FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Февраля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Открыты продажи Весеннего сезона магазинчика чудес!

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

На форуме реорганизована система зарплат, ознакомьтесь с новыми расценками и порядком начислений в ваших рабочих разделах!
Обновлена тема посвященная должностным лицам форума, теперь вы можете разобраться с особенностями разделения труда в более удобном и подробном виде.
Открыта регистрация в новую лотерею Искаженное Зеркало Иллюзий милости просим всех отчаянный бойцов удачи!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №5: 9 января 17087. Мистерийская империя, особняк Ануид – Теххи, Лаеф


№5: 9 января 17087. Мистерийская империя, особняк Ануид – Теххи, Лаеф

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Ненависть – в почках набухших томится,
Ненависть – в нас затаенно бурлит,
Ненависть – потом сквозь кожу сочится,
Головы наши палит!

Леса Мистерийской империи таят в себе угрозу не одну тысячу лет: сколько ловушек, тайн и отнятых жизней скрывала в себе чащоба, скажем, Волчьего леса? Или юг Вдовьего леса, разделяемый трактом на две неравные половины? А ведь там, как и в столице людей, Иридиуме, идёт война, от которой ни одна сторона до сих пор не устала, и конца ей не видно… Во многом потому, что клану Ануид просто не представлялось возможности доказать своё Истинное первенство среди прочих. Среди предателей, дезертиров… приспособленцев, к которым воинам, ведомым кровью и яростью, пробиться было непросто. Да, речь шла о клятых Бернэ, ненависть и презрение к которым взращивалось в новообращённых с первых дней их посмертной жизни. Вот уж кого Смерть не возвысила, и она не всесильна.
Особняк клана Ануид был затерян на западе империи в столь тёмном и мрачном её уголке, что деревушек в округе практически не было. Или дело было в неуёмном аппетите обосновавшихся здесь вампиров?.. Увы, людским поселениям не свойственно вырастать после грибного дождя – не хочет народ селиться там, где кровь льётся рекой, а лапа Министерства или длань Инквизиции не дотягивается до мест столь удалённых. Глушь стала идеальным пристанищем не самых осторожных бессмертных!
В былые времена стены особняка по праву считались шедевром архитектурного искусства, мрачная красота имения Ануид не вызывала сомнений у тех немногих, кому доводилось его увидеть. И всё же – века сменялись один за другим, стены ветшали, появлялись всё новые и новые пристройки, казармы для низших вампиров и простых солдат… здание потеряло былой облик. Сейчас его можно было расценить разве что как насмешку, осколок прошлого, напоминающий о всё более эфемерных амбициях – захвате Иридиума и, чего уж, всего ми~ира…

Лисица была в библиотеке, в окружении тех, от кого не получит ни насмешки, ни кривой ухмылки – мёртвых учёных и писателей. Мёртвых бесповоротно и окончательно, что немаловажно! Утопившись в мягком кресле и забравшись в него с ногами, поджав их под себя, Теххи невозмутимо пролистывала трактат на ашрэфи. Культ Белиара, шестиконечные звёзды, узорчатая вязь символов, сплетающаяся в знакомые слова и фразы – да, это было то, что нужно, чтобы отвлечься от гнетущих мыслей.
– R-rовно год назад, – пробормотала под нос лиса и с двойным усердием углубилась в чтение. Спустя пару минут книга пролетела через комнату и под аккомпанемент глухого «Rrrarw!» врезалась в заставленный стеллаж. Ни одна книга не дрогнула и даже не свалилась: видимо, вековая пыль – штука лютая, крепит хорошо.
Сокрушительная неудача годовой давности пустила её не-жизнь под откос: все подчинённые отправились на тот свет, а она сама, пусть и выбралась, но оставила под завалами и репутацию, и уважение, и трепет, которые так долго зарабатывала. Это ранило гордость, которая, судя по всему, поселилась где-то около сердца, а потому все двенадцать месяцев беспрестанно билась в агонии ярости и беспомощности. Она почти ненавидела себя! Но куда больше – Сорго. Аггир отстранил её от всего, чего только можно, весь год она была без сколько-нибудь интересной работы и перспектива провести так вечность ужасала.
Что тоже ужасало, но! И интриговало, и давало хоть какую-то надежду – так это планы Лорда Везира на её счёт. Или это были замыслы того же паршивца Сорго, умело доносимые до ушей главы?.. Почти месяц Теххи была как на иголках, ловя многозначительные фразы из уст других драуфов и по крупицам собирая информацию. Даже Агле’Кар, искренне расположенный к ней и её талантам наставник, откровенно темнил!
Но всё же времени было достаточно, чтобы догадаться – её ждёт ссылка, отлучение от клана, наказание. И пусть – пусть! Через огонь, воду и чужую магию пройти несложно, когда есть, ради чего идти вперёд. «Тут либо докажи, что сильная, либо умри на полпути, не опозорив клан – терять ведь нечего, верно?», – хмыкнула Теххи, откупоривая бутылёк с уже остывшей кровью и жадным глотком опустошая половину. Кровь совсем юного шедимца. Добыть её было непросто – она хранилась для мига триумфа, чтобы отпраздновать что-то важное. А теперь она, чёрт возьми, Неро, сидит тут, в обществе мёртвых поэтов, и топит горечь в сладкой пряности. Незаслуженной.
Массивная дверь в библиотеку с жалобным скрипом распахнулась. Раздались шаги. Лисьи уши рефлекторно дёрнулись в направлении звука, но Теххи заставила себя не обернуться – лишь в одно движение села в кресле как полагается, свесив ноги на пол. Тем более, что чуткий слух уже давно её подводил, без малого полторы сотни лет: он остался там же, где и нюх, и тактильность, и чувствительность, и ещё столько всего… В моменты душевной слабости, такие как сейчас, вампирша остро ощущала их нехватку. 
– Кто? – резко спросила хвостатая, методично постукивая по подлокотнику кресла рукояткой кинжала. Ни для кого не секрет, что библиотека негласно стала её вотчиной – здесь та, которую звали Неро, была всегда, а когда не была, в любой момент могла появиться.

Отредактировано Теххи (2019-02-06 17:19:03)

2

Время шло столь же неспешно, как и старая кляча под Лаефом. Лошадь ощутимо дрожала - от страха ли, от усталости - что не особо волновало вампира. В конечном итоге, он мог себе позволить не спешить, а на "душе" у него была лёгкая расслабленная удовлетворённость недавними событиями, чьи кровавые следы неспешно стекали по его одежде и наручным когтям. Последние, несмотря на "дружественную территорию", всё ещё были на руках, и порой, для аккомпанемента цокам копыт, раздавалось негромкое "дзы-ы-ы-нь", когда одно лезвие скрежетало по другому. Хороший всё же вечерок.

В остальном, конечно, всё катилось в трубу. Забавно, но почти что отступник Ануид оказался в большей мере достоин этого звания, чем все остальные. Сколько раз хвостатый выходил против нежити? Сколько раз Охотнику приходились таиться среди погибшей пустыни и сгнивших корней, чтобы его не настигли призраки? Наконец, сколько информации благодаря его действиям узнавали? Рука привычно скользнула в карман, извлекая изувеченный значок "Зрячих". Серебряная основа жгла кожу, вызывала боль. Приятные ощущения. А новое общество столь же гнилое, как и старое. Жалкая кровь, - с грустной усмешкой подумал немёртвый, убирая свою "драгоценность" обратно до лучших времён. Они, в общем-то, могли наступить гораздо быстрее, чем ожидалось.

Завоевание. Вампиры Империи отжили свой срок - это был вопросов факта и времени, но рано или поздно подобное случится. Лаеф умрёт со своим кланом - от этого тоже не избавиться. Но, к счастью, Древние на то и Древние, чтобы затеивать что-то более серьёзное и монументальное. Как говорили в разведке, Первый Лорд решил в полной мере оправдать своё высокое звание, и созывал под своё крыло достойных воителей. Забавно, что отряд, в первую очередь, назначил его. Хотели избавиться по простому, но одного разведчика, всё же, малость разорвало. "Он не смог выдержать радости расставания с жизнью, и щедро выплеснул её наружу. Возможно, я чуть-чуть помог ему в этом", - сказал на прощание Лаеф. Его уже давненько напрягал это вновь обращённый следопыт - в основном из-за его любопытства, и его же косности. Юнец не ведал, что есть мир вампиров и что есть мир магии, а значит был бесполезен. Даже его кровь отдавала душком страха и глупости, а потому помогла мистику увериться в своих предпочтениях. Не то чтобы без них он действовал иначе...

Поместье. Когда-то, путь от него привёл хвостатого в лапы палачам. Сейчас, насколько он знал, в командиры также достанется некто из отделения Сорго. Хотел ли подобного вифрэй? Нет. Мог ли что-то исправить? Тоже нет. Достаточно будет показать этому хлыщу из числа бессмысленной крови, что дальше необходимого общение не пойдёт, а приказы будут выполняться согласно озвученных мыслей. Наконец, у разведки есть свой путь и решения, с которыми палачам не пересечься.

А вот "привратникам" пришлось оценить Алый Голод на своей шкуре. Внимательный взгляд, оценка. Как маги - ничтожество, а потому Лаеф лишь показательно-равнодушно слизнул уже свернувшуюся кровь, попутно кусая себя за палец. При виде возникшего меча-пиявки стражники напряглись, на что хвостатый ответил своей привычной ухмылкой. Не лучшие из Ануид, конечно, но всё же хоть понимают разницу между опасностью и смертельной угрозой. Взмах клинка, удар - и животина упала на землю с пробитой шеей, истекая кровью. Пустая кровь, но сам вид алой реки возбужал желание, зажигал огонь чего-то большего... В некотором возбуждении, Лаеф решительно пошёл внутрь поместья, лишь изредка требуя ответа касательно местных обитателей. Но вот тут-то уже его настроение пало ниц ниже, чем погибшая лошадь. Она

Дверь широко распахнулась - в поместье солдат не привык смирять свои чувства. Два шага вперёд, остриё кровавого меча воткнулось в пол, следом упал на колено и сам вампир. "Ануид ведёт их гордость", верно? А потому Лаеф всегда испытывал своё руководство подобными выходками, показывая своё "смирение".

- Кукла прибыл, - взгляд на неё, ухмылка во все клыки, - госпожа.

3

Он.
Сердце лисы, бейся оно, зашлось бы в беспокойном ритме. Пульс бы пустился в пляс. Но ни тем, ни другим она не располагала, поэтому единственное, чего удостоился блудный кукла, это перекошенное выражение лица. Да и того он видеть не мог. А вот то, что она полоснула ладонь кинжалом, попутно переплетая формулу жертвы, без внимания оставить наверняка было сложно.
Неро рывком поднялась с места и глубоко вдохнула проникший вслед за вошедшим запах. Кровь. Пьянит. И он, как всегда, заляпал ей всё, что можно – теперь аромат дразняще завис на кончике носа, принуждая вычленять острые и пряные частички. «Дешёвка без вкуса, лишь бы кромсать и резать – утопился бы уже в чане с кровью и баста», – несколько неторопливых шагов навстречу, оценивающий взгляд скользит по склонившейся фигуре.
– Значит, это будешь ты, – задумчиво обронила лиса, неспешно обходя фигуру. – Плохо. Бесхвос~стый, rедко же ты навещаешь жену, – Неро остановилась позади, стук каблуков прекратился, а в голове зазвучала неприкрытая ирония. – А она ждёт, скучает, топит гоrе в кrrrови людишек… ночами не спит и всё ждёт, ждёт, ждёт… – заострённый на конце каблук резко вонзился в спину, как раз в место, где повреждённая одежда обнажала пятачок бледной кожи. С каждым словом лиса всё давила и давила, опираясь о колено рукой и вонзая остриё глубже до упора, приоткрыв рану для удобства чуть больше. – Что же ты так долго, ми-лый?
Если она и скучала, то первый десяток лет новой жизни, когда пересечься с Лаефом ей просто не давали, как и узнать, как он, жив ли. Потом… отпустило. Потом Теххи наглядно продемонстрировали, каким чудовищем он стал, и это вселило в неё ощущение сродни брезгливости. Кровавая одержимость его душила – и лиса догадывалась, почему. Её способ чувствовать себя по-настоящему живой был лучше, проще и, в каком-то смысле, чище! Теххи искренне не понимала, почему он ни разу не попытался попасть сюда, под крыло Сорго? Палач – единица для клана во многом бесценная и живёт на порядок лучше разведчиков. Располагает всем, чем пожелает. Что угодно за ваше умение вгрызаться в плоть и терзать, всё, как он любит. Упоение в крови и добыча информации, чёрт возьми.
А сейчас Неро злилась и пыталась стравить саднящее чувство насилием, на которое лису было наверняка наплевать, как и на всё, кроме луж крови, в которых он никак не наплещется в своей разведке. И ей всё никак не легчало. Нужно было что-то другое. Начать расспросы лиса пока не была готова: такая долгожданная и потому радушная встреча должна быть проведена по высшему разряду! И его она сейчас ему как раз опеспеч-чивает.

Отредактировано Теххи (2019-02-06 23:16:50)

4

Сколько лет... Сколько? Лаеф даже не считал. В первые мгновения он думал, что пережитый кошмар будет вечен. Палачи, вскоре, убедили его - настоящие ужасы ещё только начинаются, а значит расслабляться было рано. Однако, в конечном итоге, он смирился с собственным страхом, принял его. Хотя бы в том виде, в котором он давался юному Ануид, а потому, как Ануид, он и следовал за своим недостатком, по настоящему топя свою сущность в крови, потому что лишь в этом осталась цель и тайны. Все остальные стали для него закрыты.

Как закрылась и она. Лаеф не сразу понял эту перемену в ней, а когда смог осознать (когда его тело проснулось хоть немного) - было уже поздно. С наследниками Сорго он не хотел и не имел ничего общего, меньше прочих представителей клана признавая за ними звание "истинных детей ночи". Пожалуй, единственное в чём он мог их принять - когда палачи распутывали язык особо упрямому Бернэ, либо делали из непослушного новичка покорного. Но, вновь вспоминая об этом, он знал, как дорого даётся бунтарям их непокорность.

- Всё что пожелаете, Неро, - прохрипел он сквозь зубы, чувствуя свой собственный огонёк жизни в виде загорающейся злобы. "Бесхвостый". Этим он стал - небольшим клочком чистой ярости и злобы, голода и желания утолить этот голод. Все прочие потребности не ушли и не забылись, но тело больше не в силах ощутить их, или передать другим, - кроме тёплой кровати. Сами знаете, вампиры не могут этого сделать, - и не только это, что в первые годы бесило "бесхвостого" до невозможности. Потом столь "уникальным" в своей пользе качеством обладала лишь она - всех прочих Лаеф предпочитал учить культуре языка на месте, иногда с отделением языка от некультурного тела.

- Впрочем... Даже это возможно, - сомкнутые губы разошлись, демонстрируя задуманный коварный план воплощённой мести. За нападение на неё без особой причины (к которым её действия пока не относились), Лаеф мог вновь и надолго оказаться в лапах Сорго - это правило относительно старших палачей было свято. Но вот их имущество? Уже не столь драгоценно, как бы они не хотели думать иначе. А стало быть, им можно воспользоваться для выполнения приказов. Несколько жестов сменили друг друга, и огненный шар перекочевал в наручные когти свободной руки, от чего те надменно (хотелось бы) сверкнули алым эфиром огня. Мистик это видел, а она, стало быть, должна была учуять. Не могла не заметить, - стоит лишь только захотеть, - рука направилась в сторону книжных полок, грозясь в любой момент сорваться огненным шаром. Как боевой маг, на ближней дистанции хвостатый был слишком опасен для своей женушки, и она знала, что не успеет. И он это знал. А потому буквально упивался своей следующей фразой, - или что, белоручки уже и желать боятся? - Который сопроводил негромкий, гортанный смех, словно бы это делал абсолютно бездарный актёр. Пожалуй, так и было - вифрэй не жил, вифрэй играл в жизнь. Так, как он умел это делать.

5

Клан Ануид знал, как вышколить из новобранцев достойных сынов ночи, тех ещё безумцев. Благодарных клану, готовых за него драть глотки. Неро – (и всё же в глубине сгнившей душонки что-то неприятно обрывалось каждый раз, когда он её так называл и лучше бы прекратил!) – была из таких… по большей части. Тактика «отобрать всё, а затем вернуть малую часть» работала прелестно, ведь после лишений малая частичка былого была бесценна. Сейчас лисица поняла, что палачи Ануид жестоко промахнулись: у него они, отобрав всё, не вернули ничего.
А сейчас он собирался отобрать то, что было у неё!   
Следя за огоньком, играющим отсветами на лезвиях когтей, Теххи не без отвращения почувствовала, как злость её медленно тает, а значит, не было больше ничего, что можно противопоставить чужому оскалу. Уши лисы нервно дёрнулись: «Дорого бы он дал, чтобы вернуться к жизни? Или упокоиться навсегда? Может… обеспечить?» Ценой своей библиотеки она могла его убить. Не без других последствий для себя. По крайней мере, с больными воспоминаниями, которые подсовывало воспалённое сознание, справится без проблем.
И с его смертью пропадёт единственное, что связывает её с простыми радостями бытия живой: ощущение чужого тепла, биения сердца, фырчание под ухом с досадным покусыванием и ещё столько всего, что лиса отказалась вспоминать – глубоко вздохнула и, в последний раз надавив каблуком и упёршись им в кость, с глухим хлюпом его выдернула.
– Белоrучка… – лису перекосило, но голос остался вкрадчивый и ровный –…желает много больше, чем лишённый rассудка и жадный до дrянной кrови Охотник может дать. 
«Вампиры многого не могут, но всё же могут они гораздо больше. Гораздо!», – в свою мысль Теххи и сама не поверила, поэтому в мелодику гортанного смеха лиса примешался её смешок – скептичный и самую малость истеричный.
«Да не, не осмелится…»
          «Глупец…»
                    «После дешёвой крови не только хвост отказал…»

– Одно гоrящее издание – минус одна твоя конечность. Я тя сожrу за эти книги, сладкий, из пыточной не выйдешь, – фраза сопровождалась почти дружелюбной улыбкой. Склонившись, чмокнула его в макушку и погладила. В виски снова ударил запах крови. Раньше у него был свой аромат. Сейчас только кровь.
Хаотично размахивая хвостом, Теххи прошла мимо лиса, нарочито повернувшись к нему спиной, и взяла в руки остатки крови шедимца Опустошила и облизнулась.
– Будь послушным мальчиком и не rазводи в особняке костёr. Мы же не хотим, чтобы по лесу rазнёсся шлейф аrомата полусгнивших Ануид, – прозвучало была не без намёка. Хвостатая упала обратно в кресло, массируя виски. Голова у неё болеть не могла, здесь было другое: детали мозаики из прошлого, настоящего и будущего не желали стыковаться, образовывать единую картинку. – С тобой уже говоrил… Пеrвый Лоrд? 

6

Рассудок? Не самое важное слово для вампира, особенно в числе приверженцев Ануид. Впрочем, развивать конфликт сверх-меры было слишком неразумно даже для него - достаточно было понимания, что с своими действиями он угадал, как и верно оценил возможность нанести реальный вред, а не просто повредить бессмертное тело. Без того она уже упилась кровью, причём... чужой страны? Восточная кровь. Как обычно, - усмехнулся хвостатый, как на свои мысли, так и в ответ на сказанное ею. Да, палачи все одинаково хороши, только вот за своеволие в отношение "верных" сынов, как правило, можно было самому попасть на пыточный стол. Она это знала, он это знал, так что огненный шар в следующее мгновение был выпущен... В стену. Всего несколько мгновение горела вековая пыль и шипела изморозь, но этих фоновых звуков хватило для того, чтобы прозвучала сакраментальная фраза: начнём с руки? - И лезвия собственного оружия прошлись по предплечью, щедро окропляя кровью пол под ногами по мере отрезания конечности.

Впрочем, дело не было закончено - рубить кость в таком положении было крайне неудобно, да и от подобных манипуляций ощущения совершенно не те, и не сравнятся с жгучой, острой приятностью боли, что ощущается при контакте с серебром или освящённым оружием. Кто-то говорит, что "приятность" тут весьма условна, но так как Лаеф не чувствовал практически ничего иного, он был согласен и на такие изыски. К слову об этом...

- Странно слышать об одержимости от той, кто охотится за одной лишь жаркой кровью, - возможно, вампир и ошибался, но он уже не раз слышал о том, что Теххи "по собственной воле" отправлялась в Торговую Лигу. Не ради торговли же она туда моталось, право, да и запах из бутылька, что был в её руках, совершенно не походил на отголоски местных жителей, - и готова убивать сородичей из-за ветхих фолиантов. Мнится мне, не того новичка в тот день отдали на "воспитание", - конечность уже схватилось кровавой коркой, так что Лаеф мог без риска прикоснуться к её "святому таинству" книжных полок. Правда, на дереве всё же оказалась кровь, стекающая с лезвий. Маленькая незадача, ничего не поделаешь.

- Верховный? Нет, пока не удостоился этой чести, - равнодушно ответил хвостатый. Как ни странно, в слово "честь" было вложено именно тот смысл, никакой иронии. Нельзя сказать, что Охотник уважал главу своего рода, но действия Лорда пока приводят к тому, что Лаеф оставался "жив", что нельзя было не ценить. И это кроме той ауры силы, и пусть искажённой, но всё же жизни, что ощущалась вокруг этого могущественного существа. Как показали опыты вифрэя, чтобы достичь подобного уровня нужны недюжинные старания или масса времени. И то, и другое, что логично, у хвостатого было,  - лишь слышал о том, что нас ожидает нечто необычное. Оказаться в подчинении энкани нарэка уже воплощает эти слова в реальность, но всё-таки... Я жду нечто большего. Возможно, последние подвижки в числе хранителей Бернэ сдвинет наше дело с мёртвой точки, или поставит этот знак в их истории, - последовала "вежливая" улыбка, больше похожая на удовлетворённую мордашку ребёнка, который всё же дождался сладости к обеду.

7

Подперев щёку ладонью, Теххи смотрела на вампира с неподдающимся описанию выражением лица, на котором смешались раздражение, ухмылка, желание придушить и, кажется, даже мелькнула тень облегчения. Он не испортил её книги, уже хорошо – значит, не весь разум утопил в крови деревенских пьяниц и сельских девственниц. «И всё равно не отделался от соблазна, чтобы повредить м о ю собственность», – в тишине библиотеки раздался скрип зубов. Кровь с руки мерно капала, Теххи злилась. Идиллия.
Восточная кровь, жаркая кровь… Теххи не считала себя одержимой, скорее, немного увлекающейся. Не секрет, что кровь людей с Востока содержит в себе такие пряные, пьянящие ароматы, что, попробовав единожды, все имперцы кажутся пресными. И даже кровь у них словно горчит, и пахнет невнятной смесью молока и полевых трав. У лигийцев и, в особенности, жителей Шедима сочетание более притягательное – хочется ещё и ещё. Как тут удержишься? «Ну, и разве это – одержимость?», – фыркнула лиса и передёрнула плечами, отрицая очевидное.
– Пrедпочтение в еде, и сrеди детей ночи не самое извrащённое, – клыкастенько улыбнулась девушка. – Лишь лишённые и капли гоrдости сосут всё, что дают.
Она пробовала разную кровь. В какой-то момент захотелось острых ощущений, риска, и коллекция вкусов лисицы начала пополняться. Порой там появлялись самые неожиданные экземпляры: благородный дроу, добровольно поделившийся своей кровью за услугу, эльфы и даже орк. И это ещё не вершина её коллекции, ведь впереди целая Вечность. Хммм. Наверное, только гномы и наги ещё не попадали на клык Теххи, но она была уверена, что рано или поздно это исправит. Да и… едва ли их кровь оставит такое же пленящее послевкусие, как восточная. «Будет ещё отдавать застарелой гнильцой, как эльфья, или окажется на вкус не лучше прелой листвы»
Задумчивость развеял следующий ответ хвостатого.
– Без… заботы энкани наrэка ты был бы мёrтв ещё полтоrы сотни лет назад. Ценил бы, – отрезала лиса. Если бы они, палачи, не воспитали из него истинного Ануид и не выбили бы все сомнения, которые Лаефу хватило наглости хоть как-то продемонстрировать главе рода, он был бы уже мёртв. Совсем, окончательно. И вряд ли посмертие такого рода пришлось бы ему больше по вкусу – так был бы благодарен! Какой бы глава палачей, Сорго, не был тварью и как бы не заслуживал… ну, допустим, быть когда-нибудь уничтоженным, растянутым на дыбе, свергнутым… ею… кхм, пыточных дел мастера оставались для неё неприкосновенны. Без них клан бы просто долго не протянул под напором Бернэ и редких подлянках девиц Шамон.
– Не думаю, что дело касается Беrнэ – ими занимаются более искусные мастеrа, не моя rабота, – покачала головой Теххи. – Астаrх, прислав тебя ко мне, явно согласовал это с моим аггиrом.  Всё выглядит так, будто от тебя хотят избавиться, ведь… больше подчинённых у меня нет, все в земле, – на губах растянулась копия улыбки вифрэя, такая «вежливая» улыбка. Вряд ли он не слышал о её провале, год назад судачил весь клан и лишь недавно стихли слухи; зато начались перешёптывания о «необычной миссии для Шедимки».
Чувство жизни лисы, до того отслеживающее лишь вялые подвижки вампиров по этой части особняка, тактично предупредило, что не иначе как один из Ануид стремительно приближается к дверям библиотеки. Хвостатая тут же выпрямилась, горделиво вздёрнув нос (совсем как в юности, хых) и бросила взгляд с дверей на Лаефа и обратно на двери.
– Скоrо у нас будут гости. Веди себя хоrошо.

8

Бровь взметнулась вверх как сломанное крыло птицы – насколько естественно, настолько же безобразно. В общем и целом, намёк Лаефом угадывался, хотя развивать эту тему ему уже было просто лениво. Чем, всё же, отличается количественная охота от качественной, особенно от лица палача? Да ничем. Любое дитя Сорго получит именно ту кровь, которую им доставят, и её качество будет именно таким, до какого состояния жертва дойдёт в процессе пыток. Будет ли то кровь боли, ярости или желания – разницы никакой, потому как сам палач, к тому моменту, с большей долей вероятности будет столь же сыт и холоден, как в начале процесса. А вот бой… С боем это нельзя было сравнить даже близко. Когда вокруг тебя льются реки крови из тела, что ещё секунду назад дышало и жаждало тебя убить (или, по меньшей мере, сбежать) – вот тут ощущается полный спектр эмоций, который только может вспыхнуть в живом существе. Надежда. Ужас. Пламень спасения или холод липкого страха. При этом, что важно, в тебе самом пылает стремление, сила, что толкает вперёд и пробуждает нечто большее и древнее, чем просто «глотнуть из бутылки» ради утоления тягучего ощущения. К последнему Лаеф и вовсе относился с плохо скрываемой брезгливостью. Стоялая, стылая кровь. Мерзость. Аж злость взяла, особенно на фоне пустой горделивости и совершенного непонимания сути Ануид

- «Забота» не прошла даром, и Ануид не лишились мистической кrови. Ценили бы, – в том же тоне ответил оружейник, решительно втыкая лезвие в расщелину камня под ногами да опираясь на «гарду» всем весом. Ночью его силы возрастали, а огонь недавней драки ещё не до конца покинул тело. Или, скорее, он был в крови? Вопросы связи голода с кровью, крови с силой, а ночи с проклятием были для хвостатого одним из тех, что ещё пыталось удержать его разум от окончательного кровавого безумия. И это всё кроме чисто «научного» интереса влияния кровавого эфира, присутствуем которого отмечены все вампиры без исключения. Пожалуй, это их роднило даже больше, чем их отчуждённость от прочего мира. Мира, который заходится в опасном огне войн и восстаний

- Если не Бернэ, то мы зря тратим время, - однозначно заявил хвостатый, вновь вскидывая меч себе на плечо, - мысли Лорда – потёмки, но момент для удара опасно упускать. У живой крови своя война, им будет не до нас, – на замечание касательно возможной смерти вифрэй и ухом не повёл. Разведке было не привыкать оказываться на краю гибели. Но, стоило признать, умирать совершенно не хотелось, что особенно удалось прочувствовать в их войне с гнильцами и прочей нежитью. Подобной опасности можно было избежать, или попробовать это сделать… Но стоило ли? – Приличия? – Отвлеченно переспросил вампир, полуоборачиваясь по направлению к двери. Меч, естественно, спрятать и не подумал – открытой и неудобной для атаки позы будет достаточно, чтобы показать «дружелюбие»

9

[float=left]http://s1.litepic.ru/119013016816bef3d5721ee764b1.jpg[/float]«?!..»
«Даже так, ха? Будешь огрызаться здесь, сейчас, со мной?»
Вампирша чуть склонила голову набок, приглядываясь к расслабленной фигуре, и небрежно взмахнула ладонью – несколько ослабленный, но вполне ощутимый сгусток эфира Крови принял очертания ладони и, стремительно дёрнувшись в направлении мистика, хлестнул его по щеке.
– Сам знаешь, за что, – вздёрнув нос, обронила Теххи с противной усмешкой. Может, и не стоило показывать раздражение, выставлять напоказ слабость. Стоило проглотить обиду, а затем, позже, отомстить? Нет. Выжидать она всё ещё не любила; бессмертие учит терпению, но так долго... На удар хвостатая ответит ударом, пусть и драки – совсем не её. Но разве может он ей ответить, а значит, какая это драка?.. Всего лишь избиение.
Стук сапог раздался у входа в библиотеку, и лиса, забыв о Лаефе, обратила внимание на гостя. «Кто бы мог подумать» Теххи плавно поднялась с места и кивнула вошедшему, удостоившись такого же приветствия. Хорошо знакомые нелюди, пыточных дел мастера. Учитель и ученица.
Агле'Кар Ануид: – Всё развлекаеш-шься, Неро? – клыкасто улыбнулся вампир, бросая снисходительный взгляд на меч и уже засыхающую кровь на Охотнике. На миг задумался, словно желая что-то сказать… но передумал и произнёс совсем не то: – Я только что от наш-шего Лорда. Желает видеть тебя и твою новую зверуш-шку.
– Дrауф Агле’Каr подrабатывает посыльным? – прищурившись, промурлыкала Неро, поманив пальцем Лаефа и выйдя из своих «владений». Хотелось верить, что какие-нибудь младшие клыкастые уберутся в её отсутствие. Привычную же колкость бросила забавы ради, на что Агле’Кар понимающе гоготнул и бодро зашагал по левую руку от ученицы. Смертникам можно простить и не такое. Что же, пришло время прогуляться по затхлым коридорам особняка Ануид. – Никаких новостей по поводу Беrнэ? Что насчёт меня?
Вампир расслабленно шёл рядом, проигнорировав вопросы ученицы. Вместо этого он разглядывал Лаефа и протянул было руку, чтобы его пощупать, но снова передумал.
Агле'Кар Ануид: – Охотник, знач-чит. Я помню тебя, – тут он блеснул клыками ещё раз, на этот раз как-то… польщённо? Горделиво? Самодовольно? Неро недовольно взглянула на наставника, не понимая. – Какие-то полторы сотни лет назад был таким щ-щенком, трясся в своей камере, поджав хвост. Меня боялся. А сейчас… Кровож-ад, – смакуя слово, протянул вампир, пристально глядя на Лаефа. – Ты его ещё не клеймила, Неро?
– Не успела, – пожала плечами лиса.
– Хорошо, – только и сказал вампир, остановившись у дверей. Кивнул лисе, легонько вцепившись мимоходом ей в плечо, и так же расслабленно пошагал прочь.
Вампирша покосилась на Лаефа. Снова одни. Толкнула дверь. Сейчас, оставшись без поддержки наставника (пусть он её и не выказывал, но он ведь была, была!), она почувствовала робость, но не могла позволить себе её показать. Разговоры с Первым Лордом – то ещё испытание, но это, в конце концов, уже не в первый раз. «Лучше отмалчиваться, как раньше», – решила Теххи, усилием воли заставив себя выпрямиться и идти неторопливо, не семенить.
Двери за вампирами захлопнулись, отсекая их от внешнего мира.

Отредактировано Теххи (2019-02-11 18:22:09)

10

Встречи с Лордом - всегда испытание. Верности, выносливости, порой отчаянности. На этот раз, стоило признать, всё это заглушила смесь чужеродных, казалось бы, чувств: недоумение и нетерпение. Страха перед грядущим не было, лишь покалывающие фантомные ощущения на кончиках пальцев, что Лаеф усиленно давил путём реальных надрезов с помощью стальных когтей своей перчатки. Наручные лезвия, как и меч, были сняты и развеян соответственно при входе в комнату Лорда. Всё же надо было знать и понимать, чьё терпение стоило испытывать, а кто не простит даже малой шутки. По этой же причине меч, которым Охотник намеревался пощекотать нервишки "гостю", в итоге был отведён в сторону для предельной открытости. Агле’Кар пусть и не Лорд, и не самый сильный вампир, но его роль и статус в Ануид было глупо отрицать. Как невозможно будет забыть и того, что именно его воспитанница столь сильно провалилась в своём деле. Когда-нибудь, это аукнется, и Кровожад сможет вбить насмешки в глотку этой надменной крови. Пока расплачиваться пришлось тому же каменному полу, на котором появилась пара новых царапин. Злость требовала себя стравить.

Через некоторое время, ситуация поменялась. На "душе", вместо брезгливости и надменности поселились иные чувства, связанные с посещением Лорда. Стало быть, вот оно что... Неизвестно как и когда пришла Верховному эта мысль, но она была, мягко сказать, странной. Вслух, конечно, Лаеф не сказал ничего, предпочитая и вовсе не отдирать головы от пола - целее будет, так что всю мощь недовольства язвительности вновь предстояло испытать его "женушке".

- Слабеешь, Неро, - как бы вскользь пробормотал хвостатый, перебирая пальцами по лезвиям перчатки, - раньше от твоих ударов я, хотя бы, мог проснуться, - "проснуться" - ощутить хоть что-то, отзвук настоящего ощущения в мёртвом теле. Боль, смятение, страх. Любое чувство было дорого, потому что иных не было и не могло быть. Мёртвым не дано подобного счастья.

С другой стороны, у них было время, а к времени приложилась и цель. Пустынный клан? Поставить их на колени, выбить из игр детей ночи раньше, чем те успеют воспользоваться связанной с войной ситуацией в Шедиме? Безумство, скажете вы? Да, оно и есть. А кроме того, это практически изгнание. Лаеф давал себе один шанс из десяти на то, что они вообще настигнут немёртвых в жарких песках, и половину от этого - на победу. С другой стороны, не в этом ли и состояла охота? Достойная добыча, и её секреты, никогда не падали в руки сами, требовали сил и риска. А уж тайны, которые таили в себе коварные пустыни, были более чем достойны, ведь рядом располагались фанатики Белиара - чёрная кровь - и они, скорее всего, немало досаждали тем вампирам, против чего клыкастые, в свою очередь, должны были бороться. Вопрос лишь в том, как. Предположить можно было многое, но Лаеф предпочитал ощущения. И начнёт он с той крови, что текла в жилах этих вампиров. Ты или тебя, - всплыло в голове очередное напоминание сути Ануид, что отозвалось резким взмахом ладони и окроплением пола под ногами собственной кровью. За этим эффектно-бесполезным жестом последовало очередное молчаливое ожидание - "Зрячий" пытался вспомнить, было ли в его голове что-то ценное для грядущего похода.

11

«Изгнание…», – остановившееся сердце лисицы глухо ухнуло куда-то вниз – примерный маршрут Теххи легко могла представить и даже реализовать на любом мешке с кровью. За благородной миссией, за утверждением Ануид на Востоке пряталась почти ничем не прикрытая истина, бьющая по самодовольству колкость: вы нам не нужны. Вот так. Слабым здесь не место. Провалившийся палач и Ануид со слишком горячей кровью, которому в разведке больше не было места – даже для кровавого ража вампиров с их ненасытной жаждой Лаеф оказался слишком… слишком. И она была слишком неудачлива, слишком слаба – вот и нашёлся благородный повод избавиться от обоих сразу. Как там люди говорят? Обоих зайцев?.. 
«Разделаться с «трусами, что смеют называть себя «истинными порождениями крови», – хмыкнула лиса. В успех она не верила ни минуты. И это не мешало ей прикидывать, с чего лучше начать их самоубийственную миссию – в конце концов, дёшево свою не-жизнь они точно не продадут. Кроме того, было кое-что ещё…
Пустыня – худшее место для вампира. Как же они сумели найти себе место под палящим солнцем?.. Пустынные кланы, насколько Теххи знала из историй Агле’Кара, это беглецы. Предатели, дезертиры, слабые ничтожества – это всё конечно замечательно, но куда важнее то, что они изоляты. Знают ли они, как обстоят дела здесь, в Мистерии? В курсе ли они о Шамон, Бернэ и вечной войне Ануид? Вздёрнув нос, лиса с интересом взглянула на Лаефа. «Что же ты сегодня так безнадёжно уныл – возможность хлебнуть чужой кровушки преотличная. Или ты такой последние полсотни лет? Скучно, не хочу так», – рассеянно подумала Теххи, возвращаясь к мыслям о пустынных кланах.
Что в Торговую Лигу, что в Орхтари нет-нет да забредают вампиры с Запада, она сама – та ещё охотница до шедимской крови и готова носом землю рыть ради очередного деликатеса. И что же, ни один из них не попадался в лапы пустынников? «Ниверю!» Но ведут ли они допросы так же умело, как мастера пыточных дел Ануид? Самодовольная улыбка. Едва ли. И ведут ли они их вообще? Убить на своей территории вампира-одиночку не только не зазорно, но и разумно, почти дело чести! «Если мы себя обнаружим, церемоний разводить никто не будет…»
– А? – рассеянно переспросила лиса и тут же фыркнула. «Слабею? Я? Ты ведь не глупый лис, что же всё валяешь дурака» Деловито взяла Лаефа под руку, поведя по коридору в свои комнаты.
– Не хотела доставить тебе лишнее удовольствие. Если умrёшь от лёгкой пощёчинки, то всё, посмеrтию конец. Долгожданный покой, а мне в пустыню тащиться в одиночестве. Тоска, даже общество шедимских мальчиков меня не спасёт. А если сделаю больно, даже очень, ты останешься только доволен… Думаешь, непонятно, зачем ты rвёшься в бой в числе пеrвых, будто готов отдать Жнецу ошмётки своей души в любой миг? У меня было достаточно вrемени, чтобы изучить тебя, так что не ломайся как юная баrышня на сеновале, – прогуливаясь под ручку, лениво втолковывала хвостатая, глядя на вампира уже без раздражения и ноток злости. Визит к Лорду отрезвил. И теперь перед лисой стояла задача, невыполнимая, но имеющая какие-то песчинки вероятности на реализацию. Для этого ей нужен Лаеф со всеми потрохами: его одержимостью кровью, ярость, сумасшествие, неуправл… Нет, это ей как раз не нужно. «И это мы исправим», – удовлетворённо кивнув мыслям, Теххи распахнула дверь и пропустила вампира вперед, не удержавшись, склонилась в насмешливом полупоклоне – дань его преувеличенно уважительному поведению в библиотеке. – Значит… мы снова в одной лодке, Бесхвостый~ Если у тебя есть какие-то вопrосы, пr-rошу. Rаботать сообща пrидётся следующую вечность или до смеrти одного из нас. Мы оба заинтеrесованы в том, чтобы ты rаскрыл rот не из желания rазмяться в кrасноrечии – язвительность оставь пrи себе.
Впрочем, эта комната мало чем отличалась от библиотеки: письменный стол, стул и горы, кипы книг повсюду. Пол устелен коврами, но в остальном обстановка скромная. Ничего лишнего, только книги, книги, книги. Некоторые были распахнуты; от них так и веяло стариной. Повсюду листы с витой вязью тягучего языка шедимцев и зарисовки ранений, внутренних органов, каких-то установок и железяк – почерпнутые из древних книг описания пыточных приборов. В углу в одну кучу свалены разнообразные крюки, клещи, тиски – на вид старые и пылящиеся лишь потому, что хозяйка не удосужилась избавиться от металлолома.
– Rасполагайся.
– И с этого момента зови меня Теххи, – капризно уточнила лиса, внутренне убеждая себя, что просьба продиктована совсем не тем, что её раздражало, когда вампир называл её Неро. Нет, конечно же нет. Дело в другом. Дело в… в том, что в Торговой Лиге её знали как Теххи. Теххи Шекк. В этом всё дело, да.

12

Хвостатый неспешно поднялся с своего места, чинно принимая руку и остановившееся сердце своей спутницы. Её слова, как тихий летний ручеёк, падали где-то в отголосках его разума - сейчас в этом не было необходимости. Знала ли она его жажду? Не могла не знать. При всём его неуважении, в палачах мало кто становится офицером без понимания самых базовых принципов. Могла ли она это применить против него? Несомненно, и оба это знали. Тем меньше он вслушивался в слова о Жнеце. Бог Смерти давно забыл о нём, а она не из тех, кто любит напоминать божественным сущностям о внезапных потерях. Не говоря уже о том, что в пустыне будет предостаточно желающих, что, в том числе, могут воплотить свои задумки в реальности. Реальности...

Так ли сильно она отличалась от того забытья, в котором Лаеф оказался сразу после обращения? Чужие смерти, "родственный" клан, практически пустая устремлённость. Сейчас, если оценивать всё трезвым (насколько это применимо к вампиру, конечно) взглядом, перемен вроде и не наблюдалось. Вроде. Кроме этого прозвища, которое раз за разом возвращало к тем событиям. Шваль!? - Практически с гортанным рычанием выпалил Кровожад, и, сосредоточившись на самом себе, устроил выброс огня. Чистый эфир пламени был всё ещё чужероден, хотя злоба и ярость, что питала клыкастого, отзывалась и на этой стихии, благодаря чему даже с столь скромной, для мистика, врождённой одарённостью "бесхвост" кой-чего да умел делать. Например, вот такие фокусы. Правда всполох пламени её даже не опалит - слишком большая площадь, слишком слабый выброс. По сравнению с её возможностями и вовсе глупость, но лучше выдрессировать её сейчас, чем всякий раз срываться из-за подобного. Хотя не поможет, и он будет срываться. Чем, впрочем, даже доволен. Забавно? Забавно.

- Из этой вечности можно будет выделить некоторое время для упражнений в красноречии. Мне необходимо размять, хотя бы, язык, а тебе научиться им rrrrаботать пrавильно, - последовала уже знакомая улыбочка, на грани "придушу прямо здесь" и "сделаю это чуть позже", после чего мистик взял одни клещи себе в руку. Задумчиво оценив материал своим взором, он неспешно стал подготавливать известное им заклинание кровавого копья. Просто для того, чтобы избавиться от ненавистного символа, а также... - имена? Не думал, что драуф "Кукловод" столь щепетильна в этом незначительном деле, - материал, не выдержав и мгновения после вложения в него удержанного заклинания, банально развалился на куски, истекая в ладони мистика кроваво-металлической жижей, - хотя в плане изделий у неё вкус получше, - "смилостивился" вампир, после чего, как бы отбрасывая шутки и прочую ерунду в сторону (в том числе, и разрушенные клещи), уточнил, - ты больше меня прожила на востоке. Что из себя представляет Лига, кроме известного "золото песка там блекнет на фоне богатств"? - Лаеф остановился у стола, ленивыми движениями разбирая наваленную там кучу "игрушек". Пусть это было и не очевидно, в глазах всё же промелькнула и заинтересованность. Всё же свои "опыты" он проводил, в том числе, и такими изделиями.

13

Лисица присвистнула и, устроившись на стуле, наблюдала за действиями вампира. Тому, как и всегда, только дай что-нибудь в руки – сразу же сломает, расплавит и вообще. «Будет ли от него какой толк с такой-то тягой к разрушению?.. Только при полном контроле» Палачи озлобили её «супруга» на славу, она почти гордилась Агле’Каром и остальными, выплавившие из прежнего Лаефа, которого она ещё помнила… подобие истинного Ануид. Не одним безумием знамениты, не одной жестокостью – хотя и ими тоже, ещё как; но ведь это далеко не всё, чем дети ночи могли похвалиться перед пресловутыми Бернэ или выскочками Шамон. А так, из пыточной вышел сломанный-переломанный лис. Может, даже сломленный, как знать. У вампирши всё ещё не было способов залезть в чужую голову так, чтобы жертва осталась жива и продолжала думать. Членораздельно, ясно и так, чтобы Неро понимала.
– Языком ты rrrаботаешь намного хуже, чем я, пrrrизнай уж, – очищая засохшую на кинжале кровь, рассеянно огрызнулась хвостатая. – Так вот...
Замечание про имя было проигнорировано: не настолько же он глуп, чтобы не понимать, что вифрэйку Неро никто не знает в лигийских кварталах знахарей и алхимиков? Впрочем, если выпустить лиса в открытое плавание без всякой подготовки, об этом и многом другом не то что станет известно – затрубят так, что пустынные кланы во всеоружии будут встречать их прямо у границы сектора. В лучшем случае, на выходе из города их дружески обнимут за плечи и уведут в жар пустыни.
– Там живут люди с очень вкусной кrовью… если тебя интеrесует вкус в пrинципе, rазумеется, – задумчиво сказала лиса, почёсывая свой хвост. Некоторые реплики могли трактоваться как колкости, но сейчас Теххи и не думала как-то задеть вампира – припоминала, что интересного и важного могла поведать, чтобы не завалить их задание в самом начале. Умирать от чужой глупости обиднее всего. – Лига никогда не спит и никогда не откажется от денег – в любое вrемя суток можно найти еду по вкусу. Легче скупать невольников из тех, что местные – должники. Но это к тому, что нам пrедстоит сделать, тоже мало относится… Всё пrосто: любая услуга за твои золотые. Это всё, что тебе стоит знать.
Девушка поднялась с места и отобрала из рук Лаефа очередную железяку.
– Если собrался испоrтить все мои игrушки, самое вrемя остановиться – они ещё пrигодятся, – кивнула вампиру на освободившийся стул; в голосе прозвучали стальные нотки: – Сядь. 
Обойдя стул, Теххи собиралась положить руки на плечи лиса, чтобы он откинулся назад. Обманчивый жест из серии «расслабься, будет не больно». Улыбка у лисы в этот момент была что надо, клыкастая такая.
– У моих знакомых в Лиге есть связи: в основном поставки алхимических rеагентов… rазной степени rедкости и законности. Напrимер, кrовь ангела… Когда я помогала им её добыть, меня свели с rаботорговцами. У них были почти чистокrовные ангелочки, наги, и кажется я видела даже дrоу – словом, диковинки, добыть такое не всякий лигиец способен. И уж точно не о всяком лигийце ходят слухи о тоrговле кrrrовью. Это может быть и клевета, злых языков там хватает. Но как знать?.. Вrоде как цедят с невольников, но не досуха, оставляют живыми, – на лице лисы появилось подобие презрения. – Думаю, нам следует к ним наведаться и поговоrить. Ты улыбнёшься и наточишь коготки, а я натяну твой поводок, чтобы не обоrвал эту ниточку ненаrоком, – погладив вампира по голове, одним движением Теххи полоснула ему шею и замерла, следя за ширящейся багровой струйкой. «Нацепить поводок сейчас или… время терпит?» 

14

Признавать недостаток Лаеф не спешил – хотя бы потому, что не считал умение красиво и внушительно говорить сколь либо стоящим достоинством. Палачи выбивают знания и информацию из любой жертвы, будь она сто раз молчаливая и даже глухая, а разведчики, пусть и выступают в качестве гласа Лорда, обычно рисуют перед внеклановыми вампирами простую картину: либо ты жив и в Ануид, либо второго разговора уже не свершится. Тут, скорее, необходимо умение грамотно обрисовать картину грядущих проблем, что у охотника получалось вполне себе сносно.

- Вкусная кровь? Мхех, – отвлекаясь от собственных мыслей, негромко фыркнул вампир. Кто о чём, а его «супруга» о своих восточниках. Впрочем, если среди них действительно найдутся те редкие агаты от мира магии, которых привлекает блеск золота, мистик вполне мог удовлетворить и собственные эстетические потребности. Что, конечно, вряд ли, весь количество в любом случае превалировало над качеством, сколь бы вкусным тот живой не был, - всё ради золота… И как легко мы купим, столь же быстро нас продадут. Опасное место, – Лаеф недовольно оскалился, но не на предложение сесть и связанный с этим отказ от уничтожения орудия пыток, а от осознания глубины проблем возложенной миссии. Он умел прятаться в лесах, недурно водил за нос своих жертв по болотам, чтобы в укромном уголке устроить очередное пиршество, как благодарность дару крови. Но чтобы наживаться на этом? Всё имущество сейчас было на нём, а он сам принадлежал клану. Сложно сказать, смогут ли они воспользоваться «уникальным» колдовством монет, учитывая удалённость этого района от кладовых клана.

- Мфервзость, - однозначно объявил Лаеф, только по нарушенной речи осознавая наличие у себя перерезанной глотки. Вот был бы там кинжал с серебряной режущей кромкой… Кхм, неважно. Само слово, естественно, относилось к «цежению» крови и последующей попытке на ней нажиться. Было в этом что-то слишком бессмысленное, слишком…человеческое. Люди и прочие живые для них, детей ночи, тоже были пищей и источников питательной крови, и некоторые вампиры позволяли себе оставлять пленников, которых, мало-помалу, подкармливали и даже лечили. Для Лаефа это было сродни извращению, больным изворотом фантазии. Кровь, лишённая оболочки или добытая от скованной жертвы, пустая кровь. В ней нет отзвука чувственности, нет пламени эмоции, которая захлёстывает тебя из ещё бьющейся добычи. Это было сложно объяснить или отыскать в ком-либо… Впрочем, вампир этим и не занимался. Клан есть клан, даже если в нём столь мало единомышленников, - ефо! Кафие там дома, фители, федают ли они о наш. И о кафой пефати говорил твой наставник, – ушки встопорщились. Прямо как тогда, при жизни, когда Лаеф натыкался на явный магический след, очередное открытие мистической грани. Сейчас, что-то ему подсказывало, речь шла не о обычном договоре между лордом и рядовым вампиром – Неро для этого была слишком слаба – а, скорее, о чём-то связанном с ремеслом палачей. Поводок? Как для бешеного пса? Это было унизительно. Но с другой стороны, он сам, порой, не может сказать себе «стоп», даже оказываясь на краю гибели. Возможно, если с этой удавкой сохранится свобода мысли, то… Но стоило узнать об этом больше.

15

Лисица с улыбкой постукивала коготками по плечам вампира, вслушиваясь в слегка изменившийся говор новоприобретённого «супруга». «Может, оставить его таким насовсем? Глядишь, и моё р-рычание на фоне шепелявого Кровоглота померкнет», – Теххи мало трогали насмешки над её r, ведь, как правило, это находят или очаровательной изюминкой, или не замечают вовсе. Вопрос был в том, как себя подашь; но с Лаефом всё было совсе-ем иначе, придирки и лёгкие насмешки как были при жизни, так и продолжились в посмертии. И если тогда перспектива получить подзатыльник была вполне себе угр-рожающей, то сейчас… сейчас он только обрадуется, ощутив, скажем, холод посеребрённого металла. А такого удовольствия Теххи ему доставить не хотела.
– Rазговор о домах, людях и местных кланах будет долгий – я покажу-rасскажу всё на месте, будет наглядно. Может, устrоим небольшую охоту.. Только чтобы пrиобщить тебя к по-настоящему пrяной крови. Если помнишь вкус мангостинового ваrенья, то можешь пrедставить какова кrовь лигийцев на вкус. У шедимцев – чуть остrrrее, – вампирша сглотнула. – Кхм. Пrо местных вампиrов знаю не больше, чем можно было найти в хrониках, отrытых в аrхивах Ануид… но это лучше, чем ничего, – лиса вздрогнула, и когти рефлекторно сомкнулись на плечах вампира, глубоко впиваясь. Воспоминания о том, в каком состоянии она застала архивы и библиотеку клана, до сих пор могли бы сниться ей в кошмарах, нуждайся Теххи во сне. Хлам, полусгнившие трактаты, разорванные и погрызенные тома – конечно, знания никогда не были сильной стороной их рода. В цене была информативность, а её обеспечивали пыточных дел мастера и разведка, а не вековые томики предшественников. Отчасти Теххи и ещё пара вампиров это исправили, но работы в некоторых частях архива было, в прямом смысле, на целую вечность вперёд.
– Печать, клеймо, отметка – безобидная штучка. Можешь считать её чем-то вrоде медальона Зrrrячего – любой вампиr Ануид поймёт, что ты мой, – хмыкнула Теххи, рассеянно показывая хвостом и оставляя несколько надрезов на собственном запястье. – В какой-то момент ты не сможешь мне сказать «нет» и сделаешь всё, как я хочу. Это пеrестраховка на случай, если излишне… увлечёшься охотой, напrимеr. В остальное вrемя будешь свободен и волен поступать, как считаешь нужным. Боюсь, на Востоке мой статус в клане потеrяет всякое значение, мы оба стали изгнанниками, – раздался едва слышный скрежет зубов. Гордость Теххи агонизировала.
– По плетению навеrняка догадаешься, какое заклинание Кrови было использовано в основе – не зrя же называл меня «дrауф Кукловод». Выбиrай место, куда ставить печать, и закончим с этой пrоцедуrой, – закончив с пояснениями, лиса недвусмысленно попросила её не отвлекать и сосредоточилась.

16

Лаеф прикрыл глаза, вслушиваясь в тембр её голоса. Достаточно странно было слышать о том, что время стало бы играть столь значительную роль, что «долгий» рассказ был не к месту. Бессмертный мертвец уже и думать забыл о том, что надо куда-то спешить или торопиться (если дело, конечно, не касается чьего-либо убийства либо столь же приятных и необходимых вещей). А уж речи о том, что «разобраться на месте» были и вовсе невероятны. Словно бы их роли в послесмертии поменялись полностью, ведь раньше именно за ним замечали некоторую поспешность и неосведомлённость о событии до непосредственного участия, тогда как она, выжидая, исследовала всё издали. Это было забавно. С одной стороны. С другой – подобные вещи можно и нужно было использовать. Всё же им не цветы идиллически выращивать придётся, а устроить резню давно забытого клана практически на краю света. В этом случае, она получает свои гарантии, но и Лаеф не собирался отказываться от возможности получить новые возможности

- Сейфас, - требовательно рыкнул солдат, после чего щедрым движением опалил свою шею, прижигая место разреза, - твоих умений будет достаточно для того, чтобы заниматься делом и рассказом одновременно. Что таят ветхие книги? Не поверю, что лишь озвученные тобой прописные истины, – впрочем, не менее интересны были и особенности работы печати, так что вампир, не медля зазря, стянул с себя броню, крест-накрест рассекая у себя грудь напротив сердца. Ухмылка, - как и бывший медальон, понесу это здесь, – после чего можно было спокойно предаваться наблюдениям за тем, что есть и как действует этот мифический поводок. Только поможет ли он там, в песках, где непривычная к насилию Ануид общность может оказаться весьма податливой перед грубой силой? Сложно поверить в то, что Кукловод откажет себе в удовольствии воспользоваться удавкой, а не принять решение по итогам обсуждения. Впрочем… Если это не помешает его охоте, то можно принять сей «дар». Рука скользнула в карман снятой одежды, крепко обхватывая расплавленный символ Зрячих. Привычная, ноющая боль от серебра дополнялась некоторым ожидающим нетерпением – впервые за столько-то лет.

В некотором смысле – о котором она не узнает, если не попытается считать память его крови, что Лорды были способны сделать – вампир ощущал и удовлетворение спокойствия. Годы, слившись в один багровый сгусток застывшей крови, всё же отзывались не только потерями, но и приобретенным развитием. Тайны и вольности в их изучении требовали незначительную, но весьма важную деталь – необходимо было оставаться в живых достаточно долго, чтобы их раскрыть. Вампир знал, что сам себе он никогда не скажет «стой». Обретение «внешней совести» было выгодно. Насколько вообще можно считать выгодным обмен свободы на веру в чужие решения. Правда, веру ли? Мистический взор многое откроет опытному боевому магу, благодаря чему, после определённого «взросления», можно будет и отказаться от поводка. Но говорить об этом пока рано…

17

– Какой ты беспокойный, совсем в rазведке rасслабился – Ахrи на тебя нет! – проворчала вполголоса Теххи, с недовольством проведя пальцем по покрывшейся корочкой ране на шее. Будь он жив, после такого прижигания корчился бы от боли… Ностальгически мурлыкнула: пару лет назад она изучала воздействие на органы термических ожогов от огня и пара, звон в ушах от воплей в подвалах Ануид стоял знатный. А уж когда в ход пошли алхимические составы!.. Мм-м.
Значит, решил носить клеймо с гордостью, там же, где медальон. Смысл жеста ей понравился; когда печатка Зрячей начала жечься, а серебро стало злейшим врагом, новообращённая, напротив, сразу же избавилась от метки. Постаралась затереть прошлое и запрятать его в дальний угол памяти – новая не-жизнь и старая Теххи едва ли могли подружиться. А Неро из цеха палачей не любила ненужную боль, если не причиняла её кому-то сама.
Присев на колено вампира, Теххи оценивающе уставилась на рану. «Хор-рошо» Кровь вампиров смешалась; лиса положила на кровотечение ладонь и надавила, пропуская сквозь пальцы алые ручейки. Улыбнулась.
– Хотя сеrдце его пr~rинадлежало ей, все остальные части тела достались палачам Ануид… – в задумчивости обронила Теххи и, опустив взгляд, забормотала магические слова. Их было совсем немного. Начало плетения чар положено, и теперь, не прерывая концентрации, лиса продолжила диалог. Под пальцами связывались невидимые нити, создавались узелки, постепенно образуя знакомый узор на леденящей коже вампира. Нужные фразы были брошены, теперь всё, что требовалось от лисы, это контролировать процесс, отточенный почти до автоматизма… жаль, что все результаты её труда покоились в сырой земле вот уже год – для вампира срок ничтожный, так, мгновение вечности. Но разбрасываться временем Теххи только училась.
Что он там от неё хотел? Рассказов, сказок, слухов? Великих тайн, начертанных на полусгнившей бумаге? Тихо тхихикнув, взмахнула хвостом и вперилась алым взглядом в мордаху Лаефа: 
– А не хочу rассказывать тайны и секrеты ветхих книг. Чем ты заслужил великое знание? Иди и rазузнай всё сам. А я… не хочу. Не буду. Заставь, – невинно улыбнулась, прижав лисьи ухи к голове и оценивающе склонив её. И тут же невозмутимо уткнулась в сотворение печати, позволяя повиснуть тягостному молчанию. В способностях вампира она откровенно сомневалась, да и едва ли у него хватит наглости настолько сильно прерывать её концентрацию. Он ведь не настолько безумен, правда?

18

Если бы кто и мог упокоить Лаефа, то это точно Ахри. Правда, до спокойствия при упоминании её имени было крайне далеко - хотя бы потому, что она сама уже была давно мертва. Этот первый порыв, практически слепая надежда, сгорел в одно мгновение, когда едва очнувшийся от безумия вифрэй смог связаться с Каталией (правда пришлось, для этого, убить одного из бывших союзников Ордена, и воспользоваться его библиотекой). Ответ был ожидаемым, но вместе с этим тонкая ниточка, что могла бы вернуть вампира к жизни, была утрачена безвозвратно. Что-то говорили что про её дочь, что она ничем не отличается от матери и столь же способная девочка... Но это глупости. Сила Ахри была не в умении и не в опыте - сила дремала в ней самой, в её духе и её поведении. Сила, которую она передала ему, а Ануид извратили по собственному желанию и для собственной необходимости.

Ладонь выстрелила как змея из засады, привычной хваткой вцепляясь вампирке в горло на пару с сопутствующим кровавым ударом. Бесполезно, у них дыхания нет, но сейчас клыкастому было совершенно безразлично - злости в нём плескалось на шестерых, особенно когда напоминают о столь далеко ушедших днях... Особенно, когда это делает она. Она умерла для него давно, и эту оплошность было легко исправить. Или же... Раздалось утробное рычание, и когти перчатки встали ровно напротив её глаз.

- Если хочешь оставить меня "слепым", можешь сама лишиться зрения, - после чего хватка бессильно опала, вновь открывая грудь для её специфического творчества, - и это будет не последнее, чего ты лишишься... Кукловод, - последовал оскал. Скорее с долей ненависти, чем просто негодующий или даже воодушевленный. Коготь оторвался от добычи, и был опущен вниз. Вспышка, как началась, так и закончилась. Лишь немного подождать...

Всё же это было показательно - она сама просто не знала, о чём говорить, а значит слова о том, что ей ничего не говорили, не было уловкой. Стало быть, она попала в серьёзную немилость относительно Лорда, и её возможности и правда мало чем отличались от обычного солдата. В этом случае, в определённой ситуации, можно и нужно было использовать для собственного блага. А кроме того... Кроме того, показателен сам факт ссылки. Если разменять рядового было нормально, драуфа разведки - затратно, то палачей, как правило, не просто так держали в удалении от боёв, предоставляя им ослабленных жертв. Вариантов из этого следовала два - либо проблема поиска пустынных была на столько ответственной, либо численность в последнее время слишком возросла. За вторым разведчик следил, так что отмёл в сторону. Первое? И воплотить это как наказание? Нет, не наказание. Искупление. Её верность клану не была под вопросом, вызывали сомнения лишь методы. Вопрос в том, понимает ли она сама это. Впрочем, Лаеф всё равно не собирался открывать своих мыслей, напряженно вырисовывая узоры лезвием на своём бедре.

19

Хвостатая злорадно расхохоталась и захлопала в ладоши, приостановив плетение, но всё ещё держа заклинания на поводке, не позволяя развеяться. Утробный хохот резко сменился на лихорадочный кашель с кровью, словно мёртвой лисе не хватало воздуха… разумом она понимала, что это был лишь безусловный рефлекс, оставшийся с ней после смерти – и никак его из себя не вытравить. Но на какой-то миг хвост Теххи нервно дёрнулся, а в самодовольном взгляде мелькнул страх: своя реакция ли, безумие Лаефа ли, но что-то вывело её из равновесия.
И всё же, всё же!
Она была довольна. Следующая улыбка, пусть и кривоватая, была торжествующей. «Какая досада, что в этой пустой черепной коробке находится место для мертвецов», – попытка задеть, проделанная почти вслепую, оказалась на редкость удачной! Одна из слабостей, сокрытая и малоизвестная, снова обнажилась – и теперь будет не скоро забыта, память у Теххи была хорошая.
– Awww, как мило! Ты пытался меня убить!.. Ещё попытку? – в интонации, немного сбивчивой, мелькнул неприкрытый восторг.
«Это можно использовать…»
– Ла-аеф, не будь так наивен. Ты не можешь лишить меня того, чего нет ~ А то, что есть – нужно ли? – прокашлявшись и вернув в голос лёгкую насмешку, лисица подводила ритуал к концу, метка была видна всё четче и чётче с каждым мгновением. Теххи не наказала его за эту вспышку ярости, она сделает это потом… немного позже. Когда он меньше всего будет этого ожидать.
Оставила ли Ахри кого-нибудь после себя? Дети, внуки, уже правнуки? И найдётся ли среди них лисичка, похожая на воительницу как две капли воды?.. Негромкий смешок, больше себе под нос, и ненавязчивое переплетение Памяти крови – пока могла, Теххи удовлетворяла своё любопытство. И пусть, пригубив кровь существа, узнаёшь о ней много больше, вампирша брезговала – стылая кровь была ещё более мерзкой, чем животная. Облизнув губы, на которых таяла кровавая корка, она лишний раз убедилась с этом.
– Как ощущения? ~ Будь любезен, напrавляй свою яrrrость на что угодно, кrоме меня. А печать не позволит тебе забыть об этом маленьком у-ка-за-ни-и, – устало откинув прядь волос со лба, Теххи поднялась с места, оставив завершающий штрих в качестве Влияния Лорда Крови.

Лаеф, получено: Печать покорности.
http://s5.uploads.ru/vKhy3.jpg

Отредактировано Теххи (2019-02-19 19:12:20)

20

Вслед за первым ударом был заготовлен и второй - но он уже не потребовался. Её тело было слишком слабо для таких воздействий, и бой в закрытом пространстве с павшим офицером грозился закончиться быстрее, чем Лаеф успел бы упиться битвой. На этом фоне новые попытки уколоть выглядели совсем уж блекло, а заметный всплеск бордового эфира в ауре, настолько напоминающий магию высоких порядков, и вовсе отозвался ухмылкой. Пока не прозвучали столь известные слова, после которых, - да, госпожа, - вырвались не столько насмешкой, сколько... согласием? Принятием и готовностью исполнять. В подобном угадывалось нечто большее, чем поводок, но всё же это было магией. Как только ощущение отступило, мистик мысленно и физически постарался сосредоточиться на ощущениях собственной ауры, и вместе с этим вновь направил против неё заклинание. Направил бы, если бы не существовала столь настоятельная просьба

- Значит, ты можешь отдавать приказы только устно? Я даже немного rазачаrован, - с толикой искреннего недовольства ответил вифрэй. Он знал, что магия крови, в некотором смысле, могла дублировать магию разума, и некоторые воздействия багрового эфира удивительным образом воздействовали или, наоборот, не могли никак повлять на вампиров. Говорило ли это о том, что какой-то потенциал к родству этих двух школ существует, а значит те слухи, которые витали вокруг Неро, могли иметь под собой реальную основу для грядущим поисков. С другой стороны...

Оружейник понимал, что у него есть все шансы этому противодействовать. Степень и характер владения своей кровью у него на порядок превосходят чьё-либо вмешательство, а дальше, стоило лишь стать сильнее, этот разрыв увеличиться. Конечно, сейчас рано думать о подобном, но с плетением в памяти и печатью на груди исследовать этот вопрос было куда проще. Возможно, насмешки ради, мистик бы завёл собственных "кукол", если бы не грядущее испытание. К слову о нём.

- Что ж, коль печать столь жалкая, то готов выслушать дальнейшие указания уже сейчас, после чего можем выдвигаться...госпожа, - перчатки были сняты, чтобы не мешать процессу надевая брони. Кроме неё, требовалось бы ещё обновить штаны... Но так как достойных трупов рядом не предвиделось, Лаеф был готов довольствоваться чем имеет, благо его нынешняя хозяйка вполне себе владела силами пустоты, и могла напрямую закинуть их отряд непосредственно в поле. Или, если учесть характер местности, в пустыню и пески. Пожалуй, на фоне потухшей в сторону Неро злости это было лучшим вариантом закончить этот безумный день.

21

На все колкости вампира лисица лишь удовлетворённо взмахивала хвостом, отпуская умильные взгляды в сторону скрывшейся под бронёй печати. Новое творение воистину удалось: штрихи ровные, чёткие, плетение наложено именно так, как она хотела, несмотря на все, кхм, отвлекающие факторы. Кроме того, она узнала воистину интересные детали о её спутнике…
Алый взгляд подёрнулся задумчивой дымкой. «Стремишься сохранить не-жизнь и вместе с тем совсем не боишься её потерять – так ведь? Противоречия на противоречии – вот уж верно, от вифрэя остался лишь хвост, и тот обвисший. И как это похоже на людские метания между желаемым и действительным!», – Теххи хмыкнула. Будет интересно. С ним. В Лиге. В Нуаре. Опять вдвоём. И пусть тот Лаеф, который спасал её и был спасаем на Каталии много раз, уже давно мёртв – этот спутник тоже был неплох. Покорный, на коротком поводке; с несколько длинным, чем необходимо, языком, но это де-та-ли, причём не самые важные. Пусть добавит остринки и разбавит скуку. В конце концов, кто-то ведь хотел тренироваться в красноречии?
– Мы пойдём по следу rаботоrговцев и моих милых дrузей-алхимиков. Указание пrостое – сияй клыкастой улыбкой, сей угrrrозу и запугивай особо впечатлительных людишек, на котоrых я укажу. Можешь их потом съесть, они оч-чень вкусные! – мимолётно облизнувшись, Теххи неторопливо обошла комнату по периметру.
«Подходящую одежду раздобуду на месте, понадобится лишь… книга!», – окинув завалы фолиантов, лиса углубилась в раскопки и вскоре прижимала к груди сборник координат отца. Она ещё не успела обследовать его целиком, так что кто знает, какие увлекательные места успел повидать Зелёных Рух в молодости. Пара шагов, и Теххи нырнула под письменный стол, виляя хвостом и негромко сквернословя – оттуда, в свою очередь, были выужены баночки-скляночки, которые тут же оказались прикреплены к поясу. Взрывные скляночки, стоит помнить.
– Но пеrед этим я хочу показать тебе ночную Лигу и пеrекусить. Без выrезания деrевень и хrиплых воплей. Это будет тихая охота, Бесхвостый, – предупредила лисица, с удовлетворением убедившись, что хоть с её просьбой, хоть без неё, носитель печати не в состоянии причинить ей вред. Приятно.
– А после узнаем, как местные вампиrы ходят под солнцем.
Створки Портала распахнулись перед хвостатыми.

Отредактировано Теххи (2019-02-19 21:05:51)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №5: 9 января 17087. Мистерийская империя, особняк Ануид – Теххи, Лаеф


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно