FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Октябрь 17086. Талькос, городские купальни. Лекс, Гробовщик


№4. Октябрь 17086. Талькос, городские купальни. Лекс, Гробовщик

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Свинцовое осеннее небо, серые тучи, постоянно моросящий мелкий дождь и ветер, умудряющийся продувать тяжелый кожаный плащ, под которым уже давно начала конденсироваться влага, немилосердная тряска в седле и усталость пополам с раздражительностью – всё это верные спутники любого путешествия по тракту конным. Талькос вместе с делами, которые вынужден был по долгу службы разрешать фон Дермент, остался позади и к утру воскресенья Лекс намеревался уже быть в Иридиуме, пренебрегая сном. Предчувствуя, что погода скоро испортится, барон подгонял коня, надеясь, что разбирается в погодных приметах не так уж и хорошо.

Вспышка молнии выхватила из темноты дорогу. Мелкий дождь превратился в ливень еще час назад, но Александр не оставлял надежды миновать это место раньше, чем станет слишком поздно. Еще одна вспышка – и становится видно, что через Калану переправиться здесь не выйдет. Бурный поток хлестнул по переправе – уровень воды в реке поднялся и попытаться проскочить сейчас выглядело верным способом быть скинутым в реку. Лекс выругался, натянул поводья, разворачивая Ясша – можно было попытаться найти брод у Чаезы или спуститься по руслу ниже, переправиться в другом месте, проехать через Бувран… Но это крюк почти в два таких же отрезка, что он уже проехал, и нет никаких гарантий, что ниже по течению ситуация лучше. Нужно было возвращаться в Талькос. Пережидать непогоду.

Обратно Лекс прибыл в седьмом часу вечера, а, может быть, и позже – во всяком случае, окна большинства трактиров и мелких ночлежек уже светились, а из труб валил, сопротивляясь косому ливню, дым от печей – стража попряталась в сторожку точно так же, как вся пьян и прочий люд с улиц разбежался по кабакам, так что мрачного, вымокшего до нитки Лекса встретил только такой же мрачный привратник у городских ворот. Хмуро-вопросительно кивнул барону, пропуская его, получил такой же хмуро-неопределенный жест в виде пожатия плечами и тем удовольствовался. Ливень. Оно и  понятно. А ведь Лекса предупреждали, что так будет…

Дермент спрыгнул с коня на землю, едва не растянувшись на мостовой – ноги заскользили по грязи, только в последний момент шипованные набойки на подошвах сапог сделали своё дело. В сапогах мерзко хлюпнуло – оно и понятно, вода, стекло всё по брюкам и плащу изнутри за высокие голенища, да в стременах ноги особо ничего не прикрывает от дождя… Идею направиться в трактир Лекс оставил сразу – никакой камин его не спасет от простуды, не смотря на действующую Теплоту, постоянно поддерживаемую во время всего пути. Взял коня под уздцы и повёл за собой. Был вариант получше.

Спустя, наверное, полчаса, оставив Ясша на городской конюшне на попечение конюхам, Лекс поднялся на крыльцо городских купален. Снял треуголку, вылив из неё воду, стряхнул воду с плаща и, насколько это было возможно, выдавил её из сапог, поморщившись. Прошел внутрь, сразу же попав в другой мир – тепло, жарко, наверное даже, светло и более-менее чисто. Не Иридиум, конечно, но очень неплохо. Окликнул одного из мелких служек, сдав ему плащ с треуголкой, наказав вычистить, присовокупив к наказу пару монет, и зашагал в сторону одного из управителей, степенно шедшего на встречу.

Быстро выяснилось, что Лекс не один такой прибитый ливнем – никаких гарантий на то, что арендованную бароном комнату не навестит кто-нибудь еще управитель, увы, дать не мог, но зато немного сбавил цену на сопутствующие услуги. Вышло всё равно довольно-таки дорого – пять золотых – но Лекс посчитал, что его в конец всё достало в этом месяце и видал он это золото у Белиара в пасти, так что без особых колебаний заплатил. Даже золото в кошеле оказалось в каплях воды. Дермент же, получив от управителя заверения, что тринадцатый номер, включающий в себя баню, бассейн и небольшую зону для отдыха, пока что полностью только в его распоряжении, направился переодеваться. Ужин, в некотором смысле, подадут позже, но сначала необходимо было позаботиться о том, чтобы унять кашель, начавший подтачивать уверенность барона в том, что он не заболеет, после того, как он несколько часов дышал холодным и сырым воздухом…

2

Талькос. Город, что мог похвастаться роскошью, богатством, обилием товаров и в среднем неплохой жизнью. Пожалуй, здесь сейчас было лучше, чем в столице. Оно совсем не дивно, по нему не прошлась армия нежити, уничтожив окрестности, множество улиц и строений. Если и были беженцы, то не в таком количестве. Но здесь всё ещё умирали, что будет и в самое мирное время. Честно говоря, давненько Гробовщик не шерстил Талькос на предмет заблудших душ, так что, войдя в норму и имея возможность существовать не только в псевдоживом теле.
   Работа была выполнена минувшей ночью. Нет времени лучше для странных событий, которые могут почудиться случайному пьянчуге, шатающемуся по улицам или случайному свидетелю вдруг решившему выглянуть в окно. В городах, особенно больших городах, всегда приходилось соблюдать осторожность созывая души. Не спешить, набирая толпы заблудших, осторожно использовать магию, что бы не привлечь внимание чутких на подобные события и держать пальцы крестиком, что бы не попалось непослушных и агрессивных. Примета помогла или то, что в городах такие призраки были редкостью, но обошлось всё крайне тихо. С раннего утра, как только начали открываться множественные лавки, торговые дома и рынки, таверны, можно было теперь самому развлечься. Поглазеть, послушать о чём народ говорит в этом городе. Прикупить ткани или готовую одежду, пергамент для свитков, может ещё какие мелочи. Или не купить, а утащить. Или утащить несколько монет, что бы купить. Тяжела судьба Вестника, которому за работу не полагается ни золото, ни серебро, а весь остальной мир его так желает. Нынешняя лавка гробовщика в Ривилэне только курам на смех. Так что вынужден ступить на более активный криминальный путь. Во второй половине дня, Рихарт оказался в книжной лавке и нечаянно зачитался романом для юных дам из высоких сословий, повествующем о тяготах судьбы некой Анни на пути выбора кавалера. За авторством "Игнессы Шорц". Это было великолепно, просто великолепно. Настолько нелепо, что просто невозможно было оторваться. Своим хихиканием Гробовщик разгонял даже тех немногих посетителей, забредших в книжную лавку и немало нервировал торговца. Но это Талькос, тут просто так не выгонишь взашей потенциального покупателя, который не выглядит оборванцем. Проторчав там до темна, так и не смог понять каким образом эта чушь оказалась в продаже, ещё и наверняка далеко не в одном экземпляре. Торговец заверил, что это очень популярный цикл романов и все книги разбирают очень быстро, чем не мало огорчил Вестника. Посетовав над судьбой тех, кто вынужден это переписывать и что так и не узнает, чем закончилась эта восхитительная чушь, вернул книгу на полку и удалился с самым скорбным лицом, на которое был способен.
   На улице его встретило мрачное, тяжёлое небо, с которого срывались первые крупные капли дождя, вытесняя холодную морось. Порыв ветра тут же взметнул плащ и сбил с головы едва натянутый капюшон. А ведь он забыл то единственное и главное, что хотел найти в Талькосе, качественный пергамент для начертания заклинаний. Надежды успеть куда-нибудь, не зная точного расположения подобных лавок, было немного, но всё равно двинулся в ранее указанном направлении. Оба места встретили его закрытыми дверями. Влезть в иной форме? Такие места нередко охранялись защитными рунами, уж куда проще что-то стащить в дневное время, когда двери открыты для покупателей. Рисковать и проверять не было ни малейшего желания, проще дождаться утра, куда идти знает. Да и он сам уже превратился в сплошное мокрое место. Одежда потяжелела килограмм на пять, а при каждом шаге хлюпало всё, что способно издавать такие звуки. Невольно поёжившись, тихо выдохнул, размышляя о том, как провести ближайшую ночь.
   Не известно к чему привели размышления, но ноги привели к дверям одной из городских купален, заведение было статусное, а значит расположиться там можно с комфортом. Пусть Гробовщику непогода и не приносила столько же неудобства, сколько простым смертным, но это тело было достаточно живым, что бы обращать внимание на такие вещи, когда хочется на них обращать внимание. Через парадные двери всё-таки не вошёл, не желая ещё более светить своим лицом и выкладывать золотые за банальное тепло. Свернув в проулок, перекинулся в свой незримый облик, проник сквозь стены, подыскивая подходящее для себя помещение. Размеры заведения были впечатляющими, как и возможный набор предоставляемых услуг и виды помещений. Совсем немногие ещё пустовали, постепенно собирая посетителей, желавших отогреться в непогоду. Каждое из оставшихся требовало выложить за себя немалую сумму, так что призрачные шансы на единоличное использование, пусть небольшого, но целого бассейна, бани и места, где можно было с удобством развалиться - были. Вся ледяная и липнущая к телу одежда была размещена там, где ей следовало подсохнуть, там же разместил дорожную сумку и обувь. Таким образом, что бы не попалось тут же на глаза обслуге, решившей вдруг заглянуть. Позаимствовав полотенце и накинув украденный по пути халат с алым поясом, первым делом двинулся в баню, которую конечно же сейчас держали натопленной. Пригреться и прогреться там сейчас, будет замечательно.

3

Так как единственным и возможным вариантом передвижения по теплым и чистым коридорам купален было ходить в легких сандалиях и почти невесомой, полупрозрачной тунике, то и способ различать господ по рангу был тоже весьма специфический – по цвету пояса, которым туника подвязывалась и на который и помещались мелкие личные вещи, которые нельзя было оставить на хранение, кошель, например. Простолюдинам – серый, без украшений, купцам Первой гильдии – с серебряной полосой, малому и среднему дворянству – серебряные, алые и золотые пояса в соответствии с рангом… Лексу, собственно, достался алый, да еще и с багровой строчкой, выделяющей его, как мага Огня. Церковь Инноса запустила свои лапы даже в распорядки общественных купален, что было одновременно весело и не очень.

Тринадцатый номер находился примерно в середине коридора, прорезающего главный блок, и встретил барона закрытой дверью, как и положено быть готовому к принятию гостей хорошо прогретому номеру и в частности бане. Но, едва войдя, фон Дермент почувствовал неладное. Ну, просто что-то было не так и одновременно в пределах странного и смутного ощущения, что Лекс здесь не один. Быть может, с бароном решила сыграть злую шутку доставшаяся в наследство от прабабушки паранойя или он ошибся номером? Для верности Лекс вышел из номера и посмотрел на цифру еще раз. «Тринадцать», всё верно. Мужчина выглянул в коридор опять и посмотрел в оба его конца. Ничего необычного, слуги ничем не встревожены и вообще…

Плюнув на паранойю от прабабушки, Лекс бросил кипу полотенец на резное креслице, стоящее у столика, который нависал над миниатюрным бассейном, расположенным прямо у входа в баню, и решительно двинулся прямо в парилку, по пути чихнув и выругавшись себе под нос. В бане было натоплено достаточно сильно, чтобы всю её заволокло паром, но по экспертному мнению Лекса было всё еще недостаточно горячо, поэтому первое, что он сделал, это заставил угли в печи-каменке заняться куда более интенсивным пламенем, отчего печь протестующее загудела. В пару фон Дермент видел очертания вожделенной кедровой бочки, вода в которой была куда теплее, чем пронизывающий холодом душу дождь снаружи, но в тот самый момент, когда Лекс уже развязал пояс своей туники и вообще намеревался её снять, он нос к носу столкнулся с кем-то, кто уже нагло занял место в горячей воде.

Через секунду Лекс стоял за дверью бани, в крайней задумчивости поглаживая подбородок. Показалось? Не показалось? Решительным шагом барон пересек номер и еще раз выглянул за дверь. Точно «Тринадцатый»? Точно! Тогда (уже чуть менее решительным шагом) Лекс вернулся обратно в баню, на этот раз сходу взяв миниатюрную ванную приступом, то есть, забравшись на подножку и заглянув прямо в наглую морду занявшего вожделенное место человека.

- Сударь. – Тоном, предвещающим наглецу все муки Ада, в том числе те, до которых демоны еще не додумались, воззвал Лекс к своему визави, искренне надеясь, что это всё-таки мужчина, потому что судя по всему перед ним имел несчастье находиться кто-то из дворян, судя по характерным чертам во внешности, но вообще в клубах пара можно было и ошибиться, и соответственно ожидая, что половина купален не окажется сейчас оглушенной визгом. – Номер оплачен и занят соответственно. Неужели управляющий Вам об этом не сказал?

Угли в печи начали раскалываться, выгорая с невероятной скоростью. Горячая вода в бочке, которой кончики пальцев Лекса касались, тоже начала стремительно нагреваться сверх меры, а в пару глаза фон Дермента начали слегка отливать желтым – то ли отражали свет каменки, то ли идея сварить нарушителя личного пространства заживо показалась огненному магу невероятно привлекательной, отчего тот поддался стихии больше, чем следовало…

4

Пусть империя и одна, но столько же велико разнообразие наследия традиций и особенностей разных провинций, тянувшиеся из далёких лет, когда о едином государстве не было и речи. Например, обустройство бань, тоже было различным. Местный вариант пришёлся весьма кстати. Массивная бочка наполненная в меру горячей водой и всё затоплено паром. Каждый вдох мягко прогревал изнутри, а комфортно устроившись в воде, невольно расслабляешься. Или вполне вольно, в данном случае. Всё было бы просто прекрасно, но не прошло и трёх минут покоя, как какая-то душа вторглась в облюбованное помещение. Замерла и вроде бы снова уходила, но нет.
- Тц, - Цокнув и вложив в этом звук максимальное количество недовольства на которое был способен, даже не шевельнулся. Не говоря уже о том, что бы уйти или хотя бы исчезнуть. Рассчитывал пробыть здесь хотя бы полчаса. Или минут двадцать пять-семь-восемь. Но никак не две минуты. Теперь уже не только чувствовал, но и слышал, а после и увидел вошедшую фигуру, столь нагло потревожившую движение пара в воздухе. Не шевельнулся, проводив взглядом снова скрывшегося за дверью незнакомца. Вроде бы незнакомца? На прекрасную незнакомку силуэт был не слишком похож, но всё может быть. Не всем же быть фигуристыми.
- Второе отступление. Какой неуверенный в себе человек. - Мысленный комментарий к произошедшему, не несущий никакой смысловой нагрузки. Лень было даже думать, не то что бы двигаться. Но не так долго длилось счастье и покой, третий раз его взяли приступом. И нет, там не было незнакомки. У неё не может быть такого голоса. Тем более у прекрасной.
- Сударь! - В ответ последовало одно большое ничего, но соизволил приподнять голову, дабы недовольно и холодно светить в ответ жёлто-зелёным глазом. Второй же, прилипшая чёлка просто напросто закрывала.
- <...> Неужели управляющий Вам об этом не сказал? - говорить было тоже лень. Настолько лень, что образовавшаяся пауза будто бы накаляла ситуацию. Угли подозрительно неестественно затрещали, да вода как-то становилась менее комфортна для отдыха. Иной раз может и не заметил бы таких колебаний, но сейчас отпустил на волю гулять чувствительность человеческого тела. Тоже не проблема. Проблема, чужое присутствие. Обвинительные слова не затронули ни единой струны, именуемой совестью, что заставила бы раскаяться в содеянном и спешно покинуть насиженное место. Напротив, чародею хотелось лишь упереться рогом, упрямиться и наглеть до последнего.
- Всё именно так. Оплачен и занят. - Ответные слова были в противовес холодны, а последнее слово обрушилось на барона айсбергом. Уверенности в них было предостаточно, ведь даже не было нужды врать. Только повторил слова во след, лишь якобы говоря о себе.
Накалившийся пар из приятного превратился в колючий, неприятно сопровождая каждый вдох, а горячая вода заставила поближе подтянуть ноги. Упрямство не позволяло просто взять и приглушить чувства, впрочем регенерация не даст и обвариться в случае чего. Всё это взывало к жажде мести. Самое время было немного потренировать свой дар воды, который пока продвинул аж до девятого порядка и то по наитию, уделяя ныне всё время пустоте. Вслед за словами Вестника, последовал едва заметный всплеск, возможный повод для торжества мага огня, но нет. Соизволив сдвинуть руки, отправил прямиком в лоб барону тонкую, тугую струю холодной воды, ослабленный и чуть изменённый поток воды. С ног не собьёт, зато обольёт, остудит, да заставит откинуть назад голову. К чему это приведёт не ведал, но даже разжигание конфликта может принести толику веселья и развлечь, а то больно настроение испаршивилось. Не на долго хватило заряда от книжонки.

5

Дермента окатило водой именно так, как и предполагалось – с ног до головы. Пару мгновений аналогично-блондинистая морда напротив имела удовольствие наблюдать, как лицо барона претерпевает метаморфозы, достойные профессионального лицедея – уверенность, неуверенность, удивление, уныние, сожаление, жажда мести, уныние, гнев. Из уголков глаз по щекам побежали едва заметные фиолетовые разводы – похоже, там были нарисованы аккуратные стрелки тушью или тенями.

Через мгновение барон оказался на бочке, усевшись на её край, а его визави – утоплен в ней, что называется, по локоть. Во всяком случае, над поверхностью воды осталась только половина руки, которой Лекс отправил наглеца пускать пузыри. Судя по всему, никакого неудобства от близкой к температуре кипения воды Делеври не испытывал.

- МЫ СВАРИМ ТЕБЯ ЗАЖИВО, СНИМЕМ С ТЕБЯ КОЖУ, РАЗДЕЛАЕМ, КАК КУРИЦУ, ВЫВЕРНЕМ РЁБРА И БУДЕМ ОБГЛАДЫВАТЬ ИХ, А ПОСЛЕ СДЕЛАЕМ ИЗ ТВОИХ КОСТЕЙ ФЛЕЙТУ, НА КОТОРОЙ ПО ПРАЗДНИКАМ БУДЕМ ИГРАТЬ ГИМН МИСТЕРИИ! А ТАК КАК ИГРАЕМ МЫ ХРЕНОВО, ДУША ТВОЯ БУДЕТ КОРЧИТЬСЯ В АГОНИИ ВЕЧНО! – Вспышка гнева была настолько сильной, что неизвестно, чем бы всё происходящее закончилось для них обоих, не говоря уже о купальнях и Талькосе в целом, если бы не вошедшая в парную девушка из обслуги. Картина, представшая перед ней, могла бы выбить из душевного равновесия кого угодно, пожалуй – двое полуголых раскрасневшихся мужчин, один из которых восседает на бочке, удерживая голову второго за хвост волос, грубо собранных на затылке, а второй пытается отдышаться после… Чего себе надумала служительница купален, к которой Лекс, например, сидел спиной, пытаясь одновременно заново утопить свою «жертву» и поправить сползающую тунику, ставшую после обливания водой прозрачной, никто никогда не узнает, но вылетела она из бани в общую комнату с перемежающимся «Прошу прощения!» сдавленным визгом-вздохом и красная, как каталийские помидоры.

- Стучаться надо! – Усугубил абсурдность ситуации барон, наконец, вернувший себе контроль над собственными эмоциями и потерявший равновесие. Короткий всплеск и глухое бульканье, отдаленно похожее на какое-то забористое ругательство, достойное боцмана торгового флота с тридцатилетним стажем проиллюстрировало слетающие с ног сандалии, поскольку Дермент умудрился кувыркнуться в соседнюю бадью с ледяной водой головой вниз. Ему потребовалось несколько мучительно-долгих секунд чтобы сориентироваться в ледяной тьме заполненного холодной водой дубового плена, прежде чем Лекс показался из-под воды. Барон щелкал зубами, подобно песчаной акуле, только для песчаной акулы он был слишком жалок и карикатурен сейчас, усевшийся едва ли не в саму печку, тщетно пытающийся заставить себя перестать дрожать.

- В-в-в р-р-ра-а-а-с-сч-е-еет-те! – Пролязгал зубами фон Дермент, вытаскивая из каменки один из горящих углей и заставляя его вспыхивать в ладонях. Уж сколько ненавидел барон эфир воды, полностью ему противоположный, а уж ледяную воду и холод в целом… - Н-н-н-е с-с-с-о-о-ои-и-и-з-зв-в-оо-ооо-л-ли-т-е на-аназваться?!

6

Вот она, прекрасная пауза, за которой скрывается ещё пока неведомое развитие событий. Первая реакция была какой-то даже... разочаровательной. Столько пыла в начале, а теперь? Что это за удивлённо-унылая мордашка, подкрашенная ручейками растворившейся туши. Прямо таки дешёвая комедия, в которую Гробовщик сразу не поверил. И не зря, совсем не зря. Становилось немного интересней. И совсем не потому, что подмоченный барон запрыгнул на противоположный край бочки, демонстрируя Вестнику все свои телесные достоинства и недостатки. А потому, что в следующее мгновение начали топить. Вполне так искренне, от всей души с чётким намерением утопить в едва не закипавшей воде. Что бы обварить нормального человека, этой температуры вполне бы хватило, не говоря уже про яркие телесные впечатления чутка подваривающейся кожи.
- АААххррапа...! - Не забыв удивлённо, визгливо и болезненно вскрикнуть, Гробовщик пошёл на дно бочки, увлекаемый силой рук Лекса и его весом. Кары небесные слышал уже исключительно приглушённо, так что впечатлило не сильно, а и приходилось тратить силы на "пускание пузырей", растрачивая последний воздух в лёгких и не набирая новый, а так же, не слишком эффективно сопротивляться, размахивая "крыльями" и поднимая ещё больше брызг. Разок так специально взмахнул так, что бы вода оказалась во рту у душителя. Если он подавится ей во время свой речи, было идеально, но не свезло. Если бы не было настолько лень даже имитировать собственное утопление, то наглец бы уже куда-нибудь кувырком улетел, с удара ноги, например. И Вестник к этому был уже весьма близок, но их посмели прервать... На крики прибежала какая-то служанка, видимо юная и новенькая здесь, раз посмела вломиться прямиком в парную. Будучи за волосы извлечён из воды (за что уже даже почти хотелось сломать пару-тройку пальцев), человек уже не дышал. Скажем так, отключив дыхание и замедлив сердцебиение, уже прекратил любое сопротивление. Адепта огня видимо очень увлекло происходящее, так что даже после ухода служанки, вернулся к своему занятию, вновь погружая голову Гробовщика под воду. Может он бы и заметил пропавшее сопротивление, но... Нечто произошло, вновь всплеск воды и тишина. Снова тишина.
- Н-н-н-е с-с-с-о-о-ои-и-и-з-зв-в-оо-ооо-л-ли-т-е на-аназваться?! - Но на этот вопрос, ответа уже не прозвучало. Да толком и не слышал, будучи погружён в воду. Затылок неприятно ударился о внутреннюю скамью и это остановило дальнейшее погружение в весьма нелепой позе. Всё же бочка была не то что бы сильно широкой. Кожа порозовела аки у молочного поросёнка, а на плечах отпечатались более явственные, красные ожоги от ладоней пылкого барона. Глаза были широко распахнуты и смотрели лишь в пустоту, будучи подёрнуты дымкой, как у обварившейся в кипятке рыбы. Ну может слегка меньше. Нынешней температуры воды вполне хватало, что бы ослепнуть подобным образом, а сдерживаемая регенерация не компенсировала происходящее с телом. Прямо-таки настоящий труп, зависший в воде в раскоряку и на подушке из размётанных волос. В принципе, так тоже было неплохо. Прогрев был обеспечен экстримальный, но всё равно неплохо. А главное, раз так расслабился, теперь снова лень шевельнуться или даже дышать.

7

Ответа не последовало, но Лекс задумался об этом только спустя пару минут, когда его тело, наконец, управилось посредством Теплоты с последствиями купания в ледяной воды. Он был готов вернуться к своему визави и уже подозревал, чем закончилась его короткая вспышка деструктивных эмоций. Такое уже происходило множество раз, но как-то Иннос уберегал его от высшей точки кипения, после которой останавливаться уже было бессмысленно.

Вид плавающего тела в бочке не вызвал у Делеври никаких положительных эмоций. Вытаскивая его из воды и выволакивая (не без усилий и кучи потраченного времени) на пол парилки, Лекс уже раздумывал над тем, как ему придётся выкручиваться из сложившейся ситуации, и он совсем не был удивлён тому факту, что у беловолосого не прощупывается пульс. Ни по запястью, ни в зоне шейной артерии. Если у человека не прощупывается пульс, а у тебя нет в арсенале целительной магии или хотя бы доступа к электрическому разряду, которым можно вызвать сокращение мышц и реакцию, обратную парализации тела… не то, чтобы это было проблемой. Проблемой было то, как поступать с телом и…

Свидетель. Что будем делать с бабой? - холодный голос выбрался из глубины сознания, снова прочно укоренившись за рычагами управления личностью. Он всегда приходил, когда был нужен – и сказать точно, кто из них кто, Лекс или Александр, был «полноценным», а кто «инструментом», было уже нельзя. Очень давно уже было решительно непонятно… Свидетель, да. Фон Дермент стоял над телом свежесваренного нарушителя личного пространства, с самым умиротворённым видом, будто перед ним была выловленная из супа куриная грудка, и задумчиво сверлил безвольное тело взглядом. Туда же, куда и этого. – пришел ответ. Затем Лекс ненадолго вышел из парной – буквально на пару секунд, чтобы вернуться обратно прежде, чем там что-либо могло бы измениться.

- Ну, ничего не поделать… - Пробормотал себе под нос барон. В левой руке у него был нож, захваченный с доставленного девушкой-служанкой в главную комнату подноса. Его Делеври выдернул, какая ирония, из жаркого, так что на ноже остался небольшой слой жира. Но он уже испарялся, потому что нож стремительно нагревался под воздействием направленного на него Жара. Этому способу… Сокрытия улик Лекс обучился у одного из вынужденных знакомых отца, с которым имел неудовольствие быть познакомленным во время их визитов в иридиумские трущобы, когда молодого барона посвящали в тонкости «ведения дел» с сетью информаторов и прочих не очень чистых связей. Он мог бы сжечь тело целиком, но это будет довольно… Заметным действием. А вот если он разделает его на куски…

Нож в руке Делеври уже приобрел слабый малиновый оттенок, только кромка, деревянная ручка не пропускала большую часть жара, но дымилась - крови не будет, рассеченные сосуды оплавит сразу... Лекс этого не замечал, не способный получить от даже столь высокой температуры хоть какой-нибудь существенный урон, пока она была вызвана обычным источником тепла. Опустился на одно колено, придавив «тело» к полу другим. Занёс нож…

Сердце. Возьму сердце и кое-какие органы на опыты, пожалуй. Потом девчонка.
Разум отошел на второй план, вперёд выступило что-то жестокое и холодное.
Он просто должен за собой подчистить.

8

Чужие руки убийцы, не то что бы крепкие, подхватили безвольное тело в попытках выволочь его из бочки. Даже не стоит задумываться о том, сколько раз в ходе этого мероприятия мог удариться чем-нибудь ещё. Увы, но трупам обычно уже всё равно. Где-то в глубине души, можно было отметить радость свершившегося события, когда на полу можно было лежать спокойно. Ступенек там не наблюдалось, значит в худшем случае придётся ещё немного покататься по полу. Тем же временем, даже замедленная усилием регенерация, уже начала своё дело, медленно возвращая коже её нормальный цвет. Густой пар легко укроет от столь плавных и неспешных изменений, как и восстановление роговицы глаз, которые прикрыл ещё в процессе собственного вылавливания из котелка. Никаких терзаний и метаний не было слышно, словно всё именно так, как должно было быть. Удивляться действительно нечему, когда кого-то умышленно варишь заживо, но пока нельзя было сделать конкретного вывода о нарушителе покоя Вестника Смерти, что всего-лишь возжелал простых человеческих радостей. Прогреть свои кости в бане, например. Ничего не скажешь, пожелание исполнено, но излишне не комфортно. Так что же там дальше?
  - Действительно. Ничего не поделать. Возможно, один дворянин только что убил другого и даже был свидетель или больше. Ведь кто-то выдал ключи именно от этой комнаты. Придётся убить многих... И долго-долго объясняться и расплачиваться, если станет известно в роду убиенного. Ох, сколько проблем, сколько проблем... - Сложно было удержаться хотя бы от мысленного комментария к подобной "безвольной" фразе. Ничего не поделаешь, мясо переварилось, блюдо испорчено.
  Завонял жир, закипел, может даже исчез во всполохе огня. Кто-то ещё не наигрался с высокими температурами и крайним стал ни в чём неповинный труп. Разделать, сжечь? А может, он ещё и канибал? Страсти какие. В прочем, мало что удивило однажды павшего в низины людских пороков, которым подвержена столичная знать. Пусть и в не самой значимой роли, но от того довелось много увидеть и узнать. Что-то, а съесть его ещё никто не пытался. Из высших гуманоидных рас, конечно. Жар исходившего от металла добрался и до кожи, лезвие ещё не было опущено, но подобное ожидание вдохновляющим назвать не выйдет. Может... Может быть и было бы интересно, куда именно приведёт бездействие, но они ещё не были настолько тесно знакомы, дабы позволить столь личные действа.
  Едва колено беспардонно опустилось, колдун резко распахнул глаза. Это не было похоже на преднамеренное ожидание или выход из глубокого сна. Скорее, словно кто-то наконец-то вернулся в собственное тело и очень вовремя. Точный захват перехватил запястье наглеца, крепко и болезненно, тут же начав выворачивать, пока нож не звякнет о пол (месть за удар головой о бортик) и только тогда... Только тогда, можно будет наконец-то раскашляться, спихивая адепта и переворачиваясь на четвереньки. Излишки воды в лёгких не входили в обязанности регенерации без перевоплощения. Удалось их только немного подсобрать при помощи дара, да наконец-то избавиться, и то не сразу. Вариант с попыткой "добить ожившего" не исключался, так что всегда мог вдруг оказаться выпущен новый поток воды. Раз уж тут из-за прохладного душа убивают, то почему бы не мстить именно им? Если не возжелают смерти, то его счастье, никакой боевой магии даже ради шалости. Ещё отхрипеться надо напоследок.
  - Объяснись! Какого дъявола нужно было убивать?! - Изобразив негодование в паре со злостью, тут же первым набросился в словесную атаку, не то зашипев, не то зарычав. Главное, убедительно. А ведь хороший вопрос, интересный. Если перед Гробовщик не психопат-убийца. Там слова "зачем" и "почему" теряют свой изначальный смысл и вес.

9

В общем-то то, что труп может открыть глаза с видом «Э, ты шо?», Лекса нисколько не удивил и врасплох не застал – на оживающих мертвецов он насмотрелся на протяжении войны и за Чёрный Понедельник в таких количествах, что они перестали вызывать у него хоть какие-нибудь эмоции кроме недовольства. «Ну что? Опять ожил?»

Вот наличие у живого мертвеца полноценной моторики и знания о том, в какую сторону лучше всего провернуть человеческое запястье, чтобы пальцы разжались сами – удивило. Познания в анатомии живого мертвеца Делеври оценил по достоинству и бороться за право обладания ножом не стал, вместо этого заехав трупу по лицу свободной рукой, отвесив удар наотмашь в челюсть, воспользовавшись наличием на руке тяжеленного фамильного перстня. Правда, решение было спонтанным, а сам удар не совсем хорошо поставленным, так что эффект от него оказался так себе, проще говоря, никаким.

– Ты что, живой, что ли, зараза? – Сложно сказать, чего в этом тоне больше, облегчения от того, что не придётся разделывать труп, а то и два, а затем заметать следы в городе, или недовольства от того, что разделать всё-таки никого не удалось. Безумие заскреблось в миниатюрную дверку в дальнем уголке сознания – яростно пытаясь добраться до контроля за принятием решений. «УБИТЬ! УБИТЬ! УБИТЬ!» - колотится в ментальный приказ заткнуться. Секунду у Лекса отсутствующий взгляд, как у человека, который борется сам с собой. Затем концентрация огненного эфира поблизости немного спадает, а печь в парилке перестает быть похожей на кузнечное горнило.

–  Никто тебя не пытался убить… Притопили-то мы тебя всего-то слегка, кто же знал, что ты такой хрупкий окажешься? И вообще, вторжение в личные покои – а после приобретения номера именно таковыми они и считаются, дает мне достаточно прав для самозащиты, особенно в случае применения магии. – Сначала «мы», затем «мне», забавный переход. Лекс поднимается на ноги, выдергивает из деревянного пола нож, который не только воткнулся в него, но и благополучно обуглил дыру, которую проделал, заставив его остывать, и побыстрее. Правда, за нож придётся теперь платить – вид у него не товарный после накала.

– Тем не менее. Как, уважаемый, объясните мне отсутствующий пульс, дыхание и такое количество воды в лёгких без летального исхода для себя? – Тонкая иголка Протуберанца застывает на кончике указательного пальца, удержанной. – Скажем так, мой Орден очень бы заинтересовался этим вопросом…

10

- Вот оно что... - Наконец-то откашлявшись, всё ещё хриплым голосом молвил в ответ на то, что так сильно напоминало угрозу в такой странной ситуации. Дерзости ему точно не занимать. Что-то стали часто попадаться борзые юнцы, любящие искажать факты на своё усмотрение и свято уверенные в собственной правоте. Или юношеский максимализм всегда выражался в столь яркой форме? Вроде бы нет. - Орден, значит. - Поморщившись, приподнялся. Не торопясь, поднявшись сначала на левую ногу, затем уже на обоих и снова сплюнул остатки отхаркнувшейся воды. Сделав пару шагов, рухнул на ближайшую скамью и поднял свой не лёгкий взгляд на адепта. По крайней мере не пришлось с ним дальше драку затевать, хотя в ответ за удар по лицу, было бы неплохо снова что-нибудь вывернуть.
- Давай так... Теперь у меня нет никакого желания сочинять для тебя грустную историю, как и объясняться, - Всплеснув руками в жесте негодования, - Но видимо придётся хотя бы объяснить. Расскажу тебе как обстоит дело. Присаживайся и не маячь своими огнями. - Лицо человека оставалось пресным и строгим, будто бы он даже привык к подобным ситуациям. - Только что, было совершено покушение на жизнь не в ходе самообороны. Даже больше. Сначала, почти беспричинная угроза, затем убийство, путём удушения и утопления в кипятке созданном неким высокородным магом огня. Если ты хочешь назвать струйку холодной воды опасной магией, которая была применена что бы буквально лишь умыть привести в чувства, после начала нагрева воды в бочке, то флаг тебе в руки. - Поднявшись, маг выпрямился, воссоздав идеальную осанку, прищурился, поглядывая на "подсудимого". - Думаю Орден заинтересуется уровнем твоего самоконтроля после интересного доклада о покушении на жизнь агента. - Произнеся последнее слово, тяжело выдохнул и пальцами помассировал переносицу, проводе по бровям и переходя на виски, - Ладно. - Пауза и рука покинула лицо, - Теперь ключевая часть и самая неприятная. - Свежеиспечённый "агент", что сочинял эту историю буквально на ходу, припомнив одного своего знакомого. Следопыт Совух. Знакомство произошло при весьма любопытных обстоятельствах, да ещё и в компании его... Старшей по званию? Что тоже кстати была взрывной особой с впечатляющей силой пламени. Которых Вестник стал "подозревать" в работе на одну очень интересную организацию. Недолго побродив в поисках своего халата, наконец-то смог набросить на себя прикрывая наготу и выправляя волосы наружу. - Ввиду того, что бы происшествие не вышло за пределы этой комнаты мы сейчас познакомимся. - Вернувшись на "свою" лавку, продолжил вещать. Даже если были какие-то комментарии, которые умышленно проигнорировались. - Особая Императорская Инспекция. Позывной - Песец. При исполнении был ещё двадцать минут назад, после чего мне можно было спокойно продолжить "инспектировать" баню и наконец-то отдохнуть. - На явном слове скользнула ирония, видимо пытался таким образом пошутить. - Ключевое слово - тайная инспекция. Уж извини, что хозяева бань не в курсе, где я нахожусь и нахожусь ли всё ещё здесь. Как и то, что не успел представиться сразу и придумать достойный ответ вовремя. Я уже объяснил чего ради тут распинаюсь. Ты не болтаешь, что здесь кого-то видел и тем более не несёшь ту ахинею, что только что мной услышана и претензий не будет. - Устало взглянув в лицо барона, на выдохе добавил. - Хотя очень хочется. - Закинув ногу на ногу и водрузив подбородок на кулак, наконец-то подходил к концу повествования. - А что до моей прискорбной гибели... Надеюсь ты понимаешь, что я это всё рассказываю только потому, что здесь я и мой убийца? - Иным, вкрадчивым тоном, сделав уточнение как для не очень сообразительных, вернулся к теме. - А сигил фальшивой смерти у меня был только один. Спасибо, что теперь больше нет. Ведь его так легко заполучить. - Под конец не сдержавшись, инспектор всё-таки съязвил, адресовав очередной тяжёлый взгляд Лексу. Едва ли требовалось ещё больше слов, в том числе пустых вопросов о подтверждении услышанного. Если маг огня только психованный, но не идиот, сам догадается. Верить или нет, тоже дело его, но такая история настолько странная, что запросто может быть правдой. Если правда - то последствия будут действительно серьёзные. Стоит ли так рисковать? Ах, хотя да, он только что случайно в приступе гнева убил человека задушив и сварив в кипятке одновременно. Так или иначе, самой складной бывает ложь, ну а Вестник... Лишь подключил свою память и прочие навыки, дабы обыграть в своё удовольствие, наслаждаясь происходящим.

11

Лекс слушал объяснения своего визави очень внимательно, и не подумав даже с места двинуться, только слегка поворачивая корпус следом, чтобы держать в поле зрения. Естественно, заклинание тоже никуда с руки не делось – его конструкт только вращался в пальцах, незавершенным. Резко дергался, то туда, то сюда, будто желая вырваться на свободу наконец, сжечь, превратить чужие внутренности в обугленное содержимое горшочка с мясом, который забыли в печи. Да, звучало складно. Но, во-первых, какой именно «Орден» Лекс на сказал, символов Министерства при себе у него не было, почему неизвестный сделал ставку на «самоконтроль»? Если бы он решил, что Делеври говорит о Церкви Инноса, то не стал бы стращать «проверкой пригодности», посколько у служителей Огня ярость, наоборот, поощряется, и не только праведный богословский пыл… Значит, выбрал самое очевидное.

Во-вторых – назвал позывной. Зачем? С работой Особой Инспекции Лекс был знаком слабо, но, если бы он был агентом, под прикрытием, на задании (тем более, «совсем недавно») или на конспирации, он бы вообще предпочёл избегать упоминания о своём роде деятельности. Поэтому – зачем? Надежда на «взаимопонимание» Министерства и Инспекции, как двух государственных организаций? Сложно сказать. Пожалуй, именно в момент, когда прозвучало это «Песец», Делеври почувствовал укол интуиции, подсказывающий ему, что что-то тут не так чтобы чисто… Всё же, у него был богатый опыт работы с сетью информаторов – отец хорошо натаскал его, и как лгать, и как раскрывать ложь тоже. К несчастью, «читать» людей, как отец, научиться Лекс не успел.

Этот взгляд… Он ведь не был таким, да? В самом начале их вынужденного знакомства. «Песец» добавил себе его позже, а поначалу, тогда, у бочки… Ах да, еще он сказал, что «номер оплачен и занят», а теперь заявляет о том, что «хозяева бань не в курсе». Лекс перехватил очередной взгляд блондина – на него самого эта тяжесть не оказывала ровным счётом никакого эффекта. Для него самого было нормально так смотреть на людей – постоянно, при чем, а не только «по необходимости». Да, это, скорее всего, личина. Искусственно созданная личина, вот прямо сейчас, а, может, и заранее. Или нет. Он не был уверен – не мог точно определить, не хватало навыка. Но вот о чем Делеври не думал вовсе – так это о «последствиях». Обычный человек бы, наверное, точно позволил своему разуму сфокусироваться на чём-то вроде « о Иннос, я только что не убил инспектора и теперь, наверняка, мне придётся ждать, когда за мной придут! Будет лучше, если мы договоримся…» Обычный человек бы спасовал, наверняка, дал бы страху перед «последствиями» вырасти.

Лексу было всё равно и решительно наплевать на «последствия». Во-первых, его самого было целых два, и обе части сознания пришли к выводу, что всё прозвучавшее – ну или большая часть, как минимум, иллюзия.

– Ложь. – Резюмировал Лекс, растягивая губы в злорадной ухмылке, окончательно начавшей напоминать плотоядный оскал. Просто чтобы поглядеть, как переменится чужой взгляд. Его собственный выражал только желание сжечь своего собеседника на месте. В пепел. В прах. И вместе с банями. И со всем городом. Весёлые, безумные желтые искорки пиромании в тёмно-синих глазах. – Впрочем, мне плевать. Если инцидент исчерпан и мы можем перейти к более-менее человеческим удовольствиям, чем попытки порвать друг другу глотки. – Мигает, прикрыв глаза на пару секунд, когда открывает вновь – безумия во взгляде уже почти не плещется. Так, на самом краю обозримого, так сказать, сознания, во взгляде. – Предлагаю всё-таки нормально выкупаться, выпить и поглазеть на служанок, а может и не только. Больше меня ничего не интересует, кроме, конечно, «сигила смерти». Слишком дорого даже для инспектора… А еще чего-то с твоим телом не так. Хотя от тебя, безусловно, не несёт какой-нибудь запретной дрянью – так что ладно, хрен с тобой.

12

- Верно! Что-то. - Снова прищурившись, Гробовщик растянул губы в улыбке, кратковременной, примерно как случайный летний снег. Если уж играть, так продолжать. Пожалуй, некоторые агенты действительно специализировались на игре и что им стоило рассказать якобы правду, на ходу создавая прикрытие? Или полуправду, что ещё лучше работает в отдельных случаях. Столь же скоро архимаг был готов воздвигнуть мгновенный щит сил пустоты, требовавший теперь лишь желания. Пожалуй, самое верное, что сказать (или только подумать), так это про сомнительное психическое здоровье "собеседника". Скорби разума всегда были самыми страшными недугами. Если не брать в расчёт эффект эпидемии, то даже чума порой не так страшна для отдельного человека. Хотя... Безумие тоже способно к распространению.
  - Инцидент останется здесь... - Приложив ноготь к виску, слегка поправил заявление барона, - До поры, до времени. - Пожалуй, это будет сейчас последним напоминанием. Вроде как наш маньяк чутка остыл, буквально и фигурально. Может всё-таки осознает, а может и нет. Дальнейшее предложение, как ни в чём ни бывало предаться земным удовольствиям, да ещё в компании, словно хорошие знакомые, окончательно убедило, что здесь у кого-то не все дома. Нет, человеку делавшему заметки и даже около научные записи о скорбях разума, свойственно выражаться - расстройство личности. Так легко переключиться после свершения самого настоящего убийства, которое вроде бы и осознал уже, а вроде и не особо. Ведь вот он - Песец, живой. Но стрррраный. Кто бы говорил. Гробовщик не удержался и откровенно хохотнул, не затягивая это удовольствие.
  - Даже не сомневался, что тебе будет интересно, но увы. - С трудом заставил себя перестать ухмыляться, разве что глаза продолжали посмеиваться - Как говорится - секретная информация. Раскрытию не подлежит. - Вот это было уже более похожим на правду для кредо агентов. Объяснения не требуются. Про сигил мог запросто сочинить отвлекая внимания, а на самом деле... Могло быть нечто иное. Как и обман разума. Ох уж эта магия разума, настолько же страшна, как его скорби. Гадать можно долго. - А с моим телом всё полном порядке, спасибо за беспокойство. - Теперь он сарказмировал ровно как Совух, с абсолютно серьёзным лицом. Занятное замечание про "запретную дрянь". Видимо это ещё один пунктик сего мага огня, стоит запомнить.
  - Кстати про служанок. Не боишься,.. - конечно нет, но словесное выражение сложно выкинуть, особенно, когда оно так и напрашивается, - ...что свидетельница уже всё разболтала? Или скажем, что у нас игры такие? - Хмыкнув, сцепил руки в замок, а взгляд перевёл на успокоившееся пламя в печи. Свежие поленья почти превратись в угли слишком быстро. Что поделать, пламя не щадит никого, даже себя. Выгорая.

13

– Что она могла разболтать? Что один полуголый мужик усердно топил кого-то в бочке с горячей водой? Ну что же, когда долг заставит её сунуться в мой номер еще раз, она сможет убедиться, что все живы и относительно здоровы. – Лекс недовольно фыркнул, почесал один из шрамов на оголившемся боку, оправил тунику и занялся тем, что заново растапливал банную печь. Прислуга бы с этим провозилась довольно долго, но этот справился так, без затей напихав в очаг дров и заставив огонь разгореться с новой силой, при помощи магии.

Затем в позе его что-то переменилось, неуловимо, но всё-таки заметно, во всяком случае, для стороннего наблюдателя, знающего, что искать. Жестикуляция, мимика, жесты, взгляд, походка – всё это отличалось – неуловимо, едва, но всё же. Дермент теперь ненадолго покинул парную, выйдя в общую комнату, чтобы, во-первых, бросить нож обратно на стол, на блюдо, из куска мяса на котором сей инструмент и выдернул, а во-вторых, прихватить с собой бутылку вина. Александр и так чувствовал себя достаточно уставшим, а после эмоционального всплеска у него еще и разболелась голова, так что алкоголь… Ну да, он мало чем мог помочь. Но мог хотя бы накинуть на головную боль слабую дымку опьянения – хотя, конечно, чтобы хоть сколько-нибудь захмелеть этой бутылки бы не хватило и целиком.

Вернувшись обратно, первым делом, проинспектировав бочку с ледяной водой и презрительно чего-то пробормотав про холод и мокрые сапоги, барон пришел к выводу, что в бочку с уже горячей водой он не полезет, пусть там плавает этот вот, а разогреть до удобоваримой (какой каламбурчик) температуры сколько-то литров воды для него труда не составит. Учитывая, что «удобоваримой» для фон Дермента была температура, в которой нормальный человек вряд ли смог бы с комфортом высидеть, конкуренции он не опасался, а потому через пару-тройку минут уже восседал в своей «ванной», в клубах пара и с полотенцем на голове.

– Выпить не предлагаю. – Ехидно и не без сарказма. – А не то еще решишь, что я пытаюсь травить, предварительно приняв антидот, чтобы лишних подозрений не вызвать. Агенты-то, вроде как, все немного параноики? Так что в следующий раз, как появится прислуга, изволь заказывать у неё сам. Так и быть, за счёт Ордена. В пределах разумного, конечно, мне-то ведь еще обратно ехать, в этой дыре я проездом и только из-за дождя. Грёбаный ливень, вода в реке поднялась так, что по переправе проехать почти невозможно.

14

- Всё так, или побоялись статусного гостя. В любом другом случае, здесь давно бы оказались местные вышибалы или стража. - Так что, получалось примерно так, как было сказано человеком. Отложили увиденное до выяснения обстоятельств, когда потенциально помогать уже некому, но как бы совсем молчать тоже нельзя, наверное, вдруг ещё решат уплатить за молчание. Это уже зависело от моральных устоев хозяина сего места, а этих устоях можно легко засомневаться. Столь же легко, как в терпении адепта огня, решившего растопить печь столь грубым способом. Почти раскалённый пар был явно за пределами нормы для комфортного отдыха простого смертного, не являвшегося магом огня. Либо особой стойкостью к температурам, как наш загадочный агент императорской инспекции. Магия воды, природы или бес знает что ещё.
   Продолжая флегматично поглядывать за своим убивцем, Вестник прикидывал свои будущие действия. Можно было как удалиться и поискать для себя иное, уединённое место для отдыха, либо остаться, на что согласие вроде бы уже высказал. Высказал, не став отказываться. Как и всегда, редко отказывался от компании. Да и когда ещё доведётся понаблюдать за подобной личностью в мирной обстановке.
   За время отсутствия адепта, инспектор и не сдвинулся с места, видимо в чём-то подозревая пляшущие язычки огня на трещащих от жара дровах. Ни за что бы не поверил, что этому человеку всё ещё холодно или настолько глубокая неприязнь, что одних лишь воспоминаний хватает для иллюзии физических ощущений? Жаль порядок маловат для создания льда и действительно холодных температур. Или не жаль. Всё как-то слишком лениво, снова. Бочка для контрастного купания была подвергнута нагреву и осквернена сама её суть. Покосившись на своё первое пристанище, человек явно не испытал никаких радостных эмоций, едва заметно вздрогнув, моргнув и отвернувшись. Нет, он ещё слишком трезв, что бы лезть обратно в бульон, где недавно сварился.
- Все. Немного. Не параноики долго не живут. Перестаравшиеся тоже. - Рука, словно машинально, дёрнулась к шраму обвивавшему руку. И не только руку. Во время прогулки за туникой можно было всякого насмотреться, а следили за чародеем весьма внимательно. Шрамы буквально обвивали всё тело и не удивительно, что такие рубцы могли отозваться ноющей болью, после излишних температур. Гробовщик даже не задумывался над жестами и реакцией, они отпечатались где-то глубоко в памяти, когда тело было обыкновенным и живым. Сейчас же, лишь проявились, ввиду призрачной необходимости отыграть их. - Славно. Значит вторая бутылка будет за счёт Ордена. - Встрепенувшись, наконец-то поднялся, отклеиваясь от лавки. Почти буквально. Промокший халат потяжелел, доставляя больше дискомфорта, нежели что-то прикрывая. И зачем вообще решил нацепить? Стоило оставить для выходя в общую комнату. Может маг огня любезно высушит потом, если спалит ко всем демонам, просто из вредности. Минув свой котёл, прошлёпал в дальний конец комнаты, где-то в углу нашарив бутылку. Не совсем то, что хотелось, но вино в запасах этой купальни было куда лучше, чем иные более крепкие напитки. Какой молодец, какой предусмотрительный! Немного манипуляций с эфиром природы и из пробки выросла рукоятка. В следующую секунду, агент без стеснения приложился к бутылке прямо из горла, дегустируя дорогое вино самым непристойным образом. А как же бокал и дать ему "подышать", ох, сердечный приступ аристократических манер.
- Гадость, слишком тёплое. - Стерев лишнюю каплю с губы костяшкой пальца, с прискорбием вздохнул и был вынужден снова скапливать водный эфир, дабы охладить бутыль. При том, умолкать и не подумал, - Так вино ты тоже пьёшь горячим? Не самый плохой вариант, если добавить специй. Правда, котелок у нас только литров на пятьсот. Самое то, для дубовой бочки молодого вина. - Гробовщик продолжал иронизировать, но с всё менее серьёзным видом, будто пара глотков уже успели ударить в голову. Махом и беспощадно. Но не настолько, что бы вернулось желание лезть в бочку. А вот праздно шататься по бане, это запросто.

15

– Учитывая, насколько плохо у меня обстоит дело с возможностью захмелеть, я обычно просто жру его, как не в себя, хоть горячим, хоть холодным, хоть со специями, хоть без. Главное, чтобы приглушить ненадолго это дерьмо в моей голове. - Недовольно отозвался Лекс из своей бочки, уже, судя по всему, опустошив бутыль - та плавала кверху дном совершенно спокойно, оставленная на произвол судьбы, а тот, кто её выпил, погрузился в воду почти до уровня глаз. Ни намека на хмель во взгляде.

Алкоголь, да. Он несколько приглушал постоянное давление на разум, которое оказывало постоянно тлеющее в нём безумие. Заволакивал сознание лёгкой дымкой, через которую тому было сложнее пробиться. Лекс обнаружил этот факт ещё в Аклории и с тех пор почти всегда носил при себе фляжку с разбавленным водой вином... С тех же пор он перестал постепенно полностью пьянеть, пока вообще не утратил эту возможность, если не принимать во внимание крепкий алкоголь, который все еще мог в должном количестве свалить Делеври с ног. В должном количестве.

Тем временем, дверь в парную опять приоткрылась, последовал короткий стук в доски, и только после этого, наученная горьким опытом, девушка-служанка заглянула внутрь, ожидая, судя по взгляду и напряженному выражению лица, ещё одну сцену торжества какой-нибудь содомии. Однако всё было теперь вполне обычно и, уведомив, что заказанное скоро будет готово, прислуга ретировалась вновь, явно не слишком доверяя странным гостям, которые творят всяческие непотребства уже друг с другом, не дожидаясь даже, собственно, первой перемены блюд. И, судя по звуку шагов, явилась она в этот раз не одна, а в сопровождении ещё как минимум кого-то одного.

– Вот ведь... Какие нежные пошли, ты смотри. Новенькая, что ли... - Делеври снова более-менее стал видимым, кажется, усевшись на бортик в бочке под водой. Стянул с головы полотенце, развернул его, принявшись наматывать его на манер чалмы. – Тем не менее, раз скоро будет готово, нужно выбираться в жестокий и холодный мир предбанника и отужинать. Любезно предлагаю присоединиться.

16

- Какая знакомая история. И не только про алкоголь. - Хотя откровенно казалось, что человек резко повеселел, совершив ещё пару глотков на пробу приемлимости температуры напитка. Случайно переморозить тоже будет лишним. Подобное откровение будет не слишком удивительным если пользоваться логическим мышлением. Агенты не редко "натаскиваются" на яды, в зависимости от специфики работы. Но зачастую, организм привычный и укрепивший себя привычкой к ядам, спасёт и от банального отравленного клинка. Конечно, иммунитет вырабатывается индивидуально к разным типам, но в этом магическом мире существует и алхимия, чьи безграничные возможности могут творить с телами живых всякие страшные вещи. Или Песец сам был алхимиком с привычкой к токсинам ввиду частого употребления.
Откровениями на счёт дерьма, Вестник уже не стал делиться. Что в виде нынешнего дерьмеца, что через призму воспоминаний о прошлом, где знакомство с "веществами" было довольно плотным. Причина совершенно иная, но была.
- Хах... Так ты осознаешь, что у тебя расстройво личности? - сопроводив вопрос усмешкой, просто не мог его не задать. А барон первым сделал шаг на пути к подобному разговору, даже если не долгому.
Свою бутылку испил не столь быстро, как адепт растворивший в семье почти литр алкоголя в несколько глотков. К чему спешить, раз не опьянеть, то остается только вкус. Великое благо, что он вообще был в посмертии, как и прочие ощущения. В бочку тоже не полез, используя объект как подпорку для своего тела, которому надоело стоять ровно вертикально. Да и гостей приятней встречать в расслабленной позе, чьи души оказались у дверей их купальни, пересекли залу и остановились у дверей парной. Не сразу, но раздался стук. Вестник молчаливо перевел взгляд на показавшуюся голову девушки. Недавно удушенный уже приговорил половину бутылки лучшего вина их заведения и не проявлял ни единого признака плохого самочувствия. А ведь пар был всё ещё излишне горяч.
- Может наоборот "старенькая" и решила быть готовой ко всему. Кстати, а что ты заказывал? - Нахлебник и не думал сдаваться или отказываться, отрабатывая свою роль невинно пострадавшего.
В предбаннике стоило появиться в более приличном виде, значит, снова придется прибегнуть к воде. Неспешно выплыв из парной на пару с бутылкой, отправился в сторону бассейна с водой всё ещё не прогретый до температуры кипения. Возможно, это не надолго. Прошлепав босиком и без стеснения оставляя за собой мокрые следы, приступил к осуществлению. Снова, из-за низкого порядка, это займет какое-то время. Собрать всю лишнюю влагу из ткани туники и волос, ныне делавших мага похожим на русалку выброшенную на берег. Или что-то менее приятное глазу, чем русалка.

17

– У нас… - пауза. – …меня не «расстройство личности», у меня «искусственно созданная личина, оформившаяся в самостоятельную личность». Помимо прочего, конечно. Нас двое и каждый из нас хорош в чём-то своём. – Лекс (или всё-таки Александр?) присовокупил к своим словам горькую усмешку, призванную проиллюстрировать то ли иронию высказывания, то ли действительность, не самую счастливую, в общем, так сразу и не поймёшь. Еще немного помариновавшись в бочке и решив, что уж теперь-то воспаление лёгких ему не грозить, фон Дермент, наконец, выбрался из воды (что важно, не забыв вытащить плававшую сиротливо бутылку) и направился на выход из парной.

– Много чего заказывал. – Лекс оглянулся через плечо, сощурившись,  прежде чем посторониться и пропустить «агента» вперёд себя, чтобы унять огонь в банной печи, дабы не оставить после от бань случайно выгоревший остов, и только затем вышел в общую комнату тоже. Взглядом отметил, что вещи, которые он наказал обслуге вычистить, уже принесли, оставив у входа – тяжёлый плащ с заколкой в виде символа Lex предательски был помещён поверх остальной одежды. А ведь хотелось еще немного потретировать «Песца» на тему «а какой у меня Орден, агент»? Орденов ведь может быть много… Но теперь эту возможность пришлось отбросить.

Впрочем, горевал Делеври не так чтобы долго. Пара небольших столиков у бассейна уже была накрыта, что называется, на все деньги (на все деньги, которые барон уплатил вперёд). Несколько бутылок вина разных сортов (как минимум одна – вполне достойной выдержки и винодельни), а так же алкоголя куда крепче, фрукты, жаркое, произведения местной кондитерской. Купальни могли многое предоставить своим гостям, в том числе и из заведений по соседству…

– Да, много чего. – Еще раз ответил на тот же самый вопрос Лекс, прокомментировав ворвавшуюся в номер стайку смешливых и явно уже познакомившихся с вином девушек числом три, искрящихся любовью к жизни и, кажется, пусть и смутившихся в первые мгновения тем фактом, что в указанном им номере людей всё-таки двое, а не один, но, после беглого изучения обоих блондинов, решивших, что оба те «вполне ничего», о чем не постеснялись заявить прямо, и уже захватили бассейн с водой, попрыгав в него, разбрасывая вокруг водяные брызги. Впрочем, в воду отправились только две, третья сейчас передавала барону маленький резной футляр.

– Будьте милосердны с нашим незапланированным гостем. Мы знакомы совсем недавно и я пока не могу поведать о его… Вкусах. – Судя по всему, эти четверо, считая барона,  уже были между собой представлены, как минимум. – Меня, кстати, зовут Лекс. А им представляйся сам…

Отредактировано Leks Delevry (2019-02-12 21:04:57)

18

"У нас не расстройство, но нас двое". Более чем достаточно, что бы подтвердить наличие скорби разума, которую всё-таки... Отрицал? Удобней и надёжней для собственного рассудка, построить иной фундамент, который будет иллюзорно поддерживать собственный разум. Как иначе. Даже если всё началось просто с искусственной личины. Всё где-то и когда-то начинается, прокладывая себе путь. В том числе безумие. С самых безобидных вещей, подтачивающих мысли.
- Любопытно... Это связано с даром или иное? - Среди магов огня не редко встречались безумцы, факт, довольно известный, исследованный, много было рассуждений на эту тему в магическом сообществе. В остальном... Интонации барона, с которыми тот поведал сию грустную историю, не способствовали желанию как-нибудь подначить и ответом стала почти синхронная, горьковатая усмешка.
- Много чего. - Очень информативно. Скоро узнает, а пока Вестник занимался осушением собственных скромных одежд, создававших неуловимый минимум приличий, взору предстал иной интересный объект. LEX PREORIA - металлическая заколка в виде известного символа подразделения Министерства Магии. Не сдерживая естественные, внутренние позывы, Гробовщик скривился как от самого кислого лимона. Этого жеста адепт узреть не смог, будучи пока занят усмирением стихии, да и лицо не было обращено к парилке. А вот провокационные услышал, как только вышел.
- Психопат среди мудрецов Министерства. Как иронично, но я даже не удивлён. - Резко обернувшись к юноше и осклабившись, тут же добавил. - Всё никак не отойду от впечатлений. Собственная смерть очень бодрит. - Поправив одежку на плечах, завязал пояс, добавил градус зубастости ухмылки и отвесил полный серьёзности поклон, уважаемому сотруднику Министерства. Теперь не должно было возникнуть ни единого сомнения об отношении сего "агента" к Министеству Магии. К счастью, дальнейший цирк будет прерван явлением девочек не отягощённых обилием одежды. Хорошо живёт орден, раз у его служащего хватает командировочных на такую роскошь. Яства, три совсем не дурных, чистых шлюхи и... О-о? Неужели, наркотики? Таинственная коробочка заинтересовала сразу и чародей поспешил "сунуть нос" для подтверждения мысли. Как только Лекс её откроет. Если там окажется страшно редкий трюфельный гриб, то разочарование будет непостижимо глубоким.
- Любопытные услуги оказывает это заведение. Стоит запомнить... - Всегда может случиться такая ситуация, что нужно припомнить грешки конкретному дельцу, будучи подобным представителем. Якобы простить в обмен на нечто более ценное, то есть информацию. Это же работает как-то так? - А девочки... - Прищуреный взгляд скользнул по дамам, не долго задержавшись на каждой, - Могут звать меня Отто. Впрочем, и ты тоже. - Воссияв любезностью, пока двинулся к одному из столиков, прихватить кубок для своего недопитого вина. Раз теперь есть посуда, можно насладиться напитком в полной мере. Присмотреть то, что по крепче и цапнуть три миниатюрных пирожных. Одно для него, два для девочек уже удобно располагавшихся рядом.
Неожиданно, но этот вечер определённо налаживался!
- А знаешь, неплохо. Если бы не долг, - Родине? Служба? Уточнять в присутствии самого болтливого контингента, совсем странно, - Я бы тоже к вам пошёл. Явно золота больше водится. - Пирожные были предложены, а сам Гробовщик пока планировал пристроиться у стола на подушках, в женской компании, разумеется.

19

- Психопат среди мудрецов Министерства. Как иронично, но я даже не удивлён.
Убей! Сожги! Но ведь прав… Пра-ав… Всё равно сжечь! Лекс нервно дёрнул плечом, скривившись, мол, а чему удивляться, будто не знаешь, «агент», какая политика проводится Министерством, если, конечно, хоть что-то знаешь о нём вообще, кроме слухов, большей частью распускаемых самой организацией.

– А чему удивляться? Возможно, мой Дар во многом исключителен. Достаточно исключителен, чтобы закрыть глаза на небольшую нестабильность моего рассудка, тем более, столь типичную для магов моего элемента? У меня были хорошие учителя и хорошие рекомендации. – О том, что при поступлении на службу фон Дермент перепрыгнул первую ступень и начал со второго ранга снизу, барон решил умолчать, чтобы не добавлять себе вящей исключительности сверх меры, а то мало ли.

Ненадолго внимание Делеври было привлечено, собственно к шкатулке, которую ему передали в руки, и он позволил сунуть в неё нос и «Песцу» тоже, а впоследствии, как выяснилось, Отто. Хотя Лекс был уверен, что и это имя тоже фальшивка. Но, так или иначе, внутри шкатулка была проложена мягким бархатом, на котором покоилась узкая вытянутая трубка, с маленькой чашей, и еще одна коробочка, тоже резная, в которой пряталось несколько «горошин», свернутых из табачных листьев. Что-то Отто подсказало, что это далеко не обычный табак, как можно было бы подумать. 

– Золото есть у тех, кто работает. – Осадил сказку про «долг» Лекс, фыркнув, прихватив с собой небольшую чашу, квадратную и пузатую бутыль грога, поднос с фруктами и примостившись рядом со своим новым знакомым, расположив всё награбленное у стола между ними. «Девочки», вьющиеся вокруг, откуда-то натаскали подушек и пуфов, видимо, с низких диванчиков там, у столиков, и сейчас занимались тем, что стремились устроить своих подопечных полулежа на этих импровизированных ложах, раз уж те не воспользовались нормальными сразу. Лекс этому, собственно, не особо сопротивлялся и уже через полминуты девушка, на коленях у которой и устроилась баронская седовласая голова (седой, не просто «блондин», стало ясно на куда более ярком свету парадной), подала тому мундштук трубки, которая уже слабо курилась тонкой струйкой сизого дыма.

– Один этот вечер будет мне стоить целого месяца копания в бумажках и курьерских поручениях, как вот это, в проклятый дождь. – Барон прикусил мундштук трубки зубами, затянулся, обратно дым не выпустил, как это делают курящие, оставил в лёгких, только затем – выдохнул тонкую струйку. Трубку уже отнесли в сторону, предложить второму гостю. Дермент пока выковыривал из бутылки зубами пробку. – А всё почему? Потому что служба - она сволочь.

20

- Небольшую... Это он называет небольшой нестабильностью? Из-за дурного расположения духа кого-то зажарить. Совсем небольшая, почти незаметная. Особенно, если тщательно сжигать трупы и закапывать обгоревшие кости. - Статистики смертности не ведал, как и частоты подобных вспышек ярости, которые не мог подавить, так что, вслух только неоднозначно фыркнул. Достаточно выразительно, что бы отразить жест по каждому пункту, начиная от небольшой нестабильности, заканчивая учителями и рекомендациями.
Сколько бы не сарказмировал относительно "убийств", будь то вслух или мысленно, на самом деле, от этого человека не ощущалось подобных вещей, сколь бы не велика была склонность. Те, что бредут по колено в чужой крови, всегда несут на себе отпечаток этих смертей. Словно въевшийся в их души и образы. Не буквально, ни о какой точности и фактах речь не шла, лишь личные ощущения Вестника, основанные на впечатлении, знаниях, жизненном опыте и... может быть капля сверхъестественных чувств существа столько сильно связанного со смертью. Так казалось. Если, как оказалось, Лекс и убивал, то не похоже, что это у него в привычке.
- Месяц... Про месяц копания в бумажках и посыльного - могу поверить. Звучит ужасно опасно, с постоянным риском для собственной жизни. - Не упустил возможности подчеркнуть разницу их работе, предполагаемой работе агента. Хотя, как Вестник, бывало попадал в не самые удачные стычки с нежитью, где доводилось лишиться конечности, а то и парочки. Или вовсе физического тела. Совсем не смертельно, но очень неприятно. Гм, как и сегодня. Инспектор попавший под раздачу едва не помер, так и не отдав сполна свой долг родине.
Пренебрегать предложенной трубкой не стал. Жаль, что сие "волшебное зелье" сможет ощутить примерно никак, слишком слабо, что бы проняло хотя бы на мгновение. Это относится ко всему, в чьей основе нет алхимического содержимого. Токсин всё равно будет выведен очень быстро, но поверхностный эффект будет. Или... Правда будет? Нет, вряд ли, от такого наш огненный маг не долго будет оставаться в сознании, даже будучи снабжён привычкой, как к алкоголю.
- Ладно, ты прав. Я лукавлю. Дело не в деньгах и не долге. Министерство Магии отвратительно. Как бельмо на глазу. Могущественная. Слишком могущественная организация, которая бесстыдно тянет руки ко всему и вся. - Свой столичный дом, который они посмели захватить, присвоить и сделать из него склад - до сих пор не простил и не простит. Мало того, что приходится избегать лишних разговоров, но какое право имели захватывать чужую собственность?! Это лишь личная драма с нотками трагикомедии, но приятней от того не становилось. Как и общее впечатление, - Прямо в сердце Империи и её ключевых городах. Организация, которой едва ли есть дело до самого государства. Деловые отношения. А они не надёжны. - Хмыкнув, тут же добавил, - Как и многое другое. Но... Для отдельно взятого мага, отсекая последствия, обязательства, порой, нравственность и прочее, прочее... Особенно, для исключительно одарённого мага, они могут дать очень многое. В итоге, ожидая взять ещё больше. Деловые отношения. - Совершив уже вторую затяжку, закончил свою мысль. Со стороны Вестника, эта тема себя исчерпала. Если только пылкий что-нибудь весёленькое не подкинет. - Личное впечатление, конечно. Основанное на фактах, наблюдениях и паранойе. - Вещал он это всё без какой-либо особой эмоциональной окраски, словно будничное повествование не самой скучной истории. Порой, вставляя невесомую улыбочку, столь естественную для облика.
За беседой, потерявшей свою остроту, ввиду уже не первой провокации, да и куда более слабой, не забывал о собственном комфорте, что так любезно был предоставлен. Устроившись в объятиях пары повисших на плечах девушек, вальяжно расположился на манер лигийца. Уйма подушек, низкие столики, фрукты, напитки - тому способствовали, а курительная трубка, кочующая меж женских рук и вовсе создавала атмосферу определённых восточных заведений.

21

– Министерство Магии… - Лекс помолчал, соображая, следует ли знать этому «агенту», в «агентурность» которого он всё равно не верил, то, что скажет дальше. – Межмировая организация, всё-таки. Это огромный механизм, который, естественно, в виду своего размера совершенно несовершенен. Это неизбежно… Отто. – Барон наполнил чашу грогом, почти полностью, приглядываясь к цвету напитка, понюхал, поморщился и в несколько крупных глотков оставил чашу практически пустой. Покосился на фрукты, решая, стоит ли ему закусывать, решил, что явно не сейчас, начал наполнять чашу снова.

– Если бы каждое дело рассматривали Звёзды, если бы каждый мелкий случай попадал в поле зрения титанов, на которых Министерство стоит, возможно, всё было бы чуть по-другому. Однако, во-первых, Министерство в целом делает своё дело – пытается не допустить магического коллапса отдельно взятого мира, этого, например. Наиболее… Ужасные вещи, конечно, оно вполне способно оставить под колпаком. На это уходит львиная доля ресурсов. Всё остальное… Сколько магических преступлений, по-твоему, совершается ежедневно только в центральной провинции Мистерии? Думаешь, верхам до этого есть дело? Просто цифры в общей статистике. Управляй ты чем-то столь огромным и неповоротливым, твой цинизм и критическое отношение быстро бы выветрились. - Лекс немного помолчал, потому что до него опять дошла очередь прикладываться к трубке, от чего Делеври отказываться в общем-то не стал, так что пауза растянулась на полминуты почти, в течение которых фон Дермент разглядывал потолок, то ли с мыслями собираясь, то ли переживая путешествие за грань собственного восприятия в погоне за драконом. «Трубочное зелье», кстати, не вызывало особых телесных ощущений, но вот восприятие могло покоробить знатно, пусть и ненадолго… Под его воздействием можно было бы увидеть, пожалуй, и финальную в своей жизни Истину.

– Лишь единицы среди Арбитров и Министров всех мастей занимается чем-то стоящим, использует свой потенциал для службы Империи. В основном, это касается тех, кто начал свой путь в организации с самого низа и родом отсюда. Среди Мудрецов своей Коллегии, пожалуй, только я, да еще пять-десять человек по-настоящему беспокоятся о Мистерии. Возможно, однажды нам удастся склонить Орден к тому, чтобы заниматься чем-нибудь еще помимо борьбы с ужасными магическими катастрофами, культами и инопланарными вторжениями, о которых никто не узнает, и, возможно, когда-нибудь мы научимся делать это даже успешно, но пока что пусть все считают нас… тем, чем принято считать. – Делеври ухмыльнулся, показывая, насколько далёк его собеседник от понимания общей картины внутри Министерства и насколько далёк от неё он сам, поскольку анализ строил свой и всё сказанное на основании, большей частью, личного опыта и разговоров да пересудов, пусть и недоступных «непосвященным». – Министерство само создало себе такую репутацию, намеренно совершая нелицеприятные поступки. И будет её поддерживать. Это – один из внешних щитов обороны. Хорошо, что к нам, членам Ордена, у народа отношение хотя бы получше и хоть каким-то уважением мы пользуемся.

22

- Общая картина... - Нарочитая пауза, сопровождавшаяся созерцанием стены смежной с другим номером, - ... Вполне известна. Как бы ни был неуместен мой цинизм, слышать столь идеалистичные речи тоже неожиданно. Всё всегда начинается с благих намерений. - Ох уж эти сказки про звёзды и заботу. Да, они это делают, но сколько бы с ними ни сталкивался, целью всегда оказывается приумножение собственных возможностей. За каждым делом.
- Моя деятельность тоже охватывает магию и магические преступления, хм... В некотором смысле. Так что осведомлён неплохо. И с ситуацией. И с ужасающей жертвенностью ордена. - Спорить или развивать тему о благих и отвратительных деяниях сего кружка по интересам, совсем не хотелось. Было оно чем-то из разряда бессмысленно скучного. Запас своих провокаций на связанную с этим тему уже успел истощить и разочароваться, ввиду слишком уж пресной реакции, на фоне недавнего убийства за холодный душ. Интересно, Вестник Смерти относился к инопланетарному вторжению, культу или магической катастрофе?
Тем временем, пристальный интерес к "стене" не пропадал, был лишь разбавлен долей внимания к самому крепкому спиртному, что можно было здесь найти и парой очаровательных улыбок адресованных распутницам. А предмет интереса растерянно озирался, то появляясь, то исчезая рядом со стеной. Видимо, тело оказалось привалено к ней, с противоположной стороны. Пропустив очередь на затяжку чудесным и бестолковым зельем, припал к наполненному бокалу, всё рассматривая не самую приятную человеческую фигуру. Ещё и голую. На момент смерти отпечатывался образ тела, почему-то включая себя наличие или отсутствие одежд. Пройдёт время и образ размоется, (если душа задержится), а пока... тучная туша одним лишь задом торчала из стены. Можно даже не гадать - сердце остановилось. Из-за жара или иных увеселений. Ставку делал на второй вариант. Жаль нельзя это лениво обсудить с собеседником, так что придётся вернуться к более скучной теме.
- Так почему Министерство, а не служба Империи напрямую? Раз за это ратуешь. - Простой это вопрос для Лекса или нет, но резонный. Для одарённого мага огня открывались различные возможности, где так же закроют глаза на его "особенности" разума. Может даже помогут с этим справиться на опыте поколений.

23

– Министерство... – Лекс ненмого подумал, подбирая слово — …«подходит», скажем так, больше всего. Ни одна магическая гильдия не обладает достаточным объемом знаний или той же полнотой доступа, какой обладает Министерство. И ни одна магическая гильдия не обладает достаточным политическим весом, который могли бы приобрести её члены… Семь поколений мой род служил Императорам. На полях сражений, в основном. А так как наш кодекс требует, чтобы каждое поколение становилось сильнее предыдущего… Библиотека Аклории исчерпала себя еще на первом курсе. Даже если бы я стал мастером гильдии, однажды я столкнулся бы с закрытым доступом к очередной порции знаний. Это была бы потеря времени. Вложить своё время в Орден – куда более надёжный вариант…

Вот только последующих поколений не будет, скорее всего. Кузина, даже если бы рассматривался подобный брак, не обладает необходимой чистотой крови и Дара в ней нет. Возможно, стоило бы вернуться к догматам…

– К тому же, один мой друг когда-то заразил меня идеей распространения магии, как средства и инструмента для обычного люда. Когда он станет достаточно силён, чтобы начать продвигать эту идею, ему понадобится кто-то, кто будет способен эти идеи защищать изнутри единственной магорегулирующей организации на этой планете. Мне необходимо подняться на самую верхушку пищевой цепочки Ордена и быть готовым к этому. Еще бы не помешала пара внутренних реформ, которая заставила бы Коллегию почаще решать проблемы, затрагивающие не только центральную провинцию. – В очередной раз, когда очередь дошла до него, Лекс от трубки отмахнулся и предпочёл соскользнуть в воду в бассейне – для него она показалась поначалу ледяной, так что, едва нырнув на всю могучую глубину в полтора метра, барон тут же появился на поверхности, привалившись к спинке бассейна, убирая волосы с лица. Затем, вспомним, злорадно перенаправил вопрос, выделив название организации так, чтобы показать, что всё равно не верит в сей факт принадлежности.

– А почему Инспекция?

24

- Маги верные Империи - знакомо. Но не в бою, а том, что бы этих самых воинов накормить. - По крайней мере, этим занимался когда-то род матери, влившийся в иной, державший свои земли и обеспечивающий урожаи даже в самые трудные годы. Поперёк природы не пойти, но как-то компенсировать были в состоянии. Наверное от туда брал начало его первый открывшийся дар. Что-что, а военное дело никто и не думал когда-либо преподавать, о совершенствовании силы тем более не было речи. Да и куда там, далеко не каждый был магом, а настоящие скелеты семьи висели совершенно в ином шкафу. Кому расскажешь, не поверят. Сплошные байки из склепа.
- На первом курсе? - Риторический вопрос был задан самому себе, пусть и вслух. У чародея были определённо лучшие представления об Аклории, либо, речь только про общедоступные знания и базовые тезисы доступные студентам. Куда любопытней была иная секция. Ну или Лекс нескромно лукавил. Раз ему столь необходимы были чужие знания и как можно скорее... Понять можно, личные разработки чего-то нового могут занимать уйму времени.
Куда более явное удивление родилось с дальнейшими изложениями мыслей. Большой глоток чего-то из первой попавшейся бутылки и поползшие вверх брови.
- Погоди. - Махнул рукой прежде, чем поступил ответный вопрос, - Магию в массы. В те самые массы, что недавно убивали одарённых детей прямо на городских улицах? Просто потому что им без особых усилий промыли мозги, всколыхнув ненависть к тем, кому от мира досталось чуть больше. - Подождав, пока ярый противник воды в ней искупается, завершил свою мысль, - Едва ли это на долго удовлетворит всех. Потом начнётся что-то вроде: почему мы должны быть ограничены и использовать магию так, как нам любезно позволили. Всё это... Слишком сложно будет держать в узде и регулировать. Министерство не в состоянии контролировать всех одарённых, а им придётся следить за всеми. Рассуждения вполне консервативны, но на благоразумие людей никогда не рассчитываю ибо его не существует. - В отдельных случаях существует, но когда речь идёт об обезумевших толпах, заражающих своими идеями остальных, как-то совсем не то.
- А почему Инспекция... Здесь всё довольно просто. Я не выбирал и не искал. Так уж вышло, что по каким-то причинам я был замечен и приглянулся. Меня завербовали. Ни близких родственников, ни серьёзных привязанностей, - в том числе, к своему бренному и мёртвому телу, - Поиск смысла существования. Некоторые специфичные навыки. И вот он я. - Даже ни разу не слукавил, переложив своё становление посланником Жнеца на иной лад.
Тем временем, тонкая ткань пространства едва заметно содрогнулась, точно не для взгляда смертного, но выпустила на волю вполне обыкновенного изуродованного призрака, по всему телу "расползались" порезы, уже даже не ясно от чего именно и кем была та душа. Значит, привязана к этому месту или чему-то неподалёку. А внимание привлекла новая смерть. Реагировал Вестник пока только взглядом, провожая нового гостя, ещё полностью не показавшего себя в физическом мире, а значит, едва видимого для простых глаз. Можно и не заметить, если тот не агрессивен.

25

– На первом курсе. – Лекс коротко кивнул. – Просто всё, что было базового и касалось магии в общем и магии Огня в частности, я уже знал из домашнего обучения, а библиотека Аклории… Получить доступ в закрытую секцию всегда было сложным делом. Впрочем, даже учитывая тот факт, что на первом курсе обучения я уже опережал многих опытных магов, освоив второй порядок, который многим и за всю жизнь в руки не даётся, вряд ли бы мне помогла и закрытая секция… Слишком специфичные знания скорее бы навредили мне.

Еще фон Дермент добавил, что удивляться его прогрессу не стоит – каждый в его семье был создан для того, чтобы наилучшим образом служить сосудом для этого элемента и посокрушался, что он мог бы развить и первый порядок, учитывая похвалы от самого Архимага, но не смог продвинуться дальше… Барону было всего двадцать с небольшим, во владении своим элементом он стоял на том уровне, которого многие не достигают вообще никогда, если рассматривать магов в общем, но сейчас всё равно был недоволен. Почему? Не осознавал собственного таланта? Нет, не это – осознавал и принимал его, как должное. Голод силы? Наверное, нет… наверное.

– Говоря о «магии в массы», я подразумеваю магические устройства. Светильники используются повсеместно и не привели к восстаниям и резне магов, как мы видим. В основном, моего друга интересовало оборудование для шахтёров, насколько я помню… Специализированное, конечно, но по сравнению с общностью – оно действительно «магия в массы». Мы не настолько идеалистичные идиоты, чтобы задумываться о чем-то вроде «всем возможность творить при помощи Дара даром». – Делеври покривился, сначала от того, что о чем-то подобном подумал, а затем потому, что увидел вот это вот… это, да.  К сожалению, наличие кольца на пальце и контакт с камнем в нём лишил фон Дермента возможности не заметить призрачную образину и тот незамедлительно буркнул сквозь зубы что-то про не самую лучшую компанию и репутацию заведения.

26

Лекс сказал достаточно много, что бы не оставить места очевидным комментариям. Знать что-то это одно, пусть и изучено было куда раньше, чем прочими учениками, но освоить второй порядок и тем более первый... Вот это уже выходит за рамки обычной реальности. Так быстро и второй порядок огня в руках безумного мальчишки.
Кто есть "сам Архимаг" Гробовщик не осознал. Видимо, кто-то из Аклорийский преподавателей или управитель имеет подобный ранг. Это, конечно, редкость, но всё равно слишком неопределённо звучит. Не важно. Похвала от сильного дядьки должна что-то значить для адепта, насколько мог судить Вестник вообще плохо воспринимавший систему рангов и статусов.
- Скорее всего, не обошлось и без могущественного Озарителя. - Чародей слышал о подобном, это вполне распространённое явление, когда маги старались поддерживать свои роды браками с другими одарёнными, в том числе, схожих стихий. Но что имел ввиду Лекс, говоря, что каждый был создан для этого. Насколько далеко зашёл такой отбор. Это же может означать, что он не только идеальный маг огня, но все ментальные проблемы мог перенять в наибольшем комплекте. В прочем, это будет делом Вестника только тогда, когда придётся собирать души, чьи тела будут сожжены или если маг станет нежитью. Это будет двойная проблема.
- Занятно. Много в этом поколении одарённых и сильных юных магов. Значит ли это что-нибудь для мира. - Замечание оказалось практически вне контекста и было произнесено за задумчивым размешиванием тёмно-алой жидкости внутри кубка, путём лёгкого взбалтывания. Ассоциация была одна - кровь.

Призрак становился всё заметней, тем более для обладателя янтаря, но, тот полностью игнорировался. Душа убиенного потянулась к другой. Смерть привлекает смерть. Только что он мог хоть от бесплотной души, застывшей в недоумении? Мотивы мёртвых, обычно, просты до ужаса, от того только сложнее их понять. Не лезть в глубину, а смотреть на поверхности. Аура Жнеца ныне была неактивна, так что едва ли могла привлечь или отпугнуть насильно.

- Хах... - Всё сказанное Гробовщиком резко отметалось. - В таком случае, тебе стоило сразу уточнить о чём идёт речь. Между понятием "магию в массы" и обозначенным сейчас, просто бездна разницы. Слишком уж абстрактно звучало такое понятие и теперь нечего было возразить, да незачем. Ремесленное оборудование предназначенное для работы в тяжёлых условиях. Почему нет. Но даже это попытаются ограничить, наверняка. Да и любые предметы работающие на эфире имеют не малую цену. - Знаешь, это всё равно может изменит понимание и восприятие магии среди простых людей. Ведь придётся обучать пользоваться. Немного, но может. - Может даже в лучшую сторону. Если конечно не побоятся всё те же властители мира, что просвещение населения и лучшее понимание принципов магии может пошатнуть их положение. Хотя, это такая мелочь, но как знает. Когда речь заходит о чужих взглядах на положение вещей, там начинают твориться самые странные вещи. Именно так и живут любые конфликты. Будь то положение салфетки на обеденном столе или граница соседней страны.

27

– Занятно. Много в этом поколении одарённых и сильных юных магов. Значит ли это что-нибудь для мира.

– Угрозу. – Лекс поднялся – и ему сразу же подали халат, в который клерк Министерства завернулся. Но Гробовщик мог вполне заметить, как изменилось выражение лица барона – стало напряженным, настороженным. Но когда он обернулся вновь – тень беспокойства уже сошла с лица. – Это означает угрозу для мироустройства и магии, тонких планов и простых людей. Магия – это пламя.

Лекс протянул руку и на его ладони вспыхнула искра – красный эфир воплотился в виде тусклого огонька, который вдруг вырос до Огненного шара совершенно ненормальных размеров. Кажется, стандартный должен был быть размером с мандарин, разве нет? На ладони же Лекса плавал сгусток свирепого пламени величиной как минимум с хороший кочан капусты. Если не с арбуз.

– Пламя согревает, пламя заставляет отступить мрак. Оно позволяет уличным шлюхам согреться подле себя, когда они возвращаются к очагу. Отнесись к нему с недостаточным уважением и осторожностью… - Шар распался, превратившись в беспорядочный и бурлящий огненный спрут. Бесконтрольная почти магия пыталась пожрать хозяина – но лишь лизало кожу, пока Лекс не восстановил форму. Он неплохо манипулировал простыми формами, но было видно, что ему ближе разрушительная мощь. Чем тонкий контроль. Видимо, в будущем из него вырастет маг или же чародей? Если доживет… – …пламя сожрет всё, до чего дотянется. Если не присматривать за одаренными и талантливыми – они могут натворить дел. Они – угроза. Но неосторожное обращение с огнем это далеко не самая страшная беда…

Шарик огня вдруг сжался, превратился обратно в искру – но она начала медленно расти и спустя пару мгновений искра превратилась в тусклую, будто прикрытую полупрозрачной ширмой… звезду. Это была плазма. Капсулированный плазменный заряд прямо здесь – чудовищный тепловой эквивалент, способный оставить от человека разве что пар.

– …гораздо хуже, когда к огню относятся с должным уважением, пониманием и талантом. Там, где скрещиваются три этих фактора, рождаются гении. Осознав свою силу они отдаляются от простых людей. Они перестают воспринимать реальность, начинают мыслить категориями, недоступными обычным людям. Вот наш главный враг в деле просвещения этой планеты. Чужой гений. И свой, в первую очередь… Мы можем разработать сколь угодно великолепные вещи и освоить сколь угодно могущественную магию… - Лекс сжал кулак – и звезда погасла, не родившись, тепловой фронт, расходящийся от плазменной частицы, перестал разогревать парную. Барон тяжело вздохнул, направляясь к столику с яствами. – …но если после них не останется тех, кого мы сможем получить. Что толку? Что толку в благах, если Империя сгорит, как и иные страны? Впрочем, ответ на эти вопросы куда более очевиден, чем ответ на вопрос «Как нам уберечь мир, толкнув прогресс с холма». Позже, если вдруг навестишь столицу, попробуй найти меня через год или два, когда я поднимусь на ступень-другую в системе рангов. Возможно. Тогда у меня будет больше практических решений, нежели теорий… А сейчас предлагаю, наконец, поесть. - Были, конечно же, более насущные проблемы, кроме обсуждения высоких материй. К примеру, вино. Сначала вино, а за ним потянулись и другие, менее тривиальные, удовольствия и очень скоро Лекс забыл про кошмар льющегося с неба дождя и хлюпающую в сапогах воду... На какое-то время.

Отредактировано Leks Delevry (2019-08-21 17:54:43)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Октябрь 17086. Талькос, городские купальни. Лекс, Гробовщик


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно