближайшем окружении обнаружить не удалось, ещё и со стороны грозили подъехать более шумной компанией. При звуках ватаги эльф, казалось бы, побледнел даже сверх всякого приличия, мало чем отличаясь от средней такой бледной поганки. Не исключено, что и на вкус он был та ещё гадость.

- Да. Нет. Не знаю. Дед сочтёт нашу встречу...чем-то запретным? - Голос остроухого ещё дрожал, но говорить он уже мог, а не только "ыхыхы"-кать или издавать иные, той же степени разумности, звуки. Помотав головой, юноша пригладил грязь на своей груди, - ранен? Нет, кровь не от ран. Я только устал. Я...долго шёл, очень долго, - парадокс, но тут даже лгать не пришлось. Путь, который отмахал наш герой в последнее время, впечатлил бы даже требовательного отшельника, - слышали про Ломоун'Осов Михаэль, Первый Пламень? У нас, в Левиане, дар огня считается чуть ли не запретным, ибо появляется редко и несёт с собой ярость сожжения. И хотя никто не может запретить его пробуждения, носителей подобного просят...удалиться, уйти в сторону. Ломоун отказался от такого...предложения, и решился на невиданное - пройти путь от Серебряных Доков до Монастыря Огня лично, где уже осел до конца жизни. Я... Я решил попробовать повторить его подвиг, - юноша осенил себя знамением церкви Огня, как бы в подтверждение озвученных слов. Чуть замявшись да потупив взор в пол, эльф добавил уже тише, - не совсем получилось. Не смог вернуться, принести Щепу Факела. Её забрали... Они. Ulamari Бандиты? Они были там, - последовал взмах в ту сторону, откуда Фор не так давно прибежал. Ну как не так давно... По внешнему виду - только пять минут назад упал, а по факту прошло уже два-три часа. При всём своём желании, отыскать именно в том месте тех самых "злодеев" будет не сказать чтобы просто. С другой стороны, есть ведь собака. И птица. И вообще целый отряд всадников.

Сам Уриэль теперь был согласен на абсолютно любой расклад, который только мог случится. Самым худшим вариантом оставалось лишь пленение местным бароном или кто-тут-за-главного в лице того самого деда, но если даже он особый ценитель эльфских рабов или слуг (а таковых среди людей хватает, даже в Мистериуме, как бы они не таились), то Фор бы потерял всего пару-тройку дней своего пути, за время которых потребовалось бы реализовать побег, но уже с конём и припасами. Соответственно, свою судьбу наш герой полностью вручал охотнику - как-никак, это его могли осудить за связь с остроухими, хе-хе.

15

- Что? – Александр удивлённо-вопросительно вскинул брови, а, когда до него дошло, что именно имеет в виду эльф, только ухмыльнулся. – Нет, моя семья достаточно свободных нравов. На самом деле ответ куда проще – сейчас охотники разгорячены погоней и вполне могут принять тебя за лесного разбойника, с которыми у деда всегда был короткий разговор. Не уверен, что успею выкрикнуть «Это не враг!» прежде, чем в тебе окажется его копье или болт из арбалета его адъютанта.

Отшутившись, фон Дермент выслушал историю своего невольного собеседника. Судя по всему, тому досталось достаточно, чтобы эльф сейчас желал только одного – чтобы всё закончилось как-нибудь само собой, хорошо и, желательно, без его прямого участия. Монастырь Огня, значит… Да, вполне правдоподобно - хотя об упомянутом (или упомянутой, Белиар разберет эти эльфийские имена) «Ломоун'Осов Михаэль» Александр ничего не слышал – это было понятно по некоторой озадаченности на лице юноши. «Ярость сожжения» так вовсе отразилась при упоминании тяжелой тенью, сделав черты этого лица куда жестче, чем они могли показаться поначалу.

- Так тебя ограбили… Сколько их было, ну, этих «бандитов»? Где на тебя напали? «Там» - недостаточно, опиши место. Наверное, какая-нибудь лесная тропа? – Александр задумчиво всмотрелся в указанную эльфом сторону. Да, можно было организовать небольшой конный отряд – но конница в лесу уязвима, производит много шума и мало пользы, во всяком случае, обычная. Дед командовал не совсем обычной – но здесь её не было… И стоит ли взывать к помощи столь шумным способом, как охотничий рог? Александр скосил на него взгляд - вот он, висит при правом бедре, на случай действительной опасности.

- Оружия у тебя что-то не видно, эльф. Видимо, паломничество обязует его не носить и только потому тем несчастным удалось провернуть то, что они сделали? Вставай. – Дермент было протянул собеседнику руку, шагнув к тому – но на запястье немедленно перебралась Хенна, решив, что на плече у хозяина ей неудобно, так что Александру пришлось протягивать уже другую.

16

Эльф было улыбнулся, как упоминание расстрела вернуло его в стабильно-угнетённое состояние. Вот уж охота у местного населения, - внутренне усмехнулся Фор. Может быть, его и там подобные молодчики поймали, просто менее разборчивые и более горячие? Кто их знает... Точнее, шпион предполагал с большей долей приближения, что обычные ловчие уж точно не станут шарить по карманам "спящей" жертвы, попутно стараясь её связать, но вкусы искателей наживы могли быть весьма своеобразны. Такие даже в кусты могли полезть, не задумываясь.

- Огонь сохранит, - уверенно заявил юноша, принимая помощь. Встал он с большей опорой на свои ноги, чтобы охотнику не пришлось бы ощупать аномально крепкие предплечья, которые однозначно намекают на некоторые способности, - спа~сибо, - протянул остроухий, не без некоторого затруднения удерживаясь на ногах, в стороне от собаки и птицы одновременно. Сперва спросив дозволения, он решил вернуть себе кинжал и посох - верные спутники бедняка, - я... спал. Сильно устал с дороги, и решил прикорнуть под раскидистым деревом в стороне от крупной тропы. Я не хотел заходить в Иридиум, и думал пройти сразу до "клубка" после Затерии.Там дешевле, - "клубком" называлось переплетение трактов ниже Иридиума, где сходились торговые дороги с Левиана и Заросшего ручья. Любопытно было отметить, что остроухий воспользовался местным названием этого явления - приезжие, обычно, именовали его перекрёстком. Туда, из этих мест, вело две крупных тропы, и обе, так или иначе, находились в указанном взмахом направлении, - их было двое, оба крупные и сильные. Пока один обыскивал мою дорожную суму, второй хотел стянуть мне ноги. Но я сплю в обнимку с посохом. Так спокойнее, я его взял ещё с монастыря, и он уже услышал мои молитвы, - и скорее всего, остроухого безбожно обманули, потому как палка она и есть палка, даже если она "святая". Обычное развлечение именитых церквей, где продают хоть щепу с короны Друида-Светоча, хоть зуб самого Инноса.

- Дерево был... Дуб, точно дуб. Помню ещё пару желудей, которых я хотел забрать с собой. Этерия подобные дары ценит больше, чем другие мои покровители, - похоже что остроухий был ещё и очень деятельный, потому как плоды деревьев ещё только-только начали назревать, и висели на ветках. Залезть, собрать, слезть... Не самое тривиальное занятие для усталого, - стало быть, в том районе они безобразничают. Но я не помню, сколько я бежал - очень уж сильно испугался за свою жизнь. Думал, что они не одни, и ещё привели дружков с собаками. Ухуху, - опасливо выдохнул эльф, с тревогой оборачиваясь назад как бы опасаясь услышать следы тяжёлых сапог за спиной. Но пока там было тихо и спокойно, и только ветерок привычно напевал листве свою негромкую песнь

17

- Удивительное дело, эльфа в лесу застали врасплох. – Александр недовольно поморщился, услышав описание грабителей. Крупные, сильные. Знают лес, так как наткнулись на валяющегося под деревом эльфа в стороне от тропы – зачем с неё сошли? Скорее, шли через лес в стороне от проторенных троп... Охотники, не брезгующие грабежом? На их месте барон побоялся бы стражи, возможно, явившейся по душу разбойников рано или поздно, и не оставил эльфу бы его жизнь. Мёртвые не разговаривают, особенно если тех прикопать где-нибудь в кустах – не найдут еще долго, а если и найдут, то скорее всего уже по частям, зверье-то…

- Оставайся здесь и постарайся вспомнить, откуда бежал и как долго. Судя по всему, парни, которые с тобой мило поболтали недавно, еще поблизости, но в отличие от нас в этом лесу явно не первый раз и не второй даже. – Юноша подобрал зайца, щелкнув по носу потянувшуюся было за тушей собаку заячьими же ушами и, с грехом пополам определив, в какую сторону ему идти, быстрым шагом двинулся обратно из леса. – Найду челядь, возьму кое-что, пока охотничья эта ватага безумная не вернулась обратно и не забросала меня вопросами, как, да почему, да зачем и какие у меня связи с чумазыми эльфами. Нечего гоняться за лиходеями по всему лесу с голыми руками. Потом найдем то место... Попробуем тропить след, если Герда его возьмет.

Дермент оставил своего нового знакомца без особой надежды на то, что, когда он вернется, эльф еще будет там, где его и покинули. Вполне могло статься так, что остроухий решит, что сейчас его придут неволить и потащат разбираться в город, какого это демона он бродит по лесам, какие щепы и какие еще разбойники, возможно, выяснять всё это не без использования силы… Да еще к тому же Александр промахнулся мимо места рандеву – вместо того, чтобы привести его обратно, как было велено, собака взяла не тот след и притащила хозяина к месту расправы над зайцем. Так что, в общей сложности, отсутствовал барон чуть меньше получаса… Зато с собой принёс пару свертков. И теперь цеплялся ими за кусты, ругаясь сквозь зубы.

18

Фор только и смог, что пожать плечами в ответ - схватили и схватили, что ж поделаешь. Сам Уриэль не то чтобы не предполагал такой поворот событий, но всё же наглость тех личностей казалось поменьше. Забрали бы суму дорожную, да пошли бы себе дальше зарабатывать гроши. Дело, как говорится, житейское, и резать подобных молодчиков из кустов было утомительно, скучно и абсолютно безблагостно. Куда веселее вот, пробежка и неожиданное знакомство, с вкраплением новой истории к уже имеющейся.

А история была куда интереснее, чем успел озвучить шпион. Хотя бы потому, что действующих лиц там было куда больше трёх, и компания была не то чтобы бандитами, но, скажем так, источниками бандитизма. Ленивое равнодушие и тишина пред лицом нарушения, из-за чего преступник начинает действовать смелее, была нормальным "светом" той среды, из-за чего там и появились Тагр с Уликом. Нет, сами по себе это люди неплохие, и даже шпион нашёл бы для них должное применение, да только вот негласный лидер тех бродяг-"спасителей" Вецелах был совершенно слабым и безвольным человеком. Единственное, что в нём было опасного - неизвестное происхождение и характерное поведение, из-за чего Уриэлю и пришлось спасаться бегством. И так уже, когда-то, чуть не попался в руки "паломнику", который хоть и оставил своё "грешное" дело, однако вот от всех связей и друзей не отказался. Хех, а ведь с другим аристократом под рукой этот вопрос уже можно решить~, - мысленно усмехнулся наш герой. Как-никак, а своя свора и челядь явно не у среднего жителя Империи водится.

Так что эльф, едва его оставили, завалился "спать" обратно в кусты. Всё же бегать пришлось немало, ходить и того больше, так что лишний отдых никогда не будет лишним. Куда сложнее было "вспомнить" дорогу, по которой эльф трагически убегал. Ещё и "как долго". Ещё и поблизости ли! Неизвестно что сочинили эти молодчики в оправдание собственных действий. Хотя, какие там оправдания? Судьба одинокого эльфа, который шёл на некотором удалении и в гордом одиночестве, мало кого взволновала бы, так что удивление могло быть обращено только в пользу появления новой сумы. Да тут уж, как говорится, кому как повезёт, мало ли что на дороге валяется.

Вот фляга, например. Пережив бросок и злостное обливание остроухих, она ещё содержала в себе достаточно влаги для частичного омовения лица и груди. Чтобы сохранить свой "жалкий" вид, Фор рискнул скинуть перчатку с повреждённой руки - кожа там до сих пор была истончённая, словно бы только вчера он спешно смахивал алецтаз с ладони. Как бы не пришлось пережить нечто подобное повторно, - с усмешкой подумал эльф. Встретить своего "спасителя" было решено на ногах - всё же шума от охотника было столько, что его даже самый ленивый разведчик бы заметил.

- Я готов троить след! - Уверенно заявил наш герой вместо приветственного слова, - и вспомнил - оттуда бежал! Ещё об п-пенёк больно ударился, - рука указывала в сторону чащи и второго тракта. Дубов там в окрестности не сказать чтобы много, особенно "раскидистых", да вот все они на некотором удалении от троп.

19

- Отлично. Тогда осваивай - и двинёмся к тому месту, где ты разминулся с этими товарищами. – Барон тоже побрезговал приветственным словом, вместо этого бросив эльфу один из свертков. Сверток оказался заботливо укутанными в грубую и жесткую ткань луком (с обратным изгибом, тяжелый, тугой, даже на вид – вяз?) в налучье, и совсем уж небольшим колчаном, на десяток-полтора стрел, не больше. Тетива, естественно, снята и обмотана вокруг одного из рогов лука – рекурсивный, усиленный рогом, с декоративной резьбой. Ушки под тетиву шелковую потертые, заметно невооруженным взглядом – точно не предмет декора дворянского родового гнезда.

- Ну а чего ожидал? Птица кольчуги не носит… - Дермент только плечами пожал на вопросительный взгляд – почти половина стрел в колчане оказалась снабжена срезнями, остальные – вразнобой, и «лепестками», и классическими треугольными. Нашлась даже стрела-свисток. И только четверть несла на себе иглоподобные шила бронебойных наконечников. Плечами пожал, ответил, да занялся прилаживанием на пояс совершенно не благородного вида клинка, появившегося из второго свёртка, похоже, наспех намотанного, чтобы незаметно стащить из-под носа у слуг – вроде бы как и шпага, если на гарду смотреть да эфес, да клинок больно широк, почти в три пальца шириною, и украшений нет никаких, ни серебра, ни позолоты даже.

- Не хотелось бы… Да придётся. Ты вот что, эльф, надеюсь, не против смертоубийства? А то ведь молодчики те наверняка на переговоры не пойдут с нами, если найдем  - что уже под вопросом. Не стоит, значит, и пробовать договориться… Я бы денег предложил – да вот кошель протянешь и засадят в печень нож, как пить дать. Пострелять бы нам этих двоих из кустов, по-хорошему. На это не особо надейся – только учусь. Хотя, против оголодавшей босоты, меня хватит, пожалуй. Но только если один на один. – Барон коротко хлопнул по эфесу кавалерийской шпаги, говоря о ней «это» именно о ней, которая явно была ему не по руке – видимо, отца или, что скорее, деда. «Свою-то мне было не за чем брать, на охоту ехал, не с зайцами же мне фехтовать» - ответил бы юноша, если бы его спросили, как да почему.

- Звать-то как? – Наконец, дошел до этого вопроса Дермент-младший, которого, на самом деле, мало сейчас интересовало как представление себя самого, так и принадлежность этого вот эльфа. Его куда больше занимал вопрос бродящих под носом у местных десятников стражи (а ведь тракт рядом!) неизвестных, промышляющих разбоем.

Отредактировано Leks Delevry (2018-05-07 19:04:45)

20

Освоение предложенного началось с этапа "а что это такое вообще?". Точнее, что это такое-то эльф знал, а вот за что браться и как его едят, вопрос был уже куда как менее очевиден. Сперва он взял его, исходя из логики, чтобы плечи смотрели от него. Присмотрелся к плечам, подождал от них взгляда в ответ. Что-то не то, определённо! Взял наоборот, оценил удобство этой хватки. Выходило уже чуть получше, так что можно было оставить этот вариант как рабочий. Успокаивающе помахав рукой юноше, остроухий приступил к натягиванию тетивы. Описывать весь этот цирк, состоящий из одного покрасневшего всеми частями тела актёра, не имеет особого смысла. Последнее, что стоило ещё хоть капельки внимания - это размещение колчана так, что все стрелы чуть не высыпались ещё на моменте надевания.

- Вууух. Это какие птицы такую тяжесть просят? - Заглатывая воздух всей грудью, переспросил эльф. Да пожалуй даже оба эльфа, потому как Фор, пусть и понимал глупость собственных действий, всё же не улавливал необходимости в таком вот чуде оружейной мысли. Самого простого лука хватает, чтобы подойти к дичи на пятьдесят-семьдесят шагов, и на этой дистанции шиловидная стрела пронзит любое оперение. Можно предположить, что данное оружие используется для охоты на кого побольше - например, дичь разбойную и двуногую - но этот вариант пока оставлен в стороне. А может быть, наш охотник очень уж "горяч", хе-хе, - усмехнулся Уриэль. Всё же не каждый согласится с одним оборванцем идти карать других оборванцев.

- Уб-бийство... - Остроухий протянул это слово растерянно, словно бы не понимая всего смысла сказанного. И немножко опасаясь того, что этот смысл прямо-таки прямой, без всяких аллегорий, - е-если тень отступника заслоняет твой Пламень, то нет греха в том, чтобы избавиться от неё, - с некоторой толикой фанатизма добавил остроухий дальше, осеняя себя уже более агрессивным символом - знаком кары еретиков и прочих паразитов веры, - и х-хорошо будет уб...убрать из кустов, да. Я не совсем чтобы закончил обучение с луком, - это было видно не то что невооружённым глазом, тут даже бы слепой смог уловить некую неправильность происходящего. Всё же не каждый эльф есть лучник, и не каждый стрелок будет хорош в своём деле. А с босотой стоит обращаться осторожнее, их понимание ценности жизни отличается от нашего, - хотел было сказать разведчик вслух, но передумал. Во-первых, уникальный опыт столкновения с чернью забудется ещё не скоро, а слова жалкого "наставника" не стоят даже того времени, которое бы он затратил на их проговаривание.

- Я...эм...людям проще обращаться ко мне как "Квилэк", - и вновь мысленная усмешка. Да, собственноручно нести "наказание" было излишне, но если уж охотник настаивает, то пусть будет так. Всё же суды людей, на сколько слышал мельком наш герой, весьма благосклонны к высокой крови, и как-то мало прислушиваются к мнению снизу. Для текущей ситуации такой расклад идеален.

Куда как менее прямо пошла дорожка охотников. Эльф "заплутал" уже после пенька, после чего "с трудом" вспомнил о проторённой тропинке, по которой было проще бежать. Потом небольшой овражек, который притаился за кустом орешника, и куда "проводник" чуть не рухнул с головой, потом панический выстрел по злобному силуэту (при ближайшем рассмотрении это была перекошенная берёза). Хватило всякого, стоит сказать, пока не удалось придти к дубу. Опознать этот дуб удалось лишь после нарезания двух кругов вокруг, и определения места сна остроухого по вытоптанной траве и остаткам разодранной рубахи. Под головой лежала, - пояснил Квилэк, не забыв про обиду в голосе. Это ведь как так-то, целую рубаху оставили! Точнее, не совсем чтобы целую, и огрызок был чуть больше ладони... Но оставили ведь!

21

- Ну… Это у деда нужно бы спросить, на кой черт ему стрелы супротив кольчуги понадобились в охотничьем туле. Может, молодость вспоминает, сейчас-то он в отставке. Воевать довелось, а в свободное время разбойничьи ватаги гонял, со скуки, видимо… Лук тяжел, признаю, но других не было. Мог бы арбалет принести – но про эльфов-арбалетчиков лично я не слышал. Уж извини, если ты стал жертвой моего представления об эльфах. – Барон изогнул бровь, наблюдая за борьбой между оружием и стрелком. Победа последнего не выглядело слишком уж уверенной… напоминало первую попытку Александра забраться в седло и хотя бы поднять кавалерийскую пику.

- «Убрать». Не «убить». «Убрать». – Фон Дермент ухмыльнулся, наклонив голову, так, что искры заинтересованности в его глазах разглядеть стало трудно – вот уж словечко подобрано верно… Убрать грязь с дороги, ага. Разбойники – как раз та самая грязь, о да. Презренные люди. – Звучит прямо как в какой-нибудь завиральной книге про ассасинов, собравшихся забраться в замок и перерезать всю стражу, чтобы поутру открыть войску, осаждающему его, ворота. Ну да ладно. Идём, куда ты там вспомнил… Квил. Надеюсь, ты не против сокращения, иначе я себе язык сломаю. Странное у тебя имя. Меня, кстати, зовут Александр. Сокращай на своё усмотрение. Обойдёмся без титулов.

Дермент коротко дёрнул Герду, всё это время смирно сидевшую у ноги хозяина, за пристёгнутый уже поводок – и, скомандовав «Ошую!», двинулся вслед за своим провожатым. Эльф оказался взбалмошным что ужас, петлял, менял направление раз за разом в попытках понять, как и откуда он вообще вышел. Александр его не винил, конечно, когда убегаешь спросонья от ограбивших тебя лиходеев, вряд ли тебе есть дело до того, чтобы запомнить, как потом встретиться с ними еще раз… Но всё-таки найти место, где состоялось ограбление удалось. Хотя эльфу досталось несколько нелитературных выражений, которыми барон прокомментировал его злостное нападение на корягу. Правда, шпага тоже покинула ножны и остаток пути находилась у Александра в руке…

- Оставили... Ну и дурни. Это им будет стоить дороже, чем предполагали. – Барон за ошейник подвёл собаку к вытоптанной траве – легавая с некоторой неохотой зарылась мордой в неё, чихнула, принялась кружиться на месте, пытаясь понять, что именно от неё требуется… С третьей или четвертой попытки животное, наконец, уяснило, что от неё требуется найти не эльфа, к которому Герда подбегала всякий раз после команды «Ищи!» и гордо садилась, мол, вот, а тех, чьи слабые запахи еще оставались здесь. Наконец, собака коротко взлаяла и пошла низом – как если бы искала дичь. Только дичью были люди. И ждать никого в планы её не входило – оставалось только быстро идти следом.

22

Дед у этого юноши был большой оригинал, или прям любил оружие побольше да пострашнее. В любом случае, Фор теперь понял первоначальные опасения охотника, когда тот намекал на нежелательность встречи с дворней и родственниками. Собственно, кроме деда явно ещё есть и отец, и дядья, и если каждому выдать по подобному экспонату, то лучше бы наш герой так и остался жить в кустах, обнимаясь с травами и ползущими в ней жучками. С другой стороны, подобная порывистость и склонность к решительным мерам позволит решить некоторые жизненные сложности с минимальным вниманием к себе, любимому. Прям как надо.

Небольшую задержку в лице (или морде?) собаки эльф даже не заметил. Было забавно, что по давно оставленной тряпице она находила того, кто с основным предметом более и не связан, да ещё и благоухает тьмой иных ароматов. Видимо, поспешно я обмылся, - подумал Уриэль, тыльной стороны ладони утирая со лба пот. Да, закономерно... Как вполне логично предположить очередную пробежку. Согласно заранее определённому - только для себя - плану остроухий безбожно отставал на каждом этапе гонки. Всё же голод, усталость, дальний поход. Хватает, в общем-то, причин. С другой стороны, это позволяло идти чуть более удобно, и подкрадываться к Александру сзади. Это не было тайной мечтой синдар, но всё же любопытно было поведение охотника в этой ситуации. Просто так, ради накопления базы событий.

Гуляния, правда, длились недолго - крупная группа движется и без того медленнее двух подвижных преследователей, да ещё и ритуалы отнимали немало времени. "Не забудь поблагодарить Инноса всякий раз, что начинаешь путь. А путь начинается с каждым твоим шагом", - говорил один из Отцов Церкви, и кто-то трактовал его слова на столько буквально, что готовы были и шагу без молитвы не сделать. Вецелах был из числа таких вот показательных "святош", из-за чего подозрение на счёт его личности только нарастало. И так...

- Они, - уверенно заключил остроухий, когда поравнялся с охотником, а тот, хотелось бы верить, смирил своего пса. Потому что если этого не сделать, то вместо двух потенциально "убранных" кусочков грязи придётся говорить с целой толпой бродяг разной степени умытости. Кто-то был совсем беден, другой выглядел чуть получше, третий и вовсе на человека походил, но все как один стояли пред знаменем Церкви, под которым бубнил молитвы мужчина средних лет. Своих грабителей Уриэль отыскал достаточно быстро, используя чистую логику и уже имеющиеся наработки по поведению людей, но вот "Квил" как-то неуверенно мялся и тянул: а те...бандиты. Они где-то... Где-то. Где-то тут, - рука с указующим пальцем гуляла аки жест небесный, что ищет грешников, но пока только неудачно тыкала в совершенно случайных людей. Всего было отмечено тринадцать личностей из двух десятков присутствующих (причём один был пойман в стороне и чисто эльфийскими глазами, потому что мужичок дремал в кустах на фоне общего молебна), но нужных так и не задела.

23

- Хн. Занятно. – Единственная реакция, которой смог дождаться от барона эльф на факт обнаружения противника и несоответствие прежним заявлениям в духе «Всего-то парочка оборванцев». Александр, опустившийся на одно колено и придерживающий собаку за ошейник, настороженно шевелящую ушами и явно ожидающую команд, обшаривал подобие лагеря взглядом. Он, судя по всему, не смотрел прямо на них – знал, что прямой взгляд, тем более, такой, немигающий и тяжелый, люди почувствуют.

Их отделяло от этой странной группы несколько десятков метров редких деревьев и кустарника, так что фон Дермент сделал вывод, что преимущество местности всё еще на их стороне, как и эффект неожиданности. Но этого было явно недостаточно, чтобы победить – так или иначе, им необходимо будет ввязаться в бой, потому что дожидаться момента, когда от группы отстанут именно «нужные» двое, являющиеся грабителями конкретного эльфа, можно до седин. Хотя в случае Александра это будет не то чтобы заметно – в белых волосах и седины-то не особо видно будет…

В отличие от своего деда, Лекс не унаследовал от прадеда его ужасающей интуиции – если Валлен смог бы с одного взгляда найти слабое место этого отряда и предвидеть, как будут развиваться события во всех их многочисленных вариантах, Александр остался без этой незримой поддержки шестого чувства. Его инстинкты были слишком слабыми сейчас, но и этого слабого толчка оказалось достаточно для человека, ищущего любой возможный способ получить дополнительное преимущество…

- Убей… - Шпага в руке фон Дермента поднялась в указующем жесте, иллюстрируя сказанное едва слышным шепотом - …их лидера. Того, кто ведёт этот молебен. Ты непременно должен убить его первой же стрелой, эльф, иначе можешь перерезать себе горло наконечником сам, потому что если он будет жив к началу неминуемой схватки, нам ничто не поможет. Затем продолжай стрелять до тех пор, пока будет возможность. Не отступай. Не ищи себе лучшей позиции. Уязвимость станет нашим козырем. Останься у них на виду.

А затем, вместе с собакой, молчаливо попятившейся за хозяином, барон отступил по своим следам назад – для этого большого умения ходить по лесу было не надо, скрывшись из виду уже через десяток шагов. Догадается ли Квил? Знает ли он о том, как имперская кавалерия ведёт бой? Так или иначе, даже если не догадается, главное – чтобы просто сделал так, как ему сказал юноша. И у Александра будет шанс заколоть как минимум самых слабых, появившись у них за спинами. Вряд ли у необученных оборванцев достанет ума понять, почему именно убийца их главаря (называя так человека, читающего молитвы Инносу, Дермент сделал ставку лишь на секундное ощущение его отличия от остальных) не бежит. Все уроки и наставления тяжким грузом легли на плечи барона сейчас - и ненадолго юноша отступил, оставив вместо себя у руля только холодный, нацеленный лишь на достижение результата, слепок  ожиданий целого дворянского рода.

24

Фор посмотрел на лук, на руки, на кусты, на цель. Ещё раз. Ещё раз и в обратном порядке. Испуганно обернулся, нервно сглотнул, после чего остроухий буквально вжался в землю, усаживаясь на столько низко, на сколько он вообще мог это сделать. Тебе бы только искусителем подрабатывать, - фыркнул наш герой, мысленно обращаясь к своему собеседнику, - ли-бо... Судьёй в ближайшем селении. "Если в отряде вашем есть гниль, то надо убить всех!" Хех, как это мило и радикально, - эльф шумно вздохнул. Ещё раз и ещё раз. Так, покарать обидчиков надо? Надо. Ему эти люди родня? Нет. Но ведь... убийство

Заунывный голос Вецелаха ни сколько не способствовал решительности, если не сказать обратного. Молитвы, обращения к свету Огня, напоминание о том, что только в чистой душе горит алое пламя. Будет ли греховна смерть такого создания, если ты помогаешь ему очиститься? В этот момент задумался даже сам Фор, с пустым взглядом изучая окрестности. Не про данную ситуацию - какую уж тут святые! - скорее, в целом. Но как и раньше, эльф достаточно легко снижал цену чужой жизни, если она никак не влияла на его собственную. В настоящее время, более того, не его желание и не его оружие отнимет у этих глупцов их драгоценную возможность существовать, так что тянуть единорога за хвост?

И первый выстрел... Был на столько провальным, на сколько это вообще можно было провалить. Даже если бы эльф сейчас рухнул в яму глубиной с самый высокий шпиль Метеоритной Цитадели, он и то провалился бы меньше. В общем, стрелу остроухий просто уронил, а натянутая тетива с глухим "поньк" ударила по предплечью. Сильно не хватало товарища рядом, который бы убеждал "терпи боль, щщщенок!", но, к счастью, остроухий справился и сам, издав только "ай, какая досада", добавив к этому ещё пару нелестных эпитетов. Боль отрезвила и обозлила, благодаря чему второй выстрел всё же был успешным.

Только вот последствия от него, скажем так, оказались чуть менее логичны. В общем-то, о какой логике идёт речь, когда твой командир погибает, а ты сам, из оружия, только деревянной ложкой владеешь? Так что едва "первосвященник" опал на землю с стрелой, которая на локоть в его грудь вошла, остальные в ужасе бросились в рассыпную, прочь и по направлению к выстрелу. Следующие две стрелы подбили и настоящих виновников трагедии, после чего стрелок, поддавшись общему настроению, бросился прочь. Забыв об услышанном совете, эльф забыл и про стрелы, и про лук (оставив их, правда, при себе), и вообще про всё на свете, предпочитая бросится прочь. В его сторону, правда, побежал всего-то один человек, который вылетит на юношу-аристократа, да там, скорее всего, и останется.

25

- Я вас переоценил. Но ничего. У меня найдётся место даже для такого ничтожества, как ты. - Всё произошло как раз так, как себе представлял эльф - на пути у кинувшегося в его сторону запаниковавшего оборванца вырос барон. Вышагнул из кустарника откуда-то сбоку - тяжелая шпага глухо свистнула, лязгнула, проскальзывая по пальцам, отбрасывая руку с зажатым в ней ножом, больше по случайности, чем специально - а дальше человек напоролся на лезвие сам. Клинок забрался тому под грудную клетку почти на ладонь - острие пробило желудок. Дермент перехватил шпагу обеими руками, вдавливая сталь в чужое тело еще глубже - пока клинок окончательно не увяз где-то в груди жертвы.

Герда пронеслась мимо в жутком молчании - уши прижаты к голове, пасть приоткрыта, голова наклонена чуть вниз. Кажется, нагнала кого-то из шайки
- вскрик, хруст, глухое, утробное рычание, мерзкий звук вырываемого куска плоти. Скорее всего, вцепилась в глотку и вырвала кадык - для легавой, бывавшей и на волчьей охоте, поведение вполне нормальное. Александр, тем временем, уже вытаскивал из мертвого тела оружие - в несколько приемов, одним рывком-то ему этого сделать не удалось, клинок зажало судорогой не самых мощных мышц, но и того хватило, чтобы лезвие застряло. До самого последнего хрипа из агонизирующих легких и последнего толчка крови изо рта, барон не отводил от своей жертвы взгляда - холодного, с металлическим отблеском. лишенного выраженных эмоций. Склонился над убитым - прикрыл тому глаза, вытер рот рукавом охотничьей куртки. Теперь это просто труп, каким бы дерьмом не мог бы оказаться член разбойничьей ватажки,и нет ни единого повода не оказать телу хоть какие-то почести...

- До встречи на другой стороне. А пока я понесу твои надежды и разочарования на себе. Как и многих других еще, видит Иннос... - Пробормотал себе под нос юноша, отходя и оттаскивая от тела еще одного человека, метрах в десяти, Герду - хоть собака и повиновалась беспрекословно, фон Дермент должен был сделать это так, как и сделал - достаточно грубо, еще раз утверждая место животного подле себя приказом. И самые верные псы могут потерять рассудок, если позволять им чувствовать вкус человеческой крови. Особенно, если они голодны.

- Нельзя просто бросить тела здесь. Что будем делать? - Барон вернулся к своему вынужденному напарнику. Судя по всему, о том, чтобы преследовать разбежавшихся оборванцев, речи не шло - во всяком случае, прямо сейчас. В попытке догнать всех они просто потеряют и самого медленного да заплутавшего... Молчаливый вопросительный взгляд требовал от Квила ответа на не нуждающийся в прямом озвучивании вопрос - есть ли среди тех, кто пал, искомые.

Отредактировано Leks Delevry (2018-06-12 12:53:55)

26

Эльф сидел в кустах. Пожалуй, к этому состоянию он привык на столько, на сколько это вообще возможно. Пожалуй, сидение в кустах для него было куда как более естественно, чем все происходящее вокруг. Эти крики, замятня, голодная пасть собаки... Облава была устроена на столько хорошо, на сколько Уриэль в принципе мог "сыграть" в доступном ему образе. И тем не менее, какая-то тень беспокойства витала у него над головой. И причиной этой тени были "союзники".

Пса остроухий не винил - глупо ограничивать дрессированную убийцу в момент преследования трусливой добычи. Немного больно было наблюдать за тем, как живое тело становится мёртвым благодаря клыкам зверя, но это было куда как менее любопытно в сравнении с поведением юноши. Он убил... Легко? Не то чтобы. С удовольствием? Казалось бы, что-то в этом есть. Фор не удивился бы подобному в случае встречи на поле боя, в подворотне или ином достаточно мрачном, пропитанном кровью, месте. Но здесь, после охоты, с столь тяжёлым духом паники бегущей толпы? В этом было что-то совершенно ненормальное, далёкое от чистой и быстрой смерти, которую рейнджер нёс своим жертвам. Впрочем, кто б ему запретил заниматься подобным, - мысленно фыркнул наш герой, вспоминая пиетет власть имеющих по отношению к аристократии. Забитых насмерть, загрызанных и подстреленных простолюдинов даже считать не станут, если только властитель местных земель не пожелает.

Религиозность была... Чуть менее интересна, лишь штрих на рваной картине полученного образа. Сама "молитва" отличалась от тех, которые Уриэль слышал или возносил в своей жизни, но тут уже ничего не поделаешь - другое общество, другая культура. И если остроухий и понимал причины, которые сподвигали к возникновению именно такой формы, то принимать он их не спешил, предпочитая наблюдать со стороны. Вот как сейчас, например. Правда, обращение в его адрес всё же вынудило побледневшего "стрелка" покинуть своё убежище. И в первую очередь он действительно хотел бросить всё и вся, просто бежать! Но нет, всё же какая-то сознательность в нём осталась. Так что первым "бросил" лук. Мысленно, конечно, потому что бросить как бросить не давала окровавленная сабля в руках Лекса.

- Д-да, стоит, - начал говорить эльф, постепенно прерываясь для нервного сглатывания, - стоит заняться ими раньше, чем... Зверьё. Или что похуже, - чем больше страх - тем шире глаз, так что остроухий явно видел бродящих вокруг голодных монстров, которые так и ждут чтобы поживиться свежим мясом. И стоит признать, некоторые создания действительно могли оказаться куда ближе, чем представлял себе охотник, - т-те, двое. Во-от они. Их сжечь, - уверенно, с толикой фанатичности, порешил остроухий, - свет пламени Вознесения очистит их души от грязи сотворённых дел. Оставит шанс... На Небесный Чертог, - последовал натужный вздох, - но нужны будут помощники. Дрова. И...молитвенник. Я ещё плохо знаю ритуалы, - повинился "Палач", возвращая лук владельцу.

27

Дермент окинул взглядом место «битвы», пересчитав трупы, пока Квил требовал их сжечь. «Проповедник», двое виновников трагедии помятого эльфа, неудачник, попавшийся на зубы Герде и еще один оборванец, которого походя заколол он сам, не желая рисковать собственной печенью или спиной, если бы у оборванца оказалось вдруг оружие, которое ему бы не хватило навыка в хаосе произошедшего разглядеть. Это был просто… Превентивный удар. Минимизация рисков. Почувствовал ли он хоть что-нибудь? Юноша прислушался к себе – нет, ничего. То есть, совсем. Поднял шпагу, взглянул на мутное отражение в заляпанном начавшей уже сворачиваться кровью зеркале полированного клинка.

Вот он – совершенно бесстрастный, ни о чем не сожалеющий, смотрящий точно так же холодно и расчётливо, кто-то другой, а не Александр фон Дермент. Кто-то, кого создали для выполнения целей, обеспечивающих выживание рода фон Дерментов его мать, отец и дед. В основном, конечно, мать, но всё же… «Не важно, что нужно будет сделать – ты сделаешь» - напомнил ему голос матери где-то на краю сознания.

- Да, не важно, что нужно будет сделать… - Сумрачно повторил барон сам себе, почти не слышно. Например, ему нужно было убрать свидетеля всего произошедшего. Сейчас? Коротко рубануть эльфа, вытянуть поперек шеи клинком, пока тот говорит о молитвеннике? Если бы воля Александра была послабее, он бы, возможно, принял этот вариант. Но вместе с взращиванием в нём навыка делать то, что необходимо, матушка сама того не особо желая развила в нём кое-что еще. Невероятно сильную волю. Выбирать, что ему нужно, а что ему не нужно – будет только он. Александр фон Дермент, не его маска, предназначенная для грязной работы.

- Хорошо. Сожжём их. Всех. Теперь это просто трупы, Квил, кем бы они ни были при жизни. Ни к чему позволять им гнить в земле или в желудках падальщиков. Ступай, обыщи это подобие лагеря, забери, что у тебя украли и то, что тебе, в принципе, может понадобиться. – Юноша коротко взмахнул клинком, стряхивая с него кровь и, вытерев о траву то, что еще осталось, вложил шпагу в ножны. Снял с пояса охотничий рог, повертев тот в руках и, набрав в лёгкие воздуха, поднёс его к губам. Низкий, рокочущий звук рога, выпевающего сигнал «ВСТАВАЙ, ПОЖАР, ОГОНЬ, ВРАГИ», старый, как сама Мистерийская Империя, прокатился по лесу. Почти сразу ему ответили другие рога – один откуда-то из глубины леса, другой – как раз с той стороны, в которую проследовала уже виденная эльфом кавалькада во главе с дедом юного дворянина.

Дермент дал всего лишь один такой сигнал, не два и, не дай Иннос, не три – что значило, что ему просто требуется помощь, но не слишком срочно. Впрочем, вряд ли это смутит деда – Валлен вполне мог бы предположить, что внуку просто не хватает времени на повторение сигнала… так что Александр решил оставаться поближе к эльфу. Всадники дедушки могут идти быстро даже по такому лесу, а копошащегося посреди трупов остроухого, как раз там, откуда звучал сигнал о помощи, могли понять не совсем верно.

- Не беспокойся. Никто не будет закатывать тебя в колодки, но в усадьбу придётся все же съездить. Нам понадобятся написать свидетельствующую о произошедшем грамоту и отправить её в столичный суд, чтобы в будущем не было проблем… К тому же, возможно, это встряхнет заплывших жиром стражников и они отправят пару патрулей, чтобы шугнуть мелкие разбойничьи шайки. Можешь использовать вымышленное имя… В конце концов, вдвоем мы здесь не управимся до ночи. – С визгом откуда-то сверху на голову барону спикировала Хенна, ястреб принялся колошматить юношу крыльями по голове – птица требовала себе очередную порцию мяса за факт того, что она вообще вернулась. Хенну Александр отвадил от себя последним куском мяса из сумки и тоже решил порыться в чужих карманах. Мертвым-то их содержимое уже ни к чему.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Июнь 17075 года. Затерия, границы Волчьего леса. Лекс, Фориуэль


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно