FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Август 17086. Затерия, границы Волчьего леса. Химари и Лекс.


№4. Август 17086. Затерия, границы Волчьего леса. Химари и Лекс.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Пробиться на работу в Иридиум было не так уж просто, этот факт совершенно не радовал вифрэйку, ей хотелось как можно быстрее стать стражницей в том замечательном городе, и защищать его жителей, ведь они столько ужасов пережили за время войны с нежитью и последующих событий. И лисица надеялась, что сможет стать маленьким огоньком в этом гигантском городе, и что благодаря ней там станет хотя бы немного безопаснее. Вот только, пока ей не удавалось пробиться на работу туда, так что приходилось подрабатывать наемницей посильно, её способностей хватало для того чтобы отбиваться от бандитов и заниматься иной относительно силовой работой, в конце концов, она была воительницей, а не простой маленькой вифрэйкой.
И вот сейчас, после очередного задания Химари оказалась посреди волчьего леса, беспокоиться ей было особенно не о чем, диких зверей она может учуять и вовремя смыться, или вовсе отбиваться от них без таких уж больших проблем для себя самой, благо навыков на это действительно хватало. И вот сейчас примостившись около одного из внушительных деревьев, вифрэйка достала походный котелок, и принялась готовить себе супчик из того что смогла набрать в лесу и того что изначально у неё было при себе, беспокоиться о том что в бульоне будет только одна растительная пища – не приходилось, при вифрэйке было мясо, так что готовила она вполне уверенная в том что в конце концов наестся и ей не придется лишний раз платить в каком-либо из трактиров за еду, тратя деньги которых у Химари было не то чтобы много.
Готовить – не сложно, лисица делала это не раз и не два, было бы странно не умей она такой малости относясь к вифрэям, потому огонь горел, варево в котелке булькало, а лисица, расслабленно постукивая торчащим из-за дерева хвостом, периодически помешивала его пробуя на вкус, убеждаясь в том, что потребуется ещё некоторое время чтобы довести супчик до нужной кондиции. Думая об этом, Химари прикрыла глаза, вслушиваясь в звуки леса и расслабляясь, самое то после утомительной работы.

2

Вырваться с работы получалось не часто. Конечно, не только потому, что работы было слишком много, зачастую и сам Лекс жертвовал свободным временем для того, чтобы подробнее изучить очередную теорию или магическое уравнение, погружаясь в исследования проявлений огненного эфира с головой – не важно, чужих или собственных. В такие моменты он просто начинал работать… Чтобы прийти в себя спустя сутки или двое, осознавая совершенно внезапно, что вообще-то солнце взошло и зашло не один раз с момента начала тестов.

Однако, случалось и так, что барон брал себе отгул на пару дней. В основном, в моменты, когда его начинало тошнить от общества людей и нелюдей, когда упирался в стенку в очередном исследовании и осознавал, что просто ломать её бесполезно. Иногда нужно уметь отступить от проблемы, чтобы увидеть её целиком – а сделать это полноценно возможно лишь в том случае, если удастся отцепить своё сознание от проблемы. Сменить род деятельности.

Хорошим подспорьем в этом служила охота. Точнее, попытки охотиться – леса близ Иридиума после всех предшествующих событий явно не полнились зверьём, природа оправлялась тяжело. Так что, по большей части, фон Дермент просто впустую загонял пару легавых, взятых  у местного егеря в услугу. Все находили в договоре свои плюсы, Лексу – собаки, егерю – шанс того, что наткнувшийся на какую-нибудь недобитую и бесцельно бродящую в лесах нежить огненный маг вычистит её зловоние из глухих чащ и эта мерзкая работенка не достанется мужикам с вилами и факелами из ближайшей деревни.

Лес изменился – во всяком случае, в воспоминаниях Александра он был другим. Тот, очень далеко отстоящий от настоящего, лес, был живым по-настоящему, этот же казался полутрупом, который, возможно, и сможет вновь подняться… А может и нет. Сколько лет прошло с тех пор, как он охотился здесь вместе с дедом? Десять? Нет, больше. Одиннадцать. Одиннадцать лет…

Лекс быстрым шагом шел за своими собаками – пара легавых, похоже, наконец, напала на какой-то след. Собаки вели себя не совсем так, как должны были, найдя звериный след, казалось, они сомневаются, но, после того, как на несколько вопросительных взглядов звериных морд хозяин приказал им искать дальше, собаки, наконец, пошли по следу плотно. Сложно сказать, кто из них услышал запах костра раньше, собаки или Лекс – одним помогало гораздо более сильное обоняние, другой превосходно знал этот запах. Запах чего-то горящего.

Кто-то устроил привал? Хотя, кто знает, стоит ли вообще туда соваться… Помню отлично, как в этом самом лесу осталось несколько разбойничков, осталось навечно и не без моего участия. Но не уверен, что мог бы повторить подобный фокус… Лучше будет сменить направление. Лекс потянулся к поводкам, свернутым в кольцо на поясе, но где-то за деревьями, впереди, как раз в той стороне, откуда тянулся запах дыма, мелькнуло что-то рыжее. Дермент еще успел подумать – «Лиса так близко к человеческой стоянке?», но вот отдать команду собакам не успел. Легавые сорвались вперёд, залившись лаем, тоже увидели – две крупных, почти по бедро барону – матёрых псины, способных загнать волка, ломанулись через кусты, через подлесок, пока матерящегося себе под нос барона преследовало смутное сомнение в том, что это всё-таки зверь.

3

Химари думала, что сможет нормально отдохнуть и перекусить здесь, потому была практически расслабленной, и ориентировалась лишь по слуху и запаху, не было смысла даже в зрении, всю информацию для защиты она могла получить и так. Потому вифрэйка даже была не во все оружии, поддоспешник свернутым лежал в стороне, кожаный доспех повидавший достаточно сражений, все же остался на Химари, но был расстегнут открывая взор на грубо исполненную рубашку на пуговицах, одна из которых была расстегнута, чтобы шее было более свободно, лисице пришлось поснимать с себя все, иначе бы она изжарилась при подобном отдыхе, ладно когда она непосредственно работает, то тогда ей все равно на окружающие условия, но сейчас ей было важно удобство, и потому было именно так.
Но похоже её решили прервать, Химари распахнула глаза услышав лай, и подхватив клинок что покоился у её руки, неожиданно перекатилась в сторону, едва не снеся таким образом котелок, зубы одной из собак клацнули буквально у хвоста лисица, ух если бы они посмели тронуть её хвост, то лисица не оставила их в живых ни при каких условиях, но сейчас обошлось, щита при лисице не было, он был около дерева, но это не помешало ей занять защитную позицию глядя на двух весьма здоровых собак, они не были так уж опасны для неё, хотя навредить вполне могли.
Лисица закричала, и её крик был подобен грому, - ПОШЛИ, ВОН! – обычная психологическая атака, что работала в мире животных, была прекрасно известна лисице, в конце концов, она была опытным охотником, и отогнать каких-то собак для неё не будет большой проблемой, другое дело, что она уже поняла, что это не дикие собаки, и вскоре смогла увидеть и их хозяина, правда рассматривать его у неё времени особо не было, а то вдруг набросятся ещё, может это и было планом незнакомца? Хотя Химари вроде бы не зарабатывала врагов ни в каком месте этого мира, кроме возможно, моря.
- У вас очень интересные способы знакомиться с девушками, - довольно громко произнесла лисица, хмуря брови, и переводя взгляд с собаки на собаку, мало ли что им придет в их маленький мозг.

4

Вытянутые тела, непропорционально крупные и широкие грудные клетки, увитые мощными мышцами, вытянутые морды и пасти, утыканные множеством острых зубов, длинные и тонкие лапы – собаки явно были из тех, что способны не просто очень долго и очень быстро бежатьза своей жертвой, но и без зазрения совести можно назвать это «сражаться» с ней. Команда «Рви!» отличается от «Бери!» и учат ей, в основном, только таких крупных собак, как пара выкатившиеся на вифрейку грейхаунды – прозвучи она, девушке не помогла бы и её «психологическая атака». Охотничьи собаки не боятся ни волчьего воя, ни грозного рёва раненого кабана, они знают людей и в отличие от дикого зверья не особенно удивляются подобным окрикам – куда уж там… если, конечно. Собаки правильно воспитаны и обучены. Эти – были, так что откатились назад, мгновенно разделившись и, скалясь, то ли недоуменно, то ли растеряно. На всякий случай сейчас заходили к вифрейке с двух сторон, держась на расстоянии пары метров. Если они прыгнут одновременно…

- Отрыщь, сучьи дети! Сидеть! – Грубый и низкий голос хлестнул собак, заставив их сначала попятиться, а затем и вовсе опуститься на землю. Обе легавые высунули языки и теперь часто-часто дышали, водя мордами, то от своей «добычи», то от хозяина. Лекс вышел через прореху, которую для него любезно организовали псы, разматывая поводки и, пока не обращая внимания на девушку, первым же делом осадил собак на кованые крючки толстых кожаных ремней, подтягивая поводки что называется под локоть, недвусмысленно показывая своим четвероногим «подчиненным», кто из них троих решает, кого кусать, а кого не кусать, встав рядом с ними. Только после этого барон уделил внимание своей визави. Не потому, что игнорировать собеседника было в правилах Дермента, а потому, что это всё-таки были не его собаки, их он не воспитывал самостоятельно и мало ли, где проходит граница их верности.

- Приношу свои извинения за их поведение. Собакам не приходилось еще встречаться с вифреями, поэтому они не смогли разобраться в запахе и пошли на визуальный ориентир. Хвост. Мелькнул на секунду из-за дерева. – Лёгкие сапоги, штаны, простроченные грубой толстой нитью, охотничья сумка на поясе, фляга с водой и короткий нож, серая рубашка, кожаная жилетка да накидка – всё на Лексе неброское и без украшательств, как раз такое, в чем по лесу ходить и удобно, и не жалко. Волосы заплетены в тугую косу по левой стороне, наверное, еще и стянуты заколкой где-нибудь на затылке, но ого не видно – на голове наличествует серого цвета берет, сдвинутый набок. В общем, типичный охотничий костюм, не слишком богатый, но и не дешевый.  – Надеюсь, они не причинили вреда?

5

Похоже маленькая «атака» маленькой вифрэйки возымела эффект на этих двух собак, по крайней мере от неожиданности они решили перегруппироваться и начать обходить Химари с двух сторон, если бы они действительно попробовали прыгнуть одновременно, то вероятно просто врезались бы друг в друга ибо у лисицы вполне достаточно реакции на такую атаку чтобы просто отскочить назад а дальше у них было бы не так уж много шансов на то чтобы остаться не покалеченными ею, благо все обошлось и вифрэйка смогла выдохнуть с облегчением, меч вернулся в ножны, а Химари скрестила руки на груди, внимательно рассматривая хозяина и самих собак.
Собаки же оказались достаточно хорошо воспитаны и не пытались вырваться от своего хозяина и откусить маленькой вифрэйке нос, потому лисица совсем расслабилась, если конечно все это не было обманкой и на неё не попытаются сразу после этого намеренно натравить их. Пользуясь полной свободой действий, вифрэйка вернулась к котелку, и в очередной раз попробовала похлебку, не забыв подуть, а то если бы она обожгла себе язык, какая разница какой тогда в итоге будет вкус у блюда, над которым Химари старалась уже некоторое время? Испортить все в последний момент совершенно не хотелось бы, ведь лисица действительно старалась! Готовить себе вкусную еду, это вообще святое, даже для Химари.
- Не приходилось встречаться с вифрэями? Звучит довольно нелепо. Я знаю, что они живут в Иридиуме, и много где ещё, - лисица не поверила ему до конца, но приняла такое объяснение, допуская что эти собаки жили в каких-то очень сдержанных условиях, где у них не было особого доступа к внешнему миру и вифрэям живущим в нем.
- Если бы они успели вцепиться в мой хвост, ты бы уже слышал вопли, как мои, так и твоих любимых щеночков, - фыркнула вифрэйка, усаживаясь обратно около котелка, но на этот раз меч уже не лежал в стороне, сама же Химари рассматривала мужчину уже более внимательно, пробегая по его лицу и одежде весьма подробно.
- А вообще, ты кто такой? – задала лисица интересующий её вопрос, ведь у них не было возможности даже представиться, голос хвостатой был весьма резковат, уж больно подозрительной была эта встреча.

6

- Конечно, так. Но собаки принадлежат егерю, а егерь живет вовсе не в Иридиуме. Мы в часе-другом неспешной езды от столицы, соответственно, егерь проживает в пределах Волчьего леса, где мы и находимся. Это Затерия. – Лекс коротко пожал плечами, показывая, что, мол, ему всё равно, как это звучит, факт остаётся фактом. Укол относительно «любимых щеночков» барон проигнорировал.

- Александр фон Дермент, Министерство магии. Чуть больше десятка лет назад этот надел принадлежал моей семье и служил нам охотничьими угодьями согласно праву баронства. – Лекс снова спустил собак с поводка, убедившись, что те успокоились и полностью осознали «человечность» девушки, более не воспринимают её как зверя и потенциальную добычу. Коротко осмотрел тех, потрепал за загривки и подтолкнул в сторону от импровизированно лагеря. – Охра, Бреда, стеречь!

Собаки разбрелись в разные стороны, та, чья шерсть была черного цвета, улеглась чуть поодаль под раскидистым кустом, та, что была посветлее, серой, убралась куда-то за пределы видимости, безбожно хрустя ветками и сухой травой.

- Собственно, у меня больше прав задать этот вопрос – кто Вы, уважаемая? Сомневаюсь, что старик-егерь будет рад кому бы то ни было с оружием в его лесу, если этот кто-то не договорился с ним заранее. Хотя, пожалуй, это лишнее… Прошу меня простить, но девушка не производит впечатления вифрэя, способного брать медведя с мечом. Да и кольчуги у девушки нет.  – Дермент проткнул свою визави одним из своих взглядов – из тех, от которых рядовому обывателю стало бы плохо. Эта привычка развилась у него как-то сама по себе, неосознанно. И, судя по всему, произрастала из нежелания лишний раз юлить и изворачиваться, при всех способностях к подобному.

7

- Я знаю, как называется это место, не дура, - фыркнула вифрэйка, покачивая своим пушистым хвостом, - Но звучит действительно на удивление складно, так и быть, поверю тебе, выбора у меня все равно особого нет, - честно призналась лисица, позволяя себе доброжелательную улыбку. Напряжение после такой недоброжелательной встречи спадало само собой, даже шерсть на хвосте уже перестала топорщиться за такой короткий срок, а то ведь совсем недавно пушилась во все стороны, когда Химари готовилась к сражению за собственную жизнь, благо все обошлось, и лисица могла расслабиться, ну, в какой-то мере.
Хвостатая внимательно выслушивала мужчину, он даже не позволял ей вставить слово и представиться, подавив всякую возможность своей речью, так что лисице оставалось лишь молчаливо слушать его, пока он не предложил ей представиться, и не высказал все что думает о её персоне, вызвав у Химари небольшую вспышку раздражения, на его колкий взгляд она ответила своим, но как злость вифрэйки быстро появлялась, так же быстро и проходила, закончившись ещё до того, как она начала говорить.
- Мое имя Химари Деко, сейчас я вольная наемница, по крайней мере до тех пор, пока не удастся устроиться в Иридиуме, никогда бы не подумала, что это так сложно, - пробормотала вифрэйка обратив свой взгляд на Александра, - Мой народ находится в единстве с дикой природой, и каждый там является отличным охотником. В моих навыках можешь не сомневаться, медведь самое меньшее против чего я могу выступить при необходимости, - фыркнула Химари, - Или что ты желал увидеть? Шрамы, покрывающие тело? Звериный оскал? Второе устроить могу, а вот первого лишена, мой стиль боя позволяет мне избежать большей части повреждений, - вифрэйка явно проявляла несерьезность в разговоре, ибо в ней сейчас не было какого-либо смысла, по её мнению, - Ты голоден? Я тут почти закончила готовку, уже в животе бурчит, - Химари даже сглотнула глядя на котелок, и положив одну ладонь себе на живот, после маленького стресса кушать захотелось только сильнее!

8

- Мои слова исходят из личного жизненного опыта, вифрэев-охотников знавать мне не доводилось, во всяком случае, профессиональных, поэтому я ориентируюсь на практику охоты мистерийцев. – Лекс пожал плечами, запустив руку под накидку и, пошарив по карману в подкладке, вытащил курительную трубку, с длинным и тонким мундштуком, и кисет, да подошел и уселся неподалеку от горящего костра с булькающим на нём варевом котелком. - Я ожидал увидеть лук или арбалет, в крайнем случае - копье или рогатину, но так как увидел меч, привёл единственное подходящее сравнение... После наемника, конечно. или разбойника. Кстати, бывают ли вифрэи-разбойники? Насчет воров... То есть, вольных археологов, страдающих клептоманией, я уже наслышан.

- Благодарю за предложение, но воздержусь. Обедал у егеря не так давно. – Лекс утолкал несколько крупных половинок табачного листа в трубку, прикусил мундштук зубами, сделал несколько коротких затяжек, прикрыв чашку трубки пальцем – и, не смотря на необходимость вообще-то чем-то разжигать трубку, та задымилась и так, безо всякого участия внешних источников огня. Виной всему, конечно, была миниатюрная искра, грубое и незаметное со стороны проявление огненного эфира. Барон коротко затянулся, выдохнул – едва заметный ветер снес облако табачного дыма в сторону от вифрэйки. – Стража Иридиума, как и армия, понесла большие потери в свете последних событий… Я думаю, что если вольная наемница продемонстрирует какому-нибудь капитану стражи свои способности, немного почистив двор сторожки каким-нибудь стражником, вольную наёмницу с радостью возьмут в штат.

Лекс задумчиво покусывал мундштук трубки, негромко клацая по костяному его навершию зубами – мысли его были сейчас не здесь. Барон думал о пяти могилах в получасе хода от места, на котором сидел. Ему было интересно… Чисто практически, конечно – уцелели ли те после нашествия нежити? Или присоединились к бесчисленному потоку некроконструктов? Они сожгли тела, тогда, одиннадцать лет назад, но всё-таки…

- Кстати говоря, приятного аппетита. Не хочешь немного прогуляться после?

9

- Хм, ну здесь вифрэям действительно можно не охотиться, проще зарабатывать другими способами, особенно после той войны, подспорье лесных зверей вряд ли успела действительно восстановиться за два года, это может создавать определенные проблемы, - Химари вздохнула, она прекрасно представляла себе как пострадала природа и животные населяющие леса, им будет совершенно не просто несколько лет, ведь едва ли люди будут как-то помогать с этим процессом, хотя от них зависело действительно много, и в том числе то количество дичи которое потом будет бегать по лесам и за которым будут охотиться например аристократы, а то ведь они люди такие, им лишь бы развлекаться!
- Так ведь я просто передохнуть здесь решила, поэтому у меня и нет при себе такого снаряжения, - хлопала глазками вифрэйка говоря вещи которые сказались ей максимально очевидными, но это ведь только для неё! Остальные могли думать иначе, и новый знакомый вероятно думал совершенно по-другому. Видя, что он собирается закурить, вифрэйка слегка сморщила носик.
- Вифрэи разбойники? Сомневаюсь, они должны быть воспитаны вне вифрэйского общества для того чтобы у них появилось желание отбирать что-либо у других в очень сильный урон их здоровью. У нас такого не принято, если что-то и крадут, то так чтобы это не слишком сильно отразилось на жизни, - ушки вифрэйки зашевелились, когда парень отказался от еды Химари даже не обиделась, она спокойно налила себе в небольшую миску, и начала усиленно дуть, а то ещё сожжет себе язычок.
- Ну как хочешь, сама я правда все равно все не съем, как знала, что кого-нибудь встречу, - пробормотала вифрэйка, покачивая пушистым хвостом, достав ложечку она стала неторопливо есть изготовленный супчик, едва не урча от удовольствия, от вифрэйке не укрылись клацанья зубами, и она покосилась на мужчину, но ничего говорить не стала.
- Благодарю, а куда ты хочешь сходить? – заинтересованно просила вифрэйка, звать совершенно незнакомую девушку находящуюся в лесу, прогуляться куда-то, выглядело крайне подозрительно.

10

- Кто знает, кто знает… Я плохо разбираюсь в психологии существ, умудрившихся расколоть луну. Дай угадаю, у вас была свадьба на пару миллионов гостей? – На замечание о том, что вифрэи-разбойники «это вряд ли», Лекс только ухмыльнулся, отпустив очередную беззлобную шутку касательно факта появления вифрэев на поверхности планеты, точнее, способа. Таких, поди, Деко уже наслушалась за свою жизнь.

- Куда? Есть тут одно место, неподалеку. В бытность юным владельцем земельного надела в этих местах и обладателем права охоты, некий юный барон однажды наткнулся здесь на небольшую ватажку разбойников. Результатом встречи стало несколько не очень красивых трупов, которые были сожжены и похоронены… Мне интересно взглянуть на могилы. Всё-таки, эти леса одно время наводняла нежить и те, кто её поднял. Хочу убедиться… Что ублюдки лежат в земле. Точнее, то, что от них осталось. – Дермент, наконец, заметив, что и принимая во внимание ветер, исправно дующий в сторону от девушки, её обострённое обоняние, судя по всему, даже так умудряется быть уязвлённым запахом табака, пожал плечами сам себе и вытряхнул недокуренный табак из трубки, косым взглядом обратив его в пепел, за секунду усиления тления Горением.

- Ладно, не буду тебе портить запах пищи и дальше. Ешь пока, не отвлекайся, а я подумаю, надо ли оно мне на самом деле. Наёмница, говоришь? Странное занятие для лисы. С чего бы такой жизненный путь, отличный от общности? Интересно… Но ты, конечно, сперва доешь, прежде чем отвечать. Слушать невнятное бормотание – то еще удовольствие. Да и не пойму я ничего.  – Лекс занялся тем, что, вытянув из ножен на поясе нож, принялся вычищать чашку курительной трубки, предпочитая не дожидаться, когда налёт смолы в ней превратит эту задачу в трудновыполнимую и, как человек обязательный и имеющий возможность закончить дело сразу, предпочитающий не откладывать на потом. У них обоих появилось время закончить свои мелкие дела, тем более, за свою безопасность можно было не беспокоиться – собаки бродили поблизости, то ложась, то переходя с места на место, периодически принимаясь шариться по кустам и гонять какую-то мелкую живность, чутко следя за окружающей обстановкой.

11

- Если это была шутка, то она не очень смешная, - произнесла вифрэйка с тихим смешком, её не задевала такого рода шутейка, но и особенно не вызывала повышения настроения, а сейчас оно было относительно неплохим, так что Химари не собиралась злиться, тем более что вроде бы цели таковой у мужчины не было. Лисица неторопливо продолжала кушать похлебку, внимательно выслушивая его, и периодически делая забавную мордочку, когда недостаточно остужала еду, вплоть до того, что показывала язык как зверушки что перегреваются на солнце и стараются охладиться.
- Вероятнее всего, что если они и были подняты из под земли, то доблестные защитники избавились от них вновь. Разве тебе не должно быть все равно, учитывая, что они мертвые? Что лежат в могиле, что на поле боя, скинутые куда-либо и уничтоженные огнем, - вифрэйка действительно не понимала почему он так беспокоится о тех кто были убиты и уже давно покоились в земле, потому её хвост заинтересованно покачивался из стороны в сторону. А наблюдая за тем как он избавляется от курева Химари вопросительно приподняла бровь.
- Ты слишком беспокоишься, одно время я путешествовала на корабле с жуткими мужланами, так что поверь это не самый крепкий запах который мне довелось чувствовать, - честно призналась вифрэйка, после чего вернулась к своей трапезе уже полноценно, дальнейшие слова мужчины заставили вифрэйку даже немного агрессивно стукнуть хвостом по траве, но прислушавшись к совету она терпеливо кушала, хотя хотелось ответить на вопрос и высказать все что она думает.
Некоторое время Химари потребовалось чтобы прикончить всю порцию, после чего она довольно выдохнула, и отставила чашечку в сторону, наконец собираясь с силами для того чтобы ответить, а то после еды на неё напало настолько ленивое состояние что она даже стала подумывать об отказе на то предложение, но сперва надо ответить!
- Занятие может быть и странное. Но мне же надо жить и питаться на какие-то средства, одной охотой себя не прокормишь, если на Каталии это ещё могло бы сработать, благодаря обилию живности и возможности украсть себе еду при необходимости, то здесь этого не провернуть, - с улыбкой произнесла вифрэйка, - Может мне и следовало бы как и моим сестрам остаться на Каталии и жить спокойной жизнью. Но это не для меня, как я покинула дом, то поняла, что сейчас мне хочется быть здесь, и помогать людям, быть для них щитом. И нет, я не пошутила, я специализируюсь на защите, - выражение мордочки Химари было довольно веселым, интересно, поверит ли он ей?

12

- Всё страньше и страньше… Вифрэйка покидает родные берега, чтобы, преодолев не самые дружелюбные воды, служить ни с того ни с сего щитом людям совершенно иного государства. Был бы я помоложе и понаивнее… Хотя, нет, даже когда я был моложе, всю наивность из меня выбили, так что для меня очевидно, что без чего-то подобного «искуплению грехов» не обошлось. Или я просто слишком цепляюсь за человеческую психологию, не очень применимую к вифрэйскому восприятию мира. У нас тут с тобой небольшое столкновение культур. – Барон ухмыльнулся, задумчиво поскрёб нижний уголок своего шрама, перечеркнувшего лицо.

- Ну да ладно, у всех свои скелеты в шкафу, не так ли? К тому же, прошлое это лишь прошлое. Ни к чему цепляться за него и ссылаться на него тоже смысла особого нет. Всё определяет одна единственная вещь – называется она «сейчас»…   - Или тебе просто хочется так думать, хочется верить во что-то, кроме вечно подгоняющего тебя шепота тех, кто остался позади. Прошлое никогда не отступится от своего и не отпустит тебя – и ты это знаешь… И даже когда глубоко внутри себя ты уже принял это и научился с этим жить, внешне ты всё еще играешь роль того, кому, видите ли, наплевать на прошлое, ведь о каждом можно судить по его поступкам! «Сейчас», ха! Лекс покривился – неосознанно и незаметно, почти, больше похоже было, наверное, на невольный тик мышц лица, неудивительно, при таком-то шраме через скулу.

- Защита, значит. Ну, будем знакомы еще раз – я специализируюсь на уничтожении. Ну, знаешь, отдельные цели, группы целей, укрепления, деревни, города… - Лекс загибал пальцы до тех пор, пока те не были сжаты в кулак. После чего коротко взмахнул им, иллюстрируя, что, в общем-то, ему всё равно, сколько, кого и за какой промежуток времени. Из-под рукава охотничьей накидки коротко сверкнул холодный металл – но всего на секунду, слишком быстро, чтобы можно было быстро понять, что это у барона там такое. - …хотя будем честны, во второе пришествие нежити мне не так повезло, как в первое. 

13

Услышав про наивность, Химари посмотрела на мужчину так, словно пыталась прожечь в нем взглядом дыру, не смотря на то, что лисица внешне выглядела расслабленной и ленивой, в голосе её читалось явное неудовольствие от того что донеслось из уст Лекса:
- Что ты можешь знать обо мне чтобы бросаться подобными заявлениями? Я была наивна возможно пару лет назад, но с тех пор случилось много того что заставило изменить мой взгляд на жизнь и принять то решение, которое ты услышал. Я могу поведать свою историю позже, но я не расскажу всей правды, потому что не знаю тебя, - к концу своей речи голос Химари снова стал спокойным, хвост стал немного более равномерно ударяться об траву, демонстрируя поутихшее возмущение своей хозяйки, ведь лисице было совершенно не свойственно злиться долго, её очень быстро отпускало всегда, даже чувство мести, если оно было глубоким, спокойно выветривалось само собой, сейчас она даже и думать забыла о мести тем кто погубили её команду, ведь у неё не было не сил не возможности отомстить, быть может однажды, однажды она вновь выйдет в море и отомстит Барону.

- Ты говоришь красиво. Но скорее всего лжешь самому себе, - улыбнулась Химари и потянулась, - Вы, люди, не умеете полностью отпускать свое прошлое. Оно приходит к вам во снах с лицами убитых, гложет душу желанием мести вплоть до самой смерти, вы можете пронести горечь утраты через всю свою жизнь, вместо того чтобы отбросить её, и жить, как ты говоришь, тем что есть «сейчас», - лисица задумчиво рассматривала лицо Лекса несколько секунд и добавила, - Но ты ещё молод, многое только предстоит пережить, - в этом Химари даже не сомневалась.

Его описание собственных способностей вызвало у лисицы сперва тихий смешок, а потом почти нежный смех, подавив который она заговорила, широко улыбаясь:
- Молодые мужчины всегда такие горделивые. Всегда стараются показать себя хуже, чем они есть, или лучше, чем они есть. Быть может это даже и не плохо, мне нравится эта милая черта, - Химари похлопала своими длинными ресницами продолжая улыбаться, слова пришествии нежити немного поумерили её пыл.
- Хотела бы я сказать, что жалею, что меня здесь не было. Но это не так, я в то время была в море, и мне самой угрожала смертельная опасность. Даже не знаю, что хуже, погибнуть от рук нежити, или от рук пиратов, - Химари невольно прикоснулась к плечу, которое было ранено тогда, в подводном городе, хоть на нем и не осталось и шрама после лечения, воспоминания совершенно не ослабли. Она должна стать сильнее, чтобы такого больше никогда не случилось.
- Быть может расскажешь мне о том, что ты пережил? Я слышала многое, но информация никогда не будет полной, слишком велико было сражение.

14

- Конечно! – Тупая твоя башка! – Мы не умеем отпускать своё прошлое! – Иначе кем бы мы были без него? – Но даже если это так, это не меняет того факта, что имеет значение лишь «сейчас». – Не име... – Имеет, да! Всё. что я сделал в прошлом, протянулось моей тенью до настоящего. Все, кого я убил в прошлом, стоят рядом призрачными тенями, а их голоса царапают моё сознание на самой его границе, пытаются разрушить внутренний ментальный щит под названием воля. Они испытывают мой рассудок на прочность постоянно. Их крики, сгорающих в огне. Знаешь, как дергается человек, когда закрываешься им от летящих в тебя осколков? Тебе знаком запах кипящего человеческого жира? Чувствовала когда-нибудь, как твоё оружие зажимает судорога мышц того, в чей живот ты загнала лезвие? Это всё «прошлое», да. Но оно со мной, «здесь». Я не цепляюсь за него. Оно цепляется за меня. – На несколько секунд идеальная маска Лекса, от которой ему только предстоит избавиться много позже, за Северным Роковым Хребтом, в жутком вое холода и рёве пламени, дала трещину. Из-за неё  выглянул человек – вовсе не сломанный, нет, покорёженный, быть может, но всё равно выглядящий целым. Его сутью была жестокость, фактически, превратившаяся в религию. Груз ответственности на плечах этого человека был столь же чудовищен, как и его суждения о положении вещей, высказываемые тем же голосом и тоном… Или, немного другим. Будто бы ненадолго другая личность заставила фон Дермента подвинуться. Лекс.  Впрочем, барон быстро восстановил контроль над собой – остался потирать висок свободной рукой.

- Война? – Замечание касательно горделивости барон проигнорировал, потому что отчасти это было правдой, а зачем лишний раз освещать правду? – Я плохо помню. На самом деле, я не хочу помнить ничего из того, что я там видел. Я пережил и первую атаку магистра Марагора на столицу, и вторую тоже, спустя… Сколько прошло? Год? Не знаю… Два? Небольшая пауза между атаками в затянувшейся войне. Что ты хочешь услышать? Рассказ о героизме? Повесть об отваге? Ничего из этого там не было.

Александр покачал головой, почесал кончик носа мундштуком своей трубки. Ему снова чудился запах. Этот запах. Горящее мясо.

- Я проиллюстрирую тебе всё одним словом – отчаяние. Когда мертвецы хлынули из катакомб под городом посреди ночи,  Иридиум погрузился в хаос. Хаос всегда предвещает отчаяние, так было и в тот раз. Небеса плевались в нас боевой магией, потому что в небесах господствовали личи Марагора. Улицы кишели нежитью. Я оборонял собор Инноса, точнее, какую-то его часть. Это была битва на выносливость – и многие люди, которых я посылал в бой и которые невольно вынуждены были мне подчиняться, падали от усталости замертво. Повсюду – огонь, смерть и крики. Не знаю, сколько я сжег. Наверное, много. Может быть, мало. Так или иначе, так называемый «Черный Понедельник» я провел не в баронской усадьбе с серебряной ложкой во рту. Второе пришествие, штурм Иридиума… Почти то же самое. Оборона была пробита и всё свелось к жестоким схваткам мелких групп. Правда, тут я тебе ничего не поведаю больше, я даже не помню, при каких обстоятельствах я заработал этот шрам. – Дермент дотронулся до косой черты, перечеркивающей его лицо от линии волос, через левую бровь, щеку, скулу и часть шеи. Шрам был уродливый и грубо зарубцевавшийся, сразу понятно – след грубой полевой хирургии в условиях нехватки целителей-магов. – И еще десяток других по всему телу. Насколько я понимаю, меня вытащили из какого-то Белиарова подземелья под имперской Академией магии.

15

То как он говорил, заставило сердце Химари биться быстрее, то о чем он говорил, пробуждало у вифрэйки чувство отвращения, ей не хотелось никогда почувствовать этого, не хотелось пережить нечто подобное, но в то же время, сама лисица испытала к этому мужчине величайшее сочувствие, пройти через такое безумие и сохранить самого себя. Смогла бы она пережить все это, и остаться самой собой? В то же время, Химари пережила нечто схожее в меньшем масштабе, видеть, как стрелы пронзают капитана, как молнией убивает нага который был тебе близок, как один за одним погибают матросы, корабль пылающий от огненных стрел, вся эта картина застила взор маленькой лисицы. Но для него, все было гораздо хуже, и дольше, им тогда удалось сбежать в панике боя, а ведь они могли погибнуть на том корабле вместе с остальными, и тогда её история закончилась бы совсем иначе.
Лисице стало жарко от этих воспоминаний, жарко настолько, что она невольно сбросила с себя доспехи, оставаясь в рубашке, казалось словно её кожаные доспехи вспыхнут и сгорят сами собой. Но через несколько секунд, это помешательство прошло, само собой. Она продолжала слушать, но теперь больше не улыбалась, а её взгляд не мог соскользнуть с лица мужчины, который все продолжал говорить вновь и вновь.
- Я не ищу героических историй, и ищу правду, жестокую правду этого мира, - Химари не сказала этого в слух, не посмела произнести, это могло сделать ему ещё больнее, он и так похоже говорил то что не хотел, но лисица его вынудила, и потому испытывала ответственность за то, что заставила его вспомнить. В какой-то момент его речи, лисица мягко поднялась со своего места, и прошла к нему, усаживаясь совсем близко, её тонкие пальцы коснулись этого шрама, и медленно прошли во всей длине, Химари знала, что он уже не болит, возможно, только, фантомные боли могли беспокоить его.
- Такой ужасный шрам. Так жаль, что маги не смогли избавить тебя от него полностью, но их можно понять. Те силы что могли быть потрачены на полное исцеление, пошли на спасение тех, кто были действительно серьезно ранены, - конечно же, Химари понимала, что вряд ли ему нужны были какие-то утешения с её стороны, они знали друг друга пару минут, да и вряд ли это была попытка утешения, нежели желание оправдать то, что предстало её взгляду.
Ладони вифрэйки легли на его жилетку, она приподнялась стоя на коленях, возвышаясь над мужчиной, и глядя на него сверху вниз, пушистый хвост медленно покачивался из стороны в сторону то и дело выглядывая из-за спины маленькой лисицы. Словно изящное изваяние Химари застыла, глядя своими теплыми медовыми глазами в его, и заговорила, медленно тихо мягко и бережно.
- Ответь мне, - Химари хотелось назвать его по имени, но оно показалось лисице таким грубым, что она не стала называть его, - Насколько сейчас больно твоему сердцу, твоей душе, ответь, пламя, сокрытое в слабом человеческом теле, - Химари говорила неясно, таинственно, её слова были предельно ясны, но в то же время несли в себе какой-то иной смысл, понимала ли его сама лисица? Едва ли, она жила тем что было сейчас, она была мгновением, неясным и таинственным, но это мгновение, желало знать.

16

- Правда… В том, что никакой боли я не испытываю. – Лекс встретился с Химари взглядом, сощурившись, и только сейчас, когда она находилась так близко, ей удалось разглядеть, что прячется в синих глазах фон Дермента. Тусклые, едва различимые искры танцевали по краям радужек, готовые в любой момент изменить их цвет с тёмно-синего на пылающий оранжево-желтым. Цвет разрушения, цвет огненного безумия, хаоса уничтожения и всепоглощающей бури. Но гораздо глубже, куда менее заметный в тёмных зрачках, прятался тусклый красноватый огонёк воли. Через что пришлось пройти этому человеку, если его взгляд стал таким тяжелым? Это правда, что если ты достаточно чувствителен к окружающему миру, то сожмешь понять, когда на тебя смотрят, но этот взгляд…

- Разум властвует над этим телом, сердце ему лишь помощник. Я не страдаю за то, что сделал. Люди, погибшие по моей вине, так или иначе, от моей руки, от моей ли ошибки, по моему недосмотру или слабости, мертвы. Их больше нет. И они никогда не вернутся. Но, умирая, каждый из них оставил мне что-то. Надежды, страх, отчаяние, мечты… - Лекс поднял руку, раздраженно потер левый висок. Его взгляд на пару мгновений стал пустым – так бывает у людей, которые слишком глубоко погрузились в себя или отвлеклись на какую-то тяжелую думу. – Их голоса… Я знаю, что это просто осколки моего собственного сознания, я знаю, что это просто иллюзия, созданная моим воспалённым разумом, страдающим от родового недуга, но я слышу их. Всякий раз, когда я чувствую, что достиг своего предела, они подгоняют меня. Они кричат, и их вопли достанут кого угодно, даже мертвеца, поверь мне… «Сражайся!». «Выживи!». «Ты должен пронести наши чаяния на своих плечах!». Это хоровод безумия душ всех тех, чьим последним свидетелем жизни я был. Хочешь знать, как я выжил в этих войнах? Вот так. Следовал за голосами. Следовал за своими инстинктами. Каждый мертвец на моём пути делает меня только сильнее. Что бы ни произошло со мной, я выживу, потому что кто-то из них хотел, чтобы его запомнили, кто-то – мечтал о домике в горах, кто-то – был просто лихим разбойником, любящим выпивку и карты, кто-то верно служил Империи и обязал меня её защищать… Пока их надежды живут со мной, меня остановит только моментальная дезинтеграция. И то не факт.

- Ну, такова моя суть. Отвратительна, не правда ли? Что до этих шрамов – они иллюстрируют мой жизненный опыт, в какой-то мере они даже… забавны. Боль подсказывает мне, что я жив, и фантомные боли тоже относятся к ней. Если бы я был идеален, как хотела моя мать, пытавшаяся сделать из меня инструмент, был бы я человеком? А так… Я почти близок к этому званию. – Барон аккуратно, уткнув кончик указательного пальца, на котором сейчас поблескивал тяжелый перстень, в грудь девушке, отодвинул её от себя на пару сантиметров, прежде чем сунуть себе в зубы мундштук трубки и снова встретиться с лисицей взглядом. Глаза барона посветлели, желтизны по краям синих радужек стало больше. – Я, Александр фон Дермент, известный так же как Лекс Делеври, одиннадцатый и последний сюзерен баронства Данжер, пусть и передавший управление своей кузине, верный подданный Империтрицы и Империи, служащий Министерства магии, член Ордена Мудрецов, имя коллегии – Пламя Бури. И лишь затем я – человек. Достаточно ли ты знаешь теперь. Химари Деко?

17

Этот взгляд… он буквально завораживал маленькую лисичку, взгляд человека, который прошел через безумие войны и смог сохранить себя, взгляд сильного и достойного мужчины. Смела ли Химари которая перенесла гораздо меньше лишений чем он сам, смотреть в эти глаза как ни в чем не бывало? Наверное, нет, но она смотрела, смотрела и слышала, лениво покачивая пушистым хвостом и едва-едва шевеля ушками от громкости его голоса, можно было только порадоваться тому что он не повышал на неё голос, иначе пришлось бы прижимать ушки к голове чтобы не оглохнуть!
Но лисица слушала, слушала его историю практически не моргая, её грудная клетка вздымалась так редко, что могло показаться что она вовсе перестала дышать. Химари пыталась воспринять каждое слово, словно бы составить для себя из этой истории, этих обрывистых фактов какую-то картину, ведь потребуется определенно гораздо больше времени чтобы полностью создать для себя четкий образ этого человека. Но картина, картина которую он пытался создать своими словами, не вызывала действительно ничего приятного, и тем не менее, она не была плохой. Он не был убийцей в самом плохом смысле этого слова, он просто выживал и делал то что мог, Химари поступала так же, но заботилась не только о себе, но и о тех, кого считала, что необходимо защитить, а если у них хватает и своих сил, лисица всегда может поддержать их своим щитом и крепким плечом.
- Я не считаю твою суть отвратительной. Никогда не любит умирать, все мы действуем так как необходимо. Если бы ты не руководил людьми, например, могло бы погибнуть гораздо больше, - Химари отклонилась назад, а затем и вовсе аккуратно уселась на пятую точку, постукивая пушистым хвостом по траве, он представился по-другому, и Химари даже улыбнулась ему.
- Лекс, вот как, - словно пробуя его имя на вкус произнесла лисица, - Такое имя нравится мне гораздо больше, оно мягкое и текучее, - довольно произнесла Химари, для которой имя Александр казалось очень даже длинным и грубым, а вот Лекс, было как раз то, с которым она хотела бы обращаться к нему, хотя может это и не очень вежливо на самом деле.
- Возможно теперь я и знаю достаточно. Но что ты хочешь за эти знания? Чтобы я рассказала свою историю? Или что-то ещё? – Химари выразительно осмотрела Лекса с ног до головы, после чего добавила, - Хорошо бы подозвать собак и скормить им оставшееся, не хорошо будет просто так выливать, а я уже наелась. Ты, конечно же, можешь тоже перекусить, - добавила маленькая лисичка с улыбкой, - И называй меня просто, Химари. Не обязательно использовать полное имя.

Отредактировано Химари Деко (2018-08-31 11:07:07)

18

- Ну да, оно подходит… В определенных случаях. -  Довольно туманно пояснил фон Дермент своё второе имя, после чего на несколько секунд снова оказался занят тем, чтобы до конца разобраться со своей трубкой и раскурить её заново. Затем барон подозвал собак – коротко свистнул в два пальца и выкрикнул их клички – животные появились не сразу, но было слышно, как они протискиваются через кусты. Со вздохом Дермент отметил, что, похоже, те опять кого-то гоняли по кустам, выдергивая из носа Бреды ежиную иглу, прежде чем отпустить от себя.

- Покорми их, если хочешь. Только не давай им слишком много – для них это не слишком полезно. И да, пожалуй, я бы послушал твою историю, во всяком случае, ту, что определила твой жизненный путь. – Лекс сделал неопределенный жест рукой с зажатой в ней трубкой, описав мундштуком полукруг, как бы иллюстрируя сказанное и отсылая свои слова к ранее обсуждаемой необычности желания Деко податься в стражу. – Я, пожалуй, всё еще не хочу есть.

Лекс сунул трубку в зубы и потянулся к своей сумке, висевшей на поясе. Быть может. Для большинства обычных людей возвращаться памятью в пережитый кошмар было бы менее болезненно, но для памяти фон Дермента, мало чем отличающейся в некоторых случаях от фотографической, всё было иначе – любая отсылка к чему-либо из не самого приятного прошлого заставляла переживать его большую часть испытанных ощущений заново. Так что сейчас Лекс извлек из сумки небольшую посеребренную фляжку и без особых церемоний, свинтив крышку, сделал несколько глотков – грог, в который, мало будто его крепости. Добавляли уйму невероятно острых и тяжелых специй. Прояснится от такого сознание? Вряд ли. Но вот напомнившее о себе фантомной (и не очень) болью шрамы удалось унять, а вместе с тем затолкать и всё ненужное обратно в сундучок памяти.

Отредактировано Leks Delevry (2018-09-02 15:01:21)

19

- Можешь сделать исключение для меня сегодня? – шутливым тоном произнесла вифрэйка, - Я бы предпочла называть тебя по этому имени, но если ты настаиваешь, я не могу произносить ни одного, да! – негромко посмеиваясь Химари наблюдала как он раскуривает трубку, в этот раз у неё уже не отобразилось никакого возмущения на лице, что определенно было хорошим знаком. Жертвовать чем-то ради Химари сейчас не было никакого смысла, она без проблем справлялась с такими запахами. Собачки появились достаточно быстро, и лисица внимательно наблюдала как Лекс помогает справиться с тем что они уже умудрились поймать пока бегали по лесу в отдалении от них.
- Хорошо, ты просто не оставил мне выбора, мне действительно придется покормить их, - улыбаясь произнесла Химари, и поднявшись отправилась к котелку, разлив оставшееся по нескольким чашкам (вторую она достала из своего рюкзака) после чего подозвала собачек, чтобы они могли спокойно полакомиться едой. Лисице было известно, что во время трапезы лучше их не трогать, ведь они вполне себе могли укусить, решив, что ты желаешь отобрать у них еду.
- Моя история… хм, - лисица сидела, скрестив ноги, и внимательно глядя в небо сквозь кроны деревьев, - Я родилась в одной из многих самых обычных семей вифрэев, росла довольно непоседливым и активным ребенком. Я много наблюдала за тренировками своего старшего брата, и тоже решила, что хочу стать сильной, как и он! – с каким-то вдохновением произнесла лисица, - Вероятно сейчас я уже смогу победить его без особых проблем, в конце концов, у него не было того обучения, которое получила в конечном итоге я, - широко улыбнулась Химари, - Я обучалась у весьма опытного темного эльфа, более того, тренировалась вместе с его учениками. Этот опыт сильно помог мне в дальнейшем, а так-же он обучил меня технике, - довольно горделиво произнесла маленькая лисица, - Когда я получила все необходимые навыки и знания, на корабле я отправилась в море, где, - Химари сделала ладошкой жест напоминающий волну, - Вмешалась в авантюру, которая очень плохо закончилась для многих. Не знаю, моя ли это вина, или просто так решили боги этого мира, - хмыкнула маленькая лисица, помрачнев на мгновение, - Но этот опыт дал мне понимание о том, чего я стою, и чего хочу, - Химари смотрела в даль и её глаза сверкали, а на губах застыла улыбка, - Лишь когда я выбралась из передряги, то узнала, что происходит в этих землях, но прибывать было уже поздно, к тому моменту как я бы смогла, все уже закончилось, - покачала головой лисица, - Мне потребовалось некоторое время, чтобы прибыть сюда, надо было ещё заняться некоторыми делами на родине. Но потом я наконец достигла этих берегов, и вот занимаюсь самой разной работой, - пожала плечами вифрэйка, - Прости что не могу быть полностью откровенна. Если бы я рассказала абсолютно все, ты мог бы отреагировать чрезмерно резко. У вас людей иное восприятие всего, оно более острое, да и ты можешь просто не поверить мне, - пожала плечиками лисица, собаки к тому времени полностью вылизали миски, и тебе довольно высунув языки сидели рядом, а Химари чесала их за ушками.
- Далеко до того места, которое ты хотел посетить? – внимательно посмотрела вифрэйка на Лекса.

20

- Авантюра… - Проворчал Лекс, выпустив несколько колечек дыма, одно через другое. Сказано это было таким тоном, что можно было сразу понять – барон что-то заподозрил еще в первое упоминание о мореходства, сложив два, два и еще два. Ну правда, с логикой у него не было особых проблем. – Контрабанда, поди? Ну, и дьявол бы с этим. Моя семья всегда использовала все доступные ресурсы для решения своих проблем, в том числе теневых информаторов, наёмных убийц и воров. Не знаю, почему я должен был отреагировать чрезмерно резко – преступный мир мне знаком не понаслышке – но ладно, тайна есть тайна. Не будем бросаться друг в друга обвинительными и оправдательными приговорами.

Дермент поднялся на ноги, с крайним неудовольствием потянувшись и с еще большим – сложив пальцы в замок и с хрустом вправив суставы. Он засиделся, тело затекло, а руки… ну, они болели у него достаточно часто – виной всему перья, скальпели и прочие инструменты, которыми только приходилось пользоваться ученому и требующими определенной сосредоточенности и аккуратно, со временем вылившейся во вредную привычку щелкать суставами.

- Не знаю, на самом деле. – Александр подозвал собак, чтобы проверить их ошейники в очередной раз и перевесил поводки, свернутые в петли, к себе наперед пояса. – Я думаю, что где-то поблизости. Может быть, полчаса ходу. А может и час. Лес всё же изменился за десяток лет, я с трудом вспоминаю ориентиры, да и охотник из меня… Такой себе… В общем, нам придётся искать. Будешь сворачивать стоянку? Тогда собирай вещи, а о костре я позабочусь сам. Ни к чему нам лесной пожар, в такую погоду нельзя доверять даже залитым водой углям.

Дермент переключил своё внимание на остатки костра, который тут же вспыхнул так, будто бы в него плеснули масла или китового жира. Угли стремительно прогорали, опадали пеплом, обращались в ничто – тепло покидало их без остатка. Почему-то вспомнились слова деда – «Огонь, да? Огонь… Есть такая старая поговорка, ты наверняка её слышал. Люди делят мир на Свет и Тьму. Они говорят – «Свет всегда изгоняет Мрак». Но это ошибочное мнение. Куда бы Свет не спешил, как бы быстро он не летел к своей цели, пусть он – лишь мгновение, но… Куда бы он не спешил, да, куда бы он не летел – Тьма уже там. Она поджидает его. И однажды Свет ослабнет, как раненый волк. И тогда, когда собственная тень предаст тебя и беспросветная Тьма обступит тебя со всех сторон, намереваясь раздавить… Только Огонь тебя не предаст»

21

На лице вифрэйки появилось выражение неудовольствия, конечно она понятия не имела какими умозаключениями он пришел к выводу о контрабанде, но особого удовольствия Химари это явно не доставило, она ответила достаточно быстро, может даже излишне, - Не было никакой контрабанды, а даже если была, то я не слышала о ней. Пиратством они промышляли, и это их всех и погубило, выжило всего лишь трое, я да две других девушки, - хмыкнула лисица, - Бежать ночью на лодке с горящего корабля, приятного мало, повезло что нас не схватили, - вздохнула лисица, недовольно махая хвостиком, мог ли тот день развиваться как-то по-другому? Могли ли все выжить? На этот вопрос она уже никогда не получит ни от кого ответа.
- Из меня хороший охотник, так что поиски не должны занять много времени, правда у меня нет твоей памяти, так что будет немного проблемно, - фыркнула вифрэйка начав собирать все, немного помыв котелок и все необходимое, вифрэйка засунула все обратно в мешок, и смотрела на то как на её глазах угасали угли, даже немного поежившись от этого. Почему-то ей постоянно казалось, что пламя может укусить её за пушистый хвост, и тогда от него мало бы что осталось, а лисица испытала бы просто ужасные боли, хотя не ясно ещё, больше физической, или моральной, ведь красивый хвост – гордость любой вифрэйки!
В любом случае вскоре Химари вновь нарядилась в броню, закинула мешок за плечо, повесила щит на пояс, и готова была выдвигаться, внимательно взглянув на Лекса, заодно проверяя все ли он закончил с огнем, хотя после его слов лисица мало сомневалась, что он позволит оставить себе хоть что-то от огня на траве, было бы действительно неловко выжечь лес.
- Ну что, идем? Ты хотя бы помнишь направление? – поинтересовалась маленькая лисица, не без улыбки глядя на него, если Лекс укажет направление, Химари и направится туда, или пойдет за ним, как уж получится.

Отредактировано Химари Деко (2018-09-07 13:37:42)

22

- Это будет задачей не из лёгких. – Лекс тоже приготовился выходить – в его случае, правда, это выразилось лишь в том, что фон Дермент взял собак на поводок, разобрался с остатками костра и бегло оглядел свою одежду на предмет чего-нибудь такого, что могло бы потребовать потом остановки и «подожди, сейчас поправлю». Но таких вещей не нашлось. И вообще в одежде и немногочисленных аксессуарах, которые наличествовали у Александра сейчас, всё было подчинено безжалостному требованию рациональности. – Но я постараюсь тебе объяснить тот запутанный маршрут, который я помню…

Это и правда оказалось делом не из лёгких и солнце уже начало медленно убывать, хотя они вышли из импровизированного лагеря почти сразу и не блуждали. Всё-таки, прошел почти десяток лет – и если память Лекса его не подводила, а объяснения и примерные ориентиры, которые (в довольно большом количестве) обрисовал Химари Делеври, были весьма подробны и весьма облегчали установление маршрута, то вот лес… он и правда изменился. Кое-где тропа, по которой нужно было идти, заросла так, что найти её было почти невозможно. А кое-где возникли проплешины, черные пустоты, выгнившие поляны – там, где леса коснулась Смерть. В таких местах барон немедленно становился мрачным, а его взгляд и общее поведение говорили о том, что, даже не смотря на то, что его родной стихией был Огонь, которому как никому больше родственно всепоглощающее разрушение… раны, нанесенные природе, Делеври беспокоили.

- Жаль. – Сухо бросил Лекс, краем глаза заприметив еще одну прогалину в довольно тесном, глухом бору. Волчий лес залечивал свои раны медленно, живности в нём сейчас было не то чтобы много, после того, как Иридиум побывал в осаде войск нежити. По понятным причинам. Собаки, кстати, вели себя странно – постоянно опускали головы и пытались взять какой-то видимый только для них след, будто бы человек и вифрэйка были не первыми, кто шел этой узкой, едва различимой тропой. Лекс это, конечно, заметил, но говорить ничего не стал – просто внутренне приготовился к каким-нибудь проблемам, которые могли бы ждать их…

Всё произошло слишком быстро.

Собаки натянули поводки и зарычали, широко расставив лапы и наклонив головы. Это было не угрозой, а, скорее, обещанием дорого продать свою жизнь – так собака пытается доказать хищнику куда крупнее себя, что связываться с ней лучше не стоит, чувствуя, что убежать она не может.
Слуха Химари и её обоняния, наконец, достигли до этого наглухо забитые шелестом ветвей и листвы, запахами хвои и земли низкое прерывистое дыхание и запах, который мало с чем можно спутать.

Тёмная куча где-то за деревьями, представлявшаяся обычным муравейником, заваленным листвой, заворочалась и выросла втрое. Тускло бликнули маленькие, налитые кровью, глазки.

Ворочаясь и без особых проблем сминая кустарник и молодые деревца, к тропе из леса побрел медведь. Огромный. Старый. И, судя по всему, чем-то больной – всё в нём было неправильно и как-то не так.

Пошел, волоча за собой обрывки чьей-то одежды, зацепившиеся за когти.

Лекс узнал накидку своего знакомого егеря. Узнал, потому что увидел сверкнувшую на мгновение брошь, которую сам старику и дарил.

23

- Не из легких? А когда нам легко жилось? – тихонько фыркнула вифрэйка широко улыбаясь, хотя если подумать, ей легко жилось ровно до того момента пока она не решилась встать на дорожку воительницы, с того самого момента Химари идет по очень непростой дорожке, которая во многом однажды может закончиться для неё плохо. Ведь если бы она осталась в родных землях, сейчас могла бы жить спокойно, не беспокоиться ни о чем, заниматься каким-либо делом, может со старшей сестрицей выступать, может помогать кому, может просто вместе с родителями вести хозяйство. Но все было не так, она была за морем и занималась непростой физической работой, тем не менее, Химари это нравилось, и она считала, что избранный ей пусть истинный! Может в будущем лисица будет жалеть об этом, но пока рановато…
Ориентироваться в лесу было не так уж и сложно, потому лисица спокойно следовала всем направлением и ориентирам, про которые рассказывал ей Лекс, так что медленно, но верно они вероятно продвигались все-таки к тому месту которое он искал. Услышав его Химари поняла, смысл слов и вздохнула, слегка опустив ушки, - Если привлечь магов природы, можно было бы возродить леса гораздо быстрее, вот только кто будет этим заниматься, в такое время? – словно саму себя спросила Химари, внимательно осматриваясь.
Когда Химари услышала собак, и чувствовала запах, то мгновенно перехватила щит в боевое положение и начала подготавливать барьер отражатель чтобы в случае чего перестраховаться. Медведь судя по его внешнему виду не гнушался человеченки, а потому лисица действительно напряглась, иногда звери предпочитали разумных привычной пище, а с такими надо было бороться и уничтожать, так что лисица перестраховалась, хотя они могли бы попытаться сбежать или например сжечь его, учитывая кто стоял рядом с ней.
- Есть какие-либо пожелания? Я могу задержать его пока ты используешь магию, можем просто убежать, можем забраться на дерево и сидеть там в случае чего я столкну его вниз или просто убью, - фыркнула маленькая лисица внимательно следя за медведем и ожидая что же скажет Лекс.

Отредактировано Химари Деко (2018-10-02 17:02:07)

24

Лекс и правда сказал – что-то такое, отчего по ушам лисицы неприятно резануло. Какое-то слово… Очень не похожее на слово. Удивительно, что человеческая глотка вообще была способна воспроизвести этот звук – или это был набор звуков? Так или иначе, Химари могло показаться, что это самое отвратительное ругательство, которое она слышала в своей жизни – а через секунду мимо неё пронёсся слепящий луч болезненно-белого то ли огня, то ли света. Девушку обдало раскалённым воздухом – разряд прошел в полуметре от неё, устремился дальше вперед и уткнулся в грудь медведю. Протуберанец. Лекс начал с него.

Казалось, ничего не произошло. Луч истаял в воздухе, превратившись в сноп искр, исчезающих прежде, чем они долетали до травы. А затем плоть животного буквально вскипела – шкура вспучилась, открылась зияющая рана, но вместо крови наружу вырвалось облако раскалённого кровавого пара. Затем пришел звук – злобное шипение, с которым бросают мясо на походную сковороду, пожалев масла, и характерный запах палёного и горелого. Это замедлило начавшего было набирать скорость медведя – вместо того, чтобы продолжать свой разбег, животное пошатнулось, взревев – оглушительно, яростно. Налитые кровью глаза стали будто бы меньше, вжались в череп – оскал исказил медвежью морду.

Ударной мощи заклятия, способного оторвать человеку конечность, оказалось недостаточно, чтобы преодолеть толстую шкуру, подкожный жир, плотные, жесткие мышцы и кости. Но оказалось достаточно, чтобы каждое движение теперь причиняло чудовищу невыносимую боль – оно, судя по всему, было всё-таки живым медведем. И каждый шаг тревожил закупорившиеся поврежденные сосуды в разорванных мышцах и их поврежденная ткань расползалась прямо на глазах.   
Этого было всё еще недостаточно – хоть фон Дермент и располагал печально малым опытом взаимодействием с воинским техниками, он понимал, что Деко использует какую-то из них. А техники, как и заклинания, требуют соблюдения неких условий… Время. На это было нужно время. Так что еще пару мгновений Делеври выиграл, приказав собакам атаковать – те были достаточно хорошо натасканы, чтобы разобраться в не слишком четкой команде. Хаунды бросились в разные стороны, чтобы затем обернуться и кинуться уже на свою цель. Они не висли на звере и не пытались вгрызться в него поглубже – не та порода – зато заставили медведя несколько раз пытаться отмахнуться от них лапами… Так что, когда животное вдруг поднялось перед Химари во весь свой рост, заставив ту ощутить себя оказавшейся перед несущейся на неё телегой кошкой, техника была готова.

- Тебе придётся устоять. – Сухо бросил Лекс своей невольной напарнице по несчастью, сместившись ей за спину. Он уже заканчивал последний из необходимых магических жестов – вычерченные, они еще несколько мгновений висели в воздухе в виде остаточного следа. Затем были слова… У чудовищный удар лапы, увенчанной гигантскими когтями, в которую вошла вся сила, набранная скорость и вес обезумевшего к тому моменту животного. И вот настал момент настоящего испытания – достаточно ли доверяет Деко своему мастерству, чтобы её дух оказался столь же силен, как слепая животная ярость, способная проломить крепкий лесной сруб, разнести избу по брёвнам да в щепы?

25

Химари оценила, как раскаленный воздух, который коснулся её, так и повреждения, которые от этой магии понес медведь, вифрэйка даже мурашками покрылась, ей даже думать не хотелось о том, что было бы если бы в неё попало это заклинание, а она была бы не готова.  В любом случае, лисица с довольно спокойным выражением мордочки подготавливала собственную технику, она была уверена в том, что в случае чего сможет остановить эту буйную тварь, если ещё пару лет назад у лисицы и могли быть какие-то сомнения, то сейчас их не было абсолютно никаких – ведь Химари стала гораздо сильнее! А значит с каким-то там медведем точно справится, хотя убивать зверушку ей на самом деле и не хотелось, но не похоже, что у неё будет хоть какой-то выбор на самом деле.
Лисица даже улыбнулась видя, как медведь встает на верхние лапы, она даже не сомневалась в том, что сейчас будет, у неё не было никаких проблем с тем чтобы уклониться от этой атаки, она могла отпрыгнуть, перекатиться, отступить в сторону, и он бы просто рухнул мимо, но рядом с ней был маг которому она должна была оказать поддержку и создать окно в которое он мог выпустить свою магию по цели, именно в этом Химари сейчас была действительно заинтересована.
- Даже не думай, что сможешь пройти сквозь меня! – выкрикнула Химари выставляя свой щит против атаки разъяренного медведя. Барьер отражатель сработал как часы, отбрасывая даже такое массивное существо, лисица же резко отскочила в сторону, предполагая, что маг именно сейчас захочет атаковать медведя раз у него появилась такая возможность, если уж медведь решит пытаться атаковать вновь, лисица, комбинируя блоки щитом с выпадами будет быстрыми шагами кружить его, сосредотачивая всё внимание на себе дабы дать Лексу возможность эффективно атаковать, - Ты долго там ещё будешь творить свою магию? Это конечно зверь, но когти все равно острые! - возмущенно произнесла лисица.

26

Животные совсем не похожи на людей – как и способы, которыми они сражаются. Вполне возможно, что будь реакция Химари чуть хуже, она бы просто не смогла верно отреагировать на этот совершенно непредсказуемый удар медвежьей лапы – хлёсткий, по какой-то странной траектории, почти без предпосылок, к которым воительница была привычна. У медведя не было стойки, по изменению которой можно было бы предугадать атаку, а взгляд животного не был сфокусированным на цели. Это был просто удар из ниоткуда, пришедший извне поля зрения вифрэйки. Но тело среагировало само, щит немного подвинулся, встретив удар под оптимальным углом.

Даже сквозь эффект барьера сила удара была ощутима – если бы не мощь духа и порыв решимости, сделавший этот блок возможным, Деко наверняка бы пострадала и вряд ли бы всё ограничилось лёгкими ранами. Но, как и сказал Лекс, ей пришлось устоять. Зато теперь, когда животное оказалось отброшено на пару метров назад, неуклюже вновь опускаясь на все четыре лапы и мотая своей головой, размер которой мог бы потягаться с хорошим дубовым столом в корчме, образовалось окно.

«Когда приходит время атаковать – и ты узнаешь его без ошибки, я уверен – атаковать следует без промедлений. Едва ощутив возможность, нанеси удар – не позволяй сомнениям или попыткам оценить результат заранее заставить тебя замешкаться. Сомневаться – значит дёргать Смерть за усы» - выплыл на мгновение из череды воспоминаний Делеври монолог деда, читавшего внуку предмет тактики в своё время. В дальнейшем на этом постулате вырастет целая боевая доктрина, которая с успехом будет испытана в жестокой схватке среди ледяных пустошей, но сейчас у фон Дермента было лишь желающее найти свою цель заклинание и с трудом сдерживаемое желание не дожидаться, когда Химари сдвинется с места и покинет сектор поражения… Это – недуг всех магов, чьим элементом становился Огонь. Рано или поздно жестокосердие и презрение к дружественным потерям застилали беспокойство о союзниках и те нередко находили свою смерть во всепоглощающем пламени…

Делеври был вынужден шагнуть вперёд из-за спины Деко и пройти еще два шага вперёд, почти вплотную подбираясь к их уже восстановившему ориентацию в пространстве противнику. Он вынужден был сделать это, поскольку ударная мощь заклинания, которое Лекс намеревался высвободить, была слишком велика, чтобы он мог положиться на свои расчёты полностью и быть уверенным в том, что лисица не обуглится до черной корочки.

Химари могла видеть сжатое среди силовых оболочек миниатюрное солнце в руках мага – но лишь мгновение. Затем всё залил слепящее-белый свет, а звуки поглотил низкий рокочущий гул, от которого неприятно сводило зубы. Стало жарко, воздух будто бы разом лишился влаги, а кожу слегка покалывало. Через несколько мгновений осталась только тишина, которую нарушало только едва различимое пощелкивание, с которым остывает брошенный в ледяную воду металл или оставленный стеклодувом сосуд, начинающий закреплять свою форму… Перед Лексом, на несколько метров вперёд, осталась лишь обугленная проплешина и чёрная, поблёскивающая, земля, обратившаяся в стекло. В воздухе медленно плыла какая-то взвесь, смутно напоминающая пепел. От Кустарника, двух молодых ёлок и монументального пня, судя по всему, некогда принадлежавшего кедру, ничего не осталось – как и от медведя. Поток плазмы просто смёл их все – смыл с костей плоть, расколол и их, испепелил и аннигилировал пепел, оставив только смутно различимые блёстки красного эфира, концентрация которого медленно снижалась.

– «Когда она заговорила многими ртами, мы в благоговении склонились и были сокрушены. Дурак не поклонился, дурак стоял и вопрошал. Дурак был вычеркнут». – Процитировал какой-то из магических трактатов Лекс, стряхивая с кончиков пальцев багровые искры. Казалось, еще секунду-другую он пребывает где-то в другой реальности, где-то в другом мире, наполненном только вечно ревущим огнём, где под невероятно низкими небесами жаркие солнца проверяют на прочность немногочисленные формы жизни, для которых их пламя было источником существования, план, полностью отданный Огню… Или поражённое безумием воображение, рисующее подобные картины. Но затем взгляд барона снова стал осмысленным. Он нахмурился и зашагал через кустарник, по следу, проложенному медведем, когда тот еще существовал... Хаунды потрусили следом за хозяином. Взяли какой-то новый след. И чем ближе компания была к месту, где впервые наткнулась на беспокойное животное, тем быстрее им приходилось идти, чтобы поспеть за собаками… Чтобы, в конце концов, наткнуться на безвольное тело старика, притулившееся у ствола старого дуба. Судя по всему, это был как раз егерь – и судя по всему он был еще жив. Лекс присел перед ним, чтобы осмотреть зияющие прорехи на охотничьей куртке – сунул в них руку, сначала осторожно, затем увереннее… Хмыкнул.

– Кольчуга спасла старику жизнь. – Приглушенное шипение и едкий запах, уже хорошо знакомый Химари, подсказал ей, что Дермент прижег человеку раны, прямо так, без особых церемоний. Егерь глухо застонал, но остался без сознания – видимо, его швырнуло вдерево и крепко приложило об него головой ударом медвежьей лапы. – Без собак пошел… А я говорил – подожди, пока я не вернусь. Экспедиция к памятным местам откладывается. Нужно вытащить его из леса.

Присовокупив к этому обещание, что, возможно, старик после замолвит за Химари словечко, если ей будет нужна рекомендация при устройстве на работу, Лекс снова сосредоточил своё внимание на старике… им предстоял долгий достаточно трудный путь через лес. Обратно к егерскому срубу.

В некотором смысле – домой.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Август 17086. Затерия, границы Волчьего леса. Химари и Лекс.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно