FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Апрель 17087. Иридиум. Элси, Руня


№4. Апрель 17087. Иридиум. Элси, Руня

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

Элси с сомнением покосилась на связку тонких восковых свечей в плетеной корзине. Хватит ли их на неделю? В корзину тем временем отправился горшочек с маслом, пачка сахара в плотной промасленной бумаге, спички – едва не забыла, - маленькая коробочка со специями. Улыбчивый краснощекий лавочник складывал в корзину на прилавке все, на что указывала Элизабет, и очень удивился, когда полуэльфийка выбрала свечи, на которые раньше и не смотрела. Элизабет удивилась его удивлению. Знать постоянных покупателей в лицо это одно, но помнить, что те обычно выбирают, уже совсем другое. Пришлось объяснить, что руны света в ее доме почти разрядились, а знакомый мастер как раз уехал из города. Ну да это ничего, работать можно в коллегии, надо только держать запас свечей дома. Тем более что дни уже стали заметно дольше и светлее. А вот дома у нее тусклый, мерцающий волшебный свет грозил иссякнуть в любой момент. Так и случилось через два дня. Свечей, света от которых Элси ни на что не хватало, не стало уже очень скоро. Наверное, не надо было зажигать их все сразу и расставлять по всему дому, но того потребовал комфорт. Утром она пошла к лавочнику за новыми свечами. Тот выглядел бледным, осунувшимся и будто даже похудевшим, если возможно на ровном месте похудеть меньше чем за неделю. Отговаривался усталостью, бессонницей, сетовал на возраст и погоду, но чутье говорило Элси, что столь внезапное ухудшение здоровья на возраст и погоду не спишешь. Опыт так и вовсе утверждал, что без магии здесь не обошлось. Чтобы быть уверенной, она использовала пленение хвори – и ничего не произошло, хуже она себя не почувстовала, а значит, причиной недуга было проклятье. На минуту задумавшись, кому и зачем понадобилось проклинать безобидного содержателя бакалейной лавки, да еще и в столице под носом у министерства и служителей Инноса, она применила умиротворенное отрицание. Вышло это легко и быстро, проклятье развеялось будто его и не было, что говорило о том, что применивший его маг был не очень-то силен или умел. Мужчина на глазах вернул себе здоровый цвет лица и возликовал, наградив Элси целой связкой свечей в подарок. Она не стала говорить, что дело было в проклятии. Может, он в таверне случайно опрокинул кружку на темного мага или на ногу наступил, но убивать лавочника никто вроде не собирался. Проклятия, как она знала, такой силы обычно не имеют, да и в арсенале темных магов есть вещи пострашнее для изничтожения себе подобных.
Она вновь пришла пополнить запасы через неделю, оказалось, что свечей для комфортного чтения вечерами нужно очень и очень много, а отказывать себе в этом маленьком удовольствии она не привыкла. И – да как так-то?! – вновь увидела бледную тень прежде веселого лавочника. Тот вновь принялся уверять, что причиной всему нездоровье, но он регулярно пьет особый травяной настой, от которого буквально позавчера почувствовал себя лучше. А вот с утра как-то снова занемог. Элизабет с подозрением отнеслась к упоминанию травяного настоя, и, бессовестно пользуясь положением и грозя уложить лавочника в больницу и тем самым закрыть его доходное дело на неделю, велела принести подозрительный настой. Она очень хотела, чтобы дело оказалось в нем, так как лучше иметь под боком травника-шарлатана, чем злопамятного темного мага. Но нет, от сбора человеку не стало бы хуже, правда, лучше бы тоже не стало, и это снова было проклятье. Элизабет сняла его тем же способом, наказав на всякий случай явиться в храм и спросив, нет ли у человека врагов среди магов.
- Да вы что, да ни в жисть я магиков не обижал! Что ж я, дурной совсем?
На всякий случай она наведалась еще через три дня. Н-да, темный маг лавочнику попался если и не сильный, то уж точно настойчивый. Вся история выглядела полным бредом и бессмыслицей. Она могла бы еще понять, если бы мужчина время от времени наведывался бы в некое проклятое место, где ловил бы периодические проклятья, да только торговая профессия как-то не подразумевала таких вылазок. В храм лавочник, теперь она помнила его имя – Петер, - не ходил, некогда, работа, заказы, апрельская ярмарка на носу, а закупки контролировать некому. Идти туда с ней он тоже отказался по тем же самым причинам.
Представив на мгновение, что постоянные проклятья были лишь симптомами, она пришла к очевидному выводу о необходимости избавиться от самой болезни, но решить нечто такое было куда легче чем сделать, а пока что она даже не знала с чего начать. В конце концов Элизабет Гринграсс была магом жизни, а маги жизни чаще имели дело с обычными недугами и их последствиями чем с чьей-то враждебной магией.

2

Апрель. Хороший месяц, когда еще нет удушающей жары, но зимние холода уже отступили. А сегодня еще и погода была, как Ролан любил - малооблачно, теплое весенне солнышко почти не скрывается за облаками. На улицах сухо, а легкий ветерок приятно обдувает лицо.
Руня привычно прогуливался по улицам столицы. Как всегда без особой цели, неизбежно привлекая внимание случайных прохожих. Девушек преимущественно. И, как обычно, старался не обращать на это должного внимания. Хотя сегодня получалось плохо почему-то. Вроде бы шел спокойным и уверенным шагом, смотрел вперед, но нет-нет, да и глянет в сторону, кому-то едва заметно улыбнется.
"Может быть прав Нули? Познакомиться что ли с кем для разнообразия, на свидание сходить, как нормальный человек? Вон сколько кандидаток, на любой вкус, - вдруг пришла идиотская мысль, и парень тут же себя одернул: - нет, нельзя! Никаких привязанностей! Откуда только мысли такие? Это все весна! Пора любви! Черт, да что же их так много-то сегодня? Не работает что ли никто?!" - вздохнул он, бросая взгляды на проходящих мимо девиц.
На самом деле людей было не больше обычного. Но из-за неправильных и, что уж там, отчасти пошлых мыслей, роящихся в бестолковой белобрысой голове, Ролану казалось иначе. Мысли были одна другой хлеще, и кто знает, до чего бы они могли довести парня, но ему повезло. Из-за очередного поворота вышла одна знакомая колдунья, с которой он несколько раз пересекался в своей гильдии. Она, конечно, тут не праздно шаталась, а шла куда-то по делам, но согласилась составить Руне компанию, благо по пути было. Ну, как по пути? Это так Ролан заявил, что ему в ту же сторону. Если знакомая чего и заподозрила, то никак этого не показала.
Беседа, как говорится, обо всем и ни о чем отвлекла парня от назойливых любовных мыслей. Да и встречные девушки теперь обращали куда меньше внимания, все-таки парень шел уже не один, а со спутницей. А значит не свободен! Правда, прогулка эта была недолгой. И виной тому было не то, что знакомая уже пришла, куда ей надо было. На этот раз все было из-за собаки. Да-да, обычной дворовой собаки, которая лежала в узком проулке между двумя зданиями и печально смотрела на прохожих. А если быть совсем точным - Ролана привлекла лапа животного, что была как-то странно вывернута. В том, что там вывих или даже перелом, он даже не сомневался. И, разумеется, Руня без лишних раздумий свернул в этот проулок и решительно двинулся к собаке. Знакомая лишь со вздохом закатила глаза. О некоторых привычках этого мага света она была весьма наслышана. Девушка обреченно махнула рукой и, попрощавшись, поспешила по своим делам.
Руня же добрался до псинки и присел рядом с ней на корточки. Собака поначалу заволновалась и даже отползла чуть назад. А ну как этот странный двуногий прогонит или ударит? Но нет, у Ролана такого даже в мыслях не было, и очень скоро собака это поняла. Даже хвостом неуверенно завиляла. Парень осторожно коснулся животного, успокаивающе погладил. А когда зверушка чуть расслабилась, аккуратно сместил руку к больной лапе и применил Лечение. Да, Руня был не особо силен в целительной магии, но уж на столь пустяковое повреждение, тем более у собаки, его сил было более, чем достаточно. Всего несколько секунд, и зверушка сначала недоуменно поднялась, ступая на уже здоровую лапу, а затем благодарно ткнулась мордой во все еще слабо сияющую ладонь мага, лизнула.
- Ой, да ладно, - тихо рассмеялся Ролан, - тебе просто сегодня повезло. Не все ж по помойкам скитаться, да тумаков ни за что получать, верно? - усмехнулся он. И тут же спохватился, - ой, да ты ж голодная! - порылся в карманах, но ничего, кроме некоторых сладостей да фляги с водой, не нашел, - жди тут, я сейчас! - скомандовал он и влетел в ближайшую лавку.
- Здрасьте-здрасьте, мяса мне! - с порога крикнул он хозяину лавки, на ходу извлекая мешочек с деньгами, - чего-нибудь дайте мне такого-эдакого: мясо, рыба, птица. Неважно, что именно! - кинул на прилавок несколько монет, - мне собаку покормить! Ну, знаете, создание такое мохнатое с глазами. Ей вот прям надо! - с привычной улыбкой заявил Руня. И только когда мужчина занялся поисками еды, осмотрелся в лавочке. Ну, как осмотрелся? Успел кинуть взгляд лишь на пару полок, когда неожиданно заметил в помещении девушку. Ну, конечно, так торопился за едой для собаки, что вокруг ничего и не видел. А ведь девушка была Ролану очень даже знакома.
- Здравствуйте! Это ведь Вы, да? - тут же улыбнулся он, подходя ближе, - ну, помните: дом, а в доме гном! С конфетами! Зубастая бабочка, пятно на платье... - выдал первое, что вспомнил, - Элизабет, верно? - на всякий случай уточнил Ролан. Нет, ну вдруг обознался? - а я тут собаку лечу, - зачем-то сказал парень, - а вы за покупками, да? Часто здесь бываете? - сам Руня был в этой лавке впервые. Наверное. Он не помнил точно. Все-таки за покупками обычно ходили слуги. Сам Ролан если и забегал в какую лавочку, то случайно и, как правило, за какой-нибудь ерундой. Вот как сейчас.

3

- Здрасьте-здрасьте, мяса мне! – в маленькую торговую лавку вместе с теплым апрельским ветром и запахом улицы, смесью аромата свежего хлеба от соседней перкани и цветущих в эту пору кустов, влетел новый посетитель.
Элси еще и повернуться к нему не успела, но по жизнерадостному тону уловила, что человек этот более чем счастлив и вообще находится в том настроение, в котором можно горы свернуть. Контраст с вялым, осунувшимся Петером был ошемлоящим. Впрочем, торговец сориентировался куда быстрее чем она, должно быть, сказалась практика работы с покупателями и жажда наживы. Элизабет еще и рта не успела раскрыть, дабы сказать, что это бакалейная лавка и из еды здесь только непортящиеся продукты, что можно неделями хранить в кладовых – растительное масло, соль, сахар, - как Петер неожиданно чуть оживился и заговорил, едва дослушав про собаку и про «вот прям надо»:
- Да-да-да, - закивал он головой, на миг будто сбросив с себя проклятье в ожидании денег, и немудрено, одежда нового клиента выдавала его принадлежность к контингенту Верхнего кольца, так что было немного странно видеть его в простом маленьком районе как этот. – Сейчас все будет, любое мясо, да-да.
И... лавочник выпорхнул за дверь, напоследок бросив на Элизабет умоляющий взгляд. Что ему конкретно требовалось, женщина понять не успела – присмотреть за лавкой она не могла, она только примерно представляла себе как все это делается, и зайди внутрь еще хотя бы один клиент, она ведь и цены могла сказать. К счастью, ей и не пришлось прикидывать все варианты возможного развития событий и свои действия, ведь внимание гостя уже переключилось на нее.
-... ну, помните: дом, а в доме гном! С конфетами! – он говорил довольно быстро и, как ей показалось, воодушевленно, но даже будучи порядком сбитой с толку сперва странным самовозобновляющимся проклятием, а потом и поведением лавочника, Элси не могла не узнать парня.
Казалось, они виделись с Роланом фон Вайдером лишь немногим более двух месяцев назад, да и виделись всего-то раз, но уж дом, гнома и конфеты она бы не забыла, как не забыла и магистра, лопатой убивающую гигантскую капустную бабочку и чудом тающее пятно на шерстяном платье. Ролан не изменился совсем – те же зеленые глаза и светлые волосы, плащ, в любви к которым он ей тогда признался, удобная пусть и дорогая одежда, ничем не выдающая его титул. Разве что во время их первой встречи он выглядел и вел себя несколько серьезнее, а теперь, наверное, поддался веянию весны.
- Ролан! – удивленно воскликнула она и собиралась уже перейти к традиционной части «как неожиданно и приятно встретить вас здесь», чтобы затем перейти к ответам на его вопросы, как лавочник широко распахнул дверь и ворвался внутрь с большим куском говяжьей вырезки в руках.
Элси не могла сказать, выглядело это страшно или комично, скорее всего и то, и другое, и она тем более не знала откуда Петер взял это мясо – то ли из собственного погреба, то или из мясной лавки где-нибудь поблизости. Но выглядел он при этом таким довольным собой, что Элси на миг даже засомневалась, не ошиблась ли она, было ли там на самом деле проклятие или во всем виновата игра света.
- Пожалуйста, господин, свежайшая вырезка для вашей собачки, - с этими словами Петер принялся заворачивать мясо в плотную промасленную бумагу, чтобы затем перевязать его бечевкой.

4

- Да-да, это я! - обрадованно кивнул Руня, довольный, что его узнали, - а это самое... куда это его... - "понесло" - хотел было поинтересоваться парень, даже не задумываясь о том, насколько глупо спрашивать это у целительницы. Но закончить фразу он не успел - лавочник вернулся так же стремительно, как и убежал. - Ого, какой оковалок, - присвистнул Ролан и несколько раз изумленно моргнул, - откуда это Вы его такой выволокли-то? Как это так? - не понял он и пробормотал: - там по двору что ли уже освежеванные и разделанные свиньи гуляют?! - помотал головой, понимая абсурдность собственных предположений, и перевел взгляд на Элси: - Элизабет, Вы торопитесь? Подождете пару минут, пока я расплачусь? А потом я провожу куда надо, если Вы не против, разумеется. Только надо будет буквально на минутку за угол заскочить и сунуть мяско в собачку! Она там страдает от ожидания! - после чего быстро подошел к прилавку, где хозяин заведения уже заворачивал будущую покупку.
Ролан на ходу извлек кошель и тут же отсчитал несколько монет, положив их рядом с Петером. Денег было куда больше, чем это мясо стоило, но парня это абсолютно не заботило. Куда больше его волновало голодное животное, которое он оставил на улице. Оценив размер вырезки, Ролан понял, что у собаки сегодня явно будет пир. Лавочник все еще заворачивал еду в бумагу, явно желая получше упаковать.
- Сильно не заворачивайте, я же замучаюсь распаковывать, - попросил Руня, - собака-то рядом, за углом ждет. И дайте еще, пожалуйста, каких-нибудь салфеток, а то я ведь мясом измажусь, буду на свинятину похож, - улыбнулся он.
Получив все необходимое и расплатившись с хозяином лавки, Ролан развернулся к выходу и отправился на улицу, доброжелательно поглядывая на целительницу. Ролан не был уверен, что она захочет с ним прогуляться, но точно знал, что уж пару минут уделит и подождет, пока парень закончит свои странные и далеко не аристократические манипуляции.
Собака обнаружилась на том же месте. Правда, вряд ли она прям так уж ждала Ролана. В конце концов она не разбирала человеческой речи, и когда он пообещал принести еды, попросту не могла его понять. Впрочем, кто знает, может быть она различила что-то по интонации? А может и вовсе просто не желала никуда уходить. Как бы то ни было, а в этот раз она без тени страха подпустила к себе Руню. Не испугалась она и стоящей чуть поодаль Элизабет. Ролан же аккуратно развернул только что купленную вырезку и положил перед животным. Сделал буквально шаг назад и увидел, как собака недоверчиво потянулась к еде. Спустя пару мгновений уже с аппетитом уплетала.
- Я ее тут случайно заметил, - подал голос Руня, отходя к Элизабет, - лежала тут с перебитой лапой. Наверное, кто-то ударил. А может под колеса кареты какой попала, не знаю. Будь это человек, я бы, наверное, отвел его к целителям. Но собака бы со мной не пошла точно. Я не мог ее просто взять и вот так оставить, есть же свет! Поэтому вот, - развел он руками, намекая на целительную магию. - Ну, и еды заодно дал. Вместо лекарства так сказать, - снова добродушно улыбнулся, а потом вдруг вспомнил: - Да, кстати! Мы ведь должны были случайно встретиться в парке! Я помню! А это место, - обвел он руками проулок, - на парк не похоже! Однако, встреча произошла, и это довольно занятно, - Руня чуть склонил голову на бок, а глаза приобрели более светлый оттенок любопытства. Он не верил в случайные совпадения. На все всегда есть своя причина. Так его учила бабушка. Правда, эта самая вера была донельзя странной. Потому что сам он частенько разводил руками, мол, вот оно так случилось, бывает иногда. Особенно если вытворял что-то необычное сам. Вот тут уж точно он всегда все списывал на случайность и никаких причин для события не искал. А сейчас вот почему-то решил, что встреча с Элси произошла не просто так: - я вижу, у Вас не так много покупок. Искали что-то конкретное? А нашли? Может, я могу Вам чем-то помочь? - поинтересовался он.

5

- Ого, какой оковалок, - изумленно присвистнул Ролан. У Элси и самой глаза удивленно округлились, она вполне могла себе представить, что собака окажется меньше купленного для нее куска.
- Я с удовольствием вас подожду, - заверила она, глядя как сияет получивший монеты Петер. Сколько их было она не видела, но довольное круглое лицо лавочника указывало, что чутье того не подвело и с клиентом он не прогадал, сделав за минуту дневную, а то и большую выручку. Элси на его месте не была бы так счастлива, помня о неизвестном темном маге, упрямо проклинающем его снова и снова, но помнила и отговорки лавочника. Ярмарка на носу, за прилавок поставить некого, а кто товар примет – в общем, финансовые убытки волновали его куда больше регулярных проклятий, от коих человек все равно не умирал.
Элизабет вышла на улицу вместе с Роланом и прошла за ним до подворотни в нескольких поворотах отсюда, где в тени черепичного козырька в переулке лежала собака, серо-рыжая от налипшей на шерсть пыли. Ролану она, кажется, даже обрадовалась, пару раз ударила хвостом по земле. Целительницу животное не испугалось, должно быть, из-за окружавшей ту ауры или того, что та не стала подходить слишком близко.
Ей было странно узнать, что маг света на самом деле думал, будто достаточно было бы отвести собаку к ближайшему лекарю или целителю, мало находилось таких, кто брался за дело, не удостоверившись, что пациент платежеспособен. В помощи нередко отказывали и людям, что уж говорить о собаке. Хотя если бы фон Вайдер заплатил, а он бы хорошо заплатил, лечить стали бы и майского жука. Кажется, я стала слишком цинична, с тоской подумала Элизабет.
- Очень повезло, что у вас есть свет, - не могла не согласиться она. – И что вы проходили мимо. Часто бываете в этом районе? – район был в общем-то самый обычный, ничем не примечательное скопление тихих улочек для горожан среднего класса и людей чуть победнее, но даже поверхностно зная Ролана, она могла допустить, что у него есть здесь друзья или хорошие знакомые. – Я как раз возвращалась с работы, знаете, если провести на карте линию между городской больницей и моим домом, она пройдет как раз где-то здесь, и это очень удобно, если нужно прихватить какую-нибудь мелочь по пути.
Конечно, если бы Ролан провел в уме такую линию на воображаемой карте, и если он хотя бы примерно знал, где она живет, он бы сразу понял, что путь до дома пешком занял бы никак не меньше часа. В огромном городе вроде Иридиума это расстояние не считалось существенным, но и доходы целителей вполне позволяли оплачивать общий экипаж, а в исключительных случаях и собственный выезд. И в общем-то у нее не было никаких причин возвращаться пешком, если не считать причиной хорошую погоду.
- Помочь... – она пожалела, что успела в третий уже раз снять проклятье с Петера до того, как в лавку ворвался светлый маг. Было бы проще, наверное, показать ему, с чем она столкнулась, потому как выглядела вся эта история довольно странно. – Даже не знаю, я пытаюсь разгадать одну загадку и помочь одному человеку, но загадка эта связана с темной магией, поэтому я пойму, если вы не пожелаете иметь с ней ничего общего. Собственно говоря, я уже даже подумывала найти мага тьмы для консультации, - она усмехнулась, но и сама не была уверена, что шутит. Ее собственные знания о темной магии не позволяли строить убедительные предположения, ведь в Аклории стихии тьмы касались лишь поверхностно, а целителям приходилось иметь дело лишь со специфическими наборами последствий ее воздействия на живые организмы. Но если учесть, что проклятия и благословения в сути своей одно и то же, лишь с разными знаками направленности, маг света, разбирающийся в благословениях, может и знать механику действия проклятий. Мысль была неожиданной и вряд ли верной, она-то тоже могла накладывать благословения, только иной стихии, и это совсем не помогало понимать проклятья. Но вдруг? – Скажите, Ролан, вы встречали когда-нибудь упоминания о самовозобновляющихся проклятьях?
Она напомнила себе, что барон воспитывался Ирадой, магистром магии, а значит, мог знать многое и о том, что его стихий напрямую не касалось.

6

- Скорее нет, чем да, - задумчиво и несколько неуверенно протянул Ролан на первый вопрос, - я имею привычку просто гулять по Иридиуму. И... ну, я чаще всего не запоминаю большую часть обычных, ничем не примечательных улочек, вроде этой. Так что вполне вероятно, что я тут уже бывал, но точно сказать не могу, - пожал он плечами и без всякого стеснения признался: - я вообще плохо разбираюсь в картах и всякой там топографии. По ним сложно ориентироваться. Это, знаете, потому что карты они... пустые. На них ведь просто обозначения, и мне не хочется их запоминать, вот. Зато я хорошо ориентируюсь по примечательным местам. Ну, допустим, если я увижу на какой-нибудь улице занятную скульптуру, то я запомню эту улицу и дорогу к ней. Ну или там лавочку какую-нибудь необычную. Вообще что-то... необычное, - попытался объяснить Руня, но не был уверен, что его поймут правильно. Однако вдаваться в подробности не стал. Для него ориентирами служили любые объекты, сделанные с душой. И это могло быть что угодно: от построенного собственными руками дома с заботливо украшенным фасадом до самого обычного фонарного столба, в котором, скажем мастер намеренно сделал едва заметный брак просто ради того, чтобы именно этот столб отличался от остальных, был особенным. И Ролану было слишком сложно объяснить, почему такие объекты он всегда запоминает. Вот и сейчас он решил не заострять внимания на этом, а неспешно отправился вместе с Элси прочь из переулка, оставляя довольную и относительно здоровую собаку в покое. Теперь еще и сытую, да. А Элизабет тем временем поделилась своим беспокойством. Внезапная загадка, над которой бьется опытный целитель - это уже интересно. Ролан едва заметно сдвинул брови, размышляя над словами Элси.
"Занятно. Целитель ее уровня столкнулся с проблемой, вызванной темным колдовством, но не может с ней разобраться? - соображал он, - это один случай на миллион. Скорее всего, тут замешано не совсем колдовство. Что-то иное... Нечто такое, что ей пока не удается определить. Возможно, из-за недостатка информации или материала для анализа? Это ведь как с дядей - она может только предполагать, но пока не увидит его лично..." - размышлял парень. А последний вопрос так и вовсе заставил мысли Ролана скакать в голове, словно они бешеные блохи. На ум пришло сразу несколько возможных вариантов того, что девушка подразумевает под самовозобновляющимися проклятьями. Тем временем парочка вновь вышла на более людную улицу, и Ролан облокотился спиной о стену одного из зданий, провожая задумчивым взглядом прохожих, будто они могли помочь ему подобрать нужные слова.
- Я не совсем понимаю, какой тип проклятий Вы имеете ввиду, Элизабет, - начал он, - не помню, говорил ли об этом, но на практике я не силен в проклинающих чарах, как и в благословениях. Конечно, я далеко не маг тьмы, но о принципах работы такого рода заклинаний весьма наслышан, - разумеется, упоминать имя бабушки посреди улицы он не собирался, целительница и так прекрасно понимала, откуда у него эти знания. По-хорошему, о проклятьях с магами тьмы в таком месте лучше не разговаривать, но вот это как раз Руню почему-то совершенно не смущало. - Проклятья, как и благословения, не могут вот просто так брать и обновляться без желающего этого мага. Проклинающие чары имеют либо мгновенный эффект, чаще всего кратковременный; либо длительный, зачастую даже проявляющийся не сразу. Но в обоих случаях при своевременном вмешательстве целителя, эти проклятья можно снять. И если лечение прошло должным образом и не дало сбоя, то проклятье не может возобновиться само по себе. Но я думаю, это хорошо Вам известно, не так ли? - улыбнулся он. - Зато оно может вернуться, если недоброжелатель наложит проклятье заново. Но это необязательно делать самостоятельно. Тут есть разные методы. От сложных и малоизвестных ритуалов до банальных рун на ничего не значащих вещах... - ненадолго задумался, но потом все-таки добавил: - Но вот чтобы полностью излеченное проклятье вдруг возвращалось обратно само по себе - так не бывает. По крайней мере, об этом ничего не известно, - уклончиво сказал он, почему-то переводя взгляд с Элизабет на случайного прохожего. Глаза приняли темно-желтый оттенок. Даже если у Ролана и были еще какие-то сведения, он их озвучивать не стал. Среди знаний, полученных в свое время от Ирады, было достаточно таких, о которых вообще знать не следует. И, разумеется, Руня никогда не станет распространяться о том, что было запрещено бабушкой. Но даже так, от клокочущего внутри любопытства он отделаться не мог, а потому попросил: - расскажите, пожалуйста, что это за загадка такая, и почему Вы уверены, что она связана именно с темной магией? Обычно самые сложные и запутанные явления имеют крайне простое объяснение. Я постараюсь помочь, если это в моих силах, - пообещал он, - Вы таки сумели меня заинтриговать, так что случилось? - поинтересовался он и ободряюще улыбнулся.

7

Примечательных и занятных мест в Иридиуме было много, а для тех, кто знал историю города или давно в нем жил, их становилось еще больше. Даже самый неказистый домишко мог оказаться убежищем какой-нибудь знатной персоны, а то и целого тайного ордена. Для человека, проведшего в столице всего несколько месяцев, Ролан должен был уже неплохо здесь ориентироваться, и ей даже стало интересно, нашел ли он что-то примечательное в этом маленьком старом районе.
Она могла бы подойти к собаке поближе, проверить, все ли хорошо с лапой, но животное было поглощено мясной вырезкой... точнее, это оно поглощало вырезку с полнейшей самоотдачей, а не наоборот. К приближению незнакомки к самому святому – еде, - собака могла отреагировать агрессивно, и Элси ограничилась краткой проверкой чувством жизни.
Они с Роланом вышли на людную улицу, где совсем не хотелось разговаривать о проклятьях и насылающих их темных магах, но они никак не выходили из головы Элизабет. Да и в общем разговаривать на улице было неудобно, часто приходилось повышать голос, когда мимо одна за другой проходили веселые компании, носились дети, а хорошо одетому Ролану дважды предложили купить цветы, по виду собранные недалеко от города, а то и в парке тайком, и яблоки, сушеные, конечно, ведь новый урожай еще не поспел.
Она постаралась как можно короче изложить мучившую ее загадку. Лавочника Петера Элизабет «знала» многие годы, но очень и очень поверхностно. Она заходила в его лавку от одного до трех раз месяц и обменивалась с торговцем короткими вежливыми репликами, чего было достаточно, чтобы составить о человеке общее впечатление. Петер был помешан на своей работе, старателен, обладал почти магическим чутьем на деньги и умел располагать к себе людей. Последнее вовсе не означало, что у него не могло быть врагов, но Элизабет-то ни о семье его, ни о друзьях ничего не знала, что уж о врагах говорить. Видела однажды в лавке его жену, но совсем ее не запомнила. Она рассказала о последних своих визитах, во время которых обнаружила проклятье, о вроде бы успешных попытках его снять – всех трех, и собственном недоумении.
- Понимаете, все, что я чувствую, так это то, что проклятье базовое, простейшее и очень слабое, но оно возвращается снова и снова...
- ... оно может вернуться, если недоброжелатель наложит проклятье заново. Но это необязательно делать самостоятельно. Тут есть разные методы. От сложных и малоизвестных ритуалов до банальных рун на ничего не значащих вещах... – заметил Ролан.
Элизабет медленно кивнула. Оба варианта казались одинаково логичными и осуществимыми, в них верилось легче чем в легендарную самовозобновляющуюся магию. Но в то же время...
- Это значит, что где-то ходит ненавидящий Петера темный маг, или кто-то так развлекается за его счет, но мне почему-то кажется, что это бессмысленно. Посудите сами, довести его до смерти проклятье никак не может, а маг каждый раз рискует быть пойманным – так стоят ли его усилия результата? Я не понимаю, чего можно добиться, регулярно проклиная человека. Ритуалы и руны, если они применялись, обнаружить довольно сложно, и если дело в них, ничто не мешает магу подбросить Петеру новую проклятую вещь, если от старой он как-то избавится.
Она внезапно остановилась, осознав, что Петеру ничего и подбрасывать не надо было. Ушлый тогровец мог и сам купить что-нибудь проклятое с надеждой выгодно перепродать. Но она тут же отмела эту идею, в лавке не продавалось ничего кроме бакалейных товаров, а о проклятых горшках с маслом или сахарных конфетах еще никто не слышал. Или это просто она ни с чем таким раньше не сталкивалась?

8

Количество людей Ролана совершенно не смущало, как и предложения покупок, от которых он, разумеется, вежливо отказался. Он настолько привык к вниманию посторонних, что просто принимал это как данность. И если полчаса назад, будучи в одиночестве, он еще хоть как-то реагировал на случайные взгляды, то сейчас все его внимание было приковано к Элси и весьма занятной истории неизвестного Руне лавочника.
"Действительно странно, - задумался парень, - кому мог насолить обычный торговец? Настолько, что за него взялся колдун?! Причем взялся основательно, если так упорно продолжает проклинать этого Петера даже после вмешательства Элизабет. Или все не так серьезно, и причина недуга лавочника до банального проста?.. - Руня в задумчивости посмотрел на солнце, выглянувшее из-за облака. Мысли, как обычно, роем проносились в голове, но увы, в этот раз свет не дал никакой подсказки. И интуиция тоже молчала, - наверное, у них сегодня выходной", - усмехнулся про себя парень.
- А Вы уверены, что это именно темная магия? - тем временем поинтересовался Ролан, - а то, знаете, я, например, и светом могу проклясть так, что иные маги тьмы позавидуют, - заметил Руня, - а еще... - протянул он, словно что-то припоминая, - говорите, проклятье базовое и слабое? - уточнил он, - это ведь могут быть и молодые практикующие маги. Даже аклорийцы! Ну, знаете, нечто вроде тренировки. Правда, тут непонятно, почему именно Петера выбрали в качестве подопытного, - пробормотал он, уже как-то сомневаясь в собственном предположении. - Нет, все-таки проклятая вещь выглядит куда реальнее. Вопрос только в том, намеренно ли ее подбросили, или же Петер сам где-то приобрел? Он ведь не маг, в таких вещах не разбирается. Может, купил какую безделушку у бродячих торгашей диковинками, а та проклята. О, кстати! А Петер суеверен? - вдруг спросил Ролан, кое-что вспомнив, - я когда по Империи путешествовал, пару раз натыкался на весьма интересные случаи. К примеру, одна женщина, помнится, амулет прикупила у приезжего мага, а на нем руна была. Вроде как должна была помочь суженого в дом привлечь. А на деле оказалось, что Руна та была неправильно начертана, и вместо помощи, наоборот, всякие несчастья в дом навлекала. Но Вы правы, обнаружить проклятую вещь не так просто, - протянул Ролан, - хотя... если подобная вещь у Петера есть, и она действительно насыщена темной магией, мы вполне могли бы ее найти. Магия всегда оставляет следы. Особенно темная. А вот если там руны - это уже сложнее, - сказал парень, - и еще хуже, если дело действительно в каком-то ритуале. Тогда шанс найти недоброжелателя будет очень мал. Разве что он сам как-то попадется. Я могу попробовать помочь, - вполне предсказуемо предложил Руня, - думаю, стоит еще раз сходить к Петеру и попросить его в ближайшие несколько дней присматриваться к посетителям. Возможно, он заметит кого-то подозрительного. Или того, кто в последнее время к нему зачастил. А через пару дней мы можем с Вами вместе к нему наведаться, и посмотрим, что из этого получится. Если снова будет проклят, можем попробовать как-то идентифицировать проклятье. А затем его сниму уже я. Может быть, у него будет на свет какая-нибудь другая реакция, нежели на магию жизни? - предположил Ролан.

9

Вопросы Ролана заставляли Элизабет сомневаться в собственных выводах и знаниях, что она прежде считала аксиомами, изученными еще в Аклории. Уверена ли она, что это именно темная магия? Да, она совершенно точно была в этом уверена. До этого самого момента. Дело в том, что снятие проклятий было скорее прерогативой магов света и служителей Инноса в храмах, хоть маги жизни и тоже умели это делать, но специализировались все же на лечении болезеней и физических недугов. Наложенное на Петера проклятье каждый виденный ею раз ничем не отличалось от стандартного и слабейшего проклятья магии тьмы, но его упорное возвращение и обстоятельства указывали, что дело это не такое простое. В итоге она даже начала сомневаться, что дело было именно в темной магии, возможно, это вообще было некое новоизобретенное проклятье, похожее по свойствам.
- Я бы сказала, что это темная магия, да. Но для полной увернности мне бы хотелось, чтобы вы посмотрели сами, - она была уверена, что к следующей их встрече Петер вновь будет проклят, и потому даже не предполагала, что ее сегодняшнее избавление лавочника от проклятья будет последним. Если бы все было так просто!
- Да, действительно, почему именно он... – пробормотала Элизабет. В разуме ее появилось схематичное изображение отдельных городских районов, включающих в себя Аклорию, примыкающий к ней квартал магов и городскую больницу. Лавка Петера находилась как раз между кварталом магов и больницей, как она уже объясняла Ролану. – Если это кто-то из студентов практикуется, то ясно, почему он опасается проклинать кого-то вблизи академии, там и самому легко встретить волшебника, что сумеет не только мгновенно себя расколдовать, но еще и преподать урок хороших манер. Вот только проклинать одного и того же человека раз за разом... Хм, можно ли таким образом отслеживать изменение эффективности собственных заклинаний на цели? – сама идея была дикой и бесчеловечной, но Элизабет не могла закрывать глаза на то, что кому-нибудь – особенно беспринципному темному магу, - использование людей для экспериментов может показаться привлекательным.
Проклятые вещи и руны ей тоже казались вполне вероятным объяснением происходящему, но опыта в поисках таких вещей у нее не было, и она даже не знала с чего начать. Если Петер вообще пустит их обыскивать дом... Пустит, конечно, но не от большой охоты, а скорее от нежелания портить отношения с магами, после чего от прежнего намека на доверие между ними не останется и следа.
- Я полагаю, что лучше зайти в лавку завтра или послезавтра, в эти дни после обеда я буду совершенно свободна, и к тому же мы сможем проверить, насколько быстро восстанавливается это проклятье. Одно радует, спрашивать его о постоянных покупателях будет легко, такие торговцы как Петер всех их знают в лицо и по именам, - она опустила тот факт, что среди подозрительных зачастивших в лавку клиентов была она сама, а теперь к ним мог присоединиться еще и Ролан, чьи визиты объяснить было бы еще труднее. Бароны не ходят по городским бакалейным лавкам, один-два раза это еще объяснимое совпадение, но частые визиты тут же заставят предположить, что у лавочника имеется молодая красивая дочь или жена, или еще что-нибудь столь же нелепое. – Когда вы желаете сюда вернуться? – она не могла исключать, что у Ролана были свои планы на ближайшие дни, и готова была и в этот раз снять проклятье самостоятельно. Решить загадку несчастного торговца за один день им все равно не удалось бы, если бы только его недоброжелатель не вошел в лавку и не принялся бы накладывать проклятье у них на глазах, или проклятый предмет не свалился бы с полки прямо в руки, а скрытая где-нибудь руна не разрядилась бы с громким шипением и искрами. Конечно, звуковых и световых эффектов разряжающиеся руны не выдавали, но будь это так, им бы это очень помогло.

10

- Хм... хорошо, я посмотрю, - задумчиво кивнул Руня, - эффективность заклинаний легко можно отследить. Видите ли, если исходить из того, что на Петере практикуется темный маг, то с большой вероятностью он использует не одно и то же заклинание. Точнее, у него одна основа, но каждый раз прибавляется иная деталь. Смотрите, - попытался объяснить Ролан, выполняя визуальные манипуляции руками, - у меня, например, есть заклинания, которые были разработаны бабушкой специально под меня. Но их нельзя вот так просто взять и выучить. Прежде чем каждое из них достигло своей окончательной версии, было множество испытаний. Изначально продумывается механизм действия, суть заклинания, его цель, итоговый результат, а затем пишется формула, после чего испытание - визуализация разработки, если хотите. Мы смотрим результат действия, а потом начинается корректировка. Что-то дополняется, формула изменяется, а затем снова испытание. И так до тех пор, пока маг не добьется того результата, который планировал с самого начала. По собственному опыту скажу: не бывает такого, чтобы принципиально новое заклинание было идеальным с первого раза, его всегда приходится дорабатывать. Это долгий процесс. Так что если это развлекается какой-то студент, то он будет проклинать Петера до тех пор, пока не добьется желаемого результата. Вопрос только в том, какой результат он ожидает... - тут уже Ролан нахмурился. Все-таки одно дело испытывать относительно безобидные заклинания, вроде того же "Полуденного щита", на разработку которого у Ирады ушло почти три месяца, а испытаний было десятка три, не меньше. И совсем другое -испытывать опасные проклятья, да еще и на живых людях без их согласия.
- Я все же надеюсь, что дело в какой-нибудь проклятой вещи. Это было бы намного проще, и мы сможем без труда с этой вещью разобраться. А вот с темным магом придется повозиться, особенно если это действительно аклорийский студент. Впрочем, чего гадать? Скоро все выясним, - легкомысленно пожал плечами парень, - предлагаю завтра ближе к вечеру навестить Петера. А еще будет здорово, если Вы прямо сейчас к нему вернетесь и попросите понаблюдать за подозрительными посетителями. Только без меня. Вы тут часто бываете, а значит не вызовете подозрений. А вот если я к нему сейчас вернусь, это будет немного странно и... может спугнуть недоброжелателя, если за проклятьем на самом деле стоит кто-то живой, а не проклятый предмет, - пояснил Ролан и спросил: - в какое время Вы хотели бы встретиться?
Признаться, история странного проклятья Руню заинтересовала. Обычно он старался в такие вещи не лезть, просто потому что созидательная магия (а проклятья он все-таки тоже относил к этой группе по своей собственной непонятной логике) - не его сильная сторона. Этот маг света - мастер-ломастер, и ему куда проще было бы спалить к чертям эту таверну, выжигая палящим светом вместе с тем и все зло, что может там таиться. Но, разумеется, он этого делать не станет. Возможно, в этот раз удастся решить проблему более мирным путем. Во всяком случае он очень на это надеялся.

11

Она рассеянно кивала, провожая взглядом спешащих куда-то прохожих и в то же время не видя их, больше занятая переживаниями о Петере. Торговец в сущности был совершенно посторонним ей человеком, с которым она виделась не чаще раза в неделю и то лишь чтобы пополнить домашние запасы и перекинуться парой вежливых и ничего на самом деле не значащих слов. Но сейчас это ничуть не мешало ей сопереживать Петеру, наверняка не по своей воле, возможно, по ошибке или чужому злому умыслу попавшему в передрягу. Разработка заклинаний... окончательная версия... испытания... визуализация... Слова плыли мимо ее сознания, пробуждая воспоминания о годах учебы в Аклории. Она сама училась создавать новые чары именно там как и каждый студент-маг, но то что было понятно в теории, далеко не все давалось на практике. Например, самой Элизабет было куда легче пользоваться классическими схемами или на худой конец учить придуманные кем-то до нее чары, а вот с созданием своих все было не так радужно. Зато воодушевленный вид Ролана наводил на мысль, что он сам не только научился у Ирады творению совершенно новой магии, но и был порядком увлечен этим самым творением. Было завидно, чего скрывать, но ведь все люди изначально обладают самыми разными наборами талантов... Вспомнилось, как ловко он убрал пятно с ее платья прошлой зимой, и вместе с тем в голову пришла еще одна мысль.
- Если все так как вы говорите, и это испытание нового заклинания или попытка изменить эффект старого, - проговорила она, - это не может быть делом рук среднего мага или любого студента, все-таки не каждый на такое способен даже если возникнет желание. После выпуска из Аклории – да, конечно, но во время обучения на такое способны считанные единицы.
Конечно, неизвестный маг мог уже давно и не быть студентом. А если это и вовсе предмет или руна...
Они договорились встретиться в квартале от лавки Петера незадолго до ее закрытия, и Элси по просьбе Ролана вернулась к Петеру. Тот при виде целительницы расплылся в широкой улыбке и обещал всенепременно следить, не придет ли кто подозрительный. Правда, он сказал, что основных клиентов знает давно, да ипамять на лица у него хорошая, а из редких незнакомцев вроде никто подозрительным и на темного мага похожим не показался, да и странных разговоров никто не заводил, ничем не угрожал. Элси уныло подумала, что маленькая бакалейная лавка это и в самом деле не то место, где можно встретить кого-то или что-то удивительное, это ведь не магазин диковинок в центре купеческого квартала. Но... но разве темные маги не люди? Им нужен тот же набор продуктов и мелочей для дома, да и не носят они рваные черные балахоны как на картинках в детских книгах, и разговаривают вовсе не зловещим шепотом. Но все-таки картинка того, как черный маг в простом городском костюме заходит в лавку за солью, а забирая сдачу проклинает лавочника, казалась немного нелепой.

*   *   *

Дни к лету понемногу становились длиннее, но сумерки все еще наступали довольно рано. Было около шести вечера, и солнце медленно плыло к горизонту. Было немного холоднее чем вчера, но то было к лучшему, воздух казался свежее и чище. Элизабет поприветствовала Ролана, и они направились к лавке, пройдя через узкий, но чистый переулок к нужной им улице.
- Надеюсь, нам не придется ходить сюда каждый день, иначе самыми подозрительными покупателями будем как раз таки мы, - пошутила она, сама не зная чего хочет больше – чтобы лавочник оказался проклят, и его осмотрел настоящий маг света, или чтобы жил своей обыденной жизнью.
Вот над головой звякнул колокольчик, и Петер весело помахал им рукой, на секунду отвлекшись от трех женщин с полными корзинами разной снеди, что как раз расплачивались за свертки чего-то неизвестного, завернутого в промасляную бумагу и перевязанного бечевкой. Это могло быть как мыло, так и табак, а то и вовсе брикеты сушеной еды, мяса или овощей для дальней дороги. Конечно, интересовали Элизабет вовсе не товары, а состояние самого торговца, что выглядел довольным и немного усталым. Но усталость эта, как можно было заметить уже с порога, была усталость человека, отработавшего на ногах весь день, и ничего зловещего и сверхъестественного в себе не несла. Элизабет была и рада, и расстроена. Ей вмиг показалось, что она только зря потратила время Ролана, рассказывая ему сперва о странном проклятье, а потом прося прийти посмотреть самому – но проклятья на жертве на следующий день не оказалось, и смотреть было абсолютно не на что. Конечно, по здравому размышлению она не думала, что темный маг будет заходить к Петеру каждый день, чтобы полюбоваться на дело своих рук. А если это проклятый предмет, он может срабатывать раз в неделю или в строго определенных условиях, или же Петер просто пока не брал его в руки. Если же это руна... как работают накладывающие проклятья руны, она вообще не знала. Может, ее тоже надо было коснуться или провести некоторое время рядом.
Факт был в том, что спасать Петера было не от чего, и Элси повернулась к Ролану, приготовившись извиниться за потерянное им по ее прихоти время.

12

- Да на самом деле нет, - пожал плечами парень, - практически каждый маг со студенческой скамьи пробует что-то новое. Это ведь безумно интересно - применить магию как-то иначе, а затем посмотреть, что из этого получится. Разумеется, в большинстве случае все это далеко не заходит и крайне редко оканчивается разработкой нового заклинания. Для такого недостаточно просто голого энтузиазма, нужны все-таки еще весьма обширные знания. Но мы не можем ведь сказать с уверенностью, что проклятье Петера именно полноценной заклинание? Кто знает, может это просто пробный вариант, - пожал плечами.
В принципе, гадать о природе проклятья дальше никакого смысла не было. Нужно увидеть его в действии собственными глазами и попытаться как-то идентифицировать. Ну или поискать возможный проклятый предмет. Поэтому, попрощавшись с Элси, Руня поспешил домой, намереваясь вернуться сюда завтра.

***

Ролан пришел чуть раньше назначенного срока и на всякий случай осмотрелся. Парень не отличался особой внимательностью и хорошей памятью на местность, однако была у него одна особенность. Мелкие и, казалось бы, незначительные детали, он запоминал слишком хорошо. Например, сегодня в том проулке, где до этого была та самая собака, появилось несколько досок, но куда-то делось старое ведро. А напротив лавки Петера стоял небольшой вазон с высаженными в нем цветами. Нет, сам вазон был тут и вчера. Однако сегодня в нем не хватало цветов, будто какой-то небогатый юноша решил таким образом свою проблему со свиданием. Нарвал красивых цветов девушке прямо с клумбы.
Элизабет долго ждать не пришлось, она появилась точно в срок, и парень приветливо помахал ей рукой. Двигаясь навстречу, также отметил, что около входа в лавку Петера появилась непонятная посуда с водой. То ли таз, то ли глубокая миска. В воде плавало несколько лепестков чего-то.. непонятного.
- Добрый вечер, Элизабет, - улыбнулся Ролан, - а я, знаете, не против посетить эту улочку еще несколько раз, - ответил он на шутку целительницы, - уж я-то точно не стану от этого более подозрительным, - рассмеялся он, - куда уж больше-то?! - намекая на то, что и так пришел сюда второй раз. А в том, что его здесь запомнили еще вчера, можно было даже не сомневаться.
Когда вошли в лавку Петера, Ролан не почувствовал ничего необычного. И, судя по выражению лица Элси, она тоже не обнаружила на лавочнике никакого проклятья. Что ж, либо они пришли слишком рано, либо и вовсе зря опасались, и в свой последний визит Элизабет таки излечила Петера окончательно. И почему-то в последнее верилось с трудом. Однако вот так просто уходить не было никакого смысла. Руне нужна была зацепка. Обычно в этом качестве выступает интуиция, давая, так сказать, первичный толчок. Но в этот раз она упорно молчала. Бегло осмотрев лавку (ну, ту ее часть, что была доступна взгляду), Ролан так же не заметил ничего необычного. Это ему не нравилось. И вообще возникало ощущение, что тут вот вообще что-то не так.
- Добрый вечер, уважаемый, - поздоровался он, подходя ближе к Петеру, - скажите, Вы заметили что-нибудь необычное за вчерашний вечер. Или, сегодня может быть? Были какие-нибудь странные покупатели?
Вообще, присмотреться к гостям его просила Элизабет, но едва ли Петер не станет отвечать на вопросы аристократа, который к тому же оставил вчера в его лавке весьма немаленькую сумму.
После полученных ответов Ролан и вовсе не собирался покидать лавку. Если это будет приемлемо, конечно. Он хотел понаблюдать за дальнейшими действиями Петера. Возможно, когда он примется за свои обычные дела, что-то натолкнет на мысль. Или, может быть и вовсе удастся заметить какой-то подозрительный предмет, который легко может оказаться причиной проклятья. Впрочем, Руня и без того всматривался почти в каждую вещь в этом помещении, стремясь определить нечто подобное.

13

Применять магию как-то иначе и смотреть, что из этого получится, бесспорно, было интересно... но вряд ли для пациентов, на которых экспериментировали бы маги жизни. Ей вдруг представилось, как она сама заходит в лавку и тайком накладывает на ничего не подозревающего торговца какое-нибудь благословение. Несмотря на то, что ее магия априори не несла бы в себе ничего угрожающего, а скорее всего оказалась бы большим подспорьем, что-то в самой идее было глубоко неприятно и неверно.
- Как мне показалось, довольно полноценное, - пробормотала она, совсем не утешенная возможностью того, что у неизвестного мага могу быть еще и «обширные знания».

*   *   *

Ролан с видимым любопытством осматривал лавку, к счастью, не проявляя недовольства тем, что его позвали сюда без всякой видимой причины. Они оба сейчас выглядели подозрительно, пусть даже Элизабет немного примелькалась, но ни у одного человека не могло быть причин наведываться в лавку бакалейщика каждый день. Здесь не было ни молока, ни зелени, а все товары могли стоять в кладовке годами и ничуть от этого не портиться. Вот и закупали их хозяйки на неделю, если не на месяц вперед. Нужно будет сказать Ролану, что наш маг просто не может заходить сюда каждый день, не вызывая подозрений. Нет, думаю, он и сам это давно понял... Все же руна или проклятый предмет? Она оглядела полки, но выглядели они так обыденно и аккуратно, что сама мысль о спрятанных под мешками с мукой волшебных вещах казалась смешной. Помещение было маленьким и, наверное, вздумай они его обыскать, это не заняло бы много времени, но как бы отнесся к деятельности двух магов сам Петер?
Сейчас хозяин лавки радушно им улыбался, но глаза оставались настороженными и в какой-то степени даже испуганными. Странно, на нее одну он никогда раньше так не реагировал, да и опасаться фон Вайдера никаких причин не имел. По крайней мере причин, которые могли бы прийти ей в голову.
- Добрый вечер, уважаемый, - барон поздоровался первым, подходя ближе.
- Добрый вечер, - кивнула Петеру Элизабет, постаравшись улыбнуться самой одобряющей улыбкой.
Покупательницы ненадолго задержались в дверях, оживленно переговариваясь и без стеснения оглядывая новых клиентов в поисках темы для обсуждений на неделю вперед.
- ... скажите, Вы заметили что-нибудь необычное за вчерашний вечер. Или, сегодня может быть? Были какие-нибудь странные покупатели? – продолжил Ролан.
Петер отчего-то напрягся еще сильнее, улыбка на его лице не увяла, но казалась приклеенной. Он перевел взгляд с человека на стоящую чуть позади Элси и вновь вернулся к барону, упрямо уставившись тому прямо в глаза.
- И вам вечер добрый, господин и прекрасная дама, - Элси на правах знакомой получила шутливый полупоклон, Ролан – вполне себе уважительный, - ничегошеньки тут не случилось, ни вчера, ни сегодня, ничего странного не видел, да и заходили одни только все знакомые... Вон, жена пекаря, горничная из седьмого дома, соседи, детишки местные за леденцами сахарными забегали, а так никого больше не было.
Атмосфера в лавке, как можно было заметить еще вчера, была уютной, теплой и почти домашней. Сейчас, когда закатное солнце светило в единственное дочиста отмытое окно, это впечатление только усилилось. Казалось, что в таком теплом, наполненном смесями самых различных запахов, среди которых ярче всего выделялось мыло и розовое масло, а фоном служили десятки других почти неосязаемых и неузнаваемых ароматов, нет и не может быть ничего темного. Конечно, если бы все темные артефакты излучали магические эманации, искать их было бы куда проще, но увы, чаще всего это оказывалось что-то маленькое и невзрачное, спрятанное в укромном месте, если вообще не под полом. И все же что-то подсказывало, что это самый обычный дом, насколько он только может быть обычным в наполненном магией Иридиуме, и самая обычная лавка с самыми обычными бакалейными товарами, какие встречаются в каждом районе в одном и том же ассортименте.
Элизабет уже вовсю оглядывала этот ассмортимент, ни в чем не испытывая нужды, но чувствуя себя обязанной купить хоть что-то за доставленные Петеру неудобства. Тот будто ожидал от них чего-то нехорошего, и это совсем не было похоже на того веселого, обаятельного лавочника, готового восхвалять красоту каждой покупательницы независимо от возраста и расы.

14

Случайные посетители Ролана нисколько не смущали, как и их заинтересованные взгляды. Возможно, от этого было несколько не комфортно Элизабет, но Руня к постоянному вниманию уже привык. Даже рефлекторно улыбнулся задержавшимся в дверях девушкам. А вот ответы лавочника на заданные вопросы парня совсем не устраивали. Точнее, ему не понравились собственные ощущения. Вполне себе неплохие познания в психологии и природная интуиция позволили предположить, что Петер явно чего-то недоговаривает. Возможно, не хочет говорить при других покупателях. А может быть, опасается самого Ролана? Действительно, вот так бы все люди и стали вываливать свои проблемы аристократам и жаловаться на что-либо. Однако Руня не собирался так запросто уходить отсюда. Вот в самом деле, каждый день что ли бегать сюда в призрачных попытках наткнуться на проклятье? А если оно и вовсе не вернется? Нет, ну мало ли?
- Элизабет... - парень подошел к целительнице, - он Вас лучше знает, а меня-то второй раз в жизни видит. Наверное. Попробуйте поговорить с ним, а я пока... осмотрюсь, - протянул он несколько задумчиво, - и подожду, пока мы останемся тут втроем. Есть одна мысль... - улыбнулся и действительно отошел немного от стойки Петера, делая вид, что рассматривает товары на полках.
На самом деле Ролан ждал удачного момента, когда все "лишние уши" покинут лавку, чтобы после этого произнести Влияние добра. Если Петер действительно что-то скрывает, а не просто нервничает из-за присутствия в его лавке знати, то заклинание поможет вытащить из него правду. Причем так, что мужчина даже не поймет, что была использована магия.
"Меньше знает - крепче спит, - размышлял Руня, ожидая подходящего момента, - и вообще! Поздно уже отказываться от помощи, уважаемый Петер. Я, знаете ли, все равно Вам ее окажу, хотите Вы этого или нет, - твердо решил парень, - вот потому что так надо!" - в этот момент Руню внезапно заинтересовал стройный ряд каких-то красивых коробочек, компактно расположенных в продолговатой корзинке. Стояли они на полке со специями, и парень прекрасно понимал, что это самые обычные приправы. На специи ему, в общем-то, было плевать, но вот коробочки! Они были такие замечательные, цветные! И каждая из них весьма причудливой формы. Одна, например, напоминала гнутую мачту корабля, а другая словно маленький трухлявый пень... ну, по крайней мере, такие ассоциации рождались у Ролана. Разумеется, Руня не удержался и схапал своими загребущими ручонками совершенно не нужную ему вещицу. И как раз к тому моменту обнаружил, что посетителей больше не осталось. Очень вовремя!
- Ой, а мне пожалуйста вот эту умопомрачительную фиговинку, - довольно мурлыкнул парень, выставляя свой "трофей" на прилавок и бросая несколько монет. Разумеется по пути он уже применил свое заклинание, и теперь вновь собирался задавать вопросы. - Петер, я вижу, что вас что-то беспокоит, - не стал ходить вокруг да около Ролан, - расскажите, и возможно, я смогу помочь, - проницательно посмотрел на лавочника и доверительным (даже заговорщицким, будто великую тайну открывал) голосом произнес: - понимаете, я не появляюсь где-либо просто так, меня ведет свет, - прозвучало, как всегда, непонятно. - И если уж я оказался здесь, значит, именно тут я нужнее всего, - еще одна добродушная улыбка.
Что ж, намеков было дано предостаточно. Если он хоть что-то знает или подозревает, то сейчас, под действием чар, все выложит. В противном случае шансы узнать хоть что-то будут стремиться к нулю, и вернуться в лавочку будет иметь смысл разве что через неделю-другую, когда проклятье (если оно еще хоть раз вернется) снова будет наложено на Петера.

15

Даже врожденное женское любопытство не заставило последних покупательниц задержаться в дверях слишком уж надолго. Хотя и та минута, что они провели у выхода, переглядываяь и перешептываясь, Элизабет казалась неприлично долгой. Ролан, то ли в силу воспитания, то ли в силу характера, на людей вокруг внимания не обращал. Что же, на него наверняка глазеют с первого дня в Иридиуме и до сих пор, слишком он выделяется среди прочей исконной знати.
- Элизабет... он Вас лучше знает, а меня-то второй раз в жизни видит.
Она бы поспорила. Несколько приходов в лавку и пара удачно-неудачных снятий проклятия с Петера вряд ли сделала их близкими друзьями. Она подошла к стойке, оглядывая ряд маленьких бутылочек с разноцветными порошками специй и маленькие мешочки с травами для чая, прикидывая, что могла бы взять с собой. Было совестно так беспокоить торговца, который в ином случае уже закрывал бы лавку, и ничего у него не купить хотя бы для вида. Кроме того под пристальными взглядами что Элси, что Ролана, Петер немного напрягался. Причину этого Элизабет не понимала, но не думала, будто он полагает, что это целительница с аристократом явились проклинать его, маскируя заботой свои темные эксперименты.
Над дверью звякнул колокольчик, выпуская троицу покупательниц, с улицы послышался сварливый старческий голос, быстро оборвавшийся, стоило двери закрыться. У Ролана – Элси видела его краем глаза, - был тот самый отсутсвующий и вместе с тем глубоко сосредоточенный вид, какой обычно бывает у колдующих магов. Она-то это выражение лица узнавала сразу, и полагала, что и Петер тоже не дурак, а значит, стоило отвлечь его ненадолго. Конечно, маг света скорее всего сейчас проверял лавку на наличие заколдованных предметов или следов темной магии какими-то своими способами, но Петер-то мог этого и не знать. Со стороны было похоже, что маг рассматривает товары, но рассматривает что-то уж очень внимательно, что было бы еще объяснимо, находись перед его глазами книги или предметы искусства.
- Мы зашли спросить, как вы себя чувствуете, - мягко начала она. Это ведь не подозрительно, нет, ей как целительнице приходится задавать этот вопрос по сто раз за день. – А заодно поискать причину вашего плохого самочувствия в последнее время, прошу прощения, если некоторые вопросы покажутся вам странными. Возможно, я  не сказала раньше, но Ролан фон Вайдер прекрасный маг света, я рада, что он согласился нам помочь.
Петер покосился на гостя, будто ожидая от него неяркого свечения или нимба над головой, но уже не без симпатии.
- Ох, неужто ангельская магия? – лавочник приглушил голос, явно не желая, чтобы его услышал обсуждаемый объект. – Совсем как в храме, да? Так он меня благословит, и никакая хворь больше не пристанет, или паскуду эту... ох, извините, госпожа, не то хотел... Я бы и сам в храм сходил, было бы на кого лавку оставить, так вот ведь, - он развел руками, - на сына надежды никакой, а жена-то сама с утра до ночи трудится, иначе же как – иначе по миру пойдем.
Это уже было больше похоже на знакомое ей бормотание лавочника, пусть не радушно-беззаботное как обычно, но все же отчего-то в присутствии мага света – ангельская магия, надо же, - он был чуть более расположен делиться проблемами. Видно, дело было в отношении простых мистерийцев к храмовникам и божествам вроде Инноса и Люммина, особенно после недавней войны с тварями тьмы и смерти.
Тут как всегда жизнерадостный Ролан положил на прилавок небольшой яркий сверток и несколько монет. Петер вместо того чтобы ловким движением сгрести монет под прилавок неожиданно смутился и пробормотал:
- Так это ж солонка, господин, ей красная цена пол-серебрушки, а вы... Нет, я человек честный, - странно, но вчера ничто не помешало честному человеку забрать все, что барон заплатил за мясо. Нет, Элизабет бы не обвинила торговца в том, что тот был нечист на руку, но в ситуациях подобных вчерашней... впрочем, ладно. – Да вы так берите, в подарок, я-то думал вы... Виноват, господин, только сами небось знаете, люди разные бывают: сам-то не сталкивался, но болтали, мол, приходят одетые по-богатому, покрутятся немного, а потом и говорят, кольцо золотое потеряли аль пуговицу, - пухлые руки лавочника сноровисто упаковывали солонку в бумагу. Не в грубую сургучную, а в неровно окрашенную и чуть более тонкую «подарочную».
- ... понимаете, я не появляюсь где-либо просто так, меня ведет свет. И если уж я оказался здесь, значит, именно тут я нужнее всего.
Если подозрительность Петера сменилась внезапной откровенностью от некоего заклятия, Элси бы тоже очень хотела таким владеть. Сейчас она не вмешивалась, давая магу света получить ответы на вопросы и подарочную солонку, но даже разговорившийся торговец ничего толком не сказал.
- Вот не знаю я ничего, Инносом клянусь, не знаю, вон госпожа целительницы говорит, будто темная магия... да откуда ж тут темная магия, у нас район тихий, маленький, почитай, с самой войны ничего не случалось. И сам я человек маленький, отродясь у меня таких врагов не было.

16

Действие своей магии Руня отметил сразу, как только торговец отказался принимать завышенную плату. Более того - даже задаром отдавал, как оказалось, обычную солонку, так приглянувшуюся парню. Впрочем, в дар ее брать Руня отказался наотрез. Он никогда себе не позволит подобные манипуляции. Для него было кощунством использовать магию света для таких вот грязных целей. Хотя иногда мог воспользоваться этим заклинанием, чтобы сбить у совсем уж ушлого торговца до безобразия завышенную цену. Но сейчас определенно не тот случай. Потому Ролан, конечно, забрал свои золотые, но проскользнувшую в речи Петера цену таки заплатил.
- То есть... Вы приняли меня за вора?! - вот тут Руня настолько удивился, что аж на пару секунд дар речи потерял. Ох, кем его только не называли, но вот чтобы вором... Да у него же на лбу написано, что он в принципе на подобное не способен. Скорее уж сам кому-то что-то отдаст, чем украдет. - А какой смысл богатому человеку проворачивать такое странное дело в обычной лавке? - искренне поинтересовался Ролан. - Ведь если у него достаточно денег на дорогую одежду и украшения, едва ли он сможет даже при подобном обмане много поиметь с обычного торговца. Глупо как-то, - пожал парень плечами. Но на будущее все равно запомнил - нет, ну вдруг ему доведется такое увидеть?
А Петер тем временем завернул солонку в красивую упаковочную бумагу и передал Руне, который тут же сцапал свое "сокровище". А затем лавочник все-таки ответил на вопросы Ролана, но... к сожалению ничего толкового так и не рассказал. И это, признаться, сильно озадачивало. Соврать он точно не мог - магия не позволила бы. Если бы действительно что-то знал или хотя бы подозревал - выложил бы, как миленький. Значит, был все-таки какой-то сторонний недоброжелатель, причем Петер понятия не имел, какова причина такой агрессии. Впрочем, все еще оставался шанс, что в деле действительно задействована проклятая вещь. И теперь, когда Петер больше не так подозрителен по отношению к Ролану, можно было эту самую вещь попытаться найти.
- Знаете, я, конечно, могу Вас благословить и даже навести защитные чары, но надолго это не поможет, - с сожалением покачал головой Ролан, - магия не может действовать бесконечно и защитит лишь на короткий срок. Нужно искать корень проблемы. Вполне возможно, что эта проблема не такая уж и сложная. В Вашем заведении может просто оказаться предмет, на котором лежит какое-нибудь проклятье. Это может быть что угодно, и Вы даже можете этого не подозревать. Однако, такие предметы все-таки темные, а значит, я смогу его обнаружить, если Вы позволите. Любой темный предмет сразу себя проявит, если я заполню все помещением светом. Попробуем? Для этого Вам понадобится закрыть лавку минут на пятнадцать, - предложил Руня. - Ах да, еще будет неплохо, если Вы покажете мне, где храните воду - я ее освящу. Даже если и не найдем ничего подозрительного - как минимум у Вас останется святая вода. Пока будете ее пить, никакая зараза к Вам не прилипнет.
Если Петер согласится на предложение парня, то он собирался для начала поочередно защитить и его, и Элизабет оберегом света, чтобы случайно не ослепить. А уже после этого буквально затопить каждый уголок помещения светочами. Если в лавке есть хоть одна проклятая вещь, она попросту не сможет остаться незамеченной при такой концентрации магии света.

17

Торжественное вручение магу солонки Элизабет не могла не воспринимать как какой-то сложный ритуал. В одно мгновение маг был готов отдать за нее несколько золотых, а торговец – расстаться с вещью задаром, а уже в следущее решительно отодвигал от себя горсть медяков и мотал головой.
- Нет-нет, господин маг, это вам в подарок будет от Петера, вы ей-богу, простите дурака старого...
Элизабет тоже считала, что выманивать деньги у простых торговцев таким подлым образом глупо, но в то же время она прекрасно понимала, что в Иридиуме дорогая одежда не всегда является признаком достатка. Куда чаще это лишь способ бросить пыль в глаза.
- Мы пришли, чтобы помочь вам, - поспешно вмешалась она, отвлекая обоих от неприятной темы о мошенниках. Никому бы не понравилось, если бы его назвали вором, и Элси постаралась увести разговор в другое русло. – Вы ведь и сами понимате, Петер, что внезапные ухудшения самочувствия это вовсе не признаки приближающейся старости. По крайней мере в вашем случае.
Петер приосанился, будто Элси, сама того не подозревая, сделала ему комплимент, и поставил на прилавок перед Роланом красиво упакованную солонку. Немного погодя, вылив на них поток ничего не прояснившей информации, лавочник рассеянно почесал затылок.
- Я бы и так закрыл, господин хороший, кто ж после захода сюда придет? Вы делайте, что надо, я подсоблю чем смогу, - с этими словами он принялся убирать разложенные на прилавке мелкие товары в корзины, которые достал откуда-то из подсобного помещения. – А воду оттуда же откуда и все беру, из колодца с насосом в нашем квартале, откуда ж еще. Тут водопровода нет, но слышал я, хорошая штука, прям волшебная. Да... только тут у меня воды нет, что жена к обеду принесла, я уже и съел, и выпил, - Петер умудрялся ловко передвигаться по лавке, переставляя кувшины, перекладывая мешки и мешочки, вытирая пыль. Чувствовалось, что все это он проделывает не первый раз и даже не первый год. - Вы если скажете, я хоть сейчас домой схожу за водой, принесу сколько надо.
Ролану тем временем потребовалось несколько минут, чтобы наложить на них поочередно какое-то заклиание, которое Элси не распознала, но решила довериться магу. Затем в лавке один за другим начали вспыхивать светочи, отчего Петер восхищенно ахнул и прервал работу, во все глаза наблюдая за магом света. Элизабет пришурилась, готовая к тому, что яркие лучи и белые огоньки ее ослепят, но к ее изумлению этого не произошло. Воздух стал словно еще прозрачнее, и бутыли из темного стекла, до того казавшиеся совершенно непроницаемыми, приобрели зеленый и лиловый оттенок, и стал оттливо виден уровень жидкотсти в них, ранее ничем себя не выдаваший. Потолок, напротив, от яркого света покрылся пятнами, выдающую не только старую и новую побелку, но и разное наплавление мазков, трещины и неровности. Как должна была проявить себя проклятая вещь, Элси не знала, но свет проник уже во все уголки и щели, высветив у ее ног блеск закатившейся между досок монетки, но ничего подозрительного он так и не выявил.
- Ролан, а как должна выдать себя проклятая вещь? Может, мы поищем вместе?

18

Доброжелательность Петера была только на руку. Конечно, здесь наверняка помогло заклинание, но почему-то Ролану очень хотелось верить, что эта доброжелательность все-таки искренняя, а не просто навеянная магией.
После наложения благословений, Ролан начал заполнять пространство светочами, превращая лавку чуть ли не в сияющий храм. Однако этого все же было не достаточно. Просто потому что светочи сами по себе не способны были искать проклятые вещи. Скорее, они нужны были Руне для повышения собственной сосредоточенности. Ему было проще работать, когда со всех сторон окружает свет.
- У меня есть с собой фляга со святой водой, - будничным тоном ответил Ролан лавочнику. Ну, разумеется, для него в этом ничего необычного не было. Парень всегда таскал с собой исключительно освященную воду. В силу привычки. - Но этого может не хватить. Поэтому будет лучше, если Вы принесете немного обычной воды. Ковшик или полведра там. Если мы найдем здесь что-нибудь "темное", то искупаем в святой водичке, - пообещал Ролан, - уверен, предмет будет неимоверно счастлив от подобной процедуры, вот прям заплачет от восторга.
А пока Петер собирался за водой, Руня активировал Дух света. Вот он-то как раз был способен уловить предмет, если в нем присутствует темная магия. А вот если проклятье основано на какой-то иной стихии, то тут уже могут быть проблемы...
- На самом деле подобные вещи мы сможем почувствовать, если увидим или подойдем слишком близко. А если пощупаем, то вообще почти наверняка узнаем, - пояснил Руня. - Возможно, в силу владения магией света, я смогу ощутить его несколько ярче. Свет просто помогает мне лучше концентрироваться, да и опознающее заклинание я тоже применил, так что вероятность упустить проклятую вещь, если она действительно здесь, крайне мала, - говорил он двигаясь между полок, присматриваясь. - Вы тоже должны ее почувствовать, если увидите. Уж Вы-то наверняка сталкивались со всякого рода проклятьями куда чаще меня. Это ощущение... его сложно с чем-то перепутать, - в принципе высоко одаренные маги и без всяких лишних заклинаний способны легко распознать проклятый предмет, если, конечно, он не защищен какой-то скрывающей магией. А маги света ощущают такие вещи еще ярче. Впрочем, как и маги тьмы. - Еще можно делать так, - Руня взял какую-то коробочку, которая стояла между нескольких предметов так, что на нее слабо попадал свет, и переставил на хорошо освещенное место, - не то чтобы это что-то поменяет для проклятой вещицы, она ведь не живая, чтобы реагировать на свет. Но так опознать проще! - прозвучало не особо логично, но Руня на этот счет даже не заморачивался. - Знаете, мне как-то не нравится вот тут, - Ролан вдруг остановился в левой части лавки, где было несколько рядов полок, заставленных всяким хламом. - Тут вот прям что-то гложет, но никак не доглодает окончательно, - переводил взгляд с полки на полку, - давайте начнем отсюда. Если почувствуете что-то подозрительное, то перекладывайте предмет на свет, и я тоже посмотрю.
А сам Руня уже подобрался к ближайшей полке и начал шустро там шерудить и перекладывать все подряд так, как ему приспичило. Это, кстати, выглядело довольно странно. С одной стороны казалось, что он выкладывает вещи на полке в определенном порядке, словно наводя красоту. А уже в следующее мгновение приходило осознание, что логики в его манипуляциях с предметами нет вот вообще никакой. А потом уже становилось понятно, что предметы выкладываются так, чтобы на них точно попадал свет. Впрочем, на этой полке он навел бардак довольно быстро, после чего принялся творить хаос на следующей.

19

Лавочник оглядывал залитое светом помещение с выражением десткого восторга. Когда светочи еще только начинали появляться один за другим, он еще пытался продолжать уборку в их ярком свете, бросаясь от одного внезапно найденного пятна к другому, но потом наконец бросил махать тряпкой и взирал на работу мага как на чудо. Элизабет любовалась бликами на стекле и глазурованной керамике, вдруг показавшей дестяки новых ранее незаметных оттенков. Свет либо выявлял самые неприглядные стороны вещей, либо подчеркивал их красоту.
Ролан посоветовал принести воды, на что Петер согласно кивнул и вышел за дверь. Потоки яркого света вылились на улицу,хотя сияние наверняка было хорошо видно и раньше через несколько небольших окон. С улицы донеслись изумленные голоса, и Элизабет понадеялась, что зеваки не будут вызывать стражу. Ее прибытие означало бы необходимость показывать разрешающие колдовство в черте города бумаги, вопросы, а там и кто-нибудь другой заинтересовался бы заадочным случаем постоянно возвращающегося проклятья, а их с Роланом вежливо попросили бы отправиться по домам и заниматься своими делами.
- На самом деле подобные вещи мы сможем почувствовать, если увидим или подойдем слишком близко. А если пощупаем, то вообще почти наверняка узнаем.
Элизабет с некоторым сомнением оглядела лавку. Во-первых, веще тут было ну очень много, правда все они так или иначе предназначались на продажу и выглядели довольно просто. Она не могла себе представить, чтобы кому-то понадобилось заковыристым образом проклинать, например, солонку или маленький кувшин для воды, который Петер мог в любой момент продать совершенно случайному человеку. Кроме того она не слышала о том, что можно проклясть еду – крупы, муку и масло, - но с другой стороны, если можно было благословить и освятить воду, то при должном воображении... Она медленно и внимательно осматривала полки, касаясь вещей и коробок, что казались ей подозрительными, переставляя их или вытаскивая с полок и поднося к светочам, но абсолютно ничего не обнаружила. Никакой темной магии и никакой магии вообще.
Петер все не взвращался и ничто не мешало двум магам наводить в его лавке хаос, который вряд ли понравился бы ее хозяину. Но чем дольше продолжались поиски, тем меньше у Элизабет было уверенности в успехе.
- Мне начинает казаться, что в лавке ничего нет, - заметила она, вновь оглядывая картину в целом. Теперь все выглядело так, будто сюда забрались грабители или владелец готовился к ремонту, или кто-то немного порезвился в ней с заклинаниями воздуха. Все вещи остались целы, но ни одна больше не находилась на прежнем месте. – Возможно, мы просто не там ищем, но... думается мне, Петер не будет рад, если мы устроим то же самое у него дома. Кроме того мы можем спугнуть нашего мага, и он найдет себе другую мишень. Ну или проклятый предмет спрятан куда лучше чем мы предполагали, - с этими словами она посмотрела на пол прямо перед собой, но тут же подумала, что здание строили не менее сотни лет назад, а пол перестилали тоже явно не вчера, и если бы под ним что-то и было, оно дало бы о себе знать куда раньше.

20

Осмотр помещения ничего не дал. Ролан не обнаружил ни одной проклятой вещи, хотя подозрительных хватало. Вернее, некоторые вещи ему просто не нравились, но это уж точно никак не могло быть связано с проклятьем. Однако тот закуток, который он выбрал, ему все равно покоя не давал. Тут что-то было не так, Руня это чувствовал. Но вот насколько это "нечто" может быть связано с болезнью Петера сказать сложно.
- Ничего, - подтвердил парень подозрения целительницы, - нет здесь проклятых вещей. Даже если бы они были спрятаны в подсобке или, скажем, в подвале, я бы уже нашел, - обыденным голосом сообщил Ролан, - но здесь все равно что-то не так. Мне не нравится этот закуток! Он не такой! - стоял на своем, - может, с хворью Петера оно никак и не связано, но это ничего не меняет. Я прямо чую тут какую-то гадость! Может, кто-то из темных недавно в лавку заглядывал? - задумчиво протянул Ролан. - В общем, тут что-то неправильное, чужеродное! - он не мог нормально объяснить. Это просто ощущения, интуиция. Ролан никогда не спутает это чувство, но вот внятно описать его был не способен. Так что Элизабет оставалось лишь догадываться, что он имеет ввиду, и просто поверить на слово.
Тяжело вздохнув, Ролан начал убирать светочи. Они больше были не нужны. Руня изначально ожидал чего-то подобного; проверял, скорее, на всякий случай - вдруг повезет? Если Петер действительно обладает какой-то проклятой вещью, то она должна находиться при нем. Едва ли она будет лежать на полках для распродаж. То, что предмет может оказаться дома - тоже маловероятно. Петер упомянул, что женат. Если эта вещь хранилась бы дома, то жена бы тоже подверглась проклятью. Разве что на вещи была бы какая-то разновидность, скажем, действует только на мужчин, но это слишком сложная магия. А уж именное проклятье - тем более. Едва ли обычный лавочник мог перейти дорогу настолько сильному темному магу.
- Я думаю, Вы правы, - кивнул Руня после недолгих размышлений, - либо предмет спрятан в другом месте, причем доступном только Петеру. Либо он и вовсе таскает его при себе. Если же проблема в недоброжелателе, который раз за разом возвращается сюда и проклинает его. Хм... - чуть нахмурился, - тогда мы ничего не сможем сделать, если, конечно, не начнем опекать Петера круглосуточно, - легкая усмешка. Разумеется, это было бы абсурдно. - Думаю, самый разумный вариант - вернуться сюда, скажем, через недельку. Если болезнь снова появится, можно попробовать узнать что-то уже через нее. Правда, я не знаю как - тут уж Вам виднее, Вы же целитель! Я смогу разве что почувствовать источник болезни, если он будет поблизости, - пояснил он. - И да, если он снова заболеет, и мы опять ничего не найдем, то лучшее, что мы можем сделать - сообщить об инциденте в Министерство Магии. А уж их специалисты разберутся, - предложил Ролан. - Это будет особенно актуально, если Петера действительно самостоятельно проклинает темный маг. Просто потому что мы с Вами не специализируемся на поиске преступников и все равно не сможем его найти. Разумеется, я могу обнаружить темного мага по ауре, но это ровным счетом ничего не докажет. Наши законы не запрещают магию тьмы, и мы можем попросту несправедливо обвинить ни в чем не повинного человека.

21

- ... Может, кто-то из темных недавно в лавку заглядывал?
Элизабет внимательно рассматривала указанный Роланом закуток, но ничего кроме  многозначительного «м-м-м», ответить не смогла. Ей этот угол казался точно таким же как и все остальные, но с учетом того, что он сильно не понравился магу света, и тот перекладывал вещи с удвоенным старанием, царивший там хаос был прямо-таки образцовым. И да, неискушенному взгляду это место могло не понравится уже одним своим бардаком и бедламом.
- Думаете, приходил наш темный маг, покрутился в углу и ничего не сделал? – маловероятно, уж мог бы и снова проклясть раз пришел. Но его могли спугнуть...Мне вдруг пришло в голову, что Петер не оставил бы без внимание приход человека, который делал бы подозрительные пассы руками или бормотал что-то себе под нос, после чего у его резко ухудшалось самочувствие. Конечно, проклятье можно наложить и по ауре, но разве на это способен слабый маг? Надо будет спросить Петера, когда и где он начинал чувствовать себя хуже и что перед этим делал, вдруг это вообще не в лавке происходило.
В последнем она сомневалась, так как всецело помешанный на торговле и прибыли человек не закрывал свой маленький магазин ни на день. Его даже подорванное здоровье не вынудило хоть на день взять выходной и пойти в храм или обратиться к целителям, хотя почему было бы не передать место за стойкой жене, Элси не понимала. Ей с трудом представлялось, чтобы лавочник в жизни занимался чем-то еще кроме торговли или ходил куда-либо, ну разве что пропустить стаканчик-другой по воскресным вечерам, когда вся торговля прекращалась раньше обычного.  По той же самой причине она не могла назвать место, доступное одному только Петеру, да еще и находящееся в центре Иридиума. Разве что...
- Место, доступное только ему... – она бросила взглядв сторону окна, но, естественно, ничего не увидела, так как в лавке было куда светлее чем на улице. – Но оно должно находится где-то недалеко отсюда,если вообще есть такое место. Какой-нибудь нежилой дом в этом или соседнем районе, не восстановленный после войны, но такие непросто найти – земля в столице слишком дорога, чтобы оставлять на ней неиспользуемые здания. Любое незанятое строение уже давно бы... – и тут она вспомнила с кем разговаривала. Уж барон-то, менее года назад заявивший права на титул и имущество, не мог не знать о порядках распределения недвижимости. Кому принадлежал и как использовался собственный дом Ролана, когда его дядю определили в лечебницу, а его не было в городе? Скорее всего стоял пустым за исключением небольшого штата прислуги. Ничто не мешало и здесь найтись такому же дому, только поменьше, чей хозяин пропал на войне или уехал из города, так что рассуждения светлого мага и вправду могли оказаться верными.
Тут вернулся и сам лавочник, неожиданно угрюмый и недовольный. Его недовольство и даже разочарование, отравишееся в опущенных уголках рта, только усилилилось при виде того, во что превратилась его любимая лавка. Он немного резко поставил перед Роланом целое ведро воды, часть выплеснулась через край при соприкосновении с полом. Ну да, обещали помочь, а сами переворошили все что можно и нельзя – в глубине души Элизабет его понимала.
- Вот, господин хороший, целое ведро воды как и заказывали, - буркнул он, явно желая чтобы незванные гости поскорее убрались восвояси.
- Я прошу прощения за доставленные неудобства, - начала Элизабет, - к сожалению, тщательный осмотр это единственный способ найти проклятую вещь. То, что он не сработал, означает лишь, что в вашей лавке нет ничего опасного, и нам еще предстоит найти причину и источник проклятий. Я останусь и помогу вам прибраться, - решила она. – Но вас беспокоит что-то еще, так? Что-то случилось, пока вы ходили за водой? – ни от кого бы не укрылось, что лавочник пал духом еще до того, как увидел устроенный ими беспорядок.
Петер внимательно посмотрел на них и махнул рукой, будто желая сказать «а, да чего там!..».
- Да жена моя, ведьма старая, говорит, нет никакого проклятья, старость это да и все. А вы... - он ненадолго запнулся, подбирая слова, чтобы ненароком не обидеть магов, - дело себе ищете, а дела тут нет. От работы отвлекаете, - он говорил это почти извиняющимся тоном, и сложно было понять, согласен ли он с женой или всего лишь раздосадован тем, что уборка грозила зануться заполночь.

Отредактировано Elsie (2018-10-10 17:15:32)

22

- Нет, я не думаю, что он приходил сюда просто так, - покачал головой Ролан, - и я вообще не уверен, что мои ощущения связаны с недоброжелателем, - тут уже, скорее огорошил, но точнее все равно сказать не мог, и воспринимать эту фразу можно было как угодно. - Но если я все-таки чувствую именно его, то тут у меня два предположения. Первое - что ему попросту не удалось наложить проклятье, когда был последний раз здесь. А вот в предыдущих случаях... конечно, если проклятье требует каких-то визуальных эффектов, то Петер бы заметил. Но если достаточно банальной концентрации и пары слов - обычный человек даже не поймет, что в его лавке колдуют. Со стороны будет казаться, что он просто на товар засмотрелся или задумался о чем-то, - заметил Ролан.
- Это не обязательно должно быть именно помещение, - отозвался Руня на предположения Элизабет, - предмет может храниться и дома, скажем в запертом сундуке, ключ от которого есть только у Петера. То есть, доступа к предмету у жены нет, потому на нее не распространяется проклятье. Я имею ввиду это, - уточнил он. - Впрочем, бесхозные дома или какие склады поблизости я бы тоже не стал сбрасывать со счетов...
Ролан уже отзывал последние светочи, когда в лавку вернулся Петер. Явно не в духе. Когда он поставил перед Роланом ведро, парень даже шаг назад сделал, чтобы вода не попала на обувь. Настрой лавочника Руне совсем не понравился. Судя по всему, он себе плохо представляет, какая опасность ему грозит, и считает, что помощь ему не требуется. Более того - присутствие Ролана и Элизабет его явно напрягает, и он бы предпочел, чтобы те ушли. Что ж... Ролан смерил Петера цепким и очень пронзительным взглядом, будто в душу смотрел, но говорить ничего не стал, жестом попросив чуть отойти от ведра. А пока Элси и Петер говорили, Руня склонился над ведром воды и применил святой дар, освящая воду.
- Спрячьте где-нибудь, - сказал он, закончив. - Если увидите подозрительный предмет, можете попробовать опустить в святую воду - иногда помогает. А так, пейте немного в начале и в конце рабочего дня. Если проклятье вернется, и оно основано на магии тьмы - будете таким образом развеивать. Закончится вода, рекомендую найти время и сходить в церковь за новой, - ровным голосом инструктировал Ролан. - Возможно, Ваш недоброжелатель оставит Вас в покое, когда поймет, что его проклятье Вас не берет, и переключится на кого-то еще, - равнодушно пожал плечами парень. - А я, увы, не смогу помочь, пока Вы считаете, что Вам это не требуется, - развел руками. - И да, Вы правы, мне лучше поискать себе дело в другом месте, - согласился Руня. - Прошу прощения, что отвлекли от работы в попытках спасти Вашу жизнь. Всего доброго, - попрощался он по пути к выходу и обратился уже к целительнице: - Элизабет, можно Вас на минутку? - кивнул на дверь и первым вышел на улицу.
В ожидании Элси Ролан прислушался к интуиции и посмотрел по сторонам в поисках того, что могло бы привлечь внимание. Возможно, целительница была права, и какое-то из зданий поблизости покажется подозрительным. А может быть и вовсе этот темный маг где-то рядом? Присмотрелся также и к людям, хотя это как раз вряд ли чем поможет. Если Петера действительно проклинает темный маг, а не случайный проклятый предмет, то этот маг, будь он тут, уже бы давно ощутил светлую магию Ролана. И надо быть полным кретином, чтобы в этом случае не поспешить убраться отсюда подальше.
Увы, но Руня действительно больше не мог чем-либо помочь Петеру, тот не желает сотрудничать. Будь он болен - можно было бы излечить. Найдись в лавке проклятый предмет - уничтожить его. А так...

23

Вода в ведре на миг засияла, будто в ней зажегся один из светочей Ролана, но скоро сияние угасло и содержимое ведра ничем внешне не отличалось от простой воды. Элси знала, что святая вода просто так проклятья не снимает и темную магию в предметах не выявляет, но мало ли какие секреты были у фон Вайдера. Да и кроме того вода еще никому не вредила, в Иридиуме все питьевые источники регулярно проверяли, чтобы ни в одном не поселилась болезнь, плесень или грязь. Лишним не будет. Могу ли я тоже что-то оставить? Нет, вряд ли.
- Одну секунду, я вернусь и помогу вам, - шепнула она, следуя на улицу за Роланом.
Люди на улице дружно сделали вид, что не пытались до того заглядывать в окна, и не расходились по домам вовсе не потому, что ждали еще какого-то представления, а потому что у них были свои дела снаружи. Важные и неотложные дела. С тех пор как в городах официально запретили использование магии кроме бытовой и самых начальных ее азов, да и на ту порой требовалась лицензия, волшебства на улицах стало заметно меньше. Для простых обывателей магия понемногу превращалась в еще большую редкость и диковину.
Зря онапривела сюда Ролана, следовало бы сперва больше узнать самой, а так даже с магом света они просто не знали с чего начать и за что взяться.
- Простите его, - печально улыбнулась Элизабет, - думаю, он просто устал и испуган, и не хотел никого обидеть. Кроме того он нежно любит свою работу, а мы там все вверх дном перевернули. Спасибо вам, Ролан, святая вода обязательно должна помочь, и ее хватит надолго, а потом наш неизвестный маг может и потерять терпение и переключиться на следующую жертву, - она обеспокоенно нахмурилась. Для Петера это, конечно, стало бы избавлением, но кому-то другому пришлось бы плохо. И тогда они уж точно не смогли бы никого и ничего найти.
Надо было с самого начала обратиться к знающим людям, а не пытаться самим вести расследование. Мы все равно ничего не нашли и, возможно, заставили мага затаиться.

24

Осмотр окрестностей тоже не дал никаких результатов. Вполне ожидаемо. Обычные дома, улица, деревья. Ничего примечательного. Никто из людей тоже подозрительным не показался. Ну да, поглазели немного на шоу, покидали быстрые взгляды на Ролана, упорно делая вид, что просто идут мимо. Но это было настолько привычно магу света, что он даже ухом не повел. Подозрительного они ничего не делали, тьмы в них не ощущалось, а с повышенным вниманием он сталкивается всякий раз, стоит лишь выйти за пределы поместья. Ни единой зацепки.
- Петер не сможет меня обидеть, даже если захочет, не берите в голову, - только отмахнулся Ролан на слова вышедшей из лавки целительницы. - В его поведении нет ничего необычного. Я постоянно с таким сталкиваюсь, когда кому-то нужна помощь. Люди не любят признаваться в своих слабостях и боятся о чем-то просить. Особенно, если сомневаются, что им действительно нужна помощь со стороны, - улыбнулся парень. - Чаще всего меня не волнует их сопротивление. Я могу незаметно вылечить заклинанием, убедить в чем-то, может быть подсобить. Ну, знаете, бывали прецеденты, когда людей, скажем, нежить волновала, но попросить боялись. Мало кто поможет бесплатно, а денег на магов нет. В общим, в подобных случаях, я просто действую и иду дальше. Случай с Петером, к сожалению, иной, - развел руками Ролан. - Я не могу ему помочь, пока не обнаружен источник проблемы. Возможно, он знает больше, чем говорит. Но даже так - я не могу его заставить признаться. Точнее, я могу выбить из него информацию, но я не сторонник радикальных мер, - несколько секунд задумчиво смотрел на солнце, а потом каким-то отстраненным голосом произнес: - святая вода вряд ли спасет его от проклятья. Максимум - ослабит действие. Но это лучше, чем ничего. Хм... - покопошился в карманах и достал лист бумаги и рунописный стержень. Затем прислонил к стене и быстро написал незатейливое послание, а затем протянул его Элси.
- Вот, передайте Петеру, - попросил он. - Короткое пожелание и предложение помощи. Если вдруг сообразит, наконец, что ему совсем плохо и будет готов сотрудничать. Адрес оставлять не буду, все равно его никто не пустит в Верхнее кольцо. Захочет со мной связаться, пусть для начала пообщается с Вами. И да... если вновь увидите на нем проклятье - не снимайте. Просто понаблюдайте, посмотрите, как оно работает, с какой скоростью. А заодно и посмотрим, как будет вести себя Петер, если не получит вовремя лечение, - предложил Руня.
Экспериментировать на живом человеке - не самое гуманное решение, и обычно Ролан подобным не занимается. Но в этот раз было сразу две причины. Во-первых, это наиболее действенный метод подтолкнуть к сотрудничеству лавочника, а также выше вероятность поймать возможного темного мага, так сказать, на горячем. Ведь если проклятье зайдет дальше, чем в предыдущих случаях, он обязательно явится посмотреть. Или еще как-нибудь попробует отследить результат. А вторая причина... Руне тоже было интересно это проклятье. Это магия. А магия интересует его в абсолютно любых ее проявлениях. И если в поле его зрения попадает что-то новое, и это что-то вызывает интерес, то парню абсолютно все равно, насколько это колдовство может быть опасным, и к каким последствиям оно может привести. Главное - увидеть, оценить, запомнить. А уже в будущем - понять, как работает и, возможно, научиться применять, а также защищаться от подобного. Мало ли когда эти знания могут пригодится?..

25

Что ей оставалось кроме как покачать головой? К ней-то люди как раз приходили за помощью, не боялись показать слабость или болезнь. Хотя как представитель знати Ролан должен был казаться людям далеким и недоступным, как оно обычно и бывало, ведь мало у кого был шанс на самом деле познакомиться с бароном из Верхнего кольца, а не одних только гуляющих о нем да и о всех прочих слухах. Если бы я была уверена, что дело только в скрытности Петера и нежелании о чем-то нам рассказывать, уже попыталась бы прочесть его мысли. Говорить вслух о таких намерениях было не принято, но Элси не гнушалась пользоваться и такими морально сомнительными средствами из арсенала магов разума, если была уверена, что это поможет в работе. И это помогало.
- Боюсь, нам придется по очереди незаметно лечить бакалейщика заклинаниями, - она попыталась неловко пошутить, сгладить некоторое разочарование от ничего не принесшего визита. Вернее, принесшего, но солонку, а вовсе не желаемые ответы. – Если он что-то знает, я попытаюсь его разговорить, - Элси была уверена в своей способности разговорить и назгула, если бы ей вдруг это понадобилось, в конце концов ей это умение обеспечивало сытую жизнь в не самом дешевом районе столицы. Она не упоминала, конечно, что могла бы прибегнуть и к магии. У них ведь еще остались непроверенные теории...
Она аккуратно, не читая, свернула послание и положила в карман, чтобы затем передать человеку:
- Если такое случится, я пошлю вам мысль-вестник, - она не слишком верила в свои слова. Если уж Петер до сих пор не пытался на самом деле избавиться от проклятия, то ли не веря в его существование, то ли махнув рукой на причиняемый вред – не убивает и ладно, чего на магов тратиться, - то он уж точно не пошел бы искать лечение, если бы только проклятие не усилилось бы, а то и не привело еще чего похуже слабости и плохого самочувствия.
Наверное, ей стоило бы посидеть в библиотеке коллегии и освежить знания о проклятиях. Вдруг найдется какая зацепка. Но пока что она попрощалась с Роланом и вернулась внутрь, чтобы как и обещала помочь бакалейщику. Петер работал на удивление быстро и сноровисто, расставляя предметы по местам едва ли не быстрее чем маги вдвоем наводили беспорядок несколькими минутами ранее. И он не отказался с ней поговорить, всего-то и надо было немного посочувствововать, спросить как торговля, как его дела. Обидно, но ничего странного она все же не узнала – торговля идет хуже некуда, жена вечно всем недовольна, единственный сын вместо постижения отцовского дела и помощи в лавке мечтает стать солдатом и героем и снова воевать недобитую нежить... Никаких зацепок ей это не дало.

*   *   *

Ну что же, на этот раз Элизабет поступила умнее: вместо того чтобы самой проверять состояние Петера, она обещала соседскому мальчишке по медяку в день на леденец, если тот будет докладывать ей о состоянии торговца. Первые два дня ничего не происходило, но на третий мальчишка сообщил, что «дядька Петер бледный и чахлый», причем сам маленький гонец в этот момент сжимал красный петушок на палочке и оттого вид у него был слишком довольный для принесенной новости.
В тот день она была занята, но на следующий пришла с самого утра, ожидая увидеть вялого, бледного бакалейщика. Так оно и случилось, и вроде бы и на этот раз ни проклятье, ни его внешние признаки не отличались от стандартных уже виденных ею, но что-то не давало покоя, будто на этот раз она чего не видела, что-то упустила, а оно ведь было перед самым носом...
«Ролан, это Элизабет Гринграсс, наше проклятье вернулось... Я не стала вмешиваться. Буду в таверне «Желтый парус» за углом, если вы сможете ответить». Она, конечно, не ждала получить в ответ такое же ментальное сообщение, поэтому и указала место, где ее мог бы найти посыльный с запиской. А пока кто знает, может, ей удалось бы уловить за хвост ускользающую мысль и понять, что смутило ее на этот раз. Кроме того маленького факта, что их загадочное проклятье снова оплело прежнюю цель.

26

- О, нет-нет-нет, я не буду его лечить, пока он этого не захочет, - усмехнулся Ролан, - ну... или пока у нас не появятся какие-нибудь зацепки. Просто так его лечить смысла нет - Вы уже сами пробовали, - напомнил парень, после чего вновь перевел взгляд на солнце. Несколько секунд помолчал, а затем задумчиво протянул: - знаете, Элизабет, возможно, нам не удастся его спасти. Точнее, есть вероятность, что мы не должны этого делать... - медленно проговорил Ролан, а затем попытался объяснить: - есть законы мироздания и круговорот душ. В них нельзя вмешиваться просто так, потому что захотелось. Точнее, незначительное вмешательство вполне приемлемо - мы, маги, способные исцелять, постоянно с этим сталкиваемся, но редко об этом задумываемся. Однако бывают случаи, когда исцеление не помогает. Или дает лишь небольшую отсрочку. В таких случаях очень важно понять, когда стоит остановиться. Я не знаю, как это работает у других магов, у Вас в частности, а меня направляет свет, - не слишком понятно выразился Руня. - Случай с Петером может оказаться одним из таких. Если у нас не появится новой информации, а сам Петер так и не попросит помощи, значит, его дальнейший путь уже предопределен, и мы не должны в это вмешиваться, - вновь перевел взгляд на Элси. - Будем надеяться, что это не так, и мы все-таки сможем его спасти. До свидания, Элизабет, буду ждать вестей, - улыбнулся он на прощание и отправился домой.

***

В ближайшей несколько дней никаких новостей не поступало. Впрочем, нельзя сказать, что Ролан вообще вспоминал об этом Петере, у него хватало своих забот. И тем не менее, моментально вспомнил лавочника, как только получил вестника от Элизабет.
В тот день Руня находился в своем поместье, и через полчаса у него была назначена встреча с одним бароном, который должен быть прибыть для обсуждения чего-то там, о чем Руня уже успел благополучно забыть. Внезапно услышав голос целительницы в голове, Ролан слегка поморщился. Он не любил магию разума и не любил этот способ связи. Однако за время работы в гильдии успел привыкнуть, ибо командир его отряда был как раз магом разума, который порой этими самыми вестниками внедрялся в несчастный мозг парня. Поначалу его это жутко раздражало, но потом Ролан нашел способ мстить, отвечая на эти вестники вслух, когда командир был рядом и вроде как "шифровался" при помощи мысленной связи. Или припоминал позже, если вестники посылались на расстоянии. Тут уже месть была всегда разной, в зависимости от того, что придет в голову Ролана. Разумеется, целительнице парень мстить не собирался. И даже при встрече не был намерен упоминать о вестниках, или еще как-то демонстрировать свое к ним отношение. Тем более, что Элизабет попросту не могла знать об этом "пунктике" Руни. Откуда, если он ей этого не говорил? Как бы то ни было, а отправиться к Петеру прямо сейчас он не мог. Поэтому быстро написал небольшое послание.

"Доброе утро, Элизабет!
К сожалению, у меня сейчас запланирована встреча. Освобожусь часа через два, не раньше. Я предлагаю встретиться через три часа в проулке рядом с лавкой Петера. Помните, где я собаку кормил? Вот там. Я не хочу раньше времени пугать его своим визитом. Он ведь так до сих пор и не обратился ко мне за помощью, значит, все еще не желает иметь со мной дел. К тому же, я сомневаюсь, что осмотр Петера даст какой-то результат. Даже если я определю тип и природу проклятья, это ровным счетом ничем не поможет. По нему нельзя узнать, где и как он его подцепил. Попробуйте для начала еще раз с ним поговорить. Вдруг за прошедшие дни что-то изменилось, может, видел кого или начал подозревать? Проклятье не снимайте! Просто дайте ему понять, что оно вновь вернулось. Можете даже сказать, что на этот раз оно сильнее, и у Вас не получается его снять. Пусть Петер обдумает эту мысль и сделает для себя какие-то выводы. А мы пока подумаем, можем ли что-нибудь для него сделать.
Если не сможете подойти в указанное место через три часа, сообщите пожалуйста. Ролан.
"

Закончив писать, Руня засунул бумагу в небольшой конверт, запечатал, а затем позвал управляющего и попросил срочно доставить конверт с посыльным в таверну "Желтый парус" для Элизабет Гринграсс. Гном кивнул и поспешил выполнять поручение. Можно было не сомневаться, что он найдет самого расторопного парнишку, и письмо окажется в руках целительницы максимум через 30-40 минут.

***

Ролан появился в том самом переулке рядом с лавкой Петера за пятнадцать минут до назначенного времени. Здесь ровным счетом ничего не изменилось за прошедшие дни. Даже мусор, казалось, лежит все тот же. Единственное - не было собаки. Ну, да оно и понятно - бродячее животное ведь, небось бегает где-то по Иридиуму. В ожидании Элси парень присматривался к людям, проходящим по основной улице, а также пытался приметить что-то новое, чего в прошлый раз не было. Ну, или, может быть, он чего-то попросту не заметил. Не то чтобы парень хотел увидеть что-то необычное или распознать в людях темного мага, скорее - просто убивал время. Да и кто знает, может действительно что-то привлечет его внимание?

27

Компот, озарение и эйфория – веселый коктейль из магии и кисловатых ягод, что сейчас помогали ей держаться на ногах. Кофе сработало бы лучше, но кофе был редким привозным товаром, и в городе его мало где подавали, а если уж и подавали, то лишь за баснословные деньги. По-хорошему й сейчас полагалалось бы спать, а не подглядывать за бакалейщиком и не сидеть в трактире за углом, стараясь держать глаза открытыми, а разум ясным, что было не так уж просто после ночной смены в городской больнице.
Послание Ролана застало ее за тарелкой холодного супа, - холодного не из-за оригинального летнего рецепта, а нерасторопности подавальщика или же лени повара, - и третьей кружки ягодного компота. Прочитав его, она едва не застонала, осознав, что на самом-то деле уйти домой было бы самый умным решением с ее стороны. Проклятье, хоть и хотелось, но ведь обещала же не снимать, да и прошлое уже показало, что влияет оно скорее на самочувствие и работоспособность Петера, чем на здоровье, так что ничего страшного не случилось бы, если бы она вернулась к себе. Она прикинула, что могла бы дойти домой всего за полчаса, но... Но там я сразу усну, и на встречу могу и не прийти. Да и два часа сна в середине дня мне мало чем помогут.
...К тому же, я сомневаюсь, что осмотр Петера даст какой-то результат. Даже если я определю тип и природу проклятья, это ровным счетом ничем не поможет. По нему нельзя узнать, где и как он его подцепил...
В чем-то Ролан был прав, но все равно не хотелось думать, что Петер теперь до конца жизни будет обречен ходить под проклятьем словно печальный рыцарь из древней легенды или свернувший не туда путник из детской страшилки.
- Принесите еще кружку, пожалуйста, - сдалась она, указывая на компот. Тот уже почти начал ей нравиться.
Идти к Петеру не хотелось, не хотелось становиться приносящей дурные вести да и не знала она, о чем можно ему сказать. Тот и сам должен был понимать, что проклятье вернулось, но раз не пришел за помощью...

*  *   *

Ей казалось, что двое хорошо одетых людей в темном переулке будут походить на заговорщиков, даже не смотря на то антураж совсем не соответствовать классическому. Но редкие прохожие почти не обращали внимание на ожидающего ее Ролана, и довольно скоро стало ясно почему. Барон, совсем не скрываясь, присматривался к прохожим, а те, не зная подоплеки его интереса, считали за лучшее ускорить шаг и скрыться из вида.
Элизабет сегодня была в белом балахоне, который не успела сменить по возвращению из больницы, но в узком переулке цвет его казался скорее блекло-серым.
- Рада встрече, хоть и сожалею, что она не состоялась при более приятных обстоятельствах, - поздоровалась она, - надеюсь, я не заставила вас долго ждать?

28

Осмотр окрестностей ничего нового не выявил. Впрочем, вполне ожидаемо. Хотя нет, кое-что все-таки привлекло внимание парня. Хмурые и по большей части не слишком веселые лица людей, которые нет-нет, да и зыркали в сторону Ролана. Правда, тут же отводили взгляд и вроде как спешили по каким-то своим делам. Руне это не слишком нравилось. Нет, не то, что на него смотрят - это привычно. Ему не нравилось настроение людей.
"Подумаешь, рабочий день! И что теперь, с лицами кислыми таскаться, будто килограмм лимоном съели? - недовольно думал он, - нет, так не пойдет! Мне так не нравится! Шастают тут, пырятся на меня исподлобья, как будто я у них своровал чего! Ишь! Ну-ка, сейчас посмотрим, как вы будете с мордами-кирпичами тут мимо проходить!" - решил Руня и начал незаметно создавать за спиной маленьких бабочек из чистого солнечного света.
Он осторожно, чтобы не поняли, что это его рук дело, начал отправлять бабочек к людям. По одной-две на каждого, кто попадал в поле зрения. Это оказалось довольно увлекательным занятием. Когда совсем рядом с человеком вдруг пролетала светящаяся бабочка, люди ожидаемо переключались с Ролана на это маленькое чудо. Реакция людей была самой разнообразной. Кто-то, просто открыв рот, наблюдал за полетом бабочки, пока она не растворялась прямо на глазах; кто-то резко останавливался и отмахивался, а кто-то и вовсе от неожиданности назад пятился; некоторые пытались бабочек ловить (глупые, как можно поймать свет?). Но самое главное - ни на одном лице не было того постного выражения, как еще пять минут назад. Разумеется, счастьем лица не сияли, но гамма эмоций была самая разная: удивление, смятение, смущение, непонимание, интерес... Но самое главное - на лицах начали появляться пусть и едва заметные, но улыбки. Не у всех, но у большинства. Правда, люди почему-то стеснялись и, как только бабочка растворялась, спешили удалиться.
Увлекшись наблюдением, Ролан даже не сразу сообразил, что к нему уже подошла Элизабет, которая, кстати, тоже получила своих "бабочек". Аж трех. Когда Руня к ней их отправлял, то не обратил внимания, что это его знакомая целительница. Поначалу принял за обычного прохожего. Только когда она уже почти подошла к нему вплотную и заговорила, отвлекся от своих наблюдений и перевел на девушку чуть изумленный взгляд.
- Ой, Элизабет! Да нет, я тут недолго. Вас прямо не узнать! - улыбнулся он, окидывая взглядом ее балахон. - А Вам идет, - кивнул он и добавил: - еще бы не такой усталый вид... - не то чтобы это сильно бросалось в глаза, но Руня обычно такие вещи определяет сразу. - Вы уже ходили к Петеру, как он там? - поинтересовался Ролан, развеивая всех бабочек и переходя к делу. - Удалось узнать что-то новое? Может быть, коллег на работе спрашивали или что-то прочитали? - продолжал он. - Мои предположения все те же. Даже не уверен, что мне стоит идти к нему в лавку сегодня. Опять ведь только разозлю его и напугаю. Наверное... - невесело усмехнулся. - Забавно, но похоже, что меня он боится куда больше проклятья. Ну, как так-то? - с досадой покачал головой.

29

Ей казалось, будто они теплые – мерцающие в воздухе бабочки, - теплые как искры золотого света от костра или солнечные лучи, но такого же не могло быть, правда? Но ей отчего-то упрямо казалось, что бабочки, маленькие, тонкие, хрупкие, оставят на коже теплый след, стоит их коснуться. Она колеблясы вытянула руку, но проверить свои ощущения так и не решилась, иллюзии магии разума могли и развеяться при прикосновении, а это заклинание магии света... кто знает, может, и оно не было рассчитано на физический контакт. Не хотелось ни портить забаву Ролана, зачем бы он ее ни затеял, ни обрывать существование искорок света.  А могла бы я вот так?.. Да, могла бы. Иллюзиями. Но ей бы такое просто не пришло бы в голову, и от осознания этого становилось грустно, будто она лишилась некой яркой, спонтанной своей части, готовой делать что-то просто так забавы ради.
- Благодарю, - она приняла комплимент, не отреагировав на замечание об усталости. А что еще ей оставалось делать? Только не заострять внимание на своем внешнем виде. В крайнем случае на снятие проклятия ей сил хватит, работа выдалась тяжелой, но магического резерва почти не коснулась, удалось обойтись осмотрами, разговорами и банальными неволшебными способами лечения. – Я видела Петера, но только мельком, мне показалось неоправданным навещать его слишком часто, да и к тому же хотелось спросить вашего совета, - она чуть нахмурилась и продолжила: - Насколько я могу судить, это то же самое проклятье, и непохоже, чтобы он обращался в храм или к другим целителям. Правда, ходили некоторые слухи, но я даже не знаю, как они относятся к происходящему сейчас... Мне рассказали, что несколько лет назад, незадолго до войны, неподалеку отсюда поймали темного мага, подозревали даже, что одного из шпионов Марагора, но я ума не приложу, как эти события могут быть связаны. Ну и еще несколько различных слухов сомнительного происхождения и содержания, некоторые из которых тоже включают в себя темных магов и шпионов, но на этот раз из Шедима.
Все как всегда. Людям дай только поговорить, сам не заметишь как правда окажется погребенной под тысячей рассказов и многозначительных взглядов. Элизабет так устала, что даже не думала, как будет объяснять Петеру их очередное появление с Роланом в его лавке. Солонка очень уж понравилась, нужна перечница в пару. Или кувшин с маслом разбился. Или мыши крупу испортили. Все выглядело одинаково бредовым и притянутым за уши, и откровенно говоря, ей еще не приходилось искать поводов для лечения пациентов, которые вроде бы от лечения и не отказываются, но годами могут ждать подходящего момента. Наверное, ее чувства были сродни досаде Ролана, ну как можно бояться светлого мага больше проклятия? Однако же, можно. Если это проклятие очень слабое, приносит лишь упадок сил, плохое самочувствие и усталость, и всего его симптомы и в самом деле можно списать на надвигающуюся старость или осложнения после другой болезни, а незнакомому магу поди знай что придет в голову. 
- Ну что, пойдемте напугаем Петера еще раз?
Надо сказать, лавочник ее сегодня еще не видел, Элизабет не заходила к нему чтобы не вызывать лишние вопросы, а ограничилась подглядываением ясновидением. Но как ни странно, лавочник им вовсе не испугался и даже не встревожился, а напротив... обрадовался? Он радушно улыбнулся, действие проклятья внешне выражылось разве что неестествнной для временени года бледностью, так что человек несведущий в магии никогда бы ничего не заподозрил. Но что-то определенно было. Проклятье магии тьмы, насколько позволяли судить знания мистики, причем стандартное и очень слабое, одно из тех, что неофиты учили первыми. И накладывал его, судя по всему, очень слабый маг, который вряд ли сумел бы сообразить что-то посильнее и посложнее из той же школы. За жизнь лавочника можно было не опасаться, вся ситуация в целом выглядела не попыткой с ним разделаться, а скорее мелким пакостничеством.
- А-а-а, господа маги, - радушно улыбался Петер, - я-то боялся, что вы не заглянете больше, подлагодарить хотел за водичку вашу чудную, - он даже вышел им навстречу из-за прилавка, игнорируя парочку других клиентов. Те, впрочем, были заняты разглядыванием чего-то на полках и тихими перешептываниями, и даже не обратили внимания на новоприбывших. – Я ее и утром пью, и вечером, и много лучше стало, вот спасибо вам за нее господин маг.
Элизабет только и могла что смотреть на Петера в непонимании. Нет, Ролан ее предупреждал, конечно, что освященная вода вряд ли снимет проклятье, скорее только ослабит. Но проклятье-то на Петере было абсолютное идентичное первым ею увиденным, оно не усилилось, но и не ослабло. Как будто... как будто святая вода вообще с ним не взаимодействовала! Впрочем, она могла и выдохнуться за несколько дней... Наверняка Ролан лучше осведомлен о ее свойствах, ему лучше знать, чего можно было ожидать, а чего нет. Она со своей стороны могла только подвердить, что проклятье именно то, о котором она говорила, что и сделала легким почти незаметным кивком, поймав взгляд мага.

30

- Темные маги - такие же маги, как и все остальные, - пожал плечами Ролан, - и если раньше, насколько мне известно, на них охотились или брали под надзор в министерство, то сейчас эта стихия вполне законна, и темные маги вполне себе могут ходить по улицам Иридиума. У нас нет никаких оснований подозревать кого-то, о ком ходят слухи, - вздохнул парень и тише пробормотал: - от слухов нынче спасу нет. Ну что ж, раз ничего нового узнать не удалось, пойдемте что ли посмотрим на это проклятье. Хотя, я даже не знаю, что необычного мы можем увидеть, - с сомнением сказал Руня и проследовал с Элси к Петеру, предварительно активировав дух света, чтобы сразу проверить лавочника.
Внутри, как и следовало ожидать, ничего не изменилось (да и с чего бы?). Все тот же предприимчивый Петер, все те же случайные покупатели. Правда, теперь на хозяине лавки лежало проклятье, которое не могло остаться незамеченным Роланом. Хватило лишь беглого взгляда, чтобы убедиться в правоте Элизабет. Банальное слабенькое проклятье, основанное на низкопорядковой темной магии - таким только детей пугать. Снять его вообще не представляется проблемой, что в общем-то целительница уже доказала несколько раз. Проблема была лишь в его возвращении. И версии у Ролана были все те же: либо кто-то упорно приходит и накладывает проклятье снова с неизвестной целью, либо проблема в проклятом предмете, который невесть как мог попасть к мужчине. Конечно, еще была возможна всякая ересь, вроде наведения порчи от какой-нибудь деревенской бабки, которая и магом по сути не является. С одной стороны, Ролан хорошо знал, что, не владея Даром, порчу не навести, а с другой - он также знал, что вера способна творить невозможное. И все же эта версия была самой маловероятной.
- Добрый день, Петер, - поздоровался Ролан, несколько удивленный тому, что тот столь радушно их встречает. В прошлый визит он, кажется, был не особо рад знакомству. - Да вот, решил еще разок заглянуть. Рад, что вода Вам помогает, - улыбнулся парень. Хотя польза от святой воды в данном случае была сомнительной. Но опять же - вера творит чудеса, верно? - Если хотите, могу освятить еще, это минутное дело, - беспечно пожал плечами.
- Честно говоря, мы здесь все по тому же поводу, - не стал ходить вокруг да около парень. - И как я вижу, мы беспокоимся не зря, - выразительно посмотрел на лавочника, мол, проклятье-то снова вернулось. - Оно выглядит вот так, если Вам интересно, - вдруг сказал Руня и создал в ладони кляксу переливающегося света, который мгновенно привлек внимание посетителей. Но Руне было на это абсолютно наплевать, пусть смотрят. Тем боле что едва ли кто-то из них рискнет подходить к аристократу, к тому же вот так колдующему без зазрения совести. - Вот этот свет - Вы, - пояснил Руня, - а то, что вокруг, - указал другой рукой на кривые участки вокруг "кляксы", - это как темнота, которая плотно сидит вокруг Вас и вредит, - попытался он описать и визуально продемонстрировать то, что видит в ауре Петера.
Пока лавочник разглядывал "кляксу", Руня перевел взгляд на Элизабет, молчаливо давая понять, что ничего нового сказать, увы, нельзя. Он видит ровно то же, что и она. И если они сейчас просто снимут проклятье, то вернутся к тому, с чего начали. Снова тупик. Если, конечно, Петер не сообщит чего-нибудь занятного.
- Было ли что-то необычное за время нашего отсутствия? - поинтересовался Руня, - может, что-то просто привлекло Ваше внимание. Или кто-то?.. - Ролан говорил спокойным, доброжелательным голосом. Без лишнего давления. Чтобы лавочник, не дай боги, не подумал, что ему снова пришли докучать. - Вы кому-нибудь говорили про святую воду? Может, кто-то особенно заинтересовался тем, что она у вас появилась?..


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Апрель 17087. Иридиум. Элси, Руня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно