FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.
Открыта регистрация в новую лотерею Искаженное Зеркало Иллюзий милости просим всех отчаянный бойцов удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4 7 февраля 17086 года, лес близ Иридиума, Мираэль, Экселум


№4 7 февраля 17086 года, лес близ Иридиума, Мираэль, Экселум

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

На поляне всё было как всегда. Огромное количество снега, лежащего вокруг мягким уютным одеялом с ледяными шапками там, где на него ярче всего падал солнечный свет, древний величественный дуб с хлопьями слипшейся белизны на ветках, шершавой и неровной корой, где теперь лишь чуткие пальцы и острая память эльфийки могут найти высеченное клеймо в виде крысы, огромный валун, отполированный временем, деревья, летом роскошные, зеленые и раскидистые - а сейчас лысые и холодные, с черными комочками молчаливых зимних птиц на ветках. В снегу к валуну была протоптана дорожка, под весом идущего снег был промят почти на глубину колена. На валуне, лишившемся снега от постоянной подзарядки теплоты, сидела Мираэль, прижав обутые в высокие меховые сапоги ноги к груди, завернувшись в плащ, капюшон и шарф, превратившись в огромное черное продолжение валуна без лица, лишь с торчащей наружу рукой, в которой покачивалась недопитая бутылка вина. Одна такая же пустая бутылку лежала воткнутой в снег возле валуна, и ещё две полные лежали у неё в сумке. Снег кружился и падал, стремительно тая на плечах женщины, и понемногу засыпая алое пятно на сугробе там, где она вылила в него немного вина.

Она поминала, снова, который год - прошло уже три сотни лет, от их тел в земле, возможно, уже ничего не осталось, но она приходила сюда каждый год, когда могла, чтобы надраться в щепки, выпив по бутылке вина за каждого павшего товарища, погрустить на безлюдной тихой поляне, поговорить с мертвой пустотой, плеснуть на землю немного вина в знак уважения, возможно, немного поплакать или полежать в снегу, растирая в немеющих пальцах снег, чтобы почувствовать колючую боль от холода. У её скорби не было срока годности, и хоть её товарищи лежали здесь отмщенными, она не могла не возвращаться сюда снова и снова. Её редко беспокоили в этот день года, здесь, но сейчас она услышала какой-то звук, и настороженно подняла голову.

Отредактировано Мираэль (2018-05-02 16:59:31)

2

Война миновала, и капля за каплей ее ужасы смывались из памяти людей. На лицах прохожих уже не было того страха и содрогания. Жизнь вновь расцвела, и хоть сейчас была укрыта белым покрывалом снега. Колкие снежинки подхватываемые завихрениями ветра пытались пробиться к лицу, заставляя плотнее надвинуть на лицо шарф. Все же привыкший к вечному лету Вечного Леса светлый эльф не сказать, чтобы любил зиму, что воцарялась в здешних краях. Но сидеть в четырех стенах между заданиями гильдии, уж точно не для свободолюбивого Экса. Порывы разбивались о его фигуру закутанную черный плащ, с оттороченным мехом капюшоном, что сейчас укрывал острые, эльфийские уши.
Он продвигался по наполовину засыпанной тропке ведущей вглубь леса, по которой наверняка только деревенские охотники сейчас изредка ходили. За спиной осталась Затерия, деревня людей опоясывающая столицу и во время событий являющихся преддверием эндшпиля "Восстания Марагора", оказалась под огнем сильнейшей магии чародея стремившегося предотвратить синхронный удар по Иридиуму глобальными заклинаниями. И к счастью преуспевший в этом, иначе бы сейчас лик города мог быть совершенно иным. Великая сила, великая ответственность - так учили его учителя. Но у Экса от этой силы порой срывало крышу, путь необузданного ветра, путь Скрэя - как сказали бы на Аскурии.
Некоторые нотки меланхолии навеянные этой зимней прогулкой, в одиночестве, наедине с утихшей не так давно метелью, нарушила укутанная женственно-тонкая фигура сидящая поджав ноги на камне у выделяющегося в лесу, дуба. Валуне странным для простого обывателя, образом, чистом от снега. Та подняла глаза и внимательный, хоть и со следами расслабленности взгляд светло-серых глаз встретился с... показавшимся тяжелым и скорбным что-ли взглядом бледно-васильковых глаз незнакомки.

3

Зима мало располагала к быстрым знакомствам - никто не видел лиц, только глаза, и замотанный в шарф нарушитель уединения не был исключением, открывая только серые внимательные глаза. Эльфийка сбросила капюшон и шарф, открывая убранные блестящие черные волосы и бледное лицо без тени румянца - заклинание поддерживало температуру такой, что не было ни жарко, ни холодно - и, сделав глоток обжигающе-холодного вина из бутылки, с тенью недоумения, но скорее апатично спросила:

- Ты пришел меня убить или просто мимо проходил? Что тебе нужно? - подозрение, хоть и оттененное ноткой алкоголя в крови, не было напрасным, поскольку лучше места, чтобы разделаться с Мираэль, на которую точили зуб многие, не придумать - лес, куда она всегда в определенное время ходит одна, без охраны, и где пьет, снижая свою потенциальную боевую эффективность. Мечта для наемного убийцы, да и ей самой было бы символично умереть на могиле старых друзей. Однако, как и её друзья, Сорока без боя никогда не сдасться на чужую милость, и на случай конфликта она перехватила бутылку за горлышко, готовая, в случае чего, использовать как оружие. Её собственный разум слегка осадил её, утверждая, что это скорее невинный прохожий - но что же с ним делать? Пусть идет себе мимо, после того как застал эльфийку из чистой стали почти что в слезах? Но и не убивать же его за то, что он нарушил её одиночество. Нужно узнать его, и понять, что именно он заслуживает.

4

- Manna Eteri. - произнес чистокровный синдар на эльфийском языке, синдарине, скорее рефлекторно, мельком увидев ее характерные эльфийские признаки. И лишь спустя мгновение, чуть внимательнее разглядев, осознал что перед ним полукровка - помесь светлой и темной крови. То что бы во многих его собратьях вызвало презрение, в нем же вызвало... Понимание? Дело в том, что сам Экс был некогда влюблен в темную эльфийку, и осознавал, что продлись их отношения дольше, у них могла бы быть такая же дочь. Вот только, ее взгляд, цепкий и отталкивающий. Едва ли не враждебный. Подозрительный, словно она видела в нем потенциального врага. Этим девушка напомнила иную темную эльфийку, Эрилимию, столь контрастную Скай, с которой познакомился на Каталии.
Но как, зачем? Тут. В сердце Мистерийской империи не место расовым расприям. Он проследил глазами за глотком из бутылки, и подумал, что должно быть холодно пить в такую то погоду. Но незнакомке словно бы все равно.
Чародей сделал легкий, дружественный жест двумя руками, показывая, что в них нет оружия и он не исполняет жестов. Затем приспустил шарф с подбородка больше открывая свое лицо в знак своих не враждебных намерений.
- Если бы я хотел тебя убить, ты была бы уже мертва, - твердо, но спокойно произнес чародей. Мало какой убийца будет вот так в лоб идти с подобными целями. Девушка могла понять, что он не блефует по ощутимой ауре силы окружающей светлого эльфа. Да и не видел Сайрус смысла притворяться заурядным эльфом.
На ее в боевой хват перехваченную бутылку эльф никак не отреагировал и держал себя полностью уверенно в своих силах, но не враждебно.
- Однако я не желаю тебе зла. И прогуливался по лесу.
- Мне ничего не нужно, но я вижу ты здесь одна, грустишь за бутылкой. Хочешь составлю тебе компанию? - сделал шаг по направлению к полукровке, - Меня зовут Экселум.

5

Эльфийка, недоверчиво оценив потенциальную угрозу от тощего эльфа, перехватила бутылку обратно в удобное для употребления, а не для убийства, положение, и хмыкнула:

- Спесивый, самоуверенный. Возможно, ты бы им и понравился. Рику-то точно... Садись, - она поерзала по валуну, освобождая немного места, - Выпей, помяни со мной. Пусть ещё одна душа долгожителя несет в себе память о них. Мираэль. Мира.

На предложение составить компанию она ответила положительно немного неожиданно для самой себя. Нет, она не всегда поминала в одиночестве - иногда к ней присоединялась вечно понимающая и заботящаяся о своей покровительнице Мария, которая потом вела её под руки пьяную обратно в купальню, но других компаньонов у неё не было - когда современники Крыс были ещё живы, она работала на Вейланда и скрывала свою тоску и желание мести, приходя на могилу по ночам и в одиночестве. Возможно, за давностью лет эта история и стоит того, чтобы на этом камне сидел кто-то помимо неё, чтобы кто-то, помимо неё, пил в этой роще, выросшей на пепелище старой, чтобы кто-то, помимо неё, помянул тех, кто никогда не вернется, кто-то, кроме неё, хоть пару минут будет скорбеть по её единственной семье.

6

Эльф хмыкнул, словно бы вторя ей. Но это была его естественная реакция на комментарий в свой адресс. Она говорила, что понравился бы "им". Вероятно тем, по кому ее скорбь. По дорогим ей эльфам, что покинули мир живых. Сайрусу было знакомо это чувство, чувство окончательной утраты. Тех кто за пусть и не долгое время но стал другом, или подругой. Их имена навсегда останутся в памяти долгожителя. Лина, Вей, Ашио. Он оказался недостаточно силены, быстр, самоотвержен... чтобы вырвать их жизнь из цепких тисков смерти. Недостаточно... А они были настоящими друзьями, что жизни положили свои, но не предали. Спасали его жизнь.
Присев рядом, ощутив согретый Мираэль камень, на удивление теплый, что впрочем объясняло отсутствие снега и навело на промелькнувшую в пытливом мозгу чародея, мысль, что тут задействована стихия огня. Места на камне было немного, так что сидеть пришлось вплотную, касаясь друг друга плечами и бедрами, через одежду.
Чародей словно бы физечески ощутил ее скорбь, а как некогда маг жизни, ему это было близко. В некотором роде эмпатическая связь, без слов, без жестов.
Он принял из ее рук бутыль, на миг соприкоснувшись пальцами. Сделал несколько неторопливых глотков терпкого вина, довольно недурственного между прочим. Прямо из горла. И вновь передал ей, ощущая как постепенно тепло разливается по телу. А еще у них не было закуси, что могло повлечь за собой опьянение ускоренное, но не задумывался об этом сейчас.
- Поведай о близких тебе, о тех о ком скорбь. - эльфу искренне хотелось проникнуться ее историей.

7

Прикосновения ничуть не беспокоили Мираэль, но и не трогали её - они были всего лишь случайностью, а сам эльф, не владеющий магией огня, был довольно холодным, в отличие от теплых бедер, плеч и пальцев женщины. Эльфийка приняла бутылку обратно и прикрыла глаза, снова накладывая на себя теплоту. Она постучала донышком бутылки о камень, в задумчивости извлекая звенящий стеклянный звук. Она похрустела шеей, не спеша говорить.

- Не так уж много и можно сказать тому, кто их не знал. Здесь, под этим дубом, уже триста сорок три года лежит моя семья, - Мираэль запрокинула голову назад, ловя ртом снежинки, - Я прихожу сюда почти каждый год. Позволяю себе тосковать один день в году. Так много лет прошло, но внутри всё ещё пустота на том месте, где были они, и пусть месть облегчила мою боль, она не изгнала её, - эльфийка не столько отвечала на вопрос Экселума, сколько озвучивала свои мысли в пространство, не заботясь об их содержании и понятности, думала, тосковала и скорбела вслух, освобождая свои страдания, облекая их в слова, которые, по сути, не важно, слышит кто-то или нет.

8

Порой рассказать, выговориться, пусть даже практически незнакомому, случайному прохожему приносит облегчение. Экс это понимал, чувствовал в общих чертах какого это для нее поведать вот так, и хоть не знал ее близких, но сопереживал на уровне эмоций. Значит семья. Сайрус внутренне ужаснулся, на миг представив, что было бы, погибни его отец и мать. Причем насильственной смертью, а не по истечении практически бесконечно долгой жизни в непрерывном цикле. Для эльфов потеря близких это всегда грустно.
Мира хоть и не была чистокровной светлой эльфийкой, а помесью, похоже, что похоронила их по эльфийской традиции. В корнях дерева.
Сайрус обернулся боком к древу, оказавшись лицом к новой знакомой и медленно, почтительно коснулся ладонью коры дерева.
- Это древо посаженно по традициям синдар? - спросил чародей тихо, всматриваясь в скорбное лицо собеседницы.

9

Эльфийка обернулась и пробежалась пальцами по отметине в коре дерева. Вопрос Экселума немного поставил её в тупик, поскольку она была далека от каких бы то ни было традиций, хоть светлых, хоть темных, ближе всего ей были, всё же, людские, среди которых она выросла, и едва ли понимала, о чем он говорит. Синдар сажают деревья для своих умерших как-то по особенному?

- Я не знаю традиций синдар и я не сажала это дерево. Оно уже было здесь, когда я их хоронила, этот дуб старше меня самой. Просто хороший ориентир, - она отвернулась от дуба, - Чтобы знать, где они лежат. Самое красивое надгробие, которое я смогла выбрать, хоть и не было гробов как таковых, - она содрогнулась, вспоминая, как хоронила друзей - у неё не было не то что гробов для них, даже савана или простого одеяла, чтобы завернуть тела, и она до сих пор помнила бледные лица избитых молодых людей, которые засыпала промерзшей землей. Не такими она хотела их запомнить, но с каждым годом боль от их смерти всё больше перебивала счастье от их жизни.

10

"Почему она такая? Красивая, но... Ее черты, они словно бы ожесточились. Словно бы маска но не беспричинной жестокости... А чего-то другого. Бесконечной печали утраты? Нет. Не то. Она скорбит, здесь и сейчас, но я не вижу чтобы она была из тех кто опускает руки. Она не слаба. И она не отчаялась от жизни. Причина в ином. Но в чем же? А еще она изначально приняла меня за убийцу, кому она перешла дорогу, что опасается так?" Самому эльфу доводилось жить с оглядкой, тогда, когда Кредо Смерти объявило на него самого охоту. Чародею становилось все интереснее узнать о новой знакомой. А ее ответ заинтриговал еще больше. Экс проследил глазами за ее пальцами на коре дерева, взгляд упал на отметину. Плавно отвел свою руку от ствола древа. "Выходит она не росла ни среди светлых, ни среди темных... Хотя не удивительно, ведь отношение к полукровкам известно какое. Все довольно логично. И все же. Я встретил ее тут, в сердце Мистерийской империи, да и судя по рассказам, она посещала это место еще тогда когда меня и вовсе не было. Она старше, это очевидно."
Очередной холодный порыв ветра в лицо с противоположной стороны от источающей тепло эльфийки. Ментальный жест и более ветер не беспокоил своими порывами, огибая двух сидящих на камне. Стало даже несколько теплее. Сайрус протянул руку и взял из ее руки бутылку и сделал еще пару глотков.
- Даже не зная традиций, ты сделала все же правильный выбор, что похоронила их так. Как знать, быть может богиня направила тебя сюда, - чуть загадочно и лирично-задумчиво произнес синдар. Такой способ куда лучше чем похороны в людских традициях.
- Я поведаю тебе о наших традициях хоронить близких. Все начинается с... - начал эльф неторопливо, рассказывая о похоронной церемонии принятой у светлых эльфов. О древе, что садят друиды, в корнях которого и будут похоронены эльфы. Эти древа являются священными и образуют целые рощи. Чародей рассказывал возвращающихся в природу эльфах. Речь складна, несмотря на то что уже приложился немного к бутылке с вином, и с красивыми оборотами, интонациями - грусть и понимание цикла жизни и смерти.

11

Мираэль помолчала, запоминая. Спустя столько лет, она впервые услышала рассказ о каких-то традициях от своего вроде как сородича, никто более не рвался её просвещать об обычаях предков, либо не догадываясь о её принадлежности, либо испытывая отвращение к полукровкам, либо страх к самой эльфийке, слишком сильный. чтобы осмелиться её чему-то учить. Она задумчиво покачала головой.

- Не знаю. У меня был выбор, взять лопату и похоронить их в лесу, или они бы сожгли их и выбросили кости в канализацию. Не верю, что в такой замечательный выбор вмешивалась какая-нибудь богиня, - Мираэль хмыкнула, - Пусть у них нет ни священной рощи, ни друидов, да и были они людьми - мне нравится традиция, о которой ты рассказал. Возвращаться к природе - это красиво и поэтично. Да и живое дерево лучше куска камня на могиле. Мне известны только людские традиции, об эльфах я знаю не так много. Я стараюсь не думать об этом слишком много, иначе я начинаю возвращаться к мысли, что где-то там существуют мои настоящие родители. Эльф и эльфийка. Двух разных народов. Так дико и странно. Чем они думали, больные придурки? Ничего хорошего из этого никогда бы не вышло, - эльфийка ругнулась.

12

Эльф собрался было уже сказать в резкой форме ей про не особенно то уважительное обращение по отношению к богине, но дальнейшие слова Миры, и общее ее скорбное состояние склонили к тому, чтобы сгладить углы. Он все же терпеливо дослушал до конца ее речь, хоть и выражения пару раз резнули по ушам.
- Не какая-нибудь, а богиня Этерия, - с нажимом произнес чародей.
Сказанное ей многое объясняло и расставляло на места. Значит ее кровные родители живы, а семьей были люди, что ее вырастили, и были убиты, коль речь ее ранее шла об успешном отмщении. Оставалось загадкой, почему не настоящие родители, что зачали ее, растили.
Но ее слова заставили в то де время по новому посмотреть на свое же прошлое, коль отношения со Скай имели бы продолжение, ведь сердцу не прикажешь, и переросли в очень серьезные, в семью... Их народы порицают подобные связи, и дитю бы их счастья тоже не было. Ни среди тех, ни других. Жить с людьми? Даже если не произойдет трагедий подобных тем, что испытала в своей жизни Мираэль, человеческая жизнь столь скоротечна, словно лишь пылинка в бесконечной нити времени.
Лицо, наполовину обращенное к женщине, отражало в целом эмоции, давало без слов понять, что ее услышал, услышал куда больше, чем сказал сейчас.
Сайрус помолчал, переведя взгляд неопределенно в даль, куда-то в лес. Сидя плечом к плечу с эльфийкой, со сложной судьбой.

13

Мираэль фыркнула.

- Да мне всё равно. Этерия-шметерия. Богам плевать на меня, а мне плевать на них. Не сошлись характерами. У меня нет рода, нет традиций, нет выбитых в голову родителями стереотипов, поскольку нет и родителей со своим опытом и культурой. Поэтому я непредвзята, с гибким разумом и без предрассудков. Отличное качество для любого дела. А боги могут пойти поцеловать Хаотичного в задницу, мне всё равно.

Она поднесла бутылку к губам, и, снова фыркнув, щедро приложилась к вину, осушив бутылку и швырнув её в снег к такой же пустой сестренке. Пошарилась в сумке, достала новую и выхватила из-за сапога нож, принявшись ковырять пробку. Носить с собой штопор она считала недостойным и всегда открывала всё ножом, вонзая его в тару с остервенением убийцы. Тонкий клинок алмазной стали вошел в пробку, опалив её огненным зачарованием, эльфийка слегка провернула его и вытащила пробку  с легким хлопком, выкидывая её туда же, в снег, резким взмахом оружия, от которого пропитанная вином пробка сорвалась и улетела в ближайший сугроб. Довольно хмыкнув, Мираэль убрала нож на привычное ему место.

14

От такого ярого неуважения к Этерии и богохульству в целом внутри эльфа вспыхнул гнев. Ему стоило немалой выдержки, чтобы не поддаться сиюсекундному порыву сбить ее воздушным ударом наземь и заставить извиниться за свои слова. А в момент когда вытащила клинок, на какой-то миг ему показалось, что она распознала его воинственный настрой, и это молчаливый, ответный жест. Угроза. И готовность выбить у нее из руки оружие целенаправленным электрическим разрядом.
- Тогда держи свое мнение при себе, - в голосе хлад стали, и сдерживаемый гнев, а взгляд пристальный, прямо в лицо. Аура силы чародея словно вторя его эмоциям взметнулась незримым ураганом вокруг, ощутимо давя. Стоило волевого усилия, чтобы не воспарить перед ней, возвышаясь. И остаться сидеть. Атмосфера скорби разбилась вдребезги. Такой почет к своим близким и такое богохульство. И осуждение всего того, что обычно почитают. Существование богов - доказанный факт, а не религиозные бредни ради еще одного рычага управления народом. Но он ей ничего доказывать не намеревался.

15

Эльфийка, со всем её огромным опытом общения с разумными расами, допросов, чтения, шпионажа, распознала злость чародея до самых её детальных оттенков, и на секунду почувствовала исходящую от него угрозу, осознав, что он может быть довольно...неприятным противником. На мгновение она задумалась, как бы она стала биться с ним, оценивать свои шансы и возможности, но усилием отмела эти мысли в сторону, возвращаясь к разговору. С одной стороны, ей показалось невероятно глупым то, что он мог бы убить кого-то за честь своей богиньки, а с другой - её почти восхитила такая преданность и вера, которой сама Мираэль никогда не испытывала, выученная с самых малых лет сомневаться и не верить. Она фыркнула, но лезть на рожон не стала. Лишь отвернулась, уставившись в горлышко бутылки, и пробормотала:

- Мы могли бы устроить хорошую потасовку на могиле моих друзей в честь наших религиозных разногласий, но ты не относишься к тем, чья кровь должна однажды пролиться на этой земле, и я не собираюсь ложиться в эту же могилу до того дня, как это случится. На том и остановимся, - Мираэль протянула Экселуму бутылку в каком-то подобии примирения, - Я не хотела оскорбить тебя, просто к богам у меня личные счеты. Проживи ты ту жизнь, что и я, тоже разучился бы верить.

16

Ветер, такой же порывистый и отходчивый. Ее слова погасили вспышку гнева так же быстро как она возникла.
- Рассудительно, Мираэль. Да, это так, у каждого в прошлом происходило то что формирует настоящее. Ты утратила веру в богов, но ты веришь в себя, воительница.
С этими словами принял протянутую бутылку и отпил из горла. После чего продолжил.
- Религиозные разногласия... - эльф ненадолго задумался над этой темой.
- Представься мне возможность убить каких-нибудь культистов темного бога, я бы это сделал. Фанатики творят много зла, забирают ни в чем не повинные жизни в своих кровавых ритуалах. Я предпочту меньшее зло, во избежание большего.
- Но смертоубийство на религиозной почве в иных случаях, это неправильно.
- Ты наверное могла подумать, что я разделяю все лишь на белое и черное. Это не так.
- Есть множество оттенков серого, и хочу понять какой из них ты,

Эльф повернул голову к ее лицу и внимательно посмотрел, разглядывая девушку подле, а рука протянула бутылку.

17

Мираэль хмыкнула, вздернув бровь, и как следует приложилась к бутылке, прежде чем ответить:

- Я бы не стала трогать культистов просто потому, что они культисты... В конце концов, я сама - не серый, а почти черный. Я убила больше людей за свою жизнь, чем ты можешь вообразить. Многих из них - крайне жестоко. Я выжигала глаза каленым металлом, я резала ремни из человеческой кожи, я топила людей в их же крови, я дробила кости в труху, я творила такие вещи, что некоторые люди не выдерживали и убивали сами себя, просто глядя на то, что их ждет. Однажды даже забила одного парня его же отрубленной ногой, - эльфийка улыбнулась. Она находила тот эпизод, в общем-то, забавным, - Я угрожала чужим семьям, я предавала, я врала, я подсыпала яд в вино и поджигала дома с людьми внутри, я продала пару сотен людей рабами в Шедим и Лигу. Но не спеши хвататься за... магию. Убив меня, ты не сделаешь миру одолжения. В конце концов, всё это - просто грызня одних преступников с другими. У большинства моих жертв руки тоже по локоть в крови. Не у всех, конечно... Но никто не заставлял их вставать у меня на пути. Считай меня... санитаром леса. Я держу в узде и сокращаю поголовье всяких отморозков. У меня нет чести и совести, но есть несколько правил. Не кидать союзника без веской причины, не тянуть невинных людей в своё кровавое болото и не творить насилия ради развлечения.

18

Все эти кровавые, гразные подробности весьма уточненным эльфийским ушам слышать было не привычно. Но отнюдь не нежным. Сайрусу было и самому, что рассказать, он многое повидал, многое пережил. Хотя конечно жестоких, мучительных расправ практически не было. Зато эта полукровка была откровенна. Он на какой-то миг заставил волей себя не покоситься на бутылку вина, после того как она рассказала о том, что подливала яд в вино.
Если вспоминать, то его похождения носили скорее... Героический оттенок, с эпическим размахом. На кону великая цень, судьба магии, судьба магов, жизни многих тысячь, а то и всего мира живых. Об этом сейчас рассказывать не совсем уместно.
- У меня не найдется столько кровавых историй из жизни. Но знаешь... Однажды я совершил убийство, свое первое. Человек просто сидел за столом, читая книгу. Через миг он развалился на две половинки, рассеченным. До сих пор помню это лицо, глаза. И дрожь своих рук... - эльф немного помолчал, потом встряхнул слегка головой, словно отгоняя тяжёлые воспоминания.
- А другого сказал пытать. Это было в тот же день.
- В другой раз я перебил целый лагерь людей. Да, пусть тогда был темный маг, а лагерь разбойников. Но это кровь на моих руках.
- Чувствую ли я угрызений совести? Или оправдываю сам перед собой тем, кем они являлись... И если в первый раз была цель которой во что бы то ни стало надо было достичь, - "иначе бы порядок в мире оказался разрушен" - ...то лагерь. Это была своего рода чистка. - подробности о том кто был тогда с ним, эльф опустил, сочтя не нужными и излишними.

19

Эльфийка хрустнула шейными позвонками. Она видела, что Экселум - не убийца, но тот, кто сталкивается с тяжелым моральным выбором, и, сделав его, оглядывается назад, сомневаясь в том, что он поступил правильно. И то, что он сомневается в себе, сомневается в правильности своих поступках, говорило о том, что всё же добра в нем куда больше, чем зла, которое порой приходится творить каждому сильному человеку. Она окинула взглядом винную бутылку, которая была опустошена почти на половину, и допила её несколькими огромными глотками. Стерев с подбородка прокатившуюся ледяную алую каплю, она швырнула пустую бутыль в снег и повернулась к эльфу:

- Первое убийство - то, что невозможно забыть, стереть, сделать неважным. Даже если ты после превращаешься в хладнокровному убийцу, который шагает по трупам, не глядя под ноги и не задумываясь о правомерности своих действий, первое убийство остается пылающим воспоминанием, которое будет сниться тебе даже спустя сотни лет. Я помню своё первое убийство... По приказу. Мне было... Семьдесят два. Для эльфа - почти детский возраст. Это не была моя цель, да и цель моего хозяина тогда не назвать великой и важной. Но я убила его, чтобы доказать свою верность. Проштрафившийся подчиненный. Его смерть даже не была обязательной - это была проверка для меня. Я не владею никакой особой магией, не умею стрелять. Тогда - и подавно. Я немного знала беднягу, Джейк, ростовщик. Я задушила его голыми руками. Длинная, длинная минута, пока ты смотришь в глаза человеку, которого убиваешь, чувствуешь, как жизнь медленно покидает его, как гаснет жизнь в его взгляде. Помню, у Джейка была кошка. Рыжая такая. Я кормила её три года, пока она не попалась какой-то сторожевой псине, словно извиняясь за то, что отняла жизнь её хозяина. Тогда, думаю, я прошла точку невозврата, сделав первый шаг на дорогу, с которой, кажется, уже никогда не свернуть. Я убивала по приказу хозяина много, много раз. Но масштабная "чистка", настоящее деяние моих и только моих рук...  - Мираэль подняла глаза к небу, - Я организовала сложное и изощренное убийство. И убила всех, кто выполнил его за меня, чтобы скрыть следы, всех до единого, всех, кто знал. Может, у них были семьи. Они наверняка мечтали о чем-то. Но мне было уже всё равно. Пока ты убиваешь, чтобы защитить - ты не монстр. Ты просто сильнее. Но стоит тебе шагнуть на путь убийств ради собственной выгоды - и кровь с рук тебе уже не отмыть.

Эльфийка открыла третью бутылку. Разум уже начинал подергиваться легким туманом.

Отредактировано Мираэль (2018-08-06 23:57:51)

20

Эльф не смог смотреть в глаза пока все это рассказывала. Отвел взгляд на лес, но то о чем говорила, живыми красками представало перед внутренним взором и влияло... Как-то даже гипнотически. Хотя и выпитое сказывалось. Сайрус слушал и слушал откровения, а в том что говорит правду, не было причин сомневаться. Пару раз шумно вбирал в себя воздух, но ничего не говорил, не перебивал. А вот и вывод к коему подвела. "Я тоже убивал чтобы защитить..."
- Тяжелая и откровенная история, Мира, - произнес негромко и несколько медленно. Поворачиваясь к ней, фокусируя взгляд на лице. Вот уже и третья бутылка в ход пошла. Выпитое конечно развязывало язык, но не до такой же степени, значит полукровка доверяет достаточно ему, почти незнакомцу. Нет, чародей вовсе не проникся душой ее кровавой историей, хотя впечатление произвела весьма сильное. Но теперь лучше понимал почему стала тем кем она есть. Взял из ее рук бутылку, соприкоснувшись пальцами ненароком, и приложился к горлышку. Алкоголь давал о себе знать, все больше раскрепощая разум, что желал дальнейших откровений.
- Теперь я лучше понимаю эту грань твоей личности, какой путь привел к тому, что ты есть. А скажи, чем ты еще живешь? Развлекаешься, к чему стремишься, что тебя вдохновляет?

21

Эльфийка фыркнула настолько громко, что на секунду могло показаться, будто бы от этого звука сейчас посыпется потревоженный снег с веток деревьев.

- Живу... Ну, живу, порой, иногда, в перерывах. Был в "Оазисе" в Иридиуме? Так вот, я владею этим местом. Развлечений любого толка предостаточно, они уже мне опостылели. Люблю хорошие тренировки в рукопашном бою, люблю вкусную еду, люблю выражение лиц подчиненных, когда они понимают, что попались на проступке и теперь их ждет наказание. Люблю хорошую выпивку и шедимского "ифрита". Кстати, о нем, - Мираэль вытащила портсигар и закурила от факела, подумав, приглашающим жестом протянула серебряную коробочку эльфу, - Вдохновляет... Меня вдохновляет превосходство. Те, кто сильнее, влиятельнее меня - нет ничего лучше, чем стремиться вверх, чтобы стать лучше и вбить тем, кто тебя превосходил, зубы в глотку. Надеюсь, что за свой длинный эльфийский век за доживу до того момента, когда не останется тех, кого нужно превзойти, не останется тех, кто будет угрожать мне, когда можно будет...уснуть без ножа под подушкой, остановиться, отдохнуть. Это не вернет мне тех, кого я не смогла защитить, и не вернет мне ту меня, которую я потеряла на пути. Я не знаю. Я привыкла идти вперед, быстрее, выше, сильнее - но я так толком и не знаю, чего я жду и хочу в самом конце. Но пока я существую, я буду делать то, что умею, - она выдохнула облако дыма в морозный лесной воздух, - Ну а ты. Кто ты? Что ты? Зачем ты? Куда ты?

22

- Не бывал, но слышал. Впечатляет, - эльф еще раз взглянул в лицо собеседницы. Теперь уже несколько иначе. Она не только убийца с тяжелым прошлым, но и владелица крупного заведения.
- Звучит интересно, Мираэль, - когда та говорила о развлечениях любого толка. 
- Бывают такие моменты, когда ощущаешь, что твоей свободы недостаточно.  И хочется раздвинуть рамки привычного, и правильного, попробовать нечто новое... Я загляну в "Оазис" как нибудь и надеюсь на твое гостеприимство, - а Мира уже протягивала портсигар, словно бы отвечая на слова, желания эльфа. И прикурив коротким движением от факела, который между делом привычно оценил в плане энергетики, затянулся. Впрочем от крепости экзотичного табака и непривычки тут же не сдержался прокашлялся.
Эльф слушал ее дальше, более акуратно вдыхая в себя дым сигары удерживаемой меж двух пальцев.
- А знаешь, мы не такие и разные. Наши демоны похожи... Мне знакомо это ощущение непрестанной угрозы, когда тебя хотят видеть мертвым. И закома горечь утраты.
- Превосходство...
- тут эльф беззлобно, горделиво ухмыльнулся.
- Я всегда ставил на виду благие цели, вроде защиты себя и близких. Но в конце концов это чувство, желание превосходить куда более животное, хищное и первобытное. Ощущение где-то в глубине себя, что ты упиваешься тем уважением и страхом, что вызываешь у других. Мощь столь великая, что простые смертные могут лишь грезить. Давиться в бессильной зависти. И отказываться от даже попыток причинить зло, зная, что расплата настигнет неминуемо. - откровенно говорил чародей, будущий Архимаг, заглядывая в глубины самого себя.
- Я в своей жизни всегда стрмилюсь учиться у лучших и быть с лучшими. Аклория, Школа Ветров на Аскурии, "Зеркало Миражей". Сила открывает горизонты свободы. Путь к свершениям, что оставят отпечаток в истории мира. Мне интересно познать все, что связано с магией, меня вдохновляет безграничный полет в вышине, росчерк молнии рассекаюший небеса. И далекие, неиисследованные края, таящие в себе утерянные знания. Меня вдохновляет женская красота во всевозможных ее проявлениях, вдохновляют сильные, многогранные личности. - взгляд прямо в красивое, с ожесточившимися чертами, что придавало что-то особенное, лицо полуэльфийки.
Они ещё некоторое время поболтали да и распрощались на положительной ноте. Вполне вероятно, что следующая встреча будет уже в ее купальнях, как и хотел эльф.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4 7 февраля 17086 года, лес близ Иридиума, Мираэль, Экселум


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно