FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №2. Конец июля 17084 года. Югос. Вэлдрин и Мия.


№2. Конец июля 17084 года. Югос. Вэлдрин и Мия.

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

[float=right]http://sg.uploads.ru/NiRkp.png[/float] Гурин Окам - вифрэй из Ордена Зрячих, ранг: Зоркий. Приблизительно три года тому назад без вести пропал на задании в пустыне Нуар, где-то в Шедиме. На протяжении этих лет Орден тщетно пытался отыскать следы своего пропавшего агента, однако результат был нулевой. Прискорбной потеря была не только в факте утраты сородича, да ещё и представителя Ордена, но и в том, что Гурин, он же просто Рин или «Зелёный», являлся сильным магом-метаморфом, искусным мастером рукопашного боя. Но даже звериная сила и магия природы не уберегли его от провала на одной из опаснейших миссий...

Гурин Окам стал рабом.

За три года в рабстве он сменил нескольких хозяев, каждый из которых отмечал достоинства своего нового приобретения. В конце концов, Гурин оказался в Торговой лиге и был выставлен на аукцион. Крепкий, молодой вифрэй (идеальная жертва для одинокой рабовладелицы), отличающийся одарённостью в магическом искусстве - такой товар оценён был не дёшево, но и собрались тогда обладатели кошелей не особо худых. В конце концов, в ходе торгов был выявлен победитель - некий ману астар, выходец из влиятельной семьи. Выложив круглую сумму, чернокожий эльф забрал себе сей лот и утащил в родные подземелья.

Так Гурин Окам угодил в Азол-Дип, во владение знатного Вифин'джау - Вэлдрина Мэлайрина.

***

Югос - столица Речного края империи. Вэлдрин уже бывал в этом городе, но всякий раз его заносило сюда не под собственной личиной. Посещения эти, в прочем, носят довольно редкий, очень редкий характер. Игры с оборотным составом всегда имеют за собой определённые риски. Праздное захаживание не стоит того, точно так же, как и трата ресурсов и времени на сотворение достаточно сложного в приготовлении эликсира. А ведь нужно ещё добраться до города через враждебные мистерийские земли, которые, нынче, охраняются бдительнее в виду разворачивающейся войны с Марагором. В прочем, это, пожалуй, меньшая из проблем для неуловимого, быстрого и незаметного Ви'джау.

В качестве "маски" в этот раз выступал недавно приобретённый вифрэй с зелеными волосами и шерстью. Занятный опыт прогулки с хвостом, пришлось даже учесть наличие этой зелёной пышности, подбирая одежду. Но в этом плане дроу был готов заморочиться чисто ради эксперимента - почему бы и нет? Не всё же расхаживать под обликами мерзких, смазливых синдар или ничтожных людишек? Одет дроу-вифрэй был довольно непримечательно, с плащом и капюшоном - выделял его из толпы разве что цвет волос и хвоста, которые всё же укрыть целиком было проблематично.

Улицы Югоса. Ману астар под видом вифрэя беспрепятственно проник в город. Самое сложное позади, осталось заняться теми делами, ради которых сюда и прибыл. Один деловой разговор, встреча с информаторами и, наконец, приобретение кое-каких очень редких реагентов, наличествующих в Югосе благодаря близости и выгодной торговле с Левианом. Кое-что куда выгоднее приобрести в империи, нежели чем в Торговой лиге, и раз сейчас здесь - нужно воспользоваться возможностью.
С основными делами Вэлдрин покончил относительно быстро. Состав будет действовать ещё около четырёх часов, но с собой, на всякий случай, имеется запасной флакон с оборотным зельем. На всякий случай. Сейчас на очереди были торговые ряды, куда вифрэе-дроу и направил свои стопы.

2

[float=right]http://s7.uploads.ru/FWu6Z.jpg[/float]Всего несколько дней назад лисица повстречала старого знакомого в левианских лесах – поиски заповедной полянки неописуемой красоты, о которой ей не раз доводилось слышать, успехом не увенчались. «Шанс-то был, но… но настроение испортили два хладных трупа!», – раздражённый взмах хвостом и даже негодующее притоптывание ногой по ни в чём не повинному тракту. Разочарование затопило Мию, как и осознание, что лето-то подходит к концу! Следовало успеть как можно больше, на одной из последних точек её путешествия был юго-запад Империи. Югос.
– Какой город!.. Чуть менее отвратительный, чем Кардос. Но ненамного – порт он и есть порт, куча воришек и толстосумов варится в одном котле, – рассудила лисица, бодро расталкивая толпу зевак. На небольшой площади зрела неясная толкучка, а природное любопытство не позволило пройти мимо – сердечко так и сжалось от страха не узнать, не посмотреть, и вообще не-.
На скрипучем помосте лихорадочно расхаживал беловолосый вифрэй в маске, отдавая указания на родном языке. Вокруг него возводились неуклюжие, но подкупающие своей незамысловатостью для здешних мест декорации. От родной речи лисица мигом растаяла и навострила ушки, работая локтями и пробиваясь в первые ряды, прижимая к груди лютню, кабы не сломали. Когда на сцене тренькнул крар и полилась капель флейты стало понятно – в Югос пожаловали каталийские театралы. Звучавший напев Мия знала и широко заулыбалась: эту песню ни с чем не спутаешь.
Мотив был горячо любимый и вифрэйка сама не заметила, как начала слегка подыгрывать беловолосому, тоже схватившемуся за свою лютню. Голоса артистов на сцене сливались, имитируя мелодию природы: за лёгким тропическим дождём звенело пение птиц и шорох листвы, сквозь которую яркой нотой вёл песню масочник. Когда песня подошла к концу и артисты затянули другую, вытягивая из толпы ребятишек на сцену, Мия немного отошла, тоскливо улыбаясь. Она и не думала, что её так ела тоска по дому.
«– Тебе надо развеяться – того и гляди разревёшься от обиды на весь белый свет. И мангостинового варенья сто лет не ела, и в нормальном лесу столько же не была», – поддел её внутренний голос – вечный и неумолкающий собеседник, разумная сторона души лисицы. Хотя какой разум у души, по ней сразу видно – вот эта хвостатая думает лишь сердцем. Да и то не всегда – так, под настроение.
В поисках этого самого «развеяться» Мия зашагала по улицам. До вечерних выступлений в кабаках времени оказалось достаточно. Какой-то воришка стащил у неё несколько медяков, пока она не могла отвести взгляда от артистов – ну, да и пусть – она стащила ещё столько же по дороге к торговым рядам. «Озабоченные люди, всё бегут куда-то по своим делам, а за карманами не следят», – дотащившись до рынка с карманами, набитыми медной мелочью, лисица уже обратно развеселилась, запрятав тоску по Каталии в серебряный медальон, в свою очередь спрятанный под одеждой.
Да, на рынке человеков оказалось больше, чем она ожидала; сколько народу бывает только в выходной день. А в летний сезон следить за днями недели оказалось так сложно и необязательно, что это оказалось для Мии неожиданным и не то чтобы приятным сюрпризом – за своим добром пришлось следить вдвое внимательнее, чтобы не остаться без лютни или лихо срезанной сумки.
Едва оказавшись в этом живом, полном ругани и спешки муравейнике лисица первым делом шагнула к прилавку с замками. С другой стороны оказался ехидный вьюноша такого разбойничьего вида, что покупать замки здесь она бы поостереглась. Но они были ей и не нужны – после непродолжительного хождения вокруг да около Мия вышла из словесной перепалки с комплектом отмычек – свой она давным-давно потеряла по пути в Аклорию, а новый приобрести сумела только сейчас. Расставшись с заработанными чужими потом и кровью монетами, лиса зашагала к алхимикам: предстояло пополнить припасы полезных травок, а где это сделать, как не в Югосе? В Иридиуме затребуют за товар цену вдвое больше! А то и вовсе продадут подделку… Воспоминание об этом разбойнике Сиро, совсем свежее, ведь их повторная встреча была всего несколько дней назад, заставило покраснеть Мию от кончиков ушей. От досады на своё простодушие, свою глупость и за то, что вместо чудесной полянки «неописуемой красоты» она опять ввязалась в авантюру. «И как такого из Левиана не попёрли-то, а. Какой из него разведчик, пф. Бандит!»
Приобретя парочку болотных вьюнков, лисица незаметно прихватила с прилавка ещё столько же бесплатно и перешла к следующему ряду. Тут её внимание привлёк уже не товар, но покупатель. Вифрэй! В здешних местах их водится существенно меньше, чем в Кардосе, разве что вот такие «любопытствующие» приключенцы как она да колесящие по югу Империи театралы заглядывают. Хвост, выглядывающий из-под плаща, был такого насыщенного зелёного цвета, что Мие захотелось познакомиться стало интересно взглянуть уже на всю картину – с ушами и глазами. На своей памяти она встречала только одного такого вифрэя, но едва ли он оказался бы в таком месте в такое время, если только не…
Охотничий азарт тут же вспыхнул в янтарных глазах. Лисица загорелась желанием заглянуть в сумку вифрэя, точнее – что-нибудь из неё спереть. Если её поймают за руку, получится даже лучше – они вместе посмеются над ситуацией, Мия успокоит своё любопытство и они разойдутся по своим скучным делам.

Отредактировано Мия (2018-04-15 13:28:51)

3

Находясь, буквально, на вражеской территории, ману астар не мог позволить себе терять бдительность. Даже имея столь надёжную маскировку, он должен был оставаться настороже. Вопрос безопасности - всегда один из важнейших. Однако, что могло угрожать ему среди лавок, ларьков и магазинчиков в провинциальной столице?

Шаловливые ручки? Следопыт быстро среагировал, не забывая в прочем, где находится. В обычной ситуации провернул бы резкий рывок на себя, бросок на землю, а затем - по настроению. Либо мгновенно выхватить лук и стрелу, либо нависнуть сверху, схватив за ворот. Сейчас же ограничился крепкой хваткой и быстрым разворотом. Как уже стало привычно - поводил хвостами, сделав несколько резких взмахов. Поднимая немного руку, тем самым отодвигая ту подальше от сумки, быстро оглядел девушку. Довольно симпатичная, с хорошей фигуркой, приятной глазу формами тела и необычным стилем в одежде, что, в прочем, для Вэлдрина было не совсем понятно - он ведь не особо осведомлён о вифрэйских стилях в одежде. Контакты с этой расой были не столь многочислены, увы.
http://sg.uploads.ru/NiRkp.png
- Мхех, неужели заблудилась? - улыбнувшись, поинтересовался Рин под личиной зелёного вифрэя, тут же отпуская руку той. Его мимолётный взгляд коснулся отпущенной руки, словно бы намекая о чём речь. - Понимаю, бывает. У самого иногда руки обнаруживаются в чужих сумках, да карманах, - добродушно посмеялся псевдо-вифрэй, ловко обыгрывая свою роль. Он ещё раз обвёл взгляд фигурку девушки, мельком, быстро возвращая взгляд к глазам. «Хе-хе..»

Отредактировано Вэлдрин Мэлайрин (2018-04-24 19:26:51)

4

Лисица была приятно удивлена реакцией вифрэя и с удовольствием попалась в ловушку, испытывая при этом лёгкую гордость за бдительного собрата и легкомысленное веселье. Да, веселье! Её настроение стремительно подскочило до отметки «всё прекрасно» и так там и обосновалось до очередного скачка. Попытавшись вывернуть руку из чужих лапок, Мия сразу же перестала вырываться (да её вскоре и отпустили), поймав знакомый взгляд. Очень хорошо знакомый…
– Гурин! Гу-ури-ин! – воскликнула девушка, легко проскользнув мимо покупательницы, заинтересовавшейся товарами и мешавшей ей на пути, и кинулась на шею вифрэю. – Гурин, ох Войлар, я так давно тебя не видела, – лисица крепко обняла друга, ткнувшись ему в шею и чуть-чуть привстав на цыпочки, стараясь сгладить разницу в росте. Да, Окам был её хорошим знакомцем! Мягко говоря.
В последний раз они виделись в 17080 году, когда Мия под его патронажем выполняла задание на севере Ардении, в Катон Оре. За это время они успели прекрасно поладить, лисица была в восторге от ядовито-зелёного наставника и смотрела на него полными восторга и удивления глазами. Вот он – пример для подражания и первая серьёзная влюблённость. На которую, правда, не ответили взаимностью… Вскоре Гурин отплыл на тайное задание куда-то на большую землю: не зная подробностей, вифрэйка изводила себя тревожными мыслями, а спустя два года, так и не дождавшись весточки, отправилась изучать тонкости магии в Аклорию. И сейчас воспоминания о весёлых деньках на Каталии нахлынули на Мию с новой силой – со множеством тёплых вечеров, уютных переживаний (ведь они остались в далёком прошлом) и не самых безопасных поручений Ордена, которые они успели выполнить вместе.
– Как ты здесь оказался? Ты совсем сгинул – за четыре года ни весточки! – тыкнула его в бок вифрэйка, борясь с желанием прямо здесь накинуться на него со всеми упрёками и новостями о своей и чужой жизни, рассмеяться и разрыдаться одновременно – она и правда соскучилась. – Ты… ты меня не узнаешь? – как-то неуверенно переспросила лисица, с лёгким ёканьем в сердце и опасливым любопытством в глазах вглядываясь в лицо Гурина. Она наконец немного отстранилась от вифрэя, лишь ухватив его за рукав, словно боясь, что он убежит, но затем смутилась, покраснела до кончиков ушей и отпустила его окончательно.

5

Не сказать бы, что Вэлдрин оказался удивлён тем, что его подставную личину узнали. Уж коли имел наглость соваться в город людей таким образом, должен быть готов к соответствующей ситуации. И Ви'джау, безусловно, был готов. Не просчитать подобный риск было бы совсем глупо! Так что "узнавшая" его вовсе не заставила растеряться, лишь призвала собраться, сосредоточиться получше на своей роли и на происходящем.

Псевдо-вифрэй обнял девушку в ответ, изображая растерянность вперемешку с неуверенной радостью. Довольно забавное сочетание эмоций для дроу, благо Вэлдрину удалось довольно неплохо спародировать их. Всё-таки Мэлайрин подготовился к своей вылазке во враждебный его народу город. Разумеется, была готова и легенда. Уж коли вифрэй попал в рабство, вполне можно было сыграть по банальному, но в то же время удобному шаблону - амнезия. Потерявший память, потерянный среди песков и таких же рабов... В конце концов некоторые рабовладельцы, если имели такую возможность, и впрямь практиковали стирание памяти у своих подневольных.
http://sg.uploads.ru/NiRkp.png
- Четыре года, да? - улыбка ненадолго угасла, теперь же на показ вылезла толика грусти. Печальное обстоятельство - быть оторванным от близких на столь долгий срок. Рин вздохнул, проведя ладонью по лицу. С пару секунд он печально разглядывал вифрэйку, после чего резко "прогнал" невесёлые думы. - Очень смутно. Прошедшие годы были непростыми, мне чудом удалось выбраться... - пара резких взмахов хвостом, что уже были отрепетированы Вэлдрином. В такт движению зелёной пышностью покачал головой. - Я почти ничего не помню, но твой образ... кажется, я вспоминал... - неуверенно говорил он, словно бы продираясь сквозь туман забвения. Он мягко улыбнулся девушке, скрывая ту коварную ухмылку, что могла бы явить себя на лице злобного ману астар, не играй он сейчас в эту игру. Если предположение окажется верным... что же, ситуация может обернуться интересным образом.

6

Янтарные глаза лисицы светились беспокойством и радостью от неожиданной встречи. И, возможно, именно поэтому она не сразу сумела понять, что имел в виду Гурин. Мгновения прошли в гнетущей тишине – вокруг вифрэев сгущались шелест толпы и шумы рынка, а Мия не знала, куда себя деть. «– Он тебя не помнит», – сердце пропустило удар, а лисица поспешила опереться на всё тот же прилавок, от которого хвостатые не удосужились отойти, перекрывая обзор на товары другим посетителям. Но сейчас это волновало Мию меньше всего; её подсознание, коварный внутренний голос продолжал череду издёвок: «– Что тебя больше всего пугает: то, что на задании он пострадал и потерял память или то, что он тебя забыл? Эгоистка, ни капли беспокойства о том, кто столько для тебя сделал!» Вифрэйка нервно взмахнула хвостом и встряхнула головой, рассыпав каштановые волосы по плечам в том ещё беспорядке. Наивная попытка избавиться от мыслей. «Ложь. Нет!»
– Отойдём. Здесь шумно, – «Мне нужно подумать, хорошо подумать, а этот гомон толпы так бьёт по ушам» Окинув тревожным взглядом вифрэя, Мия взяла его за руку и быстро вывела с рынка в укромный проулок, где они могут спокойно поговорить.
– Ты… ты не помнишь даже это? Он при тебе? – лисица слегка оттянула ворот рубахи (держащиеся на честном слове верхние пуговицы ветхой одёжки отлетели, но она этого даже не заметила), оголив шею и ключицу. На слегка загорелой коже особенно ярко выделялся серебряный медальон с особой символикой – причудливым узором Ордена. Побрякушка Мии отображала её статус в среде Зрячих – Прозревшая, обычный ранг для вифрэя, которому многому предстоит научиться. Девушка хорошо помнила медальон Гурина – когда они с последний раз виделись, он уже был Зорким. – Я не верю, что даже такую важную вещь ты мог забыть! – боясь словить непонимание на лице лиса, воскликнула хвостатая, скрестив руки на груди. В мыслях она уже успела себя накрутить и обеспокоить не только состоянием Гурина, но и тем, в курсе ли вообще Орден, что приключилось с их собратом? А сама она-то в курсе?..
– Ми. Мия Апетри. Мы были… близкими друзьями до того, как ты покинул Каталию, – вымученно улыбнулась лисица, приводя рубаху в относительный порядок и опираясь спиной о стену какой-то лавки. Камень приятно холодил спину, но не особо помогал в охлаждении рассудка вифрэйки – она не знала, с чего начать разговор, как себя вести, раз он её совсем не помнил. А хотел ли помнить? Что он тут вообще делает?.. Мию всё не отпускало беспокойство, и она решила повнимательнее наблюдать за Гурином – таким знакомым внешне и таким неправильным. Эта неправильность улавливалась краем глаза и сознательно лисицей не признавалась, но, если она проявит чуть больше бдительности, может её заметить. Впрочем, какая тут бдительность.

7

Иногда случаются любопытные неожиданности. И нет, речь не о столь удачно отлетевших пуговицах, что не могли не привлечь мимолётный взгляд к слегка приоткрываемому, пикантному виду. Демонстрировали, собственно, и не то совсем. Некий медальон, значение которого было не известно Вэлдрину. Он, кажется, уже видел когда-то нечто подобное, но понятия не имел, к чему оно вообще могло относиться. Это ведь может быть как популярное среди молодых вифрэйских пар украшение, так и какой-нибудь отличительный "жетон". В прочем.«Птица Рух... Что она может означать для вифрэев?» - играть в потерявшего память легко, но для большей надёжности не помешают хоть какие-то "воспоминания", чтобы укрепить фундамент веры в воссозданный образ. Мелочи способны выдать несоответствие, но если прикрыть их чем-то положительным и в то же время подтверждающим истину, удастся отвлечь от этих, как покажется, незначительных деталей.

- Медальон, - задумчиво молвил Лже-Гурин, позволив себе мимолётно коснуться его. Он внимательно разглядывал его (на самом деле не только его, но делал это незаметно), словно пытаясь вспомнить. - Он был у меня не долго. Когда его нашёл второй хозяин, он забрал его, - на ходу сочинил Вэлдрин, изображая толику неприязни к тому "хозяину", о котором шла речь. - Я мало помню с того момента, как оказался в рабстве. Словно бы всю мою прошлую жизнь стёрли, остались лишь самые крохи. Не знаю почему, но я сильно дорожил им, - рассказывал "вифрэй", имея в виду утраченный медальон. Всё дальше в тему амнезии, обыгрывая скудную информация, что была уже предоставлена. Но сколь долго образ будет сохраняться на должном уровне достоверности? Для потерявшего память можно сделать скидку, но если оригинал и рисунок будут сильно расходится...

- Мия, - попробовал на вкус названное имя, затем ещё раз, и второй. «Близкие друзья, да?» - дроу внутренне ухмылялся, но внешне его мысли никак себя не проявляли. Напротив, он старался быть немного растерянным, словно блуждающим в тумане едва сохранившихся воспоминаний, и сопереживающим, мягким к вифрэйке, что выражал взглядом и осторожной улыбкой. Не самые привычные мимические движения, но Вэлдрин умел выставлять на показ то, что нужно. В конце концов, ему и в Ману Зуале это нередко приходилось делать.
- Я... кажется помню, - словно бы что-то вспоминая, говорил Зелёный, но в то же время проявлял какую-то неуверенность к своим словам. Он сделал шаг к ней и расстояние между ними было уже совсем незначительно. Внимательный взгляд проникал в янтари, словно бы пытаясь отыскать в них нечто, чего не хватало столь долго. Рин чуть наклонился к ней, слегка потянув носом воздух, осторожно принюхиваясь - жест странный разве что только для тех, кто не являлся вифрэем. Дроу повезло заметить эту занятную деталь в привычках некоторых вифрэев и даже понять её, ныне используя в своих целях. Ведь запахи многое могут подсказать вифрэю, навеять нужные воспоминания. Правая рука, словно невольно, потянулась к лицу девушки, касаясь её щеки.

8

«Он не помнит Орден, даже Орден забыл», – лисица не отрывала взгляда от Гурина, в янтаре глаз плескалось искреннее сочувствие. Она была уверена: нет ничего хуже, чем жить в отрыве от всего, чем ты когда-то дорожил, и даже не знать, что именно это было. – «Потеря памяти его сильно изменило, совсем другой» Другой – но всё ещё тот же Рин, которого она знала. И теперь бросить его в Югосе без всякой информации, поддержки, помощи Мия не могла. Не хотела – у неё было полно времени, чтобы провести его с пользой для вифрэя. Может, и с памятью сумеют что-то решить! «Если это не магия. На Востоке всё продаётся и всё покупается – что мешало кому-то купить стирание памяти для способного раба? Раба…», – лисица поёжилась, чувствуя, как по коже проходят мурашки от мыслей о том, через что хвостатый прошёл.
– Рин... как же ты так? Ты был возмутительно талантливым и опытным во время моего обучения в Катон Оре, – укорила его Мия и сама себя прервала, переводя взгляд с руки вифрэя на него самого. Этот невинный жест всколыхнул дальние закоулки души лисицы, стряхнул пыль с давних чувств, и сейчас она чувствовала себя так же потерянно как и четыре года назад. «Что же ты вспомнил? Как отверг меня и укатил на задание? Как мы оба чуть не облажались, а потом я втайне лечила тебя, чтобы нам не попало?» – от вставших перед глазами эпизодов лисица ностальгически улыбнулась и отвела взгляд. Правда, мгновением позже она уже мягко спросила, опасаясь разбередить рану: – Как ты сбежал? Тебя выкупили? Что ты делаешь в империи?..
По выжидающему взгляду вифрэйки, её жестам и языку тела было видно – у неё куда больше вопросов, которые она могла бы ему задать, но Мия сдержалась. Больше всего она боялась, что ей начнут лгать, преуменьшать то, что довелось пережить, или тешить её надеждой, что её помнят: «Скажи, скажи мне как есть – правда не такая важная и ценная вещь, чтобы скрывать её!» 

9

«Обучение? Хммм,» - весьма занятная деталь, дающая больше пищи для размышлений. Кого же могли обучать у вифрэев, кто отличен особой силой и талантливостью? Разумеется, для Вэлдрина не секрет то, что его новое приобретение является весьма умелым магом природы. Обстоятельства попадания в рабство, однако, остаются под вопросом. Некий вифрэй, сильный маг, попал в рабство в Шедиме... «Это можно обыграть с пользой для себя...»

«Занятная реакция,» - продолжал в тайне изучать невольную собеседницу Вэлдрин, отмечая каждую деталь её поведения. Он не стал отступать, оставаясь близко к вифрэйке, но руку убрал, завершив свой жест аккуратным поглаживанием щеки. Лже-Гурин на секунду закрыл глаза, устало и иронично усмехаясь. Вифрэй словно бы старался принять наиболее расслабляющий вид, с налётом доброй усмешки над былыми неудачами. В конце концов, сейчас то он свободен (нет)!
http://sg.uploads.ru/NiRkp.png
- Это необычная история, - Зелёный задумчиво смотрел на Мию, словно вспоминая то время. - Меня продали в Ману Зуал, одной из тамошних жриц, кажется, - дёрнул левым ухом, беспокойно замахал хвостом, имитируя нервность и тяжесть нахлынувших от воспоминаний эмоций. - Мою магическую силу оценили, потому я был не среди основной массы рабов, выполнявших грязную работу, но среди более привилегированных. Это отчасти помогло мне сбежать, - продолжал рассказ Рин. - Был организован побег, нас было девятеро. Один из нас - дроу.

10

Теперь лисица не могла поверить своим ушам – это был даже не Шедим, много хуже. Кончик хвоста вифрэйки возмущённо подрагивал, а уши невольно прижались к голове – на какое-то мгновение, вскоре она сумела взять себя в руки и ужасаться молча и без особых истерик. Пожалуй, теперь Мия взглянула на мага совсем по-другому – сбежать из Ману Зуала представлялось ей совсем нереальным. Что уж говорить, если дроу для неё были чудовищами из страшных сказок. Сказок, которые никогда не оканчивались хорошо!
– Да ты благословлённый Войларом, Рин! – проглотив очередную порцию вопросов, воскликнула вифрэйка. Несмотря на пережитое другом, она не могла не восхититься, что он сумел пережить всё это и не сломаться, остаться живым. Правда, пусть и не совсем целым – не физически, так ментально… – Дроу? – резкий скачок интонации, голос словно сел. – Ты связался с дроу – это очень, очень скверно.
– Вы ведь распрощались после побега? Тебе больше ничего не угрожает? –
допытывалась вифрэйка, в процессе ещё раз цапнув Рина за руку больше по привычке, чем из необходимости его куда-то дёргать, и сразу отпустила. Сейчас она напоминала лисёнка, пытающегося устроить разнос умудрённому лису – взбалмошная, беспокойная, отлепилась от стенки и теперь не могла найти себе места, хотя по узкому переулку от стены к стене. – Мне это совсем не нравится. Ты один и без памяти в большом городе, да ещё и дроу где-то шатается… знаешь, я бы не удивилась, вбреди ему в голову перерезать всех вас, сбежавших вместе с ним. «Свидетели. Или это было подстроено?»
Чуть-чуть успокоившись, Мия подняла валяющиеся у стены лютню и сумку и закинула их обратно на плечо, опасаясь их от переизбытка эмоций позабыть:
– Тебе есть, куда идти? Ты где-нибудь остановился?

11

Страшная слава темнокожего народа распространилась весьма далеко, затронув и хвостатый народ. С ними было, конечно, проще - простодушие и определённая нейтральность в политических вопросах сглаживает ситуацию, тем не менее полностью её не исправляет. Тем более, что лисы дружат с синдарами.
Зелёный хмыкнул, чуть ухмыльнувшись - ситуация и верно скверная, правда что исключительно чудом спасся. В прочем, это ведь всё сочиненная на ходу фантастическая история! И её ещё предстоит сделать истиной как для вифрэйки, так и для этого Гурина - настоящего, разумеется. Зарождалась в голове Вэлдрина одна хитрая мыслишка, но пока не ясны были все её перспективы.

- Не совсем, - отвечал касательно вопроса про прощания с другими беглецами. Лже-Гурин усмехнулся слегка грустно. - Некоторые из нас лишены были памяти и идти некуда. Большинство разбежалось, нас же осталось трое. Я, девушка из Торговой Лиги и... дроу, - Рин внимательно наблюдал за реакцией девушкой. Импровизация шла полным ходом и приходилось на ходу соображать дальнейшие действия.
- Угрозы больше нет, - поспешил заверить псевдо-вифрэй. - Тот дроу... он в некотором роде был одним из нас. Не раб, но заключённый тёмного мира дроу, - пояснил Рин, внутренне усмехаясь над подобной глупостью. Но почему бы не попытаться её разыграть? Обыграть образ дроу-отступника, решившего бежать из чудовищной и жестокой родины. Печальная, грустная история может сыграть, позволяя обзавестись занятного рода связью. Но как оно ещё будет обыграно - было пока не ясно. Талантливый маг природы, проходивший некое обучение, а после сгинувший в Шедиме - что же за тем кроется? Что означает символ на медальоне? Просто так навряд ли вифрэй стал бы соваться в страну ассасинов, по крайней мере подобное казалось сомнительным - не та страна, куда захочет соваться хвостатый народец. В любом случае связи - это всегда хорошо и ману астар не спешил отказываться от подобной возможности.

- До недавнего времени я считал, что мне некуда идти, - признался Рин, после чего благодарно улыбнулся. - Однако, Войлар благоволил нашей встрече. Кажется, я получил свой шанс вернуться к утраченной жизни, - говорил он негромко, пристально вглядываясь в глаза девушки.

12

Лисица скептично посмотрела на Гурина и неопределённо взмахнула хвостом, всем видом говоря: «Дело твоё». Своё мнение о коварных и злых дроу она оставила при себе, искренне надеясь, что более вифрэй сам это понимает. И сведёт эти опасные контакты к минимуму. Правда, в итоге град занудства и ворчания на голову хвостатого всё же посыпался (что поделать, если лисица так выражала свою заботу):
– «Заключённый мира дроу», – ядовито передразнила Мия, обойдя вифрэя со всех сторон, а в конце осмотра внаглую цапнув вифрэя за подбородок и поводив им в разные стороны, разглядывая, не ранен ли Рин. «Вроде цел. Чудеса, наш Зоркий и впрямь у Войлара за пазухой» – Рин, ты себя-то слышишь? Если он изгой – тем хуже для тебя, тебя и ту девицу могут сдать. Продать за прощение и восстановление статуса. Или как у них там всё устроено – не менее наворочено, что у синдар или у тёмных, – снисходительный фырк был завершением отповеди.
Отпустив вифрэя и оставив его в покое, лисица отошла на пару шагов и выглянула в переулок, задумчиво вертя ушами в разные стороны и подметая хвостом каменную кладку улицы.
– Без памяти… не уверена, что к утраченной жизни ты сможешь вернуться, – оборачиваясь, обронила Мия. – Ты знал многое, о чём нельзя говорить в таких оживлённых местах. И вообще лучше не говорить вне Каталии. – Инстинктивно она коснулась амулета, видневшегося в разрезе потрёпанной рубашки. – Наверное, хорошо, что ты всё забыл; теперь ты ничем не рискуешь, не связан ни обещаниями, ни долгом – шанс начать новую жизнь! Может, даже здесь, в Мистерии…
– Но, если попросишь, я расскажу тебе всё, что может помочь тебе вспомнить, – промурлыкала вифрэйка, немного грустно улыбаясь. – Вечереет. Я первый день в городе, надо раздобыть монет на ночлежку, совсем об этом забыла после такой… удивительной встречи. Сродни чуду, вот уж правда, – заглянула в глаза вифрэю Мия, с интересом пытаясь вычитать, о чём он думает.

13

Рин понимающе улыбнулся - его история могла показаться крайне неправдоподобной (тык наглая ложь же!). Ману астар предстоит сыграть более тонко, если он захочет как-то удачно разыграть ситуацию, благо - девушка сама предлагала поведать всю требовавшуюся информацию. А если ещё и местечко удачно подобрать...

«Знал многое,» - и вот оно, что говорит, что мысль была верной. Нужно ловить выгоду за пушистый хвост, пока не убежала. А значит - в трактир, какой-нибудь хороший, обязательно с качественной выпивкой. Придётся слегка побродить, чтобы попытаться сориентироваться.
- Да, я хочу вспомнить всё, - решительно отвечал Зелёный. Он смотрел ей в глаза, она в его - дроу постарался изобразить жажду, стремление вернуться к былой жизни. Светлую тоску по той, о которой скучал, вспоминая по туманным обрывкам воспоминаний. Горечь утраты былой жизни. Радость от сей удивительной, - во истину, - встречи!
- Пойдём, у меня есть немного монет, - улыбнулся Лже-Гурин, предлагая Мие следовать за ним.

Отыскать приличную таверну, снять номер, взять пару бутылок хорошего вина, - ну так, за радостную встречу, конечно же, - после чего уединиться подальше ото всего внешнего мира. И там, наедине, она поведает об его прошлой жизни...

14

– Откуда же у тебя деньги, Гурин Окам? – с ласковой интонацией кошки, собравшейся загнать мышку в ловушку, промурлыкала Мия на вифрэйском языке и взяла Зелёного под руку, позволяя себя увести. Перед этим она не без нахальства сунула ему в руки свою сумку, рассудив, что старый друг не надорвётся, а ей и лютни за спиной хватит. Поиски более-менее приличного заведения заняли какое-то время, так что у лисы было время подумать и сложить кусочки информации воедино; как её учил сам Рин и другие Зрячие когда-то – по частям, из разных источников: поз, жестов, мимики, речи… запаха. «– Вот, что ты упустила – и не заметила, что пах он совсем не так, как Рин, а?»
«– Ошибаешься! Он побывал в стольких местах, где не был до этого, радикально изменил образ жизни. Еда в Ману Зуале или Шедиме уж поди не такая, как у нас. Запах – штука непостоянная», – мысленно возразила себе лисица, но всё же невольно принюхалась, поведя носом, и озадаченно нахмурилась.
«– Будь внимательнее. Детали~»
– Рин, долго нам ещё искать?.. – поинтересовалась Мия, чувствуя, как после дня прогулок по чужому городу начала уставать и была не прочь где-нибудь упасть. Осведомилась на вифрэйском, разглядывая лиса в профиль. «Разве можно забыть родной язык? Или помнит?..»
Однако вскоре хвостатые оказались перед дверьми трактира – на вид приличного, но с такой убогой вывеской, что хоть плачь: название Мия разглядеть не сумела. Дальнейшие шаги были за Зелёным: у кого деньги, тот и правит бал.

15

А вот и первые сложности подъехали - знание языка. Увы, но тут уж поделать что-то было в разы сложнее - даже смежных языков каких-то не было, которые знал бы, чтобы догадаться о смысле фраз. Разве что, пытаться угадывать по интонации и обстоятельствам... И отвечать так, чтобы покрыть сразу несколько вариантов вопросов!

- Хе, занятное было дело! - задорно улыбнулся Рин, отвечая на всеобщем. С вифрэйским действительно была промашка, но тут уж куда не плюнь - разве что за человека промаха не будет. Может пора переходить на язык тела? Вот только до вина дело ещё надо довести.

- О, вот эта подойдёт! - едва ли не сразу, как закончила говорить Мия, заявил Лже-Гурин, тем самым перенаправляя внимание Мии на найденное наконец заведение. Долго задерживаться у дверей таверны смысла не было. Внутри же их ожидало вполне приятное убранство, высокая заполненность зала и даже какая-то музыка. Ману астар быстро сориентировался, выбирая скорейший маршрут к стойке трактирщика. Быстро заполучив ключи от номера и увесистую бутылку вина, Зелёный задорно махнул хвостом и распрощался с парочкой серебряных монет, подсыпав и чутка меди.

Комната оказалась небольшой, довольно скромного вида, но с двумя кроватями. Ничем непримечательный интерьер. Рин взглянул на Мию с легким оттенком печали. «Забыл родной язык? Едва ли...» - дроу мысленно усмехнулся, предвкушая новый акт сего занятного знакомства.

16

Вообще-ето лиса была в праведном негодовании! Проблема в том, что за душой у неё не было ни гроша, а этот Зелёный Хвост умчался наверх так быстро, что возмутиться и отобрать пару монет на хотя бы куриную ножку с чужого стола она не успела. По дороге к комнате лисица, правда, исправила эту оплошность за бесплатно и уже не чувствовала себя самой несчастной обладательницей хвоста на свете.
Мия деловито ступила за порог комнаты и осмотрелась, обежав все углы и убедившись, что местечко было очень даже ничего. Лисица блаженно улыбнулась, раскинула руки и рухнула на одну из постелей, которую застолбила себе. Лютня оказалась забыта в каком-то углу, а вифрэйка размеренно размахивала хвостом, полулёжа развалившись, разглядывая застывшего Рина с чувством всепоглощающей лени. Думать не хотелось – одна близость с кроватью, с мягкой кроватью делала её безгранично счастливой после стольких дней путешествий и мытарств по дрянным ночлежкам.
– Раньше ты не любил вино~ Вообще вроде не пил, хотя я могла просто не замечать – ты частенько сваливал в закат, не объясняясь ни передо мной, ни перед… остальными, – заметила лиса, старательно обходя тему Ордена. Она не была уверена, что о таком стоит говорить с потерявшим память, травмированным и сломанным – Гурин был уже не тем Зорким, который был полезен Зрячим. Оставаясь сильным магом, он мог напрочь лишиться исполнительской жилки, присущей всем военным, разведчикам и шпионам. Пожелай он вернуться, ему пришлось бы начинать заново, с нуля. «И кто знает, примут ли его? Не лучше ли отдохнуть после пережитого? Восстановить память… если возможно» – примерно такие мысли роились в голове Мии, когда она поспешила предупредить: – Мне много не давай пить. Я совсем горизонтов не вижу, когда выпью, – добродушно фыркнула вифрэйка и неохотно приняла сидячее положение, скинув мешавшую жилетку и обувь; оставшись в невнятного вида рубахе, которая теперь и не застёгивалась по-человечески, да в штанах, Мия устроилась на постели в позе лотоса и выжидающе уставилась на Рина:
– Для начала, пока я соображаю лучше всего, я хотела бы услышать твою историю. Расскажи мне подробнее о побеге, в особенности об участии лигийки и того дроу. Где они сейчас? Как я поняла, только вы поддерживаете связь.
Понимая, что такую информацию без бутылки не разуметь, лисица отобрала её, сделала пару неплохих глотков и тут же вернула трофей. Отерев тыльной стороной ладони заалевшие губы, Мия улыбнулась:
– Сама я, знаешь, просто не знаю с чего начать. Ты спрашивай, а я постараюсь ответить… всё же я не так хорошо тебя знала, если не смогла предугадать и разузнать, куда тебе пришлось отправиться после Катон Оры, – в голосе послышалась… досада? Да, пожалуй, вифрэйка всё ещё корила себя, что не отправилась с ним на задание. «– Хотя кто бы тебе позволил?» – прозвучал в голове резонный ответ.

Отредактировано Мия (2018-04-29 20:25:49)

17

Вэлдрина не особенно то интересовало, что болтала сейчас вифрэйка - про вино и сваливание в закаты. Подобные незначительные нюансы общения его текущего раба с девицей были малоинтересны. Они в любом случае уже были не критичны, а особого интереса у Ви'джау не вызывали. Его мысли погружены в иные вопросы. Выгода и удовольствие. Ману астар собирался взять своё и не сомневался в возможности достичь цели. Оставалось лишь выстроить верный путь.

Усевшись на свободную кровать, Рин зубами вырвал пробку из бутыли. Совершив жадный, щедрый глоток, он оторвался от бутыли, протягивая ту Мие. Взмахнув хвостом, он улыбнулся, чуть скалясь, умело подражая звериной натуре хвостатых. В ответ на слова девушки кивнул всё с той же доброй улыбкой, мол, хорошо, будем осторожны. «Обязательно, хехе...» - вторили коварные мысли. Разумеется, дроу продолжал игру в дружелюбного вифрэя, обрадованного, но всё ещё растерянного встречей с былой знакомой из его забытого по чужой воле прошлого.

- У нас небольшое логово за городом, - отвечал Лже-Гурин, подёргав немного левым ухом. Не-вифрэй задумчиво поводил хвостом, скорчив рожицу погружённого в воспоминания. - Инициатором побега являлся я. Не мог больше терпеть службу этим ублюдкам и то, как с нами обращались, - позволил себе толику злости, решительного непринятия того, с чем довелось столкнуться. Коротко выдохнув, "смахнул" с себя негативные "воспоминания" о пребывании в рабстве. - Но всё упиралось в защиту. Сбежать из Ману Зуала - задачка для действительно безрассудных и бесстрашных авантюристов, - быстро сменил злость на весёлую усмешку Рин, стараясь точно подражать непривычно лёгкому характеру этой расы. Забавный опыт, он приходился Вэлдрину по вкусу.

18

– О да, это на тебя похоже – поднять кипишь и всех организовать, – тихо рассмеялась вифрэйка, не отрывая взгляда от бутылки в руках Зелёного. Не то чтобы ей так хотелось опять приложиться к ней – просто воспринимать слова Рина оказалось чуть сложнее для трезвой Мии, чем она могла предположить. Лисица решила больше не затрагивать болезненную тему побега, почувствовав, что немногословность Рина так и висит в воздухе нежеланием разговаривать о Ману’Зуале и кошмаре, который ему довелось там пережить. «– Да ты просто мастер такта и понимания!»
Хвостатая пересела на постель Зелёного, скользнув взглядом по его шее (искала шрамы? Опять?), и забрала у него бутылку, сочувственно покачав головой и ещё раз к ней приложившись к закрытыми глазами. С лёгким разочарованием отставила бутылку и прикоснулась к медальону, висящему на шее, чуть расправив ворот рубахи. Мия собиралась приоткрыть тайны его прошлого (без подробностей, лишь самое необходимое):
– Смотри. Это птица Рух. Если ты когда-нибудь ещё встретишь вифрэя на большой земле, она подскажет, что ему можно верить, – Мия задумчиво опустила взгляд, держа на ладони безделушку и рассматривая вкрапления аметиста. – Обладатель медальона – всё равно что гвардеец у людей, он на страже и защищает свою родину. Мы занимаемся тем же, но очень… – девушка перешла на шёпот, склонившись над ухом вифрэя. – очень тихо и незаметно. – С лёгким смешком хвостатая отстранилась. «Да, хватит пить»
– Практически всем, что я умею помимо магии, я обязана тебе: ловкостью и проворностью, – завершила лисица, чуть склонив голову и с любопытством наблюдая за улавливающим новую (новую же, раз потерял память?..) информацию Зелёным.

19

Всё шло так, как и должно было идти - успешно. Зелёный взглянул на неё и ману астар, сокрытый за личиной вифрэя, был доволен этим, казалось, незначительным перемещением. Она переняла бутылку, а он поведал немного о своём сочинённом на ходу прибывании в рабстве. Вкратце, якобы тяжело переживая эти воспоминания. Важно было показать, что духом Гурин не пал и был столь же боевой, как и в былом (а вряд ли он не был боевым по характеру с такими способностями и тем прошлым, на которое намекали уже известные факторы). Хорошо, что удалось удачно попасть в образ, о чём говорили слова вифрэйки. Покуда она не имеет сомнений, всё идёт как надо.

http://sg.uploads.ru/NiRkp.png
Шрамы на теле Гурина имелись. Сбросив плащ при входе в комнату, Зелёный остался в рубахе и штанах, что позволяло немного свободнее его разглядеть. В широком вырезе ворота рубахи выглядывало несколько шрамов, но сколько ещё могло скрываться за тканью одежды - оставалось гадать. Эти следы боевых ранений имелись и раньше, - всё же стиль боя Окама вынуждал к близкому контакту с противником, - но маловероятно, что новых не прибавилось за прошедшие годы. Не после всего того, что пережил вифрэй.

«Гвардейцы... Тихие и незаметные,» - и вот теперь всё стало ясно! Теперь-то Вэлдрин знал наверняка, что он не прогадал, что выбранный путь сулит не мало выгод. Пока всё ещё туманных, но определённо - оно того стоит. Стоит даже того, чтобы отказаться от не малых денег, что были вложены в одарённого раба...

Гурин же, - точнее тот, кто изображался следопытом, - был внимателен к словам девушки. Задумчив, словно бы сосредоточённый на попытках что-то выудить из памяти после слов Мии.
- Рух, - прошептал Зелёный, словно бы пробуя нечто давно забытое на вкус. С толикой ностальгии, печали по ушедшим дням. - Это, наверное, всё объясняет. Значит я один из... тихих стражей? - фигурально поинтересовался Рин. - И пропал, видимо, на одном из... заданий? - он вздохнул. - Сильно переживала? - задал вопрос, немного посерьёзнев, стараясь изобразить толику вины. Вифрэйка уже дала понять, что Гурин ей не безразличен и вопрос, в некоторой степени, был даже глупым, но необходимым, чтобы придать нужные эмоции. А за распитием вина оно пойдёт ещё лучше.

20

Вифрэйка неопределённо пожала плечами. Ей уже вдарил в голову пьянящий напиток, а о её способностях справляться с алкоголем в Аклории бродили анекдоты (не без стараний одного противного огненного адепта), так что, без сомнений, это было время, когда у лисицы развязался язык и распушился хвост.
– Был одним из них, ага, – подтвердила Мия. – Подробностей о задании, которое ты выполнял, я и сама не знаю… Но видимо что-то важное, раз ты пропал без предупреждения и так… «И так кошмарно провалился» – незаконченная фраза повисла в воздухе. – Я? Переживала конечно, – слабая улыбка, – но учёба в Аклории меня съела, и я забылась. Справедливо затаив обиду на твою пропажу. Но долго злиться у меня всё равно не получается, да и ты к счастью нашёлся… – вифрэйка положила голову на плечо Гурина и прикрыла глаза. На недолгое время воцарилось молчание: Мия переживала забытые воспоминания, а чем занимался Зелёный ей было неведомо. «Магия Разума… Жаль, я так и не уделила ей время»
Лисицу не надо было дёргать и расспрашивать: она уже заговорила и вывалила на вифрэя всё, что о нём знала. По большей части это был разговор в пустоту, монолог – Мия и не давала толком вставить словечко. Пересказывала с ностальгическими нотками и тёплыми интонациями; затрагивала всё, что казалось важным: чем он занимался помимо службы Зрячим, как проходили их тренировки, затронула парочку забавных историй из их совместных вылазок на задания. Ничего нереального, секретного в рассказах не было: даже информация об Ордене подавалась обрывочно, с налётом тайны, да и хвостатая избегала «служебных» подробностей, опасаясь навредить воспалённой памяти друга. Не хотела снова втягивать его в «тихие стражи», не убедившись, что он в порядке.
– Примерно так всё и закончилось, но, согласись, это было ве… весело, – пробормотала едва слышно Мия, приткнувшись на плече Рина и сонно вздохнув. Истории подошли к концу, но не потому, что рассказать было нечего – баек у вифрэйки было несметное множество –, просто напряжённый день и вино сморили лисицу, которая уже спустя пару минут засопела, обняв руку Зелёного как подушку.

21

Вифрэйка была осторожна в словах - то ли специально, то ли по каким-то иным соображениям, но старалась особо не раскрывать секретов их тайной организации. Но оно и не критично для Мэлайрина - основную суть он уловил, осталось лишь одно дельце. Закинуть рыбку в этот омут. Рабы, владеющие магией, - товар очень ценный, в особенности такие одарённые, как Гурин Окам. Однако, Вэлдрин ведь и не планировал отпускать вифрэя уж насовсем. Он всё ещё будет принадлежать Ви'джау, но уже в иной ипостаси. Коварная ухмылочка расцвела бы на лице дроу, да только текущая роль требовала избегать подобных, несвойственных роли, проявлений эмоций. Шаг за шагом, к своей цели.

Рин приобнял вифрэйку, когда та прильнула к нему. И, казалось, внимательно слушал её, хотя на самом деле не сильно был увлечён этими рассказами. Но ведь девушке надо выговориться, не так ли? Да и следопыт кое-что подчерпнёт из этих рассказов для себя. Алкоголь подействовал с одной стороны удачно, а вот с другой - как-то не очень. Очень уж быстро девчушку начало клонить в сон...

«Уснула?» - лже-вифрэй с несколько секунд смотрел на засопевшую вифрэйку. Аккуратно отстранившись от неё и отлепив от своей руки, уложил на облюбованной ими кровати. Стоя у изголовья кровати, склонился, внимательно всматриваясь в милое личико. Расстояние, отделявшее его от поцелуя, медленно сокращалось и вот его губы нежно соприкоснулись с её.

22

Едва погрузившись в сон, лисица цапнула лишь кусочек сновидения, не успев его толком распробовать и осознать – слишком быстро её выдернули обратно в мир. Не сказать, чтобы она была недовольна таким пробуждением… Осознание пришло позже, когда вифрэйка неуверенно, не раскрывая глаз, ответила на поцелуй и потянулась навстречу, чтобы обхватить руками чужую шею в решительном (лишь потому, что он был рефлекторным) жесте.
Мия не затягивала поцелуй и, едва оторвавшись от губ вифрэя, широко распахнула глаза, в янтаре которых плескалось столько эмоций… Недоумение, изумление, совершенное непонимание и капля странного удовлетворения, возможно, самой лисицей неосознаваемого – дань нереализованной, отвергнутой влюблённости. Возможно, гласу разума следовало зацепиться за эту искру, осадить и напомнить затуманенному алкоголем и полусном рассудку, что Гурин никогда бы так не поступил! Никогда… верно же?
Легко царапнув коготками по рубахе Рина, она потянула его к себе поближе, чтобы он сел на постель. Уверенности в жестах лисы не прибавилось, однако она всё же приблизилась и оставила краткий поцелуй на его губах, совладав со слабым внутренним ощущением какой-то неправильности происходящего. И ещё парочку, совсем лёгких поцелуев, закрепляющих её признание в собственной неопытности. В пристальном, пусть и сбитом с толку взгляде вифрэйки читался немой вопрос, на который она очень, очень хотела получить ответ.
А пока… язык тела лисы явно говорил о стремлении отстраниться, но явных признаков сопротивления не проявлялось; возможно, она лишь ждёт, когда пелена полусна окончательно развеется?

23

Дрёма, навеянная усталостью и алкоголем дрогнула, спадая незримой вуалью с сознания лисицы. Хищный алый взгляд впивался сквозь немного растерянный, но в то же время достаточно уверенный взгляд зелёных глаз Гурина Окама. Он не стал сопротивляться, напротив - поддерживал её инициативы. Сближение и новый поцелуй, а за ним - ещё парочка, совсем лёгких, воздушных, словно мимолётное касание мотылька. Мотылька, что обреченно летел на свет...

Нужно дожимать. Лже-вифрэй склонился, касаясь губами левого уха лисицы...
- Я наконец нашёл то, что искал в своих воспоминаниях... - горячее дыхание обжигало, а приглушённый, слегка хриповатый голос громким шёпотом проникал в сознание. Нежно касаясь девушки, приобнял, но делал это осторожно, словно бы боясь спугнуть. Разумеется, Рин желает разыграть эту партию идеально. Немного отстранился, чтобы заглянуть в глаза. Неспешно, осторожно прильнул, нежно обнимая вифрэйку и вновь касаясь её губ своими.

24

– Я наконец нашёл то, что искал в своих воспоминаниях... – Очередное прикосновение губ, такое нежное и совершенно не сочетающееся с хрипловатыми интонациями вифрэя, пробирающими лисицу до лёгкой дрожи в руках и неясного предвкушения. Она не смогла добиться этого в Катон-Оре, а эти годы не прибавили ей ни особой привлекательности, ни опыта – так почему сейчас, именно сейчас ей достаётся желаемое так просто? Шутка судьбы, насмешка Войлара, бред сумасшедшего! Взмах хвостом, мгновением спустя оплетшим её собственную талию, и вот девушка уже снова впивается пристальным и настороженным взглядом в такое знакомое лицо, прерывая поцелуй и отстраняясь.
Что-то грызло её. Такое неправильное, глупое, просто возмутительное несоответствие, когда она могла просто взять и забрать то, что давно хотела – Гурина, целиком и полностью; душа, тело – она добилась всего! «Так что не так?..» Глухое, неясное предчувствие заставило Мию медленно расцепить руки, обнимающие шею вифрэя, и уклониться от объятий, сев на край постели.
– Лжец.
Вифрэйка отвела взгляд в сторону, неловким и нервным жестом поправляя соскользнувшую с плеча полурастёгнутую рубаху. Внимательный взгляд мог заметить, что губы у неё слегка подрагивали. Коготки впились в постель, глубокий вздох – и жесты резко стали нарочито расслабленными и неестественными. «Что не так?! Это он или я его… боюсь? О боги», – на лице лисицы отразилась целая гамма противоречивых чувств, после чего она вскочила с постели и торопливо направилась к выходу из комнаты, не оглядываясь.
– Рин, ты чёртов лжец, – на ходу бросила Мия, позволив вырваться раздражению наружу. Часть её не могла не сожалеть о произошедшем, при чём обо всём сразу: о встрече, поцелуе, а особенно – о его несчастной фразе, запустившей целую череду ненужных тревожных мыслей, ведь он явно, явно ни черта не помнил из их прошлого! Иначе он бы ни за что не искал её в своей памяти как возлюбленную – как бы лисице этого не хотела, с горечью она признавала: будь вифрэй при своих воспоминаниях, он бы ни за что не дал ей ни единого шанса на взаимность. А если он не вспомнил, так зачем солгал?..

25

Заявление вышло меткое. Лжец. О да, она была права, он безусловно ей лгал. Вэлдрин бы даже улыбнулся, глядя с ехидным одобрением в глазах, подтверждая эту определённо верную догадку. И обязательно позлорадствовал бы! Вот только текущая роль обязывала сохранять лицо. Точнее маску, которую сейчас носил ману астар. И отражала она смятение. Смесь лёгкого непонимания, удивления и растерянности, далёкой тоски и грусти по упущенной близости. Телесной и эмоциональной. Словно бы действительно ждал этого мига, искал её. Возможно, в памяти всплывали мимолётные фрагменты из прошлого, возможно, что-то из этого было невольно додумано или перепутано. Однако, он как будто верил в это. Искренне.

В прочем, происходящее устраивало Мэлайрина и более чем забавляло. В любом случае, соитие в данном случае было далеко не ключевой целью. И руководствовался ману астар скорее расчётом, чем страстью и желанием. Вифрэйка ещё может послужить ему, однако, если найдёт в себе силы вернуться. Вэлдрин не видел смысла бегать за нею. Это определённо не то, что сейчас должен был сделать Гурин - по крайней мере, так казалось Мэлайрину. «Какие глупые чувства,» - насмешливо размышлял Ви'джау. Он остался сидеть на постели, понурив голову - в общем, продолжая затеянную игру. «Они делают такими слабыми и уязвимыми, и столь легко манипулируемыми. Глупые, но удобные чувства,» - краем губ ухмыльнулся Рин, вновь скрывая истинное лицо за маской. Зелью действовать ещё не меньше трёх часов, а при себе ещё запасное. Можно дать некоторое время девочке погулять, а там - уж как вновь ляжет карта. У Вэлдрина в запасе было несколько вариантов дальнейших действий и даже если ни один из них не сыграет, он всё равно остаётся в выигрыше. Удачная партия.

26

Лисица громко хлопнула дверью и замерла на пороге, чутко прислушиваясь к происходящему в комнате. Тишина. В глубине души Мия надеялась, что вифрэй её остановит и успокоит. С десяток шагов по узкому и тёмному коридору – и лиса уже была на лестнице, медленно по ней спускаясь, слушая звуки скрипучих половиц. На последних ступеньках Мия остановилась и уселась на них с краю, чтобы не мешать посетителям двора возвращаться в свои уютные постельки после ночи кутежа в безумном угаре. Веселье, судя по всему, только начиналось: даже здесь хвостатая слышала, как развлекается местный люд – только что драться ещё не начал и мебель ломать.
Мия разглядывала испещрённую трещинами половицу. За стеной – пьяные песни и легкомысленный хохот незнакомой девицы.
В голове эхом отдавался окружающий шум, ни единой своей мысли, даже самой простенькой. Состояние прекрасной пустоты нарушилось её собственным голосом, шепчущим: «Лжецлжецлжец». И пустота пропала – началась буря.
«– Скажи мне пожалуйста, тебе эта маленькая ложь мешала? Что плохого во лжи во благо – это была попытка слепца сделать тебе приятно; слепца, который ни черта не знает не то что о тебе, даже о себе! Он ведь ходит как в потёмках, весь вечер слушал твои бестолковые байки!» – взорвался внутренний голос, а лисица тихонько взвыла от досады и злости на себя, возводя глаза к подсгнившему потолку.
«– Если твоя проблема в чувствах – ну так ты же не думаешь, что он, потерявший память, внезапно тебя полюбит? Тебе этого надо?»
Лисица прижала в голове уши и накрыла их руками.
«– Или всё-таки дело в том страхе? Что, нервишки шалят от одной мысли о близости с Рином, поэтому сбежала, сорвавшись? А он сейчас сидит и не понимает, что происходит!»
Мия зажмурилась и глубоко вздохнула. В голове творился неясный хаос, который подогревало неясное волнение и беспокойство за вифрэя. Вдох. Выдох. Во-от так.
Хвостатая и не заметила, что за сеансом рефлексии минуло чуть больше часа. В себе так и не разобралась, но теперь хотя бы сердце не срывается в галоп от одного воспоминания о поцелуях вифрэя, а значит, жить можно. Пожалуй, больше всего лисицу заботила резкость собственного поступка – в конце сеанса самокопания она уже почувствовала внушительный груз вины на своих плечах, хотя, казалось бы, какая вина? Не она спаивала и не за ней был первый шаг. «В чём твоя проблема, Мия? Как ты собираешься возвращаться обратно? Все вещи там. А ещё Рин там – и из-за какой-то мелкой неловкости ты ведь не бросишь его одного почти без денег и совсем без памяти? Ты же не настолько эгоистична, верно?»
Хвостатая медленно поднялась со ступенек и поднялась обратно. Рука неуверенно зависла над дверной ручкой и безвольно опустилась обратно. Мия негромко, но от души стукнулась пару раз лбом о стену, посидела у самой стены ещё с десяток минут, обнимая колени и упираясь ими в подбородок. «– Ехехе!~ Миюшка, да ты та ещё тряпка, оказывается!» В спонтанном порыве злости на себя, Рина и дядьку-на-облаке-с-улыбкой-Войлара распахнула дверь и вернулась в комнату. Молчаливо стоит на пороге, смотрит. Шевеления на соседней койке не было, темновато – подробностей не разглядеть. «Уснул? Притворяется? Где же он так научился лгать… а в рабстве, видимо, и не такому можно обучиться…» – Мия тихо вздохнула и затворила дверь, бесшумно скользнув к своей постели. Села в позе лотоса, чувствуя, что снова разыгрались нервы. Ещё один вздох – уже совсем напряжённый. «Может, ну его? Просто лечь спать? Как будто я сейчас усну, ха~»
– Рин… спишь? – робкий полушёпот. Лиса нервно ухмылялась, разглядывая свои руки в неровном лунном свете из маленького окошка в другом конце комнатки. Если ответа не последует, хвостатая продолжит говорить – тихонько и комкая в ладонях измятую рубаху. – Извини за этот… срыв. Я… наверное, испугалась. Эта фраза звучала поддельно, не по-настоящему, и ты бы это понял, если бы помнил меня и то, что у нас было… а именно – ничего не было. Совсем, ты мне даже шанса не давал, – смешок. – Возможно, ты хотел как лучше, фраза без контекста была бы очень пикантной после такого, кхм, пробуждения.
– Ах Войлар, какая это всё глупость; надеюсь, ты в самом деле спишь, – обронила в торопливом бормотании хвостатая, излив душу и чуточку успокоившись. Ещё несколько минут она сидела неестественно ровно, упершись задумчивым взглядом в мутное окошко, отвернувшись от Рина. «Это действительно то, что я думаю?.. Сама себя разочаровываю всё больше»

Отредактировано Мия (2018-06-06 18:26:38)

27

Она не разочаровала. Вернулась. Осторожно, аккуратно задала вопрос. Вэлдрин не стал реагировать сразу - предпочёл немного подождать. Было любопытно, что будет пытаться предпринять дальше. И не прогадал. «Невзаимная любовь... Как чудесно,» - мысленно ехидничал ману астар, продолжая лежать и не подавать признаков бодрствования. Эмоции вифрэйки были чужды дроу, её переживания - смехотворны. Вся эта ситуация вовсе была плодом его игры, жестокой и ищущей лишь выгоды. И в некоторой степени забавы. Лишь оно - насмешливое веселье, - разбавляло безразличие к создаваемой его руками драме. Где-то там, в глубине души, он наслаждался муками и переживаниями своей жертвы. Ехидно скалился, облизывался, наслаждаясь вкусом этих эмоций. Но всё это было внутри, под хладнокровным расчётом и маской разыгрываемого образа Гурина Окама. Сокрытое в самой бездне души.

Девушка была во власти чувств и эмоций. Она, возможно, пыталась найти подвох, но не могла разглядеть его за вуалью собственных иллюзий. Ведь очень хочет, чтобы Гурин был найден. Очень хочет, чтобы Гурин был здесь - в целости и здравии, - помочь ему выбраться из того положения, в котором оказался. Каким бы он ныне не был. Бедная, несчастная и влюблённая вифрэйка. Она не смогла убежать, не смогла оставить его одного. И это хорошо. Это то, что нужно Вэлдрину.

- Извини, - голос лже-вифрэя нарушил тишину с небольшой паузой после монолога Мии. - Вероятно, я что-то не так понял. В моих руках лишь жалкие обрывки воспоминаний, что я тщетно пытался соединить хоть во что-то осмысленное, - вслед за словами последовал тяжёлый вздох. Рин всё так же лежал, уставившись в полоток. - Я хочу вернуть прежнюю жизнь. Хочу вновь обрести себя, - "признался" он и поднялся, принимая сидячее положение, чтобы вновь взглянуть на девушку. С надеждой отыскать понимание.

28

Лисица вслушивалась в слова, не оборачиваясь. Было досадно; «Всё же не спал». Но это было такое слабое и незначительное чувство в сравнении с испытанным вифрэйкой облегчением; хвост мгновенно выдал её настрой, легкомысленно покачиваясь в такт мыслям хозяйки. «Стоило прояснить всё сразу – и всей этой неловкости можно было бы избежать. Глупая. Это было верное решение, не сбегать, не бросать его» Мия не сдержала улыбки, повернувшись к Гурину и обняв подушку, чтобы хоть куда-нибудь деть руки. В полумраке комнаты она слабо видела черты лица вифрэя, но ей хватало и звука голоса, чтобы представить его выражение. «– Ты сама себе создаёшь желанный образ, Апетри. Будь бдительнее», – лисица лишь отмахнулась от назойливого гласа разума. Какая бдительность, какая осторожность? Это Гурин, которого она так хорошо знала и по которому всё это время скучала, какой вред он может ей причинить? «Поцелуй был всего лишь ошибкой, неправильной интерпретацией моих слов… ха~, забавно…»
– Наши – лисица рефлекторно опустила «В Ордене» – тебе помогут восстановить память, по крайней мере попытаются. Если ты этого действительно хочешь… вернуться в Ардению, на родную Каталию? – хвостатая немного подалась вперёд, откидывая подушку. Янтарный взгляд взволнованно и радостно блестел. До последнего ей не верилось, что Гурин хотел восстановить прошлое, а не отринуть его и жить новой жизнью. Без памяти, связей, ошибок и обязанностей, о которых ему непременно напомнят по возвращении.
– Риин! – Мия снова оказалась рядом с вифрэем, кинулась ему на шею с довольной улыбкой, торопливо продолжая говорить, на ходу выстраивая план действий: – Знаешь, можно добраться до Ривилэна, а там сесть на корабль до Катон Оры. Я уверена, на материке тебя считают давно погибшим… но не переживай, я пошлю весточку нашим, и они тебе помогут. С памятью, с восстановлением контактов, со всем… Я не могу поехать, я бы с радостью, но у меня в империи свои дела, вскоре мне придётся вернуться в Иридиум. Возможно, быстрее, чем я бы того хотела. И ещё, может, ты и не захочешь возвращаться на службу, ноо… – лисица глубоко вздохнула и потеряла нить повествования, растерянно замерев. Что «но» Гурин уже не узнал, как и сама вифрэйка. – Как бы то ни было, я безумно рада, что ты хочешь домой, – завершила хвостатая и умиротворённо фыркнула, отстраняясь.

29

«Всё идёт правильным путём,» - подумал Вэлдрин, скрывая за маской эмоционально уставшего Гурина хитрую ухмылку. Разумеется, Рин понимал, что это ещё не вся работа - над засланцем потребуется неплохо поработать, чтобы надёжно укрыть симпатию и расположение к Мэлайрину, чтобы при восстановленной памяти восстановились именно те кусочки прошедших событий, которые были наиболее удобны Ви'джау. Благо, его связи позволяли найти достойного кандидата на сотрудничество в этом вопросе. А собственные средства и знания, в частности алхимические, позволят закрепить эффект на дополнительных уровнях. Да, работы ещё не мало, но первый маленький шажок в нужном направлении совершён. Забавно, как случайная встреча смогла преобразоваться в выгодное мероприятие.

http://sg.uploads.ru/NiRkp.png
- И я очень рад, - немного сдержано, но с проскальзывающей толикой тепла ответил Рин. Ману астар знал, что не сможет точно изобразить радость и счастье от этой встречи, а потому решил прикрыться сдержанностью, основанной на всё ещё якобы присутствовавшем смятении ото всех событий этого удивительного дня. Вуаль закрытости, что могла бы стать естественной защитой за годы рабства. Но дроу-вифрэй быстро скрасил свой скудный на радость тон улыбкой.
- Значит, мой путь пролегает в Ривилэн? - задумчиво пробормотал зелёный вифрэй, медленно водя хвостом позади. Он взглянул на отстранившуюся Мию внимательно, слегка печально, задумчиво. Недолго взгляд был таким и вскоре он вновь обрёл спокойствие.
- А ты отправляешься в Иридиум?

30

Лисица остро ощутила вину за то, что вот так вот оставляет Гурина. Действительно, что ей стоило проводить его до Ривилэна? Учитывая, как у неё мало осталось времени… Мия не любила долгие прощания. Слёзы, сопли, смакование боли до потери рассудка – это казалось таким неправильным. Ненужное и излишнее страдание для сердца, на котором снова раскрылась только зажившая рана – будет тяжело его отпускать, чертовски трудно. Она не была уверена, что справится и не поддастся легкомысленному искушению уехать с ним. Это было бы на неё похоже, но тогда она не вернётся в Аклорию, и об этом пожалеет почти сразу же по прибытию домой… Прямо перед тем, как получит от папеньки и услышит одобрительный смешок мамы – вот уж кто мог оценить весь шарм легкомыслия лисицы, сама такая.
– Ривилэн расположен недалеко от нас, но южнее. Этот тракт не самый безопасный, конечно, но ты ведь и не в одиночестве отправишься – можно найти торговцев или ещё кого… – рассеянно подтвердила Мия, приглядываясь к вифрэю. На нетрезвую голову он казался ей совсем не таким сдержанным. «Но даже при потере памяти здесь-то есть повод для счастья и радости» – Я отправиться с тобой не могу, меня ждёт Аклория.
Лисица оставила лёгкий поцелуй на щеке у вифрэя и виновато улыбнулась, взлохматив его травянистую шевелюру. Ей и правда было жаль, но иногда стоило вести себя чуточку разумнее, чем хотелось бы. «– Как это иронично – о разуме говорит хвостатая!»
– Тяжё~ёлый день, Рин, – заявила Мия, завалившись на свою кровать. – Не думаю, что сейчас тебе стоит волноваться о дороге, правда. Мы со всем разберёмся завтра или в ближайшие дни… На более долгий срок задержаться уже не в силах, надо двигать в дорогу.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №2. Конец июля 17084 года. Югос. Вэлдрин и Мия.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно