Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мидленд – Центральные Земли » Деревня Каменка. Дом семьи Форрестеров.


Деревня Каменка. Дом семьи Форрестеров.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s3.uploads.ru/fqClF.jpg

Крестьянский дом с камышовой крышей и маленькими, к счастью, стеклянными окошками на восточной окраине деревни. Дом хорошо приспособлен для жилья охотника и ремесленника, но в последнее время хозяева не занимаются этим. Все охотничьи и кожевнические приспособления теперь служат для других целей или вовсе порублены на дрова. Двор маленький, обнесён глухим деревянным забором высотой полтора метра. Этот забор используется не столько как ограждение, а как дополнительная вертикальная поверхность на которую можно что-нибудь прикрепить. Почти вплотную с главным зданием стоит длинный сарай с двумя входами - один со стороны дома, другой с двора. От одной двери к другой протянулся узкий коридор, окружённый низкими оградами. Первую половину помещения с двора занимает хлев для семи овец и стойло на две лошади. Но большая часть хлева пустует, так как перед зимой пришлось порубить много скота, а в стойле занято только одно место - вторая кобыла издохла от болезни весною 87-го. Вторая половина, та, что со стороны дома - используется в основном как склад и мастерская. Ящики, сундуки, полки, столы и множество хозяйственных инструментов и приспособлений наполняют это помещение. В свою очередь со стороны входа с улицы, к сараю пристроен неширокий навес над поленницей сосновых и берёзовых дров, которая протянулась по всей длине постройки. С противоположной стороны от стены уже начинается территория соседнего двора. Хоть и дрова лежат везде где только можно, всё-же из-за обильной топки они быстро кончаются и ничто не гарантирует сохранность запаса до конца зимы.
Внутри представляется вполне типичный крестьянский интерьер: сердце дома - белая печь с лежанкой, большой стол с широкими лавками явно приспособленными для положения лёжа, полки, вешалки, протянутые через всю комнату верёвки для просушки одежды и трав, угол с маленьким алтарём Инноса (на каменной полочке располагается медная чаша с горящей свечой, выше висит крест и другие символы Церкви. На алтаре всегда лежит что-нибудь - горстка медных монет, например). Вообще вся семья крепко верит в Инноса, а для матери и дочери вера стала смыслом жизни - в их доме это ярко проявляется и без алтаря. Потолок низкий - два с половиной метра в высоту, стены кривые, но с этим уже ничего не поделаешь. К счастью, пол тёплый и стелен толстыми досками и холод не пропускает. Маленькое помещение находящиеся между выходом и главной комнатой является кладовой, справа от входной (с улицы) двери находится тяжёлый деревянный люк, за которым находится просторный подвал шириной три метра, длиной пять и высотой два.
Атмосфера двора и помещений явно говорят о том, что раньше крестьянская семья жила с небольшим, но крепким и стабильным состоянием, к сожалению, с наступлением войны хозяйство значительно обеднело, а дом потерял ощущение присутствия крепкой мужской хозяйственной руки.
Плоский забор и фасад здания выходит на большую, хоть и окраинную деревенскую дорогу, в ширине которой спокойно могут проехать три гужевые повозки. У этой дороги есть два направления - на восток, в лес, и на запад, в центр деревни как это обычно бывает.

2

9 января 17087 года. Ранний вечер.
Деревня Каменка. Дом семьи Форрестеров.

~Эшер Форрестер~

За окном завывал ледяной ветер. Хотя время сейчас было ещё совсем не позднее, на деревню уже опустилась тьма: во время зимы здесь, на севере, ночь наступала быстро. Эшер недавно вернулся с каменоломни и теперь у него была пара свободных часов, которые он мог провести так, как считал нужным. На печи глухо стонал отец - ближе к ночи ему часто становилось хуже. Мать с сестрой пока не вернулись из церкви.
В целом, в последнее время все дни для Эшера проходили практически одинаково, большую часть времени занимал тяжёлый физический труд за минимальную зарплату. К счастью, парень отличался гигантской выносливостью, а потому без труда выдерживал такой образ жизни, хотя не исключено, что даже его великолепное здоровье могло начать подводить спустя несколько лет изматывающей работы на каменоломне.
Правда, именно сегодня приятель Эшера, с которым они вместе добывали камень, Инрэйг, завёл разговор о том, что "так больше нельзя". Инрэйг был совсем молодым парнем, невнушительного телосложения и среднего роста, но считался воистину двужильным: несмотря на то, что выглядел довольно слабым, работал наравне с Эшером и остальными, а на досуге постоянно мечтал о том, чтобы когда-нибудь стать рыцарем. Почему-то именно к Эшеру Инрэйг проникся некой симпатией, а сегодня, после очередного рассказа о том, каким великим человеком он когда-нибудь станет, "будущий рыцарь" предложил Эшеру встретится в деревенской пивной и обсудить нечто крайне важное.
Если молодой человек собирался идти на встречу, то отправляться следовало уже скоро, хотя у него ещё было немного времени на то, чтобы сделать что-то другое на своё усмотрение.

3

"Чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая победоносная война"
Слова приписываются российскому министру внутренних дел Вячеславу Константиновичу Плеве. Январь 1904 года.

Вернувшись из Пустоши и гномьих гор, вопреки своим ожиданиям, он увидел не мирную и процветающую империю, а измученную и нищую страну и букет проблем в своей семье. Как говориться - "из огня да в полымя". Будто у Форрестеров было мало бед, но тут недавно он услышал слухи о грядущей войне с Шедимом, что окончательно выбесило его. Прошедшая война практически не задела Каменку и Эшер был одним из немногих живых жителей деревни, которые знакомы с ней не понаслышке. Чтобы начать новую войну, нужно хотя-бы оправиться от старой - так считал Форрестер. Конечно же, он знал, откуда берутся деньги на войска и богатства элиты заодно. Он был убеждён, что абсолютно все сокровища этого мира берут своё начало в труде простого народа всех стран и государств, а также с пошлин и налогов, которые они платят. Поэтому новая война в любом случае станет разрушительной для людей, огромные армии быстро поглотят последние крохи обнищавшего народа. Экономика рухнет окончательно и милитаризация «в упор» сыграет злую шутку для всей Мистерийской империи. А дальше – катастрофы последуют одна за другой, вражеские войска ступят на территории страны. И тогда империя станет на волосок от ужасающего окончания своего тысячелетнего существования, и тёмные времена наступят не только на людских землях, но и во всём мире…
Так видел мир Эшер Форрестер. Ранее верный императору юноша встаёт в ряды мятежников, которые стремятся положить конец династии Лионхартов. Но он это делает вовсе не оттого, что ему хочется сытой жизни под правлением ставленника Редмаера. Вовсе нет! Реальной симпатии к Тайлеру и его ставленнику парень не испытывает. Он принял это решение, потому что для него больше нет альтернативы, нет иного выхода. А ответственность за свою родину тем более не позволяет молодому Форрестеру остаться в стороне.
В таких ситуациях Эшер часто не находит нужной мысли, пребывает в растерянности и не знает, за что браться. В итоге печальные мысли берут верх над возложенными обязанностями и он вступает в апатию. На этот раз он не решился делать чего-то особенного, подготовился к выходу на улицу. На холод и снег, уже ставшие томительными после двух лет пребывания в Пустоши. 

Мелодия

4

Деревня Каменка. Дом семьи Форрестеров.
Эшер Форрестер

Короткая подготовка и вот уже Эшер вновь покидал свой дом, к которому он едва ли успел привыкнуть за тот малый срок, что успел здесь пробыть
-Ох, сынок, когда ж ты уже вернёшься... - донёсся до парня стон отца - молодой человек понимал, что тот, скорее всего, не обращался конкретно к нему, а погружён был сейчас в полузабытьё и видел один из мрачных снов, что мучили его по ночам.
Улица встретила Эшера пронизывающим до костей ветром, играющим колючими снежинками. Оставалось надеяться лишь на тёплую одежду, да на собственную закалку, приобретённую за годы жизни в куда более суровых условиях.
До деревенской пивной, если молодой человек направлялся туда, идти было порядочно - она располагалась почти в самом центре деревни. К счастью, тропинку до этого самого центра ещё не успело занести снегом, так что путь, по крайней мере, не должен был отнять много сил.

Эшер Форрестер перемещён > > > Север Мидленда. Деревня Каменка.

5

Деревня Каменка. Дом семьи Форрестеров. 10 января, 9:00
Эшер Форрестер

Вчера Эшер вернулся домой без приключений, прокравшись домой тихо - кажется, отец уснул рано, а вслед за ним, чтобы не тревожить, и мать с сестрой. Забывшись тяжелым сном, он пропустил сиплый крик петуха, и, кажется, никто из домашних не удосужился его разбудить, хотя лишние пара часов сна ему пригодились - несмотря на то, что сегодня был выходной, день обещал быть длинным. Последствия вчерашнего вечера за ночь никуда не исчезли. Мать и сестра, кажется, ушли рано утром, как обычно - на утреннюю службу, хотя неизвестно, кто может прийти на неё сегодня, а Эйб всегда спал подолгу, ослабленный болезнью - скорее всего, проснулся вместе с остальными, позавтракал и снова задремал. Проснувшись позднее обычного, Эшер едва ли успел наскоро позавтракать в тихом одиночестве и прийти в себя - кажется, ему снились кошмары, хотя он и не запомнил их - как раздался голос со стороны лежанки отца, который, кажется, проснулся и сел в постели, задумчиво глядя на сына и машинально поглаживая одеяло, которым были укрыты его исхудавшие ноги.
http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/2726/83821.png
Эйб Форрестер: - Сын, подойди. Присядь, - он похлопал рукой по лежанке рядом с собой, - Поговорим мы с тобой.

6

>>> Север Мидленда. Деревня Каменка

музыка

В пути Эшер ещё страдал разными мыслями. Но откинув от себя одни, он занялся другими размышлениями. По большому счёту они представляли собой лишь попытку осмыслить ситуацию и тем самым подготовиться к предстоящим действиям. То есть он как раз находился на этапе "торга". Но и эти размышления ударились в очередной совершенно несуразный тупик и этот фарс прекратился когда колючий холодный порыв ветра в свою очередь ударил в лицо, дав знать и о том, что человек не сможет так долго игнорировать окружающую погоду и её холод.
Придя домой он вновь вспомнил эту проблему - "что сказать родным?". Форрестер вспомнил и о том, что чувствовал тогда. Когда впервые пришёл домой после войны. Тогда это было на удивление... буднично. Если, конечно же, не считать реакцию прохожих на встречного "мертвеца". Но в остальном для него всё это выглядело так, будто он шёл домой также, как и всегда - просто отошёл на дела или командировку какую-нибудь, которая просто растянулась на пару-тройку лет. Будь они все эльфами, то даже наверное бы и не приметили такую "пропажу". Но не в этом случае...
Безусловно, объясняться перед всеми было непросто. Но если с родителями ещё можно было ограничиться чуть ли не формальной отпиской в духе "воевал, врагов бил, оказались в тылу, был судим, бежал", то перед сестрой он в самом деле испытывал какие-то особенные чувства. Нет - он очень хорошо помнил август 83-го, знал характер Виолетты, её способности к красноречивости и умению вызывать симпатию у окружающих. Но он за всё это время и подумать не мог, какую для него среди всех них она играла роль на самом деле. До самого последнего момента...
Пройдя тихий, сопровождаемый лишь воем соседских собак, тёмный дворик своего дома и застав всех членов семьи спящими - Эшер в некотором роде "вздохнул с облегчением". Но Форрестер не стал медлить и вообще сам даже и не заметил, как уже оказался в постели.
***
Проснувшись, он уже очень смутно помнил, о чём он думал и думал ли вообще, когда оказался дома. Зато после сна он был в каком-то напуганном состоянии, но размышлял уже о другом.
Это был прямо-таки детский вопрос, а в чём-то даже богохульский: "А одинаково ли бог уделяет внимание тем, кто живёт в столице и тем, кто живёт здесь?" Но это не помешало ему развиться в весьма любопытные размышления и доводы уже о том, как боги вообще влияют на этот мир и какую они на самом деле играют роль в нём.
На слова отца он отреагировал очень спокойно - он сразу понял, что отец говорит о чём-то важном - кивнул, и кратко ответил:
- Я слушаю. - Приготовившись делать это внимательно, учтиво. В общем - так, как и должен сын слушать своего отца.

7

http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/2726/83821.png
Эйб Форрестер: Нет, Эшер, - мужчина покачал головой, - Сегодня моя очередь тебя послушать. Марта и Виолетта ушли с утра даже раньше обычного. Говорят, Иннос нужен сейчас Каменке больше, чем когда-либо. А что случилось, не говорят. Говорят, мол, Эшер знает. Ты же знаешь, - голос отца немного треснул, вздрогнул, но выправился, - Я не самый осведомленный человек нынче.

Действительно - Эйб едва ли выходил из дома, особенно зимой. Пусть он и стал намного легче после болезни, таскать его на себе Эшеру удавалось с трудом, сам же он мог разве что перетащить себя с постели на стул. Какие-то приспособления, чтобы сделать его более самостоятельным, Форрестеры не могли себе позволить. Отец мог повидать мир вне своего двора разве что на запряженной телеге - но у домашних практически не было возможности сопровождать его. Всё реже и реже кто-то навещал его, окружающий мир он не видел, новостей не слышал. Эйб едва ли говорил об этом домочадцам, не желая быть обузой и расстраивать людей, но Эшер часто мог заметить, как отец с тоской смотрит за окно пустыми печальными глазами. О последних настроениях и событиях он не знал - ни о новостях последней недели, вроде ограбления повозки торговца, ехавшего в Каменку, или о том, что один из немногих ещё рабочих рудников, кажется, истощается, ни о более свежих - таких, как прибытие вербовщиков имперской армии. Мать и сестра оберегали отца от дурных вестей, словно бы боясь, что ему от них станет ещё хуже - но добрые вести были нынче редкостью. Эйб, конечно, и сам был не дурак - даже когда от него что-то скрывали, он наверняка чувствовал витающее вокруг напряжение.

http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/2726/83821.png
Эйб Форрестер: Расскажи, сынок, - продолжил он, - Что у нас нынче в деревне происходит? Жена моя улыбается мне через силу, ты понур и печален, да и Виолетта кажется посерьезневшей. Не надо меня защищать. Я здесь мужик, это я вас защищать должен, - с долей суровости заявил отец. Болезнь хоть и согнула его, но не сломила окончательно. Но кто знает, сломит ли его знание о том, что Имперские офицеры убивают людей без суда и следствия, сломит ли его то, что соседи и друзья оборачиваются друг на друга, сломит ли его то, что молодые и глупые мальчишки, как Инрейг, могут пасть от руки гневной толпы здесь, в маленькой и спокойной Каменке? Никто не мог сказать наверняка.

8

- Мда... - Эшер серьёзно задумался, схватил свой подбородок и тем стал выглядеть даже как-то печально, но на деле он лишь пытался как-то более-менее рационально оценить тот уровень угрозы, какой могут представлять последствия этих инцидентов. Вчерашний вечер в таверне был воистину ужасен. И вот, когда Форрестер перебирал эти воспоминания у себя, то взглянув на всё это уже с высоты утра после отрезвляющего сна, он понял, что это выглядит как что-то такое, про что говорят "сложно поверить". Но загвоздка как раз и была в том, что это как раз то и была самая настоящая реальность, которую надо было принять и с которым порядком нужно было... бороться!?
Сын решил начать рассказывать всё по порядку, с начала, чтобы отцу и вообще ему самому было легче вникнуть в поток информации.
- На вчерашний вечер Инрейг - один из моих друзей, с которыми я познакомился после возвращения, пригласил меня на какой-то разговор в таверну. Видимо, он должен был быть достаточно серьёзным... Но, когда я уже готовился пройти в это здание, как вдруг выскочила Алеена - его сестра, ну ты вроде их знаешь, насколько я сам могу судить. И она говорит, мол "сюда приехали армейские вербовщики, забирают наших парней и Инрейг тоже там" - а сама она, значит, ничего поделать не могла и поэтому ожидала за дверьми. Прикинув в уме, что было, я всё-таки вошёл туда. А уже там... События развивались, так сказать, чрезвычайно быстро. - В его голосе не могла не чувствоваться некоторая тяжесть, но тем не менее он старался говорить как есть, понимая, что отягощать себя лишней горечью и вводить отца в заблуждения в такой ситуации могло быть только во вред. Ему это не должно было составить труда, потому что подобный опыт у него уже был. – Был там вербовщик, офицер, хмурый такой и очень грозный. С ним несколько молодых парней-новобранцев, с дубинками – среди них Инрейг… - На этом слове Эшер сделал резкую паузу, и вновь серьёзно посмотрел на отца, своим взглядом пытаясь передать те чувства, что тогда он испытывал. Чувства, когда на твоих глазах рушится тот слабый, но спасительный для души порядок, который она застаёт в ожидании своей неблагонадёжной судьбы - Вокруг толпа, выкрикивали упрёки к офицеру, к армии. За Инноса упрекали, обвиняли в безбожности… Из них выделился старик одноглазый. Обратился он сначала к Инрейгу, говорил, что знает его отца. А затем, уже к самому вербовщику. Однако - очень красноречиво говорил, смело, с глазу на глаз. Не прятался за толпой человек… А этот офицер, падла, вызвал его! «Сделал шаг вперёд!» - сказал он. Старик подошёл, но он оказался выше ростом этого офицера. А офицер ударил старика под дых! - тут Форрестер внезапно взвился, резко скрежетнул зубами - Поставил, значит, его на колени, и бил его не слабо… И поднял меч! - он прямо сорвался с места, взмахнул кулаком, готовясь им ударить по столу, но стол или край скамьи на вряд ли располагались достаточно близко и удобно для того, чтобы по ним можно было просто так бить, но вскоре Эшер опомнился - [/b]А он затем ещё говорит… Погоди, пожалуйста, я кажется плохо запомнил, не расслышал, что он там говорил.[/b] - Эшер сделал паузу, задумавшись, заодно и остудил свой пыл пока в очередной раз копался в воспоминаниях.
- Погоди-ка, отец, бес попутал - я всем подряд наврал! Вспомнил! Точнее - я знаю, что он точно-точно упомянул нынешнюю императрицу Саманту! Дорогой папа, я сейчас скажу, в каком ключе он упомянул её. Значит, поднял он меч над ним и говорит: «Именем императрицы… За клевету, за оскорбление чести и достоинства её Величества, а также верноподданных её слуг…» Я честно говорю тебе, уж поверь - я свидетель, я видел, что никто в этой таверне - и старик в их числе - и слова то не сказали не то что о достопочтенной нашей императрице, но и вообще о наших этих верхушках! Народ же о армии только... И о нём, этом офицере - старик упрекал офицера… Отец, ты представляешь, что этот вербовщик сделал? - парень оставил этот вопрос без ответа, уже зная, что его отец вполне может сделать очевидные выводы и о том, что безбожный вербовщик приписал личные упрёки на имя императрицы Лионхарт, тем самым он сам нанёс оскорбление, причём более реальное. Но будет ли это обстоятельство хоть сколько-нибудь интересовать военный суд и дворянство? Но в то же время эта фраза могла подводить и к тому, какие дела успел натворить вербовщик за один только этот вечер - А затем уже я вступился, да простит меня хоть кто-нибудь. Ну, значит, сказал я ему, что тоже готов идти под плаху, потому что за своё мнение я виноват не меньше, чем этот самый старик и также, как и все люди вокруг. Это не то, о чём можно было подумать, отец - тем я хотел спасти Инрейга, который уже превратился в ополченца. По-иному уже и не сделать, поэтому я уж надеялся на поддержку народа. И вот как вышло - что офицер вот-вот и убил старика, а тут, только представь себе... О, Боги! Девушка выбежала и прямо под меч бросилась, не успели мы и глазом моргнуть! Эта внучка его была… Совсем юная, представляешь? Ну, какой была наша Виолетта незадолго до войны примерно. И она погибла. Рана была страшная, глубокая - просто ужас, хотя я и видал виды. Кровь с бренного тела тут же потекла лужей, а этому офицеру хоть бы хны, будь он проклят в конце-то-концов! - тут Форрестер тяжело выдохнулся и перешёл к минорному ладу - к суть самой печальной части рассказа, хоть он и говорил всё ещё очень громко и пылко. - Опешился этот офицер от того, что его толпа окружала, но решил уйти всё-таки, да и напоследок сказал ещё такое: «Эта деревенщина забыла, где их место!» Ох, боги! Он же ведь ещё и вернуться обещал и не просто так, а «с отрядом»! Отец, ну они же с этим офицером, эти горе-вояки, просто людей будут резать! Боже… Да и ты меня прости, отец, не со зла я так говорю, но, раз уж начал… Инрейг тоже погиб. Мол, «ты стоял в стороне!», «соучастник!» Они уже окружили его, толпа, что я и видеть его не смог - не то, чтобы прорваться и помочь… Ты бы видел в как Алеена горевала. Прости меня, отец, что я не просчитал этого сразу, но так вышло уж…

9

Когда Эшер начал рассказ, отец внимательно слушал. ..Армейские вербовщики... - он неодобрительно покачал головой. ...Вокруг толпа, выкрикивали упрёки... - Эйб заметно помрачнел. Из них выделился старик одноглазый... - он нахмурился.
http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/2726/83821.png
Эйб Форрестер: Старый Сагит-то куда лезет... - пробормотал он себе под нос, но затих.

...И поднял меч!.. - отцовская рука напряженно сжала одеяло. В ответ на вопрос он промолчал, встревоженно глядя на сына. ...Инрейг тоже погиб... - мужчина вздрогнул и опустил взгляд, сжимая шерстяную ткань до побеления костяшек. Проглотив комок в горле, он ответил.

http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/2726/83821.png
Эйб Форрестер: Хуже, чем я мог представить себе в самом ужасном сне, - голос его дрожал, - Как же мы все теперь... Что же... А Алеена!.. - он всплеснул руками. Ситуация у Алеены и правда была незавидная - без отца, без мужа, без брата, с маленькой сестренкой, при родах которой погибла мать. Тут только и продержаться, что за счет добрых соседей, но есть ли такие в Каменке? - А эти... Твари! - он проглотил несколько ругательств на полуслове. Руки его дрожали, - Быть беде... Вчера соучастник - Инрейг, сегодня - кто-то другой, завтра - третий. Мы так до прихода офицерского отряда сами друг друга перебьем... - Эйб бессильно заворочался, словно бы пытаясь то ли встать, то ли наоборот, сжаться в комочек в постели, но парализованные ноги оставались неподвижны. Он спрятал лицо в ладонях, но не заплакал, - Эшер, сажай мать с сестрой на повозку, бери, что есть дома ценное и бегите отсюда, - твердо заявил он, разогнувшись, - Может, к Генри в Блекмор, а может, на юг, где природа милосердней и земля плодородней. Лучше - сегодня. Здесь уже все обречены... Будем сопротивляться - имперская армия нас перебьет, не будем - офицерский отряд перережет, кого вздумается, а остальные сами друг друга сожрут. Я здесь останусь, куда вам со мной бежать... Пользы от меня всё равно никакой. Только и могу, что ложки из дерева резать да хлеб чужой есть. Авось спалят эти черти домишко со мной внутри, и отдам я Инносу душу, помолюсь ему за ваше благополучие...

10

Эшер несколько насторожился, когда отец начал начал говорить про... побег. Это заставило его быстро выйти из понурости в другое, более сосредоточенное и подходящее для поиска решений состояние. Он ответил Эйбу следующее:
- Я ценю твоё решение, отец, но ты недооцениваешь себя. Серьёзно... Начнём с того, что по южному тракту, как ты говоришь, располагается Талькос. За ним ещё несколько деревень. Я не припомню ничего нового с этого региона. Но могу сказать, что мы навряд ли приживёмся в городе. Никто из нас по-настоящему не обучен "городским" ремёслам, поэтому мы рискуем застрять где-то в бедняцких районах, промышляя наёмным трудом. Дело в том, что восточные провинции вроде Валенсии и Вальсау не проканают, потому что надвигающаяся заварушка с Шедимом уж точно будет бить по ним в первую очередь. Может быть, стоит засесть как раз в пригородных поселениях Талькоса... Но сказать наверняка я не сумею. Меня будут преследовать. Отныне весь Дажнер для нашей семьи представляет опасность. А я уверен наверняка, что этот злосчастный вербовщик пришёл именно от Блекмора. И поездка туда - то же, что добровольно навестить волчье логово. Я не думаю, что за таким, как я, будут гоняться по всей Империи. Но они уж точно не забудут про меня, если мы останемся у них "под рукой". В таком случае не то что за оскорбление власти меня накажут, ну и вообще ещё обязательно найдут и вскроют старые мои язвы чтобы ужесточить приговор. Конечно, мы не наивные. Мы знаем, что такие люди, как этот офицер, не станут ограничивать себя ни в чём. Он обязательно прибегнет к самым жестоким методам. Поэтому опасность, которая угрожает мне - угрожает и вам. Они быстро узнают, что Генри - мой брат. Пойдут на шантаж как самые настоящие разбойники. Вот что я и говорю! Ты недооцениваешь себя! Потому что если мой отец останется в Каменке, то они смогут использовать его против нас всех. И сожжёный дом - лишь самая малая жертва, которую ты понесёшь в таком случае. Они будут тебя допрашивать, прибегнут к пыткам, будут шантажировать как с Генри... или дойдут до чего-то ещё, о чём я даже и не догадываюсь сейчас. - Эшер перевёл дыхание - Я считаю, что мне понадобится время. Не очень много, примерно до вечера. А следующим утром мы все уедем. В конце-то-концов нужно похоронить Инрейга... И ту девушку - внучку... Сагита, как ты сказал? Будет не лишним узнать подробности о сложившейся обстановке в деревне. - Форрестер понимал, что оставил за собой не мало вопросов, но пока он предпочитал вести нить мыслей последовательно - Но... Знаешь, почему я беспокоюсь о твоих ногах не так сильно, как Марта и Виолетта? Прости за вульгарный вопрос. Просто я всегда вспоминаю один момент из военной жизни. Однажды мы откапывали схрон плотов для того, чтобы пересечь реку. Адаль, называлась, кажется. И пока мы отплывали, нас обстреляла нежить. А моему другу - его звали Томас, вообще юный паренёк был у нас - попала стрела в бедро. Скажу тебе, что весьма недурно попала она, пронзив его, кажется, чуть ли не насквозь. Мучались бы с ним ещё долгие дни, если бы мы как раз в то время не провожали до города чародейку. Не сказать что она мимолётно и легко вылечила его. Всё таки уж магия - наука не простая. Но Томас встал практически как новенький! А до этого момента она применила какое-то очень сильное заклинание. То есть она не выглядела как боевой маг. Ну такой, как наши Маги Огня. Она - Элизабет, была лекарем. И стихия была такая же, лекарская. Я много раз слышал о силе высокопорядковых магов, но тогда, можно сказать, я её впервые увидел. А заклинание это - буквально несколько секунд - и всё! Скелеты эти все сгорели! Те самые, с которыми в ином случае нам бы пришлось биться и биться! Представляешь, как? Я всё это к тому, что да - тебя действительно трудно содержать не дееспособным, но против твоей болезни... Найдётся средство. Обязательно! Ты беспомощен сейчас, но пока ещё не старый. Впереди ещё лет двадцать, а может и тридцать. Пускай это будет и не такой сильный маг, как она. И будет ли он магом? Во всяком случае... Я бы желал встречи не только со своими однополчанами. Было бы хорошо, если рядом с нами был такой, как мисс Гринграсс - хотя я и знаю её очень смутно. Просто ощутить поддержку...

11

Отец внимательно выслушал Эшера - сначала с толикой недоверчивости, но после, стоило сыну удариться в воспоминания, смягчился.

http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/2726/83821.png

Эйб Форрестер: Хорошо, что ты встретил такую славную девушку! Может, ты увидишь её снова... Но таким магам, как она, не до таких, как я - не может дарование замечать крестьян, а не то от них отбоя не будет, - он покачал головой, - Магические чудеса мне не светят. А про преследование это ты глупости городишь. Выместят злобу на первом попавшемся да забудут - голову не поднимать, тогда и не вспомнит никто никогда. Много про себя на воображай, сынок - мы верхушкам равно что грязь под ногами, никто на такие заботы не пойдет, - отметил мужчина в ответ на рассуждения Эшера о шантаже, - Но и вправду, чего это я тебя тороплю. Как же, бежать, даже друга твоего не похоронив... Да, запугали меня твои истории, а тебя, видать, так просто не напугаешь, - он печально, с ноткой стыда, вздохнул, - Подождем немного, хоть до вечера. Обсудим, выдохнем, обдумаем... Авось не придут сегодня солдаты, поостерегутся соваться в ещё напряженную и враждебную деревню... - слова отца прервал гулкий и тяжелый стук. Он с недоумением глянул в сторону дверей, - Не пришли ещё имперцы по наши души, так кого же принесло? Поди-ка, открой.

12

- Да, наверняка так и есть... - ответил Эшер на слова отца, думая о том, что он сам всё-таки отошёл от принципа не дурачить отца своими словами. Но продолжить свою мысль о том, что в их дело могут приплести ещё и пособничество мятежникам ему не довелось из-за стука в двери. Да и скорее всего это и не нужно было вовсе, потому что внимание парня быстро отвлёк этот самый тяжёлый гулкий звук, который очень кстати возник посреди этого разговора и в то самое время, когда Эшера более всего охватывали беспокойные мысли о преследовании армейцами.
Действительно трудно было поверить, что они могут прийти так скоро - но всё же мотив для нового беспокойства был. Перед дверью дома может стоять кто угодно и по любому поводу. Форрестер накинул на себя шубу и встал около двери, придерживая засов и ручку для надёжности.
- Кто там?
Его голос не выдавал страха или злости, но он прозвучал звучно и вполне серьёзно.

13

На согласие сына отец довольно и с одобрением кивнул - конечно же, папка-то лучше знает, как что в мире устроено. Заметив некоторую настороженность Эшера, Эйб, кажется, тоже немного напрягся, молча и внимательно глядя в сторону двери в беспокойном ожидании. Держать засов и ручку необходимости не было - не похоже, чтобы кто-то пытался вышибить дверь и вломиться в дом силой - даже повторившийся стук, хоть и был довольно звучным, не отозвался слишком уж сильным импульсом в руках.

- Кто там?

- Алеена. Открывай, - раздалось снаружи. Голос действительно был похож на голос Алеены, немного треснувший и глухой, но, всё же, до сих пор её. Распрощавшись с Алееной вчера  в таверне в, мягко говоря, натянутой обстановке, Эшер не мог точно сказать, с каким настроем и зачем она к нему пришла и что у неё было на душе. Однако, вряд ли она пришла с какими-то враждебными намерениями, верно?

14

Оказалось, что в дверь стучалась Алеена. По крайней мере тот, кто выдаёт себя за неё. В то же время для столь характерной для юного Эшера паранойи не оставалось совершенно никакого места. То есть если он посмеет помедлить с ответом, то тем самым может серьёзно оскорбить Алеену, которой и без всего этого пришлось несладко. В сложившейся ситуации, за ней определённо оставалось преимущество по крайней мере в том, что Эшер должен был ей делать уступки. Во всяком случае - не создавать никакого препятствия на её пути. Паранойя паранойей - однако всё же ещё оставалась вероятность, что внешний мир встретит Форрестера арбалетным выстрелом - не буквально конечно же, скорее образно. Хотя если и выстрелит, значит - это Судьба...
Сознавая при этом все вышеописанные обстоятельства, Эшер не смог удержаться от практически рефлекторного, но не столь очевидного действия, как сокрытие большей части силуэта тела за дверью во время её открывания, не теряя при этом во внимании в сторону гостя. Он заранее мог суметь приглянуть поблизости что-нибудь хоть отдалённо напоминающее оружие, чтобы в случае чего воспользоваться им в фирменном стиле «бывалого вояки».
Ну и ну… Именно в эти самые моменты хочешь не хочешь - а припомнишь указ имперской власти о том, что все недворяне, которые хотят носить оружие, должны регистрировать его в зданиях стражи. Впрочем - это уже другая история, но просто дело в том, что прямо сейчас тот самый незабвенный клейбэг спрятан в подвале и его не вытащишь сиюминутно чтобы защититься от угрозы, как привык недоварвар Форрестер во время пребывания в Пустошах…
- Да, хорошо. Говори, что есть на уме - мы выслушаем.
Как бы то ни было, но он показывал себя достаточно вежливым и учтивым. Кажется, он готов принять любую весть, что принесёт за собой Алеена.

Отредактировано Эшер Форрестер (2020-04-14 09:23:56)

15

Стоило Эшеру приоткрыть дверь, в сени ворвался прохладнвй"Импровизированного" оружия в простой крестьянской избе было полным-полно - от лежащего в углу колуна до печного ухвата - было бы желание, а способ найдется, и, следуя фарсу с регистрацией оружия, Эшеру бы пришлось тащить из дома к страже всё, вплоть до камня, которым мать в теплые дни подпирала дверь дома нараспашку. Но хвататься за оружие, равно как и прятаться за дверь, нужды не было - Алеена снаружи была самая настоящая и, кажется, ничуть не враждебная. Чистая, собранная, серьезная, гладко причесанная - но отекшее лицо и потемневшие глазницы выдавали горестную бессонную ночь. В руках у девушки была лопата - видимо, именно ей она и стучала в дверь, поскольку руки у неё были почему-то ободраны, оцарапаны костяшки и обломаны ногти.
http://s8.uploads.ru/G4CSb.jpg
Алеена: Сказать особо нечего. Сын смотрительницы кладбища ушел с вербовщиком. Сама эта старуха чахоточная в такой холод даже дерн не соскребет. Вот, - она прислонила лопату к стене дома и развернулась, в ясном намерении уходить. Насколько Эшер знал Алеену, то можно было предположить, что в "рациональной занятости" она прячется от тоски - со слов Инрейга, так же было и после смерти её мужа.

16

Эшер опешился. На этот раз его удивление явно проступало наружу - это было трудно не заметить по его выражению лица. От вызванного, практически непременного замешательства ему пришлось выходить как можно быстрее. Но, как оказалось - достаточно было лишь чуть внимательнее оглядеть Алеену.
Ему чрезвычайно однозначно дали понять, что захоронение прошло гораздо быстрее, чем это можно было бы ожидать. Из всего этого складывался вполне закономерный вывод, что девушка копала одна, ночью - или по крайней мере самым ранним утром (что, однако, в условиях зимы - практически та же самая ночь). И, выходит, никому толком и не сказала об этом. А лопату... Погоди-ка
Всё-таки была взята прямо из его дома? Если так, то ему бы наверняка не составило труда узнать её.
- Постой! Останься - согрейся хоть у нас, чаю с сухарём выпей. Зима чертовски холодная. Надо дать организму хоть какой-нибудь продых, даже если мы бы жили через дорогу.
Как бы то ни было, но бессонная ночь - серьёзное испытание для выносливости девушки такого склада. Тем более, что Алеена в данном состоянии была наиболее склонна перетруждаться. Представив себе собранную картину, парень подумал о том, что несмотря на свою превосходную выносливость, позволявшую ему пережить работёнку в таких условиях без нанесения себе чудовищного переутомления - что даже ему вряд ли было бы очень приятно добровольно соглашаться чтобы заняться таким делом.
Форрестер мог взять эту лопату, чтобы осмотреть её и своим практически профессиональным знанием определить всяческие признаки, по которым можно было бы понять то, каким образом с ней могли обращаться во время работы прошедшей ночью.

Отредактировано Эшер Форрестер (2020-04-15 18:59:48)

17

Приглашение Эшера не вызвало и тени эмоции на лице девушки - оно осталось каменным и непроницаемым.
http://s8.uploads.ru/G4CSb.jpg
Алеена: Нет, благодарю. Мне ещё... К плотнику, ещё нескольким людям... К твоей матери, - она повернулась к нему, - Надо успеть. Мы начинаем перед закатом. Не опоздай... Если, конечно, ты придешь, - на этих словах Алеена вновь повернулась к дороге и зашагала прочь. Ему лишь оставалось проводить темную фигурку, пробирающуюся через заснеженную тропинку, взглядом, оставшись с лопатой в руках. Эшер не знал, его это лопата или нет - ни та, что должна была быть в его сарае, ни та, что он держал прямо сейчас - ни одна из них не отличалась какими-то запоминающимися конструктивными особенностями или несла какую-то невообразимую эмоциональную ценность, чтобы признать её из тысячи. Лопата да лопата. Хорошая, прочная, хотя дерево кое-где уже трескалось, и в трещинах лежала пыль. Кое-где на полотне - присохшие куски грязи и коричневатой глины. Не похоже, чтобы у этой лопаты зимой была насыщенная жизнь.

Из дома донесся голос отца:

- Эшер, кто там? Кто пришел? - с лежанки Эйба, даже при открытой двери в сени, не было видно двора, и, кажется, он не слышал их разговора.

18

Увидев свою неспособность с проницательностью профессионального сыщика анализировать мельчайшие детали, которыми безусловно отличается каждый инструмент в мире в независимости от его штампованности и однотипности - он остался несколько раздосадованным этим фактом. И только после того, как он сказал пару последних слов вслед уже уходящей за ворота Алеене:
- Ну тогда... До встречи.
Тогда к нему пришла уже другая мысль: что, так-то, под "захоронением" надо понимать другую вещь... Было ли это неосознанно проявившееся эхо военных лет, когда в то время практически всех павших бойцов хоронили сразу, не занимаясь изготовлением гроба? (Хотя по понятным причинам кремация всегда была предпочтительнее) Или тогда уж обыкновенная утренняя рассеянность?
Эшер прикрыл дверь, а лопату просто отложил рядом, возвращаясь в комнату к отцу.
- Там была Алеена. Этой ночью она в одиночку копала яму и пришла к нам с лопатой и отдала её нам. Была немногословна, сказала, что "оно" начнётся перед закатом.

19

http://forumfiles.ru/uploads/0001/52/10/2726/83821.png
Эйб Форрестер: Да, дела... На закате, значит, хоронят. Я бы тоже хотел там быть, если тебе не сложно, - отец, кажется, намекнул Эшеру, чтобы тот доставил его вечером на кладбище, - Бедная Алеена. Не представляю, как она сестре-то всё объяснит, она ж у неё совсем маленькая. Одни-одинешеньки остались, - он почесал бороду, явно видавшую лучшие времена, - Лопату, говоришь. Уверен, что она не для тебя её принесла? Холодно на улице, как бы такая девчушка землю-то смерзшуюся воротила? Она и тело брата-то поди с трудом подымет... Хотя ямы копает обычно сын смотрительницы, он парень ещё более-менее молодой, в шахтах, вроде, работает, - Эйб, очевидно, не слышал, что тот присоединился к имперцам, но в его словах явно было здравое зерно. Не так уж много было в деревне людей, кому по силам было зарыться на шесть футов в каменный январский грунт, и большинство из них ушли с вербовщиком или же участвовали в расправе над Инрейгом. Алеена была не сказать что слабая, но обычная для женщины своих лет, проводившей время за мелким ручным ремеслом, со скотиной да в огороде. Трудно было представить, как она тащила тело брата в одиночестве из трактира домой...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мидленд – Центральные Земли » Деревня Каменка. Дом семьи Форрестеров.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC