FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив завершенных боев » ЗОБ: Осквернённый эшафот


ЗОБ: Осквернённый эшафот

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s8.uploads.ru/brsf3.png
Инквизитор Эйзенхорн: ...за пособничество демонам, за организацию прорыва Скверны на Сайн-Алдоре, за покушение на жизнь Епископа Резерфорда, за убийство десятков наших братьев и сестёр, Альфарий Магнус де Кэссель, вы приговариваетесь к Суду Люммина.- Закончил зачитывать длинный список находящийся в паре метров напротив облачённый в сияющие небесным золотом доспехи архон с беспристрастным, каменным лицом и глазами, сулящими Альфарию лишь муки и боль, и, помедлив, сделал два шага, наклоняясь чуть вперёд, опуская своё лицо до уровня стоящего на коленях демонопоклонника, ровняясь с ним взором. -Надеюсь Люммин не смилостивиться над твоей душой, маргулов выкидыш.- Вместе с тихо произнесёнными словами треснула и маска, позволяя лицу исказиться смесью презрения, отвращения и чистой ненависти, лишь на миг, после чего Эйзенхорн умело вернул самообладание, распрямляясь и разворачиваясь к нему спиной. -Мариэль, приведите приговор в исполнение.- Отдал приказ облачённой в серебристые парадные доспехи девушке, стоявшей возле эшафота, сам с него спускаясь торжественной походкой под тихий звон висящего за спиной двуручного клинка, в такт движениям бьющегося о латы.

http://sg.uploads.ru/Cmkv8.png
Святая Дева Мариэль: «Милостью Сияющего да будет вымощен твой последний путь.»- Сказанная мелодичным голосом ритуальная фраза подкрепила выписанный ею в воздухе изящными жестами символ их бога, налитый светлым эфиром, как всё пришло в движение, спустя несколько секунд, как Святая начала свой ход подальше от эшафота.
Мистический круг, расписавший помост, засветился, налитый мощью древнего волшебства, символы и узоры в нём зашевелились, по спирали перетекая друг в друга, подобно змеям извиваясь, постепенно приближаясь к центру, с каждым пройденным оборотом окутывая тело Магнуса вспышкой света, что болью пронзала тело подобно сотне и тысяче раскалённых клинков. Он мог сорваться с места, пытаться биться в агонии из стороны в сторону, но четвёрка Воинов света крепко держала его на натянутых цепях из небесного золота, увитых особой руникой.

http://sh.uploads.ru/OhUFy.png   http://sh.uploads.ru/Oz40G.png   http://sh.uploads.ru/OhUFy.png   http://sh.uploads.ru/Oz40G.png
Подобно статуям они безмолвно наблюдали за страданиями демонопоклонника, без видимых усилий удерживая того на привязи. Можно было бы и принять их за неживых, если бы не редкое дыханием вздымание нагрудника.
Вторая такая же четвёрка расположилась перед эшафотом, парами по обеим сторонам от подъёма, щиты висели за спиной, а одноручные клинки они удерживали двумя руками пред собой в вертикальном положении, словно чествуя кого-то или что-то. Но точно не смерть проклятого преступника, скорее явление непогрешимой воли Божества.

http://sa.uploads.ru/ZV4Hk.png

На некотором удалении от эшафота по левую сторону стояла девушка, архонка, из тех, кого в народе называли «Амазонками». Так же как и многие другие она была облачена в парадную броню, хоть по ней и было видно, насколько она не привыкла носить подобное вооружение. За спиной виднелся лук и колчан полный стрел. Она внимательно наблюдала за ним, с видимым наслаждением на лице прикусывая верхнюю губу. Получала удовольствие, но Альфарий понимал, что отнюдь не от красы переливов древней магии в воздухе вокруг него. Амазонка следила лишь за ним, упиваясь его муками и болью, периодически слегка прикрывая глаза, чутко вслушиваясь в свои ощущения.

http://sd.uploads.ru/3F7Qv.png

На некотором удалении от эшафота по правую сторону стояла девушка, архонка, из тех, кого в народе называли «Амазонками». Облаченная в обычную дорожную одежду серых оттенков ткани и выцветших оттенков кожи, с луком и колчаном полным стрел за спиной, она даже не смотрела в его сторону, а на её лице застыла маска глубокой печали. Одна из тех, кто принял участие в его поимке и добился в этом немалых успехов, но в процессе... Кажется, он голыми руками придушил её напарницу? То ли подругу, то ли сестру, сейчас уже сложно было вспомнить её крики отчаяния в тот день.

Ритуал плавно подходил к своему завершению, покрывая тело сияющей сеткой магических символов, что с каждой секундой сдвигались всё ближе к центру его груди, подбираясь к сердцу. С каждой секундой всё глубже вгрызаясь в кожу, оставляя пылающим светом ожоги, пока лучезарные щупальца проникали в недра его ауры, в клочья раздирая её, вырывая наружу всё тёмное и мерзкое, что там содержалось, предавая это солнечному свету. В глубине же он почувствовал холод... И жар. Словно что-то бесцеремонно тянули из него, по капле, превращая это в нечто иное. Оно вырывалось из каждой поры его тела незримой дымкой, тут же распадаясь и исчезая, стоило лишь соприкоснуться с энергией творимого ритуала. Должно быть душа, лишь об этом он мог подумать, наблюдая за собственной казнью...

Как в глубине души послышался раскатистый смех. Заливающийся кровью друзей и врагов, сочащийся ядом и кислотой, смех безумца, познавшего истину, торжествующий своим превосходством, внушающий страх и предсмертный ужас в тех, кому довелось услышать его. Заглянув в свои мысли Альфарий узрел лишь голодный оскал, который, казалось, желал поглотить его в ту же секунду, а главное - мог это сделать.

http://s8.uploads.ru/SEdLI.png
-Они и вправду думали, что столь слабая печать сможет меня удержать? Глупцы.- Демонический лик растянулся в усмешке, а его взгляд, хитро сощурившись, из недр сознания Магнуса устремился в реальность, медленно перетекая с одного архона на другого, а затем вновь возвращаясь к Альфарию.
-Ты сделал то, чего Мы с тобою желали, сдержал своё слово не засомневавшись ни на миг... И оказался достоин награды, той, что была обещана. Почти. Осталось решить лишь одну проблему - выжить, но в этом ты мастер, я не сомневаюсь.- На лике промелькнула задумчивость, явно наигранная, дав Берсерку необходимую передышку. Только сейчас он понял, что стоило демону явиться, как боль, сковавшая его тело, ослабла, а помутненный рассудок прояснился.
-Убей всех присутствующих. Возьми то, что заслужил по праву сильнейшего!.. а я тебе в этом слегка помогу...-

Лик исчез, а на его место вернулась боль, став явно сильнее, ритуал был на пике своего завершения. Символы расположились на груди в определённом порядке, а всё остальное тело покрывал сияющий свет, прожигая каждый сантиметр но... Что-то изменилось. Миг, и в ответ из ожогов потоками заструилась скверна, с лёгкостью сметая действие ритуала, обретая форму сферы и ею расходясь во все стороны инфернальным взрывом, разрушая цепи, вместе с тем исцеляя... Ожоги затянулись за считанные секунды, аура оказалась сшита грубыми нитями извращённого эфира, а душа вернула утраченное в искажённом скверной виде. Разрастаясь, взрыв накрыл четырёх Воинов света, изъедая их тела, поглощая, а сделав это, потоками обратно возвращаясь в Альфария, наполняя его... Чем-то, вспышкой собираясь в обеих руках, формируя грубое подобие его оружия из плоти, кожи, и заточенных костей. В одной руке меч, в другой кистень увенчанный шипастым шаром. Демонолог понимал, что созданное Скверной оружие будет ничем не хуже своих металлических аналогов, а может даже лучше? Остатки витающей энергии закружились вокруг него, образуя купол кислотного цвета, который, как он смог ощутить, просуществует ещё, предположительно, несколько секунд, защищая от атак.

Вернув возможность воспринимать окружение, первое, что довелось увидеть Берсеркеру - стрелы и заклятия, ударяющиеся о временную защиту. Две стрелы от двух амазонок, заклятие же от Святой Девы, но всё не возымело успеха, истлев от соприкосновения. Все присутствующие враги уже находились в состоянии боевой готовности, обнажив оружие и сменив местоположение, насколько только хватило им времени. Битва началась.

Всё вооружение и расходные предметы из дневника недоступны. Всё, что на вас - грязная от длительного заключения и плохого обращения роба заключенного. Приятной игры!

Карта боя:

http://sg.uploads.ru/4ZBN5.png

2

Казнь. Трусливая, мелочная... Альфарий был изрядно разочарован архонами, что они привели его на пустынный плац, без свидетелей - лишь стража, палач и священник. Их маски надменности и лицемерия не могли обмануть берсерка, он прекрасно видел испуганные личины, сокрытые под броней из осознания собственной праведности и правого дела, что они вершили. Ни одного постороннего лица на сцене, только он и его приговор. Так убивают опасных преступников, тех, что одной своей личностью способны будоражить и внушать ужас толпе - пожалуй, демонолог был одним из таких. И это, внезапно, несколько портило его планы на кровавую и показательную бойню, но, стоило признаться, она не была ключевым элементом - сам факт срыва священного ритуала казни, освобождение и убийства в сердце правосудия Люммина и то, что последует за ним... Да, это была основная и главная цель Альфария и его союзника. Пускай берсерк был истощен, пускай из него вытягивали душу и сковали тело цепями, пускай мерзкие архоны изливают на него свою желчь и ненависть - он напитается ею, он вкусит плоды их надежд на победу всего правого и светлого, чтобы изрыгнуть обратно кислой, мерзкой жижой кровавого месива из их собственных тел. Хааа... час близок...

- Ваши судьбы... пред... рехшены... - связанный, ослабленный, Альфарий успел испустить последнюю фразу перед тем, как явился ОН. Голод. Порождение чистого конденсата самой Скверны, сущность, чье могущество опьяняло, та тварь, что заключила с демонологом роковую сделку. "Началось..." - подумал Альфарий, напрягая мускулы и безумно улыбаясь, словно боль, с которой из него вытягивали душу, была самым сладким для него наслаждением.

Вспышка. Волна Скверны и сильное пощипование на кончиках пальцев обозначали вмешательно демона - его потусторонняя мощь излилась наружу Вечным Инферно, вмиг поглощая тюремщиков Магнуса, перемалывая их плоть, ломая доспехи как бумагу, кроша кости и выпивая кровь, обращая все это в его Меч и его Цеп. Орудие Его Правосудия - единственное Право, которое ценил Владыка. Право сильного.
Право достойного.

- Пришла пора вершить настоящий суд, люминовы выродки! - Альфарий, крепко сжимая костяные ручки кошмарного оружия, обратился к своей внутренней силе духа и бросил быстрый взгляд на руки; он желал знать, наполнил ли демон напоследок его Врата Греха зарядами негатива или нет, и если нет, то отведенные куполом Скверны секунды берсерк потратит на их накопление. Вне зависимости от того, тратил ли он время на это или нет, демонолог раскрутит цеп кольцом и броситься на левый фланг воинов света, там, где за их спинами стояла амазонка, облаченная в церемониальный доспех. Именно подобные ей схватили Альфария... Единственный вид выродков, что вызывал у одержимого положенительные - похотливые, - эмоции и одну из таких он уже убил. Её напарница стояла на ином фланге... Глупая, она даже не подозревала, какая ужасная судьба ждет её бездыханный труп. Если, конечно, удасться её так же нежно придушить...
Вот только берсерк не был глупцом. Амазонки ловкие и стремительные враги и зная это, Альфарий тут же уличил слабое звено в обороне противника. Амазонка в церемониальный доспехах - легчая добыча, как черепашка в панцире, нужно только схватить её когтями и разбить о камни, чтобы добраться до мясистого нутра. Ну а уж очередь инквизитора ещё настанет... Приближаясь к стоящему крайним воину света, Магнус возденет клинок из плоти и кости в восходящем ударе, желая продавить оборону противника и в открывшийся зазор закинуть "утреннюю звезду" цепа взмахом наотмашь. Если эти два приема возымеют свой эффект, то Альфарий, не теряя времени, добьет воина парой сокрушительных ударов тяжелым оружием, после чего отскочит на пол шага назад, по направлению к бронированной амазонке. Ежели продавить оборону воина света не удастся, то Магнус не позволит загнать себя в окружение, отступая на свободный фланг...

3

К сожалению или радости демонопоклонника, демон не стал давать ему дополнительных преимуществ, по крайней мере из тех, о которых он только мог подумать, так что, обратившись к ощущениям собственного тела и духа, Зарядов негатива он не обнаружил, впрочем, тут же принявшись их набирать сам. Однако времени столь много отведено ему не было, спустя тройку секунд, стоило накопить лишь один, купол, успешно защищавший до сего момента от летящих стрел, дрогнул в последний раз и исчез, оставив в воздухе постепенно рассеивающиеся блеклые переливы инфернальной магией. Правда и противники не тратили время попусту, по крайней мере двое. Мариэльсосредоточилась, что подсказывал опыт Альфария, на магии, как и Инквизитор, замерев в боевом положении не сводя со своего врага глаз. Рядовые солдаты же, столь почетно именуемые "Воинами света", замерли в Оборонительных стойках, их план на предстоящее был прост и прям. Служить щитом, оборонительной преградой меж Берсерком и остальными присутствующими, не пропускать его, пока остальная команда положит конец его жизни.
Но не похоже, что подобное могло остановить заключившего контракт с проклятыми силами, ибо, как только исчезла защита, он сорвался с места на левый фланг, под наполненный яростью приказ Инквизитора.
http://s8.uploads.ru/brsf3.png
-Никакой пощады ублюдку!- И, казалось, эта фраза повлияла на остальных архонов пуще смерти собратьев на эшафоте. Вмиг их внешний вид наполнился уверенностью и праведной решимостью во что бы то ни стало забрать Магнуса в могилу, пускай даже ценой своей жизни. Однако просто стоять и смотреть за направлением движения Воины света не собирались, стоило лишь увидеть траекторию, как они пришли в движение, сдвигаясь влево, но не на много успели до того, как он врубился в самого левого из них. Восходящий удар прочертив смертельную черту снизу вверх впился в щит Воина, прорезая его подобно горячему ножу масло, оставляя глубокую борозду и откидывая вместе с рукой его держащей вверх, заставляя цель открыться для удара цепом Наотмашь, который, однако не достиг тела врага. Второй Воин света закончил своё движение, подшагивая прямо под удар, чуть вытягивая руку и подставляя щит, от столкновения с оружием который треснул и слетел с руки, не сумевшей его удержать. Чуть разворачивая корпус, позволяя телу следовать инерции правый Воин в ответ ткнул Берсерка в бок классическим Выпадом, одновременно перетекая в «Боковую» стойку. По крайней мере попытался, ибо мастерство Альфария было куда выше, так что он с лёгкостью пропустил удар мимо себя, отшагивая в правую сторону, но вместе с этим подставляясь под атаку с другого фланга, следить за которым попросту не успевал. Острая стрела впилась в плечо, прошибая кожу и пуская первую кровь, вызывая болезненные ощущения и почти незаметную скованность в движениях правой рукой. Миг и лучницу перекрыл левый Воин света, намереваясь наносить прямые удары своим клинком. Но не только это составляло основные проблемы, всё же столь слабые воины не представляли для демонопоклонника большой угрозы, а вот остальные - да. Он ощутил как его тело начали покидать жизненные силы, капля за каплей, в плохо заметном в пылу ближней схватки эфирном потоке зелёного цвета утекая прямо к Мариэль. Вместе с тем Инквизитор уже приближался, а его тело сверкало появившимся поверх слоем магической стали.

Карта боя:

http://s5.uploads.ru/6hAIY.png

4

Альфарий соберался мгновенно возвратить блокированный цеп ударом с ноги и целя в крайнего стоящего врага, что следовало так же изрубить в кровавое месиво серией рубящих ударов, приближая пробуждение кровавого ража. Подобный враг не должен задерживать натиск берсерка и он настигнет свою цель, проламывая те препятствия, что обойти невозможно! Игнорируя раны и странный магический эффект, не обращая внимание на приближающегося инквизитора и всецело игнорируя потуги воинов света зажать его, Альфарий, заняв "выжидающую" стойку сорвется в рывке на бронированную амазонку, поражая ее ударом с плеча и простейшим выпадом, целя острие кошмарного меча в сочленение церемониальных лат.

5

Не стоило увязать в ближнем бое, надеясь быстро убить врага, пускай и более слабого, но сражающегося от защиты, под крепкой обороной щита, обычными ударами который обойти было практически невозможно. А уж тем более если такой противник не один и работает в команде с другими, что лишь подкрепляло его силы. Предыдущий удар цепа Альфария не прошёл мимо, ударившись в щит одного из врагов, гася свою силу и импульс, но несмотря на это Берсерк решил использовать удар с ноги, перенаправляя полёт тяжелого шипастого шара и придавая ему усиление, однако в таком виде приём был не сравним по силе с обычным ударом. Да и способ применения оказался достаточно прямолинеен отчего шар попросту ударился о нижнюю грань щита, в место, пару секунд назад прорубленное восходящим ударом, проламывая его и ударяясь в тело Воина света, однако уже недостаточно сильно, что бы пробить защиту и нанести хоть сколько-то существенные повреждения. Сразу вслед за этим Магнус обрушился всё на того же воина градом Рубящих ударов, оставляя зазубрины и зарубки всё на том же щите, который противник крепко сжимал в своей руке, постепенно смещаясь влево, пока его щит окончательно не превратился в труху. В то же время второй Воин света, оставшийся без щита, решил воспользоваться ситуацией и нанести несколько ударов, свершая диагональный Рубящий удар, который Альфарий успел без труда принять на рукоять цепа, а затем, лёгко подтягивая клинок назад, не меняя его положение, переводя рубящий удар в резкий и точный колющий Выпад вдоль рукояти цепа, от чего Альфарий защититься уже не мог, корпусом уходя в сторону, из за чего вражеский клинок не вонзился в тело, но оставил глубокий порез на плече. Но это всё было лишь пылью в глаза и удар пришёл с третьей стороны, с которой Альфарий уже попросту не имел ни возможности среагировать, ни защититься, ни уклониться, занятий битвой на два фланга. Клинок третьего воина света в колющем Выпаде глубоко вонзился в бок демонолога, погружаясь в плоть почти на половину своей длины, прорезая внутренности. И пускай Магнус был привычен к боли, мог ей сопротивляться, как и самому ранению, но противник не спешил вытаскивать оружие из раны, прикрываясь щитом и крепко удерживая свой клинок, лишь глубже его вонзая, мешая Альфарию активно двигаться, покуда оставшиеся два Воина света смещались. Тот, что только что потерял щит оказался с фланга, а тот, что потерял щит несколько секунд назад - прямо спереди Альфария. Но и не это уже являлось главной проблемой.
Инквизитор, держа Среднюю стойку, уже бежал на окруженного демонолога, явно намереваясь воспользоваться ситуацией, а его оружие ярко сверкало переливами накопленной мощи, что без слов давало понять - пропустить такой удар Альфарию было подобно самоубийству. Последней деталью ухудшающегося положения Магнуса стала постепенно нарастающая слабость от потери жизненных сил из за заклятия колдуньи, и пускай пока это было лишь каплей в луже его положения, но вскоре это грозило перерасти в весомую проблему, серьёзную угрозу его жизни.

Карта боя:

http://s7.uploads.ru/YytMV.png

6

Сломить оборону пусть и слабого, но подготовленного и готового защищаться противника, оказалось не так-то просто для берсерка. Вступив в опрометчивую схватку, Альфарий подставлялся под удар и вскоре должен был быть окружен, что оказалось для него немалым открытием, очерченным метким выпадом меча в спину. Тупая, саднящая боль пронзила бок и оскверненный эшафот огласил несчастный рык, переходящий в стон; или же стон, сорвавшийся на яростный рык... Воин света пытался окончательно сковать варлорда боем, но Магнус не собирался так дешево продавать свои жизни в бою с недостойным противником. Совершая резкий взмах мечом, Альфарий скрестил гарды своего ужасного оружия с клинком противника, собираясь совершить обезоруживание с всей доступной ему силой. Не просто ранить руку воина света, но как минимум сломать или прорубить в сочленение латной перчатки и избавить того от кисти. Впрочем, так или иначе, берсерк собирался лишь перерубить тонкую нить контроля над собой, дабы потом уйти рывком в сторону эшафота, покидая опасное положение и начиная все сначала... Но теперь с куда менее выгодным начальным положением. К слову, в случае успеха маневра, то первым делом демонолог извлечет из себя архонский меч.

7

Резким движением скрещивая клинок с оружием врага, вонзённым в его тело, Альфарий так же не преминул возможностью отшагнуть назад, пропуская пред собой взмахи клинков двух Воинов, лишённых щитов, в настоящий момент делавших упор на боевое сдерживание опасного Берсерка. Заточенная сталь в сантиметрах прошла мимо его корпуса и плеча, однако сам он вместе с движением, на инерции довершил свой приём, провернув костяной меч и силовым взмахом, в который вложил почти всю свою неудержимую мощь, отрубил кисть врага с приятным для слуха хрустом костей, освобождаясь от плена и, на полуобороте рывком сорвался с места добираясь до эшафота за мгновения до того, как инквизитор добежал и взмахнул клинком. Успел, но много ли пользы принесла подобная тактика? Повреждения получил как Альфарий, так и его противники, а бой вернулся к исходной точке. Магия всё так же продолжала выкачивать из него жизнь, и не похоже, что девушка собиралась прерываться на лечение раненых, а лучницы вновь оказались в поле зрения, начав обстреливать Магнуса с удвоенным рвением. От одной стрелы он отшагнул, вторую же попросту сбил взмахом костяного меча, в то время как другой рукой вырвал меч воина света из своего бока, не выпуская при этом цеп.

Карта боя:

http://s3.uploads.ru/sHEqf.png

8

Загнанным зверем Альфарий метался по полю битвы, пытаясь ухватить фортуну за хвост, но та, с ехидным, болезненным смехом, все продолжала ускользать от одержимого... Ну что же, не впервой Берсерку бороться с незыблемыми обстоятельствами, ломая им хребет в самый критический момент. Цель перед демонологом была ясна - открывшаяся, легковооруженная амазонка уже натягивала новую стрелу, целя в сбежавшего заключенного...  Был ли в их глазах страх, отчаянье или только лишь праведный гнев? Магнус верил, что страх не чужд ангельским выкидышам и жаждал вкусить его сполна... Более не пытая удачи в лобовой атаке на воинов света, усиленных теперь инквизитором, Берсерк что было сил сорвался на бег по направлению к амазонке, идя по легкой, противоположной основной массе врагов дуге. Без брони, полный сил, пускай и надломленный ранениями и вражеской магией, Альфарий все ещё мог развивать хорошую скорость в кратчайшие сроки и он верил, что сможет сделать это, игнорируя все. На периферии внимания остаются воины и инквизитор, но их присутствие демонолог не собирался упускать; вполне ожидая, что рывками они попытаются отрезать ему путь, Берсерк готовился встретить их встречными ударами и мощными, режущими ударами костяным мечом. Если же ему все-таки удастся настичь амазонку, то её жизнь тут же будет прервана несколькими мощными ударами парным оружием  без лишних изысков и ухищрений...

9

Невзирая на раны и боль резко сорваться с места в старте спринта на короткую дистанцию, как подобает истинному войну любого авангарда, подстать физическим умениям атлета мастера в совокупности с недюжей силой, правда, разгон на максимально возможную для него скорость бега не был возможен в одно мгновение, но и этого должно было быть достаточно. Стремительно пересекаемые метры, сокращаемое расстояние с выбранной целью, уже мысленно раздевая архонскую деву от оков плоти и костей, однако... Не стоило забывать и о других противниках, что двигались в такт ему, боеспособные сокращая дистанцию, а однорукий, зажимая повреждённую конечность, отступая. Главный же противник, сдвинувшись по диагонали, тут же сорвался с места в очень быстром рывке преграждая Альфарию путь, взмахивая массивным двуручным клинком, объятым вспышкой грубой силы, несущей смертельную опасность демонологу. Однако Альфарий и не забывал, готовясь к такому исходу, мысленно представляя ситуацию заранее и от того среагировал практически моментально, неудержимо действия. Взмах встречного удара костяного кистеня был лучшим решением, с силой сбивая оружие Инквизитора, позволяя удару ужасающей силы пройти мимо, и тут же, пользуясь моментом, нанести несколько режущих ударов по телу противника, что... было не лучшим решением. Одноручными клинками можно было наносить три основных вида ударов - повреждений, колоть, рубить и резать, последний же вид был наименее приспособлен против бронированных целей и от того был наименее эффективен против Инквизитора. Закованного в массивные прочные латы. Окруженного стальным покровом. Пускай Берсерк и был силён, умёл, но этого хватило лишь что бы с трудом порезать магический щит врага, лишь в паре мест оставляя короткие царапины на самих доспехах, но не более того. Во время этого процесса враг, никак не скованный ударами демонопоклонника, словно их и не замечая, легко вернул обладание оружием из за того, что держал его двумя руками, и, пользуясь открытой позицией Берсерка, нанёс свой восходящий удар. Альфарий был силён, вынослив, являя собой олицетворение могущества людского предела, но его никак нельзя было назвать быстрым и ловким, он просто не успевал полноценно уклониться, но мог блокировать. Понимание настигло его моментально, даже раньше, когда он только увидел архона - блокировать его удары будет последней ошибкой в его жизни. Всё, что пришло ему на ум - отпрыгнуть, вкладывая в бросок всю свою силу и волю, чем располагал, по диагонали, надеясь успеть выйти из зоны поражения оружия врага хотя бы настолько, что бы полученные повреждения были не столь губительны. Что он и сделал. Кончик клинка врага прочертил алую дугу на  теле, от пояса до плеча прорезая кожу, плоть и на наиболее длинном участке кость - разламывая пару ребёр. Вслед за ним в торс вонзилась очередная пара стрел от двух амазонок, определённо следивших за развитием событий, прицелившихся и подгадавших момент. Кажется, одна из них оказалась наиболее удачной, пробив лёгкое. Кровь брызнула, окропляя каменную брусчатку площади, растекаясь по телу, багряня одежду заключенного, с каждой пролитой каплей агонии вызывая столь привычное, долгожданное и родное ощущение... Чувство закипающей ярости.

Карта боя:

http://sh.uploads.ru/Gdroq.png

10

Короткая свалка, возникшая на смертоносном пути Альфария, не застала берсерка врасплох, но заставила его остановиться. Серия быстрых, убийственных для обычного человека режущий ударов, не оказала никакого эффекта на инквизитора и тот, игнорируя потуги варлорда, смог вывернуть меч и нанести широкий, рассекающий удар, боль от которого слилась с глухими тычками вонзенных стрел... Жизненные силы стремительно утекали из истерзанного тела Владыки, его грудь сковала паутина сломанных ребер, причиняя неудобства при частом, шумном дыхании, а вместе с тем каждый вдох отмерял губительные секунды воздействия жрицы... Положение вещей явно складывалось не в пользу Магнуса, но у него не было времени отчаиваться и сокрушаться, была лишь ярость и жажда крови, вражеской крови, её алой реки и криков боли, объятых инфернальным пламенем невообразимых страданий... Видения безумия, ощущение множества ран и залитая кровью туша, Берсерк был загнан в самый угол, туда, откуда уже нельзя было увернуться даже на краткую передышку и не оставалось ничего, кроме как идти вперед, прорубая выход своей вскипающей ярости.
- Ангельский выкидыш, ты сейчас сдохнешь!!! - взбодрив свою тягу к жизни кличем Силы единения, демонолог, находясь в непосредственном соприкосновении с противником, и уже пропустивший серьезный удар, тут же среагировал на вознесшийся над своим рассеченным плечом двуручный меч, совершая встречный удар кистенем, но целя жгутом сверхпрочной плоти, связывающий костяную рукоять и боевую часть оружия, на лезвие клинка, инстинктивно рассчитывая добиться хотя бы частичного эффекта обезоруживания, заполучив контроль над движениями инквизитора. После чего, совершив пол шага вперед, вкладывая недюжинную силу, совершить серию стремительных выпадов, целя в открытую подмышку, между наплечником и кирасой, потом горло и, согнув ведущую ногу в колене, со всей возможной силой вонзить костяной клинок в пах, все это время не давая врагу достойно защититься или отступить. Недооценка противника, горячность, окрыленностью помощью демона затуманила разум Варлорда, но никогда не было поздно одуматься, особенно, когда уже смертельные раны отсчитывали последние мгновения перед смертью...

Или рождением безумной ярости.

Так или иначе, серия колющих ударов была лишь преддверием вспышки ярости, обретшей свою форму в зеленой вспышке смертоносной молнии Погибели Света в упор инквизитору. Альфарий шел ва-банк - либо уничтожить сильнейшего врага из стана архонский выблюдков сразу, либо пасть самому в пучину позора и окончательно неконтролируемой ярости, расплескивая ненависть и злобу везде вокруг.

11

Хриплый от пробитого лёгкого, но ничуть не менее устрашающий, наполненный первозданной яростью боевой клич, маслянистыми волнами сотряс воздух, разогревая и без того пылающие мышцы, разгоняя бьющуюся кровь по венам, наполняя тело Силой, недоступной рукам обычного смертного. Альфарий был способен на многое, несмотря на многочисленные раны, от небольших по его меркам порезов, до тяжелых травм, он продолжал действовать подобно катящейся с заснеженных гор Северного рокового хребта лавине, неукротимо погребая всё под собой. Резкий взмах встречного удара цепом жгутом плоти, укреплённой демонической силой, наложился на клинок двуручного меча, захлестывая костяным шаром оружие, оплетая и силовым движением руки уводя оружие врага в сторону, в тот же миг синхронно подшагивая в колющем выпаде. Кровь оросила костяное лезвие, пробившее как покров магического металла, так и стык наплечника и нагрудных лат, на треть вонзаясь в плоть не имевшего возможности защититься противника.
http://s8.uploads.ru/brsf3.png
Кхх... — Вместе с шипением лицо Эйзенхорна скривилось от причиненной ему боли, но не похоже, что это хоть сколько то поколебало его решимость, даже напротив. Инквизитор одной рукой резко отпустил рукоять своего меча, хватаясь за костяное лезвие, вонзенное в тело. Глупый поступок, это не могло помешать выдернуть демонологу одноручный меч, прорезая руку сквозь перчатку, лишь замедлить... Но этого инквизитор и добивался. Выигрывал мгновения времени, пока союзники приближались в очередной попытке окружить Альфария, отрезая его от пространства манёвра, загоняя... Более того, лишившийся немалого количества жизненных сил, ощущая слабость, теряя в физических возможностях, пускай и не столь критично, он ощутил, как действие губительного заклинания прекратилось. Легкое облегчение могло коснуться его разума вплоть до момента, как тело инквизитора засветилось бледной вспышкой изумрудного эфира, а ладони покрылись насыщенным покровом. Полученные раны, будь то порез ладони и прокол плеча начали стремительно затягиваться, а сам его вид стал более... Внушительным? Крепким? Магнус вряд ли мог подобрать подходящее словно, но с вершины своего опыта отчётливо понял - теперь одолеть это врага будет ещё сложнее, если вообще возможно с текущими используемыми силами.
Так или иначе но он продолжил атаковать градом колющих ударов, часть из которых прошла лишь вскользь скрипом металла из за участившихся движений инквизитора, вновь перехватившего своё оружие, резко потянувшего меч на себя, подтягивая Берсерка, с силой проворачивая и освобождая клинок. В этот момент Альфарий уловил подходящий момент, либо сейчас, либо враг вновь окажется способен полноценно защищаться! Резкий взмах освободившегося цепа породил кислотные молнии чистого инферно, вонзившиеся в ещё открытую грудь Эйзенхорна, проплавляя нагрудник, разжигая открытую грудь и... Не более того, поскольку демонолог на своём рвении сумел свершить приём даже менее минимально возможной для него силы.
Эйзенхорн этого даже не заметил, ни поморщился, ни поколебался ни на миг, словно и вовсе ничего не произошло, словно вовсе не чувствуя боли, иль так и было на самом деле, занося меч и нанося сильный удар, который Альфарий был вынужден принять на верхнюю часть рукояти цепа и лезвие клинка лишь так надеясь от него защититься. Послышался лёгкий хруст, кажется одно из орудий треснуло, или даже оба. Насколько он мог судить - пока это не имело значения, но если он продолжит принимать на них такие удары - рискует в скором времени лишиться последних средств своей защиты. В тот же миг одна из стрел вскользь разрезала его открытую шею, пуская обильно текущую кровь, а вторая вонзилась меж ребёр. Обе архонки уже достаточно долго методично обстреливали его, наблюдая, приноравливаясь, и, похоже, уже привыкли к ритму и возможностям его действий. Дальше он мог предполагать лишь худший результат, если срочно не сумеет ничего изменить!
Впрочем вряд ли обстрелу было суждено продолжаться, когда ловушка почти захлопнулась, а первый подошедший Воин света уже собирался нанести свой удар...

Карта боя:

http://s5.uploads.ru/cBZow.png

12

Положение Альфария, не смотря на все его могучие потуги, лишь продолжало ухудшаться. Несколько точных ударов, что должны были сильно снизить возможности инквизитора эффективно сражаться, были нивелированы магией, и даже наоборот, палач демонолога стал сильнее, чем был. Слепая, неукротимая судьба вот-вот была готова вынести свой приговор, а приключения одержимого в бренном мире подходили к концу, но... За холодным осознанием неизбежной смерти, каждый сталкивался с чем-то своим. У кого-то перед глазами пролетала вся жизнь, кто-то вспоминал любимые, иные скорбели о родителях, с коими не успели распрощаться... За могильным ликом смерти Альфарий видел лишь Ярость. Какие-бы сильные раны он не понес, какую боль бы не испытывал и чтобы не преграждало ему путь, лишь Ярость была ответом - единственным другом и союзником. И Ярость уже нависала над Берсерком, мелкими разрядами силы духа пронзая поврежденные мышцы, обволакивая кости, концентрируясь в точках ужасных ран.
Сдаваться?! Ни за что! Стиснув зубы до скрежета, Магнус воззвал к Скверне в своей душе, к Возрождающей боли и отскочил на пол шага от инквизитора, на ходу раскручивая цеп восьмеркой, после чего вновь бросаясь на встречу судьбе, восходящим ударом заставить архона защититься от столь дерзкого нападения, и тут же контратаковать на взлете, целя боевой частью кистеня прямо в челюсть ненавистного архона, а после, возвращая его на голову. После же приземления, демонолог группировался для новых, стремительных атак наотмашь и дерзкого выпада по приблизившемуся щитоносцу. Первым ударом заставить опустить щит, вторым - проткнуть череп, вонзая острие клинка в забрало шлема. Альфарий бил яростно, со всей возможной ему силой, со всем остервенением загнанного медведя, намереваясь если не уничтожить, то страшно изувечить врага, брызгая хлопьями вспенившейся слюны, вперемешку с кровью. Если Берсерку суждено умереть здесь, то произойдет это лишь когда последняя капля крови покинет его онемевшую от бессилия и смертельных ран плоть...

13

Боль. Чувство, присущее бренному телу, то, чего многие живые пытались избегать, от чего желали оградиться, прочно связывая свою жизнь с безопасным, мирным занятием, обеспечивающим достаток в примитивных потребностях. То, к чему привыкли люди воинского ремесла, раз за разом переживая это ощущение в веренице бесконечных схваток, в пылу которых рано или поздно наставал конец их жизни, но лишь немногие шагнули за её грань, приняли в теплые объятия, подобно любовнице на ночном привале, прочно связывая боль со своим существованием. Магнус был одним из них, тех, кто нашёл в ней источник своей силы, на пике эмоций научившись извлекать из неё пользу. Мановением первобытной ярости Возрождающая боль пронзила его тело инфернальным потоком, обращающим вспышки агонии в нить его собственной жизни. Отскок на пол шага назад - боль пронзила грудь, чуть затянулось несколько порезов. Активное движение руки, раскручивающее цеп Восьмеркой - очередной приступ и последовавшее лёгкое исцеление. Он постепенно возвращал свои силы, а столь отдалённая надежда на светлое будущее больше казалось недостижимой! Резкое сближение, рывок вперёд к своему врагу, занося клинок для удара, но свист с боку отвлёк на мгновение. Взмах! Чужой меч прорезал ведущую руку. Плевать! Взамен новой ране затянулась одна из старых, не меняя расклада. Инквизитор попытался разорвать дистанцию, но не поспел за яростным стремлением Берсерка. Восходящий удар встретил преграду двуручного клинка и отбросил её в сторону, вверх, но враг не засомневался ни на миг, словно предполагая сей исход, продолжая движение назад, отклоняя корпус, пропуская кончик лезвия в считанных сантиметрах от лица, как и последовавший за ним костяной шар, но и это не было окончанием. Удар в приземлении, однако, вместо головы встретил плечо, поскольку враг в последний момент успел отшагнуть в сторону. Раздался скрежет сминаемого металла и громкий хруст, а тело архона покачнулось в сторону. Это был серьёзный удар, но не похоже что он даже на миг задержал Эйзенхорна, вовсе не ведающего боли и усталости. Он вновь заносил свой клинок для могучего взмаха, пускай и делал это куда более скованно чем раньше. Альфарий успевал поразить Воина света до того как это произойдёт, что бы попытаться защититься, но... Остальные враги не стояли и не ждали пока он закончит, действуя вместе с ним, в то же время и в том же месте. Стоило лишь демонопоклоннику приземлиться, как в него уже летел колющий выпад. Он успел двинуться в сторону, позволяя хладному металлу всего лишь прорезать бок, пуская кровь... Бесполезно! Взамен новой ране пропала одна из старых, а он в свою очередь отбил щит врага взмахом цепа и сразу вонзил острие костяного меча врагу прямо в лицо, не щель забрала, на это у него не хватило отточенности движений, но столь же эффективно, пронзив шлем, прекращая жизнь ангельского выродка. Но в тот же момент увидел кончик лезвия, торчащий из собственной груди, поскольку ещё один враг за всё это время успел зайти ему за спину и нанести удар. Сковавший движения инквизитора, достаточно для мерцания двуручного клинка. Альфарий на всей своей силе подался в сторону, но добился лишь того, что со свистом отлетела его вытянутая в выпаде костяного меча рука почти по самое плечо, вместо разрубленной надвое головы, а боковое зрение уже отмечало летящую в неё стрелу лучницы, да занесённый для удара меч ещё одного противника... Неужели это был его конец? Иль лишь начало выхода яростного зверя на волю, наконец пробужденного практически смертельным ранением, бушующего в Кровавом раже...

Карта боя:

http://s5.uploads.ru/O2eoh.png

14

Смертоносные удары, вспышки возрождающей, уютной, такой родной боли... Альфарий ощущал, как его накрывает кровавый мандраж, преддверие безумия, потеря контроля. Это было похоже на погружение в ванную, полную кипящего масла, что подобно исцеляющей воде приносило душе чувство гармонии, правильности. Ведь именно так ощущает себя Берсерк, когда кровь вокруг льется рекой, а этика, моральные принципы, тактика и мастерство растворяются в пучине неудержимого хаоса абсолютной, беспощадной схватки. Альфарий не собирался сдаваться, Владыка был слишком силён, слишком зол и слишком сильно ранен, чтобы понимать хоть что-то! Была лишь битва, был лишь он и враги вокруг, дрожащее мироздание и цели, как мишени в тире, весь мир сужался до них, сужался до настигающих угроз и источаемой опасности. Одержимый погружался все глубже и глубже в свою стихию... Лишь смерть остановит его!

Потеряв руку, окруженный и забитый, Магнус лишь взревел с новой силой и яростью! Не осознавая своего плачевного состояния, неминуемого поражения, он жаждал лишь ещё больше боли и страданий, отбрасывая из своей души весь мусор, навязанный цивилизацией. Защита? Парирование? Планирование за кратчайшие доли секунды? Лишь инстинкты и звериная ярость! В попытке уйти от настигающего меча инквизитора, Альфарий заметил чудом подлетающую стрелу вместе с занесенными над головой клинками. На одних лишь рефлексах он согнулся в коленях, головой поровнявший в пояс окружавших его архонов, вместе с тем кольцом раскручивая в уцелевшей руке цеп. Он не пытался уклониться, он следовал своим инстинктам, природе, что заставляла его встать на четвереньках, наскоком бросаясь на самого опасного врага! Эйзенхорн... Широким взмахом, Берсерк занес боевую часть кистеня за инквизитора в попытке совершить обманку, вместе с тем разгибая колени и буквально срываясь если не в рывке, то прыжке, целя лбом прямо промеж ног инквизитора. Альфарий физически не смог бы ударить кистенем по корпусу, а потому пытался ударить боевой частью или обвить бедро архона мясистыми жилами, заставляя его терять подвижность и вместе с тем окончательно сокращая дистанцию, низводя все боевое преимущество двуручного меча. Одержимый собирался опрокинуть врага на спину со всей возможной ему силой, буквально по нему переползти вперед, параллельно вгрызаясь зубами в шею, лицо, уши, нос, во все, что что только возможно было, нанося беспорядочные удары головой и рукоятью кистеня, если это было возможно. Все, что сейчас внутреннее желал Альфарий, это было лишь снести врага и по его охладевающему трупу покинуть окружение, дабы иметь возможность убить или покалечить ещё хоть кого-нибудь! Ни мысли о поражении, ни секунды промедления, ни единой мысли! Лишь инстинкты! Рефлексы! ЯРОСТЬ!

15

Кипящая ярость, жаркой хваткой вцепившаяся в рассудок, безумие, безудержно бьющее в венах, нечестивыми волнами растекаясь по телу, придавая мышцам неведомые обычным существам силы, а в унисон ему услаждаясь льющейся болью довольно рычало инферно, награждая своего верного слугу осквернённой сутью самого исцеления. Воплощение истинной мощи на грани дозволенного смертным созданиям, призрак битвы, идущий на запах опасности, с которой прочно связал свою жизнь, погибая в сражениях раз за разом лишь затем, что бы возродиться вновь подобно фениксу, становясь всё сильнее. Вот что такое Берсерк, с настоящим проявлением которого доведётся столкнуться сейчас врагам Магнуса. Пробили грудь, отрубили руку, окружили?! Плевать! Этим его было не остановить! Летящие атаки, ведущие к скоропостижной смерти? Ничтожно! Нужно всего лишь пригнуться, пропуская их над головой, тут же раскручивая единственное оставшееся оружие - цеп, подаренный демоном, обращая внимание лишь на одного - Инквизитора. Ненавистного Эйзенхорна, на ком клином сошёлся мир и ненависть Альфария. Он всему виной! Мелькнувший взмах шара - обманка, на которую инквизитор повёлся, в пустой попытке защититься, как в тот же момент могучее тело израненного воина влетело в него, опрокидывая наземь, погребая под тяжелой тушей, наполненной остервенелым рвением. Повалить, избить, уничтожить, добраться до его нежной плоти, внутренностей и пустить их на волю. Любые средства были хороши, любой клочок тела обращен был в оружие. Резкие удары цепа, локтем, кулаком, рукоятью, даже головой, бьющейся об остатки стального покрова, тут же лопнувшего под неистовым напором, позволяя зубам добраться до шеи, вгрызаясь в неё, оружие вдавливая прямо в морду. Кажется, полетели удары, не двуручным клинком, что попросту было бы невозможно, но руками, кулаками, которые демонопоклонник даже не заметил, не ощутил, в безумном порыве спеша забрать противника с собой, но... Он, в отличии от Альфария, одиноко брошенного судьбой в безвыходную ситуацию, был не один. Его союзники окружали его. Оставшиеся Воины света, лучницы, магесса жизни не собирались бросать инквизитора на погибель, тут же действуя в решительном порыве его спасти. Секунды и раздался удар, ознаменованный хрустом пробитых костей, от которого мир пошёл рябью, померк, а следом за ним и второй, окутавший зрение тьмой. Похоже, Воины света попросту воспользовались удобным моментом, примерились и нанесли синхронный удар по открытой голове, один из которых оказался последним.
Он снова оказался во мраке, но теперь, похоже, в последний раз, встречаясь лицом к лицу с демоном, оскал которого сквозил недовольством.
http://s8.uploads.ru/SEdLI.png
Ты не справился и лишился всего, кроме последнего, что я заберу с собой на Каад. Возрадуйся новому началу, если ещё будешь помнить свой путь. Произнёс он и раскрыл свою пасть, поглощая то, что более Альфарию не принадлежало. Остатки его осквернённой души.

Поражение!
Альфарий: +0 боевых баллов


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив завершенных боев » ЗОБ: Осквернённый эшафот


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно